WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Толстикова Любовь Владимировна

Когнитивно-прагматический и лингвокультурологический аспекты функционирования русизмов в англоязычном и англицизмов в русскоязычном газетных дискурсах

10.02.19 – Теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Майкоп – 2012

Работа выполнена на кафедре общего и славяно-русского языкознания

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный руководитель:

Лучинская Елена Николаевна,

доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Гурьева Зинаида Ивановна,

доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» / зав. кафедрой английского языка в профессиональной сфере, доцент

Базалина Елена Николаевна,

кандидат филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Майкопский  государственный технологический университет» / кафедра иностранных языков, доцент

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»

Защита состоится «28» мая 2012 года в 14.30 на заседании специализированного диссертационного совета К 212.001.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г.Майкоп, ул. Пионерская, 260.

Текст автореферата опубликован на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) http://www.vak2.ed.gov.ru/ и на сайте Адыгейского государственного университета www.adygnet.ru «27» апреля 2012 г.

Автореферат разослан «27» апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета        З.Р.Хачмафова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена исследованию когнитивно-прагматического аспекта функционирования русизмов в англоязычном и англицизмов в русскоязычном газетных дискурсах 2010-2011 годов.

Рассмотрение лексико-семантических и лингвокультурологических особенностей русизмов и англицизмов в газетных текстах позволило систематизировать их прагматические особенности, определить способы реализации их воздействующего потенциала и способы передачи ими когнитивно-значимой информации, выявить оценочный потенциал русизмов и англицизмов, определить характер восприятия русскоязычным и англоязычным лингвокультурными сообществами когнитивно-значимой информации, выраженной русизмами и англицизмами.

В работе использовались основные достижения в области когнитивной лингвистики (Н.Д. Арутюнова 1999, М.М. Бахтин 2000, Г.И. Богин 1989, Т.А. Ван Дейк 1989, А.Вежбицкая 2001, В.И. Карасик 2004, Z.S. Harris 1952, P. Seriot 1985, M. Stubbs 1983) и прагматики газетного дискурса (А.Н. Васильева 1982, Т.И. Вендина 1998, Г.О. Винокур 1923, М.Н. Володина 2003, Т.Г. Добросклонская 2008, С.Г. Ильясова 2002, В.Г. Костомаров 1999, И.А. Нефляшева 1998, Г.Г. Почепцов 2000, С.И. Сметанина 2002, Г.Я. Солганик 1981, А.П. Чудинов 2003, A. Bell 1991) в целях исследования когнитивного и прагматического потенциала русизмов и англицизмов в текстах газет.

Актуальность когнитивно-прагматического исследования русизмов и англицизмов в обозначенном дискурсе обусловлена следующими причинами:

  • важностью газетного дискурса как объекта социолингвистики и прагматики языка, а также как сферы особого интереса для философов, психологов и социологов;
  • перспективностью исследования газетного дискурса для теории когнитивной прагмалингвистики;
  • необходимостью углубленного исследования воздействующего потенциала русизмов в англоязычном и англицизмов в русскоязычном газетных дискурсах;
  • востребованностью в сфере медиалингвистики результатов изучения коммуникативного воздействия посредством русизмов и англицизмов;
  • эффективностью использования когнитивного подхода в изучении сложных процессов в газетном дискурсе, связанных с использованием языка для передачи и обработки информации, для организации современного знания и построения представлений об окружающем мире.

Объектом исследования выступают русизмы и англицизмы, функционирующие соответственно в когнитивном пространстве англоязычного и русскоязычного газетных дискурсов. 

Предметом исследования являются функциональные особенности русизмов и англицизмов, обусловленные когнитивными и прагматическими характеристиками газетного дискурса.

Материалом исследования послужили англицизмы и русизмы, извлеченные из газет, издаваемых в Великобритании, США и России, периода 2010 – 2011гг. (Аргументы и Факты (АиФ), Комсомольская Правда (КП), Российская газета (РГ), Новая газета (НГ), Огонек (2008 г.), The Guardian, The Daily Telegraph, The Independent, International Herald Tribune, National Post, The Washington Times, The Observer, The Wall Street Journal и др.). Для анализа использовались данные имеющихся толковых, энциклопедических, специальных культурологических изданий. Всего было отобрано и проанализировано 287 русизмов и 570 англицизмов, представленных в 1334 источниках микротекста (количество русскоязычных и англоязычных источников примерно одинаковое).

Основная цель работы состоит в изучении и описании когнитивно-прагматических особенностей функционирования англицизмов и русизмов в русскоязычном и англоязычном газетных дискурсах соответственно.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

  • определить специфические для газетного дискурса функции и способы заимствования русизмов и англицизмов;
  • рассмотреть морфологические и семантические особенности русизмов и англицизмов в газетном дискурсе;
  • проанализировать функциональные особенности русизмов и англицизмов, обусловленные когнитивными и прагматическими характеристиками газетного дискурса;
  • установить способы передачи когнитивно-значимой информации русизмами и англицизмами в газетном дискурсе;
  • выявить манипулятивный потенциал русизмов и англицизмов в англоязычном и русскоязычном газетных дискурсах.

Методологической основой настоящей диссертации послужили основные положения теории языковых изменений в современном русскоязычном и англоязычном газетном дискурсе (В.И. Заботкина 1991, Е.А. Земская 2000, Е.В. Какорина 2008, И.А. Нефляшева 1998, Г.И. Пядусова 1971, E. Haugen 1950 и др).

Применяемые в работе методы исследования обусловлены многоаспектным характером подхода к проблеме. Это методы анализа и синтеза, сравнительно-сопоставительный метод, интерпретационный метод, метод контент-анализа.

В целях целостного описания газетного дискурса мы учли различные подходы. Лингвостилистический подход позволил выявить употребление русизмов и англицизмов как языковых средств и стилистических приемов газетного дискурса. Когнитивно-семантический подход позволил выявить способы передачи русизмами и англицизмами когнитивно-значимой информации при образовании концептов и стереотипов англоязычного и русскоязычного газетных дискурсов.

Научная новизна диссертации определяется тем, что впервые предпринято комплексное когнитивно-прагматическое и функционально-семантическое исследование англицизмов и русизмов в пространстве современного газетного дискурса. В работе выявлены функциональные особенности англицизмов и русизмов, отражающие специфику современного газетного дискурса. Детально охарактеризованы способы передачи указанными заимствованиями когнитивно-значимой информации в газетном дискурсе.

Теоретическая значимость диссертации определяется актуальностью и новизной. Проведенное исследование развивает теоретические положения относительно прагматики иноязычного слова в русле когнитивной лингвистики, концептуальной лингвистики, лингвокультурологии, теории дискурса. Идеи и выводы настоящей работы имеют ценность для описания и систематизации языковых средств газетного дискурса. Материалы диссертации могут быть использованы в дальнейших теоретических исследованиях по интерпретации текста, в частности, связанных с языковой игрой; при изучении способов манипуляции языковым сознанием (PR технологии) в медийном дискурсе; в лингвокультурологии при сравнительном анализе англоязычной  и русскоязычной информационных картин мира, при изучении способов восприятия и передачи когнитивно-значимой информации.

Практическое значение работы состоит в возможности использования ее материалов и результатов исследования в вузовской практике: в преподавании теоретических курсов по общему языкознанию, а также в подготовке спецкурсов и спецсеминаров, посвященных когнитивной лингвистике, языковой картине мира, лингвокультурологии и концептуальным исследованиям, межкультурной коммуникации и теории перевода, в процессе чтения лекционных курсов по лексикологии и в практическом курсе английского языка, при разработке тематики курсовых и дипломных работ.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Активное использование русизмов в англоязычных и англицизмов в русскоязычных текстах газет демонстрирует стремление газетного дискурса манипулировать сознанием читателя и способствовать созданию определенной картины мира. Потребность русскоязычного и англоязычного газетных дискурсов в номинации и трансноминации предметов и понятий определяет способы словообразования и выбор заимствованных значений слова.
  2. Информативность газетного дискурса определяет участие русизмов и англицизмов в клише и штампах. Стремление газетного дискурса к экспрессии выражается в употреблении указанных заимствований в оппозиции «свое/чужое», языковой и словообразовательной игре, графических способах выражения экспрессии, в принципе антитезы, использовании идеологем, лозунгов, в качестве оценочной лексики.
  3. Русизмы и англицизмы, относимые к разряду ключевых слов, используются в различных уровнях культурологического контекста и вносят вклад в формирование основного и дополнительных признаков концепта, делая его культуро-специфичным. Наиболее частотным в современном газетном дискурсе является использование русизмов и англицизмов в концептах «Crisis/Кризис», «Власть/Power», «Страна/Country».
  4. Наиболее распространенными производящими основами для русизмов выступают имена собственные, воздействующие на сознание читателя. Манипулятивный потенциал русизмов и англицизмов выражается также в их способности участвовать в образовании стереотипов и образов. При участии русизмов и англицизмов стереотипы у членов обоих лингвокультурных сообществ (ЛКС) частично совпадают. В современном газетном дискурсе отмечается использование ряда заимствований-прецедентных феноменов в целях образного представления страны или политического лидера страны.
  5. Использование русизмов и англицизмов как прецедентных феноменов является важным приемом достижения целей коммуникативного воздействия в газетном дискурсе и способом передачи когнитивно-значимой информации. Актуализация прецедентными феноменами их свойств в рамках газетного дискурса осуществляется путем апелляции к семантической структуре прецедента. Для англоязычного газетного дискурса отмечается обилие русскоязычных прецедентов в денотативном значении. Большое количество в русскоязычном газетном дискурсе англоязычных прецедентов в коннотативном употреблении говорит о преобладании в этом дискурсе стратегии, связанной с использованием приемов языковой экспрессии.

Апробация работы. Основные положения диссертации были апробированы на международных, общероссийских и региональных научно-практических конференциях Адыгейского государственного университета (2009-2012 гг.), Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова (2009 г.), Краснодарского высшего военного авиационного училища летчиков (2009 г.), Кубанского государственного университета (2009 г.); результаты исследования ежегодно докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры общего и славяно-русского языкознания Кубанского государственного университета.

Содержание работы отражено в 9 публикациях, включая 2 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для опубликования результатов кандидатских диссертаций. 

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, 2 глав, Заключения, Библиографического списка, включающего 222 наименования. Общий объем диссертации – 235 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяются объект и предмет исследования; обосновывается актуальность темы исследования, ее научная новизна; формулируются цель и основные задачи; методологическая основа работы; положения, выносимые на защиту; обозначается теоретическая и практическая значимость диссертации; указываются методы и материал исследования; представлена апробация материалов; описывается структура работы.

В первой главе «Теоретические предпосылки изучения газетного дискурса как поля функционирования русизмов и англицизмов» русизмы и англицизмы рассматриваются с точки зрения когнитивного и прагматического аспектов анализа газетного дискурса (ГД). Анализируется теоретическая и методологическая база ряда современных гуманитарных наук и научных направлений (филологии, теории журналистики, семиотики, стилистики, социологии, политологии, когнитивной психологии) в сфере предмета нашего исследования.

Обзор научной литературы по данной проблематике показывает неуклонный рост интереса исследователей к проблемам языковых изменений, происходящих в области ГД. В исследовании ГД рассматривается с точки зрения его функционально-стилистических особенностей, важных для понимания употребления в нем русизмов и англицизмов. Вслед за С.И. Сметаниной, под ГД понимается полифункциональная структура, для которой характерными являются функция информирования, идеологическая функция, воздействующая функция, проявляющаяся в эмоциональном вовлечении адресата продукции СМИ в процесс выработки отношения к происходящему (Сметанина, 2002: 14).

Реализация каждой из отмеченных функций отражается в вовлечении русизмов и англицизмов как средств ГД в соответствующие виды деятельности. Познавательная деятельность в ГД обеспечивает реализацию функции информирования и определяет документальность текста. Как следствие, русизмы и англицизмы используются в ГД в терминологическом качестве. К полученной в процессе познания информации о мире добавляются содержательные компоненты, связанные с определением ценности полученных знаний. Этот вид деятельности – ценностно-осмысляющей – обеспечивает реализацию идеологической функции. Русизмы и англицизмы в ГД выступают в качестве эмоционально-оценочного комментария. Анализ словообразовательных и морфологических особенностей русизмов и англицизмов подтвердил, что изложение ГД все больше подвергается коррекции индивидуально-авторскими образными средствами.

Русизмы и англицизмы, обладающие мощным прагматическим и когнитивным потенциалом, становятся активными участниками таких способов манипуляции языковым сознанием в газете, как паблик рилейшнз (PR). Их функционально-семантические особенности в ГД следует рассматривать как специфику языка массовой коммуникации и как следствие влияния социокультурной ситуации между Россией и США, создаваемой в статье.

В качестве главной характерной особенности массовой информации и, соответственно, ГД мы выделяем интерсоциальность. В ГД данное явление проявляется в наличии русизмов и англицизмов других дискурсов – политического, спортивного, экономического и др., несущих информацию, отвечающую потребностям массового читателя.

В главе рассматриваются характерные особенности массовой информации, влияющие на подбор русизмов и англицизмов в газетной статье. При анализе практического материала обнаруживается главная функция коммуникации – достижение социальной общности при сохранении индивидуальности каждого ее элемента. Русизмы и англицизмы, с одной стороны, понятны каждому представителю ЛКС и воспринимаются как элемент общей системы языка. С другой стороны, социокультурная маркированность указанных заимствований способствует их использованию в качестве манипулятивных приемов в газетной коммуникации.

Сегодня восприятие человеком окружающего мира в большой степени зависит от того, каким представляют мир средства массовой информации. Анализ теоретических источников по проблемам взаимовлияния дискурса и культуры (Н.Д. Арутюнова 1990, В.А. Маслова 2001, С.И. Сметанина 2002 и др.) подтверждает важность когнитивного аспекта в изучении функциональных особенностей русизмов и англицизмов в ГД. ГД является источником когнитивных моделей, и в этом большая роль заимствований. 

Способами «упаковки» информации в понятие концепта являются ключевые слова, к которым в русскоязычном и англоязычном ГД мы относим русизмы и англицизмы. Обладая социально-культурной значимостью для отдельной языковой личности и для ЛКС в целом, они вносят вклад в формирование основного и дополнительных признаков концепта, делая его культуроспецифичным. При участии русизмов и англицизмов концепты культуры запечатлеваются в ментальном мире читателя. Таким образом, ГД выступает в качестве инструмента, по-своему координирующего социальное развитие человека-носителя данного языка.

Являясь средством для передачи и хранения культурно и социально значимой информации, заимствования одновременно представляют собой средство, с помощью которого формируются понятия, во многом определяющие сам способ человеческого мышления, процесс восприятия и воспроизведения действительности. Заимствования являются способом оценки и актом конкретного воздействия на получателя соответствующей информации, т.е. читателя.

В качестве поля функционирования русизмов и англицизмов был выбран концепт «Сrisis / Кризис», представляющий актуальный и часто обсуждаемый в современных газетах процесс мирового экономического спада и борьбы с его последствиями. Анализ концептосферы русскоязычного и англоязычного ГД на примере концепта «Сrisis / Кризис» показал, что дискурс англоязычной прессы более информативен. В нем используется большое количество терминов и специализированных понятий. В этом отношении русскоязычная пресса, не обладая таким количеством исконно русских терминов в силу особенностей языка, заимствует их из английского языка (инвестиции, реструктуризация, дефолт и т. д.). Русскоязычный ГД, в отличие от англоязычного, в качестве второстепенных признаков концепта привлекает реалии как собственного, так и англоязычного ЛКС. Русскоязычный и англоязычный ГД в качестве эмоционального компонента концепта используют англицизмы и русизмы в составе метафоры или как объект языковой игры. Анализ концепта «Сrisis / Кризис» показал, что в процессе образования концептов при участии англицизмов и русизмов у членов русскоязычного и англоязычного ЛКС складываются примерно одинаковые стереотипы.

Анализ институциональных характеристик ГД подтвердил культурную и социальную обусловленность всех языковых изменений, происходящих в нем, включая процесс заимствования. Рассмотрение когнитивных и прагматических характеристик ГД позволяет говорить о русизмах и англицизмах как о неотъемлемой части ГД. Русизмы и англицизмы в ГД как элементе массовой коммуникации не только выполняют информативную функцию, но и отражают социально-прагматическую позицию автора и издателя, служат средством получения знаний об окружающей действительности. Это обусловлено прагматическими характеристиками и когнитивной природой самого языка.

Вторая глава «Лексико-семантические и лингвокультурологические особенности русизмов и англицизмов в газетном дискурсе» посвящена исследованию когнитивного и прагматического потенциала русизмов и англицизмов, обусловленного общими языковыми процессами в современном ГД. Данные вопросы рассматриваются с точки зрения лингвокультурологии и когнитивной лингвистики, поэтому особое внимание уделяется изучению отражения картины мира (КМ) в языковых изменениях ГД.

Процесс заимствования является специфическим для ГД способом пополнения словарного состава языка, отражающим образ мышления современного массового читателя. Иноязычные заимствования представляют собой отражение КМ ЛКС, из языка которого они были заимствованы. Русизмами и англицизмами мы считаем лексику, полностью усвоенную английским и русским языком соответственно, что подразумевает наличие у данного слова закрепленного за ним лексического значения и его свободное использование в устной и письменной речи без наличия дефиниции.

Под русскоязычными заимствованиями (или «русизмами») мы понимаем непроизводные и/или производные слова 1) русского происхождения, сохранившие или утратившие почти полностью или частично формально-семантическую связь с соответствующими русскими словами вследствие адаптации, 2) слова нерусского происхождения, заимствованные русским языком (русский язык является языком-посредником), 3)  слова русского или нерусского происхождения, заимствованные английским языком через языки-посредники и воспринимаемые носителями языка как отечественная или иноязычная лексика.

Англоязычные заимствования (или «англицизмы») – это частично или полностью усвоенная русским языком англоязычная единица в пределах русского высказывания.

Значительная часть русизмов, вызванных потребностью в номинации новой вещи или понятия, заимствует весь компонент значения. Так, заимствование англицизма «топ-менеджер» обусловлено появлением новой для русской КМ капиталистической структуры предприятия: Они становятся топ-менеджерами в крупных компаниях (АиФ №4, 2010: 8).

Большая часть русизмов и англицизмов переходит в английский или русский язык в терминологическом значении и приобретает дополнительные стилистические или эмоциональные оттенки. Например, в отношении русскоязычного “'Soviet” англоязычный ГД усваивает только понятие, относящееся к Советскому Союзу: The next links in the chain are local soviets (The Economist, Oct. 20, 1990: 21). (Следующие звенья в цепи - местные Советы) (Пер. наш).

Выявлены изменения значения при различных способах интерференции. Отмечено, что поясняющий перевод не отражает специфики понятий национальной действительности и эмоционально не экспрессивен. Так в англоязычном ГД «Председатель Совета Министров» часто превращается в “Premier”, «совет» – в “council”и т.д.

В некоторых случаях отмечена замена терминов в целях стилистического и эмоционального эффекта, производимого аналогом: Выбрал адресата да отправил начальству электронную «маляву» (КП, 9 окт. 2010: 6).

Калькирование некоторых лексических единиц приводит к смысловой нечеткости. Например, калькирование русизма “communal flat” не позволяет осознать всю специфику русскоязычного понятия «коммунальная квартира»: His Khrushchevki enabled Russian families to move from cramped communal flats (telegraph.co.uk /sponsored). (Его хрущевки позволили российским семьям переехать из тесных коммунальных квартир) (Пер. наш).

Наиболее распространены среди русизмов и англицизмов фонетические заимствования, образованные по принципу прямого пофонемного копирования морфем: KGB, Duma, banya, plov, dacha, zek, siloviki; сайт, вирус, позитив, дресс-код.

К фонетическим заимствованиям мы относим варваризмы типа «ай’л би бэк», «гуд-бай», “Nyet”, “Xhod”, “Poyekali”, а также варваризмы без дефиниции в качестве определения к русскому слову (IT наступление, сигнал SOS, фильмы 3D, премия IQ).

Ряд русизмов обнаруживает  незакрепленность формы: русскоязычное «колхоз» иногда отражается в виде полного заимствования “kolkhoz”, а иногда как поясняющий перевод “collective farm”; «совхоз» как “sovkhoz” или “state farm”; «рубль» как “rouble” или “ruble”. Среди англицизмов обнаруживают незакрепленность формы VIP-персоны, вип-клиенты, VIP-зарплата, vip-зоны; call-центр, колл-центр и др.

Вторые по распространенности заимствования с частичной морфемной субституцией, или полукальки (слот-стол (от англ. slot-table); Muscovite (от рус. москвич), и заимствования с полной морфемной субституцией (Loanshifts), или кальки (collectivisation campaigns (от рус. «коллективизация»), утечка мозгов (от англ. “brain-drain”).

Характерной для русизмов и англицизмов ГД особенностью словообразования является преобладание имени над глаголом (скутерист, реструктурация, бонус, позитив). Русизмы и англицизмы, обозначающие коммуникативно-важные понятия, легко образуют производные. В связи с этим в ГД встречается большое количество обыгрываний, каламбуров, структурных модификаций с их участием: Но эти «толерасты» хотят, чтобы Россию знали не только как территорию (Огонек №46, 2008: 15).

Намеренно искаженная форма таких заимствований снижает социальную ценность обозначаемых объектов или выражает иронию: Население России уже 20 лет считает, что приватизация была «прихватизацией» (АиФ №31, 2010: 2).

Ассимиляция русизмов и англицизмов может быть настолько глубокой, что часто можно встретить их сокращенную или уменьшительно-ласкательную форму: Топ-менеджеров могут обязать раскрывать размер своих доходов. А прикинуть, сколько именно причитается отдельному «топу», можно, поделив на всех общую сумму (РГ №39, 2010: 1).

Многочисленную группу образуют русизмы и англицизмы, образующие дериваты от основы, представленной именем собственным: The fear is that Putinism is heading for stagnation (The Guardian, Oct. 28, 2010: 26). (Есть опасения в том, что путинизм ведет к застою) (Пер. наш).

В текстах ГД выделено большое количество англицизмов, происходящих от аббревиатур: А восьмого числа пришла еще одна эсэмэска (КП, 20 окт. 2010: 5).

Суффиксальный способ словообразования для русизмов включает распространенные суффиксы: -н- (артхаус-н-ый); -ск- (хакер-ск-ий); -ов- (демпинг-ов-ый); -ер (-ор) (блогг-р); -инг (скимм-инг), -мент- (истеблиш-мент). Суффиксальный способ менее характерен для английского языка.  Наиболее продуктивные английские суффиксы: -ism (Putin-ism), -ic (icon-ic), -n (glasnostia-n), -ite (Limonov-ite), -gy (Kremlinolo-gy), -ist (Kremlinolog-ist, Chek-ist).

Другие распространенные для русизмов и англицизмов способы:

1. Префиксальный способ: pro-Kremlin, de-Stalinisation, экс-премьер, экс- (вице-)спикер, экс-мэр, экс-топ-менеждер.

2. Способ словосложения: Perestroika-era, Soviet-era, Brezhnev-era, Chernobyl-style.

Для образования новых слов английский язык использует сложение основ (PutinMedvedev dyad, Russophobes, vodka-fuelled) или контаминацию (tandemocracy): For as long as the PutinMedvedev dyad has existed, observers have been looking hard for signs of an internal schism. Russia’s “tandemocracy” has defied easy>двоевластие Путина и Медведева, наблюдатели усиленно ищут признаки внутреннего раскола или разрыва. Российская «Тандемная демократия» проигнорировала выводы посторонних). (Пер. наш).

Словосложение в русскоязычном ГД представлено англицизмами: вирусописатели, интернет-дневник, пресс-служба, хакеры-одиночки, спам-бизнес, пресс-конференция и др.

Социальный характер передаваемой в ГД информации и выполняемые ГД функции определяют особенности использования русизмов и англицизмов ГД – штампованность и экспрессивность. Причина активного участия русизмов и англицизмов в образовании штампов заключается в том, что большая их часть в ГД используется для номинации отсутствующих в языке-реципиенте предметов и понятий, представляющих собой экономические, политические и др. термины: Мы смогли справиться с высокой инфляцией и высокими расходами бюджета (КП, 23 янв. 2010: 3). Ср. также: In a world of soaring commodity currencies, Russia’s ruble stands out (The Wall Street Journal Europe, Oct. 22, 2010: 4).

Вторую особенность заимствований в ГД мы считаем «стандартно-экспрессивным взрывом» или «стандартно-экспрессивным конфликтом» (в терминах В. Г. Костомарова). Базой для такого противопоставления является оппозиция свое/чужое, т.е. принадлежность когнитивной базе своего или чужого ЛКС. Она лежит в основе оценочного компонента значения русизмов и англицизмов. В прагматическом плане это проявляется в наличии иронического оттенка отрывков текста с заимствованиями. Использование оппозиции свое/чужое представляет собой мощную коммуникативную стратегию по управлению мнением читателя. Проведенное исследование позволило выявить следующие аспекты, входящие в данную коммуникативную стратегию:

  1. Выбор англицизмов и русизмов, сложных для понимания массового адресата: Необходимо позвонить в колл-центр банка. Оспорить транзакцию будет легче, если вы предоставите доказательства (КП, 28 янв.- 4 февр. 2010: 21). Инструкции пресс-секретаря банка, содержащие незнакомые колл-центр и транзакция, вряд ли сделают возможным обращение клиента с просьбой в дальнейшем.
  2. Использование неассимилированных, но знакомых читателю англицизмов и русизмов. Нормозадающая роль СМИ приводит в данном случае к формированию толерантного отношения к иноязычному («чужому») слову: У нас есть направление по развитию услуг WI-FI (АиФ №19, 2010: 12).
  3. Использование заимствований, имеющих аналоги в языке-реципиенте с целью: а) придания высказыванию национального колорита в отношении русизмов: Mr. Solzhenitsyn drew on his own experiences as a prisoner and on the testimony of hundreds of other Gulag inmates to chronicle the horrors of the sprawling Soviet prison camps system, known under its Russian acronym, Gulag (The Washington Times Daily, Oct. 27, 2010: 10). (Г-н Солженицын описал собственный опыт заключения и на основании свидетельств сотен других жителей Гулага привел хронику ужасов разветвленной системы советских тюремных лагерей, известной под ее русским акронимом, Гулаг) (Пер. наш).

б) выражения экспрессивного значения англицизмов специализированной сферы употребления: Из-за съемок шоумен дважды опаздывал на самолет, и встречи отменяли (АиФ-Юг №17, 2010: 1). Повторная номинация профессий с целью придания им более престижного характера при несоответствии реальным занятиям этих людей выражает иронию.

4. Участие англицизмов и русизмов в прагматической антонимической паре, построенной на основе: а) несоответствия стилистической окраски входящих в пару языковых единиц: Гламур победы против народной правды о войне (АиФ №12, 2010: 7).

б) противоположных лексических значений: Бизнес-леди с мужским характером (КП, 28 янв. - 4 февр. 2010: 8).

в) противопоставления с точки зрения ценностной ориентации в контексте лингвокультурных реалий: Российские власти попросили Евросоюз помочь нам в борьбе с коррупцией… честному предпринимателю, решившему не давать взяток, у нас скажут: окей, не давайте, но тогда вы не получите доступ к бюджетным деньгам и место под застройку (АиФ №11, 2010: 1). «Борьба с коррупцией» представляет собой специфическую русскоязычную реалию, которой противопоставляется англицизм «о’кей», вызывающий в сознании американский стандарт легкого отношения к жизни.

г) на основе временного контраста англицизм или русизм используется в паре с его аналогом в языке-реципиенте. Заимствование представляет собой более современную, «модную» реалию: Участвуя в обязательных в те времена комсомольских и партийных собраниях, родители нынешних менеджеров, банкиров и бизнесменов дружно клеймили «звериный оскал империализма», митинговали в поддержку «свободной Кубы» и возносили хвалу «дорогому Леониду Ильичу» (АиФ №6, 2010: 6). Ироничный оттенок участков текста с англицизмами усиливается посредством использования прецедентных феноменов (ПФ) советского периода: комсомольские и партийные собрания, «звериный оскал империализма» и др.

5. Использование русизмов и англицизмов при чередовании стилистически нейтральных и эмоционально окрашенных отрывков текста: Television profiles presented him (Chernomyrdin) as a regular, accordion-playing, vodka-drinking, straight-talking Russian muzhik (telegraph.co.uk/news...html). Просторечный русизм muzhik (мужик), обозначающий малограмотного человека, крестьянина, вступает в конфликт с нейтральным контекстом и приобретает экспрессивное, «высокое» значение «настоящего мужчины».

6. Использования русизмов и англицизмов в качестве средства оценки социального статуса говорящего. Образ жизни обывателей противопоставляются образу жизни данных социальных слоев, что является одним из манипулятивных приемов: Новые собственники назначили топ-менеджеров с огромным окладом, премиями и бонусами (КП, 20 окт. 2010: 13).

Эскалация экспрессии на страницах газет также может быть выражена языковой игрой с русизмами и англицизмами. В результате исследования мы выделили следующие аспекты использования языковой игры:

  • словообразовательная игра, представленная узуальными и окказиональными способами словообразования (бизнесвуменша, The Телки, Videoты, МЭРить, ДИКое начало, попслей, шорт-трюк);
  • повтор слов с одинаковой или сходной семантикой: В микст-зоне - смешанные чувства (РГ №38, 2010: 14).
  • прием рифмовки созвучных слов: Пей фреш – будешь свеж! (АиФ №38, 2010: 18). Сигнал SOS для волос (АиФ-Юг №36, 2010: 16).
  • способ, основанный на написании русскоязычного слова латиницей. Данный окказионализм совпадает также с уже существующим английским словом: Слишком Star (АиФ №26, 2010: 19). Журналист иронизирует над желанием звезд выглядеть моложе.

Характерной особенностью ГД и способом реализации его воздействующей функции является образование системы концептов для построения определенного рода стереотипов. Рассмотрение контекста употребления русизмов и англицизмов позволило выделить ряд доминирующих концептов в современном русскоязычном и англоязычном ГД: «Власть», «Политик», «Кризис».

Концепт «Модернизация» можно считать специфическим для русской культуры концептом, заимствованным из англоязычной культуры. Культуроспецифичным он становится благодаря переосмысливанию его русскоязычным ЛКС: западная тщательность в проведении реформ натыкается на особенности русского характера – лень, консерватизм (Карасик, 2002). Этим объясняется широкое использование в концепте «Модернизация» англицизмов, «рекламирующих» американизированный образ жизни: инновационная экономика, век инноваций, «инноград», реорганизации, конкуренция. 

Отмечается использование русизмов и англицизмов как части ПФ: «Век просвещения и век инноваций, времена великих государственных реформ» (АиФ-Юг №18, 2010: 4). Термин «инновации» используется в одном контексте с ПФ «век просвещения»; словосочетание «великие государственные реформы» строится по аналогии с ПФ «великие географические открытия». В сознании читателя образуется стереотип: «инновации» – масштабный государственный проект, жизненно необходимый обществу, несущий знания и процветание.

Определяется роль метафорического использования ПФ: Когда зацветет вишневый сад? Модернизация без культуры даст временный успех (АиФ №4, 2010: 6). Метафорическое использование данного ПФ позволяет сложить стереотип высокого качества классической российской культуры. Характеристикой модернизационного процесса становится задача поднять уровень современной культуры до данного образца.

Выделяется роль ПФ как объекта языковой игры: «агент 90-60-90», из России с наличными, братец Обамушка. В современном ГД отмечается широкое распространение метафорического использования имени собственного для обозначения в переносном значении человека или ситуации, в той или иной степени похожих на носителя соответствующего антропонима. Этот прием позволяет отразить отношение автора и оказать эмоциональное воздействие на адресата текста: А каково это – работать в одной редакции с таким-вот Рэмбо (КП, 9 окт. 2010: 13).

Рассмотрение коммуникативного воздействия ПФ в денотативном и коннотативном значении показывает обилие в англоязычных газетах ПФ в денотативном значении. Это свидетельствует о приоритете стратегии информирования, основанной на предоставлении достоверной информации с опорой на реально происходящие события и действия. Большое количество в русскоязычном ГД ПФ в коннотативном употреблении говорит о преобладании в нем стратегии, связанной с использованием приемов языковой экспрессии.

Анализ русизмов и англицизмов в современном ГД показал такую черту ГД, как подбор ПФ с целью формирования нужного восприятия. Тексты отражают положительные изменения в случае успешного проведения модернизации. В результате в подсознании читателя остается сконструированный образ мира, задающий координаты восприятия реальности.

Интертекстуальность ГД предполагает выполнение ПФ экспрессивной, воздействующей, аксиологической, аттрактивной и др. функций благодаря апелляции к семантической структуре ПФ, к его поверхностному, глубинному или системному смыслу. Анализ ПФ в ГД позволил сделать вывод о предпочтительных способах осуществления прагматического воздействия. Игры с внутренней формой слова больше характерны для русскоязычного ЛКС.

Русскоязычный ГД оперирует ПФ из разных сфер-источников: спорт, музыка, политика, киноискусство, художественная литература, театральное искусство, экономика, мода и др. Англоязычный ГД заимствует из русского ПФ из сферы-источника «политика», реже «экономика», «космонавтика», «искусство». Воздействующая функция русскоязычных ПФ ярче всего проявляется в области политики.

Использование ПФ из сферы-источника «политика» широко распространено как в русскоязычном, так и в англоязычном ГД.

При сравнении русизмов и англицизмов, входящих в концепт «Советская власть», обнаруживается общая тенденция - ироничный, саркастический, порой пугающий или резко отрицательный смысл. Сравнительный анализ ПФ, отражающих реалии советской эпохи и перестройки, в русско- и англоязычных СМИ, показал, что в российских газетах они употребляются в ироничном значении, тогда как в англоязычных выполняют функцию идеологической обработки и имеют выраженную эмоциональную и аксиологическую направленность. Отмечается нейтральное использование  концептообразующих понятий «Власть», репрезентированных в лексемах Thaw (оттепель), krysha (крыша).

В ГД отмечается широкое использование цитат из выступлений известных политических и культурных деятелей второй половины XX века: Отталкивание западно-европейской демократии, навязчивое стремление «нести знамя коммунизма по всему миру … все это привело к номинации в качестве «империи зла» (АиФ № 29, 2010: 7). Выражение «нести знамя коммунизма по всему миру» и «империя зла» являются прецедентными, а их использование в одном контексте вносит вклад в образование стереотипа «Советская власть».

В Заключении обобщаются результаты исследования, формулируются общие выводы, намечаются перспективы и возможные направления дальнейшей разработки данной проблематики. Исследование функциональных особенностей англицизмов и русизмов в газетном дискурсе может быть продолжено с целью уточнения их использования при изучении способов манипуляции языковым сознанием в медийном дискурсе (например, PR технологии), в дальнейших теоретических исследованиях по интерпретации текста, в частности, связанных с языковой игрой. Необходимо подчеркнуть когнитивную составляющую данного исследования, которое может быть использовано в лингвокультурологии при сравнительном анализе англоязычной и русскоязычной информационных картин мира.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

  1. *Толстикова, Л.В. Когнитивно-прагматический аспект иноязычных заимствований в газетном дискурсе (на примере английского и русского языков) / Л.В. Толстикова // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Вып. 1 / Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. - С. 164 - 168.
  2. *Толстикова, Л.В. Особенности иноязычных заимствований, обусловленные их употреблением в газетном дискурсе (на примере английского и русского языков) / Л.В. Толстикова // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Вып. 2 / Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. - С. 149 - 153.
  3. Жукова Л.В. Современные русскоязычные заимствования как часть прецедентных феноменов русскоязычного ЛКС / Л.В. Жукова // Наука. Образование. Молодежь: Материалы VI Всероссийской научной конференции молодых ученых (5–6 февраля 2009 года). Т. II / Майкоп: изд-во АГУ, 2009. – С. 236-239.
  4. Жукова Л.В. Генезис советского политического дискурса в рамках газетного дискурса / Л.В. Жукова // Социальные варианты языка – VI: Материалы международной научной конференции 16 -17 апреля 2009 года. Нижний Новгород / Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А. Добролюбова, 2009. – С. 145 - 147.
  5. Жукова Л.В. Лексико-стилистические параметры газетного дискурса / Л.В. Жукова // Современная лингвистика: теория и практика.  Материалы IX Южно-Российской научно-практической конференции.  Часть 2 / Краснодар: КВВАУЛ, 2009. – С. 14 - 19.
  6. Жукова Л.В. Морфологическая и семантическая структура современных русскоязычных заимствований / Л.В. Жукова// Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения: Материалы 8-й межвузовской конференции молодых ученых. Краснодар / Кубанский гос. ун-т, 2009. – С. 113 – 118.
  7. Жукова Л.В. К вопросу взаимосвязи языка, мышления и культуры / Л.В. Жукова // Актуальные проблемы языкового образования: Материалы международной научно-практической конференции / Майкоп: редакционно-издательский отдел Адыгейского государственного университета, 2009. – С. 81 – 88.
  8. Жукова Л.В. Газетный дискурс как полифункциональная структура / Л.В. Жукова // Наука. Образование. Молодежь: Материалы VII Международной конференции молодых ученых, посвященной 70-летию Адыгейского государственного университета (4 – 5 февраля 2010 года). Том II / Майкоп: Изд-во АГУ, 2010. – С. 209 - 213.
  9. Толстикова Л.В. Особенности газетного дискурса как части средств массовой коммуникации / Л.В. Толстикова //Наука. Образование. Молодежь: Материалы VIII Международной конференции молодых ученых (10-11 февраля 2011 года). Том II / Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. – С. 355-358.

----------------------------------------------------------------

* - отмечены издания ВАКа




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.