WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КОНСТАНТИНОВА АННА АЛЕКСАНДРОВНА

КОГНИТИВНО-ДИСКУРСИВНЫЕ ФУНКЦИИ

ПОСЛОВИЦ И ПОГОВОРОК В РАЗНЫХ ТИПАХ ДИСКУРСА

НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.04 – Германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва – 2012

       Работа выполнена на кафедре английского языкознания филологического факультета Московского государственного университета имени  М. В. Ломоносова

Научный консультант: доктор филологических наук профессор

Александрова Ольга Викторовна

Официальные оппонентыЗаботкина Вера Ивановна

доктор филологических наук профессор

проректор по международным

инновационным проектам

Российского государственного

гуманитарного университета

Ковшова Мария Львовна

доктор филологических наук

ведущий научный сотрудник Отдела

теоретического и прикладного языкознания

Института языкознания РАН

  Джиоева Алеся Александровна

  доктор филологических наук профессор

  заместитель декана по обучению

  иностранным языкам

  факультета мировой политики

  Московского государственного

  университета имени М. В. Ломоносова

Ведущая организацияТамбовский государственный

  университет имени Г. Р. Державина

Защита состоится «___» октября 2012 года в  часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.80 при Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, ГСП-1, Ленинские горы, 1 учебный корпус, филологический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке 1 учебного корпуса МГУ им. М. В. Ломоносова.

Автореферат разослан « »  2012 г. 

Ученый секретарь

диссертационного совета

профессор  Комова Татьяна Андреевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       Сегодня наряду с чисто лингвистическим, фольклористическим и эмпирическим подходами в отечественных и зарубежных изысканиях в область науки о пословицах и поговорках активно внедряются достижения таких дисциплин, как когнитивная лингвистика и теория дискурса. В задачи лингвиста, несомненно, входит определение роли языка и меры его воздействия на различные виды человеческой деятельности. В рамках когнитивного подхода язык рассматривается во взаимосвязи с когницией, т. е. предпринимаются попытки объяснить его роль в процессах получения, обработки и хранения человеком информации. Мы также считаем принципиально важным получение языковых данных для анализа из дискурса. Изучение языковых единиц с когнитивно-дискурсивной точки зрения, в том числе пословиц и поговорок, означает определение их роли в процессе когниции и в процессе коммуникации.

       Паремии уникальны тем, что они не только членят действительность, запечатлевая некоторую ситуацию, но и служат готовым средством репрезентации сходных с ней ситуаций. Одновременно с этим они направлены на дескрипцию, интерпретацию мира, выражение отношения и оценки. Паремии в дискурсе сигнализируют о намерении, а, точнее, замысле говорящего. В силу этого они наделены значительной концептуальной силой. Только на фоне дискурса (и текста как его материального выражения) паремии могут получить наиболее полное описание, при этом когнитивно-дискурсивная парадигма выступает как интегральный подход, нацеленный на объединение различных точек зрения на предмет исследования1. Вот почему одной из актуальных задач паремиологии (науки о пословицах и поговорках) является использование когнитивно-дискурсивного анализа изучаемых единиц.

       Особенности применения пословиц и поговорок в дискурсе с когнитивной точки зрения, а также особая роль этих единиц в оптимизации речевого общения недостаточно исследованы как в зарубежных, так и отечественных работах. Когнитивная природа паремических единиц подвергалась рассмотрению2, но их функции в дискурсе все еще остаются неизученными. Тем не менее, в современных условиях широкого распространения и повсеместного использования английского языка особое значение приобретают знаковые для коммуникантов и способствующие передаче заключенного в сообщении содержания намерения паремические единицы. Для пользующегося английским языком в разных целях важно понимать, о чем паремия сигнализирует в том или ином типе дискурса, какую когнитивную и прагматическую нагрузку несет в определенной коммуникативной ситуации. Так, настоящая диссертационная работа посвящена исследованию лингвокогнитивных и лингвопрагматических основ, на которых базируется процесс функционирования англо-американских пословиц и поговорок в разных типах дискурса на английском языке, что обусловливает ее актуальность.

       Основной целью диссертационного исследования, таким образом, является выделение и изучение когнитивно-дискурсивных функций англо-американских пословиц и поговорок в различных типах дискурса, т. е. анализ их участия в обработке и структурировании информации в реальных и вымышленных (создаваемых в воображении автора) ситуациях общения.        Анализируемые типы дискурса объединены в две масштабные группы – дискурс публичной коммуникации (дискурс публичных выступлений) и медиадискурс. Изучаемые в диссертации типы дискурса публичной коммуникации (политические речи Б. Обамы, дискурс актовых речей, дискурс нобелевских лекций) обладают всеми основными характеристиками публичной речи, представляющей форму непосредственной коммуникации. В теории коммуникации под «медиа» понимаются каналы или средства передачи и хранения информации. Относимые в исследовании к группе медиадискурса дискурс телесериала, дискурс печатного интервью, дискурс популярной музыки и дискурс мюзикла имеют особые средства/каналы хранения и трансляции смыслового содержания. Так, они представляют собой формы опосредованной коммуникации и на этом основании объединены в одну группу. По утверджению Т. Г. Добросклонской, «медиатексты являются сегодня одной из самых распространенных форм бытования языка»3. Вместе с тем, дискурс публичной коммуникации представляет мощный ресурс, обладающий значительным воздейственным потенциалом. Выбор обозначенных групп типов дискурса, таким образом, также вносит вклад в обеспечение актуальности предпринятого исследования.

       Достижение поставленной цели предполагает решение ряда конкретных задач:

  1. выделить основные аспекты когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания (заложенной в трудах Е. С. Кубряковой), релевантные для изучения пословиц и поговорок;
  2. рассмотреть свойства паремий как когнитивных образований;
  3. изучить когнитивные аспекты окказионального применения паремий в дискурсе;
  4. рассмотреть специфические особенности анализируемых в работе типов дискурса, релевантные в связи с предпринимаемым когнитивно-дискурсивным анализом процесса функционирования паремий;
  5. изучить роль паремий в процессе структурирования, обработки и представления информации в дискурсе;
  6. выделить и описать когнитивно-дискурсивные функции пословиц и поговорок;
  7. установить наличие/отсутствие связи между функцией паремии и типом/характеристиками дискурса.

       Объектом исследования выступили англо-американские пословицы и поговорки как элементы когнитивной базы, разделяемой использующими английский язык коммуникантами.

       Предметом исследования стал процесс функционирования паремий в разных типах дискурса на английском языке с позиций когнитивно-дискурсивной парадигмы.

       Гипотезой предпринятого научного изыскания явилось положение о том, что пословицы и поговорки представляют собой готовое средство хранения, обработки и извлечения информации в дискурсе, а также его структурирования.

       Настоящее диссертационное исследование нацелено на дальнейшее осмысление и интерпретацию автором накопленного научного опыта с новых позиций когнитивно-дискурсивной парадигмы, а также развернутое и углубленное рассмотрение важнейших проблем паремиологии. Так, для решения поставленных задач основными являются следующие методы исследования:

  • теоретический анализ и обобщение данных из различных областей лингвистики и когнитивной науки;
  • когнитивный подход;
  • дискурсивный анализ, предполагающий комплексное толкование смысла и когнитивных функций паремий и их модификаций на основе широкого контекста дискурсивной ситуации;
  • контекстуальный анализ;
  • метод лингвистического описания, включающий в себя приемы наблюдения, интерпретации, сопоставления, обобщения и классификации;
  • элементы метода статистической обработки и обобщения полученных данных.

       Научно-методологической базой настоящего научного изыскания послужили следующие концепции отечественных и зарубежных ученых, изложенные в трудах по: когнитивно-дискурсивной лингвистике (Е. С. Кубрякова), теории дискурса (Е. С. Кубрякова, О. В. Александрова, Н. Д. Арутюнова, Л. В. Цурикова, Ю. С. Степанов, А. А. Кибрик, В. И. Карасик, В. З. Демьянков, T. van Dijk, Th. van Leeuwen, D. Schiffrin, D. Macdonell, J. Gumperz), когнитивной лингвистике (Е. С. Кубрякова, О. В. Александрова, Н. Н. Болдырев, Д. О. Добровольский, T. van Dijk, R. P. Honeck, W. Kintsch, F. C. Bartlett, I. H. Paul, U. Neisser), теории энтекстуализации (M. Silverstein, G. Urban, Ch. L. Briggs, S. D. Winick), теории интертекстуальности (Ю. Кристева, Р. Барт, R. Bauman), теории прецедентности (Ю. Н. Караулов,  Б. Д. Гудков, И. В. Захаренко, В. В. Красных), окказиональной фразеологии (А. М. Мелерович, В. М. Мокиенко, А. А. Изотова, A. T. Litovkina, W. Mieder, A. Naciscione), нарратологии (G. Gentte, P. Hhn, M. Toolan, D. Herman, W. Iser).

       Теоретическая значимость заключается в том, что данное исследование вносит вклад в развитие теории дискурса и когнитивно-дискурсивного подхода в лингвистике. В нем формулируются основы изучения паремий с когнитивно-дискурсивной точки зрения, т. е. определения их роли в важнейших для человека процессах когниции и коммуникации, что позволяет получить наиболее полное описание пословично-поговорочных единиц английского языка. Интегральный подход к явлению пословиц и поговорок сделал возможным объединение различных точек зрения на предмет исследования и выделение их специфических когнитивных характеристик. Теоретическая значимость диссертации также связана с применением когнитивно-дискурсивного подхода к изучению различных аспектов (как лингвистических, так и экстралингвистических) явления окказиональной модификации паремий в дискурсе, что позволило раскрыть его комплексную природу. Учет специфики используемого подхода и решаемых исследовательских задач обусловил необходимость определения пословицы и поговорки с позиций теории прецедентности, интертекстуальности и энтекстуализации. Тем самым, целый ряд понятий и положений как собственно когнитивной лингвистики и теории дискурса, так и паремиологии выводятся в настоящей работе на новый уровень научного обобщения.

       Практическая ценность диссертационного исследования состоит в том, что его результаты имеют продуктивный характер и способствуют оптимизации англоязычного общения в современных условиях. Его результаты и материалы могут эффективно применяться как в теоретических изысканиях по когнитивной лингвистике, так и при составлении курсов по лексикологии (и фразеологии), когнитивной паремиологии, когнитивной лингвистике, теории дискурса, прагмалингвистике, семиотике. Полезным также видится внедрение его результатов в преподавание практических курсов по риторике и речевой коммуникации для повышения эффективности процесса изучения английского языка.

       Материалом исследования послужили около 4 000 случаев применения англо-американских паремий в дискурсе публичной коммуникации (политические выступления Б. Обамы, дискурс актовых речей, дискурс нобелевских лекций) и медиадискурсе (дискурс медицинского телесериала, дискурс печатного интервью, дискурс популярной песни, дискурс мюзикла) 1980 – 2011 гг. Исключение составляет дискурс нобелевских лекций, где для репрезентативности фактического материала были рассмотрены тексты всех англоязычных речей (премия мира и премия по литературе) с момента начала вручения премии (1901 – 2011 гг.), а также дискурс популярной песни, в котором анализировались тексты некоторых музыкальных хитов, начиная с 1960 г.

       

       Научная новизна диссертационного исследования обусловлена следующими факторами:

  • в работе впервые введено понятие когнитивно-дискурсивной функции паремии;
  • в ней впервые выделены и описаны когнитивно-дискурсивные функции пословиц и поговорок в современном англоязычном дискурсивном пространстве;
  • выявлены характеристики определенных типов дискурса публичной коммуникации и медиадискурса;
  • впервые рассмотрен процесс функционирования паремий в таких недостаточно изученных типах дискурса, как мюзикл, нобелевские речи, актовые речи.

       Положения работы, выносимые на защиту:

  1. Специфика паремий как когнитивных языковых образований заключается в том, что они категоризуют действительность, запечатлевая некоторую повторяющуюся ситуацию, и служат готовым средством репрезентации других, аналогичных ситуаций.
  2. Когнитивная природа паремий как прецедентных высказываний обеспечивает их востребованность и частотность применения в дискурсе.
  3. Когнитивно-дискурсивный подход к изучению процесса функционирования паремий в дискурсе является наиболее релевантным, так как позволяет осуществлять комплексный анализ роли паремий в процессе когниции и коммуникации.
  4. Паремии не являются застывшими семантическими сущностями, чье значение хранится в долговременной памяти человека. Каждый раз при их использовании в коммуникации их значение выстраивается заново и обусловливается динамикой дискурса.
  5. Творческое применение англо-американских паремий является преобладающей формой их использования в дискурсе публичной коммуникации и медиадискурсе. Окказиональная модификация пословиц и поговорок имеет комплексный характер и должна рассматриваться не только как лингвистический, но и как когнитивно-дискурсивный феномен.
  6. Пословицы и поговорки представяют собой полифункциональные дискурсивные единицы. Появление их в дискурсе когнитивно обусловлено. Универсальной и обязательной для всех паремий является когнитивно-дискурсивная функция внутренней экспликации дискурса, предполагающая подразделение на следующие специфические функции: функция эмоционального выделения, функция резюме, функция семантического выделения, функция структурной организации дискурса, эвфемистическая функция, функция когнитивной экономии, фатическая функция.
  7. Функция организации дискурса является одной из важнейших когнитивно-дискурсивных функций паремий, так как паремии способны не только структурировать дискурсивное пространство речевого произведения, но и раскрывать его функциональную перспективу и коммуникативное развитие.
  8. Использование паремий в той или иной функции в дискурсе обусловлено характеристиками последнего как лингвистического, так и социокультурного феномена.

       Результаты исследования подтвердили гипотезу, положенную в его основу.

       Апробация работы. Основные результаты исследования были отражены в 28 научных и учебно-методических работах, 10 из которых опубликованы в периодических изданиях, рекомендованных ВАК, 4 – в зарубежном ежегодном научном журнале «Proverbium».

       Отдельные положения работы были представлены в форме докладов на международных научно-практических конференциях: «Журналистика и медиаобразование-2008» (Белгород, 2008 г.), «Актуальные проблемы лингводидактики и лингвистики: сущность, концепции, перспективы» (Волгоград, 2008 г.), «Активные процессы в различных типах дискурсов: политический, медийный, рекламный дискурсы и Интернет-коммуникация» (Москва, 2009 г.), «Теория и практика языковой коммуникации» (Уфа, 2010 г.), а также межвузовской научно-практической конференции «Язык и межкультурная коммуникация (Санкт-Петербург, 2010 г.).

       Результаты данного исследования также нашли отражение в монографиях «Англо-американские паремии в медиадискурсе: когнитивно-дискурсивный анализ» (2012 г.), «Когнитивно-дискурсивные аспекты использования англо-американских паремий в дискурсе публичной коммуникации» (2012 г.) и учебном пособии «Traditional Wisdom?: Anglo-American Proverbs in Oral Speech Practice» (2010 г.).

       Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры английского языкознания филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, а также на кафедре немецкого и русского языков университета Вермонта (США) в рамках стажировки по программе обмена учеными фонда Фулбрайта.

       Объем и структура исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и списка источников примеров. Общий объем работы составил 433 страницы, объем основного текста – 402 страницы.

       Во Введении обосновываются выбор темы и ее актуальность, формулируются основная цель и задачи работы, характеризуются материал исследования и методы его анализа, определяется степень научной новизны диссертации, теоретическое и практическое значение результатов, полученных в ходе исследования, а также излагаются основные положения, выдвигаемые на защиту.

       В первой главе «Когнитивно-дискурсивная парадигма в паремиологии» представлено последовательное обоснование необходимости изучения паремий в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания.

       Раздел 1.1. посвящен описанию явления пословицы и поговорки в свете когнитивно-дискурсивного подхода. За любым языковым феноменом стоят ментальные (концептуальные) структуры: имеющиеся у человека структуры знания, формируемые в результате его взаимодействия с окружающим миром (т. е. приобретения опыта), определяют использование им языковых средств в процессе коммуникации. Учеными все больше осознается необходимость строить лингвистическую теорию на наблюдении за использованием языка, на экспериментальных тестах, подтверждающих ее правильность, и на общем знании когнитивной функции. Мы также подчеркиваем принципиальную значимость получения языковых данных для анализа из дискурса. Изучение паремических единиц с когнитивно-дискурсивной точки зрения предполагает установление их роли в процессе когниции и в процессе коммуникации. Только на фоне дискурса (и текста как его материального выражения) паремии могут получить наиболее полное описание. Применение когнитивно-дискурсивного анализа при этом позволяет охватить различные подходы к предмету исследования.

       Пословичная когниция осуществляется рядом когнитивных процессов. В первую очередь, это индукция (обобщение), сопровождаемая процессами ментальной репрезентации, категоризации, инференции, аналогии. Паремии членят действительность, запечатлевая некоторую ситуацию, и служат готовым средством репрезентации сходных с ней ситуаций. В основе схемы паремической категоризации лежит аналогическое мышление. Когнитивная сила пословиц заключается, тем самым, в том, что их абстрактное значение выстраивается на основе знакомых, привычных и, как правило, понятных для представителей некоторой лингво-культурной группы концептов.

       Паремии как овеществленные элементы опыта, знаний, наблюдений, верований и т. д. входят в когнитивную базу4 (и внутренний лексикон как ее компонент) носителей определенного языка и, соответственно, культуры; наличие разделяемой когнитивной базы служит, таким образом, условием распознавания и понимания используемых в дискурсе паремий (и особенно их модификаций). Паремии хранятся в памяти как целостные готовые структуры с фиксированным лексическим наполнением. Их значение «конструируется» каждый раз при их использовании в дискурсе. Это объясняется тем, что процесс коммуникации обусловливается, в том числе, скрытыми факторами, к примеру, личности взаимодействующих людей, передаваемое и воспринимаемое когнитивное содержание. Так, паремии не являются застывшими семантическими сущностями; значение пословиц и поговорок рождается в дискурсе.

       Внутренний лексикон как структурированный набор конвенциональных языковых форм хранится в памяти человека. «Народное знание», заключенное в паремиях, – также всего лишь условность, поэтому, несомненно, подлежит изменениям. Язык «оживает» в дискурсе; именно в дискурсе снимаются некоторые запреты, преодолеваются существующие ограничения. Несмотря на то, что в основе схемы паремической категоризации лежит аналогическое мышление, пословичные и поговорочные категории очень подвижны: они постоянно меняются и перестраиваются в результате употребления паремий в новых контекстах.

       Нельзя не согласиться с утверждением, что «в дискурсе отражается и строится один из «возможных миров», а для того, чтобы сделать это и объективировать намерение говорящего и его ментальность, используются особые языковые средства»5

. Как показывает наше исследование и непосредственные наблюдения в процессе пребывания в американской социокультурной среде, употребление паремий характерно для разных типов дискурса; они представляют собой универсальное языковое средство. Вследствие этого изучать каждое языковое явление надо в его использовании – в тексте и дискурсе, а когнитивный подход должен быть дополнен дискурсивным анализом и наблюдениями за функционированием существующих форм и созданием новых.

       В Разделе 1.2. на основе анализа некоторых существующих концепций «дискурса» представлено наше понимание этого важного для предпринятого изыскания понятия. Сегодня существует множество трудов, посвященных «дискурсу»; пожалуй, в каждом из них авторами констатируется факт отсутствия единого, общепринятого толкования данного термина. Так, дискурс – «сложное коммуникативное событие» («complex communicative event») (Т. ван Дейк), «текст, взятый в событийном аспекте» (Н. Д. Арутюнова), «текст, погруженный в ситуацию общения» (О. Л. Михалёва), «текст в его становлении перед мысленным взором интерпретатора» (В. З. Демьянков), «язык в языке» (Ю. С. Степанов). Дискурс как сложное коммуникативное событие есть форма использования языка автором (с учетом его личностных характеристик) с определенной целью в определенной социальной ситуации. Мы выделяем цель как главный компонент дискурса, так как считаем, что всякая деятельность человека, в том числе использование языка в процессе коммуникации, предопределена конкретной целью. В этом смысле обращение к прагматическим исследованиям представляется особенно перспективным. По аналогии с прагматической историей, рассматривающей события в связи с их причинами, сопровождающими обстоятельствами и следствиями, мы предлагаем изучать дискурс, исходя из цели (и, следовательно, когнитивных установок автора), а также с учетом достигнутого результата. Понимание дискурса как комплексного коммуникативного события предполагает наличие множества ракурсов его рассмотрения: при изучении любой дискурсивной деятельности должен учитываться не только ее лингвистический аспект, но и ее зависимость от ряда экстралингвистических факторов. Языковое взаимодействие коммуникантов осуществляется на фоне разных социальных и культурных контекстов, поэтому важна не только наша роль в создании или интерпретации дискурса (пишущий – читатель, говорящий – слушатель), но и наша социальная роль как представителя общества и культуры.

       В работе мы делаем особый акцент на социальной и когнитивной составляющих дискурса. Так, закономерным представляется положение о необходимости изучения дискурса (и текстов как его «продуктов») в тесной связи с коммуникантами: субъектом, творящим текст, и объектом языкового воздействия. Мы полностью разделяем позицию когнитивных психологов и лингвистов, утверждающих, что дискурс сам по себе не имеет смысла, но смысл присваивается дискурсу (а не извлекается из него) в процессе интерпретации людьми, использующими язык6. Человек (= интерпретатор) находит значение в различных элементах социокультурного пространства, в котором осуществляется коммуникация. В реферируемом исследовании внимание фокусируется на лингвистических формах передачи значения (а, именно, паремиях), а также на других когнитивных аспектах функционирования пословиц и поговорок в дискурсе. Исследование дискурса, таким образом, подразумевает не просто изучение текста, но прежде всего анализ ментально выстраиваемых адресатом и адресантом смыслов.

       Раздел 1.3. диссертационного исследования посвящен рассмотрению постмодернистских основ когнитивно-дискурсивной парадигмы в лингвистике. Термин «постмодернизм» изначально (1950-ые гг.) употреблялся для обозначения художественного направления в искусстве, а затем был перенесен и в область философии, социально-политической жизни общества прежде всего развитых западных стран (1980-ые гг.). Часто постмодернизм трактуется как духовное явление в сфере культуры и философии, как своеобразный интеллектуальный стиль, реакция на ситуацию в обществе и искусстве, даже как особое мироощущение и мировосприятие. Постмодернизм характеризуется стиранием границ между искусством и повседневной жизнью, разрушением иерархического различия между элитарной и популярной (массовой) культурой, стилистическим эклектизмом и смешением кодов. Одной из отличительных черт, значимых для предпринятого изыскания, является скептицизм по отношению к любым авторитетам и, как следствие, их ироническое толкование, установка на «пародийный модус повествования», пастиш. Основными постмодернистскими концепциями, позволяющими наиболее полно представить природу и процесс функционирования паремий в дискурсе, являются теория интертекстуальности (Раздел 1.3.1.) и теория энтекстуализации (Раздел 1.3.2.).

       В рамках когнитивно-дискурсивного подхода в лингвистике текст трактуется как продукт, материальное воплощение дискурса. Таким образом, текст-дискурс изучается в связи с множеством различных факторов, в том числе интертекстуального плана. В настоящей работе термин «интертекстуальность» используется для обозначения явления присутствия в тексте (дискурсе) элементов других текстов (дискурсов) – интертекстем, принадлежащих культурному пространству (как лингво-национальному, так и общечеловеческому), а также существующего вследствие этого взаимодействия между текстами. Очевидно, что это свойство текстов представляет чрезвычайную значимость для их интерпретации. В реферируемом диссертационном исследовании паремии рассматриваются как подобные интертекстемы.

       Термин «еntextualization» (англ. en «в, на»; textualization «текстуализация, закрепление в виде текста») был введен в научный оборот в конце 1980-х – начале 1990-х годов для обозначения «процесса представления определенного дискурса (или его элемента) как текста, выделяемого из оригинального контекста»7. По мнению американских ученых-антропологов М. Сильверштейна и Г. Урбана, носители языка принимают участие в процессе «извлечения текстов из раннего окружения (дискурса)», тем самым создавая образ общей, передаваемой (наследуемой) культуры, а затем используют их, в том числе, в целях установления контроля и поддержания власти8. Текст выделяется из первоначального дискурса, деконтекстуализируется (становится независимым от своего пространственно-временного контекста), а затем реконтекстуализируется (формализуется в уже новом ситуационном контексте). Таким образом, энтекстуализированный дискурс может поддерживать статус «эмблемы» культуры только в случае периодического использования его в новых дискурсах.

       В реферируемой работе рассмотрение процесса энтекстуализации оказывается значимым в связи с обсуждаемой в ней проблемой появления новых пословиц. В предложенном в диссертации определении пословицы и поговорки выделяется отсутствие известного (узнаваемого) автора как одна из важных характеристик этих устойчивых единиц. Бесспорно, изначально любая паремия появляется на свет как некоторое устное или письменное произведение конкретного человека в конкретной ситуации (дискурсе). Как представляется, именно энтекстуализация – первый шаг на пути перехода этого, еще авторского, высказывания в разряд паремий.

       В Разделе 1.4. обосновывается релевантность учета теории прецедентности в дефиниции пословицы и поговорки. В нем подчеркивается, что паремии 1) являются актуальными для той или иной личности в когнитивном (познавательном и эмоциональном) плане: они схематично представляют различные жизненные ситуации и взывают к эмоциям; 2) имеют сверхличностный характер, т. к. хорошо известны представителям некоторой лингво-культурной группы; 3) обращение к ним постоянно возобновляется в речи (дискурсе) представителей данного языкового сообщества. Перечисленные свойства являются определяющими для прецедентных текстов. Так, в рамках теории прецедентности паремические единицы изучаются как прецедентные феномены, точнее, прецедентные высказывания (они являются феноменами лингво-когнитивного плана, т. к. имеют фиксированную языковую форму)9. Таким образом, под пословицей предлагается понимать автономное (не имеющее известного автора) прецедентное высказывание (распространенное традиционное суждение, выполняющее функцию схематизации и упрощения знаний), в грамматическом плане представляющее законченное предложение и наделенное обобщающей семантикой. Поговорка трактуется как автономное прецедентное высказывание, часто не являющееся законченным предложением и наделенное конкретизирующей семантикой.

       В Разделе 1.5. представлена концепция когнитивно-дискурсивных функций пословиц и поговорок, разработанная с опорой на труды когнитивных психологов, занимавшихся исследованиями триады «память – когниция – дискурс» (Ч. Бартлетт, Т. ван Дейк, У. Кинтш, И. Ч. Пол, У. Нейссер и др.).

       Паремические единицы как элементы когнитивной базы, разделяемой членами некоторого лингво-культурного сообщества, являются контекстуальными сигналами в дискурсе, способными влиять на восприятие транслируемой информации. Когнитивная база человека во многом детерминирует как построение, так и лингвистическое наполнение дискурса. Появление пословиц и поговорок в дискурсе когнитивно обусловлено. Паремии выполняют определенные функции в дискурсе (когнитивно-дискурсивные функции): они, с одной стороны, являются его организующими элементами, с другой стороны, помогают его интерпретации. Таким образом, под когнитивно-дискурсивной функцией паремий подразумевается их роль как единиц дискурса в организации и представлении информации в дискурсивном пространстве.

       В ходе исследования были выделены следующие когнитивно-дискурсивные функции пословиц и поговорок: 1) функция внутренней экспликации дискурса. Будучи прецедентными высказываниями, известными большинству представителей лингво-культурной общности, и составляющими когнитивной базы, пословицы и поговорки служат элементами внутренней экспликации дискурса и, тем самым, облегчают его обработку, понимание и запоминание/воспоминание. Другими словами, паремии позволяют препарировать информацию таким образом, чтобы ее передача и восприятие оказались наиболее эффективными. Эта функция является обязательной для всех паремических единиц в дискурсе. Из нее вытекают более специфические функции. Однако предлагаемое распределение функций по группам не стоит считать абсолютным и взаимонепроницаемым. Анализ показывает, что зачастую какая-либо из этих функций в дискурсе не реализуется в «чистом виде», в отрыве от других, но, все же, в ходе исследования мы выделяем ту или иную функцию как лидирующую, выходящую в дискурсе на первый план. 2) Функция эмоционального выделения. Как прецедентные высказывания пословицы и поговорки представляют эмоциональную ценность для носителей определенной культуры и языка, они могут являться «выразителями» отношения к некоторому (а, может, и бесконечному) множеству аналогичных ситуаций, тем самым вносят весомый вклад в расстановку эмоциональных акцентов в дискурсе. 3) Функция резюме. Паремии (в первую очередь, пословицы) выражают некоторое обобщение, наблюдение, поэтому могут выступать незаменимыми средствами резюмирования, т. е. краткого изложения сути, смысла в дискурсе, подытоживания отдельных частей текста. 4) Функция семантического выделения. Как авторитетные прецедентные высказывания паремии выступают в дискурсе в качестве хорошо запоминающегося сигнала для генерирования информации, тем самым выполняют функцию семантического выделения наиболее важной информации в дискурсе. 5) Функция структурной организации дискурса. Паремии выстраивают схемы для организации, запоминания и осмысления информации в дискурсе, т. е. выступают элементами его структурной организации, концептуальными связками, структурирующими имеющуюся информацию и интегрирующими новую, поступающую, информацию. Они, таким образом, способны выстраивать «каркас» произведения/текста, представляя развитие его коммуникативной перспективы. 6) Эвфемистическая функция. Фигуральность паремий (их семантическая неоднозначность) помогает говорящему избегать в дискурсе нетактичных, обидных, неприличных, оскорбительных, по его мнению, слов или фраз. Стоит, все же, признать, что предлагаемое название функции условно в том смысле, что паремии далеко не являются «нейтральным языком», что требуется от языка эвфемистического. Однако мы выбрали этот термин, так как пословично-поговорочные единицы в дискурсе зачастую помогают избегать коммуникативных конфликтов, позволяют завуалировать существо дела или закодировать информацию и сделать ее тем самым понятной для ограниченной аудитории. 7) Функция когнитивной экономии. Наделенные лаконичной формой, рассматриваемые языковые единицы выступают как экономичные знаки ситуаций, имеющие значительную когнитивную силу и делающие процесс обработки передаваемой информации более эффективным: более быстрым и простым. Тем самым, паремии служат наглядным доказательством действия когнитивного закона наименьших усилий. 8) Фатическая функция. По нашим наблюдениям, паремии могут служить эффективным сигналом ориентации адресанта на адресата, имеющей целью установление или поддержание контакта. Употребление паремических единиц может также сигнализировать об определенной реакции на воспринятую информацию в дискурсе. Одновременно с этим пословицы и поговорки как прецедентные феномены и символы культуры, элементы когнитивной базы выступают в дискурсе своеобразным маркером общественности («sociality»), социокультурной принадлежности или «включенности» использующего их в речи участника коммуникации.

       Во второй главе «Феномен языковой модификации и паремиотворчество как объекты изучения когнитивно-дискурсивной паремиологии» рассматриваются когнитивно-дискурсивные аспекты окказиональной модификации англо-американских паремий в дискурсе, а также феномен создания новых паремических единиц.

       В Разделе 2.1. обосновывается необходимость изучения творческого применения пословиц и поговорок не только как лингвистического, но и как когнитивно-дискурсивного явления. Проведенное исследование показало, что окказиональное использование паремий является преимущественным в дискурсе публичной коммуникации и медиадискурсе на английском языке. Существенным условием окказионального применения паремий мы называем их способность адаптироваться к нуждам коммуникации, что обеспечивается их важнейшими свойствами – полисемантичностью и полифункциональностью. Постоянные изменения в жизни народа, вызываемые множеством факторов, приводят к смене взглядов, представлений, идеологий, морали. Все это естественным образом находит свое отражение в паремике.

       Несмотря на то, что феномен трансформации устойчивых языковых единиц наблюдается уже давно, а стремление переиначить традиционное вообще свойственно человеку, в последние десятилетия процесс модификации в английском и в русском языках стал особенно масштабным и динамичным. Явление трансформации языковых единиц, в том числе пословиц и поговорок, а также создание новых паремических выражений, которое в самом общем виде определяется как «языкотворчество», «паремиотворчество», «творческая филология», «неофразия», активно изучаются специалистами из разных стран. Результат такой исследовательской активности – широкий терминологический аппарат для обозначения продуктов лингвистических переделок, самих языковых трансформов. Вот лишь некоторые из существующих сегодня терминов: «фрашка», «анти-пословица», «квазипословица», «кукизм», «инопословица», «противословица», «пословичные новообразования», англ. «perverb» («perverse proverb»), «fractured proverb», «twisted wisdom», нем. «verdrehte Weisheit», «verdreschte Phrase».

       Язык, главный капитал информационного века (М. Эпштейн), является также одним из наиважнейших и мощнейших средств (как прямых, так и косвенных) воздействия на широкие массы людей. В целом, подобное «творчество» расширяет языковые границы культуры, отчасти меняет ее традиции, отражает новые способы мышления и предлагает направления действия. Таким образом, первостепенную задачу когнитивно-дискурсивной паремиологии сегодня видим в регистрации, а также функционально-стилистической интерпретации трансформированных пословиц и поговорок (многие из которых являют собой самостоятельные паремии) с особым акцентом на прагматических и когнитивных аспектах.

       В основе языкового творчества лежит явление окказиональности (лат. арх. (= occasio) «случай, повод») создание автором новообразований (единиц разной протяженности – от слова до предложения) по определенному случаю, то есть необходимых в конкретном контексте. Использование тех или иных языковых средств в процессе коммуникации будет адекватным, когда адресант и адресат сообщения разделяют когнитивную базу. Факт совпадения когнитивной базы у коммуникантов приобретает особое значение в случае творческого использования единиц языка.

       Осуществленное исследование позволило заключить, что причины «сотворения» окказиональных единиц носят прагматический и когнитивный характер. Творческое использование паремий позволяет автору решать следующие основные задачи, служащие главной прагматической цели воздействия на адресата: 1) привлечение внимания; 2) выражение отношения, оценки; 3) создание стилистического эффекта: повышение экспрессивности, эмоциональности, создание индивидуального авторского стиля. Кроме того, появление окказиональных единиц в дискурсе вызвано потребностью назвать еще не названное, передать новое (или в некоторых случаях обновленное) когнитивное содержание, что, очевидно, имеет когнитивную обусловленность.

       В ходе исследования было сделано наблюдение о том, что широкий набор анализируемых случаев окказиональной модификации паремий неоднороден в отношении применяемых лингвистических механизмов, а также достигаемого с помощью творческого использования пословиц и поговорок эффекта. В данном разделе представлена также классификация модифицированных англо-американских пословиц и поговорок, в основу которой положен признак результата творческого обыгрывания паремий. Были выделены следующие группы трансформов: 1) паремии-гапаксы (греч. hpax eirmnon – «слово или оборот, употребленные для данного случая»). Гапаксы тесно связаны с контекстом: вне «порождающего» контекста они бессмысленны; часто имеют малую художественную ценность и, вследствие этого, небольшой воздействующий потенциал. К примеру, вторая часть пословицы Love me, love my dog подвергается замене в названии и тексте известной песни Элвиса Пресли «Love me, love the life I lead»:

Oh, if you're gonna love me, love the life I lead

Need the things I need, don't try to change me

If you're gonna take me, take me for what I am.

2) Авторские выражения на основе узуальных паремий. При рассмотрении авторских выражений можно отчетливо наблюдать то, как в процессе использования паремий свое действие обнаруживают лингвистические и когнитивно-прагматические факторы, когда видение мира автором, то есть его идеи, мысли, взгляды, представления, обретают в дискурсе «упаковку», хоть и собираемую из элементов имеющегося готового языкового материала, но очень колоритную и неповторимую. Приведем случай окказионального использования известной паремии Every cloud has a silver lining министром обороны США Р. М. Гейтсом в его обращении на Мировом форуме будущего демократии (17 сентября 2007 г., Вирджиния). В произнесенной речи политик цитирует слова журналиста, давшего следующую характеристику его персоне:

I had quite a reputation as a pessimist when I was in the intelligence business. A journalist once described me as the Eeyore of national security – able to find the darkest cloud in any silver lining. I used to joke that when an intelligence officer smelled the flowers, he’d look around for the coffin.

       Наиболее интересный материал для когнитивно-дискурсивного анализа представляют 3) новые паремические единицы, созданные на основе традиционных пословиц и поговорок (антипословицы) и 4) новообразования, построенные по традиционным паремическим моделям (псевдопословицы).

       В задачи реферируемого изыскания не входило детальное описание приемов модификации англо-американских пословиц и поговорок в изучаемых типах дискурса. Однако в Разделе 2.2. они представлены схематично, так как языковые механизмы, используемые для творческого обыгрывания пословиц и поговорок, могут способствовать более глубокому и всестороннему пониманию когнитивно-дискурсивных функций трансформированных паремий. Итак, по нашим наблюдениям, модификация англо-американских паремий в дискурсе публичной коммуникации и медиадискурсе может осуществляться на двух уровнях – структурно-семантическом и семантическом.

       В рассматриваемых примерах активно используются приемы структурно-семантических преобразований. Модификации данного типа касаются смысла высказывания и влекут за собой изменения компонентного состава паремий, морфологические преобразования их компонентов или трансформацию синтаксической структуры.

       Изменения компонентного состава паремий достигаются а) расширением, которое реализуется с помощью приемов добавления, вклинивания, лексического наращения, б) заменой и в) сокращением компонентного состава (эллипсисом).

       В рамках собранного материала широко применяются приемы добавления: Never put the cart before the horse, unless he knows how to push it of course (Cp. Never/Don’t put the cart before the horse) [Пэт Грин, песня «Count Your Blessings»]; эллипсиса: Love makes the world (Cp. Love makes the world go round) [К. Кинг, название песни]; замены компонента (или компонентов) паремии: Paranoia is a surgeons best friend (Cp. A dog is man’s best friend) [телесериал «Анатомия Грей», 6-03].

       Среди случаев морфологической трансформации паремий можно выделить внешние приемы: Revenge is sweeter than you ever were (Cp. Revenge is sweet) [группа «The Veronicas», песня «Revenge Is Sweeter»] и внутренние приемы преобразования: Richard: <…> remember we're hoping for the best but preparing for the worst. (Cp. Hope for the best, but prepare for the worst) [телесериал «Анатомия Грей», 3-15].

       Синтаксические изменения паремий в изученном материале осуществляются такими приемами, как разрыв, переход утвердительной формы в отрицательную, переход отрицательной формы в утвердительную, переход повествовательной формы в вопросительную, синтаксическая инверсия, изменение лексико-синтаксической сочетаемости, расщепление и полная деформация. Наиболее активно в дискурсе публичной коммуникации и медиадискурсе используются приемы перехода утвердительной формы в отрицательную: «Home Ain't Where His Heart Is» [Ш. Твейн, название песни]; перехода повествовательной формы в вопросительную: О. Уинфри: You attended segregated schools until you were in tenth grade. Even then, did you believe the sky was the limit? (Cp. Sky is the limit) [интервью с К. Райс]; полной деформации: The truth is that what the great religions preached, the Yiddish-speaking people of the ghettos practiced day in and day out. (Cp. Practice what you preach) [И. Б. Зингер, «Нобелевская лекция»].

       Названные выше приемы используются в собранном практическом материале для создания паремий-гапаксов. Также были отдельно рассмотрены приемы трансформации паремий, приводящие к возникновению авторских выражений и афоризмов, к которым были отнесены следующие приемы: лексикализация, вычленение окказиональных выражений из состава паремий, аллюзия, структурно-семантическая аналогия, структурно-семантическая инверсия («паремии-перевертыши»), замена компонента паремии с использованием игры слов, метаметафора (развитие образа паремии, создание выражений на основе паремийных сюжетов, использование отдельных компонентов, выражающих элементы фразеологического значения) и образование авторских афоризмов на базе паремий языка.

       В качестве наиболее любопытных примеров приведем случаи использования структурно-семантической аналогии: <…> we are responsible for our own fate, we reap what we sow, we get what we give, we pull in what we put out. [Мадонна в интервью с О. Уинфри]; развития образа паремии: Patient: Oh, I'm not his wife. What's that saying--uh, they won't buy the cow if you give 'em the milk for free? Yeah, we're working on eight years of free milk. (Cp. Why buy a cow when you can get milk for free) [телесериал «Анатомия Грей», 6-4] и контаминации как частого приема создания авторских афоризмов: I see no evil, ask no questions, and I hear no lies (Cp. See no evil, speak no evil, hear no evil; Ask me no questions and I’ll tell you no lies) [группа «Kinks», песня «Quiet Life»].

       Семантические трансформации, т. е. семантико-стилистические преобразования, не затрагивающие лексико-грамматическую структуру пословиц и поговорок, представлены в фактическом материале такими приемами, как: приобретение паремией дополнительного семантического оттенка, создание фразеологически насыщенного контекста, двойная актуализация, буквализация значения паремии. Наиболее часто используемым приемом является создание фразеологически насыщенного контекста, достигаемое за счет одновременного использования двух и более пословиц или поговорок: Third: we must stop adult hypocrisy and live what we preach. Our children do what we do and not just what we say. Each of us must conduct regular personal audits and make sure we are a part of the solution and not a part of the problem our children face. <…> We must also preach better what we practice if it is good. (Ср. Practice what you preach; Do as I say, not as I do; If you’re not a part of the solution, you’re part of the problem) [М. Р. Эдельман «Leave No Child Behind», 1996].

       В Разделе 2.3. диссертации объектом рассмотрения выступает явление паремиотворчества с позиций когнитивно-дискурсивного подхода. Раздел 2.3.1. посвящен анти- и псевдопословицам, активное создание которых, по нашим наблюдениям, является важной отличительной чертой современного англоязычного дискурса.

       Под антипословицами в работе понимаются новые паремические единицы, созданные на основе традиционных пословиц и поговорок. Они выделяются в особую группу пословичных модификаций, так как являются самостоятельными единицами с независимым от контекста смыслом. Антипословицы, в которых применяются элементы узуальных паремий, выражают иную, нежели традиционные пословичные единицы, идею. Так, пользуясь термином теории интертекстуальности, можно сказать, что узуальные паремии выступают в качестве пратекстов для антипословичных новообразований, между которыми, по нашим наблюдениям, возможны следующие типы отношений: 1) опровержение содержания традиционной паремии. К примеру: Curiosity killed the cat, but satisfaction brought it back (Ср.Curiosity killed the cat) [Игги Поп, песня «Curiosity»]; 2) сохранение, поддержка или развитие содержания/темы пратекста: If at first you don’t succeed, go find out what the other guy did to succeed (Ср. If at first you don’t succeed, try, try again) [Б. Лернхардт, «Team USA. Sails in the Middle»]; 3) отстранение/изменение смысла паремии. В результате использования элементов узуальной паремии создается единица, рассматривающая совершенно иную тему и выражающая, соответственно, иной смысл: Wake up and smell the surgical board (Ср. Wake up and smell the coffee) [телесериал «Анатомия Грей»].

       Довольно распространенным дискурсивным явлением в современном английском языке является и, условно называемый паремиотворчеством, процесс создания псевдопословиц. Под псевдопословицами10 понимаются новообразования, построенные по традиционным паремическим моделям. Мы не называем их паремиями, так как не имеем данных относительно их массового использования. Однако их отдельное рассмотрение представляется необходимым, так как эти новообразования созданы по традиционным паремическим (структурно-семантическим) моделям обычно с использованием традиционных пословичных стилистических маркеров и выражают суждение обобщающего характера, часто созвучное традиционным пословичным идеям, как, к примеру: Every song has its play Every dog has his day (1545 г.); Hand fits giving, so do it If the cap fits, wear it (1600 г.); If you win the rat race, you're still a rat (If you X, (you) Y) If you are not at the table, you may be on the menu (19??).

       Раздел 2.3.2. посвящен проблеме современных англо-американских пословиц. Одним из актуальных вопросов англо-американской паремиологии и паремиографии сегодня является проблема полноты сборников и словарей пословиц, так как, стоит признать, что к моменту выхода того или иного лексикографического труда в свет его содержание в чем-то устаревает, а все новые и новые крылатые фразы и афоризмы приобретают паремический статус и не успевают быть зарегистрированными. Вслед за авторитетной группой американских паремиографов и паремиологов (В. Мидер, Ф. Шапиро, Ч. Дойл), авторов «Словаря современных англо-американских пословиц» (2012 г.), в нашей работе мы называем современными паремиями единицы, созданные не ранее 1900 г., а для установления пословичного статуса единиц считаем необходимыми условия их распространенности и пословичной «маркированности». Другим важным аспектом изучения современных англо-американских пословиц является вопрос их источников/популяризаторов, основными из которых, по нашим наблюдениям, выступают: кинодискурс, музыкальный дискурс, афроамериканский дискурс, бытовой дискурс, спортивный дискурс, телевизионный дискурс и рекламный дискурс. Одним из значимых источников современных пословиц являются антипословицы, как, к примеру: Do unto others before they do unto you (Ср. Do unto others as you would have them do unto you); Absence makes the heart go fonder – for someone else (Ср. Absence makes the heart grow fonder); The second mouse gets the cheese/ An early bird catches the worm, but it’s the second mouse that gets the cheese (Ср. An early bird catches the worm) и мн. др.

       В задачи данного исследования не входило детальное рассмотрение языковых особенностей современных пословичных единиц. Все же, были выделены наиболее очевидные их маркеры. С точки зрения формальных характеристик современным паремическим творениям свойственны: краткость (Think big; You can’t fix stupid); аллитерация (Love ’em and leave ’em; If you rest, you rust); ассонанс (Rise and shine; You snooze, you lose); рифма (What’s hot is hot, what’s not is not; Go with the flow); параллелизм (Another day, another dollar; You win a few, you lose a few); эллипсис (No brain, no pain; Been there, done that). Что касается внутренних стилистических особенностей современных пословиц, то среди них можно выделить единицы, содержащие следующие фигуры речи: метафора (Think outside the box); гипербола (Hitch your wagon to the stars); олицетворение (A bird may love a fish, but where would they live?); парадокс (If you want something done, ask a busy person).

       Обсуждая содержательную сторону современных паремий, важно указать и на тот факт, что некоторые из них представляют, выражаясь образно, известную пословичную идею в новой языковой упаковке, как, к примеру: Different strokes for different folks (Ср. Tastes differ); We/People make mistakes (Ср. To err is human); You can’t unscramble eggs (Ср. What’s done cannot be undone).

       Другие образования имеют яркую когнитивно-культурологическую обусловленность: Other than that, Mrs. Lincoln, how did you like the play?; Any publicity is good publicity; Children should be seen and not had; My money, my rules; Live now, pay later. Особенно обращает на себя внимание большое количество обсценных – скатологических (Everyone thinks his own farts smell sweet; Don’t shit on your own doorstep) и сексуальных паремий (No sex is better than bad sex; No glove, no love).

       Раздел 2.3.3. посвящен рассмотрению особенностей множественного использования англо-американских паремий в дискурсе. В собранном фактическом материале оно характерно, в первую очередь, для дискурса популярной песни и, в малой степени, для дискурса публичных выступлений, интервью и медицинского сериала. Факт множественного использования паремий в дискурсе упоминается в научной литературе11, хотя для его обозначения не предлагается специального термина; сам феномен лишь фиксируется, но не подвергается изучению. По нашим наблюдениям, подобные случаи творческого применения пословиц и поговорок представляют интереснейший материал как для филологического, так и дискурсивного анализа. В ходе исследования было выделено два типа множественного применения паремий. Первый был обозначен как «кластерное использование»; для него характерно вклинивание двух и более паремий (как узуальных, так и окказионально модифицированных) в «непаремический» контекст. Таким образом, происходит смешение пословичного и непословичного текстов. Для второго типа предложен термин «коллажирование». В этом случае весь текст/или структурный элемент текста создается при помощи паремий (иногда с использованием других прецедентных феноменов) как в узуальной, так и окказиональной форме. Таким образом, дискурс выступает полотном, на который накладываются пословично-поговорочные единицы как готовые элементы (тексты «ready-made»); паремии выстраивают дискурсивное пространство. В собранном фактическом материале подобные тексты-коллажи встречаются только в дискурсе популярной песни, родственном поэтическому дискурсу, в котором это явление распространено с эпохи Средних веков.

       Паремические кластеры могут состоять из синонимичных пословичных единиц. Скопление паремий в этих случаях имеет результатом усиление значения и выполняет, таким образом, функцию семантического или эмоционального выделения: Dr. George O'Malley: Okay so sometimes, even the best of us make rash decisions - bad decisions. Decisions we pretty much know we're gonna regret the moment, the minute - especially the morning after. What I'm saying is: we reap what we sow. What comes around goes around. It's karma and, any way you slice it, karma sucks. Like I was saying … payback's a bitch. [телесериал «Анатомия Грей», 2-19]

       Возможны кластеры из пословиц, объединенных по тематическому принципу:

Money don't grow on a money tree

The more you take the less for me

Money don't buy what you really need

It make an iceman cry, a stoneman bleed

But when you get right down to it, no matter who you are

It rules your life like a virgin queen

One day you might get over it, but in the meantime

It rules the world like a green machine

In the bank, in a box, money talks

In the black, on the rocks, money talks, money talks. [песня «Little Hans/Money Talks» группы «The Alan Parsons Project»]

       Третий тип кластеров – скопление паремий, в определенном контексте поддерживающих заключенные в них мысли. Как показывает анализ, в подобных цепочках пословицы выполняют функцию когнитивной экономии. В этих случаях применения авторитетной пословицы для обозначения некоторой позиции говорящего и следом паремической цепочки для ее обоснования и/или уточнения оказывается достаточным, как, к примеру: George: I'm just saying ... life is short. Cancer happens. And surgery happens. You know just..."gather ye rosebuds" You have 8.7 million rosebuds Izzie. You gotta spend some rosebuds. That's what I'm saying. [телесериал «Анатомия Грей», 3-12]

       Относительно применения англо-американских паремий в текстах-коллажах заметим, что для их создания помимо паремических единиц могут привлекаться другие прецедентные феномены (цитаты, фразеологические единицы, имена собственные и т. д.), а подобные коллажи могут занимать пространство всего текста или выступать его структурным/и элементом/ами. В качестве примера приведем первый куплет песни-коллажа «Lies» британской панк-рок группы «Cock Sparrer»:

Cheats never prosper, crime don't pay, The meek shall inherit come judgment day,

Peace in our time, no pain no gain, management decisions, insurance claims,

The slow but sure will always win it, there's one born every minute.

       В третьей главе «Когнитивно-дискурсивные аспекты использования паремий в дискурсе публичной коммуникации» были рассмотрены особенности функционирования англо-американских паремий в дискурсе публичной коммуникации, а также выделены характерные черты трех типов данного дискурса. Так, Раздел 3.1. посвящен анализу использования паремий в политических речах Б. Обамы. Политическая речь изучается в работе как разновидность дискурса публичной речи, так как имеет ее основные характеристики: в организационном плане преимущественно представляет собой монолог, произносится политическим деятелем и нацелена на массового адресата, посвящена важным общественным темам (в данном случае, проблемам политической сферы жизнедеятельности общества), реализуется в условиях непосредственной коммуникации в форме устной речи и может соединять в себе элементы книжно-письменной и устно-разговорной форм литературного языка. Политическая риторика – искусство убеждения масс для достижения необходимых политических целей. Убеждение, как представляется, осуществляется прежде всего с помощью вербальных средств, которые помогают сформировать отношение или побудить к действию. Так, политическая речь направлена на когнитивную, эмотивную и волеизъявительную сферы личности.

       Для анализа были отобраны 150 речей Б. Обамы (2004 – 2008 гг.), которые, исходя из определенной коммуникативной ситуации, условно можно сгруппировать следующим образом: предвыборная риторика, военная риторика, выступления на партийных съездах, речи по особым случаям.

       В ходе исследования было сделано наблюдение о том, что применение паремий позволяет Б. Обаме обосновать и поддержать главные идеи и концепты предвыборной риторики в выступлениях. Основы его политической и жизненной философии также формулируются в его речах с помощью пословиц. Примечателен также и тот факт, что именно в ключевые моменты своей политической кампании Б. Обама наиболее активен в использовании паремий. В публичных выступлениях политика наблюдается как узуальное, так и окказиональное применение пословиц и поговорок. Оба типа использования имеют особое предназначение в его риторике. Появление узуальных паремий в выступлениях Б. Обамы позволяет ему предстать в роли хранителя традиций, проявляющего бережное отношение к основным национальным принципам: My friends, we have not come this far as a people and a nation because we believe that we're better off simply fending for ourselves. We are here because we believe that all men are created equal, and that we are all connected to each other as one people. And we need to say that more. And say it again. And keep saying it. [Barack Obama, 21. 02. 2005] (функция семантического выделения). Творческое применение, с другой стороны, помогает оратору передать новое когнитивное содержание, отличное от традиционных  представлений и взглядов: Now, let me be perfectly clear. The fact that we are in this mess is an outrage. It's an outrage because we did not get here by accident. This was not a normal part of the business cycle. This did not happen because of a few bad apples. This financial crisis is a direct result of the greed and irresponsibility that has dominated Washington and Wall Street for years. (Ср. One bad apple spoils the lot) [Barack Obama, 02.10.2008] (эвфемистическая функция). Авторские выражения на основе узуальных пословичных единиц и, в первую очередь, антипословицы, создаваемые Б. Обамой в его публичных речах, обличают, высмеивают, выражают несогласие с политикой, осуществляемой правительством страны до его избрания президентом: This is what happens when you spend too long in Washington. Politicians don't say what they mean and they don't mean what they say. And that is why in this election, our party cannot stand for business-as-usual in Washington. The Democratic Party must stand for change. (Ср. Say what you mean and mean what you say) [Barack Obama, 09.02.2008] (функция семантического выделения). Стратегия применения пословичного языка при этом делает его обличающие высказывания корректными и сдержанными.

В политических выступлениях Б. Обамы и, прежде всего, в предвыборной риторике наблюдается эффективная комбинация средств влияния на когнитивную и эмоциональную сферы человеческой личности, причем в некоторых случаях прием воздействия на чувства заменяет анализ понятий, аргументацию, логические умозаключения: I don't want to wake up in four years to find that more Americans fell out of the middle-class, and more families lost their savings. I don't want to see that our country failed to invest in our ability to compete, our children's future was mortgaged on another mountain of debt, and our financial markets failed to find a firmer footing. This time - this election - is our chance to stand up and say: enough is enough! [Barack Obama, 17.09.2008] (функция эмоционального выделения).

       Таким образом, когнитивно-дискурсивные функции, наиболее часто выполняемые паремиями в риторике Б. Обамы, можно свести к следующим: семантическое выделение, эмоциональное выделение, эвфемистическая функция. Были также зарегистрированы случаи применения пословиц в фатической функции и функции когнитивной экономии.

       В Разделе 3.2. предметом исследования становится процесс функционирования англо-американских паремий в такой разновидности дискурса публичной коммуникации, как актовая речь.

       Актовая речь является важной частью старейшей церемонии вручения диплома о высшем образовании в университетах США; в антропологической литературе рассматривается как один из социальных ритуалов, но при этом остается плохо изученной в лингвистической науке. Она традиционно произносится выдающимся оратором – человеком, достигшим высот в профессиональном или личностном плане (известными политиками, учеными, общественными деятелями, бизнесменами, актерами, спортсменами). Актовая речь – часть церемонии, непосредственно отделяющая студентов от момента получения диплома и празднования данного события, поэтому ее продолжительность составляет в большинстве случаев не более получаса. Обычно ораторы преследуют несколько целей в своем торжественном обращении к выпускникам и их семьям: чествование выпускников, воодушевление, разъяснение/инструкция, развлечение. В ходе исследования были выделены восемь тематических групп актовых речей12; однако в большинстве случаев в речах наблюдается сочетание нескольких тем. В актовых речах, отнесенных к тематической группе «мир взрослых», зарегистрировано наибольшее количество использованных паремий, что позволяет ораторам эффективно реализовывать основную цель этого типа публичного выступления – подготовку молодого поколения к вступлению во «взрослую жизнь».

       В результате проведенного анализа было выявлено активное использование паремий в дискурсе актовых речей. Специфика данного жанра публичных выступлений – темы и цели речей – обусловливает частое и эффективное применение пословично-поговорочных единиц для раскрытия этих тем и достижения этих целей. Относительная краткость, традиционность и особое предназначение актового выступления являются важными дискурсивными характеристиками, обеспечивающими частотность и эффективность применения пословично-поговорочных единиц как элементов структуры дискурса. В корпусе изученных актовых выступлений паремии выполняют следующие когнитивно-дискурсивные функции: 1) функция семантического выделения: Life outside of college is just like life in it: one nutty thing after another, some of them horrible, but all interspersed with enough beauty and goodness to keep you going. That’s your job -- to keep going. (Ср. Life is just one damned thing after another) [Tom Hanks “The Power of Four”, Vassar College, May, 2005]; 2) функция эмоционального выделения: <…> one July day as I’m walking by the office of the editor of a character called “The Shadow,” I hear him complaining loudly that he has no idea for a “Shadow” script that’s due the very next day. Quickly, I poked my head into his office and blurted out, “I have an idea for a story.” I didn’t. But I realized this was a “moment” …a chance to get my foot in the door. Carpe Diem. Seize the Day. The editor told me to have the script on his desk in 24 hours and suddenly, I’m a comic book writer for DC Comics. [Michael Uslan, Indiana University, May, 2006]; 3) функция резюме: Second recommendation: Go off-road. It's tempting to search for comfort, but don't play it too safe. <…> The point's simple. When a chance presents itself, take a prudent and interesting risk. If it doesn't work out, that is okay. Don't worry about that, either. Remember: no guts, no glory. [Tony Snow ‘Reason, Faith, Vocation’, The Catholic University of America, May, 2007]; 4) функция когнитивной экономии: People are often so goal oriented, so focused on the finish line, that it's all too easy to lose track of how we are getting there, and what we are actually doing at any given point. I'm not just talking about just stopping now and then to smell the roses. My thought is that the best way to move ahead is to focus on asking the right questions along the way. [Jamie Hyneman, Villanova University, May, 2010]; 5) фатическая функция: The authorities of Connecticut College have suggested that for me to speak longer than 20 minutes would be regarded as cruel and inhuman punishment <…> But if I can finish in 15 minutes - 15 minutes! - they will let me stay for lunch. They know their man, ladies and gentleman. When I smell a free lunch, I go for it. (Аллюзия на пословицу There is no such thing as a free lunch; полностью пословица появляется в конце речи) [Russell Baker «Ten Ways to Avoid Mucking Up the World Any Worse Than It Already Is», Connecticut College, May, 1995]; 6) функция структурной организации дискурса: SUGGESTION № 5: DEVELOP THE ART OF MAKING A SILK PURSE FROM A SOW'S EAR. ‘Cause, you know, it aint whatcha got, its how you work it. (отдельный пункт выступления) [Suzan-Lori Parks, Mount Holyoke, May, 2001].

       В Разделе 3.3. рассмотрению подвергается дискурс англоязычной нобелевской лекции, и изучаются особенности функционирования в нем паремий. В дискурсе нобелевской лекции отмечено менее частое (по сравнению с другими рассматриваемыми в рамках настоящего изыскания типами дискурса) применение паремий. Из существующих пяти премий, лауреаты которых читают лекции, для анализа были отобраны только две (премия мира и премия по литературе), так как они обладают всеми характеристиками дискурса публичной речи: осуществляются в официальных условиях общения, нацелены на массового адресата, представляют собой устную форму публицистического стиля, посвящены общественно важным темам, относящимся к таким сферам общественного сознания, как культура, искусство, право, политика, этика, идеология.

       В речах лауреатов нобелевской премии мира и премии по литературе были выделены группы паремий, поддерживающие темы, связанные с каждой из номинаций. В лекциях лауреатов премии мира отмечены две группы. К первой группе относятся пословицы, в которых заключены общечеловеческие истины и разделяемые основными религиями принципы (Do unto others as you would have them do unto you; Love thy neighbour as thyself; All people are created equal). Во всех лекциях из фактического материала, в которых фигурируют обозначенные пословицы, эти единицы выполняют функцию когнитивной экономии, так как являются общеизвестными постулатами, не утратившими, однако, из-за распространенности своей ценности и актуальности. Так, за появлением этих «теорий в миниатюре» в дискурсе уже стоит широкий социокультурный контекст, для создания которого не требуется дополнительных языковых средств. М. эль-Барадей, к примеру, строит свою речь по следующему принципу: он приводит основные идеи мировых конфессий, что позволяет вкратце напомнить аудитории суть учений. Говоря о христианской традиции, оратор прибегает к своего рода «контаминации» двух паремий (Do unto others as you would have them do unto you и Love thy neighbour as thyself): There is no religion that was founded on intolerance – and no religion that does not value the sanctity of human life. Judaism asks that we value the beauty and joy of human existence. Christianity says we should treat our neighbours as we would be treated. Islam declares that killing one person unjustly is the same as killing all of humanity. Hinduism recognizes the entire universe as one family. Buddhism calls on us to cherish the oneness of all creation. [Mohamed ElBaradei «Nobel Lecture», 2005].

       Вторая группа паремий включает пословицы, поддерживающие тему войны и мира, как, к примеру: Men must not only end war, they must begin to have the courage not even to prepare for war. (аллюзия на пословицу If you desire peace, prepare for war) [Betty Williams «Nobel lecture», 1976] (функция семантического выделения).

       Закономерно также, что в лекциях лауреатов премии по литературе паремии помогают ораторам раскрыть тему языка и литературного творчества: <…> poverty is not for the artist in America. They pay us, indeed, only too well; that writer is a failure who cannot have his butler and motor and his villa at Palm Beach <…>. But he is oppressed ever by something worse than poverty - by the feeling that what he creates does not matter, that he is expected by his readers to be only a decorator or a clown, or that he is good-naturedly accepted as a scoffer whose bark probably is worse than his bite <…> (Ср. A dog’s bark is worse than its bite) [Sinclair Lewis «The American Fear of Literature», 1930] (функция эмоционального выделения).

       Особое место в практическом материале, составленном нобелевскими лекциями, занимают речи, в которых было выявлено множественное использование паремий, в результате чего в таких выступлениях наблюдается создание фразеологически насыщенного контекста, что, по нашим наблюдениям, сопровождается выполнением этими языковыми единицами когнитивно-дискурсивной функции эмоционального выделения. Таким образом, в изученном практическом материале было зарегистрировано активное применение паремий в функции когнитивной экономии, семантического и эмоционального выделения. В малом количестве нобелевских речей паремии используются в функции резюме и фатической функции.

       В четвертой главе «Когнитивно-дискурсивные аспекты использования паремий в медиадискурсе» исследуется процесс функционирования англо-американских пословиц и поговорок в медиадискурсе, а также рассматриваются особенности четырех его типов.

       В Разделе 4.1. представлен обзор основных подходов к изучению телевизионного дискурса. Теория телевидения – довольно молодая, активно развивающаяся и чрезвычайно неоднородная область науки. Сегодня исследователь телевидения оказывается перед выбором метода/ов анализа, который он осуществляет, исходя из поставленных задач. В данной работе нас интересовал текстуальный анализ, исторически сложившийся на платформе структурализма и постструктурализма и также объединяющий множество подходов и методов: семиотика, теория нарратива, теория жанров, психоанализ, контент-анализ, лингвистический анализ, анализ дискурса и пр. Материалом для анализа в диссертации послужил получивший в последнее десятилетие чрезвычайную популярность во многих странах мира такой жанр телешоу, как медицинская драма. К настоящему моменту сложились три основных направления в изучении теледрам (soap operas): изучение нарратива (критическая теория), контент-анализ (общественные науки), восприятие зрительской аудитории – «фан-культура» (культурологические исследования); все эти аспекты входят в понятие дискурса, поэтому они учтены в данном исследовании.

       В Разделе 4.1.1. освещаются дискурсивные особенности выбранного для анализа американского медицинского телесериала «Анатомия Грей»/ «Grey’s Anatomy».

       Жанр медицинского сериала сложился в США к концу 30-ых гг. 20-го века и сегодня является одним из самых популярных форматов на телевидении. Сериал «Анатомия Грей» представляет собой образец жанра медицинской драмы, в полной мере соответствующий современной тенденции акцентировать больше внимания на внутреннем мире героев, нежели профессиональной стороне их жизнедеятельности.

       Были выделены следующие характерные элементы нарративной структуры дискурса телевизионного сериала «Анатомия Грей»: 1) в качестве названий каждого эпизода непременно выбираются названия музыкальных композиций. Это могут быть мировые хиты как, к примеру, «Hard Day's Night» («The Beatles»), так и малоизвестные до появления в сериале произведения; 2) каждую серию открывает и закрывает повествование, представляемое с помощью приема «голос за кадром». Нарратором в большинстве случаев выступает главная героиня медицинского шоу доктор Мередит Грей. Как правило (но не всегда), открывающий голос за кадром, используя медицинскую терминологию, обозначает тему и задает основную проблему эпизода. Закрывающий голос за кадром выводит поставленную в начале серии проблему за рамки медицины и предлагает ее решение или делает обобщения, формулирует некоторые жизненные закономерности; 3) в каждой серии используется один и тот же прием сюжетной организации: необычные медицинские случаи в сериале или взаимоотношения пациентов больницы Seattle Grace служат фоном для раскрытия и часто разрешения личных конфликтов главных героев телевизионного шоу.

       Особое внимание было уделено вопросу нарративной перспективы и использования приема «голоса за кадром» в драме «Анатомия Грей». Был сделан вывод о том, что «голос за кадром» является не только значимым структурным элементом сериального дискурса, но играет существенную роль на уровне когнитивного и содержательного планов, так как передает важную информацию и помогает создать особые отношения со зрителем. Кроме того, использование данного приема как в начале, так и финале придает завершенность каждой серии, делает ее законченным, самостоятельным элементом внутри глобального сериального нарратива. Еще одна особенность «голоса за кадром» в сериале «Анатомия Грей», вносящая вклад в создание образа заслуживающего доверия нарратора, – «коллективная фокализация» повествования («мы-наррация»).

       В Разделе 4.1.2. предметом рассмотрения стали когнитивно-дискурсивые аспекты функционирования паремий в дискурсе телесериала на локальном структурном уровне. Пословицы и поговорки используются в таких локальных дискурсивных элементах, как названия эпизодов, открывающие и закрывающие серию повествования «голоса за кадром» и диалоги персонажей.

       Анализ показал, что применение пословиц в названиях серий служит эффективной реализации основных функций заглавий (привлечение внимания, передача смысла, резюме): «Winning the Battle, Losing the War» (Ср. Win the battle to lose the war); «If Tomorrow Never Comes» (Ср. Tomorrow never comes); «There’s No ‘I’ in a Team» (Ср. There is no ‘I’ in a team).

       Применение техники «голоса за кадром» является наиболее важным в когнитивном плане моментом в каждом эпизоде теледрамы «Анатомия Грей». Появление паремий в открывающем и закрывающем эпизод повествовании «голоса за кадром», тем самым, позволяет сакцентировать внимание зрительской аудитории на необходимой/значимой для понимания серии и выведения морали информации. Фигурируя в этом дискурсивном элементе, паремии, как правило, выполняют функцию семантического выделения. К примеру, в эпизоде «Tell Me Sweet Little Lies» исследуется тема правды и лжи. В открывающем повествовании «голоса за кадром» создается фразеологически насыщенный контекст:

As doctors, we're trained to be skeptical, because our patients lie to us all the time. The rule is, every patient is a liar until proven honest. Lying is bad. Or so we are told, constantly from birth – honesty is the best policy, the truth shall set you free, I chopped down the cherry tree, whatever. The fact is, lying is a necessity. We lie to ourselves because the truth, the truth freaking hurts. Таким образом, паремии в этом коротком отрывке наррации выступают лаконичными средствами обозначения двух противоположных точек зрения (когнитивная экономия) на поставленную проблему. В этой мировоззренческой «дуэли» они также помогают сакцентировать внимание на наиболее важной для понимания серии информации (семантическое выделение).

       В финальном монологе Мередит Грей повторяется уже использованная в открывающем повествовании пословица:

No matter how hard we try to ignore or deny it, eventually the lies fall away, whether we like it or not. But here's the truth about the truth: It hurts. So we lie. В данном контексте паремия подвергается синтаксической деформации, что позволяет создать языковую игру (here's the truth about the truth). В серии показано, что зачастую это, действительно, неоспоримая истина. Таким образом, будучи употребленной в двух повествованиях «голоса за кадром», обсуждаемая пословица выражает мораль эпизода и выполняет функцию семантического выделения.

       В ходе осуществленного исследования было отмечено, что в диалогах персонажей пословицы служат средством выражения отношения (эмоционального восприятия людей и событий) действующих лиц медицинского шоу «Анатомия Грей». В данном структурном элементе дискурса телесериала паремии выполняют функцию эмоционального выделения и вместе с этим передают значимую информацию для интерпретации происходящего зрителями. Так, паремии в дискурсе телесериала «Анатомия Грей» помогают обозначить отношения персонажей по линиям

«свой» «чужой». После слияния двух больниц молодые доктора так отзываются о вновь прибывающих специалистах из больницы Mercy West:

       Meredith: You know we really should get some sleep before rounds.

Cristina: Sleep is for wimps. Sleep is for Mercy West residents. Let’s fit in another trauma before rounds. (Ср. Sleep is for the weak) [сериал Grey’s Anatomy «I Always Feel Like Somebody’s Watching Me» (6-3)];

вышестоящий нижестоящий по званию. В одном из эпизодов врачи-ординаторы обсуждают недавно появившихся в больнице интернов:

Addison: I gotta tell ya, this group of interns...

Burke: Emotional.

Addison: Head strong.

Burke: Hot headed, stubborn, they think they know everything. And you can only give them so much rope before they hang themselves with it. It's like they lose all rationality. They won't listen to reason. [сериал Grey’s Anatomy «Drowning on Dry Land» (3-16)];

мать дочь. Одной из важных сюжетных линий является линия взаимоотношений главной героини сериала Мередит и ее матери, известного хирурга Элис Грей. Так, после смерти Элис шеф Веббер обращается к Мередит, так как переживает о ее эмоциональном состоянии:

Richard: How are you doing, Mer? You didn't take too much time off after...

Meredith: I'm fine, sir. Really. I think working's the best thing I can do.

Richard: Like mother, like daughter, huh? [сериал Grey’s Anatomy «My Favorite Mistake» (3-19)];

а также служат выражением отношения героев сериала к работе и профессии:

Meredith: You're operating?

Richard: I am. A Whipple.

Meredith: That's big.

Richard: I say, go big... or go home. [сериал Grey’s Anatomy «I Like You So Much Better When You’re Naked» (6-12)].

В дискурсе американского медицинского телесериала «Анатомия Грей» паремии применяются не только на уровне локальной структуры дискурса, но и на глобальном структурном уровне (в пределах нескольких эпизодов одного сезона). На глобальном уровне зарегистрировано функционирование отдельных паремий в пределах целого эпизода и в пределах нарративной арки (Раздел 4.1.3.).

В Разделе 4.2. представлены основные проблемы исследования дискурса печатного интервью; в Разделе 4.2.1. рассматриваются особенности дискурса печатного интервью-портрета О. Уинфри. В ходе исследования были изучены 75 интервью, опубликованные в популярном журнале для женщин O, The Oprah Magazine в период с 2000 по 2009 г. Данный журнал является ежемесячным изданием с четко сформулированной миссией помочь женщинам научиться видеть в любой жизненной ситуации возможность для роста и открытия своих лучших сторон. Так, темы, обсуждаемые журналисткой в интервью со знаменитостями, очень серьезны и касаются духовного развития и самопознания, борьбы с тяжелейшими заболеваниями, благотворительности и общественно полезной деятельности. Отличительной чертой дискурса интервью О. Уинфри является репрезентативность в отношении круга интервьюируемых (политические лидеры, духовные деятели, шоумены, актеры, спортсмены, писатели, музыканты или непубличные люди, которые смогли справиться с невероятными жизненными коллизиями). В журнале O, The Oprah Magazine интервью используется не только как средство развлечения читателя через «раскрытие» личности интервьюируемых, но является актом взаимодействия, основанным на обмене знаниями и направленным на решение задачи быть полезным. Интервью О. Уинфри отличаются своей неформальностью, они приближены к обычной беседе, часто строятся по модели повседневного общения. Безусловно, для О. Уинфри как интервьюера характерен партнерский стиль общения, при котором происходит равноправная интеракция собеседников.

       Осуществленный анализ показал, что в дискурсе интервью-портретов О. Уинфри активно используются паремические единицы; пословицы (и реже поговорки) появляются как в речи самой журналистки, так и ее респондентов в узуальной и окказиональной форме. Была отмечена важная роль паремий как на структурном, так и содержательном уровне дискурса. Так, предметом изучения в Разделе 4.2.2. становятся когнитивно-дискурсивные аспекты функционирования англо-американских паремий на уровне структурной организации дискурса интервью.

       Во многих интервью-портретах паремии выполняют функцию структурной организации дискурса, причем часто эта функция сопровождается какой-либо другой. На локальном структурном уровне дискурса интервью паремии используются в смежных парах как в качестве вопросов:

Oprah: Do you think all people are created equal?

Jamie Foxx: No. If that were true, there'd be no poverty, no shortcomings... We're all energy. Some people are stronger forces than others;

так и ответов:

Julia Roberts: <…> I've had people call me with numbers, and I say, "I can't even tell by the tone of your voice whether this is good or bad news." You just have to let it go.

Oprah: And you have?

Julia Roberts: Whatever happens is going to happen, whether you're sitting by the phone anxious and worried about it or not.

       Паремии также фигурируют в дополнительных позиционных элементах: 1) удостоверяющих замечаниях, служащих маркерами поддержания коммуникации: Oprah Winfrey: Has your transformation compelled you toward a greater responsibility in your artistry and lyrics? <…>

Mary J. Blige: <…> After the No More Drama album, people came up to me and said, "You saved me. You talked me out of an abusive relationship." Artists have so much influence. <…>

Oprah Winfrey: Misery loves company. People identify with the rawness and pain in your music. Now that you've outgrown that pain, they think you can no longer relate to them. They have an expectation about you based upon themselves. Паремии как элементы общей для собеседников когнитивной базы эффективны в таком типе замечаний и выполняют в дискурсе фатическую функцию; 2) оценочных замечаниях: Salma Hayek: I wanted to do films, and at that time in Mexico, a film industry didn't really exist. So where do you go to do movies? You go to the mecca. I also was afraid I was a very bad actress, because I'd become famous very fast and was making money for people. <…> I never wanted to be a famous bad actress! I had a panic that people would think, She's good only because everyone knows her.

Oprah Winfrey: Girl, that's deep! Many would've settled for being a big fish in a not-so-small pond. В этом типе замечаний паремии позволяют коммуникантам выразить их отношение к предмету обсуждения и выполняют, таким образом, функцию эмоционального выделения; 3) формулировках – замечаниях, выражающих суть сказанного: Oprah Winfrey: Where were you on the food chain – poor or lower-middle-class?

Alicia Keys: It fluctuated.

Oprah Winfrey: You were robbing Peter to pay Paul.

Alicia Keys: Definitely. But I realized that if everything fell apart, she'd always be there. (функция резюме). В таких случаях паремии выполняют функцию резюме или семантического выделения значимой информации.

       В ходе исследования была отмечена значительная роль паремий в поддержании тем, которым посвящено то или иное интервью О. Уинфри (трагедия 11 сентября, круг «женских проблем», тема славы и успеха, тема «жизненных уроков»). Так, основными когнитивно-дискурсивными функциями паремий на содержательном уровне являются функция семантического выделения: Oprah: Could we have protected ourselves against the World Trade Center and Pentagon attacks?

Madeleine Albright: I don't know the answer to that. What most Americans don't know is that we have prevented a lot of terrorist incidents before this one. There's always the dog that doesn't bark that you don't know about (авторское выражение на основе пословицы Beware of a silent dog and silent water);

эмоционального выделения: Oprah: Q, I've never met one person who doesn't love you. Where did your big, open heart come from?

Quincy Jones: It came because people were good to me, honey. Though negative things have happened to me, God somehow let me know that becoming bitter was not the way to go. <…>

Oprah: And right now, you're sitting up here on a hill at the top of Bel Air!

Quincy: There is a God! They say a blind hog will find the acorn one day;

когнитивной экономии: Oprah: Bette, what do you know for sure?

Bette Midler: That laughter feels really good. That there's a lot of conscious, tangible evil afoot in the world. <…> That beauty is very healing and great for the spirit. That you gotta eat a little dirt before you die. That payback is a bitch. And that no matter who you are, there is no free lunch.

       В малом количестве интервью-портретов паремии используются в фатической и эвфемистической функциях.

       В Разделе 4.3. предметом рассмотрения становится процесс функционирования англо-американских паремий в дискурсе популярной песни. В Разделе 4.3.1. выделяются основные особенности дискурса англоязычной популярной песни. Под поп-музыкой в работе понимаются разные направления, стили и жанры развлекательной эстрадной музыки, сложившиеся к 60-ым гг. 20 века и продолжающие появляться по сей день. Поскольку основным продуктом эстрадного музицирования является песня, то термины «дискурс поп-музыки» и «дискурс популярной песни» употребляются как взаимозаменяемые. Оформившаяся в 1980-ые гг. в самостоятельное научное направление, сегодня область исследования поп-музыки (popular music studies) имеет междисциплинарный характер и в равной степени опирается на данные таких сфер научного знания, как социология, культурология, музыковедение, исследование массовой коммуникации, семиотика и лингвистика.        Как сегменту массовой культуры поп-музыке присущи следующие черты: массовость, коммерческий характер, общедоступность, гедонистичность, аксиологичность, эмоциональность. В тематическом плане можно выделить две обширные зоны: любовная тематика (лирическая песня) и социальная тематика. Еще одной специфической чертой дискурса поп-музыки является синтетизм песни: этот словесно-музыкальный жанр сочетает в себе мелодический и вербальный компоненты. В стилистическом плане тексты песенного дискурса можно описать как одновременно тяготеющие к поэтическому (использование риторических фигур, тропов, интертекстуальных ссылок) и бытовому дискурсу (применение просторечной лексики, жаргонизмов, сленга, упрощенного синтаксиса и др.). С элементами разговорного стиля частично связана и еще одна специфическая черта текстов песенного дискурса – диалогичность.

       В Разделе 4.3.2. представлен обзор исследований англо-американских паремий в дискурсе англоязычной песни. В нем отмечаются работы по изучению вопроса использования пословиц в английских и шотландских народных балладах (Б. Дж. Уайтинг, Р. Шветерлитш), американской поп-музыке (М. Брайант, В. Мидер), кантри-музыке (Р. Фолсом), творчестве отдельных исполнителей (Б. Боуден, Ф. Гутманн).

       В дискурсе поп-песни была также, как и в других типах медиадискурса, отмечена роль паремий на структурном и содержательном уровнях. Так, в Разделе 4.3.3. рассматривается роль паремий в структурной организации дискурса популярных песен. Как показало исследование, паремии используются как в основных элементах структуры песенного дискурса (названиях, куплетах и припевах), так и необязательных (бридж, пред-куплет, пред-припев, импровизационная часть ad lib). В малом количестве песен (36 из 1650) пословично-поговорочные единицы появляются в названиях в узуальной форме (к примеру, «Like Father Like Son»/ Э. Джон, «Silence Is Golden»/ группа «Garbage», «Practice Makes Perfect»/ Б. Холидей). Использование узуальной паремии в названии лишает его определенности и адресует бесконечному числу слушателей. Так, пословичные названия только совместно с припевом (иногда с другими повторяющимися структурными элементами песни) оказываются своего рода «интерпретационными ключами».

       Активная модификация паремий в заглавиях песен закономерна и вызвана содержательными или композиционными особенностями музыкального произведения. Наиболее частыми приемами модификации являются усечение («When in Rome»/ Billy Joel, «None But the Brave»/ Б. Спрингстин, «If Wishes Were Horses»/ Б. Адамс) и использование вычлененных из традиционной единицы элементов образа («Eye of the Beholder»/ группа «Metallica», «Spilt Milk»/ группа «Public Announcement», «Too Many Cooks in the Kitchen»/ группа «Xtc»).

       В Разделе 4.3.4. была проанализирована роль паремий на уровне нарративной структуры дискурса англоязычной популярной песни. Изучались повествование от первого и третьего лица. Наиболее распространенным оказался первый модус повествования, внутри которого выделены две разновидности фокализации:

«индивидуальная» (я-наррация):

I'm putting all my eggs in one basket

I'm betting everything I got on you

I'm giving all my love to one baby

Lord help me. [Би Би Кинг «I’m Putting All My Eggs in One Basket»];

коллективная (мы-наррация):

Let's dance in>

Heaven can wait we're only watching the skies

Hoping for the best but expecting the worst

Are you gonna drop the bomb or not?

Let us die young or let us live forever

We don't have the power but we never say never

Sitting in a sandpit, life is a short trip

The music's for the sad man. [группа «Alphaville» «Forever Young»].

       В ходе анализа корпуса отобранных примеров популярных песен было отмечено редкое использование нарративной перспективы от третьего лица.        В изученном в фактическом материале наиболее частым является обращение интрадиегетического нарратора к интрадиегетическому адресату:

I know if you could hear me

You'd say there's always two sides to every story

Here's mine I've found out

I can't live without you [группа «Haddaway» «I Miss You»].

       В некоторых примерах было выявлено присутствие безличного адресата: в них пословицы применяются в форме вопроса, что делает речь нарратора обращенной не напрямую к слушателю, передает его внутренние переживания: I asked my mother why do you cry

She said your brother had... he just died <…>

But I smell gunpowder

I wanna know why

But the preacher man told me

Good things come to those who wait

Do good things come to those who wait?

I wanna know tell me <…> [Wyclef Jean «Gunpowder»].

       Раздел 4.3.5. посвящен рассмотрению процесса функционирования пословиц и поговорок в англоязычных песнях-дуэтах. Применение в них паремий способствует реализации такой значимой дискурсивной черты популярной песни, как диалогичность. При прослушивании часто создается иллюзия, что слушатель становится свидетелем беседы героев музыкального произведения или проникает в их внутренний мир:

Man:

Ain't no hidden treasure

In this pot of gold you see

Ain't no way for you to make

No silky purse out of me

Woman:

Well I'm never ever gonna change your way

I dig you as you are <…> [группа «Meat Loaf» «What You See Is What You Get»]

       Так, использование паремий в дуэтах (мужских, женских и смешанных) часто способствует обозначению разделяемого мнения и, тем самым, укрепляет общую для нарраторов позицию, как в совместно исполняемом куплете композиции «The Best Things in Life Are Free» Л. Вандросса и Дж. Джексон:

The best things in life are free

Now that I've discovered what you mean to me

The best things in life are free

Now that we've got each other

The best things in life are free.

       Таким образом, в результате анализа процесса функционирования паремий в дискурсе англоязычной популярной песни был сделан вывод о том, что эти языковые единицы позволяют реализовывать основные его характеристики и раскрывают тематику музыкальных произведений (любовная и социальная). Активное использование пословиц и поговорок связано с основной функцией (развлекательность) и целью этого типа дискурса – воздействия на эмоциональную сферу слушателя; отсюда – наиболее распространенные когнитивно-дискурсивные функции семантического выделения:

And I believe in helping everybody,

But when it comes to all them foreign loans,

I think we oughta remember that charity begins at home.

Yes it starts right now in (America, America) <...> [Ч. Дэниелс «America, I Believe in You»];

эмоционального выделения:

Just look him in the eye and simply shout:

Enough is enough

I can't go on, I can't go on no more no

Enough is enough

I want him out, I want him out that door now

Enough is enough

Enough is enough

That's enough. [Б. Стрейзанд и Д. Саммер «No More Tears/Enough is Enough»].

       Реже паремии используются, все же, в функции резюме, когнитивной экономии, фатической и эвфемистической функциях.

       В Разделе 4.4. предметом исследования выступают когнитивно-дискурсивные аспекты функционирования пословиц и поговорок в дискурсе мюзикла. Раздел 4.4.1. посвящен рассмотрению дискурсивных особенностей анализируемого в работе американского мюзикла «Мужской стриптиз». В нем отмечается, что в научных изысканиях лингвистов и литературоведов нет ярко выраженного интереса к мюзиклу, несмотря на несомненную популярность этого театрального жанра. Жанр мюзикла еще довольно молод, к тому же сложен, многолик и разнопланов, поэтому, возможно, до сих пор не описана его специфика и основательно не изучены его жанровые особенности. В данной работе были выделены его некоторые характеристики

       Мюзикл как одновременно сценический и музыкальный жанр располагает разными средствами презентации, рядом каналов коммуникации (текстовые сцены/реплики, вокал, музыка, танец, игра актеров и т.д.); синтез искусств, таким образом, представляет собой его эстетическую основу. Музыка, речь, мимика, танец, пластика являются неотъемлемыми элементами общей линии сценического произведения и подчинены цели наполнить мюзикл действием, при этом изображаемые события непременно значимы в судьбе героев. Эта цель актуальна и в связи с временным ограничением: сценическое представление длится 2-4 часа, и перед его создателями стоит задача удерживать внимание аудитории на протяжении всего мюзикла. Стоит также отметить, что главным объектом мюзикла, несмотря на развлекательность и легкость жанра, является не внешнее действие, а герой с его внутренним миром, богатством эмоций и переживаний.

       Что касается тематического разнообразия американского мюзикла, то исследователи в данной области свидетельствуют о следующих закономерностях: тематика и проблематика обусловлены коммерчески и поэтому зависят от моды и вкуса аудитории; темы отражают изменения общественных взглядов и, таким образом, всегда актуальны и имеют «связь с жизнью»; американский мюзикл интертекстуален13. Отмечается также, что основными составляющими успешного мюзикла выступают интеллектуальность и стиль, искренние и правдоподобные эмоции, а также смелость и творческий подход14.

       Выбранный для анализа мюзикл «The Full Monty» (в переводе на русский – «Мужской стриптиз») соответствует всем выше перечисленным характеристикам современного успешного мюзикла. Анализируемый музыкальный комедийный спектакль представляет собой адаптацию необыкновенно популярного британского одноименного фильма 1997 года. Действие происходит в американском городе Баффало (штат Нью-Йорк), где закрыт сталелитейный завод, в результате чего многие мужчины остались без работы. Главное действующее лицо Джерри Луковски оказывается не в состоянии выплачивать пособие по содержанию сына-подростка Нэтана, и его бывшая жена Пэм и ее новый спутник грозят ужасной перспективой потери опеки над ребенком. Необходимость срочно найти деньги для возможности видеться с сыном подталкивает мужчину на дерзкий шаг – выступление со стриптиз-шоу в одном из городских клубов.

       Пытаясь решить основную задачу развлекательности и привлечения как можно большего количества зрителей, в анализируемом мюзикле авторы, все же, делают акцент на внутреннем мире, внутренних переживаниях персонажей, которые случаются на фоне одной и той же жизненной ситуации – безработицы. Так, почти все диалоги и тексты песен юмористичны по содержанию, что, тем не менее, не мешает показать на сцене, как развиваются и разрешаются личные драмы героев.

       В Разделе 4.4.2. представлены результаты изучения когнитивно-дискурсивных функций паремий в дискурсе мюзикла «Мужской стриптиз». В ходе исследования было выявлено активное использование пословично-поговорочных единиц как в текстах песен, так и разговорных сценах. Анализ функционирования паремий в нарративном дискурсе мюзикла показал, что их основная роль прослеживается на структурном и содержательном уровнях: создается своего рода «каркас», элементы которого обозначают основные нарративные конфликты, темы, вехи сюжетной линии15:

It's a woman's world (Ср. It’s a man’s world) (тема безработицы, конфликт смена социальных/семейных ролей, превосходство женщин);

Buffalo: Love it and leave it (Ср. Love’em and leave’em) (тема безработицы, конфликт отказ от дальнейших усилий, признание себя проигравшим);

Instead of grousing about what your union is gonna do for you, think about what

you can do for yourself (Ср. Ask not what your country can do for you – ask what you can do for your country) (тема безработицы, конфликт отсутствие социальной поддержки);

Desperate times take desperate measures (тема безработицы, один из подходов к разрешению проблемы);

You are what you look like (Ср. You are what you eat) (тема упорства, силы духа, надежды, конфликт «переживания из-за внешности»);

We only live once (тема упорства, силы духа, надежды).

       Все используемые в обсуждаемом мюзикле паремии (а также прецедентные феномены) – распространенные, хорошо известные и легко узнаваемые языковые единицы, выражающие простые, но от этого не менее важные истины, которые добавляют яркости, насыщенности, игривости произведению.

       Применяются паремии и в одноименном фильме, ставшем источником для либретто мюзикла, однако их количество значительно меньше (7::18). Такую паремическую насыщенность дискурса мюзикла мы можем объяснить ориентацией жанра на зрелищность, развлекательность и задачей привлечения массовой зрительской аудитории и удержания ее внимания. Паремии появляются в сильных позициях текста фильма: открывающей и заключительной частях, причем автор-либреттист сохраняет эти паремические смыслы в тех же позициях в либретто мюзикла –

открывающей сцене:

Georgie

Welcome to Girls’ Night Out. Who says Buffalo doesn’t rock? (Big cheers)

Hi, I’m Georgie Bukatinsky from the Florsheim Outlet at the Miracle Mall over on Route 11. Let’s hear it for the gals who work! (Big cheers) I told my husband, Davie (he’s home doing the dishes) I said, “Big man, gals who work like to play!” Was I right? (Big cheers) All right, let’s play! (аллюзия на пословицу All work and no play makes Jack a dull boy)

и финальной сцене (песенный номер):

Let It Go

Jerry

Gentlemen - we only live once.

Men

Let it go, let it go

Loosen up, yeah, let it go.

       Еще одна пословица, перенесенная из фильма в мюзикл, но выполняющая в мюзикле более значимую роль, – It’s not what you have but how you use it, заключает в себе, по нашему мнению, основную идею изучаемого музыкально-драматического произведения: решение проблемы можно найти всегда, а творческий, зачастую неординарный подход может неожиданно оказаться наиболее эффективным. Один из персонажей, переживающий из-за своего внешнего вида, здоровяк Ноа Симмонс по прозвищу Конь в сцене своего первого появления был представлен как «big black man», поэтому боится не соответствовать своему прозвищу и опасается не оправдать ожидания женской аудитории во время генеральной репетиции. На помощь ему приходит концертмейстер, мудрая Жанетт Бурмейстер:

Jeanette

<…> Now quit worrying. Come the moment of truth, nobody’s gonna be thinking of anybody’s size but his own. Besides, they didn’t hire you because you were big. They hired you because you were good.

Horse

Thank you, Jeanette. Sometimes you need to hear something like that. It’s not easy being a big black man.

Jeanette

You’re gonna show these boys its not a mans size but what he does with it that matters.

Horse

Woman, where have you been all my life?

       В дискурсе мюзикла «Мужской стриптиз» паремии составляют также значимые «места» в музыкальных и разговорных сценах, так как выполняют в них функцию семантического выделения (сигнализируют о наиболее важной в когнитивном плане информации):

Jeanette

<…> you’re offering these guys more than a job. You’re offering them hope. I’ll tell you this: my (sic!) heart beat a little faster when I heard about this gig. I said to my husband, Lou <…>, I said, “Lou, wake up! I’m tired of sitting and rocking, aren’t you? We may be retired and living in Buffalo (which is probably an oxymoron) but I havent milked my last cow yet. Some boys from the old mill are putting on a show. Send me my mail there.” Так, фраза «I haven’t milked my last cow yet» отсылает к пословице The world is your cow, but you have to do the milking, согласно которой, необходимо прилагать усилия, чтобы преуспеть, и является выразителем предлагаемого в мюзикле правильного подхода к жизни;

и функцию эмоционального выделения (передают психологическое состояние персонажей):

Dave: I told Georgie I’d finish the dishes before she got back.

Jerry: Last week I caught you vacuuming. This is not a good trend, Davie. <…> Where is Georgie anyway?

Dave: In there.

Jerry: With those male strippers! You let her go?

Dave: Jer, she organized it.

Jerry: This is not good at all. All right, this is what you’re gonna do! We’re gonna walk in that club and you’re gonna haul Georgie out of there. Show her who wears pants in your family.        Поговорка «wear pants in the family» (Ср. быть в доме хозяином), используемая в повелительном предложении «Show her who wears pants in your family», делает речь персонажа особенно эмоциональной, вдохновляющей и помогает передать его негативное отношение к сложившейся жизненной ситуации.

       Таким образом, авторы мюзикла умело фокусируют внимание зрителя на самых значимых идеях и состояниях.

       В Заключении обобщаются основные результаты исследования, которое раскрыло роль англо-американских пословиц и поговорок в обработке и структурировании информации в дискурсе публичной коммуникации и медиадискурсе на английском языке. В нем также намечаются перспективы развития предложенного когнитивно-дискурсивного подхода в паремиологии.

       Детальный анализ основных аспектов когнитивно-дискурсивной парадигмы в лингвистической науке показал, что этот подход позволяет устанавливать роль изучаемых языковых единиц в процессе когниции и в процессе коммуникации. Так, было сформулировано положение о релевантности применения когнитивно-дискурсивного подхода к исследованию функций паремий в дискурсе.

       Рассмотрение когнитивных характеристик паремий дало возможность полнее осмыслить особенности процесса их функционирования в дискурсе. Паремическая когниция осуществляется рядом когнитивных процессов: индукция (обобщение), которой сопутствуют процессы ментальной репрезентации, категоризации, инференции и аналогии. Так, была выделена специфическая когнитивная характеристика паремий: пословицы и поговорки членят действительность, запечатлевая некоторую ситуацию, и служат готовым средством репрезентации сходных с ней ситуаций. Подчеркнем также, что паремии хранятся в памяти человека как целостные готовые структуры с фиксированным лексическим наполнением, но при этом они не являются застывшими семантическими сущностями. Их значение «конструируется» каждый раз при использовании в дискурсе и обусловливается его динамикой.

       Осуществленное исследование позволило сделать вывод о том, что окказиональное применение англо-американских паремий является преимущественной формой их использования в дискурсе публичной коммуникации и медиадискурсе. Творческая модификация пословиц и поговорок носит комплексный характер – на этом основании в работе предлагается изучать ее не только как лингвистический, но и как когнитивно-дискурсивный феномен.

       Пословицы и поговорки составляют значимый компонент когнитивной базы членов некоторой лингво-культурной общности, поэтому могут характеризоваться как единицы традиционные, авторитетные и общеупотребительные. Они представляют когнитивную (познавательную и эмоциональную) ценность для носителей определенного языка и культуры, при этом они способны исполнять роль эталона культуры, функционировать как теории в миниатюре, выступать как символ некоторой ситуации. На этом основании предложенное в диссертации определение пословицы и поговорки содержит толкование этих единиц как прецедентных высказываний.

       Анализ функционирования англо-американских паремий позволил сделать наблюдение о полифункциональной природе изучаемых единиц. Их использование в процессе коммуникации когнитивно обусловлено и сигнализирует об интенции говорящего. Так, был сделан вывод о том, что универсальной и обязательной для всех паремий является когнитивно-дискурсивная функция внутренней экспликации дискурса, которая подразделяется на следующие специфические функции: функция эмоционального выделения, функция резюме, функция семантического выделения, функция структурной организации дискурса, эвфемистическая функция, функция когнитивной экономии, фатическая функция.

       В изученных типах дискурса на английском языке выявлено (за исключением дискурса нобелевской лекции) активное использование паремий. Сделанные в ходе исследования наблюдения позволяют утверждать, что когнитивная природа паремий как прецедентных высказываний обеспечивает востребованность и частотность применения этих языковых единиц в дискурсе.

       Была выявлена значимая роль пословиц и поговорок на содержательном и структурном уровне дискурса. Паремии вносят существенный вклад в поддержку и раскрытие основных и второстепенных тем, поднимаемых в том или ином речевом произведении. Во всех изученных типах дискурса, за исключением политической риторики Б. Обамы и нобелевских лекций, паремии применяются в функции структурной организации дискурса. Отсутствие этой функции в обозначенных двух типах публичных выступлений, по нашему мнению, объяснимо, во-первых, спецификой политического дискурса, в котором на первый план выходят функции семантического и эмоционального выделения, а также эвфемистическая функция; и, во-вторых, слабой маркированностью нобелевских речей в отношении использования в них паремий вообще. Наблюдение о том, что паремии способны не только структурировать дискурсивное пространство текста/произведения, но и раскрывать его функциональную перспективу и коммуникативное развитие, позволило заключить, что организация дискурса является одной из первостепенных когнитивно-дискурсивных функций обсуждаемых языковых единиц.

       Во всех типах дискурса публичной коммуникации (политические выступления Б. Обамы, дискурс актовых речей, дискурс нобелевских лекций) и медиадискурса (дискурс телесериала, дискурс печатного интервью, дискурс популярной музыки и дискурс мюзикла), рассмотренных в диссертации, с большей или меньшей частотой паремии выполняют все семь выделенных и описанных в работе когнитивно-дискурсивных функций (исключения оговорены выше). Осуществленное исследование позволило заключить, что использование паремий в той или иной функции в дискурсе обусловлено характеристиками последнего как лингвистического, так и социокультурного феномена.

       По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Монографии

  1. Константинова А. А. Англо-американские паремии в медиадискурсе: когнитивно-дискурсивный анализ: Монография. Тула, 2012. – 226 с. – 14,1 п.л.
  2. Константинова А. А. Когнитивно-дискурсивные аспекты использования англо-американских паремий в дискурсе публичной коммуникации: Монография. Тула, 2012. – 144 с. – 9 п.л.

Статьи в сборниках научных трудов и журналах, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Константинова А. А. Когнитивно-дискурсивные функции англо-американских паремий// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. Вып. 1. Тула: Изд-во ТулГУ, 2012. С. 438 448. 0,6 п.л.
  2. Константинова А. А. Когнитивно-дискурсивные аспекты использования англо-американских паремий в дискурсе нобелевской лекции// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. Вып. 1. Тула: Изд-во ТулГУ, 2012. С. 449 460. 0,6 п.л.
  3. Константинова А. А. Когнитивно-дискурсивные аспекты функционирования англо-американских паремий в дискурсе печатного интервью-портрета// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. Вып. 3. Ч.2. Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. С. 392 402. 0,7 п.л.
  4. Константинова А. А. Когнитивно-дискурсивные функции англо-американских паремий в дискурсе актовых речей// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. Вып. 3. Ч.2. Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. С. 383 392. 0,6 п.л.
  5. Константинова А. А. К вопросу о когнитивно-дискурсивных функциях паремий: функция эмоционального выделения в дискурсе телесериала// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2011. № 1. С. 551 560. 0, 6 п.л.
  6. Константинова А. А. Окказиональная трансформация англо-американских паремий в свете когнитивно-дискурсивного подхода в лингвистике// Вестник Томского государственного университета (Серия «Филология»). 2011. № 348. С. 24 29. 0,53 п.л.
  7. Константинова А. А. Англо-американские паремии в свете теории прецедентности: к вопросу об определении пословицы// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2010. № . 2. С. 350 358. 0,56 п.л.
  8. Константинова А. А. Энтекстуализация: к вопросу о когнитивно-дискурсивном подходе к изучению пословиц// Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2010. № 1. С. 359 368. 0,6 п.л.
  9. Константинова А. А. Современный американский политический дискурс: паремии в риторике Барака Обамы// Вестник Томского государственного университета (Серия «Филология»). 2010. № 331. С. 7 14. 1,2 п.л.
  10. Константинова А. А. Пословицы и поговорки в современной англо-американской прессе: авторское использование традиционных паремий// Вестник Томского государственного университета (Серия «Филология»). 2009. № 322. С. 22 26. 0,74 п.л.
  11. Konstantinova A. Proverbs in an American Musical: A Cognitive-Discursive Study of the “Full Monty”// Proverbium. Burlington: University of Vermont. 2012. № 29. P. 67 – 94. – 1,6 п.л.
  12. Konstantinova A. Proverbs in Feature Interviews: A Cognitive-Discursive Study (on the example of O. Winfrey’s interviews)// Proverbium. 2011. № 28. P. 45 – 75. – 1,9 п.л.
  13. Константинова А. А. К вопросу о когнитивно-дискурсивных аспектах паремий: функция структурной организации дискурса// Lingua mobilis. 2011. № 31. С. 44 – 49. – 0,38 п.л.
  14. Константинова А. А. К вопросу о когнитивно-дискурсивных функциях паремий: роль англо-американских пословиц в структурной организации дискурса интервью (на примере печатных интервью-портретов О. Уинфри)»// Вестник Кузбасской государственной педагогической академии. 2010. URL: http://vestnik.kuzspa.ru/articles/24/. – 0,5 п.л.
  15. Konstantinova A. Russian Proverb Scholarship: A Bibliography of Candidacy and Doctorate Dissertations// Proverbium. Burlington: University of Vermont. 2010. № 27. P. 425 – 450. – 1,6 п.л.
  16. Константинова А. А. Модификация паремий: к вопросу о когнитивно-дискурсивных аспектах англо-американских пословиц и поговорок// Теория и практика языковой коммуникации: Материалы II Международной научно-методической конференции (24-25 июня, 2010). Уфа: УГАТУ, 2010. С. 255 – 260. – 0,38 п.л.
  17. Константинова А. А. К вопросу о когнитивно-дискурсивных аспектах изучения англо-американских паремий (тезисы)// Язык и межкультурная коммуникация: материалы VII Межвузовской научно-практической конференции, 22-23 апреля 2010 года. СПб.: СПбГУП, 2010. С. 76 – 79. – 0,25 п.л.
  18. Константинова А. А. Особенности узуального и окказионального использования паремий в предвыборной риторике Барака Обамы// Активные процессы в различных типах дискурсов: политический, медийный, рекламный дискурсы и Интернет-коммуникация. Материалы международной конференции 19 – 21 июня 2009 года. М.-Ярославль: Ремдер, 2009. С. 177 – 181. – 0,3 п.л.
  19. Konstantinova A. Individual Authorial Expressions on the Basis of Traditional Paremias in the Modern Anglo-American Press// Proverbium. Burlington: University of Vermont. 2009. № 26. P. 171 – 186. – 1 п.л.
  20. Константинова А. А. Особенности  употребления пословиц и поговорок в дискурсе современной англо-американской качественной прессы// Журналистика и медиаобразование-2008: сб. трудов III Междунар. науч.-практ. конф. (Белгород, 25-27 сентября 2008 г.): в 2 т. Т. II. Белгород: БелГУ, 2008. С. 54 – 58. – 0,3 п.л.
  21. Константинова А. А. Метафора в современной англо-американской прессе// Актуальные проблемы лингводидактики и лингвистики: сущность, концепции, перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. Т. 2. Актуальные проблемы лингвистики. Волгоград: Парадигма, 2008. С. 141 – 145. – 0,3 п.л.
  22. Константинова А. А. Окказиональность как основа творческого использования паремий (на материале современной англо-американской качественной прессы)// Социально-экономический ежегодник. Краснодар: Издательство ЮИМ, 2008. С. 279 – 283. – 0,3 п.л.
  23. Константинова А. А. К вопросу о когнитивных характеристиках паремий// Вестник Тульского государственного университета. Серия «Актуальные проблемы лингвистики и перевода». Тула, 2007. Вып. 1. С. 15 – 23. – 0,56 п.л.
  24. Константинова А. А. Приемы семантической модификации паремий в современной качественной англо-американской прессе// Роль университетов в поддержке гуманитарных научных исследований. Материалы II всероссийской научно-практической конференции: В 3 т. Тула: Изд-во Тул. гос. пед. ун-та им. Л. Н. Толстого, 2007. Т. 1. С. 296 – 300. – 0,3 п.л.
  25. Константинова А. А. Английские паремии в дискурсе современной англо-американской качественной прессы// Дискурс: Концептуальные признаки и особенности их осмысления: Межвуз. сб. науч. тр. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2007. Вып. 2. С. 144 – 150. – 0,43 п.л.

Учебно-методическая работа

  1. Константинова А. А. Traditional Wisdom?: Anglo-American Proverbs in Oral Speech Practice. Краснодар: Издательский дом – Юг, 2010. 56 с. – 3,5 п.л.

               


1 Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004. С. 520 – 521.

2 См., к примеру, Fanany I., Fanany R. Four is Odd, Five is Even: The Cognitive Framework of Malay Proverbs. Kuala Lumpur: Dewan Bahasa dan Pustaka, 2008; Gibbs R.W., Beitel D. What Proverb Understanding Reveals About How People Think// Psychological Bulletin, 118. 1995. № 1. P. 133 – 154; Hernandi P., Steen F. The Tropical Landscapes of Proverbia: A Crossdisciplinary Travelogue// Cognition, Comprehension, and Communication: A Decade of North American Proverb Studies (1990 – 2000). Baltmannsweiler, Germany: Schneider Verlag Hohengehren, 2003. P. 185 – 204; Honeck R.P. A Proverb in Mind. The Cognitive Science of Proverbial Wit and Wisdom. Mahwah, New Jersey: Lawrence Earlbaum Associates, 1997.

3 Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов (опыт исследования современной английской медиаречи). М.: Эдиториал УРСС, 2005. С. 7.

4 В своей работе мы применяем данный термин в широком смысле, относя к когнитивной базе совокупность знаний и представлений, разделяемую членами некоторого лингво-культурного сообщества.

5 Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004. С. 531.

6 van Dijk T.A. The Study of Discourse// Discourse as Structure and Process: Discourse Studies: A Multidisciplinary Introduction. Vol. 1. London – Thousand Oaks – New Delhi: SAGE Publications, 1997. P. 8.

7 Urban G. Entextualization, Replication, and Power// Natural Histories of Discourse. Chicago: University of Chicago Press, 1996. P. 21.

8 Silverstein M., Urban G. The Natural History of Discourse// Natural Histories of Discourse. Chicago: University of Chicago Press, 1996. P. 2.

9 Прецедентным высказываниям ученые дают следующее определение: «репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности; законченная и самодостаточная единица, которая может быть или не быть предикативной, сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу» (Гудков Б. Д. Теория и практика межкультурной коммуникации. М.: ИТДГК «Гнозис», 2003. С. 107).

10 Автора термина нам не удалось установить. Мы впервые столкнулись с термином в работах В. Мидера.

11 См., к примеру, Mieder W. Proverbs. A Handbook. Westport, Connecticut: Greenwood Press, 2004; So Many Heads, So Many Wits”: An Anthology of English Proverb Poetry/ edited by Wolfgang Mieder, Janet Sobieski. Burlington, Vermont: The University of Vermont Press, 2005.

12 1) речи, в которых оратор, исходя из своего понимания, информирует молодых слушателей о мире взрослых; 2) речи, в которых оратор фокусируется на своем личном опыте; 3) речи, посвященные теме, в которой оратор является экспертом; 4) речи, вдохновляющие выпускников на важные свершения и побуждающие стремиться к высотам; 5) речи, в которых рассматривается одна черта человеческого характера/порок, составляющая/ий корень многих проблем; 6) речи, посвященные «вечным ценностям»; 7) речи, посвященные спорным темам, в которых высказываются нестандартные мнения, предлагается неординарная точка зрения; 8) речи, восхваляющие образование, полученное выпускниками, и учебное заведение, которое они закончили.

13 Bauch M. The American Musical: A Literary Study within the Context of American Drama and American Theatre with References to Selected American Musicals by Richard Rodgers, Oscar Hammerstein II, Arthur Laurents, Leonard Bernstein, Stephen Sondheim, and James Lapine. Marburg: Tectum Verlag, 2003. P. 3 – 10.

14 Kenrick J. A History of the Musical [Электронный ресурс] URL: http://www.musicals101.com/musical.htm (дата обращения 20.07.2010).

15 Стоит, однако, оговориться, что некоторые из элементов этого «каркаса» не являются пословично-поговорочными единицами, но, будучи крылатыми фразами, цитатами, шутками, могут быть отнесены к прецедентным феноменам.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.