WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Чайкина Анна Юрьевна

КОГНИТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ВЫБОРА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ

Специальность 10.02.04 – германские языки А вт о р е ф е р ат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре лексикологии английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет».

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Беляевская Елена Геoргиевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Никулина Елена Александрoвна заведующая кафедрой лексики английского языка факультета иностранных языков ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»;

кандидат филологических наук, доцент Давидкo Наталья Владиславoвна доцент кафедры иностранных языков факультета мировой экономики и мировой политики ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «МГИМО (У) МИД России»

Защита диссертации состоится «14» мая 2012 года в 13:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ФГБОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» по адресу:

119034, Москва, ул. Остоженка, 38.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО МГЛУ.

Автореферат разослан « 6 » апреля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук А. В. Анищенко Реферируемая диссертация посвящена изучению концептуальных, семантических и текстовых факторов, обеспечивающих выбор и особенности реализации английских фразеологических единиц (ФЕ) в современном англоязычном политическом дискурсе (ПД).

Для английского языка характерно широкое использование фразеологизмов в опосредованном масс-медиа ПД, что обусловлено лаконичностью ФЕ, наличием в их смысловой структуре оценочной и эмотивной модальности, а также способностью идиом иррадиировать на контекст, выполняя различные прагматические функции. Малоизученным аспектом функционирования ФЕ остается вопрос о взаимообусловленности ФЕ и дискурса. Следуя выдвинутому И. И. Чернышевой положению о том, что ФЕ «запрограммированы в тексте» [Чернышева 1976], можно полагать, что выбор фразеологизмов зависит от определенных параметров дискурса.

В традиционной семантике не ставился вопрос о тех когнитивных и языковых обстоятельствах, которые обусловливают выбор лексических и фразеологических единиц для их реализации в речи. Напротив, в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания, направленной на изучение языковой способности человека, рассмотрение принципов выбора языковых единиц является одной из основных исследовательских задач.

Актуальнoсть диссертации определяется, таким образом, необходимостью дальнейшего изучения процессов смыслоформирования в различных типах дискурса и важностью анализа роли фразеологических средств языка в коммуникации. До настоящего времени не предпринималось попыток проследить взаимосвязь метафорических концептов (МК) и функционирующих в политическом дискурсе ФЕ, которые в большинстве случаев формируются на метафорической и метонимической основе. Данное направление исследований представляется весьма перспективным в связи с тем, что изучение активности концептуальных метафор и продуцируемых ими ФЕ в разных видах дискурса создает возможность моделирования дискурсивной деятельности человека. Актуальным также является обращение к англоязычному политическому дискурсу, где использование образных средств языка выступает в качестве основного механизма прагматического и манипулятивного воздействия на получателя информации.

Теoретическoй oснoвoй исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области когнитивной лингвистики, политической лингвистики, метафорологии, лингвистики текста и фразеологии. Особое значение имели теоретические положения Н. Д. Арутюновой, А. Н. Баранова, Е. Г. Беляевской, Р. Водак, T. А. ван Дейка, А. В. Кунина, Е. С. Кубряковой, Дж. Лакоффа, В. Н. Телия, Н. Фэрклау, В. Е. Чернявской, И. И. Чернышевой, П. Чилтона, А. П. Чудинова, Е. И. Шейгал.

Научная нoвизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые:

• анализируются концептуальные структуры, лежащие в основе семантики текстов-реализаций англоязычного политического дискурса; разработана методика такого анализа;

• устанавливается взаимосвязь между выбором фразеологизмов и концептуальным основанием семантики англоязычного газетного/журнального политического текста;

• проведена типология наиболее частотных концептуальных конфигураций, способных стать источниками появления ФЕ в англоязычном политическом дискурсе;

• определены факторы, препятствующие реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе.

В качестве oбъекта исследования в диссертации выступают текстовые реализации англоязычного политического дискурса, отобранные из современной британской и американской прессы.

Предметoм исследования является взаимосвязь и взаимодействие концептуальных оснований семантики англоязычных политических медиатекстов и фразеологизмов, реализующихся в этих текстах.

Гипoтеза исследования состоит в том, что появление ФЕ в англоязычном политическом дискурсе программируется концептуальной организацией семантики текста, то есть теми концептами, которые автор выбирает для реализации основной идеи и обеспечения прагматического воздействия на читателя.

Основной целью работы является выявление закономерностей выбора ФЕ в англоязычном политическом дискурсе и установление характера взаимодействия ФЕ с концептуальными структурами, лежащими в основе семантики газетных/журнальных статей как реализаций англоязычного политического дискурса. Основная цель диссертации предполагает выделение нескольких этапов исследования и решение частных задач:

• обзор и систематизация исследований в области фразеологии английского языка;

• описание характеристик англоязычного политического дискурса, опосредованного печатными СМИ;

• рассмотрение основных подходов к изучению концептуальной метафоры в англоязычном политическом дискурсе;

• изучение соотнесенности ФЕ с концептуальным основанием семантики текста, включая взаимодействие с метафорическими и неметафорическими концептами;

• определение основных концептуальных конфигураций, обусловливающих появление ФЕ в англоязычном политическом дискурсе;

• рассмотрение факторов, препятствующих реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе.

Метoдoлoгическoй базoй исследования являются теоретические положения и методы когнитивной лингвистики. Обработка данных проводится на основе выборки и контент-анализа текстов англоязычных статей – реализаций политического дискурса. В диссертации применяется комплексная метoдика исследoвания, сочетающая в себе гипотетико-дедуктивный метод, метод моделирования, компонентный анализ, контекстологический и концептуальный анализ.

Материалoм исследoвания послужили 1870 текстов англоязычных газетных и журнальных статей из качественных британских и американских изданий, в частности, The Daily Telegraph, The Economist, The Guardian, The Independent, The Newsweek, The New York Times, The Spectator, The Time, The Times, The Washington Post, The Washington Times за период с 2006 по 20гг.

Дoстoвернoсть полученных результатов исследования обеспечивается последовательным обоснованием исходных теоретических положений исследования; разработкой специальной методики анализа англоязычного политического дискурса; представительным объемом рассмотренного языкового материала, а также комплексным подходом к анализу роли ФЕ в политическом дискурсе, включая концептуальные текстовые и прагматические аспекты.

Теoретическая значимoсть исследования определяется ее важностью для теории английской фразеологии, поскольку в исследовании установлена связь между семантикой текста и метафорическими концептами, продуцирующими ФЕ. Полученные результаты и выводы вносят вклад в изучение англоязычного политического дискурса, раскрывая закономерности и когнитивные основания выбора языковых единиц при формировании текста, обеспечивающего определенное прагматическое воздействие на получателя информации. Теоретическая значимость работы также обусловлена разработкой новой методики концептуального анализа смыслового содержания текста и функционирующих в нем языковых единиц, что представляется важным для когнитивной лингвистики и дальнейшего уточнения методов анализа в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания.

Практическая ценнoсть диссертационного исследования обусловлена важностью использования достижений когнитивной лингвистики в процессе преподавания иностранного языка с целью повышения его эффективности, поскольку изучение современного англоязычного политического дискурса является важной составляющей подготовки лингвистов разных специальностей.

Описанные формы взаимодействия ФЕ с концептуальной структурой, лежащей в основе семантики текста, могут быть использованы при изучении не только политического дискурса, но и других видов дискурса. Результаты исследования могут найти применение в вузовских теоретических курсах по лексикологии и фразеологии английского языка, на практических занятиях по английскому языку и интерпретации газетного текста, способствуя более глубокому пониманию англоязычного политического дискурса и выработке навыков и умений составления текстов на английском языке.

Исходя из результатов исследования, на защиту выносятся следующие oснoвные пoлoжения:

1. Реализация ФЕ в англоязычном политическом дискурсе обусловлена той системой концептов, которая составляет концептуальное основание семантики текста. В качестве элементов концептуальных структур, лежащих в основе семантики текста, выступают неметафорические концепты, которые могут обеспечивать реализацию ФЕ в дискурсе самостоятельно (24% ФЕ) или же могут участвовать в концептуально-метафорической репрезентации, также продуцирующей употребление ФЕ.

2. Наиболее активными неметафорическими концептами, входящими в концептуальные структуры, лежащие в основе семантики текста, и способствующими появлению ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, являются «Власть / Влияние», «Соперничество», «Преимущество», «Проблемы / Трудности», «Будущее», «Успех», «Провал», «Критика», «Честность», «Обман», «Эмоции», «Риск» и «Ошибки».

3. Неметафорические концепты как элементы концептуальных структур, лежащих в основе семантики текста, выступая в качестве целевых доменов (target domains), активизируют метафорические концепты. В плане реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе наиболее продуктивными метафорическими концептами являются «Движение», «Путешествие», «Война», «Спорт», «Азартная игра», «Театр», «Музыка», «Бизнес», «Любовь / Брак». Большинство ФЕ, фигурирующих в англоязычном политическом дискурсе, оказываются связанными с образами «Движения» и «Путешествия» (67 % ФЕ).

4. Выбор ФЕ в текстах-реализациях англоязычного политического дискурса может быть обусловлен: (1) отдельными метафорическими концептами (17%); (2) конфигурациями метафорических концептов (14%); (3) конфигурациями, состоящими из метафорических и неметафорических концептов (45%).

5. Как неметафорические, так и метафорические концепты могут структурировать весь текст или иметь локальный характер, структурируя отдельные части текста.

6. Среди факторов, препятствующих реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, выделяются: (1) отсутствие метафорических концептов в концептуальной структуре, лежащей в основе смыслового содержания текста; (2) высокая степень обобщенности реализующихся в тексте метафорических концептов, (3) отсутствие «фокусировки» метафорических концептов; (4) актуализация метафорических и неметафорических концептов в тексте посредством стилистических, лексических, грамматических или визуальных средств.

Апрoбация диссертациoннoгo исследoвания. Тема исследования соответствует плану научно-исследовательской работы кафедры лексикологии английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук ФГБОУ ВПО МГЛУ. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры и отражены в восьми публикациях по теме исследования общим объемом 3,2 п. л. Основные положения диссертации были представлены в докладах на международных научных конференциях: «Актуальные проблемы изучения комплексных языковых знаков» (г. Москва, 22–23 апреля 2009 года);

«Актуальные проблемы современной лексикологии и фразеологии» (г. Москва, 14–15 марта 2011 года); «Современная политическая лингвистика» (г. Екатеринбург, 29 сентября – 6 октября 2011 года); «Дискурс как социальная деятельность: приоритеты и перспективы» (г. Москва, 17–18 ноября 2011 года).

Основные теоретические положения и иллюстративный материал диссертации использовались в практике преподавания английского языка (аспект «Язык СМИ») на IV и V курсах факультета заочного обучения ФГБОУ ВПО МГЛУ.

Основная цель и задачи исследования обусловливают структуру работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии, включающей 204 источника.

Оснoвнoе сoдержание рабoты Во Введении определяется объект и предмет исследования, формулируется его цель и задачи, обосновывается актуальность и научная новизна работы, представляются выносимые на защиту теоретические положения, описывается материал и методы исследования, раскрывается теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В Первoй главе «Моделирование оснований выбора фразеологических единиц в англоязычном политическом дискурсе (от структурной научной парадигмы к когнитивно-дискурсивной научной парадигме)» суммируются основные результаты изучения функционирования ФЕ в англоязычном политическом дискурсе; разрабатывается и обосновывается методика анализа языкового материала; рассматриваются формы взаимодействия ФЕ с концептуальными структурами, лежащими в основе семантики текста;

устанавливается связь между употреблением ФЕ и реализацией метафорических и неметафорических концептов в концептуальном основании семантики текста; проводится типология концептуальных конфигураций, продуцирующих ФЕ в англоязычном политическом дискурсе; анализируются факторы, препятствующие реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе.

Во фразеологии можно выделить различные подходы к классификации фразеологизмов. В разных концепциях (напр., В. В. Виноградова, В. Л. Архангельского, А. И. Смирницкого, Н. Н. Амосовой, И. И. Чернышевой, А. В. Кунина, В. Н. Телия и др.) выделяются различные основания для классификации языковых единиц, входящих во фразеологический фонд языка, и используются различные термины для их обозначения. В настоящем исследовании мы, вслед за А. В. Куниным, определяем фразеологические единицы (ФЕ) как устойчивые сочетания слов с полностью или частично переосмысленным значением.

Изучение научной литературы по теме исследования показывает, что при анализе фразеологического фонда английского языка исследователи последовательно переходят от систематизации структурных типов ФЕ и особенностей фразеологической семантики (60-е годы – начало 70-х годов XX века) к рассмотрению закономерностей функционирования фразеологизмов в разных типах дискурса (70-е – 80-е годы XX века). Становление когнитивной парадигмы лингвистического знания в конце XX века обусловило появление среди наиболее актуальных направлений исследований в области английской фразеологии описания фразеологической объективации различных концептов (напр., концептов «Время», «Пространство», «Вода» и др.), а также рассмотрение коммуникативной значимости английских ФЕ и их лингвокультурной ценности.

Изучение роли ФЕ в англоязычном политическом дискурсе (включая медиадискурс, дискурс парламентских выступлений, предвыборный дискурс политиков) всегда привлекало особое внимание исследователей. Здесь также можно выделить несколько этапов. Был установлен репертуар ФЕ, функционирующих в дискурсе политиков, описаны окказиональные преобразования ФЕ в контексте, повышающие их прагматический потенциал, рассмотрена частотность разных групп фразеологизмов в разных жанрах англоязычного медиадискурса.

Интерес исследователей к политическому дискурсу, и в особенности к англоязычному политическому дискурсу, значительно вырос в последние два десятилетия в связи с обращением к таким его аспектам, как языковые средства формирования образа политика в СМИ, механизмы и способы манипулирования общественным мнением, а также закономерности интенсификации прагматического воздействия на аудиторию. Политический дискурс рассматривается нами как сложное образование, содержание которого относится к политике и которое реализуется в рамках различных жанров.

Учитывая опосредованность политического дискурса средствами массовой информации как одну из его системообразующих характеристик, мы рассматриваем политический дискурс на материале газетных и журнальных текстов аналитического характера англоязычной качественной прессы.

Прагматические установки политического дискурса обусловливают частотное употребление в нем ФЕ, которые идеально подходят для реализации таких важных системообразующих характеристик политического медиадискурса, как манипулятивность, смысловая неопределенность, оценочность, образность, экономия речевых усилий и др. Широкое использование ФЕ в политическом дискурсе обусловлено их способностью участвовать в косвенной оценочной номинации и отражать субъективную модальность продуцента дискурса.

Несмотря на значительное число исследований, посвященных изучению особенностей функционирования ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, целый ряд вопросов остается нерешенным. В частности, неясными остаются основания выбора ФЕ в разных жанрах англоязычного политического дискурса, что свидетельствует об актуальности этой исследовательской задачи.

Выбор и закономерности реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе тесно связаны с метафорическими концептами, функционирующими в сфере политики. Концептуально-метафорическая организация политического дискурса является предметом исследования в весьма значительном числе работ, что позволяет говорить об отдельном направлении исследований – политической метафорологии. В рамках когнитивно-дискурсивной научной парадигмы лингвисты анализируют частотные метафорические модели политического дискурса и проводят сопоставительные исследования концептуально-метафорической репрезентации политических явлений (А. Н. Баранов, В. Н. Базылев, Э. В. Будаев, И. М. Кобозева, П. Б. Паршин, А. П. Чудинов, R. D. Anderson, J. Charteris-Black; P. Chilton, P. Drulak, G. Lakoff, B. Lewis, J. Zinken и др.). Рассматривается динамика политических метафор (R. Wodak, H. Kelly-Holmes, Ch. de Landtsheer, A. Musolff), невербальные средства реализации концептуальных метафор в политическом дискурсе (M. Black, A. Cienki, R. Clair, J. Edwards, R.W. Gibbs, M. Johnson, S. Keen, R. W. Langacker, F.Yus), а также гендерные аспекты политической метафорики (Т. А. Клименкова, О. В. Рябов, C. Cohn, J. Everitt, E. Gidengil). Исследователи полагают, что изучение функционирующих в политическом дискурсе метафорических концептов может служить инструментом прогнозирования принятия политических решений, а также выявления персуазивных и манипулятивных параметров СМИ, вскрытия стратегий и тактик легитимизации и делегитимизации власти, а также определения степени влияния политических событий на функционирование языка.

Изучение метафорических концептов, с их высоким прагматическим потенциалом и способностью структурировать тексты, может способствовать выявлению оснований выбора ФЕ при формировании текстов. Разработанная в диссертации исследовательская программа была нацелена на выявление взаимодействия концептуальных структур, лежащих в основе смыслового содержания текстов, и реализующихся в этих текстах фразеологизмов.

Методика анализа языкового материала включала в себя три этапа: на первом этапе анализа устанавливалась система концептов, лежащих в основе смыслового содержания анализируемого текста. Мы исходили из представления о том, что в газетной/журнальной статье фигурируют языковые единицы, тематические и ассоциативные связи между которыми позволяют сводить их в тематические и ассоциативные блоки. Эти блоки указывают, в свою очередь, на смысловые «узлы», которые можно считать реализациями концептов, лежащих в основе смыслового содержания текста и формирующих концептуальное основание его семантики. Например, в статье «U.S. ambassador says Iraq must act faster in establishing a new government» (The Washington Post, 27 April 2010), которая посвящена проблеме формирования правительства Ирака после состоявшихся выборов, тематические и ассоциативные связи между употребленными в тексте языковыми единицами позволяют свести их в шесть основных смысловых блоков, или концептов, – «выборы» (parliamentary elections…to disqualify candidates…the elections’ outcome…a close election…one candidate in Allawi’s bloc…elected candidates, etc.), «скорость» (must act faster…a smooth transfer…a process that has been slowed…pick up the pace…a three-month delay), «опасность» (dangerous parallels…a dangerous slippery slope…have raised fears…the seeds of a breakdown, etc.), «сложности при проведении выборов» (a tough period…serious irregularities…demanded the manual recount…to grapple with candidate disqualifications or manual recounts, etc.), «религиозные разногласия/столкновения» (fuel the worst period of the insurgency…Sunni extremists began attacking Shiite militias…take up arms…an outbreak of political violence…the drivers of violence, etc.) и «будущее» (by the end of August…to meet the drawdown deadline…would be in place well before the deadline… predict its consequences, etc.). Все концепты связаны между собой и формируют единое концептуальное представление о ситуации в Ираке после выборов.

На втором этапе устанавливалась связь между концептуальным основанием текста и реализующимися в тексте метафорическими концептами, поскольку предполагалось, что концептуальная структура, лежащая в основе смыслового содержания текста, активирует концептуально-метафорическую репрезентацию. В рассматриваемом тексте реализуется МК «Путешествие» с относящимися к нему концептуальными составляющими «Скорость движения», «Поверхность, по которой осуществляется движение», «Начало пути» и «Направление», которые формируют достаточно развернутую метафорическую картину. МК «Путешествие» получает свое семантическое развертывание в разных направлениях сквозь все текстовое пространство статьи и реализуется преимущественно за счет фразеологических средств. Как показывает проанализированный нами корпус текстов, в значительном количестве газетных/журнальных статей фигурирует один или несколько метафорических концептов (см. рис. 1).

На третьем этапе анализа устанавливались связи между концептуальным основанием смыслового содержания текста, включая его концептуальнометафорический аспект, с одной стороны, и семантикой ФЕ, которые фигурируют в тексте, с другой стороны. При этом оценивалось участие ФЕ в отражении коммуникативных установок продуцента дискурса, в создании подтекстовой информации, а также роль ФЕ в реализации прагматического задания текста. Концептуальная составляющая «Скорость», отражена в заголовке статьи и обусловливает реализацию в тексте ФЕ-3 to pick up the pace (MDAI: to speed up the tempo; to increase the rate that something is being done).

Концептуальная составляющая «Начало движения» соотносится с ФЕ-2 to get this show on the road (AHDI: start an undertaking; begin work. Alludes to a theatrical production going on tour), причем семантика этого фразеологизма активизирует МК «Политика – это Театр», который не получает дальнейшего развертывания в тексте. Концептуальная составляющая «Направление движения» реализуется с помощью ФЕ-4 to be on track (CID: if an activity or a situation is on track, it is making progress and is likely to achieve something).

Концептуальная составляющая «Поверхность пути» воплощается в статье посредством ФЕ-1 a slippery slope, которая высвечивает информацию, связанную с проблемами и опасностями в процессе формирования нового правительства Ирака. Эта ФЕ подвергается окказиональному приему добавления: атрибут «dangerous», дублирует сему «опасный», заложенную в словарной дефиниции этого фразеологизма (MDAI: a dangerous pathway or route to follow; a route that leads to trouble), и выступает в роли интенсификатора.

Схематически репрезентация концептуального основания смыслового содержания текста (I), концептуально-метафорический аспект концептуальной структуры текста (II) и его связь с функционирующими в тексте ФЕ представлена на рис.1.

Рис.На основании анализа, проведенного по описанной методике, была установлена корреляция между концептуальной структурой, лежащей в основе смыслового содержания текста, активизируемой на ее базе системой концептуально-метафорической репрезентации события и семантикой ФЕ, выбранных автором для реализации в статье.

Проанализированный языковой материал позволил выделить основные модели, образуемые метафорическими и неметафорическими концептами, которые являются источниками ФЕ, и прийти к выводу, что наиболее частотной оказывается смешанная модель, в рамках которой в качестве источников фразеологизмов выступают метафорические и неметафорические концепты, входящие в концептуальное основание семантики текста (45 % от общего количества изученных статей).

В 31% проанализированных текстов источниками ФЕ становятся исключительно МК, причем источниками фигурирующих в тексте ФЕ могут являться как один структурирующий текст МК, так и конфигурации МК.

Продуцентами ФЕ в тексте чаще всего выступают МК «Движение» и «Путешествие». Например, в статье «George Osborne's got it right – we need wealth creation» (The Daily Telegraph, 5 April 2010) центральная мысль о том, что партия лейбористов выбрала неверный путь решения экономических проблем Великобритании и поэтому проиграет выборы, активизирует МК «Движение».

МК «Движение» обусловливает реализацию ФЕ to be on course to smth. (быть на пути к ч.-л.), которая повторяется в тексте четыре раза, а также ФЕ to be stuck in the rut created by Labour (завязнуть в колее, вырытой лейбористами), которая выводит на первый план модус субъективной модальности автора, критически настроенного по отношению к политике лейбористов в области экономики.

Таким образом, манипулятивная функция, заложенная в текст адресантом, выражается через ФЕ, которые соотносятся со структурирующим статью МК «Движение».

По мере увеличения объема статьи возрастает ее тематическая нагруженность и, соответственно, усложняется и укрупняется концептуальное основание семантики текста. Конфигурации метафорических концептов, способствующие появлению ФЕ, подразделяются на две группы: 1) метафорические концепты, реализующиеся в тексте, тематически связаны между собой (напр., МК «Война» и МК «Бокс»); 2) метафорические концепты, структурирующие смысловое содержание текста, представляют политику как разные виды человеческой деятельности и образуют конфигурации, состоящие из неродственных МК (напр., МК «Война» и МК «Театр»).

Неродственные, на первый взгляд, МК могут иметь имплицитную смысловую общность, что отражается в использовании ФЕ, которые способны, благодаря диффузности их семантики, приращивать новые смыслы и способствовать наиболее точной фиксации образа у адресата. Так, в статье «Budget 2010: a thrilling fight to the death awaits us» (The Daily Telegraph, 24 Mar 2010) проводится мысль о том, что современная политика представляет собой не честное состязание, в котором побеждает сильнейший, а ожесточенный бой без правил, где каждый бьется до конца, слепо желая победить и доказать свое первенство. Для передачи центральной идеи используется структурирующий весь текст МК «Война», в дискурсивной реализации которого основную роль играют ФЕ. Это подтверждает рамочная конструкция, которую ФЕ образуют в тексте: в заголовке и первом абзаце наблюдается повтор ФЕ to fight to the death (сражаться не на жизнь, а на смерть), а в последнем абзаце фигурирует ФЕ red in tooth and claw (ожесточенно (биться)). Предстоящие выборы представлены не только как ожесточенная политическая схватка, в которой враги готовы биться до конца, но и как скачки, что отражено в ФЕ down to the wire (до финишной линии; до последнего). При этом ФЕ to fight to the death, to the bitter end и down to the wire имеют общий семантический признак to the end и, «произрастая» из разных концептосфер, дублируют друг друга в смысловом плане.

В конфигурациях, формируемых метафорическими концептами, один из реализующихся МК может являться центральным (его актуализация проходит через весь текст), в то время как другие метафорические концепты выполняют второстепенную роль. Еще одной разновидностью конфигураций, которые образуются не связанными друг между другом тематически метафорическими концептами, является конфигурация, в рамках которой в концептуальном основании текста встречается несколько МК, реализующихся локально, причем ни один из них не является стержневым в концептуальной структуре всего текста.

Фразеологизмы, с помощью которых активизируются МК, регулярно фигурируют в сильных позициях газетного / журнального текста (заголовок, подзаголовок, первый и последний абзацы) и могут образовывать рамочные конструкции, способствуя наиболее эффективной реализации прагматических установок адресанта.

В 24 % рассмотренных газетных / журнальных статей на политическую тематику в качестве источников ФЕ выступают исключительно неметафорические концепты, входящие в концептуальное основание семантики текста, которые могут образовывать два основных типа конфигураций: 1) один концепт является ключевым и способствует отражению основной идеи текста, в то время как остальные концепты реализуются локально; 2) все концепты, входящие в концептуальное основание семантики текста, реализуются локально и структурируют отдельные смысловые блоки текста. Как правило, такие концепты отражают содержательно-фактуальную информацию, а ФЕ, коррелирующие с ними, суммируют или интенсифицируют эту информацию.

Проведенное исследование показало, что наиболее активными текстовыми концептами, выступающими в качестве источников ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, являются «Власть / Влияние», «Соперничество», «Проблемы / Трудности», «Будущее», «Успех», «Провал», «Критика», «Изменение», «Эмоции», «Риск» и «Ошибки».

Изучение факторов, препятствующих появлению ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, показало, что использование образных ФЕ не отмечено в 13,5 % от общего количества проанализированных текстов. Среди факторов, которые препятствуют выбору ФЕ, выделяются: отсутствие МК в концептуальной структуре смыслового содержания текстов, обобщенный характер фигурирующих в тексте МК (таких, как «Контейнер», «Персонификация») и отсутствие их «фокусировки», а также актуализация МК и неметафорических концептов в тексте через стилистические, лексические, грамматические и невербальные (иллюстративные) средства.

Малопродуктивными с точки зрения появления в тексте фразеологии являются такие распространенные в политическом дискурсе МК, как «Болезнь/Здоровье», «Строительство/Здание», «Климат/Природа», «Криминал», «Религия» и др.

Во Втoрoй главе «Метафорические концепты как источники фразеологических единиц в англоязычном политическом дискурсе» представлены наиболее активные метафорические концепты, которые способны обусловливать появление фразеологизмов в англоязычном политическом дискурсе; устанавливается корреляция между текстовыми концептами как элементами концептуального основания семантики текста и теми МК, которые актуализируются в тексте статьи; определяется роль концептуальных составляющих основных метафорических концептов в выборе ФЕ в англоязычном политическом дискурсе; рассматриваются тематические области политического дискурса, в описании которых участвуют ФЕ, коррелирующие с метафорическими концептами.

Как показало проведенное исследование, наиболее частотными метафорическими концептами, фигурирующими в англоязычном политическом дискурсе и выступающими в качестве источников фразеологизмов, являются «Движение», «Путешествие», «Война», «Спорт», «Азартная игра», «Театр», «Музыка», «Бизнес», «Любовь / Брак». В качестве наиболее активных концептов, формирующих концептуальное основание семантики текстов англоязычного политического дискурса и обеспечивающих реализацию метафорических концептов, выступают: «Власть / Влияние», «Соперничество», «Проблемы / Трудности», «Успех», «Неудача / Провал», «Будущее», «Обман / Нечестность», «Критика», «Изменение», «Риск», «Ошибки», «Преимущество / Лидерство», «Тактика» и «Деньги».

Обладая высоким смыслообразующим потенциалом, рассмотренные МК не одинаково участвуют в структурировании текстов. Они могут играть ключевую роль в концептуальном основании семантики медиатекста или развертываться локально, структурируя отдельные смысловые блоки текста. МК «Движение», «Путешествие», «Война», «Спорт» и «Азартная игра» способны носить как стержневой характер, являясь источником лексических и фразеологических средств во всем тексте, так и проявляться локально. Такие МК, как «Театр», «Музыка», «Бизнес», «Брак / Любовь», развертываются, как правило, локально, в отдельных группах предложений или абзацах, и редко структурируют весь медиатекст.

Выбор ФЕ в англоязычном политическом дискурсе не всегда обусловлен целостной метафорической картиной, соотносимой с соответствующим метафорическим концептом. Во многих случаях в концептуальном основании семантики текста метафорический концепт фокусируется на некоторых своих концептуальных составляющих, которые, активизируясь, становятся источниками выбора фразеологизмов. Наиболее разветвленная сеть концептуальных составляющих отмечена у МК «Движение» (начало движения, направление, скорость, прекращение движения, расстояние), МК «Путешествие» (путь/дорога, пешее путешествие, путешествие на транспортных средствах), МК «Война» (виды военных действий, атака– оборона, оружие, стратегия–тактика) и МК «Спорт» (виды спорта: бокс, скачки, бейсбол и др.).

Наиболее активными метафорическими концептами являются «Движение» и «Путешествие», которые, фокусируясь через свои концептуальные составляющие, обусловливают появление ФЕ в тексте. МК «Движение» коррелирует с различными текстовыми концептами, самыми частотными среди которых оказываются концепты «Будущее», «Проблемы / Трудности», «Риск» и «Ошибки». В частности, текстовый концепт «Проблемы/Трудности» может обусловливать в тексте выбор ФЕ, соотносящихся с направлением движения (to go from bad to worse, to take a turn for the worse, to go the wrong way), расстоянием (to go too far) или с прекращением движения/остановкой (to reach a dead end, to come unstuck, to hit an impasse). МК «Путешествие» за счет своих концептуальных составляющих наиболее часто реализует такие элементы концептуального основания семантики текста, как «Прогресс / Успех», «Власть / Лидерство», «Проблемы / Трудности». Например, концепт «Власть / Лидерство», как правило, способствует выбору ФЕ, коррелирующих с концептуальными составляющими «Дорога / Путь» (to lead the way, to show way, to point the way), «Путешествие на автомобиле» (to be in the driver’s seat), «Путешествие на корабле» (to run a tight ship, to steer through the storm), «Путешествие на лошади» (to take over the reigns).

Количество фразеологических реализаций метафорических концептов «Война» и «Спорт» резко возрастает в предвыборный период; самыми частотными концептами-элементами концептуального основания семантики текста, соотносящимся с этими МК, являются «Соперничество/ Противостояние» (to be at daggers drawn, to cross swords, to lock horns, to clear the decks; to argue the toss, on a par with smb., to go toe to toe, the gloves are off, to run neck and neck, to score points и др.) и «Критика» (slings and arrows, to turn both barrels on smb., to open fire on smb., to take the flak, to be in the firing line, to lock and load; to take it on the chin, to roll with punches, a glass jaw, a punching bag и др.).

Метафорический концепт «Азартная игра» реализуется, как правило, через образ карточной игры, причем в реализации этого МК фразеологические средства играют более активную роль, чем лексические средства. Наиболее распространенными текстовыми концептами, которые активизируют МК «Азартная игра» и способствуют выбору фразеологических средств, оказываются концепты «Преимущество» (to have an ace up one’s sleeve, to hold all the cards/aces) и «Обман/Нечестность» (to stack the cards/deck against smb.), который также часто активизирует МК «Театр» (behind the scenes, to pull a trick, smoke and mirrors).

Метафорический концепт «Музыка» актуализируется, как правило, при описании политической коммуникации и политических дискуссий, что может быть объяснено тем, что уподобление языка музыке достаточно глубоко укоренилось в человеческом сознании. Наиболее часто данный МК репрезентирует концепты «Речевое воздействие» (to strike/hit the right note, to strike a chord/tone/note, to be whistling Dixie и др.), «Похвальба» (to blow/toot one’s own horn) и «Критика» (to face the music и др.).

Политические отношения могут осмысливаться посредством метафорического концепта «Бизнес / Денежные Отношения», причем фразеология нередко играет ведущую роль в его вербальной реализации. В большинстве случаев при описании политической действительности посредством МК «Бизнес» в концептуальном основании текста присутствует концепт «Проблемы / Трудности» (to pay the price, to cost smb. dear, to come at the cost of smth., at what (a) cost/price и др.) Метафорический концепт «Брак / Любовь» реализуется с помощью фразеологических средств при описании политических ситуаций, в которых, несмотря на возможные разногласия, стороны объединяют свои силы для достижения общих целей, поэтому самым распространенным элементом концептуального основания семантики текста, соотносимым с данным МК, является концепт «Сотрудничество» (to tie the knot, a match made in heaven, to plight one’s troth, a shotgun marriage и др.).

Рассмотренные в тексте метафорические концепты не только выступают в качестве источника ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, но и формируют яркие зрительные образы, что подтверждается тем фактом, что МК «Путешествие», «Война», «Спорт», «Азартная игра», «Брак / Любовь» могут репрезентироваться через визуальный ряд, т. е. через критически заряженные иллюстрации и карикатуры, сопровождающие газетные / журнальные статьи, причем нередко иллюстрации коррелируют с образными ФЕ, фигурирующими в тексте.

Как известно, образные фразеологизмы несут в себе мощный эмоционально-оценочный заряд, причем многие ФЕ характеризуются амбивалентностью оценки и способны «подстраиваться» под заложенный продуцентом дискурса контекст. Проведенное исследование показало, что МК, являющиеся источниками ФЕ в англоязычном политическом дискурсе, и их концептуальные составляющие могут в разной степени отражать критическую позицию автора. Так, МК «Движение», «Путешествие», «Азартная игра» и «Театр» и продуцируемые ими ФЕ преимущественно характеризуются отрицательным оценочным зарядом, тогда как остальные МК не отличаются ярко выраженной отрицательно-оценочной маркированностью и могут выражать как отрицательную, так и положительную оценку при реализации соответствующих им ФЕ в дискурсе.

Рассмотренный материал позволил выделить тематические области, в описании которых участвуют ФЕ (см. табл.1), коррелирующие с той или иной концептуально-метафорической областью. Наиболее продуктивными тематическими блоками оказываются «вопросы внутренней политики», «вопросы внешней политики», «предвыборная кампания», «тактика / стратегия Кoнцептуальнo-метафoрическая репрезентация тематических oбластей пoлитическoгo дискурса пoсредствoм ФЕ МК Тематическая oбласть внутриполитическая + + + + + + + борьба вопросы внешней + + + + + + + + + политики предвыборная + + + + + + + + кампания, выборы законодательная + + + + + деятельность начало политической + + + + + деятельности тактика/стратегия + + + + + политических действий политические + + + + + дискуссии и методы их ведения решение финансовых + + + вопросов политическая + программа развитие / изменение + + политической ситуации политическое + + + объединение/коалиция переговоры + + + + политический статус + имидж политика + Табл. Театр Вoйна Спoрт Бизнес Музыка Движение Путешествие Азартная игра Любoвь / Брак политических действий», «политические дискуссии и методы их ведения», «законодательная деятельность».

Каждая тематическая область англоязычного политического дискурса устойчиво соотносится с набором метафорических концептов. Например, МК «Бизнес», вербализуясь через ФЕ, регулярно участвует в концептуализации тематических областей «переговоры», «имидж политика» и «решение финансовых вопросов». Различия в метафорическом представлении политических событий могут отражаться в частотности и интенсивности употребления МК для репрезентации этих событий. В частности, как показывает проанализированный материал, количество реализаций метафор войны и спорта и, соответственно, фразеологизмов, в основании которых лежат военная и спортивная метафоры, значительно возрастает во время предвыборных кампаний.

Выбор и частотность употребления фразеологизмов в англоязычном политическом дискурсе могут быть обусловлены культурной маркированностью ФЕ. Анализ языкового материала подтверждает, что некоторые ФЕ более свойственны для британского или американского политического дискурса. В частности, в американском политическом дискурсе более частотны ФЕ, отражающие МК «Спорт» через концептуальную составляющую «Бейсбол», а в британском – через концептуальную составляющую «Скачки».

Помимо описанных выше метафорических концептов в качестве источников фразеологизмов в англоязычном политическом дискурсе способны выступать такие МК, как «Механизм», «Охота», «Магия», «Строительство», «Здоровье / Болезнь», «Растения», «Животный мир», «Погода», однако они представлены незначительным количеством примеров, то есть характеризуются низкой фразеологической активностью в рассмотренном виде дискурса.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшего изучения ФЕ и их роли в дискурсе.

В качестве направлений дальнейшего исследования можно назвать изучение оснований и принципов выбора ФЕ в различных жанрах англоязычного политического дискурса, а также сопоставление материала разных языков (как родственных, так и неродственных) по тем параметрам и по той методике, которые были предложены в нашем исследовании.

Библиoграфия содержит список научной литературы отечественных и зарубежных исследователей по теме диссертации. Также представлен список лексикографических и фразеографических источников, использованных в ходе проведенного исследования.

Основные положения диссертации нашли отражение в публикациях автора общим объемом 3,2 п.л.

Статьи, oпубликoванные в изданиях, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых журналoв и изданий, в кoтoрых дoлжны быть oпубликoваны oснoвные научные результаты диссертаций на сoискание ученoй степени дoктoра и кандидата наук» :

1. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Основные направления изучения фразеологических единиц в английском языке (от структурной научной парадигмы к когнитивно-дискурсивной научной парадигме) // Изучение разноструктурных языковых знаков: проблемы и перспективы. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. – 313 с. (Вест. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 572. Сер.

Языкознание). - С. 205 - 215. - 0,6 п.л.

2. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Концептуальная метафора как источник использования фразеологических единиц в англоязычном политическом дискурсе // Многоаспектность лексикологических исследований: английский язык и проблемы перевода. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. – 269 с. (Вест.

Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 600. Сер. Языкознание). - С. 93 - 104. - 0,п.л.

3. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Метафорический концепт «Спорт» как источник фразеологических единиц в англоязычном политическом дискурсе // Политическая лингвистика. – Екатеринбург: ГОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т», 2011. – 264 с. (Вып. 2(36)). – С. 108 – 113. – 0,7 п.л.

4. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) К вопросу о факторах, препятствующих реализации идиом в политическом дискурсе // Известия ТулГУ. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. – 531 с. (Вып. 2. Сер. Гуманитарные науки). – С. 454 – 463. – 0,п.л.

5. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Основные направления изучения фразеологических единиц в английском языке (от структурной научной парадигмы к когнитивно-дискурсивной научной парадигме) // Актуальные проблемы изучения комплексных языковых знаков. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - 200 с. (Материалы международной научной конференции к 100-летию заслуженного деятеля науки, доктора филологических наук, профессора А. В.

Кунина, 22 – 23 апреля 2009 г.). - С. 78 - 80. – 0,2 п.л.

6. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Концептуальная метафора как источник использования фразеологических единиц в англоязычном газетном/журнальном тексте // Актуальные проблемы современной лексикологии и фразеологии. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2011. - 146 с. (Тезисы докладов Международной научной конференции к 100-летию профессора И.

И. Чернышевой, Москва, 14 – 15 марта 2011 г.). – С. 72 – 75. – 0,2 п.л.

7. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Фразеологическая активность метафорического концепта «Война» в англоязычном политическом дискурсе // Политическая лингвистика: тезисы Междунар. науч. конф. (Екатеринбург, сентября – 6 октября 2011 г.) – Екатеринбург: ФГБОУ ВПО «Урал. гос. пед. унт», 2011. – 307 с. – С. 115 – 118. – 0,2 п.л.

8. Каспарова А.Ю. (Чайкина А.Ю.) Активность метафорических концептов как источников фразеологизмов в политическом дискурсе – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2011. - 254 с. (Материалы международной научной конференции, Москва, 17 – 18 ноября 2011 г.). - С. 191 – 193. – 0,1 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.