WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ПЕРЛОВА ЮЛИЯ ВИТАЛЬЕВНА

КОГНИТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ КОСВЕнНЫХ СПОСОБОВ ВЫРАЖЕНИЯ ПОБУЖДЕНИЯ

(НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

Специальность 10.02.04 Германские языки

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук

Санкт-Петербург 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования
«Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов»

Научные руководители -

доктор филологических наук, доцент

Клепикова Татьяна Альбертовна

доктор филологических наук, профессор

ХУДЯКОВ Андрей Александрович

Официальные оппоненты -

Филимонова Ольга Евгеньевна

доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Российский Государственный Педагогический Университет им. А.И. Герцена», зав. кафедрой  английского языка

Гудкова Кира Владимировна

кандидат филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет», доцент кафедры английского языка

Ведущая организация -

Автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования «Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина»

Защита диссертации состоится “  ” 2012 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.15 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, Москательный пер., д. 4, ауд. ____

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан “____” _______ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Барташова О.А.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертационная работа посвящена анализу прагматических оснований косвенного выражения побудительной интенции. Проблема косвенной передачи смысла всегда являлась одной из ключевых в лингвистике. На современном этапе развития лингвистической мысли фокус целого комплекса проблем, связанных с косвенной передачей коммуникативной интенции, смещается в сферу когнитивно-прагматических оснований, усилия ученых направлены на анализ особенностей продуцирования и интерпретации косвенных высказываний. Помимо традиционного семантического анализа, свой вклад в решение проблемы косвенной передачи коммуникативной интенции вносит теория сознания и теория релевантности.

Актуальность диссертационного исследования определяется возрастающим интересом современной лингвистики к проблеме манипулятивной составляющей коммуникации, необходимостью системного анализа регулярных (узуальных) и ситуативно обусловленных (окказиональных) способов реализации директивности с позиций прагматической категоризации. Актуальным представляется рассмотрение метакогнитивных оснований продуцирования и интерпретации косвенных директивных речевых актов, что позволяет уточнить когнитивно-прагматическую мотивацию предпочтения косвенных способов передачи побуждения прямым.

Степень разработанности научной проблемы представляется недостаточной с современных методологических позиций, учитывающих когнитивные основания формирования и функционирования косвенных речевых актов. Несмотря на большое количество работ, посвящённых анализу побудительных высказываний, приходится констатировать, что степень разработанности данной проблематики представляется недостаточной.

Целью исследования является анализ когнитивно-прагматических оснований продуцирования и интерпретации косвенных директивных речевых актов, предопределяющих их лингвистический статус и особенности функционирования.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

  • рассмотреть специфику выражения смысла языковыми / речевыми средствами и определить сущность косвенной передачи смыслов;
  • описать различные подходы к выделению и описанию косвенных речевых актов, систематизировать имеющиеся в лингвистической литературе критерии отнесения речеактной единицы к косвенным речевым актам;
  • выявить механизм модификации иллокутивной силы высказывания и проанализировать узуальные и окказиональные способы приращения смысла;
  • установить причины, вызывающие потребность в косвенной передаче побудительной интенции;
  • определить границы категории побудительности и её соотношение со смежными категориями;
  • выявить особенности побудительной ситуации;
  • определить ведущие стратегии и тактики, которые используют коммуниканты при косвенном выражении побудительной интенции.

Объектом исследования в диссертационной работе являются высказывания с семантикой побуждения, отобранные из текстов произведений англоязычных писателей ХХ и ХХI веков.

Предмет исследования составляют когнитивно-прагматические основания, определяющие природу, специфику и характер функционирования косвенных директивных речевых актов узуального и окказионального типов.

Теоретической базой исследования послужили положения как общего, так и более частного характера таких лингвистических концепций, как лингвистическая прагматика (И.П. Сусов, А.А. Худяков, Н.И. Формановская, Ю.С. Степанов, J.L. Mey, J.D. Partridge, J.S. Peccei, J.R. Searle и др.); психолингвистика (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия, А.А. Залевская, Б.А. Серебренников и др.); социолингвистика (Л.П. Крысин, Е.А. Земская, В.А. Карасик, Т.М. Николаева, Н.И. Серкова, W. Labov, D. Fanshel и др.); когнитивная лингвистика (Е.С. Кубрякова, Н.Н. Болдырев, М.В. Никитин, И.А. Стернин, З.А. Попова, А.А. Худяков, Т.А. Клепикова, Л.В. Бабина, L.W. Barsalou, M. Minsky, H.E. Rosh и др.). Большой вклад в изучение категории побуждения и косвенных способов её актуализации внесли Е.И. Беляева, Л.А. Бирюлин, В.И. Карасик, О.Г. Почепцов, В.С. Храковский, И.Б. Шатуновский, K. Aijmer, S. Blum-Kulka, H. Clark, S. Ervin-Tripp, R.W. Gibbs, A. Trosborg и др.

Методы исследования. В ходе исследования были применены следующие методы, принятые в современной лингвистике: метод лингвистического наблюдения, текстологический анализ, контекстно-ситуативный (дискурсивный) анализ, социолингвистический анализ, прагмалингвистический анализ, приём количественного подсчёта.

В качестве эмпирической основы исследования были использованы около 2000 примеров косвенных директивов, собранных методом сплошной выборки из художественных произведений англоязычных авторов XX века (А. Мердок, У.С. Моэм, Т. Уильямс, Г. Пинтер, Ф.С. Фицджеральд, Э. Хемингуэй, Дж.Д. Селинджер, К. Воннегут, Ч. Буковски, Дж. Гришем и др.).

Достоверность и научная обоснованность теоретических и практических результатов исследования подтверждается репрезентативностью материала, применением перспективных методик научного познания, выбором методов анализа, адекватных целям и задачам диссертационной работы. Материал исследования был отобран методом сплошной выборки с последующим контекстно-ситуативным анализом. В целом методика анализа языкового материала, принятая в данном исследовании, характеризуется комплексностью, обусловленной многоаспектностью проблематики.

Содержание диссертационного исследования соответствует Паспорту научной специальности 10.02.04. – Германские языки.

Научная новизна работы определяется избранным ракурсом рассмотрения объекта исследования, а именно – с точки зрения динамики категоризации речеактных образований. В результате углубленного комплексного анализа были получены новые данные в отношении объекта исследования: выявлена динамика категоризации высказывания в качестве побудительного, проанализированы когнитивно-прагматические факторы, мотивирующие выбор косвенных способов выражения побуждения. Впервые в научной литературе проанализирован феномен прагматической категоризации, описано явление окказиональной прагматической категоризации, рассмотрены основания дифференциации косвенных актов побуждения как узуальных и окказиональных, разработана авторская типология коммуникативно-речевых стратегий и тактик побуждения с учётом случаев окказиональной прагматической категоризации.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. косвенные речевые акты квалифицируются как узуальные и окказиональные косвенные языковые единицы сентенциального уровня, истинная коммуникативная интенция которых не согласуется с формой высказывания, в котором она актуализируется. В узуальных косвенных речевых актах когда-то окказиональный смысл в силу конвенционализации закрепился на узуальном уровне и для распознавания иллокутивной силы адресату не требуется дополнительный контекст. Иллокутивная сила окказиональных косвенных речевых актов выводится логико-инференциальным путём из высказывания с учётом контекста и конситуации.
  2. При продуцировании и интерпретации косвенных речевых актов коммуниканты осуществляют метакогнитивный анализ деятельности собеседника. Выбор продуцентом речи наиболее эффективного способа воздействия на адресата с целью побудить его к совершению посткоммуникативного действия осуществляется по результатам метакогнитивного в своей основе мониторинга состояния сознания и эмоционального состояния адресата.
  3. Интерпретация речевого акта с точки зрения реализации той или иной иллокутивной силы происходит в процессе прагматической категоризации. Результаты прагматической категоризации могут конвенционализироваться, но могут носить и окказиональный характер. Окказиональная прагматическая категоризация происходит непосредственно в процессе коммуникации, её результаты не закреплены в системе языка.
  4. Дискурс побуждения представляет собой сложное коммуникативно-семантическое образование, объединяющее различные вербальные и невербальные средства с общей целью каузации посткоммуникативного действия, и имеющее точки пересечения с персуазивным, аргументативным и суггестивным дискурсами.
  5. Вежливость является основной причиной  выражения побудительной интенции с помощью узуальных косвенных речевых актов. Окказиональные косвенные речевые акты мотивируются, помимо вежливости, необходимостью завуалировать истинную  интенцию говорящего, а также лингвокреативностью.
  6. При реализации побудительной интенции разграничиваются две основные стратегии: стратегия сотрудничества и конфликтная стратегия. Стратегия сотрудничества реализуется с помощью аргументативно-персуазивной, бенефактивной, ламентативной, седуктивной и инклюзивной тактик. Конфликтная стратегия реализуется с помощью менасивной тактики и тактики негативной оценки.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит определенный вклад в развитие прагмалингвистики, когнитивной лингвистики, социолингвистики, психолингвистики. Теоретически значимым является описание процесса прагматической категоризации, выявление когнитивно-прагматической мотивации выбора различных типов косвенных речевых актов, создание типологии тактик реализации побудительной интенции в рамках двух типов дискурсивных стратегий: конфликтной стратегии и стратегии сотрудничества. Теоретически значимым является разработка методологии дифференциации узуальных и окказиональных прагматических маркеров директивности.

Практическая значимость исследования определяется тем, что её результаты могут быть использованы при проведении коммуникативных тренингов, чтении лекционных курсов по теоретической грамматике английского языка, стилистике, прагмалингвистике, когнитивной лингвистике. Результаты предпринятого исследования могут быть использованы при руководстве курсовыми и выпускными квалификационными работами студентов, обучающихся по специальностям лингвистического профиля, а также при обучении теории и практике перевода. При преподавании практического курса английского языка результаты исследования могут быть использованы на занятиях по практике устной и письменной речи, интерпретации художественного текста. Результаты анализа могут быть использованы при разработке методик прагматического аннотирования корпусов и непосредственно в процессе прагматического аннотирования текста, что является актуальной задачей прикладной лингвистики.

Апробация работы. Основные положения диссертации прошли апробацию на научно-практических внутривузовских и всероссийских конференциях (РГПУ им. А.И. Герцена, «Герценовские чтения» – апрель 2010, май 2011; СПбГЭТУ «ЛЭТИ» им В.И. Ульянова (Ленина), «Человек – Коммуникация – Общество» – январь 2011), на аспирантских семинарах кафедры теории языка и переводоведения СПбГУЭФ.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 8 печатных работ, в том числе 3 – в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, общим объёмом 1,72 п.л.

Объём и структура работы. Диссертация объемом 161 страница состоит из введения, 3 глав, сопровождающихся выводами, и заключения. К тексту работы прилагаются список используемых сокращений, библиографический список, насчитывающий 276 наименований, в том числе 92 на иностранных языках, а также список источников иллюстративного материала, насчитывающий 53 наименования.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении даётся общая характеристика работы: определяется объект исследования, обосновываются актуальность, теоретическая и практическая значимость, научная новизна данной работы, формулируются основные цели и конкретные задачи, фиксируются основные методы, излагаются положения, выносимые на защиту, а также указываются возможные области практического применения полученных результатов.

В Главе I «Косвенные речевые акты в когнитивно-прагматическом аспекте» рассматриваются основные концепции косвенного выражения смысла в языке, представленные в работах отечественных и зарубежных исследователей; определяются понятия «косвенный речевой акт», «прагматическая категоризация», анализируются способы актуализации окказионального смысла высказывания; рассматривается когнитивно-прагматическая мотивация выбора косвенных средств реализации коммуникативной интенции; даётся обоснование обращения к прагмалингвистике и когнитивной лингвистике в качестве исследовательских методологий для изучения продуцирования и интерпретации косвенных речевых актов.

Причиной того, что в языке существует или, можно сказать, заложена возможность косвенной передачи смысла, является такое свойство языка как асимметричный дуализм лингвистического знака (С.А. Карцевский). Языковые знаки обладают первичными и вторичными семантическими функциями (Е. Курилович), вследствие чего способны передавать несвойственные им значения.

Соотнесение различных уровней и аспектов содержания, выражаемого языковыми средствами, в его отношении к смысловому содержанию, вслед за А.А. Худяковым, рассматривается в реферируемой работе в виде трихотомии: значение (базовая семантика) предложения / узуальный смысл предложения / окказиональный смысл предложения. Значение является базовой контенсивной составляющей предложения. Узуальный смысл, будучи производным от системно закреплённых языковых значений, интегрирует в себе все семантические свойства того предложения, в форме которого осуществляется высказывание. Узуальный смысл включает в себя не только денотативные, но и коннотативные значения, а также семантическую пресуппозицию. Формирование окказионального смысла связано с наличием в высказывании скрытой информации.

В рамках первой главы представлен комплексный анализ работ различных учёных (А.Р. Лурия, С.Д. Кацнельсона, Е.В. Падучевой, М.Л. Макарова, А.А. Масленниковой, М.В. Никитина, Т.А. Ван Дейка, Г.П. Грайса, Дж.М. Садока и др.), посвящённых проблеме имплицирования. Выведение окказионального смысла высказывания происходит при помощи инференций. Инференции представляют собой широкий класс когнитивных операций, в ходе которых слушающим, лишённым непосредственного доступа к процессам порождения речи, приходится восстанавливать невысказанное, дабы определить истинный смысл высказывания (М.Л. Макаров). Выделяются формально-логические и вероятностно-индуктивные инференции.

В реферируемой работе выделяется два класса косвенных речевых актов: узуальные и окказиональные косвенные речевые акты. В случае узуальных косвенных речевых актов первоначальная иллокутивная сила «выветривается», в результате того, что в системе языка за определёнными формами закрепляются новые функции, вытесняющие первоначальные. Истинная иллокутивная сила окказиональных косвенных речевых актов выводится логико-инференциальным путём из высказывания с учётом контекста и конситуации.

Существенный вклад в изучение косвенных речевых актов внесли Д. Спербер и Д. Уилсон. Согласно теории релевантности, разработанной ими, поведение языковых субъектов в ходе общения носит остенсивный, т.е. намеренный, демонстративный характер. В процессе коммуникации собеседники используют остенсивные стимулы, с помощью которых говорящий подводит слушающего к предположению о том, что они достаточно релевантны, чтобы быть обработанными. С позиции говорящего коммуникация является остенсивной, с позиции слушающего – инференциальной.

Большую роль при продуцировании и интерпретации косвенных речевых актов играет метакогнитивный анализ деятельности собеседника. Способность к осознанию ментальных состояний партнёра по коммуникации, его мнений, желаний, знаний в когнитивистике рассматривается как теория сознания. Основы этой теории заложили Д. Премак и Г. Вудрафф в работах по приматологии. Метакогнитивные состояния представляют собой ментальные процессы особого рода, содержанием которых является иное ментальное состояние (Т.А. Клепикова). Это метакогнитивные состояния осознания мышления, эмоций, восприятия, в том числе и речевосприятия.

Комплекс когнитивных методологических установок позволяет исследовать косвенные речевые акты с позиции прототипической теории категоризации (Э. Рош, Дж. Лакофф). Как отмечает Н.Н. Болдырев, процессы категоризации в языке отличаются динамикой и функциональной обусловленностью. Окказиональные смыслы закладываются и интерпретируются непосредственно в акте коммуникации, то есть в этом случае речь идёт о процессе формирования текущей ментальной модели дискурса, одним из аспектов которого является категоризация «ad hoc» (Л.В. Барсалоу). В рамках дискурсивно-прагматического подхода предлагается использовать термин прагматическая категоризация, обозначающий отнесение высказывания к классу речевых актов, обладающих той или иной иллокутивной силой. Результаты прагматической категоризации могут конвенционализироваться, но могут носить и окказиональный характер.

Главной причиной использования косвенных речевых актов многие исследователи называют вежливость (П. Браун, С. Левинсон, Дж. Лич, Дж.Р. Сёрль). Выражение побуждения косвенными средствами можно также объяснить желанием завуалировать истинную интенцию высказывания (Е.А. Земская, Е.И. Беляева, E. Weizman). Мотивом использования косвенных речевых актов, по мнению ряда учёных, может являться повышение уровня общения (В.И. Карасик, Е.В. Клюев, В.В. Богданов).

В Главе II «Категория побудительности в языке» рассматривается соотношение категории побудительности со смежными категориями; анализируются различные подходы к решению проблемы определения границ прямых и косвенных способов выражения побудительной интенции; рассматривается возможность создания универсальной типологии типов побуждения.

Принято выделять два типа императивности, отличающиеся способом представления смыслового содержания: категориальную (прямую) и некатегориальную (косвенную) императивность (А.В. Бондарко, В.С. Храковский, А.П. Володин А.И. Изотов). Когда императивная семантика выступает как категориальное значение особых форм, речь идёт о первом типе, а именно, о прямой императивности. Второй тип императивности – косвенный – выявляется тогда, когда смысл повеления передаётся посредством форм с другим значением. В реферируемой работе к прямым способам выражения побуждения относятся высказывания с императивом и перформативные высказывания. Все остальные способы выражения побудительной интенции рассматриваются как косвенные.

Основным условием, при котором косвенные высказывания могут быть классифицированы как побудительные, является наличие императивной ситуации. Понятие императивной ситуации было разработано А.В. Бондарко. В узуальных косвенных речевых актах чётко определены основные компоненты структуры содержания императивной ситуации, то есть прескриптор, агенс и каузируемое действие, в то время как в окказиональных косвенных речевых актах эти компоненты, как правило, отсутствуют.

Одной из ключевых функций побудительного высказывания признаётся функция воздействия. В этой связи возникает проблема определения соотношения побуждения и основных форм активного и осознанного речевого воздействия, коими являются аргументирование, суггестивность и персуазивность. Дискурс побуждения определяется как сложное коммуникативно-семантическое образование, объединяющее различные вербальные и невербальные средства с общей целью побудить адресата к выполнению посткоммуникативного действия, и имеющее точки пересечения с персуазивным, аргументативным и суггестивным дискурсами.

В рамках реферируемой работы выделяются три основных подтипа побуждения: прескриптивы, реквестивы и рекомендативы. Правомерным считается также исследование коммуникативно-речевых стратегий и тактик, что позволяет создать классификацию с учётом случаев окказиональной прагматической категоризации, которые до настоящего времени не рассматривались при создании классификаций подтипов побуждения.

В Главе III «Когнитивно-прагматический анализ косвенных директивных речевых актов» описывается функционирование узуальных и окказиональных косвенных речевых актов, проводится анализ влияния метакогнитивных процессов на их формирование и интерпретацию; рассматриваются особенности окказиональной прагматической категоризации; определяются основные мотивы предпочтения косвенных средств выражения побуждения прямым; предлагается разработанная в ходе исследования типология коммуникативных стратегий и тактик, используемых при реализации побудительной интенции.

При анализе директивных косвенных речевых актов особую важность приобретает 1) социальная и 2) эмоционально-психологическая дистанция. В соответствии с 1-м параметром в работе выделяются субординативные коммуникативные ситуации («вышестоящий – нижестоящему», «нижестоящий – вышестоящему») и несубординативные коммуникативные ситуации («равный – равному»). Исходя из 2-го параметра, выделяются коммуникативные ситуации с контактным и дистантным взаимодействием коммуникантов.

По данным, полученным в результате исследования, среди узуальных косвенных речевых актов вопросительные предложения составляют 52,8 %. В целом, эти речевые акты можно разделить на следующие категории:

  • вопросы, в которых содержится запрос о наличии у реципиента возможности сделать что-либо;
  • вопросы, в которых содержится запрос о наличии у реципиента желания сделать что-либо;
  • вопросы о намерении адресата совершить действие в будущем;
  • вопросы, содержащие запрос разрешения;
  • этикетные идиоматические вопросы;
  • вопросы о возможности возникновения желательной ситуации, с импликацией того, что адресат будет этому способствовать.

Повествовательные узуальные косвенные речевые акты составляют 47,2 % всех узуальных косвенных речевых актов и делятся на 3 основные группы: 1) узуальные косвенные речевые акты с оптативом (31,2 %), 2) повествовательные узуальные косвенные речевые акты с глагольными предикатами (14,4 %) 3) повествовательные узуальные косвенные речевые акты с модальными предикатами (54,4 %).

Высокая частотность окказиональных косвенных речевых актов (42,4 % от общего числа проанализированных примеров) может служить основанием для вывода об их более весомой коммуникативной роли. Основными окказиональными способами передачи побудительной интенции, актуализация которых зависит от коммуникативной ситуации, являются:

– констатация неудовлетворительного состояния коммуниканта или нежелательного положения дел в мире;

– констатация нехватки определённых ресурсов;

– констатация выполнения предварительных условий, способствующих выполнению каузируемого действия.

Примером актуализации окказионального смысла с помощью логической инференции может служить следующий фрагмент дискурса:

Пример 1. “With all due respect, Miss St. John, you’re not my mother” [Gerritsen T. Presumed guilty].

Вывод строится по законам классического силлогизма: 1) нотации позволительно читать матерям, 2) мисс Сент Джон не являются матерью для говорящего – следовательно, она не должна читать ему нотации.

В некоторых ситуациях, в силу деликатности каузируемого действия, прескриптор использует двусмысленные высказывания, которые помогают ему сохранить лицо: высказать и не высказать просьбу одновременно. Например:

Пример 2. I shivered. She touched my knee with her tapered fingers.

“Are you cold?”

“I suppose I am.”

“I suppose I could turn on the heat.”

The smile that went with the offer lent it a double meaning, but it was forced [Macdonald R. The Blue Hammer].

В данном фрагменте дискурса женщина, которая находится в сложной ситуации, хочет, чтобы её собеседник, частные детектив, помог ей. Какого рода благодарность ожидает адресата нетрудно догадаться. Директивную иллокутивную силу выделенному предложению обеспечивает невербальный компонент – улыбка, которая заставляет адресата переосмыслить пропозициональное содержание предложения и раскрыть его глубинный смысл.

Чёткой границы между узуальными и окказиональными косвенными речевыми актами не существует. Поскольку язык представляет собой динамическую систему, то все элементы этой системы находятся в непрерывном движении по шкале конвенциональность – окказиональность, что подтверждается существованием множества переходных случаев. Например:

Пример 3. ‘Madge, have we got a file on Paretti?’

‘Yes.’ Madge got up and went over to the filing cabinet. She found the file and brought it over to Conrad [Chase J.H. This Way for a Shroud].

Пример 4. «Do you have any mouthwash?”

“Well, yes, I believe so. Do you want it?”

I wouldnt have asked if I didnt want it. Bring it to me” [Grisham J. The Pelican Brief].

Отметим, что в обоих примерах начальник обращается к своей подчинённой. То, что в примере 4) было однозначно интерпретировано как побуждение, в примере 5) было понято как просто вопрос, хотя и с последующим возможным переосмыслением. Выделенное предложение свидетельствует о том, что для данного языкового субъекта предложение “Do you have …?” имеет однозначное прочтение как побудительное. Это означает, что степень конвенционализации высказывания различными носителями языка оценивается и воспринимается по-разному.

Метакогнитивный мониторинг мышления, эмоций, психологического состояния помогает продуценту речи выбрать наиболее эффективные способы воздействия на адресата с целью побудить его к совершению посткоммуникативного действия. Следующий пример иллюстрирует, каким образом наличие эмоционального слуха помогает правильно интерпретировать эмоциональное состояние собеседника и скорректировать выражение просьбы в пользу одного из косвенных способов, а не прямого:

Пример 5. “Money,” the baby said.

(…) “Money is a good thing, isn’t that right, baby?” (1) she said pointedly, fixing an evil eye on her husband, Shane, who was still lying in bed.

“Are you trying to tell me something?” (2) Shane asked.

Oh God. She could tell by the tone in his voice that he was going to be grumpy again (3).

(…) ”Can you help me, babe?” (4) she said, her voice just bordering on annoyance. She ratcheted up the blind like a pirate running up a flag. She wanted to yell at him, but after twelve years of marriage, she knew that Shane didn’t respond well to female aggression – if she screamed, he would only become more obstinate (5).

Shane sat up, made a face, stretched his arms, and yawned oafishly (6).

“(…) Can you please take the baby? (7) So I can at least take a shower?”

She thrust the baby at him (8) [Bushnell C. Lipstick Jungle].

Хотя формально высказывание (1) обращено к ребёнку, Шейн понимает, что именно он является подлинным адресатом. Помимо взгляда, направленного на него, этому способствует манера произнесения высказывания, интонация многозначительности. Но Шейн не понимает, чего же именно хочет добиться от него Венди, его супруга, поскольку косвенность высказывания слишком высока – (2). То, как Шейн задаёт свой уточняющий вопрос, тон его голоса (3), в свою очередь является источником информации для Венди, обладающей чутким эмоциональным слухом, который она приобрела за 12 лет совместной жизни (5). Это заставляет её быть сдержаннее и оформить свою просьбу в вежливой форме – (4), (7), и, в конечном итоге, добиться желаемого результата – (6), (8).

Выбор в пользу узуальных косвенных речевых актов для выражения побудительной интенции обусловлен, прежде всего, требованиями вежливости. Это связано с тем, что побуждение к действию, выраженное в вежливой форме, должно быть, тем не менее, достаточно прозрачным, чтобы адресат смог его распознать. В содержательном плане для того, чтобы усилить вежливый эффект высказывания, говорящий, как правило, использует следующие тактические ходы:

  • минимизирует усилия адресата относительно выполнения каузируемого действия,
  • эксплицирует признательность,
  • эксплицирует необязательность выполнения каузируемого действия,
  • эксплицирует положительные характеристики адресата, в случае выполнения каузируемого действия,
  • избегает использования местоимения you в качестве подлежащего.

Причиной выражения коммуникативной интенции с помощью окказиональных косвенных речевых актов является желание завуалировать истинное намерение говорящего. Связано это, прежде всего, с деликатностью каузируемого действия.

Так, в следующем примере прескриптор косвенным образом выражает побуждение для того, чтобы оно было понято только агенсом каузируемого действия, а не какими-либо третьими лицами. У высказывания появляется криптолалическая функция.

Пример 6. I took out a card and wrote: Do you have a remote control on your Polaroid? I handed it to Olivia who looked at it and frowned.

“Wha’s this mean?”

She had solved her problem with her t’s by dropping them.

“Nothing you should know,” I said. “But it will mean something to her. And, hopefully, if it should fall into her husband’s hands, it won’t mean much to him” [Parker R. B.  Sudden Mischief].

Фраза Do you have a remote control on your Polaroid? мало что может сказать непосвящённым, но для девушки, которой предназначено послание, означает: я нашёл фотографии, сделанные фотокамерой Pоlaroid, на которых вы изображены обнажённой вместе с любовником и, если вы не хотите негативных последствий, вы должны со мной встретиться.

Использование косвенных речевых актов связано также с феноменом лингвокреативности, который Е.А. Гончаровой определяется как способность языковой личности к речетворчеству, к языковой игре, к рефлексии над своим речевым поведением. В следующем фрагменте дискурса, прескриптор не просто требует у матери выкуп за сына, а хочет ещё и произвести впечатление на своих подельников:

Пример 7. “Your son’s bus ticket home will cost you exactly a hundred million dollars,” Peter said without batting an eye, as the others listened to him and nodded their approval. They liked his>

В рамках макростратегии побуждения мы разграничиваем две основные стратегии: стратегию сотрудничества и конфликтную стратегию.

Стратегия сотрудничества реализуется с помощью аргументативно-персуазивной, бенефактивной, ламентативной, седуктивной, инклюзивной тактик.

Аргументативно-персуазивной называется тактика рационального, эмоционального и психологического убеждения адресата в необходимости совершения какого-либо действия. Примером использования этой тактики может служить фрагмент дискурса из автобиографического произведения С. Шелдона. В детстве Сидни много читал, что не очень нравилось его родным. Аргументация дядя Сидни строится следующим образом:

Пример 8. “Sidney reads too much. He is going to come to a bad end” [Sheldon S. The Other Side of Me: A Memoir].

Преобладание персуазивного компонента наблюдается в следующем примере:

Пример 9. Brinkerhoff looked uneasy. “You really think you should bother him?” [Macdonald R. The Blue Hammer].

В естественных диалогах при реализации побудительной интенции довольно часто используется ламентативная тактика, под которой понимается намеренное использование продуцентом речи вербальных и невербальных средств, выражающих его дискомфортное или неудовлетворённое состояние, с целью вызвать сочувствие реципиента и, тем самым, побудить его к совершению какого-либо действия. Примером применения ламентативной тактики при реализации побудительной интенции может служить следующие фрагмент дискурса:

Пример 10. “I – I too upset to drive. Could you?” [Gerritsen T. Presumed guilty].

Седуктивная тактика обозначает своего рода «коммуникативное обольщение» (от англ. seduce – обольщать, соблазнять). Данная тактика предполагает намеренное использование продуцентом речи вербальных и невербальных средств для того, чтобы расположить к себе собеседника, вызвать в нём симпатию к себе, польстить ему, тем самым, побудив адресата к выполнению желаемого действия.

В следующем примере дочь просит отца рано утром погулять с собакой:

Пример 11. Daddy... The wheedling tone as well as the now seldom-used paternal appellation told Wexford that a monstrous request was to be made of him. He glared, drawing his brows together in the manner that made Kingsmarkham’s petty offenders tremble. Daddy, duck, it’s a gorgeous morning and you know what Dr. Crocker said about your weight and I have just set my hair...’

‘Just this once, then,’ said the chief inspector [Rendell R. The Best Man to Die].

В этом примере девочка применяет, наряду с седуктивной, бенефактивную тактику, подчёркивая полезность каузируемого действия для отца. Бенефактивная тактика является разновидностью аргументативно-персуазивной тактики, в которой в качестве аргумента выступает тот факт, что каузируемое действие бенефактивно для адресата. Сюда относятся как случаи, когда прескриптор искренне уверен в этом и действует в интересах собеседника, так и случаи, когда адресата побуждают совершить посткоммуникативное действие, бенефактивное только для прескриптора или бенефактивное для него в большей степени, чем для адресата.

Инклюзивной называется тактика включения адресанта и адресата в разряд агенса каузируемого действия. Инклюзивная тактика имеет две основные цели: 1) каузировать совместное с адресатом действие; 2) каузировать действие, выполнение которого возлагается только на адресата. Первый случай может проиллюстрировать следующий пример:

Пример 12. “Can we talk somewhere?” he said simply, and Waters nodded [Steel D. Ransom].

Выбор инклюзивной конструкции обусловлен желанием расположить к себе собеседника, настроить его на дружескую беседу, подчеркнуть бенефактивность действия для обоих коммуникантов, а также включить собеседника в разряд «своих».

Во втором случае использование инклюзивной тактики обусловлено иными причинами: прескриптор, хотя и использует местоимение «мы», фактически подразумевает, что каузируемое действие должен осуществить адресат, то есть происходит вуалирование истинного агенса действия. Например:

Пример 13. Jill shot a disapproving glance at the other employees, who were still gawking. “Are we all so efficient that we’ve no more work to do?”

At once everyone redirected their attention to their jobs [Gerritsen T. Presumed guilty].

Конфликтная стратегия реализуется с помощью менасивной тактики и тактики негативной оценки.

Тактикой негативной оценки является намеренное использование вербальных и невербальных средств, актуализирующих идею неодобрения, для того, чтобы побудить адресата изменить то, что получило отрицательную оценку.

При выражении неодобрения наибольшим потенциалом обладают лексические средства с отрицательной коннотацией:

Пример 14. ‘What are you fucking smiling at, boy? [Sharpe T. Grantchester Grind: A Porterhouse Chronicle].

Менасивная тактика обозначает намеренное использование продуцентом речи вербальных и невербальных средств с целью вызвать у реципиента чувство страха или беспокойства перед нежелательными последствиями его неподчинения воле говорящего.

Пример 15. “If you make another sound, we’ll kill him, and you don’t want that, do you?”[Steel D. Ransom].

В заключении подводятся итоги исследования:

На основе комплексного подхода к анализу косвенной передачи смысла в языке предлагается следующее определение косвенных речевых актов: Косвенные речевые акты это узуальные и окказиональные косвенные языковые единицы сентенциального уровня, истинная коммуникативная интенция которых не согласуется с формой высказывания, в котором она актуализируется.

Отнесение высказываний, в которых побудительная интенция выражена с помощью окказиональных косвенных речевых актов, к классу директивных речевых актов, осуществляется на основе прагматической категоризации. Результаты такой категоризации могут конвенционализироваться, но могут носить и окказиональный характер. В случае окказиональных косвенных речевых актов имеет место окказиональная прагматическая категоризация, что означает незакреплённость её результатов в системе языка. Адресат пытается вычислить истинный окказиональный смысл, восстанавливая имплицитную часть высказывания, в процессе чего вектор иллокуции смещается в сторону той или иной иллокутивной силы.

Одной из главных задач говорящего в процессе производства побудительного высказывания является определение допустимого уровня категоричности, иными словами говорящий должен определить круг допустимых узуальных конструкций или же обратиться к окказиональному способу выражения своего коммуникативного намерения. Каждой конструкции соответствует свой уровень побудительного потенциала, который варьируется в зависимости от конкретной ситуации, так как наличие сопутствующих факторов может повышать или понижать директивную силу высказывания.

При продуцировании и интерпретации косвенных речевых актов коммуниканты осуществляют метакогнитивный анализ деятельности собеседника. Говорящий с одной стороны проводит метакогнитивный мониторинг эмоционального состояния и мышления собеседника, с другой стороны, сознавая воздействие своего поведения на адресата, может подавать такие сигналы, которые помогут ему добиться желаемой цели. Тем самым он демонстрирует рекурсивный уровень осознания намеренности.

Вежливостью объясняется использование прежде всего узуальных косвенных речевых актов. Это связано с тем, что побуждение к действию, выраженное в вежливой форме, должно быть, тем не менее, достаточно прозрачным, чтобы адресат смог его распознать. В ходе исследования нами выявлена ещё одна закономерность: уровень вежливости понижается в экстремальных обстоятельствах, когда человек находится в состоянии стресса.

Вуалирование истинной интенции заставляет продуцентов речи использовать окказиональные косвенные речевые акты. Главной причиной вуалирования каузируемого действия является деликатность ситуации, а именно тот факт, что выполнение этого действия, требующее от адресата физических, психологических, интеллектуальных или иного рода усилий, бенефактивно, как правило, для говорящего. В некоторых случаях обстоятельства заставляют прескриптора косвенным образом выражать побуждение для того, чтобы оно было понято только агенсом каузируемого действия, а не какими-либо третьими лицами. В этом случае у высказывания появляется криптолалическая функция.

Неудовлетворённость продуцента речи конвенциональными средствами языковой системы в конкретной ситуации коммуникации, желание произвести впечатление на собеседника стимулируют использование окказиональных косвенных речевых актов для выражения побудительной интенции, что является проявлением лингвокреативности.

Комплексный анализ категории побудительности позволяет дать следующее определение дискурса побуждения: это сложное коммуникативно-семантическое образование, объединяющее различные вербальные и невербальные средства с общей целью побудить адресата к совершению посткоммуникативного действия, и имеющее точки пересечения с персуазивным, аргументативным и суггестивным дискурсами.

В работе исследуются тактики и стратегии продуцентов косвенных директивов и предлагается собственная типология. Основания для выделения стратегий и тактик разнообразны, что связано с многообразием самих побудительных ситуаций. В рамках макростратегии побуждения в реферируемой работе разграничиваются две основные стратегии: стратегия сотрудничества и конфликтная стратегия. Стратегия сотрудничества реализуется с помощью аргументативно-персуазивной, бенефактивной, ламентативной, седуктивной, инклюзивной тактик. Конфликтная стратегия – с помощью тактики негативной оценки и менасивной тактики.

Как показал анализ примеров, для несубординативных коммуникативных ситуаций характерно использование бенефактивной, ламентативной, седуктивной и инклюзивной тактик; для коммуникативных ситуаций «вышестоящий – нижестоящему» – тактики неодобрения, бенефактивной, менасивной и инклюзивной тактик; для коммуникативных ситуаций «нижестоящий – вышестоящему» – аргументативно-персуазивной, седуктивной и ламентативной тактик. При контактном взаимодействии коммуникантов используется стратегия сотрудничества, при дистантном – конфликтная стратегия.

Полученные в ходе работы над диссертацией выводы могут послужить базой для дальнейшего исследования. Представляется интерес, в частности, к изучению случаев использования косвенных речевых актов в различных типах дискурса, а также дальнейшее изучение закономерностей процесса прагматической категоризации.

III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Перлова Ю.В. К вопросу о классификации категории императива // Современные методы исследования в гуманитарных науках: Материалы научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных (16-17 декабря). – СПб.: Изд-во Пушкинский дом, 2008. – С. 5355. – 0,08 п.л.
  2. Перлова Ю.В. Компрессия речевого акта как способ косвенного выражения побуждения // Герценовские чтения. Иностранные языки: Материалы межвузовской научной конференции, 28-29 апреля 2010 г. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2010. – С. 110112. – 0,08 п.л.
  3. Перлова Ю.В. Речевой акт неодобрения как косвенный способ реализации побудительной интенции // Информация - Коммуникация - Общество: материалы конференции (27-28 января). – СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2011. С. 117118 – 0, 1 п.л.
  4. Перлова Ю.В. Окказиональная категоризация побудительности // Язык и речевая деятельность в междисциплинарном пространстве: Материалы конференции (12-13 мая). – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011. – С. 2528. – 0,2 п.л.
  5. Перлова Ю.В. Прагматический анализ ламентативной тактики при реализации побудительной интенции // Герценовские чтения. Иностранные языки: Материалы межвузовской научной конференции, 19-20 мая 2011 г. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2011. – С. 113114. – 0,06 п.л.
  6. Перлова Ю.В. Актуализация окказионального смысла побудительности // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2011. № 3. С. 6971. 0,3 п.л.
  7. Перлова Ю.В. Влияние фактора адресата на косвенное выражение побудительной интенции // Известия СПбГЭТУ “ЛЭТИ”. 2011. № 8. С. 108112. 0,5 п.л.
  8. Перлова Ю.В. Компрессия высказывания как косвенный способ выражения побудительной интенции // Известия СПбГЭТУ “ЛЭТИ”. 2012. № 1. С. 114117. 0,4 п.л.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.