WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

РАМАЗАНОВА Разита Темсайновна

КОГЕЗИВНЫЕ СИНТАКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ В АСПЕКТЕ ЯЗЫКОВОЙ ИЗОФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ
(на материале современных арабских и русских публицистических текстов)

10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Ставрополь, 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО Ставропольский государственный
педагогический институт

Научный руководитель:        Леденев Юрий Юрьевич,

       доктор филологических наук, профессор

       ФГБОУ ВПО Ставропольский

       государственный аграрный университет

Официальные оппоненты:        Милевская Татьяна Валентиновна,

       доктор филологических наук, профессор

       кафедры русского языка и теории языка

       Педагогического института ФГАОУ ВПО
       Южный федеральный университет

       Кушу Сулета Алиевна,

       кандидат филологических наук, доцент,

       зав. кафедрой арабского и вторых

       иностранных языков ФГБОУ ВПО

       Адыгейский государственный университет

       

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО Дагестанский государственный

               педагогический университет

Защита состоится 26 апреля 2012 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.256.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1а, ауд. 210

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 120.

Автореферат разослан 26 марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук                                                А.А. Фокин

  Современная парадигма лингвистических исследований, выводящая изучение языка в когницию и дискурс, открывает новые перспективы в исследовании сущности языка: появился методологический аппарат, сделавший возможным исследование факторов, лежащих в основе формирования высказывания. Сразу же выяснилось, что целый ряд языковых функций имеет в целом универсальный характер для человеческого языка. При этом их языковая реализация остается индивидуальной для каждого конкретного языка. Очень часто показателем этой универсальности являются процессы, охватывающие разные уровни языковой системы, и это объяснимо: когнитивная структура может быть реализована в разнообразных языковых формах. Другим важным направлением явилось исследование языковых процессов в дискурсе – только в живом функционировании становится объяснима сущность указанных когнитивных процессов, только в непосредственной коммуникации актуализируются все свойства и функции языковых единиц.

К таким явлениям относятся средства организации связности дискурса и текста. Интерес к исследованию дискурса и текста как его порождения связан с тем, что он непосредственно реализует коммуникативную и когнитивную функции языка, отражая как индивидуальные особенности языковой картины мира его создателя, так и специфику концептуальной картины мира национально-культурного сообщества, представителем которого он является.

Актуальность настоящего исследования вызвана, во-первых, тем, что формальные средства реализации когезии в СФЕ и тексте изучены сравнительно мало, так как ранняя парадигматика их изучения находилась под сильным влиянием теории предложения, а после выхода лингвистики в текст по отношению к этим средствам связи сформировалось отношение как к «уже изученным» в период изучения синтаксиса предложения, хотя их свойства и функции на уровне СФЕ принципиально отличны. Во-вторых, данное исследование актуально тем, что существующие концепции в области арабской грамматики продолжают рассматривать релятивные слова традиционно в виде «частиц», между тем разработанные в отечественной лингвистике объяснительные модели, в частности, теория синтаксических связей и отношений и неполнозначных слов, предлагают широкие возможности для выработки нового взгляда на релятивные единицы языка. В-третьих, выявление не различий, а общего в разноструктурных языках становится все более актуальным в эпоху поиска когнитивно-лингвистических универсалий и глобализации лингвистических исследований. И, наконец, в-четвертых, выявление и исследование макросинтаксических категорий, в частности границ и таксономии единиц дискурса и текста, относится к одной из злободневных проблем как языкознания в целом, так и арабистики в частности.

Теоретической основой исследования послужили идеи В.В. Виноградова, Н.Ю. Шведовой, Ю.И. Леденева, А.Ф. Прияткиной и др. о средствах синтаксической связи; Ю.В. Бондарко, Г.А. Золотовой, М.В. Всеволодовой, О.Б. Сиротининой и др. по вопросам функционального синтаксиса; Дж. Лакоффа, Е.С. Кубряковой, И.А. Стернина, Г.Н. Манаенко, Ю.Ю. Леденева в области когнитивно-дискурсивных, информационно-дискурсивных и изофункциональных исследований;  Ф. Данеша, В. Матезиуса и И.П. Распопова об актуальном членении; теоретические исследования текста Р. Барта, И.Р. Гальперина,  М.Я. Дымарского, З.Я. Тураевой; исследования дискурса Н.Д. Арутюновой, Т.В. Милевской и других ученых, а также труды по арабской лингвистике А.Г. Беловой, A.M. Габучана, Б.М. Гранде, Э.Н. Мишкурова, Н.Д. Финкельберг, В.Э. Шагаля, Б.А. Шитова и др.

Научная новизна диссертационного исследования определяется, в первую очередь, его методологией. Теория изофункциональности является одной из новых современных концепций, развивающейся в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы. К этому надо добавить, что информационно-дискурсивный аспект исследования, основанный на идеях ориентированности синтаксических категорий на текст и условия дискурса, их предназначенности к выражению единиц информации, грамматической переходности, а также принципах соотношения системы и среды языковых феноменов, интенциональности дискурса, позволяет успешно раскрыть и описать систему СФЕ во взаимодействии с дискурсом на основе анализа когнитивно-семантических сущностей, обусловливающих их изофункциональность, а также с учетом их иллокутивного потенциала.

Объектом нашего исследования стали явление синтаксической когезии и явление изофункциональности, а предметом – синтаксические когезивные средства в арабских и русских текстах медийно-публицистического дискурса. Объем этих средств чрезвычайно велик для ограниченного описания, поэтому детально анализируются лишь когезивные средства, репрезентирующие каузальные отношения, поскольку они весьма широко представлены на всех ярусах синтаксиса.

Материалом исследования послужили тексты медийно-публицистического дискурса, представленные в печатных и Интернет-СМИ последних лет. Этот вид институционального дискурса как нельзя более пригоден для кросс-культурных и интегративных исследований на материале нескольких языков, поскольку в нем отражаются явления, актуальные для всего человечества, то есть различные национальные дискурсивные системы обладают более или менее схожими картинами мира. Большая часть выборки представлена текстами следующих изданий: «Российская газета», «Независимая газета», «Известия», «Ведомости», «Комсомольская правда», двуязычный журнал «Арабский мир и Евразия» (№1, 2009 – №4, 2010); электронные аналитические ресурсы www.amin.org.eg, www.arabrenewal.com, www.aliarida.com, www.rian.ru, www.analitika.ru,  www.dumaem.ru. Корпус исследованных текстов на АЛЯ и РЯ составляет более 500 единиц.

В основу исследования положена гипотеза о принципиальном сходстве и возможной изофункциональности синтаксических средств формирования когезии текста в языках различной структуры с учетом того, что внутренние структурные языковые различия, и более того – различия в картинах мира носителей разных языков обусловливают различные особенности в использовании этих средств.

Целью исследования является изучение изофункциональности синтаксических когезивных средств в текстах медийно-публицистического дискурса разноструктурных языков (арабского и русского), хотя акцент в исследовании сделан именно на арабский язык по причине слабой разработанности этих вопросов в современном арабском языкознании.

В соответствии с поставленной целью предполагается реализация следующих задач:

    • Разрешить проблему соответствия выделения границ и состава основных синтаксических единиц в исследуемых языках.
    • Проанализировать состав и когезивные свойства релятивных средств синтаксической связи в арабском и русском СФЕ и тексте.
    • Проанализировать состав и когезивные свойства коррелятивных средств синтаксической связи в арабском и русском СФЕ и тексте.
    • Констатировать изофункциональное соответствие русских и арабских синтаксических когезивных средств.
    • Обосновать и проверить возможность исследования изофункциональных явлений в системе арабских неполнозначных слов.
    • Произвести обобщающее исследование изофункциональности супрасегментных когезивных синтаксических средств: актуального членения и порядка следования синтаксических сегментов, демонстрирующее возможность и эффективность предпринятого подхода.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Рассмотрение изофункциональности способов выражения синтаксических отношений в разносистемных языках является возможным при исследовании аналогичных синтаксических функций, репрезентирующих универсальные когнитивные категории в сопоставимой дискурсивной среде.
  2. Многие арабские неполнозначные слова полифункциональны и способны проявлять свои релятивные свойства, выполняя функции грамматической единицы иного яруса:  морфемы, предлога, союза, частицы, скрепы и скрепы-фразы, что позволяет рассматривать их как компоненты изофункционального ряда – функциональные варианты инвариантной релятивной неполнозначной единицы.
  3. Инвариантная структура арабской межфразовой скрепы представляет  собой сочетание неполнозначных и полнозначных слов, что делает ее полифункциональной аналитической синтаксической релятивной единицей, каждый из компонентов которой выполняет специфическую грамматическую функцию.
  4. В общем виде структура арабских средств синтаксической когезии,  представленная скрепами со структурой «союз+частица», «союз+предлог», изофункциональна структуре соответствующих им формально и семантически русских средств межпредложенческой синтаксической связи.
  5. Если в русском языке между изофункциональными релятивными единицами имеют место отношения производности, то для арабских единиц более характерна грамматическая полифункциональность. При этом как арабские, так и русские синтаксические конструкции, репрезентирующие синтаксические отношения обусловленности, формируют изофункциональные ряды, инвариантом которых является сложноподчиненное предложение.
  6. Порядок следования синтаксических сегментов в русском языке является изофункциональным глагольным арабским предложениям и частично изофункциональным в системе именного предложения (изофункциональность  прослеживается только в конструкциях с прямым порядком слов).

Теоретическая значимость работы состоит в том, что многоаспектное исследование, с одной стороны, позволило дать непротиворечивое описание средств формального обеспечения когезии арабских и русских текстов медийно-публицистического дискурса; а с другой стороны, дало возможность выработать подходы к описанию релятивных слов арабского языка. Одним из результатов работы является доказательное расширение состава служебных слов русского языка, и выработка метода для углубленных исследований в этом направлении. Данное исследование является перспективным, так как оно открывает возможность системного описания состава и функций неполнозначных слов в арабском языке, что до сих пор еще не становилось объектом изучения ни в отечественной, ни в зарубежной арабистике.

Практическая ценность работы обусловлена тем фактом, что её результаты могут быть использованы в учебных курсах по теории языка, лингвистике текста, функциональной грамматике, когнитивной лингвистике, современному русскому и арабскому литературному языку, переводоведению и филологическому анализу текста. Материалы работы также могут стать частью содержания спецкурсов и спецсеминаров. Кроме того, эмпирический материал может быть использован при составлении сборников упражнений по дисциплинам лингвистического цикла, а также для словарной работы.

Методологическая база исследования. Диссертационная работа опирается на диалектический принцип познания действительности, состоящий в учете всеобщих связей явлений в природе, обществе и сознании и закона перехода количественных изменений в качественные, представлений о диалектических антиномиях общего и частного, конкретного и абстрактного, материального и идеального, индуктивного и дедуктивного методов познания.

В соответствии с целью и задачами диссертации были комплексно применены различные методы исследования: описательно-аналитический метод, метод сопоставления, метод наблюдения и моделирования, метод количественной оценки, лингвистического эксперимента, а также контекстуальный и интерпретационный методы. Данные методы использовались в совокупности друг с другом: анализ проводился комплексно, с привлечением на каждом этапе работы тех методов, которые более всего удовлетворяют поставленным целям и задачам исследования.

Достоверность полученных результатов обеспечивается репрезентативной выборкой фактического материала, непротиворечивостью избранных методологических позиций, адекватностью методов исследования изучаемому материалу и ссылками на авторитетные научные источники.

Апробация работы. Результаты исследования прошли апробацию в ходе участия во Всероссийской научно-практической интернет-конференции «Региональные особенности функционирования русского и национальных языков на территории Российской Федерации» (Ставрополь, 2009),  53 и 55 научных конференциях «Университетская наука - региону» (Ставрополь, 2008, 2010), ежегодной научно-практической конференции преподавателей и студентов СГПИ 2010 и 2011 г.г., а также нашли отражение  в 8 публикациях, в том числе в 2 статьях, опубликованных в журналах, рекомендованных списком ВАК РФ.

Структура диссертационного исследования определяется реализацией поставленных задач и доказательством выносимых на защиту положений. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность проблемы, объект, предмет и материал исследования, формулируются его цель и задачи, представляются положения, выносимые на защиту, уточняются методы исследования, аргументируется научная новизна работы, показывается теоретическая и практическая значимость, описывается апробация и структура работы.

В первой главе «Проблема синтаксического исследования дискурса и текста в разноструктурных языках» делается обзор текстовой проблематики в общем языкознании, русистике и арабистике, анализируется проблема когезии текста и синтаксические способы ее реализации,  обсуждаются преимущества когнитивно-дискурсивного подхода и теории синтаксической изофункциональности в изучении синтаксических средств связи в микро- и макросинтаксисе (Леденев 2001). В этой главе мотивируется выбор и детализируются свойства медийно-публицистического дискурса как репрезентативной среды для изучения синтаксической когезии в разноструктурных языках. Особо анализируются проблемы структурного описания единиц макросинтаксиса в арабском языке.

В работе текст рассматривается как составной элемент антиномии «текст-дискурс», как форма осуществления дискурсивной деятельности, внешнее выражение речевого общения в языковом коде, как явление, отвечающее на вопрос, как воплощается определенный тип речевого поведения в зависимости от внутренних и внешних условий дискурса (Манаенко 2006).

Также отмечается, что дискурс представляет собой когнитивный процесс, связанный с реальной речемыслительной деятельностью, с созданием речевого произведения, текст же является конечным результатом процесса речемыслительной деятельности, выливающемся в определённую законченную и зафиксированную форму. Таким образом, текст может трактоваться через дискурс тогда, когда он реально воспринимается и попадает в текущее сознание воспринимающего его человека. Итак, понятие "дискурс" связывается с анализом языкового отрезка как процесса с учётом участников и условий этого события, их знаний, сложившейся ситуации общения; понятие "текст" связано с анализом языкового отрезка как продукта указанного выше процесса (Милевская 2003: стр.56).

В качестве единицы текста, релевантной для рассмотрения в наших целях, наиболее удобным признается сверхфразовое единство (СФЕ). Этот термин совмещает в себе синтагматический и функциональный подходы к определяемой единице. В синтагматическом плане он указывает на то, что определяемая единица представляет собой специальным образом организованную (замкнутую) цепочку предложений. В функциональном плане он характеризует определяемую синтаксическую единицу как развернутое высказывание. Таким образом, сверхфразовое единство («микротест») - понятие одновременно синтагматическое и функциональное. Это - специальным образом организованная, закрытая цепочка предложений, представляющая собой единое высказывание (Реферовская 1975: стр. 92).

Когезия является центральной категорией текста, его конституирующим признаком: текст имманентно обладает связностью, в ее отсутствие он утрачивает признак текста (Милевская 2003). Когнитивно-дискурсивная парадигма позволяет по-новому посмотреть на эту фундаментальную категорию и считать ее ведущей смыслообразующей и текстообразующей дискурсивной категорией.

Истоки когезии следует искать в человеческой когниции, а ее саму считать одной из важнейших операциональных когнитивных категорий, своеобразным синтаксическим концептом. План содержания категории когезии – это отражение в мысли и передача в линейном потоке речи некоей общности, свойственной двум или более явлениям, с одной стороны, и соединение этих феноменов в некое смысловое целое – с другой. План выражения категории когезии проявляется в виде взаимодействия синтаксических (коммуникативных) единиц нижнего уровня на уровне более высокого порядка.

Высказывание - релевантная единица дискурса – в объективной действительности не выступает изолированно; как было заявлено выше, реальный текст предстает как цепочка речевых актов, связанных коммуникативной целью и интенцией говорящего. Следовательно, категория когезии получает не только когнитивно-операциональное содержание, но и коммуникативно-прагматическое.

Синтаксическая когезия СФЕ является формальным выражением его смысловой (тематической) и коммуникативной целостности. Формальные средства реализации когезии в СФЕ и тексте изучены пока еще сравнительно мало, ранняя парадигматика их изучения находилась под сильным влиянием теории предложения, а после выхода лингвистики в текст по отношению к этим средствам связи сформировалось отношение как к «уже изученным» на предложенческом уровне, хотя их свойства и функции на уровне СФЕ принципиально отличны.

Основная парадигматика исследования лежит в русле когнитивно-дискурсивного подхода, также используется изофункциональный подход, совмещающий рассмотрение и формально-семантических, и функциональных (когнитивно-дискурсивных) параметров синтаксической структуры (Леденев 2002). Когнитивно-дискурсивный подход связан с использованием в работе принципа «когнитивного соответствия», формулируемого следующим образом: выдвигая представление (репрезентацию) для конкретной единицы, следует обратить внимание на то, как эта единица узнается (cognized) (Wilensky 1990: 79). В силу принципа когнитивного соответствия когнитивная структура заложена в дискурсивных репрезентациях языковых выражений, что позволяет эффективно применять изофункциональный подход к объекту исследования данной диссертации.

Рассмотрение изофункциональных реализаций в разных языках репрезентаций одних и тех же отношений на основе когнитивно-дискурсивного подхода позволяет выявить то общее, что существует в грамматических системах (в нашем случае – в системах функционирования синтаксической когезии) языков даже с разной грамматической структурой, что дает новый инструментарий лингвистическому исследованию.

Нельзя говорить об изоморфности репрезентаций одних и тех же отношений в различных языках, поскольку их структуры различны. Также нельзя говорить и о явлении синонимии, так как наблюдаемое сходство не располагается в пределах одной языковой системы. Однако здесь можно говорить об изофункциональности этих способов репрезентации, так как одни и те же когнитивные отношения репрезентируются в одних и тех же синтаксических функциях. Различные элементы двух языковых систем при передаче одного и того же когнитивного знания реализуют одну и ту же дискурсивную функцию (разумеется, в одинаковых условиях дискурса).

Информационно-дискурсивный аспект рассмотрения языковых явлений позволяет успешно раскрыть и описать систему СФЕ во взаимодействии с дискурсом на основе анализа когнитивно-семантических сущностей, обусловливающих их изофункциональность, а также с учетом их иллокутивного потенциала (Манаенко 2003).

Под медийно-публицистическим дискурсом в работе понимается общепринятый тип речевого поведения субъекта в сфере печатных средств массовой коммуникации, детерминированный социально-историческими условиями, а также утвердившимися стереотипами организации и интерпретации текстов как компонентов, составляющих и отображающих его специфику. Этот вид институционального дискурса как нельзя более пригоден для кросс-культурных, сопоставительных и интегративных исследований на материале нескольких языков, поскольку в нем отражаются явления, актуальные для всего человечества, то есть различные национальные дискурсивные системы обладают более или менее схожими картинами мира.

Системное изучение текста и дискурса, закономерностей их функционирования в зарубежной арабистике стало широко распространенным сравнительно недавно и сразу же получило бурное развитие (Hisham El-Shishiny 1990; Moutouakil 1989; Al-Khuli 2009; Bakir 1980 и др.). Однако собственно проблема определения границ предложения и его синтаксического статуса является в арабистике еще не до конца решенным вопросом. В зарубежной арабистике также еще не выработана четкая таксономия макросинтаксических единиц. Возможно, это связано с тем, что микротекст в арабском языке имеет гораздо меньше критериев выделения как самостоятельной единицы: в нем распространены СФЕ, состоящие из одного предложения, и тексты, по структуре представляющие собой минимальные СФЕ; более того, обычно психологически арабское предложение воспринимается более четко и значимо, чем микротекст.

Во второй главе «Синтаксическая когезия текста в арабском языке» анализируются собственно формальные средства реализации связности текста в арабском синтаксисе. Рассматриваются неполнозначные слова и их когезивные свойства, полузнаменательные скрепы как релятивные когезивные элементы и соотносительные слова-корреляты как когезивные коннекторы. Также в главе исследуются имплицитные связи и бессоюзие как средства синтаксической когезии, а также когезивная роль порядка следования синтаксических сегментов и актуального членения в арабском синтаксисе.

Полифункциональность арабских неполнозначных слов делает их чрезвычайно подвижными в пределах синтаксической системы. В зависимости от контекста и синтаксического яруса слово может приобретать функции союза, частицы, межпредложенческой скрепы. Большинство союзов с «подчинительной» семантикой (выражающих причинные, временные, условные, уступительные и др. отношения) самостоятельно или в составе скреп способны осуществлять функцию межфразовой скрепы (Филимонов 2005). Если говорить об арабских частицах, то их союзные функции в арабском языке развиты в большей степени, чем в русском.

Интересным параметром в арабской грамматике является несклоняемость полнозначного слова, участвующего в формировании семантики межпредложенческой связи. Так, многие арабские относительные местоимения относят к разряду несклоняемых. Совершенно очевидно, что этот критерий способен занять твердую позицию в системе принципов выделения и классификации арабских неполнозначных слов.

Многие союзы, выходя за рамки предложения в СФЕ, начинают активно формировать союзные комплексы, которые на уровне межфразовой связи принято называть скрепами, или межфразовыми скрепами. Если такая скрепа содержит предикатное слово, либо способна отделяться от предложения и являться самостоятельной единицей в структуре СФЕ, такая конструкция называется «скрепа-фраза» (Прияткина 1990: стр. 43).

Категория масдара является одной из причин «размытости» границ арабского предложения: она в большинстве случаев вводит вторую пропозицию, реализованную отглагольной именной формой, что делает инвариантной, исходной формой арабского предложения осложненную структуру.

Средства межфразовой связи в арабском языке могут быть представлены и полнозначными словами и их сочетаниями, которые можно квалифицировать как полузнаменательные скрепы (Шитов 1985). Эти синтаксические отношения чаще всего выражают более сложную семантику, чем союзные средства, и их релятивное значение нередко соседствует с номинативным. При этом союзный характер выполняемых функций выводит эти слова в разряд присоединительных скреп (коннекторов) – синтаксических элементов, осуществляющих связь между синтаксическими единицами.

Семантика скреп различной синтаксической сложности характеризуется стремлением к участию в семантической структуре всего текста и когезивный коннектор является тем синтаксическим оператором, который превращает текст не в арифметическую сумму смыслов входящих в него компонентов, а в образование более высокого языкового порядка.

Инвариантная структура арабской скрепы обычно представлена сочетанием неполнозначных и полнозначных слов. Фактически эта аналитическая синтаксическая единица представляет собой полифункциональную единицу, каждая из частей которой выполняет свою синтаксическую функцию. Неполнозначный компонент несет юнкционную функцию, а полнозначный – то номинативное значение конъюнкционного характера, которое определяет тип отношений между компонентами СФЕ.

Скрепы и скрепы-фразы в арабском языке обладают комплексом интегральных и дифференциальных признаков по отношению к неполнозначным союзным скрепам. По сравнению с русским языком, состав арабских скреп и скреп-фраз обычно подразумевает обязательное наличие неполнозначного компонента, тогда как явление препозитивной детерминации встречается реже, чем использование союзных присоединительных средств.

Как удалось установить, в качестве непременного компонента арабской синтаксической скрепы как когезивного элемента выступает либо вводно-модальная конструкция, либо конструкция с неполнозначным словом, а чаще всего – обе конструкции. Это объясняется, прежде всего, категориальным содержанием скрепы-фразы: с одной стороны, это вводно-модальный компонент, выполняющий метатекстовую функцию, позволяющий автору «вмешаться» в ткань повествования, с другой стороны, ее юнкционнный характер, предопределяющий союзный характер ее функционирования.

Указательные анафорические местоимения употребляются как скрепы частей в СФЕ разных типов. Однако наиболее формализовано их употребление в СФЕ с семантическим неравноправием частей. Коррелятивные слова формально выражают зависимость одного компонента СФЕ от другого. В отличие от собственно союзов коррелятивные слова совмещают служебную функцию с функцией члена предложения. Подобно тому, как коррелятивные слова взаимодействуют со средствами связи зависимой части и со всей зависимой частью в структурном плане, они устанавливают подобные отношения и в плане семантическом.

Необходимость употребления коррелятивных слов вызвана рядом причин: если компоненты СФЕ соотносятся с контекстом как однородные; если необходимо выделить то, о чём говорится в одном из компонентов СФЕ с помощью частиц; если выражается отношение к сообщаемому в другой части СФЕ; если часть СФЕ включается в уточняющую конструкцию.

Роль важного когезивного средства, лишь в некоторых функциях изофункционального русским местоимениям, в арабском языке принадлежит артиклю. В арабском языке активно используется постановка артикля или его усечение.

Своеобразным вариантом контекстуальной неполноты как средства связи частей БСП является однократное употребление общего для нескольких предикативных единиц компонента синтаксического членения. Чаще всего этим компонентом является второстепенный член предложения.

Значительную роль играет парцелляция как формальное разбиение текста на интонационно расчлененные фрагменты. Многократное употребление обычных и риторических вопросов участвует в организации глобальной синтаксической когезии. Препозиция вопросительных предложений/конструкций в составе СФЕ актуализирует информацию, а иногда и организует ее распределение и в последующих СФЕ.

Важное место в системе координаторов связности структуры  СФЕ занимают свободные синтаксемы, квалифицируемые по своей роли в структуре предикации как общие детерминанты.

В целом можно отметить, что синтаксические средства организации когезии медийно-публицистического текста – это результат реализации сочетаемостных возможностей, заложенных в валентностях компонентов формальной структуры исходной фразы. Параллелизм структуры элементов СФЕ как когезивный фактор обусловливает разную степень спаянности частей и, следовательно, коммуникативной цельности всего текста.

Можно сделать вывод, что порядок синтаксических сегментов служит средством реализации коммуникативного задания на основании двух факторов. Первым фактором является ситуация исходного смыслового фона, т.е. пресуппозиция, формальная выраженность которой необязательна; вторым – ситуация актуальной информации.

Арабский язык принадлежит к языкам синтетического строя. Это предоставляет ему большую свободу изменения следования слов в предложении в соответствии с выражаемым в нем смыслом по сравнению с такими языками аналитического строя, как, например, английский язык. Роль порядка следования синтаксических сегментов для актуального членения в арабском языке более важна для глагольного предложения, чем для именного, так как в двусоставном именном предложении более существенное значение для актуального членения, нежели порядок слов, имеет категория определенности-неопределенности.

В третьей главе «Явления изофункциональности в системе когезивных синтаксических средств русского и арабского языков» последовательно исследуются принципы констатации изофункциональности когезивных синтаксических средств, межъязыковая изофункциональность релятивных средств синтаксической когезии в русском и арабском языках, изофункциональность коррелятивных средств синтаксической когезии в русском и арабском языках, а также отдельно рассматриваются внутренняя изофункциональность средств синтаксической связи на разных ярусах синтаксиса арабского языка и проблема изофункциональности средств синтаксической когезии в системе актуального членения русского и арабского СФЕ.

Вся синтаксическая система языка является чрезвычайно объемным объектом исследования, а представленная работа не ставит своей целью описание всей системы изофункциональных явлений; целью работы является доказательство возможности и перспективности предпринятого подхода, поэтому для достижения ее целей вполне достаточно избрать лишь одну подсистему синтаксиса, в качестве которой была выбрана функциональная область каузативных отношений, так как она широко представлена на всех ярусах синтаксиса.

Изофункциональность представляет собой явление, охватывающее всю синтаксическую систему языка, и объединяет конструкции различных ярусов, порожденные от инвариантной структуры и свернутые  в более простые или развернутые в более сложные синтаксические образования в зависимости от их функции во всех подсистемах языка от когниции до дискурса. Это явление особым образом соединяет язык с речью, как инвариант с вариантом: реализация инварианта в зависимости от дискурсивных потребностей может охватывать конструкции различных ярусов и рангов. Это явление простирается на конструкции различных типов, начиная от простого предложения и заканчивая СФЕ и текстом. Так, например, в функционально-семантическом поле причинной обусловленности все конструкции имеют полипропозитивный характер: как минимум, одна из пропозиций представляет причину, а другая – следствие. Эксплицитно такая конструкция, с учетом предикативной реализации пропозиций и морфологических средств связи, может быть представлена сложноподчиненным предложением. В зависимости от коммуникативной задачи эта инвариантная конструкция может быть свернута до простого предложения, или развернута до бессоюзного соединения предложений, или даже сложного синтаксического целого.

Ср.: Так как прошел дождь, все дороги размокли – .  (фаматарати –с- сама’у табаддала куллу -т - туруку).

Из-за дождя все дороги размокли – (табаддала мин джара’и –л- матари куллу -т- туруки) (свертывание), и далее:

Прошел дождь - и все дороги размокли -  (матарати  –с- сама’у wатабаддала куллу -т- туруку).

Прошел дождь. В результате все дороги размокли – . (матарати –с-сама’у. Табаддала фи натиджати hаза куллу -т- туруку).

Прошел дождь. Мы никуда не поехали – все дороги размокли – . (матарати –с -сама’у. Wалам нусафир ’ила ’аййи маканин ли’анна кулла -т- туруки табаддалат) (развертывание).

Мы наблюдаем сходные преобразования синтаксических структур. Основные параметры таких преобразований – сохранение основного смысла на различных синтаксических ярусах, различная синтаксическая оформленность, аналогичное или синонимичное лексическое наполнение.

В работе проведено исследование союзных средств арабского языка с каузативным значением. Эти синтаксические элементы в большей или меньшей степени изофункциональны соответствующим русским формантам. Однако наибольшая степень изофункциональности обнаружена в системе производных союзов и их аналогов; эти неполнозначные слова даже имеют общие принципы своей грамматической организации как в русском, так и в арабском языках:

Благодаря тому, что – (назран ли), ввиду того, что   (хайсу ’анна), вследствие  того, что – (мин джара’и), в силу того, что –   (бихукми…), согласно тому, что – (wакфан ли…), по причине того, что – (бисабаби…), потому как – {} (ли’анна (ли’аннаhу)), потому…, что - (ли’анна), потому..., как- (бима ’анна), постольку…поскольку – ... (бимикдари ма… фабизалика –л- кадри).

Анализ синтаксических свойств рассмотренных в работе конструкций показывает, что эти их свойства практически одинаковы и в русском, и в арабском языках. Заслуживает внимания и тот факт, что в разных конструкциях с каузативным значением синтаксические модели, репрезентирующие разные ярусы, представлены примерно одними и теми же грамматическими средствами. Если в русском языке мы наблюдаем отношения производности между релятивными словами, оформляющими отношения на соответствующем ярусе, то в арабском часто встречается полифункциональность, когда одно и то же неполнозначное слово может оказаться и предлогом, и частицей, и союзом, и межфразовой скрепой. Тем не менее, арабские синтаксические конструкции, репрезентирующие синтаксические отношения обусловленности, как и русские, формируют изофункциональные ряды, а инвариантной конструкцией такого ряда как в арабском, так и в русском языках является сложноподчиненное предложение.

При исследовании макросинтаксических категорий текста (связности, цельности и т. д.) отмечается, что их проявления в значительной степени изофункциональны синтаксическим категориям (синтаксическая связь, оформленность предложения и т. д.). Их главным отличительным свойством является гораздо большая степень охвата языкового материала, большая содержательность и, как следствие, меньшая формальная предопределенность выражения

В основе многоаспектного исследования изофункциональности средств синтаксической когезии в разноструктурных языках лежит следующее определение этого явления: Синтаксическая изофункциональность в нашем понимании представляет собой наличие у языковых синтаксических единиц аналогичных функционально-семантических и коммуникативно-прагматических характеристик при репрезентации одной и той же языковой информации в аналогичных дискурсивных условиях.

Соответственно, изофункциональными считаются явления, имеющие в своей когнитивной основе аналогичные ментальные репрезентации и когнитивные операции, в своей коммуникативной обусловленности аналогичные коммуникативные свойства, с точки зрения функциональной семантики аналогичное актуальное для данной дискурсивной ситуации семантическое наполнение, и с точки зрения структуры – разнообразие формальных способов репрезентации, проявляемое в синтаксических системах исследуемых языков в сходных коммуникативно-прагматических условиях институционального медийно-публицистического дискурса.

Многие неполнозначные арабские слова способны проявлять свои релятивные свойства, находясь в грамматической позиции (и принимая в ней на себя соответствующие грамматические свойства) морфемы, предлога, союза, частицы, скрепы и даже скрепы-фразы. В арабском языке чрезвычайно развито явление переходности, что позволяет, выделяя различные неполнозначные слова, рассматривать их функциональные проявления на разных ярусах синтаксиса, с одной стороны,  как грамматические разновидности, с другой стороны, как компоненты изофункционального ряда – функциональные варианты инвариантной релятивной неполнозначной единицы.

Большинство арабских союзов, выражающих причинные, временные, условные, уступительные и др. отношения самостоятельно или в составе скреп, способны осуществлять функцию межфразовой скрепы (Шитов 1985). Заметим, что в большинстве случаев употребления русских союзов в этой функции они выступают компонентом межфразовой скрепы или скрепы-фразы.

Так, союз (также, тоже, подобно), выражая сопоставительное значение, оказывается изофункциональным союзу . Посредством сращения с другими союзами он может образовывать союзные комплексы и сочетания ,  и , а также  . При сочетании данного союза с наречиями, вводно-модальными словами и предлогами он образует полифункциональные союзные аналоги и нередко оказывается изофункциональным союзу в значениях тоже, также.

Изофункциональность союза русским неполнозначным словам тем временем, между тем, в то время, как и др. проявляется в том, что обычно подчинительный, выражающий противительно-выделительные отношения, он может функционировать и в сочинительной функции, особенно при соединении с другими неполнозначными словами.

Важно, что не «служебность», а именно неполнозначность проявляется в потенциальной возможности «ополнозначивания» слова. Так, частица    (’ан) (чтобы) изначально является формообразующей, она ставит глагол в сослагательное наклонение. Однако в определенных условиях эта частица становится эквивалентной масдару (отглагольному имени существительному) ( ) и полностью ему изофункциональна, что позволяет делать замену частицы масдаром:  - (талабту худураhу) вместо  - (талабту ’ан йухдара) – я требовал его присутствия.

В общем виде структура арабских средств синтаксической когезии,  представленная скрепами со структурой «союз+ частица», «союз+предлог», изофункциональна структуре русских средств межпредложенческой синтаксической связи. При этом такие скрепы, как  (и здесь следовало бы сказать), (а/но более того), (и в дополнении к этому) и др., функционируют только на синтаксическом ярусе СФЕ, не участвуя в оформлении синтаксических отношений внутри предложения.

В роли скреп в арабском, как и в русском языках, нередко выступает ряд непроизводных союзов, таких как «и» (для выражения соучастия в каком-либо действии), ... «и» в значении «затем сразу» (для выражения непрерывной последовательности действий) и др. Ср.: Пришёл Ахмад, и сразу же затем – Мухаммад – т.к. в арабском языке наблюдается союз непроизводного характера, можно предположить, что он репрезентирует прототипическое значение, размытое в русском языке. Это наблюдение дает основание дополнить словник неполнозначных слов русского языка аналогом союза (скрепой) и сразу же (затем) (и (затем) сразу же).

Как и в русском языке, в состав арабской аналитической скрепы могут входить частицы , (даже, еще) и пр., наречия , (поэтому, потому), вводно-модальные слова и их аналоги.

Использование скрепы-фразы в форме масдара в падеже «ан-насб» изофункционально русским скрепам-фразам, производным от деепричастных конструкций. Эти когезивные средства в арабском языке представляют собой именно скрепы-фразы, поскольку можно говорить об их предикативной наполненности. Данные скрепы-фразы имеют схожие принципы функционирования с детерминантными конструкциями.

К специфическим соотносительным когезивным средствам в арабском языке относятся местоименно-соотносительные корреляты ( (тот),  (этот),  (любой  из известного круга),  (кто-то, кто-нибудь), (любой, кто-нибудь) и др.). Конструкции с ними обычно включают в себя неполнозначный компонент, однако главной их отличительной особенностью является двухместность, особенно хорошо заметная на ярусе сложного предложения.

Кроме того, роль важного коррелятивного когезивного средства, в некоторых функциях изофункционального русским местоимениям, выражающим отношения неопределенности – определенности, в арабском языке принадлежит артиклю.

Ряд полифункциональных частиц, участвуя в формообразовании, формирует релятивные отношения между предикативными единицами. Они обычно изофункциональны русским союзам, что дает некоторые основания пересмотреть их грамматический статус в арабском языке и уточнить его.

Коррелятивные средства синтаксического яруса СФЕ и текста представлены, в основном, полузнаменательными предложно-падежными сочетаниями (на самом деле, на первый взгляд, в целом, в частности и др.) Они способны соотносить в СФЕ различные компоненты информации и представляют собой коррелятивные скрепы-фразы, утратившие полную знаменательность, развившие релятивное значение и способные выступать в качестве взаимозаменимых средств межфразовой связи.

Когнитивно-семантическое исследование коррелятивных скреп-фраз показывает, что их можно распределить по группам:

1) Коррелятивные скрепы-фразы, способные сопоставлять компоненты информации, квалифицируя ее с точки зрения соответствия действительности, которые квалифицируют информацию с точки зрения выражаемых ими модусных значений: полагания и знания, восприятия и истинностной оценки, восприятия и знания, отрицательной истинностной оценки и знания.

2) Коррелятивные скрепы-фразы, оформляющие сопоставление компонентов информации с точки зрения «целого/части», которые квалифицируют информацию с точки зрения ее расчленения или обобщения, подведения итогов.

Когнитивная природа многих коррелятивных скреп-фраз обусловливает универсальный характер их употребления, и такие когезивные средства должны быть широко представлены в различных языках.

Все арабские синтаксические когезивные элементы в большей или меньшей степени изофункциональны соответствующим русским формантам. Однако наибольшую степень изофункциональности мы обнаружили в системе производных союзов и их аналогов; эти неполнозначные слова даже имеют общие принципы своей грамматической организации как в русском, так и в арабском языках.

Опыт исследования изофункциональности в системе синтаксических связей в каузативных конструкциях показал, что такие конструкции и в русском, и в арабском языках изофункциональны. Заслуживает внимания и тот факт, что в разных конструкциях с каузативным значением синтаксические модели, репрезентирующие разные ярусы, представлены примерно одними и теми же грамматическими средствами. Если в русском языке мы наблюдаем отношения производности между релятивными словами, оформляющими отношения на соответствующем ярусе, то в арабском часто встречается полифункциональность, когда одно и то же неполнозначное слово может оказаться и предлогом, и частицей, и союзом, и межфразовой скрепой. Тем не менее, арабские синтаксические конструкции, репрезентирующие синтаксические отношения обусловленности, как и русские, формируют изофункциональные ряды, а инвариантной конструкцией такого ряда как в арабском, так и в русском языках является сложноподчиненное предложение.

В вопросе об изофункциональности тема-рематической организации русских и арабских текстов следует отталкиваться от положения об универсальности этого явления и его зависимости от строя языка и степени фиксированности в нем порядка слов. И русский, и арабский языки в этом отношении достаточно похожи, поэтому на вопрос об изофункциональности актуального членения в целом следует ответить утвердительно, хотя отметить, что конкретные средства его реализации, особенно на уровне предложения, весьма различаются. На уровне же СФЕ можно говорить о полном функциональном подобии порядка следования синтаксических сегментов, так как не встречается ни одна комбинация, разрешенная в одном языке и запрещенная в другом.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и намечаются его перспективы. Так, видится обоснованная возможность системного описания состава и функций неполнозначных слов в арабском языке, что до сих пор еще не становилось объектом изучения ни в отечественной, ни в зарубежной арабистике.

Основные положения диссертации отражают следующие публикации:

1. К проблеме выделения и описания неполнозначных слов в арабском языке [Текст] / Р.Т. Рамазанова // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. № 1, 2012. Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2012. – С. 70-81.- [Статья. – 1 п.л.] [Издание из списка ВАК]

2. Изофункциональность союзных скреп в русском и арабском языках [Электронный ресурс] / Р.Т. Рамазанова // Научный журнал КубГАУ, №77, 2012 года http://ej.kubagro.ru/2012/03/pdf/73.pdf - [Статья. – 1 п.л.] [Издание из списка ВАК]

3. Рамазанова Р.Т. Арабское предложение [Текст] / Р.Т. Рамазанова // «Lingua – universum», № 3, 2008. – Назрань, 2008. – С. 56-62.- [Статья. – 0,8 п.л.].

4. Рамазанова Р.Т. Методологические аспекты изучения предложения в ТАГТ [Текст] / Р.Т. Рамазанова // Мат-лы междунар. науч. конференции, посв. 90-летию со зня рождения проф. Ю.Д. Дешериева (г. Грозный, 25-26 ноября 2008 г.). – Назрань, 2009. – С. 99-104. - [Статья. – 0,6 п.л.]

5. Рамазанова Р.Т. Теория об и’рабе [Текст] / Р.Т. Рамазанова // Современная парадигма науки и образования. Мат-лы Всероссийской заочной научно-практической конференции (28-29 октября 2010 г.) – Сибай, 2010. – С. 112-119. - [Статья. – 0,5 п.л.]

6. Рамазанова Р.Т. Становление и развитие арабской лингвистической мысли [Текст] / Р.Т. Рамазанова // Мат-лы всероссийской научно-практ. конференции «словесная культура чеченцев в контексте культур народов России», посв. 100-летию со дня рожд. М.-С. Гадаева (Грозный, 24-25 марта 2010 г.). – Грозный, 2010. – С. 46-59. - [Статья. – 1 п.л.]

7. Рамазанова Р.Т. Средства синтаксической связи в детерминирующих конструкциях в арабском и русском тексте [Текст] / Р.Т. Рамазанова // Альманах современной науки и образования. № 12, 2011. Тамбов: Грамота, 2011. – С. 136-144. - [Статья. – 1 п.л.]

8. Аналоги союзных средств синтаксической связи в арабском тексте [Текст] / Р.Т. Рамазанова // Лингвориторическая парадигма: Теоретические и прикладные аспекты» (Вып. 16). Сочи, 2011. – С. 143-151. - [Статья. – 0,8 п.л.]




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.