WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БОБОБЕКОВ АЛИШЕР МИРБОБОЕВИЧ

КАТРОН ТАБРИЗИ И ЕГО

ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ

10.01.03 - литература народов стран зарубежья

(таджикская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

ДУШАНБЕ 2011

Работа  выполнена  на  кафедре  истории  таджикской  литературы  Таджикского  национального  университета 

Научный  руководитель:  доктор  филологических  наук, 

профессор  Абдусатторов  А. 

Официальные  оппоненты:  доктор  филологических  наук,  профессор Восиев  К. 

кандидат  филологических  наук,  доцент  Хокироев  Р. 

Ведущая  организация:         Таджикский государственный педагоги-ческий университет  им. С. Айни

 

Защита  состоится  «____» ________________ 2012 года  в  ___  часов  на  заседании  диссертационного  совета  Д  737.  004.  03  по  защите  диссертаций  на  соискание  ученой  степени  кандидата  и  доктора  филологических  наук  при  Таджикском  национальном  университете  (734025, Республика Таджикистан,  г. Душанбе,  пр. Рудаки, 17).

С  диссертацией  можно  ознакомиться  в  Научной  библиотеке  Таджикского национального университета (734025, Республика Таджикистан,  г. Душанбе, пр. Рудаки,  17). 

 

 

Автореферат  разослан  «______» _______________2011г. 

  Ученый  секретарь 

диссертационного  совета 

доктор  филологических 

наук,  профессор Нагзибекова  М. Б.

Актуальность  темы  исследования.  Исследование  биографии  и  творческого  наследия  малоизученных  представителей  персидско - таджикской  литературы  в  свете  современной  востоковедческой  и  литературоведческой  науки,  позволяющей  уяснить  закономерности  развития  средневековой  культуры  иранских  народов,  определение  при  этом  исторической  преемственности  и  связи  времен,  входит  в  круг  актуальных  проблем  таджикского  литературоведения.  Введение  в  научный  обиход  достоверных  данных  об  отдельных  персидско - таджикских  средневековых  поэтах  и  писателях,  а  также  оценка  их  творческого  наследия  дают  ценнейший  материал  для  воссоздания  более  полной  картины  процесса  развития  литературы  на  языке  фарси – дари.

       Настоящее  диссертационное  исследование  посвящено  изучению  жизни  и  творчества  одного  из  основоположников  становления  и  распространения  поэзии  на  языке  фарси  на  территории  Западного  Ирана  в  первой  половине  XI  века  –  Абумансура  Катрона  Табризи,  который,  к  сожалению,  до  сих  пор  остался  вне  поля  зрения  специального  монографического  исследования  как  отечественных  так  и  зарубежных  иранистов.

       Актуальность  настоящей  диссертации  заключается  и  в  том,  что  процесс  возрождения  литературы  на  фарси  в  Азербайджане,  Арране,  Гяндже,  Табризе  и  других  городах  Западного  Ирана  до  сих  пор  изучен  недостаточно  по  сравнению  с  литературными  процессами,  происходившими  в  Иране  второй  половины  XI  века.

Изучение  творческого  наследия  Катрона  Табризи  как  образца  поэзии  Западного  Ирана  первой  половины  XI  века  имеет  большое  научное  и  практическое  значение  не  только  для  выявления  особенностей  возникновения  поэзии  на  языке  фарси  в  этом  регионе,  но  и  в  плане  определения  особенностей  языка  и  стиля  персоязычной  литературы  Западного  Ирана  исследуемого  периода  и  её  связи  с  общим  процессом  развития  персидско - таджикской  литературы. 

       Несмотря  на  то,  что  в  трудах  ряда  иранистов  и  историков  литературы  проливается  свет  на  те  или  иные  стороны  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи,  однако,  к  сожалению,  до  настоящего  времени  отсутствует  специальное  монографическое  исследование,  которое  было  бы  посвящено  научному  анализу  и  изучению  его  биографии  и  творческого  наследия.  Существует  еще  множество  пробелов  в  исследовании  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи,  чем  также  вызвана  необходимость  обращения  к  его  творческой  личности  и  поэзии. 

Степень  разработанности  проблемы.

Исследование  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи  до  настоящего  времени  представлено  достаточно  слабо  по  сравнению  с  другими  представителями  персидско - таджикской  литературы  второй  половины  XI  века,  такими,  как  Фаррухи,  Манучихри,  Унсури,  Носир  Хусрав  и  др. 

       Интерес  к  творческой  личности  и  поэзии  Катрона  Табризи  проявляется  еще  при  его  жизни.  Первые  сведения  о  его  поэтическом  стиле,  таланте  и  мастерстве  встречаются  в  литературно – исторических  трудах  поэтов  и  авторов  антологий,  таких  как  Носир  Хусрав,  Рашидаддин  Ватват,  Асади  Туси,  Мухаммад Авфи.  Разрозненные  эпизодические  факты  о  жизни  и  творческом  наследии  Катрона  также приведены  в  средневековых  антологиях  «Тазкират  аш-шуара»  (Антология  поэтов)  Давлатшаха  Самарканди,  «Оташкада»  (Обитель  огня)  Лутфалибека  Озара,  «Њафт  иќлим»  (Семь  континентов)  Амина  Ахмада  Рози,  «Маджма’ ал-фусаха»  (Собрание  красноречивых)  Ризакулихана  Хидайата  и  т.д.  Авторы  всех  указанных  работ  в  основном  дают  сведения  энциклопедического  характера  о  происхождении  поэта,  его  отдельних  произведениях,  его  отношениях  с  правителями  Западного  Ирана  и  т.д.,  при  этом  в  большинстве  случаев  повторяют  сведения  своих  предшественников.      

       История  научного  изучения  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи  в  Европе,  России,  Иране  и  других  странах  Запада  и  Востока  начинается  в  основном  со  второй  половины  XIX  века.  В  этот  период  в  работах  Э.  Брауна,  А.  Арберри,  А.  Дармстетера,  А.Е.  Крымского,  Б.  Фурузонфара,  С.  Нафиси,  А.  Зарринкуба,  З.  Сафа  и  других,  посвященных  проблемам  истории  литературы  Ирана,  высказаны  некоторые  ценные  мысли  и  замечания  и  относительно  биографии  и  творчестве  Катрона  Табризи.  Одним  из  основних  вопросов,  стоявший  в  центре  внимания  исследователей  нового  времени,  стал  вопрос  смешивания  стихов  Катрона  и  Рудаки  в  различных  сборниках  их  стихов  и  определения  их  истинного  автора.  Указанная  проблема  до  возможной  степени  решена  в  работах  Денисона  Росса,  С.  Нафиси,  А.  Мирзоева.1

Некоторые  важные  детали,  относящиеся  к  биографии  и  творческому  наследию  Катрона,  были  рассмотрены  также  в  статьях  и  книгах,  посвященных  истории  персидско - таджикской  литературы,  отдельных  представителей  отечественных  и  зарубежных исследователей, таких как Б.Фурузонфара, З.Сафо, А.Зарринкуба, П. Шикебо,  С.  Нафиси,  А.  Касрави,  Дж.  Факихи  и  другие.  Ценными  являются  высказывания  Б.  Фурузонфара  и  С.  Имронова  о  принадлежности  поэмы  «Кавснаме»  и  «Тафсир  фи  лугати  Фурс»  (Толковый  словарь  персидского  языка)  перу  Катрона  Табризи  и  замечания  А.  Зарринкуба  и  Дж.  Факихи  о  месте  и  дате  рождения  поэта,  его  связях  с  различными правителями  Западного  Ирана,  о  его  поэтическом  псевдониме  и т.д.2  Также  имеют  ценные  сведения  о  жизни  и  творчестве  Катрона  Табризи  введения  Б.  Фурузонфара,  З.  Сафо,  С.  Такизода  и  самого  составителя  дивана  поэта  Мухаммада  Нахиджувани,  приведенные  в  начале«Дивана Катрона Табризи»,  изданного  в 1984г.  в Тегеране. 3

К сожалению, все указанные работы  исследователей  проливают  лишь  небольшой  свет  на отдельные  стороны  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи  и  поэтому  не  могут  восполнить  этот  пробел, однако основа для развернутого исследования биографии и  творческого  наследия  поэта  все  же  заложена.

       Настоящая  диссертация  является  попыткой  восполнить  этот  пробел  в  истории  персидско - таджикской  литературы  первой  половины  XI  века.  Она  посвящена  изучению  и  анализу  всех  аспектов  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи,  включая  его  биографию,  жанровое  своеобразие  его  поэзии,  тематику,  структуру,  содержание,  идейно – художественные  особенности  его  касыд  и т.д.  Работа  в  таком  плане,  можно  сказать,  в  таджикском  литературоведении  выполнена  впервые. 

       Объектом  исследования  для  данной  диссертации  является  жизнь  и  творчество  одного  из  основоположников  литературы  на  фарси  на  Западном  Иране  первой  половины  XI  века  –  Абумансура  Катрона  Табризи.

Предмет  исследования  –  диваны  Катрона  Табризи,  изданные  Мухаммадом  Нахиджувани  в  1955г.  в  Табризе  и  в  1984г.  в  Тегеране,  также  стихи  поэта,  вошедшие  в  разных  средневековые  и  современные  сборники  и  антологии. 

Цель  работы  –  наиболее  полное  исследование биографии  Катрона  Табризи,  этапов  его  творческого  пути,  анализ  жанрового  разнообразия  и  содержания  стихов  его  дивана,  определение  тематических,  идейных  и  художественных  особенностей  его  касыд  и  его  места  и  роли  в  литературном  процессе  Западного  Ирана  первой  половины  XI  века. 

Цель  достигается  через  решение  следующих  задач:

– описание  политической,  культурной  и  литературной  жизни  Западного  Ирана,  необходимого  для  раскрытия  исторической  детерминированности  духовных  и  поэтических  исканий  Катрона  Табризи; 

–  полная  реконструкция  основных  этапов  биографии  и  творческой  деятельности  поэта; 

– определение  объема  творческого  наследия  поэта,  основных  жанровых  и  тематических  особенностей  его  творчества;

– анализ  и  исследование  тематических,  идейных  и  художественных  особенностей  касыд  Катрона; 

– раскрытие  роли  и  места  поэта  в  литературном  процессе  Западного  Ирана  и  в  персидско - таджикской  литературе  в  целом. 

       Методологической  и  теоретической  базой  данного  исследования  являются  работы  современных  зарубежных  и  отечественных  ученых,  связанных  с  раскрытием  проблем  истории  литературы,  теории  жанров,  вопросов  традиций,  литературных  течений  и  направлений.  Основополагающими  для  исследования  являются  работы  востоковедов  и  литературоведов,  таких,  как  Э.  Браун,  Д.  Росс,  А.Е.  Крымский,  Е.Э.  Бертельс,  Б.  Фурузонфар,  С.  Нафиси,  А.  Зарринкуб,  З.  Сафо,  А.  Мирзоев  и  другие. 

       Методы  исследования  основаны  на  комплексном  историко – филологическом  подходе,  предполагающем  соединение  традиционного  описательного  филологического  анализа  текста  и  сравнительно – исторического  принципа  изучения  явлений  литературы. 

       Научная  новизна  работы  заключается  в  выборе  малоисследо – ванной  области  истории  персидско- таджикской  литературы –  литера-туры  Западного  Ирана  первой  половины  XI  века и определяется  самой  темой,  впервые  избранной  для  специального,  монографического  исследования,  а  также  комплексным  подходом  к  изучению  объекта  исследования,  основанным  на  всестороннем  и  полном  анализе  жизни  и  творчества  одного  из  первых  поэтов  Западного  Ирана – Абумансура  Катрони  Табризи. 

       Реферируемая  диссертация  является  первым  монографическим  исследованием  жизни  и  творчества  Катрона  Табризи  как  в  отечественном,  так  и  в  зарубежном  литературоведении. 

       В  диссертации  впервые  восстановлена  наиболее  полная  биография  Катрона  Табризи,  определены  этапы  его  творческой  деятельности,  выявлен  объем  его  творческого  наследия,  основные  литературные  и  исторические  источники,  сохранившие  те  или  иные  сообщения  о  поэте.  В  диссертации  также  проанализированы  тематические,  идейные  и  художественные  особенности  касыд  Катрона,  приведены  оценки  творчества  поэта  его  современниками  и  представителями  литературы  последующих  веков. 

Основные  положения,  выносимые  на  защиту:

–  Абумансур  Катрон  Табризи  является  одним  из  персоязычных  поэтов  Западного  Ирана,  который  в  результате  изучения  и  использования  языка  фарси  в  своих  стихах  не  только  сам  достиг  высоких  вершин  поэтического  творчества,  но  и  внёс  заметный  вклад  в  распространение  персидского  языка  и  поэзии  в  этом  регионе  и  оказал  заметное  влияние  на  творчество  последующих  поколений  поэтов  Западного  Ирана,  Мавераннахра  и  Хорасана;

–  Катрон  внёс  свой  значительный  вклад  в  развитие  жанров  и  жанровых  форм  персидско- таджикской  поэзии,  таких,  как  касыда,  кит’а,  рубаи,  тарджи’банд  и  таркиббанд,  мусаммат,  о  чем  свидете– льствуют  объем,  структура  и  содержание  его  стихов,  написанных  в  указанных  жанровых  формах; 

–  Катрон  в  основном  является  поэтом – панегиристом,  писавшим  прекрасные  образцы  традиционного  жанра –  касыды.  По  стилю  изложения  своих  касыд  он  подражал  великим  мастерам  жанра –  Рудаки,  Унсури,  Фаррухи  и  Манучихри, –  но  несмотря  на  это  он  является  основоположником  искуссного  стиля  в  создании  касыд,  который  в  последующем  был  продолжен  и  усовершенствован  поэтами  Рашидаддином  Ватватам  и  Абулвосе’  Джабали; 

       – Катрон  Табризи  является  последователем  Хорасанского  стиля  и  в  его  касыдах  наблюдается  стиль  изложения  поэтов  X –  первой  половины  XI  века, т.е.  периода  Саманидов  и  Газневидов.  Вероятно,  из-за  этого  и  происходило  приписывание  его  стихов  к  Рудаки  или  наоборот  в  средневековых  антологиях  и  сборниках  стихов  этих  двух  поэтов. 

Практическая  значимость  работы.

Материал,  собранный  диссертантом,  и  результаты  проведенного  исследования  прежде  всего  заполняют  пробел  в  истории  персидско- таджикской  литературы,  относящийся к литературному  процессу,  происходившему  в  первой  половины  XI  века  в  Западном  Иране,  жизни  и  творчеству  одного  из  первых  его  ярких  представителей – Катрона  Табризи.  Выводы  автора  и  материалы  диссертации  могут  быть  использованы  при  чтении  лекций  по  истории  персидско - таджикской  литературы  первой  половины  XI  века,  при  проведении  спецкурсов  и  спецсеминаров  на  филологических  и  востоковедческих  факультетах  вузов  республики,  при  написании  полной  истории  персидско- таджикской  литературы,  особенно –  литературы  X–  первой  половины  XI  века,  учебников  и  учебных  пособий  по  истории  литературы  указанного  периода.  Результаты  исследования  также  могут  оказать  помощь  при  издании  произведений  Катрона  Табрези.

       Апробация  работы.  Исследование  в  качестве  кандидатской  диссертации  было  обсуждено  и  рекомендовано  к  защите  на  заседании  кафедры  истории  таджикской  литературы  Таджикского  национального  университета  (протокол №19 от  «27» «июня»  2011г.).

       Основное  содержание  диссертации  было  изложено  в  6  научных  статьях,  опубликованных  в  научных  журналах  АН Таджикистана,  Вестнике  Национального  университета  и  др.  Некоторые  положения  диссертационной  работы  озвучены  её  автором  в  научных  докладах,  сообщениях,  прочитанных  на  различных  конференциях.  Список  публикаций  прилагается  в  конце  автореферата. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Структура  работы  подчинена  решению  основных  целей  и  задач  данного  исследования.  Диссертация  состоит  из  введения,  трех  глав,  заключения  и  списка  использованной  литературы. 

       Во  введении  обосновывается  выбор  темы,  её  актуальность  и  научная  новизна,  сформулированы  цель  и  задачи  исследования,  его  теоретическая  и  практическая  значимость,  обозначена  выбранная  методология  исследования,  приведены  сведения  об  апробации  диссертации. 

       Глава  первая «Жизнь  и  творчество  Катрона» – состоит  из  четырех  разделов. 

       Раздел  первый – «Эпоха  Катрона»  посвящен  анализу  социально- политического  и  культурного  положения  Ирана  второй  половины  XI  века.  Жизнь  и  творчество  Катрона  Табризи  приходится  на  первую  половину  XI  века,  период  бурных  политических  событий,  прихода  на  смену  Саманидов  новых  государств  Газневидов,  Сельджукидов  и  Караханидов.  На  основе  исторических  источников  и  трудов  признанных  советских  историков  диссертант  кратко  обрисовал  социально-политическое  состояние  эпохи  жизни  поэта. 

       Катрон  жил  и  творил  в  эпоху  бурного  развития  феодализма,  когда  в  Мавераннахре  и  Хорасане  господствовало  несколько  независимых  правителей,  таких,  как  Султан  Махмуд – в  Газне,  Кадрхан – в  Бухаре,  Манучихр  сын  Кабуса – в  Гургане,  Вахсудан  Равводи – в  Табризе,  Ширваншах – в  Ширване, Абукалиджар  Дайлами – в  Дайламе,  Абулфаворис  Дайлами – в  Кирмане  и  другие.  Естественно,  каждый  из  указанных  правителей  по  мере  своего  могущества  старался  держать  при  дворе  поэтов,  воспевающих  силу  и  величие  его  державы.  Среди  организованных  литературных  придворных  кругов  этого  времени  был  известен  двор  Султана  Махмуда,  при  котором  во  главе  Унсури  Балхи  творили  более  400  поэтов  из  разных  регионов  Мавераннахра  и  Хорасана. 

       Главенствующим  жанром  всех  придворных  литературных  кругов  была  панегирическая  касыда,  так  как  «придворный  поэт  существованием  обязан  исключительно  подаркам  эмира  или  его  приближенных,  других  источников  заработка  у  него  нет.»4 

Исходя  из  этого,  материальное  существование,  воспитание  и  совершенствование  поэтического  таланта  поэта  строго  зависело  от  его  службы  определенным  правителям  своего  времени  и  степени  их  покровительства. 

В  тот  период,  когда  в  Иране,  Мавераннахре  и  Хорасане  при  дворцах  разных  правителей  существовали  придворные  литературные  круги,  в  некоторых  регионах  Западного  Ирана  и  Азербайджана  также  начала  формироваться  придворная  литература  на  языке  фарси. 

               К первым  таким  правителям,  организовавшим  персоязычный  литературный  круг  при  своем  дворце,  относятся  Абулхасан  Лашкари  и  Абудулаф  Шайбани,  правившие  в  Гяндже  и  Нахиджуване  в  период  с  1038  по  1067  годы.  На  эти  годы  и  приходится  становление  Катрона  как  состаявшегося  поэта,  и  именно  при  дворце  указанных  правителей  он  приобрел  широкую  известность  как  поэта  панегириста.  Расцвет  таланта  и  поэтического  мастерства  Катрона  и  последний этап  его  творчества  связаны  с  литературной  средой  правителя  Табриза  эмира  Вахсудана  Раввади  и  его  сына  Абунасра  Мамлана  и  эмира  Гянджи  Абуссавара  Фазлуна. 

       В  диссертации  рассматриваются  связи  Катрона  как  поэта  панегириста  с  другими  правителями,  визирями,  полководцами  и  влиятельными  духовными  и  государственными  деятелями  второй  половины  XI  века,  жившими  в  Нахиджуване,  Гяндже,  Арране,  Табризе  и  т.д.  Также  анализируется  процесс  формирования  в  городах  Азербайджана  и  Западного  Ирана  среды  изучения  языка  фарси  и  её  влияния  на  становление  Катрона  как  одного  из  первых  персоязычных  поэтов,  способствовавших  созданию  первой  персоязычной  литературной  школы  в  этом  регионе. 

       Второй  раздел «Биография  поэта» – посвящен  реконструкции  полной  биографии  Катрона,  определению  этапов  его  жизни,  его  путешествиям, изучению  его связей  с  современниками  и  т.д.

       На  основе  анализа  и  обобщения  сведений  средневековых  литературно-исторических  источников  таких  как  «Сафарнаме»  Насира  Хусрава,  «Лубаб  ал-албаб»  Мухаммада  Авфи,  «Тазкират  аш-шуара»  Давлатшаха  Самарканди,  «Маджмаъ ал-фусаха»  Ризакулихана  Хидайата,  и  сообщении  авторов  научно-исследовательских  работ  воссоздаются  важные  детали,  относящиеся  к  биографии  Катрона,  такие,  как:  дата  рождения  и  смерти  поэта,  место  его  рождения,  причины  принятия  им  поэтического  псевдонима  «Катрон»,  его  семейная  жизнь  и  т.д.  При  этом  важным  и  неопровержимым  источником  для  воссоздания  ряда  неясных  деталей  жизни  поэта  служили  высказывания  самого  поэта,  приведенные  в  стихах  его  дивана. 

       В  результате  выясняется,  что  Абумансур  Катрон  Табризи  родился  приблизительно  в  1010-1013гг.  в  провинции  Шодиабад,  вблизи  города  Табриза.  Он  вырос  в  родной  провинции  в  земледельческой  среде,  получил  образование  в  городе  Шодиабаде  и  Табризе.

Из  высказываний  поэта  выясняется,  что  он  не  создал  семью  и  посвятил  свою  жизнь  службе  эмирам  Гянджи,  Нахиджувана,  Табриза,  Ширвона  и  т.д. 

       Творческая  деятельность  Катрона  как  придворного  поэта  началась  с  1029  года  у  Шаддадидских  эмиров  государства  Аррон  со  столицей  в  Гяндже.  Затем  он  перешел  на  службу  другого  правителя  Гянджи  Абулхасана  Лашкари,  правившего  там  до  1049  года. 

       В  1042-1043  году  Катрон  по  приглашению  эмира  Абумансура  Вахсудон  переселился  в  Табриз  и  был  свидетелем  страшного  землетрясения,  происшедшего  там  в  1043  году. 

       Последний  период  своей  жизни  Катрон  провел  на  службе  у  эмира  Гянджи  Абуссавара  Фазлуна,  который  сидел  на  престоле  в  1072г.  Между  Катроном  и  указанным  эмиром  завязалась  крепкая  дружба  и  поэт  часто  напоминает  о  многочисленных  его  дарах  и  свою  болезнь  никрисом  (подагрой)  иронично  связывает  с  невиданными  милостями  и  дарами,  оказанными  для  него  Фазлуном. 

       После  смерти  Фазлуна  Абуссавара  Катрон,  будучи  престарелым,  продолжал  свою  деятельность  как  поэта-панегириста,  восхвалял  в  нескольких  касыдах  сельджукского  правителя  Носириддина  Абумансура  и  других  властителей  своего  времени.  Ризакулихан  Хидайат  в  «Маджмаъ  ал-фусаха»  считает  1072-1073  год  датой  смерти  Катрона,  но  если  учесть  годы  правления  восхваленных  им  правителей,  можно  предполагать,  что  он  жил  значительно  дольше  указанной  Хидайатом  даты  и  умер  примерно  в  1093-1096гг. в  довольно  старом  возрасте. 

       Раздел  третий   «литературное  наследие» –  посвящен  анализу  и  определению  содержания  диванов  Катрона  Табрези,  изданных  в  Табризе  (1955г.)  и  в  Тегеране  (1984г.),  считающихся  важными  источниками  для  изучения  жизни  и  творческого  наследия  поэта. 

       Для  определения  объема  и  содержания  других  произведений  Катрона,  не  входивших  в  состав  его  дивана  были  сопоставлены  и  сличены  сведения  авторов  средневекових  источников,  таких,  как  «Лугати  Фурс»  Асади  Туси,  «Тазкират  аш-шуара»  Давлатшаха  Самарканди,  «Сихах  ал-Фурс»  Хиндушаха  Нахиджувани,  «Оташкада»  Лутфалибека  Озара  и  высказывания современных  исследователей  относительно  творческого  наследия  поэта. 

       Результаты  анализа  и  сличения  приведенных  в  источниках  данных  свидетельствуют  о  том,  что  Катрону,  кроме  стихов  его  дивана,  приписывают  еще  два  произведения –  поэму  «Кавснаме»  и  «Тафсир  фи  лугат  ал-Фурс». Факт  принадлежности указанных произведений  Катрону  «Кавснаме»,  о  которой  сообщил  Давлатшах  не  доказан  и  опровержен  большинством  исследователей,  а  вероятность  существования  толкового  словаря  языка  фарси,  принадлежащего  перу  Катрона,  о  котором  упомянуто  в  верных  источниках  «Лугати  Фурс»  Асади  Туси,  соответствует  истине.

       В  диссертации  в  результате  текстологического  анализа  дивана  Катрона  было  определено  общее  количество  бейтов  в  целом,  а  также  их  число  в  каждом  отдельном  жанровом  виде.  Выяснилось,  что  диван  поэта  содержит  214  касыд  (7312  бейтов),  4  тарджи’банда  (243  бейта), 6  таркиббанда  (382  бейта),  2  мусаммата  (148  бейтов),  155  кит’а  (1012  бейтов),  1  месневи  (83  бейта)  и  150  рубаи  (300  бейтов).  Общее  количество  стихотворений  поэта  составляет  9480  бейтов. 

       В  четвертом  разделе  первой  главы –  «Жанры  поэзии  Катрона» – проанализированы  и  интерпретированы  жанры  стихов  Катрона  Табризи.

       В  диване  Катрона  основными  жанрами  являются  касыда,  кит’а,  тарджи’банд  и  таркиббанд,  рубаи  и  мусаммат.  Месневи  не  имеет  особого  места  в  творчестве  поэта. 

       В  данном  разделе  не  рассматриваются  жанровые  особенности  касыды,  так  как,  анализу  и  исследованию  жанровых,  тематических  и  идейно-художественных  особенностей  этого  жанра  посвящены  две  последующие  главы  диссертации. 

       По  объему  бейтов  и  содержанию  кит’а  как  жанр  поэзии  занимает  в  диване  поэта  второе  место  после  касыды.  Большинство  стихов  поэта,  написанных  на  жанре  кит’а,  содержат  от  2  до  13  бейтов  и отвечают  требованию  традиционных  образцов  этого  жанра  персидско-таджикской  поэзии,  но  они  отличаются  от  них  по  своей  структуре.  Как  известно,  знатоки  традиционной  персидско-таджикской  поэтики  считают,  что  кит’а  должна  рифмоваться  по  схеме  ба,  ва,  га  и  не  имеет  начального  бейта  (матла’).5 Но  анализ  кит’а  Катрона  показывает,  что  образцы  этого  жанра  в  его  диване  рифмуются по  принципу  аа,  ба,  ва,  а  в  бейтах  значительное  количество  его  кит’а– мусарра,  т.е.  в  них  все  строки  имеют  единую  рифму.  Такой  способ  рифмовки  сближает  кит’а  Катрона  с  другим  жанром– мусаммат,  но  таких  стихов  поэта  мы  не  можем  назвать  мусамматами,  так  как  в  них  отсутствует  повторяющийся  бейт– тардже’. 

       В  данном  разделе  диссертации  анализируются  и  тематические  особенности  кит’а  Катрона  и  подчеркивается  главенствующее  место  темы  мадха  (восхваления)  в  этом  жанре  его  поэзии.  Наряду  с  этим  обнаруживаются  в  кит’ах  поэта  тематика  описания  (васф),  жизнеописания,  жалобы  на  судьбу,  социальные  и  философские  мотивы,  отличающие  этот  жанр  поэзии  Катрона  от  его  панегирических  касыд.  Эти  выводы  автора  диссертации  подтверждаются  приведением  достаточного  количества  стихотворных  примеров  из  его  кит’а.

В  этом  же  разделе  подвергаются  научному  анализу  и  тарджи’аты  и  таркибаты  поэта,  занимающие  по  объему  бейтов  и  содержанию  третье  место  в  его  диване,  в  целом  составляющие  552  бейта. Результаты  анализа,  проведенного  по  данному  вопросу,  позволили  диссертанту  сделать  вывод  о  том,  что  единственной  тематикой  его  тарджи’бандов  и  таркиббандов  является  восхваление  Абулхасана Лашкари,  Абулмаоли  Шамсиддина,  Абулфазла  Али,  Ибрагима  ибн  Хасана  и  Яминиддина Мухаммада. 

По  структуре  эти  стихи  Катрона  состоят  из  строф,  содержащих  от  5  до  10  бейтов,  а  по  общему  количеству  бейтов  они  состоят  от  34  до  103  бейтов.  По  способу  рифмовки  строк  тарджебанды  и  таркиббанды  Катрона  напоминают  стихи  Фаррухи  Систани,  так  как,  если  в  стихах  Саади,  Хафиза,  Джами,  написанных  в  этом  жанре,  строфы  рифмуются  по  схеме  газели  и  касыды,  то  в  строфах  Фаррухи  все  строки  имеют  одинаковую  рифму.6 Такой  способ  рифмовки  встречается  тарджи’бандах  и  таркиббандах  Катрона,  что  свидетельствует  о  влиянии  поэзии  Фаррухи  на  его  творчество. 

       В  данном  же  разделе  первой  главы  диссертации,  анализируя  жанрово-тематические  и  идейно-художественные  особенности  рубаийатов  Катрона,  автор  подчеркивает,  что  Катрон  внёс  большой  вклад  в  развитие  этого  жанра  персидско-таджикской  поэзии  по  сравнению  с  большинством  предшествующих  ему  и  последующих  поэтов.  Об  этом  свидетельствует  тот  факт,  что  в  диванах  поэтов  первой  половины  XI  века  насчитывается  следующее  количество  четверостиший:  Фаррухи – 35  рубаи,  Унсури – 77  рубаи,  Асджади – 16  рубаи,  Манучихри – 6  рубаи.  Другие  поэты  этого  периода  такие  как  Масъуд  Рази,  Носир  Лугави,  Мухсин  Казвини,  Бадри  Газневи  и  другие  написали  лишь  по  несколько  рубаи.7  Но  если  считать  количество  рубаи  дивана  Катрона,  то  их  насчитывается  155,  что  почти  равно  общему  количеству  всех  четверостиший  его  современников.  Отсюда  можно  сделать  вывод  о  значительном  вкладе  Катрона  в  развитие  этого  жанра  персидско-таджикской  литературы. 

В диссертации также рассматриваются структурные,  тематические,  и  художественные  особенности четверостиший  Катрона  и  выявляются  такие  их  особенности,  как  преимущество  схемы  рифмовки:  а  а  а  а  ,частое  использование редифа,  главенствующее  место  тематики  любви, мадха (васхваления)  и т.д.

Результаты  анализа  двух  мусамматов,  вошедших  в  диван  Катрона  и  состоящих  из  148  бейтов,  свидетельствует  о  том,  что  эти  стихи  посвящены  теме  восхваления  и  выполняют  ту  же  функцию,  которую  выполняет  хвалебная  касыда.

По структуре  они  напоминают  завершенную  касыду,  имеющую  вступительную  часть  (насиб,  ташбиб,  тагаззул),  мадх,  ду’о,  талаб. Отличие  заключается  лишь  в  том,  что  мусаммат  является  строфическим  жанром,  состоящим  из  отдельных  поэтических  строф,  включающим  от  3  до  10  строк. 

       Первый  мусаммат  Катрона,  состоящий  из  восьмистрочных  строф,  посвящен  восхвалению  Абулхалила  Джа’фара,  а во  втором  мусаммате,  содержащем  такое  же  количество  строк  в  каждой  строфе,  восхваляется  эмир  Шамсуддин. 

       Следует  отметить,  что  в  тематику  и  содержание  жанра  мусаммат  Катрон  не  внес  заметных  изменений,  но  в  структуру  этого  жанра  он  внёс  новаторство,  так  как,  по  утверждению  исследователей  мусаммата,  Катрон  считается  первым  поэтом, внесшим  в  литературный  обиход  новый  вид  мусаммата-мусаммати  мусамман  (мусаммат,  каждая  строка  которого  состоит  из  8  строк),  не  наблюдавшегося  до  него  в  творчестве предыдущих  и  современных  поэтов.8 

       В  завершении  данного  раздела  первой  главы  диссертации  анализируется  единственное  месневи,  вошедшее  в  диван  поэта  и  состоящее  из  83  бейтов.  Вывод  диссертанта  по  указанному  жанру  сводится  к  тому,  что  жанр  месневи  не  занимает  особого  места  в  творчестве  поэта.  Указанное  месневи,  написанное  в  форме  письма-послания  Абулюсру,  полководцу  эмира  Гянджи  Абулхасана  Лашкари и  на  метре «Шахнаме» Фирдоуси – мутакариб мусамман махзуф или максур, имеет  автобиографический характер и  по  литературно- художественному  значению  не  может  приравняться  к  образцам  других  жанров  поэзии  Катрона. 

Вторая  глава  диссертации «Тематика  и  содержание  касыд  Катрона» состоящая  из  четырех  разделов  посвящена  анализу  и  исследованию  идейно –  тематических  особенностей  касыд  поэта  и  определению  места  и  роли  этого  жанра  персидско-таджикской  поэзии  в  его  творчестве. 

       В  первом  разделе,  названном  «Панегирическая  тематика  в  касыдах  Катрона»,  рассматривается  тематическое  разнообразие  касыд  поэта.  Катрон  Табрези  является  поэтом,  творившим  в  основном  в  жанре  касыды  и  благодаря  своим  изящным  и  неповторимым  касыдам  занявшим  достойное  место  в  истории  персидско-таджикской  литературы.  Вошедшие  в  диван  поэта  214  касыд  с  общим  объемом  7312  бейтов  также  свидетельствует  о  главенствующей  роли  этого  жанра  в  его  творчестве.

Анализ  тематики  и  содержания  касыд  Катрона  показывает,  что  главная  цель  поэта  и  центральная  тема  его  касыд –  это  восхваление– мадх,  и  остальные  темы,  такие  как  тагаззул  (любовные  вступление)  васф  (описание),  этические  социальные  и  философские  мотивы,  и  т.д.  служат  для  основной  цели –  восхваления  покровителя  (мамдух).  Доминурующее  место  тематики  мадха  в  касыдах  поэта  подтверждается  и  тем,  что  из  214  касыд  его  дивана  211  посвящены  восхвалению  эмиров,  визирей, полководцев,  государственных  и  религиозных  деятелей,  таких,  как:  Абунаср  Мамлон,  Абулхасан  Лашкари,  Абулмузаффар  Фазлун,  Абулхалил  Джаъфар,  Абулюср –  полководец  Аррона,  Абудулаф-царь  Нахиджувана,  Абулфатх  Али,  Ибрагим  ибн  Шаддад  и  многие  другие. 

В  панегирических  касыдах  Катрона,  так  же,  как  и  в  касыдах  Унсури,  Фаррухи,  Манучихри  и  других  поэтов –  панегиристов  Саманидского  и  Газневидского  периодов,  главным  атрибутом  восхваляемого  правителя  является  божественная  власть,  решения  которого  равны  «определению  судьбы»  (каза-кадар).  Основная  цель  поэта-панегириста –  создать  поэтическую  абстракцию - тип  идеального  эмира  и  его  идеализированного  образа.  При  таком  подходе  к  созданию  образа  идеального  правителя  «даже  если  описывается  предмет  быта,  на  него  падает  отблеск  славы  эмира,  ибо  ведь  этот  предмет,  принадлежащий  ему  и,  следовательно  такой  же  идеальный,  как  он  сам.»9  Исходя  из  такого  подхода,  рука,  меч,  стрела,  копьё,  и  другие  предметы  войны  и  быта  необычны  и  имеёт  чудодейственную  силу.  Например,  в  описании  грозного  меча  и  щедрой  руки  правителя  Катрон  пишет: 

Даљлаву  Љайњун  бувад  бо  теѓи  ту  чун  бодия, 

Бодия  бо  дасти  ту  чун  Даљлаву  Љайњун  бувад.10

                                       *** 

Твой  грозный  меч  превратит  Даджлу  (реки  Тигр)  и

Джайхуна  (Сир– Дарья)  в  пустыню,        

А  твая  щедрая  рука  превращает  пустыню  в  реки

Даджлу  и  Джайхуна. *

Перед  знаниями  такого  идеального  манарха  ничтожны  знания  и  мудрость  Гиппократа  и  Платона,  ему  ведомы  все  тайны,  он  наделен  арабским  и  персидским  красноречием,  он,  как  пророк,  чист  от  всяких  пороков,  его  изящные  слова  подобны  Корану.

Например  в  следующем  бейте  читаем: 

Чароѓи  Оли  Шаддод  асту  шамъи  Оли  Буќротун, 

Ба  дониш  ном  гум  кардаст  Буќроту  Фалотунро.11

***

Он  светоч  рода  Шаддада  и  светило  рода  Букратуна, 

Перед  его  знанием  забыты  имена  Букрота (Гиппократа)  и

Фалотуна  (Платона). 

       В  целом,  в  панегирических  касыдах  Катрона  идеальный  образ  восхваляемого  им  покровителя  приобретает  атрибуты  справедливого,  всезнающего,  по  нравственной  чистоте  подобно  Мухаммаду,  по  щедрости  подобно Хотаму,  разрушителя  здания неверия и благоустроителя  здания  религии,  защитника  народа  и  религии,  и  этим  создается  идеализированный  тип  монарха  феодальной  эпохи  поэта. 

       В  диссертации  подвергнуты  подробному  анализу  вопросы  мастерства  Катрона  в  создании  поэтического  образа  восхваляемого  повелителя,  литературно-эстетические  и  исторические  ценности  панегирических  касыд  поэта  и  приведено  достаточное  количество  поэтических  образцов  из  его  касыд  и диссертации,  в  которых  имеются  сравнения  с  аналогичными  примерами  из  творчества  Фаррухи,  Унсури,  Манучихри  и  других  его  современников.

Второй  раздел  второй  главы – «Тема  любви  и  любовные  ощущения»  посвящен  анализу  любовной  тематики  в  тагаззулах  Катрона  Табризи.

Тема  любви  в  касыдах  Катрона  также  занимает  особое  место  и  выражается  в  любовном  вступлении  к  касыде – тагаззул.  Тема  любви  в  касыдах  Катрона  является  продолжением  традиции  поэтов  X  и  первой  половины  XI  века,  таких,  как  Рудаки,  Шахид  Балхи,  Дакики,  Унсури,  Фаррухи,  Манучихри  и  другие.  Любовь,  воспеваемая  в  касыдах  поэта,  реальная,  связанная  с  чувством  радости  от  встреч  влюбленных,  их  печалью  от  разлуки,  горечью  утрат,  болью  и  обидом  предательства,  верой  в  преданность  и  т.д. 

       Лирический  герой,  т.е.  возлюбленный,  в  касыдах  Катрона  живет  в  изобилии  материальних  благ  и  радости,  его  возлюбленная  доступна  и  большинстве  случаев  повинуется  ему.  Влюбленный  в  таких  стихах  может  легко  расстаться  с возлюбленной,  в  случае  её  неповиновения  его  желаниям,  он  может  купить  её  или  продать.  Отношения  возлюбленного  и  любимой  напоминают  отношения  господина  и  наложницы;  хозяина  и  подчиненной.  Например,  в  нижеследующих  бейтах  поэт  обращается  к  возлюбленной  обещанием  материальных  благ  просит  её  остаться  с  ним: 

 

В-агар  зи  тангии  мол  аст  рафтани  ту  марав, 

Ки  ман  туро  бирасонам  ба  гуногун  амвол. 

Њамат  ба  чењра  тавонгар  кунам  ба  зарри  иёр, 

Њамат  ба  дида  тавонгар  кунам  ба  сими  њалол…12

  ***

Если  причина  твоего  ухода  материальная,  не  уходи, 

Я  предоставлю  тебе  разные  материальные  блага. 

Сделаю  тебя  богатым  чистым  золотом  подобно  твоему лицу,

Сделаю  тебя  богатым  чистым  серебром,  подобно твоим  слезам.

       В  некоторых  тагаззулах  поэта  описывается  любовь  с  красивыми  рабами  и  прекрасными  юношами.  Например  в  нижеследующих  бейтах  поэта  речь  идет  о  любви  лирического  героя  к  прекрасному  юноше:

То  бештар  занад  ишќ  ба  дилам  нештар,

        Бошад  маро  ба  мењри  бутон  майл  бештар. 

Андеша(и)  яке  писар  андар  дилам  афтод, 

Њаргиз  наёмада  ба  бари  ман  чун  ў  писар,

То  ишќи  он  писар  ба  сарам  барнињод  рух, 

Хуни  дилам  зи  дида  ба  рух  барнињод  сар…13

***

Чтоб  шило  любви  глубже  кололо  мое  сердце, 

Чтоб  больше  стала  моя  страсть  к  красавицам. 

Любовь  одного  юноши  гнездилась  в  моем  сердце, 

Не  встречался  мне  никогда  юноша  подобный  ему.

С  тех  пор,  как  я  полюбил  того  юношу, 

Кровь  из  моего  сердца  течет  по  моему  лицу. 

       Следует  отметить,  что  описание  такой  любви  в  касыдах  Катрона  является  результатом  влияния  аристократической  среды  и  образа  жизни  дворцов  феодальных  правителей,  визирей  и  вельмож,  с  которым  был  хорошо  знаком  поэт.  Но  описание  такой  любви  занимает  незначительное  место  в  касыдах  поэта  и  встречаются  всего  4-5  касыд  в  его  диване  с  описанием  любви  к  прекрасным  юношам. 

       В  большинстве  касыд  Катрона  воспевается  любовь,  полная  стенаний,  мучительных  переживаний  и  горестей.  Поэт  в  них  воспевает  волнения  и  чувства  человеческого  сердца,  печали  и  горе,  страдание,  кокетство,  встречи  и  разлуки,  любезности,  приветливость  и  гнев,  беспокойство  и  тревоги,  т.е.  внутренний  мир  влюбленного.  Но  несмотря  на  все  это  тема  любви  в  касыдах  Катрона  лишена  той  силы,  страсти  и  горечи,  которые  наблюдаются  в  любовной  лирике  последующих  поколений  поэтов,  таких,  как  Санаи,  Аттар,  Саади,  Хафиз,  Джалаладдин  Руми  и  др. 

В  третьем  разделе – «Описание  природы  и  человека» – исследуется  описание  красоты  возлюбленной  и  неповторимые  пейзажи  природы,  а  также  знаменательные  даты  года – Навруз  и  Мехргон. 

       Одной  из  важных  тем  касыд  Катрона  является  васф (описание),  которая  выражается  в  насибах  и  ташбибах  к  касыдам  поэта.  Некоторые  насибы  в  касыдах  поэта  посвящены  описанию  внешней  красоты  возлюбленной,  особенностей  её  лица,  локонов,  бровей,  губ  и  т.д.

В  качестве  образца  одного  из  таких  васфов  поэта  можно  привести следующие  бейты:

         Бунафшазулфеву  симинбару  аќиќилаб, 

         Ба  рўй  мояи  рўзу  ба  мўй  мояи  шаб. 

Салабаш  сурху  маи  сурх  дарфиканда  ба  љом, 

         Лабаш  ба  ранги  маю  оразаш  ба  ранги  салаб.14         

***

Локоны  её,  подобно  фиалке,  грудь  подобна  серебру  и  губы 

подобны  рубину, 

С  лицом,  подобным  светлому  дню,  и  волосами,  подобными 

тёмной  ночи. 

Платье  её  красное  подобное  красному  вину  в  бокале, 

Её  губы  с  цветом  вина,  а  щеки  подобны  цвету  платья. 

       Большинство  васфов  Катрона  посвящены  описанию  неповторимой  красоты  природы,  наступления  весны  и  праздника  Навруз,  и  прелестей  осени  и  торжества  Мехргона.  В  диване  Катрона  встречается  несколько  касыд,  посвященных  описанию  дворца  и  бассейнов  шаха,  вина,  лошадей,  принадлежащих восхваляемому  правителю. 

Но  в  большинстве  васфов  поэта  описывается  весна  и  Навруз,  осень  и  Мехргон,  а  стихи,  посвященные  описанию  зимы  и  лета,  почти  не  встречаются.

Причина  отсутствия  васфов  зимы  и  лета  в  касыдах  поэтов  периодов  Саманидов  и  Газневидов,  в  том  числе,  в  диване  Катрона,  объясняется  тем,  что  поэты  писали  свои  касыды  для  правителей  и  должны  были  читать  их  пред  его  лицом  и  получить  награду.  Если  поэт  не  был  надимом,  он  не  имел  возможность  всегда  быть в аудиенции  эмира,  и  только  в  дни  особых  торжеств,  дарбаров,  когда  эмир  принимал  посетителей,  он  мог читать  свою  касыду  во  дворце,  пред  лицом  своего  восхваляемого.  Но  особые  приемы  у  эмиров,  или  дарбары,  бывали  не  всегда  и  обычно  их  приурочивали  к  большим  праздникам –  Навруз  и  Мехрган.  «Из  всех  праздников  конечно,  первое  место  всегда  занимал  Навруз,  и  доныне  справляемый  в  Иране  с  великой  помпой.  Навруз  же  падает  всегда  на  весну,  это  типичный  праздник  воскресения  солнца  и  пробуждения  природы.  Ясно,  что  касыду,  подносимую  повелителю  в  день  Навруза,  начинать  с  описания  весны  и  ликования  природы  было  более  чем  естественно.  Конечно,  описание  весны  можно  читать  и  под  проливным  дождем  в  глухую  осеннюю  ночь,  но  максимума  своей  действенности  оно  достигает,  только  будучи  прочитано  в  соответствующую  пору.»15      

Таким  образом  насыбы  касыд  с  описанием  весны  были  приурочены к весеннему дарбару в Навруз, а  касыды с описанием осени  подносились  к  торжеству  Мехргана,  состоявшегося  в  дворцах  правителей. 

  В  Иране  летних  и  зимних  торжеств  не  было.  Этим  можно  объяснить  причину  отсутствия  описания  лета  и  зимы  в  касыдах  Катрона  и  других  его  предшественников  и  современников. 

В  завершающем  четвертом  разделе  второй  главы – «Биографическая  и  философская  и  социальная  тематика» –  рассматриваются  темы,  занимающие  эпизодическое  место  в  касыдах  Катрона,  такие,  как  самовосхваление  (фахр),  этические,  философские  и  другие  мотивы. 

       В  данном  разделе  диссертации  рассматриваются  темы  фахр  (самовосхваление),  социальных,  философских,  нравственных  и  биографических  мотивов,  которые  выражаются  в  отдельных бейтах,  высказанных  в  тагаззулах,  насибах,  мадхах  и  других  частях  касыд. 

       Причина  обращения  Катрона  к  теме  самовосхваления  (фахр)  объясняется  тем,  что  он  жил,  как  придворный  поэт,  в  среде  вражды  и  зависти  с  другими  поэтами,  которые  всегда  старались  очернить  его  перед  правителем  и  снизить  его  поэтическое  и человеческое  достоинство.  Отсюда,  поэт  посредствам  фахра  хотел  вести  борьбу  против  своих  завистников  и  доказать  свое  преимущество  перед  соперниками  по  перу. 

       Бейты  и  отрывки,  имеющие  содержание  биографического  характера,  представляют  достоверную  информацию  о  личной  и  социальной  жизни  поэта,  его  отношениях  с  окружающей  средой,  о  важных  событиях  и  фактах,  происшедших  при  его  жизни  и  т. д. 

Благодаря  биографическим  сведениям  поэта  мы  можем  получить  информацию  о  месте  рождении  поэта,  его  семейной  жизни,  отношениях  с  определенными  правителями,  государственными  и  религиозными  деятелями,  о  его  болезни  подагрой  и  т. д.

В  касыдах  Катрона,  хотя  и  редко,  но  встречаются  бейты,  выражающие  социальные,  философские  и  этические  мотивы.  В  них  поэт  выражает  свои  взгляды  о  сущности  мироздания  и  месте  человека  в  нем,  о  роли  разума  и  путешествия  в  познании  мира,  о  низком  положении  знания  и  мудрецов  в  обществе  и  о  нравственных  принципах  жизни  человека.  В  диссертации  биографические,  социальные,  философские  и  нравственные  мотивы  в  касыдах  Катрона  показаны  на  основе  стихотворных  примеров  из  творчества  поэта. 

       Глава  третья   «Художественные  особенности  касыд  Катрона»,  состоящая  из  трех  разделов,  посвящена  анализу  метра,  рифмы,  языка  и  стиля  изложения  и  художественных  средств  изображения  касыд  поэта. 

       В  первом  разделе  третьей  главы,  названном  «Метр  касыд  Катрона»,  анализируются  особенности  использования  разновидностей  метров  аруза  в  касыдах  поэта. 

       Исследование  диссертанта  показывает,  что  Катрон  как  и  все  другие  поэты  X – первой  половины  XI  века,  писал  свои  касыды  на  метрах  аруза,  основанных  на  чередовании  долгих  и  кратких  слогов,  составляющих  основу  метрической  или  квантитативной просодии.

       Анализ  метра  касыд  Катрона  привел  диссертанта  к  выводу,  что  поэт  в  основном  использовал  традиционные  и  общепринятые  метры  персидско-таджикского  стихосложения,  такие,  как  хазадж,  рамал,  мутакариб,  кариб,  музари’,  хафиф,  муджтасс,  мунсарих.  При  этом  в  касыдах  поэта  были  использованы  5  разновидностей  хазаджа,  5  разновидностей  рамала,  2  разновидности  мутакариба,  1  разновидность  кариба,  2  разновидности  музари’,  1  разновидность  хафифа,  4  разновидности  муджтасса  и  2  разновидности  мунсариха.  В  целом  поэт  использовал  23  разновидности  8  метров  персидско-таджикского  аруза. 

       Исследование  диссертанта  свидетельствует  о  том,  что  из  числа  8  использованных  в  касыдах  Катрона  метров  аруза,  по  частотности использования  первое  место  занимает  метр  рамал,  так  как  5  разновидностей  его  встречаются  в  54  касыдах  поэта.  Вторым  по  частотности  использования  метром  аруза  в  касыдах  Катрона  является  муджтасс,  использованный  поэтом  в  51  его  касыде.  По  частотности  использования  третье  место  занимает  метр  хазадж,  встречающийся  в  44  касыдах  поэта.  Из  числа  других  метров  аруза  мутакариб  использован  в  11  касыдах  Катрона,  а  музари’ – в  14  касыдах.  Самыми  незначительными  по  частотности  использования  метров  в  касыдах  поэта  можно  считать  кариб,  хафиф  и  мунсарих,  которые  встречаются  по  2  раза  в  исследуемых  диссертантом  касыдах  поэта. 

       В  диссертации  причина  частого  использования  метров  хазаджа,  рамала  и  муджтасса  объясняется  тем,  что  эти  метры  музыкальны  и  приятны  по  своей  природе  и  соответствуют  природе  любовных  вступлений  (тагаззулов),  насибов  и  ташбибов  касыд.  Отсюда  часто  поэты,  писавшие  касыды,  используют  разновидности  указанных  метров  аруза.  Также  можно  предполагать,  что  ограниченный  круг  используемых  метров  аруза  в  касыдах  Катрона  и  других  поэтов  его  эпохи,  с  одной  стороны,  зависит  от  тематики  и  содержания  жанра  касыдов,  а  с  другой,  выбор  метра  стиха  может  зависеть  от  личного  вкуса  и  стиля  изложения  поэта. 

       В  диссертации  отмечается,  что  сравнение  использованных  метров  аруза  в  касыдах  Катрона  с  метрами  касыд  других  поэтов  из  числа  его  предшественников  и  современников позволило  бы  внести  ясность во  многие  вопросы,  связанные  с  системой  метра  классической  персидско-таджикской  касыды.  Но,  к  сожалению,  до  сих  пор  не  исследована  поэтика  касыд 

средневековых  поэтов,  в  том  числе,  особенности  использования  метров  аруза  в  их  касыдах. 

       Второй  раздел  третьей  главы   «Язык  и  стиль  изложения»   посвящен  исследованию  особенностей  языка  и  стиля  в  контексте  касыд  Катрона. 

       Выясняется,  что  Катрон  творил  в  литературном  круге  Азербайджана и  одновременно  совершенствовал  свои  знания  в  области  языка  фарси  и  практики  поэтов  Хорасана  и  Мавераннахра.  Он  был  в  стихосложении  «последователем  хорасанского  стиля  и  его  ярких  представителей – Рудаки,  Унсури,  Фаррухи  и  других  поэтов  эпохи  Саманидов  и  Газневидов, – и  по  этой  причине  в  некоторых антологиях  его  стихи  приписывались  Рудаки».16  Но  это  не  означает, что  Катрон  был  лишь  подражателем  поэтов  Хорасана  и  Мавераннахра,  в  свою  очередь  в  своих  касыдах  он  был  создателем  новых  поэтических  образов  и  неповторимых  сравнений,  метафор,  эпитетов  и  т.д. 

       Анализ  языка  поэзии  касыд  Катрона,  осуществленный  в  данном  разделе  диссертации,  показывает,  что  важнейшей  особенностью  языка  поэта  является  простота  и  доступность  широкому  кругу  читателей.  Труднодоступные  для  понимания  арабские  слова  и  выражения  в  его  касыдах  встречаются  сравнительно  меньше.  Все  это  свидетельствует  о  близости  поэтического  стиля  Катрона  с  Рудаки  и  другими  поэтами  Саманидского  и  Газневидского  периодов.  Но  все -  таки  язык  и  стиль  касыд  Катрона  отличается  от  Рудаки  и  других  поэтов-представителей  хорасанского  стиля.  По  мнению  А.  Мирзоева,  словесные  поэтические  фигуры  и  внешние  украшения  слова  встречаются  и  в  поэзии  Рудаки,  но  у  него  поэтические  фигуры  и  внешнее  украшение  стиха  являются  естественным  и  малочисленным  по  сравнению  с  поэзией  Катрона.  В  поэзии  Катрона  словесные  поэтические  фигуры  тарси’,  таджнис,  садж’  и  другие  занимают  особое  место  и  являются  основными  особенностями  языка  и  стиля  поэта.17 

       Отсюда  можно  сделать  вывод,  что  не  случайно  С. Нафиси  его  считает  основоположником  особого,  искусного,  полного  саджами  и  тарси’,  стиля  в  персидской  поэзии,  который  был  продолжен  после  него  двумя  великими  поэтами  Ирана – Рашидом  Ватватом  и  Абулвоси’  Джабали.18

  В  диссертации  особенности  языка  и  стиля  изложения  Катрона  показаны  на  основе  анализа  и  обобщения  мнений  и  взглядов  авторов  средневековых  антологий,  литературно- исторических  источников,  научно-исследовательских  работ  современных  иранистов  и  литературоведов  и  приведены  примеры  из  касыд  поэта,  доказывающие  особенности  его  языка  и  стиля. 

       В  третьем  разделе  третьей  главы   «Художественные  особенности  касыд  Катрона» –  анализируются  особенности  использования  средств  художественного  изображения  в  касыдах  поэта. 

       Исследование  диссертанта  показывает,  что  Катрон  при  создании  своих  касыд  прежде  всего  опирался  на художественно- изобразительные  средства,  такие,  как  таджнис  (омонимия,  каламбур), тарси’  (созвучие  слов  в  бейте), талмих (реминисценция), тавсиф  (эпитет) муболиѓа (гипербола), ташбех (сравнение), такрор (повтор)  и  т.д. В  диссертации  особое  внимание  уделено  именно этим  средствам  изображения.

Подчеркивается,  что  самым  распространенным  художественным  средством  изображения  в  касыдах  поэта,  как  и  в  других  жанрах  его  поэзии,  является  фигура  таджнис  (омонимия),  определяющая  особенность  поэтического  стиля  Катрона  и  его  пристрастия  к  искуссному  стиху.  В  диване  поэта  часто  встречаются  касыды,  написанные  на  основе  использования  этой  поэтической  фигуры.  Ярким  примером  использования  этой  фигуры  является  следующий  бейт  в  котором  первое  слово  «Ширин»  означает  имя  возлюбленной  Сасанидского  царя  Хусрава  Парвиза,  а повторно  использованное  это  слово  означает  «сладкая»:

 

Буте  ба  мењр  чу  Лайлї,  ба  чењр  чун  Ширин, 

Ба  васли  ў  дили  ман  шоду  айши  ман  ширин.19 

  *** 

Красавица,  нежностью  подобна  Лейли,

  лицом  подобна Ширину, 

Лицезреньем  её  сердце  моё  радуется  и 

жизнь  и  моя  сладка.

       В  диссертации  рассмотрены  все  виды  таджниса,  такие,  как  таджниси  том,  таджниси  ноќис,  таджниси  мутарраф,  таджниси  мураккаб,  таджниси  хат  и  т.д.  и  показаны  достаточным  количеством  стихотворных  примеров  из  касыд  поэта.

       Следует  отметить,  что  одним  из  распространенных  средств  изображения  является  поэтическая  фигура  ташбих  (сравнение)  и  ее  разновидности,  такие,  как  ташбењи  равшан,  ташбењи  пўшида,  ташбењи  шартї  и  т.д.  Поэт  использует  эту  поэтическую  фигуру  для  более  ясного  и  выразительного  описания  героя  своей  касыды.  Он  со  своим  поэтическим  знанием,  творческим  талантом  и  опытом  свободно  владеет  фигурой  сравнения  и  талантливо  подбирает  новые  оригинальные  сравнения.  Например,  в  нижеследующем  бейте  поэт,  сравнивая  холодный  ветер  со  вздохом влюбленных  при  разлуке  и  крик  вороны  с  грозным  посланием  возлюбленной,  создает  прекрасное  и  неповторимое  сравнение: 

       

Боди  сард  омад  чу  оњи  ошиќон  њангоми  њаљр, 

Бонги  зоѓ  омад  чу  аз  маъшуќ  пайѓоми  љафо.20

***

Дул  холодный  ветер,  подобный  вздоху  влюбленных  во  время 

  разлуки, 

Послышался  крик  вороны,  подобный  грозному  посланию 

  возлюбленной.  .

       Другой  по  частотности  использования  в  касыдах  Катрона  считается  поэтическая  фигура  талмих  (реминисценция).  И  это  не  случайно,  так  как  эта  поэтическая  фигура  имеет  больше  возможностей  для  создания  наглядного  и  выразительного  образа  восхваляемого  правителя,  и  во  вторых  талмих  является  подходящей  поэтической  фигурой  такого  поэта  как  Катрон,  основной  задачей  которого  является  описание  величия,  богатства,  ума,  силы,  щедрости  и других качеств,  необходимых  для  создания  образа  идеального  монарха.  Поэтому  не  случайно, что  Катрон  для  сравнения  своего  восхваляемого  правителя  часто  обращается  к  эпизодам  и  личностным  качествам  пророков,  царей,  богатырей,  мудрецов  и  других  религиозных  и  государственных  личностей  арабской,  иранской  мифологии  и  истории,  доказывая  этим  преимущество  или  равенство  своего  восхваляемого  (мамдуха)  по  сравнению  с  указанными  личностями. 

       В  диссертации  приведен  анализ  также  роли и  места  использования  других  поэтических  фигур,  таких,  как  тавсиф (эпитет),  муболиѓа  (гипербола),  такрор  (повтор),  тарси’  (созвучие  слов  в  бейте),  и  т.д. в  контексте  касыд  поэта  с  необходимыми  пояснениями  его  новизны  и  мастерства. 

       В  целом,  анализ  поэтического  мастерства  Катрона  в  его  касыдах  показывает,  что  он  более  склонен  к  искуссным  и  словесным  поэтическим  фигурам  таджнис,  тарси’,  садж’  и  т. д.  Тем  не  менее  он  к  применению  художественных  средств  изображения  подходит  с  позиций  мастерства,  простоты  и  изящности.  Художественность  изображения  достигается  им  богатым  воображением,  широтой  знаний  и  знакомством  со  всей  историей  поэзии  на  языке  фарси.

Катрон  является  одним  из  выдающихся  мастеров  персидско-таджикской  касыды,  что  доказано  его  современниками  и  последующими  исследователями  его  творчества. 

       В  заключении  подводятся  итоги  исследования,  формулируются  основные  выводы,  подчеркивается  научная  новизна  и  значимость  диссертационной  работы. 

       

Основные  положения  диссертации  отражены

в  следующих  публикациях:

  1. Катрон  в  литературно-исторических  источниках // Вестник  Таджикского национального  университета. – Душанбе, 2006. – №1. – С. 44 – 47. (на  тадж.  яз.)
  2. О  творческом  наследии  Катрона  Табризи //Вестник  Таджикского национального  университета. Душанбе – 2006. – №3. – С. 69-72. (на  тадж. яз.)
  3. Изображение  пейзажев  в  поэзии  Катрона  Табризи //Известия АН Республики  Таджикистан Сер. гуманит. наук. –  Душанбе, 2006. – №3 С.171-174. – (на  тадж. яз.)
  4. Метр  стихов  Катрона // Вестник Таджикского национального университета. – 2009. №8 С. 219-222. (на  тадж.  яз)
  5. Сравнение  стихов  Рудаки  и  Катрона // Вестник Таджикского национального университета. – 2010. – №7. – С. 280-283. (на  тадж.  яз.)
  6. Эпоха Катрона  // Труды  Академии (научный журнал). – Душанбе. –  2011. – №1. – С. 209-215. (на тадж. яз.)

Сдано в набор 00.00.2011 г.

Формат 60х84 1/16. Заказ № ус.п.л. 1,5 

Тираж 100 экз. Отпечатано в типографии


Ross D. Rudaki and psevdo – Rudaki. Journal o of the Royal Asiatic Society. October,1924.

  1. Саид  Нафисї.  Муњити  зиндагї  ва  ањволу  ашъори  Рўдакии  Cамарќандї. – Душанбе,  2008. – 934 с. 
  2. Абдулѓанї  Мирзоев.  Абў  Абдулло  Рўдакї. – Сталинобод,1958. – 279 с.

2 Бадеъуззамон  Фурўзонфар.  Сухан  ва  суханварон.  Тењрон,1358. – 713 с.  Имронов  С.  Мулоњизањо  рољеъ  ба  як  шеъри  устод  Рўдакї.  //  Садои  Шарќ, – №9. – 1980. – с.135 - 139;  Зарринкўб  Абдулњусайн.  Ќатрони  Табрезї – пешрави  форсигўёни  Озарбойљон. // Маърифат. №56. – 2004. – с.24-30., Озарбойљон  ва  нењзати  адабї.  Таълифи  доктор  Љамолиддин  Фаќењ. – Тењрон,1346. – 546с.

3 Девони  Њаким  Ќатрони  Табрезї.  Аз  рўи  нусхаи  Муњаммади  Нахиљувонї. – Тењрон,1362. – 552с. 

4 Бертельс  Е.  Э.  Персидская  поэзия  в  Бухаре  X века. Избранные  труды.  История  литературы  и  культуры  Ирана. – М:,1988. – С.393. 

5 Мирзозода  Х.  Луѓати  мухтасари  истилоњоти  адабиётшиносї. – Душанбе, 1992. – С.178;  Шарифов Х.,  Тоиров У.  Назмшиносї. – Душанбе,2007.– С.217.

6 Имронов  С.  Мулоњизањо  рољеъ  ба  як  шеъри  устод  Рўдакї. Садои  Шарќ – №9. – 1980. – С.137.

7 Абдусатторов  А.  Ташаккул  ва  тањаввули  рубої  дар  адабиёти  асрњои  X– XV  форсу  тољик.  Рисола  барои  дарёфти  дараљаи  илмии  номзади  илмњои  филологї.– Душанбе,1993.– С.64. 

8 Рањмонов  Ш.  Мусаммат,  ташаккул  ва  тањаввули  он. – Душанбе,1982. – С.332. 

9 Бертельс  Е.Э.  Персидская  поэзия  в  Бухаре. – С.393. 

10 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С.99.

* Здесь  и  далее  подстрочный  перевод  стихов  осуществлен  автором. 

11 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С.22.

12 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С.365.

13 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С.131.

14 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С.31. 

15 Бертельс  Е.Э.  Персидская  поэзия  В  Бухаре  X  в. – С.403. 

16 Сируси Шамисо.  Сабкшиносии шеър. –  Тењрон,1380.– С.161

17 Мирзоев  А.  Абў  Абдулло  Рўдакї. – Сталинобод,1958.– С.155

18 Нафисї  С.  Ањвол  ва  ашъори  Рўдакї. – С.48.

19 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С. 268. 

20 Девони  Ќатрони  Табрезї. – С. 8.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.