WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Колтунова Светлана Викторовна

КАТЕГОРИЯ ПАДЕЖА В ИСПАНСКИХ ГРАММАТИКАХ ЗОЛОТОГО ВЕКА

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре французского языка федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, доцент, Елена Николаевна Михайлова

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры иностранных языков № Института иностранных языков ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» Таисия Георгиевна Попова кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры испанского языка ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена» Елена Владимировна Яковлева

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет».

Защита состоится 05 декабря 2012 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 850.007.08 по защите докторских и кандидатских диссертаций на базе ГБОУ ВПО города Москвы «Московский городской педагогический университет» по адресу: 105064, г. Москва, Малый Казенный пер. 5Б, ауд. 331.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО города Москвы «Московский городской педагогический университет» по адресу:

129226, г. Москва, 2-й Сельскохозяйственный проезд, д. 4.

Автореферат разослан «____» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н.В. Лягушкина кандидат филологических наук, доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению принципов описания категории падежа в испанских грамматиках XVI-XVII вв. В качестве предмета исследования в нем выступает категория падежа, в качестве объекта исследования – испанская грамматическая традиция Золотого века.



Интерес историков языкознания к испанским грамматикам Золотого века прослеживается на протяжении всего ХХ века. Об этом свидетельствует обширная библиография, в которой представлены как фундаментальные труды по истории западноевропейской лингвистической традиции (L. Kukenheim, G.A. Padley, W.K. Percival, P. Swiggers, S. Vanvolsem и др.), так и частные работы по истории испанской лингвистической мысли XVIXVII вв. (J.M. Lope Blanch, A. Ramajo Cao, M.D. Martnez Gaviln, M.A. Maquieira Rodrguez, D. Esteba Ramos, Н.Г. Сулимова, М.М. Раевская и др.).

С конца ХХ в. вопросы, связанные с испанскими грамматиками Золотого века, стали предметом обсуждения на конференциях, симпозиумах и конгрессах по истории языкознания (Murcia 1992, La Corua 1996, Len 1999, Vigo 2001, La Laguna 2003 и др.). В представленных докладах получили отражение как собственно грамматические проблемы (М.А. Esparza Torres, А. Quilis Morales, А. Rifn Snchez, F. Souto Garrido, M.L. Viejo Snchez и др.), так и проблемы методологического, общетеоретического и социолингвистического характера (N. Vila Rubio, M.J. Garca Folgado, M. Velando Casanova и др.).

Внимание ученых приковано к таким вопросам, как история создания грамматик, авторство считавшихся ранее анонимными работ, истоки испанского лингвистического сознания XVI-XVII вв., структура и содержание грамматик, воззрения отдельных грамматистов на язык, наследие и преобразование в истории испанской лингвистической мысли и многое другое.

Однако, несмотря на то, что испанская лингвистическая традиция Золотого века оказалась в числе наиболее изученных западноевропейских традиций, в этой области остается еще немало проблем, требующих дальнейшего рассмотрения. К их числу относится изучение категориального (глубинного) уровня грамматического анализа, в отношении которого имеется немало дискуссионных и пока еще недостаточно освещенных моментов.

Как показывает анализ работ по истории испанской грамматической традиции XVI-XVII вв., рассмотрению принципов описания частей речи в них отдается явное предпочтение по сравнению с изучением закономерностей описания грамматических категорий. Между тем, именно категориальный уровень грамматического анализа предоставляет в распоряжение исследователя максимум сведений относительно процедур и методов анализа, которыми руководствовались авторы грамматик при описании языка. Изучение закономерностей описания грамматических категорий дает возможность для реконструкции принципов систематизации и каталогизации описываемого языкового материала и тем самым для адекватного прочтения грамматик отдаленного прошлого.

В связи с этим наибольший интерес для исследования представляют категории, неоднозначно представленные в грамматиках Золотого века.

Среди них особое место занимает категория падежа – признак, в описании которого в текстах грамматик рассматриваемого периода наблюдается наибольшее число разночтений. Упреки в адрес первых испанских грамматистов со стороны историков языкознания XIX-первой половины ХХ вв. связаны в первую очередь с включением категории падежа в систему грамматического описания испанского языка. Долгое время именно эту закономерность принято было трактовать не иначе, как слепое копирование положений традиционной, прежде всего латинской грамматики.

Таким образом, актуальность данного исследования определяется, с одной стороны, необходимостью дальнейшего изучения испанской грамматической традиции Золотого века как одной из самых мощных западноевропейских традиций XVI-XVII вв. С другой стороны, она обусловлена потребностью во всестороннем изучении категориального уровня грамматического анализа. Кроме того, она состоит в обращении к изучению категории падежа как одной из наиболее неоднозначно представленных в грамматиках Золотого века канонических категорий.

Цель реферируемой диссертации состоит в изучении системы представлений, сложившихся в испанском лингвистическом сознании Золотого века в отношении категории падежа как одной из констант греколатинского канона грамматического описания.

В ходе исследования решались следующие задачи:

1) рассмотреть основной корпус испанских грамматик Золотого века с точки зрения их структуры, содержания и типологии;

2) уточнить ряд положений современной историографии лингвистики относительно места, отводимого категории падежа в системе грамматического описания в XVI-XVII вв.;

3) выявить и проанализировать основные методологические приемы, использовавшиеся для описания категории падежа в испанских грамматиках Золотого века;

4) установить закономерности, обусловившие выбор, а также характер систематизации и презентации примеров при описании категории падежа;

5) сквозь призму категории падежа рассмотреть, каким образом в испанском лингвистическом сознании XVI-XVII вв. решались общетеоретические вопросы грамматики;

6) показать, каким образом наследие и преобразование проявили себя при описании этой канонической категории в испанских грамматиках Золотого века.

Методы исследования Для решения поставленных задач в ходе исследования в качестве ведущего использовался общеисторический метод – один из традиционных методов историографии лингвистики, состоящий в тщательном прочтении источников. Широкое применение в исследовании получил интерпретирующий метод, заключающийся в выявлении ведущих идей через содержание источников. Кроме того, использовался метод системноструктурного анализа лингвистического наследия, позволяющий выявить имплицитно представленную в грамматиках информацию. В связи с тем, что испанские грамматики Золотого века рассматриваются в работе как тексты одного периода, диахронический подход для изучения эволюции лингвистической мысли и эволюции канона грамматического описания использовался частично.

В качестве материала исследования послужили испанские грамматики Золотого века (1492-1651 гг.). В корпус проанализированных работ вошли труды как испанских, так и иностранных грамматистов. К первым относятся грамматики Антонио де Небрихи (1492), Хуана де Вальдеса (1535), Кристобаля де Вильялона (1558), Джованни (Хуана) Миранды (1567), Антонио де Корро (1590), Бартоломе Хименеса Патона (1614), Амбросио де Саласара (1623), Хуана де Луны (1623), Диего де ла Энкарнасьона (1624), Гонсало Корреаса (1626, 1627), Хуана Вильяра (1651) и две анонимные грамматики (1555, 1559). Ко вторым относятся грамматики итальянских авторов Джованни Марио Алессандри д’Урбино (1560) и Лоренцо Франчозини (1624), французских авторов Габриэля Мерье (1558) и Сезара Удэна (1612), англичанина Ричарда Персиваля (1591) и немецкого грамматиста Генриха Доергангка (1614). Для полного понимания объекта данного исследования потребовалось обращение к грамматике испанского языка, изданной Испанской Королевской Академией в 1771 г., и к нескольким последующим ее переизданиям (1781, 1865).

В качестве методологической и теоретической базы данного исследования послужили труды ученых, занимающихся общими проблемами историографии лингвистики (K. Koerner, G.A. Padley, W.K. Percival, S. Auroux, Б.А. Ольховиков), проблемами испанской грамматической традиции Золотого века (J.M. Lope Blanch, A. Ramajo Cao, M.D. Martnez Gaviln, M.A. Maquieira Rodrguez, Н.Г. Сулимова, М.М. Раевская и др.), а также проблемами других европейских лингвистических традиций эпохи Возрождения (Н.Б. Мечковская, М.А. Косарик, Л.Г. Степанова, Н.Ю. Бокадорова, Е.Н. Михайлова, М.Э. Кистерева).

Диссертационная работа выполнена согласно требованиям, предъявляемым к диссертациям на соискание ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.19 – теория языка, в частности:

п.1: «Грамматические категории, общее языкознание, описательное языкознание, историография лингвистики»;

п.4: «Понятие грамматической категории, аналитические словоформы, грамматическая типология, аналитизм как тенденция к неморфологическому выражению грамматических значений»;

п.5: «Синтаксис и морфология (морфосинтаксис), словосочетание, падежная теория»;

п.13: «Лингвистические традиции, разработка понятий синтаксиса, формирование универсальных грамматик в европейской науке XVI-XVII вв.».

Теоретические положения, выносимые на защиту:

1. В числе главных причин сохранения категории падежа для аналитического языка, каким был испанский в эпоху Золотого века, т.е. там, где падежного словоизменения как такового не было, является понимание категорий греко-латинского канона как категорий универсальных, а также дидактическая функция парадигмы склонения применительно к грамматической традиции XVI-XVII вв.

2. Трактовка категории падежа в испанских грамматиках Золотого века отражает тесное взаимодействие поверхностного и глубинного уровней грамматического анализа.

3. Отсутствие единства подходов к описанию категории падежа в испанских грамматиках Золотого века свидетельствует о поиске наиболее эффективного способа систематизации и каталогизации материала, позволяющего лучше понять и представить в тексте грамматики описываемое явление.

4. Категория падежа в текстах испанских грамматик XVI-XVII вв.

предстает не столько как морфологическая, сколько как синтаксическая категория, так как парадигмы склонения представлены не словом (dictio), а словосочетанием (constructio).

5. При описании категории падежа в испанских грамматиках Золотого века прослеживается очевидная диспропорция в соотношении «правило / пример» в пользу примера. Недостаточность нормативного и узуального планов при описании данной категории восполняется системным и сопоставительным планами.

6. Ведущим принципом в описании категории падежа в испанских грамматиках Золотого века был принцип языкового релятивизма, что проявилось в поиске аналогий как с классическими языками (латинским, древнегреческим и в ряде случаев древнееврейским), так и с живыми языками (итальянским, французским, английским и др.).

7. Особенности описания категории падежа в грамматиках Золотого века обусловлены ее концептуальным видением, т.е. пониманием ее прежде всего как универсальной грамматической категории. Это позволяет говорить о преемственности европейской грамматической традиции в целом и о филиации идей в решении данного вопроса теории языка от античных и средневековых грамматик к универсальным грамматикам Нового времени.





Новизна исследования состоит в многоаспектном изучении одной из единиц категориального уровня грамматического анализа в рамках отдаленной во времени традиции и в подходах к решению данной проблемы.

Впервые в историографии лингвистики предпринята попытка реконструировать систему лингвистических представлений о категории падежа, получивших отражение в ранних испанских грамматиках.

Полученные результаты позволили внести дополнения и уточнения в методику изучения принципов экземплификации в текстах грамматик.

Новым в исследовании испанского грамматического наследия Золотого века является междисциплинарный подход, состоящий в использовании данных историографии лингвистики и историологии науки о языке, положений современной теории языка, а также сведений культурно-исторического и социолингвистического характера, имеющих отношение к изучаемой эпохе.

Теоретическая значимость работы Результаты данного исследования расширяют границы в изучении испанской грамматической традиции Золотого века, уточняют ряд вопросов связанных со спецификой морфологического и синтаксического уровней грамматического описания. Анализ категории падежа представляет интерес для изучения метаязыка грамматического описания в эпоху Золотого века, раскрывает закономерности систематизации и категоризации языковых единиц в истории знания о языке, дает возможность для более детального изучения лингвистического сознания XVI-XVII вв.

Изучение испанского грамматического наследия Золотого века под углом зрения историографии лингвистики и теории языка способствует выработке новых путей в изучении удаленных во времени лингвистических традиций, позволяет углубить и расширить представления об истоках, условиях зарождения и становления испанской грамматической традиции, определить место ранних описаний испанского языка в общей линии развития европейского языкознания.

Практическая ценность работы Полученные в результате исследования данные могут быть использованы при разработке пособий по истории языкознания, при подготовке спецкурса по истории испанской грамматической традиции.

Материалы исследования могут быть использованы в качестве дополнительного источника на занятиях по истории испанского языка, при написании выпускных квалификационных работ на филологических факультетах университетов. Методика изучения принципов описания категории падежа по материалам испанских грамматик Золотого века может получить применение для изучения этой грамматической категории в других западноевропейских грамматических традициях XVI-XVII вв. Эта методика может быть использована также для изучения других грамматических категорий, представленных в истории как испанской, так и западноевропейской грамматической традиции.

Исследование прошло апробацию в виде докладов на международных научных конференциях «Романские языки и культуры: от античности до современности» (Москва, МГУ, 2011), «Романские языки в межкультурном пространстве» (Москва, МГОУ, 2012), «Вопросы филологической науки» (Санкт-Петербург, ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2012), «Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики» (Екатеринбург, Урал. гос. пед.

ун-т, 2011), “European Science and Technology” (Wiesbaden, 2012), а также на Всероссийской научной конференции «Язык как система и деятельность» (Елец, ЕГУ им. И.А. Бунина, 2011). Результаты исследования обсуждены на заседании кафедры французского языка НИУ «БелГУ» 25 июня 2012 г.

Основные положения диссертационного исследования отражены в публикациях общим объемом 6,7 п.л., из них 3 публикации в изданиях, рецензируемых ВАК (личный вклад соискателя составляет 5,45 п.л.).

Объем и структура работы Диссертационное исследование изложено на 179 страницах и состоит из введения, трех глав, заключения. К тексту диссертации прилагается список использованной литературы, список словарей и список источников XVI-XVII вв.

Во введении обосновываются актуальность, новизна исследования, формулируются его цель и задачи, излагаются положения, выносимые на защиту, перечисляются основные приемы и методы анализа, указывается теоретическая и практическая ценность исследования, дается представление о возможных областях применения полученных результатов.

В первой главе (Испанские грамматики Золотого века: общая характеристика) приводится обзор историколингвистической литературы, посвященной исследованию ранних грамматик испанского языка. Дается описание корпуса испанских грамматик Золотого века с учетом исторической и социокультурной среды в Испании и Западной Европе в XVI-XVII вв.

Особое внимание уделяется характеристике ранних испанских грамматик с точки зрения их хронологии, типологии, структуры и содержания.

Во второй главе (Особенности описания категории падежа в испанских грамматиках Золотого века) выявляется место категории падежа в системе грамматического описания испанского языка в XVI-XVII вв., приводится анализ специфики описания падежа и склонения в испанских грамматиках Золотого века. Рассматриваются особенности презентации данной категории применительно к таким частям речи, как имя, артикль, местоимение, а также на основании анализа всего корпуса грамматик приводятся основания для рассмотрения категории падежа как своего рода суперкатегории в испанских грамматиках Золотого века.

В третьей главе (Категория падежа и вопросы теории и практики грамматического описания) исследуются методологические принципы описания категории падежа, проводится анализ терминосистемы категории падежа. Основное внимание уделяется специфике экземплификации при описании данной категории в текстах грамматик Золотого века. Сквозь призму категории падежа рассматриваются такие проблемы теории языка, как проблема границы слова и проблема грамматических универсалий, а также проблема преемственности в описании данной категории в истории испанской грамматической традиции.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования.

Основное содержание работы

Появление первых описаний испанского языка связано с благоприятными для Испании событиями: завершением Реконкисты, открытием Америки и планами по масштабному завоеванию территорий за пределами Пиренейского полуострова. Формирование в это время у испанцев чувства национального самосознания оказало непосредственное воздействие на восприятие ими родного языка, которому отводилась роль «языка империи». С целью закрепления за испанским языком такого высокого статуса и создавались первые испанские грамматики, призванные нормировать его и обучать ему всех желающих.

По данным историографов лингвистики, в период с 1492 г. по 1651 г.

было написано более тридцати грамматик испанского языка. Распределение этих грамматик по времени издания было неравномерным, что объясняется разной степенью востребованности в них. После публикации грамматики А. Небрихи (1492 г.) прошло около полувека, прежде чем были написаны новые испанские грамматики. Периодом интенсивной грамматизации стали 50-60-е гг. XVI в., в результате чего появились разные как по форме, так и по содержанию работы. К ним принадлежат грамматики К. Вильялона (1558), Г.

Мерье (1558), Дж.М. Алессандри д’Урбино (1560), Дж. Миранды (1566), а также две анонимные грамматики 1555 и 1559 гг. Новый всплеск публикаций испанских грамматик пришелся на первые десятилетия XVII в. В это время были написаны грамматики Б. Хименеса Патона (1614), Г. Доергангка (1614), А. Саласара (1614), Х. Луны (1616), Д. Энкарнасьона (1624), Л. Франчозини (1624), Г. Корреаса (1626, 1627).

Испанские грамматики XVI-XVII вв. имеют достаточно обширную географию изданий: кроме Испании они издавались в Нидерландах, Италии, Англии, Франции и Германии. Основной причиной того, что бльшая часть грамматик Золотого века была издана за пределами метрополии, были военные события, вызванные борьбой Испании с другими европейскими державами за новые сферы влияния. К числу наиболее известных грамматик, опубликованных не в Испании, относятся работы Г. Мерье, Дж. Миранды, С.

Удэна и Л. Франчозини. Их авторами в основном были не «испанцы по рождению», а авторы, для которых испанский язык не был родным. В самой Испании была опубликована лишь часть испанских грамматик – их авторами, как правило, были носители испанского языка (А. Небриха, Б. Хименес Патон, Г. Корреас, Х. Вильяр).

Одной из проблем, время от времени поднимаемых в историографических исследованиях в связи с ранними описаниями народных языков, является проблема типологии грамматик. Знакомство с текстами грамматик Золотого века показывает, что в большинстве случаев отнесение той или иной работы к определенному типу вызывает некоторые затруднения. Проблема типологии грамматик Золотого века заключается в том, что в рамках одной работы в той или иной степени содержатся элементы описательной, объяснительной, нормативной, обучающей и сопоставительной грамматик. Отсутствие единообразия в характере грамматического описания в то время, несомненно, обусловлено особой языковой ситуацией в Европе, а также сложностями и противоречиями интеллектуальной атмосферы Позднего Возрождения. Кроме того, отсутствие единства принципов грамматического описания связано с тем, что испанская грамматическая традиция находилась в процессе поиска некоего стандарта, который позволил бы наиболее полно и адекватно дать описание испанского языка.

По-разному решался в грамматиках и вопрос о выборе языкаинструмента грамматического описания: как первая, так и последующие испанские грамматики были написаны не на латыни, продолжавшей сохранять статус супранационального языка и языка науки и образования, а на одном из живых языков. Выбор языка-инструмента определялся предназначенностью каждой грамматики: для итальянцев это был итальянский язык, для французов – французский, для англичан – английский.

Исключением является грамматика немецкого автора Г. Доергангка (1614), опубликованная в Германии и написанная на латинском языке, что обусловлено особой языковой ситуацией в этой стране.

Первые описания испанского языка создавались по модели латинской грамматики, преимущественно они были ориентированы на труды позднеантичных грамматистов Доната и Присциана. В силу того, что грамматический строй латинского и испанского языков имел существенные расхождения, выработанный в Античности канон грамматического описания претерпел значительные изменения. Адаптация канона к новому языковому материалу привела к появлению разнообразных по форме и содержанию грамматик испанского языка, в которых, тем не менее, отчетливо прослеживается филиация идей от античности через Средневековье к Новому времени. Изменения, возникшие в результате преобразования канона, были вызваны не только аналитической природой языка-объекта грамматического описания, но и новыми установками грамматики, которая в то время трактовалась как свод рекомендаций, необходимых для того, чтобы правильно говорить и писать на изучаемом языке.

Практическая направленность испанских грамматик Золотого века обусловила изменения в их структуре. На смену традиционному делению текста грамматики на четыре раздела – орфографию, этимологию, синтаксис и просодию – пришло деление на две части. В результате этого в испанских грамматиках получили отражение вопросы орфографии и морфологии (этимологии, в терминологии того времени). Вопросы синтаксиса и просодии оставались за рамками грамматического описания, поскольку они рассматривались тогда как часть другой области знания – риторики.

Традиционная четырехчастная структура грамматики представлена лишь в работах А. Небрихи, Г. Корреаса и Х. Вильяра.

Центром грамматического описания в эпоху Золотого века являлось учение о частях речи. Проблема частей речи в то время решалась неоднозначно, что связано со стремлениями грамматистов следовать постулатам канона или ориентироваться на узус, что неизбежно приводило к отступлениям от канона. В работах тех грамматистов, кто придерживался традиции, восходящей к античности, представлено восемь частей речи: имя, местоимение, глагол, наречие, причастие, союз, предлог, междометие (А.

Корро, Р. Персиваль, Х. Вильяр). В трудах тех авторов, кто по-новому подходил к критериям выделения частей речи, выделено от десяти до трех классов слов. Девять частей речи представлены в работах Анонима 1555 г., Дж. Миранды, Л. Франчозини, поскольку к каноническим восьми частям речи в них был добавлен артикль.

Оригинальное решение проблемы частей речи получило отражение в грамматике А. Небрихи, который выделил в испанском языке десять классов слов. Он наделил статусом самостоятельной части речи артикль и герундий, а вместо междометия ввел новый класс слов – неопределенно-причастное имя (nombre participial infinito), в чем прослеживается параллель с латинским супином.

Сокращение количества частей речи в системе грамматического описания испанского языка происходило за счет их объединения. Чаще всего артикль, местоимение, причастие, предлог и междометие оказывались включенными в другие части речи, а именно, в имя и наречие. В результате такого рода объединений разных классов слов в грамматиках Б. Хименеса Патона и Х. Луны представлено пять частей речи (имя, глагол, наречие, союз, предлог – у Б. Хименеса Патона, артикль – у Х. Луны), а в грамматиках К. Вильялона и Г. Корреаса – три (имя, глагол, артикли / частицы).

Адаптация канона грамматического описания применительно к испанскому языковому материалу привела к многочисленным инновациям в описании не только частеречного, но и категориального уровня грамматического описания. Наиболее радикальные изменения на этом уровне затронули одну из констант греко-латинского канона – категорию падежа.

Понимание категорий греко-латинского канона грамматического описания как категорий универсальных обусловило сохранение падежа в грамматиках испанского языка, у которого в то время падежного словоизменения уже не было. Еще одной причиной сохранения категории падежа в испанских грамматиках Золотого века была ее дидактическая функция. Как отмечали сами грамматисты, парадигмы склонения облегчают учащимся понимание особенностей латинского словоизменения и показывают на отличия между испанским и латинским языками.

О важности категории падежа в традиции Золотого века говорит тот факт, что ее описанию уделялась значительная часть в текстах грамматик.

Так, в работе А. Небрихи падеж имени описан на семи страницах, в то время как род – на одной странице. Еще больше внимания уделено падежу в анонимной грамматике 1559 г.: описание склонения артикля, имени и местоимения заняло практически половину раздела этимологии (14 страниц при общем объеме этого раздела – 34 страницы). При этом другие именные категории (род, число, вид, качество, фигура) в этой работе остались за рамками грамматического описания. Тенденция отводить падежу значимое место в грамматиках сохранялась и в XVII в. Подтверждением этому является грамматика Г. Корреаса (1627), в которой описанию категории падежа имени отведено 25 страниц из 122, при этом род описан на одной странице, число – на двух, и лишь категория вида занимает около тридцати страниц.

Несмотря на наличие единой модели, послужившей основой для описания испанского языка, в грамматиках Золотого века нет единства в подходах к трактовке категории падежа, что свидетельствует о поиске грамматистами наиболее эффективного способа систематизации материала, способствующего лучшему пониманию описываемого явления. Подвижность описания категории падежа в испанских грамматиках Золотого века во многом была обусловлена своеобразным видением языковых фактов самими создателями грамматик, поскольку в каждой грамматике получили отражение черты авторской индивидуальности, что проявлялось в использовании разных принципов грамматического описания, неоднозначных решениях вопроса о месте падежа в иерархии именных категорий, разной номенклатуре падежей и вариативности используемой терминологии.

В ходе исследования было установлено, что характер презентации категории падежа применительно к именным частям речи и их разрядам был различным. Наиболее подробное описание категория падежа получила применительно к имени, в состав которого входили такие его классы, как существительное, прилагательное, отыменное, числительное, иногда – причастие, местоимение и артикль. В связи с отсутствием у испанского имени падежного словоизменения для этого класса слов категория падежа была введена искусственно. Переосмысление содержания категории падежа всецело связано с осмыслением испанского узуса. В качестве средств выражения падежных значений выступали не флексии, как в латыни и древнегреческом, а предлоги и артикли. Наибольшее предпочтение грамматисты Золотого века отдавали предлогам de и a, которые были включены в парадигмы склонения и представлены в описании генитива и аблатива (de), а также датива и аккузатива (a). В значительно меньшей степени в грамматиках получили отражение такие предлоги, как para, con, por и др., широко представленные в узусе того времени. В результате возникло расхождение между объективной и аксиологической нормой в освещении данного явления.

Несмотря на общность средств выражения падежных значений, склонение каждого разряда имени в текстах грамматик было представлено по-разному. В склонении имен существительных получили отражение две модели: для имен собственных – «предлог + имя», для имен нарицательных – «предлог + артикль + имя». Наличие двух моделей склонения имен существительных связано с тем, что в отличие от нарицательных имена собственные принято употреблять в речи без артикля. Кроме того, наблюдения грамматистов за узусом вынуждали их вносить все новые изменения в традиционную систему грамматического описания.

Для парадигм склонения имени прилагательного и отыменного использовалась общая модель: «предлог + артикль + прилагательное / отыменное». Однако то, что в речи прилагательное употребляется в составе именного словосочетания, побудило некоторых грамматистов ввести в свои работы еще одну модель склонения прилагательных: «предлог + артикль + существительное + прилагательное» (Г. Мерье, Дж. Миранда, С. Удэн, Л.

Франчозини). Например:

No. el hombre bueno No. los hombres buenos Ge. del hombre bueno Ge. de los hbres buenos Da. al hombre bueno Da. los hombres buenos Ac. el, al hbre bueno Ac. los, los hombres buenos Vo. hombre bueno Vo. hombres buenos Ab. del hombre bueno Ab. de los hbres buenos [Franciosini 1612: 40-41].

Следующим классом слов, для которого в испанских грамматиках Золотого века категория падежа была достаточно подробно описана, было местоимение. В испанском языке того времени категория падежа была реально представлена лишь для разряда личных местоимений. Поэтому расхождений в презентации парадигм личных местоимений практически не наблюдается. Например:

No. tu.

Ge. de ti.

Da. a, o para ti.

Acu. te.

Bo. o tu.

Abl. con, o por ti. [Luna 1623].

Для таких разрядов местоимений, как притяжательные, указательные, относительные во многом сохранялись принципы описания падежа как для имен прилагательных, что обусловлено их принадлежностью к согласовательным классам слов. За рамками грамматического описания оказались неопределенные и вопросительные местоимения. В известной мере это связано с тем, что некоторые грамматисты Золотого века не включали их в класс местоимений.

Кроме того, падеж был представлен далеко не для всех разрядов имени.

В частности, отсутствует парадигма склонения для числительных. Связано это с тем, что в грамматиках Золотого века широко применялся принцип аналогии, который позволял грамматистам оставлять за рамками описания языка однотипные явления.

Определенные нарушения в схему описания категории падежа вносил и новый элемент испанской грамматической системы – артикль. Осмысление артикля и поиск для него места в системе описания испанского языка привели к созданию промежуточного звена между частеречным и категориальным уровнями анализа языковых единиц. В описании категории падежа применительно к артиклю было представлено два типа падежных парадигм. Первый тип, включавший одиночные артикли, получил свое отражение в тех грамматиках, где артикль был наделен статусом самостоятельной части речи, при этом парадигма склонения артикля была представлена так же, как и для указательного местоимения. Второй тип был представлен в тех работах, где артикль выступал элементом грамматической категории падежа – падежная парадигма в этом случае совпадала с парадигмой склонения имени. Подобные факты свидетельствуют о том, что между частеречным и категориальным уровнями грамматического анализа прослеживается взаимообусловленность.

Категория падежа получила свое отражение не только при описании именных частей речи, но и таких классов слов, как причастие, глагол, предлог, наречие. Падеж был широко представлен и в разделе синтаксиса при описании именных и глагольных конструкций. Все это позволяет рассматривать категорию падежа в испанских грамматиках Золотого века как своего рода суперкатегорию.

В ходе проведенного исследования было установлено, что описание категории падежа в испанских грамматиках Золотого века основывалось на характерных для того времени методологических принципах: принципе разнообразия, принципе аналогии и принципе языкового релятивизма. При этом ведущим для данной категории был принцип языкового релятивизма.

Его сущность заключалась, во-первых, в ориентире на модель традиционной (чаще латинской, но иногда греческой) грамматики для описания падежа, вовторых, в проведении параллели с живыми языками, (чаще всего с итальянским и французским). Сопоставление с латынью и народными языками наиболее ярко представлено в двуязычных или «переводных» парадигмах. Такого рода примеры получили отражение в грамматике Г.

Корреаса, в которой на примере испанских и латинских форм показаны различия в «склонении» имени:

Singular. Plural.

N. Mua La Mua. N. Mu Las Muas.

G. Mu De la Mua. G. Muarum De las muas.

D. Mu A la mua, para la mua. D. Muis A las muas, para las muas.

A. Muam La mua, a la mua. A. Muas Las muas, a las muas.

V. Mua O mua, ola m. V. Mu O muas, ola m.

Ab.Mua En la mua, Ab.Muis En las muas, c de, por, in, o. de, por, in, o.

[Correas 1627: 136].

В грамматике Дж. Миранды сопоставление падежных форм в двух живых языках – испанском и итальянском – представлено на примере антропонимов:

nom. Pedro Pietro gen. de Pedro di Pietro dat. a Pedro a Pietro acu. Pedro Pietro uoca. o ouer, a Pedro, o Pietro abla. de Pedro da Pietro [Miranda 1567: 50].

Переводные парадигмы получили отражение также в грамматиках Анонима 1555 г., Г. Мерье, С. Удэна, Д. Энкарнасьона, Л. Франчозини.

Среди «переводных» парадигм имеют место не только двуязычные, но также многоязычные, в частности, в грамматике Г. Мерье парадигмы склонения даны на четырех языках – испанском, французском, итальянском и фламандском.

В связи с тем, что в качестве языка-инструмента грамматического описания в испанских грамматиках использовались разные языки (испанский, итальянский, французский, английский, латинский), терминосистема падежа, в которую входят общие понятия «падеж» и «склонение», а также наименования шести падежей, была представлена терминами на том языке, на котором была написана данная грамматика.

Затруднений в понимании этих терминов у адресатов грамматик не возникало, поскольку они восходили к одному источнику – греко-латинскому канону. Наименования падежей были представлены не только традиционными терминами (Nominatiuo, Genitivo, Datiuo, Acusatiuo, Vocatiuo, Ablatiuo), но и порядковыми числительными (el primero, el segundo, el tercero, el quarto, el quinto, el exto). Одним из первых использовал эту систему номинации падежей А. Небриха:

Enel numero de uno Primer caso la tierra Segundo de la tierra Tercero ala tierra Cuarto la tierra o ala tierra Quinto o tierra Enel numero de muchos Primеr caso las tierras Segundo delas tierras Tercero alas tierras Cuarto las tierras o alas tierras Quinto o tierras [Nebrija (1492) 1946: 107].

Содержание обобщающих терминов в терминосистеме категории падежа (падеж и склонение) в испанских грамматиках Золотого века было значительно переосмыслено, что обусловлено расхождением природы языкаобъекта грамматического описания (испанский) и языка-эталона грамматического описания (латынь). Для падежа стал характерен подход не от формы к значению, а от значения к форме, что получило свое отражение в изменении состава падежной парадигмы: падежные формы, представленные в текстах испанских грамматик, вышли за рамки цельнооформленного слова и были представлены аналитической конструкцией (предлог + артикль + имя). Переосмысление термина «склонение» сводилось к тому, что вместо традиционного его понимания как словоизменительного типа имен существительных и прилагательных некоторые грамматисты трактовали его достаточно широко – как аналог изменения имен по числам, по родам или как способ систематизации местоимений по классам.

В силу того, что текст грамматики содержит правила и примеры, описание любого грамматического явления должно рассматриваться с учетом этих двух составляющих. При описании категории падежа практически во всех грамматиках Золотого века наблюдается диспропорция в соотношении «правило – пример» в пользу примера. Нередкими были случаи, когда описание данной категории сводилось лишь к перечислению примеров парадигм склонения, без каких-либо объяснений относительно самой категории падежа (например, во второй части грамматики А. Небрихи, у Г.

Мерье, Р. Персиваля, Х. Луны). В таких случаях пример выполнял помимо функции иллюстрации еще и функцию экспликации описываемого явления.

Еще одной функцией примера при описании категории падежа в традиции Золотого века является дидактическая функция, поскольку примеры склонения именных частей речи являлись частью двуязычной педагогики.

Принципы взаимодействия и взаимозависимости разных уровней грамматического описания, характерные для эпохи Золотого века, наиболее ярко проявляются при решении проблемы экземплификации. Так, тип грамматического описания, к которому тяготела та или иная работа, определял плотность экземплификации: в обучающих грамматиках примеры доминировали, в объяснительных они занимали довольно скромное место.

Эта закономерность получила свое отражение и при описании категории падежа. Ярким тому примером является грамматика А. Небрихи, состоящая из двух частей. В первой (объяснительной) части этой грамматики даются общие сведения о системе падежей. Примеры в этом описании занимают более чем скромное место:

“El primero llamanlos latinos nominativo, por que por el se nombran las cosas i se pone quien alguna cosa haze sola mente conel articulo de lgenero, como el ombre. El segundo llaman genitivo, por que en aquel caso se pone el nombre del engendrador i cuia es alguna cosa conesta preposicion de, como Hijo del ombre.

El tercero llaman, dativo, por que en tal caso se pone a quien damos a quien se sigue dao o provecho conesta preposicin a, como io do los dineros ati. El cuarto llaman acusativo,por que en tal caso ponemos a quien acusamos i general mente a quien padece por algun verbo conesta preposicion a o sin ella, como io amo al proximo o amo el proximo. El quinto llaman vocativo, por que en aquel caso se pone a quen llamamos coneste adverbio o sin articulo, como o ombre” [Nebrija (1492) 1946: 70].

Во второй (обучающей) части грамматики А. Небрихи при отсутствии правил представлено семь парадигм склонения имени, что отражает практическую направленность этой части работы.

Тип грамматики определял не только количество примеров в описании категории падежа, но и форму их подачи. Как правило, в объяснительных грамматиках они записывались горизонтально – в перечислении, как, например, в работе Вильялона: “En el nominatiuo dezimos en caftellano, Pedro:

y enel genitiuo, de pedro: y enel datiuo, para pedro: y enel accufativo, a pedro: y en el vocatiuo, o pedro: y enel ablatiuo dezimos: efto quite a pedro” [Villalon 1558].

В обучающих грамматиках парадигмы имеют, как правило, вертикальное расположение, как, например, в грамматике Р. Персиваля:

Nom. el hombre. Nom. los hombres.

Gen. del hombre. Gen. de los hombres.

Sing. Dat. para el hombre. Plur. Dat. para los hombres.

Acc. a el or al hombre. Acc. a los hombres.

Abl. del hombre. Abl. de los hombres.

[Percyvall 1591].

Одним из примеров совмещения горизонтальной и вертикальной парадигм может служить парадигма склонения для притяжательных местоимений в грамматике С. Удена: по вертикали в ней представлена падежная парадигма, а по горизонтали – родовая:

Nom. el mio, la mia, lo mio, Gen. del tuyo, de la tuya, de lo tuyo Dat. al suyo, a la suya, a lo suyo Accus. el nuestro, la nuestra, lo nuestro Ablat. del vuestro, de la vuestra, de lo vuestro [Ovdin 1612: 37].

Обращение к источникам показывает, что при описании категории падежа разные части речи и их разряды были охвачены примерами в разной степени. Наибольшее число примеров приходилось на долю имени и местоимения, описание категории падежа у артикля как части речи намного беднее примерами. В центре экземплификации в системе имени находятся такие разряды слов, как существительные, а в системе местоимений – личные и указательные местоимения. Диспропорция в вопросе охвата примерами разных частей речи и их разрядов связана с широко представленным в грамматиках того времени принципом аналогии, позволявшим делать объяснение материала более компактным.

В ходе исследования было установлено, что соотношение системного, нормативного и узуального планов грамматического анализа применительно к категории падежа в испанских грамматиках Золотого века характеризуется явно выраженной их асимметричностью. Это выразилось в том, что нормативный и узуальный планы в описании падежа не получили достаточного отражения, что было обусловлено отсутствием падежного словоизменения в испанском языке. Однако недостаточность этих двух планов при описании данной категории была восполнена системным и сопоставительным планами.

Анализ принципов описания категории падежа в испанских грамматиках Золотого века дает возможность не только получить представление об использовавшихся в них приемах для описания этой категории, но и рассмотреть, какие фундаментальные проблемы теории языка решались в XVI-XVII вв. В частности, для грамматистов Золотого века категория падежа стала ключом к решению проблемы границ слова.

Приложение основных положений флективной морфологии к испанскому языку привело к тому, что состав падежной парадигмы был кардинально изменен: на смену цельнооформленному слову в парадигму склонения было введено раздельнооформленное или аналитическое слово, представленное в основном грамматизованными формами «артикль + имя», «предлог + артикль + имя / местоимение», «предлог + имя / местоимение». Инновации, внесенные в описание падежной парадигмы, дают основание говорить о том, что в грамматиках Золотого века категория падежа выступает не столько как морфологическая, сколько как синтаксическая категория, поскольку парадигмы склонения оперируют понятием «словосочетание», а не «слово».

Анализ примеров с учетом синтаксического, морфологического и орфографического аспектов показывает, что авторами испанских грамматик был сделан значительный шаг в осмыслении качественного отличия испанского языка от латинского.

Изучение принципов описания категории падежа по текстам испанских грамматик Золотого века позволяет проследить преемственность западноевропейской грамматической традиции. Тот факт, что падеж как один из атрибутов канона был сохранен в грамматиках Золотого века, указывает на их связь с предшествующей (античной и средневековой) грамматической традицией. Более того, кроме ранних грамматик испанского языка категория падежа была включена и в текст грамматики Испанской Королевской Академии. Причем достаточно подробное ее описание имеет место не только в первом ее издании (1771 г.), но и в последующих изданиях (вплоть до 1865 г.). Сопоставительный анализ принципов описания данной категории и приводимых в качестве иллюстрации парадигм склонения дает основание говорить об общности трактовки категории падежа в Академической грамматике с грамматиками Золотого века. В наибольшей степени эта связь прослеживается с грамматикой Г. Корреаса.

Выявленные закономерности свидетельствуют о том, что, несмотря на смену научных парадигм в западноевропейской системе знания о языке принципы описания категории падежа являются подтверждением постулата, согласно которому канон, будучи однажды принят обществом, переходит затем по традиции и лишь детализируется и видоизменяется (Б.А.

Ольховиков).

Рассмотрение категории падежа по текстам испанских грамматик Золотого века дает основание признать, что эта категория была по-своему многоликой. Она предстает не только как грамматическая (морфологическая и синтаксическая) категория, но и как категория универсальная, свойственная всем языкам, независимо от средств выражения падежных значений. Включение категории падежа в описание разных классов слов и разных частей грамматики позволяет говорить о ней не только как о суперкатегории, но и как о категории особого, высшего порядка.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных в перечне ведущих периодических изданий ВАК при Министерстве образования и науки России:

1. Колтунова С.В. Традиция и инновации в описании категории падежа (на материале испанских грамматик XVI-XVII вв.) [Текст] / С.В.

Колтунова // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. – 2012. – № 2 (19). – С. 147-155 (1 п.л.).

2. Колтунова С.В. Категория падежа в грамматиках Гонсало Корреаса (1626, 1627) [Текст] / С.В. Колтунова // Вестник Орловского государственного университета. Сер. Новые гуманитарные исследования. – 2012. – № 2 (22). – С. 339-343 (0,9 п.л.).

3. Колтунова С.В. Принцип языкового релятивизма в грамматике Ричарда Персиваля (1591) [Текст] / С.В. Колтунова // Российский научный журнал. – Рязань, 2012. – № 3 (28). – С. 259-264 (0,5 п.л.).

Научные материалы, опубликованные в других изданиях:

4. Колтунова С.В. Особенности описания категории падежа в грамматике Лоренцо Франчозини “Gramatica spagnuola e italiana” (1624) [Текст] / С.В. Колтунова // Альманах современной науки и образования. – Тамбов: Грамота, 2010. – № 12 (43). – С. 210-213 (0,5 п.л.).

5. Колтунова С.В., Михайлова Е.Н. Парадигма склонения в грамматике Кристобаля де Вильялона (1558) [Текст] / С.В. Колтунова, Е.Н.

Михайлова // Альманах современной науки и образования. – Тамбов:

Грамота, 2010. – № 12 (43). – С. 222-224 (в соавторстве, авторские 0,15 п.л.).

6. Колтунова С.В., Михайлова Е.Н. Особенности падежной парадигмы в грамматике Джованни Миранды (1567) [Текст] / С.В. Колтунова, Е.Н.

Михайлова // Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты:

Сборник научных трудов. Вып. 12 – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2011. – С. 79-85 (в соавторстве, авторские 0,35 п.л.).

7. Колтунова С.В. Проблема аналитической морфологии в испанской грамматике Сезара Удэна [Текст] / С.В. Колтунова // Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики: Сборник тезисов докладов ежегодной международной научной конференции, Екатеринбург 4-5 февраля 2011 г. / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2011. – С. 21-22 (0,1 п.л.).

8. Колтунова С.В. Падежная парадигма в грамматике Сезара Удэна (1612) [Текст] / С.В. Колтунова // Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики: Материалы ежегодной международной научной конференции, Екатеринбург, 4-5 февраля 2011 г. / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2011. – Ч.1. – С. 77-82 (0,4 п.л.).

9. Колтунова С.В. Категория падежа в грамматике Амбросио де Саласара (1623) [Текст] / С.В. Колтунова // Основные вопросы лингвистики, лингводидактики и межкультурной коммуникации: Сборник научных трудов по филологии № 7. – Астрахань: Астраханский университет, 2011. – С. 36-(0,4 п.л.).

10. Колтунова С.В., Михайлова Е.Н. Принцип антропоцентризма в изучении испанских грамматик Золотого века [Текст] / С.В. Колтунова, Е.Н.

Михайлова // Язык как система и деятельность: Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора А. Н. Тихонова, Елец, 17-18 ноября 2011 г. / Елецк. гос. ун-т им. И.А. Бунина.

– Елец, 2011. – С. 535-541 (в соавторстве, авторские 0,25 п.л.).

11. Колтунова С.В., Михайлова Е.Н. Типология испанских грамматик Золотого века [Текст] / С.В. Колтунова, Е.Н. Михайлова // Вопросы филологической науки: Материалы III Международной научной конференции (ЛГУ им. А.С. Пушкина, 18 мая 2012 г.). – СПб., 2012. – Т. III. – С. 21-26 (в соавторстве, авторские 0,3 п.л.).

12. Колтунова С.В. Категория падежа в описании артикля (на материале испанских грамматик Золотого века) [Текст] / С.В. Колтунова // Романские языки в межкультурном пространстве: Материалы международной научной конференции (Москва, 26-27 июня 2012 г.). – М.:

МГОУ, 2012. – С. 37-41 (0,4 п.л.).

13. Koltunova S.V., Mikhailova E.N. The Variety Principle in the Spanish Grammars of the Golden Age [Text] / S.V. Koltunova, E.N. Mikhailova // European Science and Technology: Materials of the II International Research and Practice Conference, Wiesbaden, Germany, May 9th - 10th, 2012. Wiesbaden:

Bildungszentrum Rodnik e.V., 2012. – Vol. III. – P. 203-205 (в соавторстве, авторские 0,2 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.