WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Мансури Айюб Горбанали

ИСКУССТВО СОЗДАНИЯ ОБРАЗОВ И ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ АБУЛФАЗЛА БАЙХАКИ

10.01.03 – литература народов стран зарубежья (таджикская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Душанбе – 2012

Работа выполнена на кафедре истории таджикской литературы Таджикского национального университета.

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Тоиров Урват

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Абдушукур Абдусатторов заведущий кафедрой таджикского языка Российско -Таджикского (славянского) университета доктор филологических наук, член- корреспондент АН Республики Таджикистан Муллоахмадов Мирзо заместитель главного ученого секретаря АН РТ

Ведущая организация: Таджикский государственный институт языков имени Сотима Улугзаде

Защита состоится «25» октября 2012г. в «13-30» часов на заседании диссертационного совета Д737.004.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете (734025, пр. Рудаки, 17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета (734025, пр. Рудаки, 17).

Автореферат разослан «_____» _____________ 2012г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор филологических наук, профессор Нагзибекова М. Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ



Актуальность исследования. Персидско–таджикская литература наряду с поэзией, имеющей всемирную известность, богата и своей прозой, подарившей сокровищнице мировой культуры гениальные художественные произведения, такие как «Сафарнаме» Носира Хусрава, «Кабуснаме» Кайкавуса, «Гулистан» Саади, «Бахаристан» Джами, «Калила и Димна» Абулма’али Насраллаха, «Синдбаднаме» Захири Самарканди, «Марзбаннаме» Тарсуси и многие другие. Если к числу прозаических произведений персидско-таджикской литературы добавить еще исторические произведения, такие как «Та’рих-и Табари» Абуали Бал’ами, «Та’рих Систан» неизвестного автора, «Та’рих Бухара» Наршахи, «Зайн ал-ахбар» Гардизи, «Та’рих-и Байхаки» Абулфазла Байхаки и другие, то нетрудно представить, какое художественное сокровище накопила литература на фарси в течение более тысячелетнего своего развития.

К числу ценных средневековых исторических произведений персидскотаджикской прозы на языке фарси относится «Та’рих-и Байхаки» Абулфазла Байхаки, занимающее значительное место в истории развития персидско – таджикской прозы.

Следует отметить, что исследование «Та’рих-и Байхаки» в литературнохудожественном аспекте, определение литературных взглядов Байхаки и его мастерство в создании образов героев позволит дать всестороннюю информацию о развитии художественной мысли в средние века, способствовать решению вопросов развития литературных стилей, связи литературы с мировоззрением эпохи и художественным осмыслением окружающего мира, пролить свет на художественное мастерство создателей исторической прозы.

Актуальность настоящего исследования заключается и в том, что ведущей идеей цивилизованного общества и первостепенной задачей на современном этапе является отношение к человеку как высшей ценности бытия, направленное на развитие личности как субъекта творческой деятельности. Осуществлению этой задачи способствует исследование исторических образов, которые позволяют наиболее полно воссоздать реальную картину социально-политической жизни той или иной эпохи, постичь особенности национального самосознания и обнаружить духовные основы, связующие целые поколения.

Степень изученности темы. Первые сведения о Байхаки и существовании его «Истории» встречаются в «Истории Байхак» Али ибн Зайда, «Лубаб ал-албаб» Мухаммада Авфи, «Та’рих Джаханкуша» Атамалика Джувайни и других авторов средневековых литературно-исторических источников.

История научного издания и исследования «Истории Байхаки» началась в Европе и России со второй половины XIX века. Первую попытку издания «Истории Байхаки» осуществил английский востоковед Мурли. В Калькутте на основе нескольких рукописей он подготовил текст произведения Байхаки, но смерть не позволила ему довести свое дело до конца, и капитан В. Носолис в 1867 году издал его без комментариев и примечаний. Ценность указанного издания «Истории Байхаки» заключается в том, что оно является первой публикацией, ознакомившей с данным произведение Байхаки широкий круг читателей и историков, лингвистов, востоковедов и литературоведов Европы. В издании и переводе «Истории Байхаки» на европейские языки и исследовании отдельных вопросов жизни и творчества его автора значительна заслуга востоковедов Ж. Лазара, Ч. Стори, Б. Баузани, М.

Волдеман, Дж. Cкот и других.

Для исследования «Истории Байхаки» представляют большую научную ценность работы русского историка и востоковеда В. В. Бартольда и перевод на русский язык и примечания А. К. Арендса(2; 4), создавшие почву для дальнейшего исследования указанного произведения в России и других республиках бывшего Советского Союза.

В Иране интерес к изданию и исследованию «Истории Байхаки» возрастает в связи с формированием течения литературного возврата и внимания каджарских правителей, особенно Фатхалишаха. Первый текст иранского издания «Истории Байхаки» был подготовлен с приложениями Ахмадом Адибом Пишавари и издан в 1888 году в Тегеране. Представляют значительный интерес введения, примечания, приложения С. Нафиси, К. Гани и А. Файяза, Хатиба Рахбара, вошедшие в издания произведения Байхаки, осуществленные в 1942-1955; 1947 и 2009гг. Одним из ценных критических текстов «Истории Байхаки» является издание, осуществленное М. Дж. Йахаки и М. Сайиди в 2011 году в Тегеране. Особую научную ценность имеет введение, приложения, примечания и каталоги, сделанные составителями данного издания(3).

Важную роль в расширении круга исследований ученых Ирана по вопросам, относящимся к Байхаки и его «Истории», сыграла и конференция, посвященная в 1972 году памяти Абулфазла Байхаки. В сборник материалов указанной конференции, вышедший под названием «Памяти Байхаки»(6), вошли статьи иранских исследователей, таких как М. И. Нудушан, М. Дж Йахаки, Б. Хусайн, П.

Гунабади, М. Джамалзаде, С. Роджер, М. Ш. Кадкани, М. Улви, Х. Фаршидвард и многих других, посвященные вопросам структуры, тематики, содержания, стиля изложения и художественных особенностей «Истории Байхаки».

Ценные мысли и сведения, относящиеся к Абулфазлу Байхаки и его произведению, встречаются и в работах иранских исследователей М. Бахара, А.

Зарринкуба, М. Н. Нудушана, А. Оштийани, Дж. Аминпура, Н. Джалали, Н.

Халхали, М. Данешпажух и др.

Таджикскими учеными «История Байхаки» в основном исследована в историческом и языковедческом аспектах. К таким работам относятся исследования М. Муллоджанова, А. Мухторова, посвященные определению источниковедческого значения «Истории Байхаки» в изучении периода правления Газневидов и диссертационные работы Сулейманова О. Ш., Саиди Б. Ф., Мирмухаммедова О. Т. И Абдулхадова Ж. Д., рассматривающие лексические и морфологические особенности произведения Байхаки. К числу литературоведческих работ таджикских ученых, посвященных «Истории Байхаки», относится книга О. М. Муродова и Е. А. Поляковой «Трансформация мифологических образов в персидско-таджикских хрониках XI-XV вв.»(7).

Как выясняется из вышеизложенного краткого экскурса в историю изучения исследуемого нами произведения Абулфазла Байхаки, несмотря на значительное количество существующих работ, такое замечательное произведение персидскотаджикской прозы, как «Та’рих-и Байхаки» до сих пор не стало объектом специального монографического литературоведческого исследования. За пределами внимания исследователей остались вопросы освещения литературоведческих взглядов Абулфазла Байхаки, художественно-эстетического значения и особенности системы образов его произведения.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей диссертационной работы является монографическое исследование жизни и творческой среды Абулфазла Байхаки, его взглядов на литературное творчество, особенностей создания образов исторических лиц в его произведении, определение стилистических и художественно-эстетических особенностей исследуемого памятника персидскотаджикской литературы XI века. В работе также преследуется цель выявить роль и место Абулфазла Байхаки и его произведения в развитии средневековой исторической прозы на фарси.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

- выявить состояние и основные этапы развития прозы до Абулфазла Байхаки;

- проследить жизненную и творческую среду Байхаки и причины создания его «Та’рих-и Байхаки»;

- доказать научность и правдивость изложения в произведении Байхаки;

-определить стилистические особенности «Истории Байхаки» в создании образов исторических лиц;

-рассмотреть взгляды Байхаки на литературу и литературное творчество;

- анализировать сущность концепции создания образа и принципы ее построения в «Истории Байхаки»;

-показать роль и место «Истории Байхаки» в развитии средневековой персидско-таджикской исторической прозы;

Теоретическими и методологическими основами исследования являются достижения отечественного и зарубежного литературоведения и востоковедения, фундаментальные работы В. В. Бартольда, М. М. Бахтина, Д. С. Лихачева, А. К.

Арендса, Э. Брауна, Дж. Дармстетера, Ж. Лазара, М. Бахара, А. Зарринкуба, С.

Нафиси, З. Сафа, М. И. Нудушана, Х. Шарифова, К. Восеъ и др.

Методы исследования основаны на комплексном историко-филологическом подходе, предполагающем соединение традиционного описания филологического анализа текста и сравнительно-исторического принципа изучения явлений литературы. Использование указанных методов исследования позволяет установить общие закономерности литературного развития, выявить художественную специфику произведения литературы, своеобразие характеров в исследуемом произведении.

Новизна исследования. В диссертации впервые в монографическом плане рассматриваются жанрово-стилистические и художественно-эстетические особенности «Та’рих-и Байхаки» Абулфазла ибн Хусайна Байхаки. В работе также впервые затрагиваются вопросы отношения Байхаки к художественному творчеству, связи его произведения с художественными традициями прошлого и его влияния на творчество последующих авторов исторической прозы. Определяется роль и место исследуемого произведения Байхаки в истории развития персидско-таджикской средневековой прозы. Новизна данного диссертационного исследования объясняется и тем фактом, что до сих пор изучение «Истории Байхаки» в таком широком монографическом аспекте не проводилось исследователями, а в основном ограничивалось отдельными, эпизодическими оценками и высказываниями.

Источники исследования. Основным базовым источником исследования послужили тексты «Та’рих-и Байхаки», изданные в Иране доктором К. Гани и доктором Файязом в 1945 г. С.Нафиси в 1953 году, Х. Рахбаром в 2007 году и имеющиеся введения, комментарии и предисловия. В процессе решения задач, поставленных в диссертации, также привлечены к сравнительному анализу и исследованию и другие литературно-исторические источники, такие как «Та’рих-и Байхак» Абуали ибн Зайда Байхаки, «Лубаб ал –албаб» Мухаммада Авфи Бухарайи, «Зайн ал-ахбар» Гардизи, «Сиясатнаме» Низамулка, «Синдбаднаме» Захири Самарканди, «Дарабнаме» Тарсуси и т.д.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что оно охватывает один из важных этапов развития персидско-таджикской прозы, прозы периода правления Газневидов, даёт возможность более глубокого понимания особенностей структуры, содержания жанрово-стилистических и художественно-эстетических особенностей «Та’рих-и Байхаки» и выявляет его место в истории прозы на фарси. Теоретическая значимость работы также состоит в том, что она связана с исследованием средневековой персидско-таджикской прозы и создает почву для поэтапного изучения исторического развития прозаических жанров персидско-таджикской классической литературы.

Результаты исследования могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории средневековой персидско-таджикской прозы, при сопоставлении «Истории Байхаки» с другими средневековыми прозаическими памятниками, что, безусловно, восполнит наши представления об истории развития персидско-таджикской прозы, литературного языка и стиля средневековой прозы на фарси.

Материалы диссертационного исследования также могут быть использованы при написании учебников и учебных пособий по истории персидско-таджикской средневековой литературы, при чтении курсов лекций и проведении спецкурсов и семинаров по вопросам теории и истории персидско- таджикской исторической прозы, в особенности прозы периода правления Газневидов.

Основные положения, выносимые на защиту:

- «История Байхаки» является ярким образцом «простой прозы» («насри мурсал»), представляющим стиль прозы периода Саманидов и ранних Газневидов;

- с точки зрения сбора и анализа информации, способов передачи исторического материала читателю, приведения фактов и доказательств произведение Байхаки является научным, но по принципу создания образов героев и изображения их действий считается и литературным памятником;





-особенности стиля изложения «Истории Байхаки» заключаются в использовании простых и доступных пониманию читателя слов и выражений, употребления рифмованной прозы (мадж.) и цитирования коранических стихов и изречений (хадисов) Пророка ислама;

-использование коранических стихов и хадисов Пророка Мухаммада, обращение к рифмованной прозе придают языку и стилю произведения Байхаки несвойственную историческому труду поэтичность и художественность и служат средством усиления воздействия нравоучительных размышлений автора;

- основу языка и стиля изложения «Та’рих-и Байхаки» составляют грамматические нормы и законы языка фарси, благодаря чему «Та’рих Байхаки» признается одним из лучших образцов персидско-таджикской исторической прозы, а сам Абулфазл Байхаки является ярким продолжателем традиций средневековой прозы на фарси;

-Апробация работы. Основное содержание диссертационного исследования изложено в 2 книгах и 8 статьях, опубликованных в Иране и Таджикистане, а также в научных докладах, прочитанных на различных научно-теоретических конференциях и семинарах (2007-2012гг). Работа обсуждена на заседании кафедры таджикской литературы Таджикского национального университета (протокол №от 26 июня 2012 года), где была рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы, степень её изученности, цели и задачи исследования, определяются научная новизна, источники и научные методы анализа, отмечается теоретическая и практическая значимость диссертации, указывается ее структура.

Первая глава диссертации, названная «Байхаки и его творчество», состоит из четырех разделов и посвящена краткому анализу биографии и творческой деятельности Абулфазла ибн Хусайна Байхаки.

В результате анализа биографии и творческого наследия Байхаки, осуществленного в первом разделе первой главы, выясняется, что Абулфазл ибн Хусайн Байхаки родился в 385 году хиджри (993-94 р.х.) в селении Байхак (нынешний Сабзевар Исламской республики Иран) в аристократической семье.

Получив первоначальное образование в своем родном селении Абулфазл, с целью совершенствования своих знаний отправился в город Нишапур, считавшийся в период правления Газневидов научным и культурным центром Хорасана.

Хорошее знание, полученное в Нишапуре, и блестящие писательские способности, дали возможность Абулфазлу в 27-летнем возрасте (1020г) стать помощником главы канцелярии Султана Махмуда Ходжи Абунасра Мушкона и завоевать авторитет дабира (секретаря, писателя). Абулфазл продолжал работать в качестве дабира и при правлении наследников Султана Махмуда – Мас’уда, Мавдуда, Абдаррашида и лишь с 1057 года после отстранения Абдаррашидом от должности главы канцелярии (дивана) провел последние годы своей жизни вне службы дворов правителей и занимался написанием своих сочинений.

Согласно утверждению самого Байхаки и авторов ряда средневековых литературно-исторических источников, его перу принадлежат следующие произведения:

1. «Макамат» (Новеллы) или «Макамат Махмуди» («Махмудовы новеллы»), представляющий сборник макамов и не дошедший до наших дней. О бесспорности авторства Байхаки этой книги свидетельствуют повторные его упоминания в «История Байхаки» о существовании и названии указанной книги. В том числе Байхаки подчеркивает, что «и то событие рассказал в «Макамат Махмуди», которую назвал «Книгой макамат», и здесь во избежание долготы слова не повторил его» (3, 143). Принадлежность указанного произведения Абулфазлу Байхаки подтверждают и составители его «Истории» М. Дж. Йахаки и М. Сайиди.

2. «Зинат ал куттаб» («Украшение писателей»). Вероятно, книга была написана в качестве пособия по искусству писательства и сочинения, и в нее как образцы вошли письма, отправленные в Туркестан от имени Султана Мас’уда. Хотя и эта книга не дошла до нас, но факт её существования подтверждается самим Абулфазлом и его земляком Абуали ибн Зайдом, автором «Та’рих-и Байхак».

3. «Несколько слов, которых используют дабиры». Эта книга содержит 3персидских слова и их арабских эквивалента. Книга впервые была опубликована А.

Хикматом, а позже переиздана Садеком Кийа с корректированием и арабоперсидскими и персидско-арабскими указателями. Можно предположить, что указанная книга Байхаки имела форму двуязычного словаря слов, необходимых для дабирей.

4. Самым важным произведением Байхаки, принесшим ему всемирную известность как историку и писателю, является его «Та’рих-и Байхаки, которую В.

В. Бартольд считает «живым отражением эпохи» (4, 194).

«История Байхаки в первоначальном варианте состояла из 30 томов и освещала события, включая основание государства Газневидов до начала властвования султана Ибрагима ибн Мас’уда. Но, к сожалению, по истечении веков большинство томов этой книги были уничтожены, и до нас дошла лишь её третья часть, т.е от половины пятого до половины десятого тома, охватывающая события правления султана Мас’уда Газневида, историю государства Хорезма и его падения при Султане Махмуде, властвования Алтунташа Хаджиба до победы Селджукидов.

Книга Байхаки, известная сегодня под названием «Та’рих-и Байхаки», в начале называлась «Та’рих-и Носири», возможно, от прозвища отца Султана Михмуда Сабуктегина или прозвища султана Мас’уда, которое также было Носираддином. Книга также называлась «Та’рих-и Оли Носир», «Та’рих-и Оли Сабуктегин», «Джами’ат-таварих», «Джами’ фи Та’рих-и Сабуктегин» и наконец, «Та’рих-и Байхаки». Дошедшую до нас часть называют и «Та’рих-и Мас’уди» в связи с тем, что в ней больше всего описываются события, происходящие во время правления султана Мас’уда.

Во втором разделе первой главы диссертации рассматриваются причины, побудившие Абулфазла Байхаки к созданию его «Истории Байхаки».

Абулфазл Байхаки жил в период, когда Газневиды, будучи рабами, отняли у своих бывших хозяев, т.е. Саманидов, власть и создали свое государство, формально подчиняющееся Багдадскому халифату. Но вскоре после смерти Сабуктегина начались раздоры между его потомками Махмудом и Мас’удом и позже продолжались в целях разделения власти между двумя сыновьями Махмуда Мухаммадом и Мас’удом. Эти братоубийственные войны между газневидскими властями принесли Ирану и Хорасану много бедствий, кровопролитий и разрушений, простому народу пришлось пережить постоянные трудности и несчастья. Абулфазл был непосредственным свидетелем этих событий и долгое время думал о создании книги об истории государства Газневидов, из которой могли бы извлечь урок будущие поколения. Об этом решении знал и его наставник Абунаср Мушкан и всячески помогал ему в сборе информации, фактов и сведений для будущей книги своего ученика.

Таким образом, причина, побудившая Абулфазла к написанию «Истории Байхаки», кроется не в заказе того или иного государства, не в просьбе друга, не в получении материальной выгоды, а в желании самого автора «написать книгу высокого уровня по истории и поднять «высокий дом», о котором вспоминали бы до конца мироздания»(3, 76). Другая его цель заключалась в том, что будущие поколения, читая его книгу, извлекли бы для себя поучительный урок, т.е. не повторили те ошибки, которые совершали правители его времени и использовали все хорошее, что есть в их действиях.

Как выясняется, пристрастие к истории, преднамеренное желание написать книгу по истории правления Газневидов заставили Абулфазла Байхаки долгое время собирать письменную и устную информацию о событиях и людях, относящихся к истории Газневидов, анализировать и классифицировать факты и сведения, полученные из разных источников. Сбору материалов для будущей книги Абулфазла содействовала и его долголетняя служба в концелярии Махмуда, Мас’уда, Абдаррашида и других газневидских правителей, которая дала возможность ему получить важную информацию, относящуюся к периоду правления Газневидов.

В диссертации рассматриваются и особенности «Истории Байхаки» как книги по истории. Подчеркивается, что до Абулфазла книги по истории доисламского периода, такие как «Искандарнаме», «Дарабнаме», «Синдбаднаме», «Карнамак Ардашир» и другие были основаны на слышанных легендах и преданиях, не соответствующих исторической действительности. Байхаки был непосредственным свидетелем большинства событий, описываемых в его книге. В других случаях, когда речь идет об услышанном им событии, указывается на точное имя источника информации и достоверные данные о нем. В «Истории Байхаки» соблюдается научный анализ причин происходящихся событий, размышления и выводы автора в отношении того или иного события. Действия и события, описываемые Байхаки, связаны друг с другом, объединены вокруг единой темы – освещения истории государства Газневидов. Этим и обеспечивается целостность, совершенность и систематичность структуры и содержания «Истории Байхаки».

В третьем разделе первой главы рассматриваются существующие издания «Истории Байхаки», осуществленные в Индии и Иране. Отмечается, что первым изданием «Истории Байхаки» является издание, вышедшее в Калькутте в 1862 году.

Подготовка текста указанного издания была начата английским востоковедом Морлеем и завершена В. Носолисом. Данное издание лишено корректирования, примечания и приложения и его ценность заключается лишь в том, что оно впервые ознакомило европейского читателя с произведением Абулфазла Байхаки.

Первым изданием «Истории Байхаки», представляющим научную ценность, является издание 1888 года, осуществленное в Тегеране с корректированием и примечаниями Сайида Ахмада Пишавари. В диссертации также дана характеристика другим изданиям, осуществленным иранскими учеными Саидом Нафиси, Касемом Гани и Алиакбаром Файязом, Халил Хатибом Рахбаром, Манучихром Данешпажухом, Мухаммад Джа’фаром Йахаки и Мехди Сайидом и определяется их научная ценность в исследовании жизни и творчества Абулфазла Байхаки.

Четвертый раздел первой главы, названный «Особенности прозы «Та’рих-и Байхаки»», посвящен анализу стилистических особенностей прозы произведения Абулфазла Байхаки.

Проза писателей эпохи Газневидов, в том числе «История Байхаки», относится к прозе конца простого стиля (насри мурсал) и начала формирования искусной прозы (насри фанни) и поэтому содержит в себе признаки двух стилей.

Маликашшуара Бахар считает, что стиль прозы Байхаки формировался в результате подражания прозе его наставника Абунасра Мушкана, и в числе её особенностей называет описание подробностей и комментарии важных моментов, подражание стилю арабской прозы, использование неупотребляемых арабских слов, использование арабского способа образования множественного числа в персидских словах (5, 353-354).

В целом, «История Байхаки» является ярким образцом персидско-таджикской прозы первой половины XI века, в котором смешаны простота и доступность языка, изящность изложения и использование аятов Корана и хадисов Пророка ислама, применение различных легенд и преданий и аллегорий, цитирование арабских и персидских стихов, пословиц и т.д.

Смешение поэзии и прозы, которое не было распространено в прозе периода Саманидов, занимает особое место в «Истории Байхаки» и считается одной из стилевых особенностей этого произведения. Стихи служат Байхаки для подтверждения, подкрепления и более эффективного выражения мыслей, высказанных в его прозе. Например, описывая события смерти газневидского царя Фаррухзада, Байхаки делает поучительный вывод о том, что «он (Фаррухзад. М. Г.), оставив все цветущие сады, здания и дворцы отца, деда и брата, довольствовался пятью газами (газ-мера длины, приблизительно 1м.) земли и насыпал над ним анбар земли»(101), и в качестве подтверждения мысли приводит следующие бейты Дакики:

Дареѓо, мир Бўнасро, дареѓо, Ки бас шодї надидї аз љавонї.

Валекин родмардони љањондор, Чунин бошанд кўтањзиндагонї.(3, 361) Перевод:

Как жаль, о эмир Бунаср, как жаль, Молодость не принесла тебе радости.

Но у благородных владык Всегда такая краткая жизнь.

К числу стилистических особенностей прозы «Истории Байхаки» относится и цитирование коранических аятов, хадисов Мухаммада, пословиц и мудрых изречений для подтверждения назидательных и поучительных мыслей и рассуждений автора. Например, Байхаки, рассуждая о том, что «судьба сделала так, что власть переходит из рук одной нации в руки другой и от одной группы к другой и что свидетельством тому являются следующие слова «Создателя», приводит 26-ой аят из Суры Рода Имрана, в котором говорится: «Скажи, о Аллах, владыка земли и небес, ты даешь власть кому желаешь и отнимаешь от кого желаешь, почитаешь кого желаешь и унижаешь кого желаешь, воистину ты Всемогущий» (3, 88).

Использование аллегорий для обеспечения лаконичности и выразительности мыслей также является особенностью прозы Абулфазла Байхаки. С этой целью автор часто прибегает к средствам аллегорического выражения. Например, при описании смерти Хорезмшаха Алтунташа пишет:

«Да благословит его Всевышний, был добрым, но совершил большую ошибку, что сел на трон владыки, так как воробей не достоин требовать гнезда сокола». (3, 74).

В данном разделе диссертации также рассмотрены и другие стилистические особенности прозы «Истории Байхаки», такие как использование рифмованной прозы, применение новых арабских слов и выражений, обильное использование персидских пословиц, афоризмов и мудрых изречений, доказаны приведением достаточного количества примеров из исследуемого произведения.

Вторая глава – «Литературные взгляды Абулфазла Байхаки», - состоящая из четырех разделов, посвящена анализу и исследованию взглядов Байхаки на литературное творчество и писательскую деятельность, выявлению исторических и художественных особенностей «Истории Байхаки» и художественного видения исторической действительности.

В первом разделе, рассматривая краткую историю формирования и развития исторической прозы в доисламском Иране и в первые века исламского периода и характеризуя известные произведения, появившиеся до Байхаки, такие как «Худайнаме», «Корномаи Ардашири Бобакан», Искандарнаме», «Дарабнаме», «Та’рихи Ямини», «Зайн-ал-ахбар», «Та’рихи Табари», «Та’рихи Марв», «Та’рихи Байхак» и многие другие, делает вывод о том, что начиная с древнего Ирана вплоть до времени Байхаки не была определена граница между исторической и художественной литературой и авторы исторических произведений старались приукрасить голые исторические факты и события мифологическими, легендарными и сказочными сюжетами и тем самым придать художественность своему произведению. В том числе «Худайнаме», несомненно, является важнейшим историческим произведением сасанидской эпохи, в котором описываются, события связанные с именами иранских царей разных времен. Но в него включены множество древних индоевропейских, мифологических и сказочных сюжетов, легенд и преданий периода каянидских и ашканидских царей.

Выясняется, что в традиции летописи, существовавшей еще в древнем доисламском Иране, не была определена грань между историчностью и художественностью и большинство исторических произведений были смешаны с художественными элементами, состоящими из рассказов, мифологических преданий, легенд и т.д. Абулфазл Байхаки продолжил эту древнюю традицию и, благодаря широким знаниями и высокому писательскому таланту, достиг совершенства в смешанном научном и художественном стиле в «Истории Байхаки».

Во втором разделе второй главы, названном «Взгляд Байхаки на творчество и писательскую деятельность», подвергается научному анализу отношение Байхаки к творческому труду и писательской деятельности.

Байхаки имеет свой особый взгляд на историографию и действует в соответствии со своей теорией при создании «Истории Байхаки», и этим его произведение отличается от работ других историографов средневековья.

Байхаки, как и Низами Арузи, считает профессию дабира (секретаря писателя) в числе самых уважаемых профессий своего времени и в качестве доказательства своей мысли приводит следующий бейт:

Дабирист аз пешањо арљманд, К-аз ў марди афканда гардад баланд.(3, 338) Перевод:

Дабирство является достойным из числа профессий, От которого низверженный мужчина станет высокопоставленным.

Согласно Байхаки, история жизни прошлых и современных поколений пишется для того, чтобы в будущем люди извлекли из них для себя уроки и не повторяли их ошибок. Писатель, который собирается создать книгу по истории, должен писать только правду, не допускать фанатизма, субъективизма и личной выгоды, при описании событий не искажать или изменить историческую действительность. Только такая книга принесет своему автору доброе имя после смерти.

В «Главе о проповеди», где выражены теоретические взгляды Байхаки об искусстве дабира и необходимые условия для писательской деятельности, пишет, что для написания книги по истории существуют два способа получения информации: устный способ сбора информации от кого-либо или чтение разных письменных источников. Но обязательным условием является то, что устно передающий информацию должен быть надежным человеком и, кроме того, разум должен подтвердить правдивость его информации. Байхаки предлагает не верить и не использовать в книге по истории информацию, которую не принимает разум. К такой информации он относит сказки о дивах и пери, горах и оборотнях пустынь и рек, которые любит простой народ.

Исходя из указанных принципов, Байхаки получает большую часть информации для своей книги в результате непосредственного участия в событиях, происшедших в государстве Газневидов, и этому помогла его долголетняя работа в качестве дабира во дворце султана Махмуда и его наследников. Часть же информации он получал из уст надежных людей и сверял их правдивость со своим разумом. Подчеркивая правдивость изложения Байхаки, иранский учений Г. Юсуфи не зря назвал его «повествователем истины» (11, 31).

Байхаки считает недостаточным лишь описания событий, по его мнению, необходим также их анализ, чтобы отличить плохое от хорошего, справедливое от несправедливого. И в этом проявляется его научный подход к описанию явлений и событий истории. Для описания он выбирает важные, достоверные и заслуживающие внимания события, полученные из достоверных источников.

В целом, Байхаки при написании своей книги руководствуется принципами целеустремленности, справедливости, правдивости, научности, последовательности, создавая достовернейший источник изучения истории государства Газневидов.

В третьем разделе второй главы рассматриваются художественные особенности «Истории Байхаки».

В истории персидско-таджикской прозы существует значительное количество художественных книг, таких как «Повесть об Эмире Хамзе», «Искандарнаме», «Рустамнаме», «Дарабнаме», которые создавались на основе исторических событий.

Разница между ними и «Историей Байхаки» заключается в том, что в них художественность обеспечивается силой фантазии, но Байхаки для художественности своего произведения использует художественные романические средства, такие как создание образа, завязки и экспозиции событий, романические эмоции и т.д. Часть произведений, имеющих исторические или эпические корни, по истечении времени получили художественную окраску и лишились своего исторического значения. Но Абулфазл Байхаки – летописец и реалист, и его наблюдения, приведенные факты, информация с упоминанием имен конкретных сказителей и конкретных событий с достаточными аргументами свидетельствуют об историчности его произведения.

В диссертации подвергается сравнительному анализу соответствие исторической действительности художественных произведений, рассматриваются произведений об Искандаре, Ардашире, Тимурмалике, Восе’ и выявляются их отличия от «Истории Байхаки».

Подчеркивается, что на основе важных исторических событий, связанных с нападением Александра Македонского, еще при его жизни появились первые легенды о нем, которые в дальнейшем превратились в большие романы и поэтические произведения. Авторы прозаических и поэтических «Искандарнаме», используя свою фантазию и выражая сокровенные идеалы, создали художественные произведения, в которых Александр Македонский (Искандар) из исторической личности превратился в полусказочный художественный образ. В первых прозаических «Искандарнаме» и в «Шахнаме» Фирдоуси существуют некоторые соответствия между художественным образом и исторической личностью Искандара, но в XII в, в поэме Низами Гянджеви, Искандар уже не тот полководец, который, нападая на Иран, уничтожил тысячи людей, и не презираемая личность, а положительный и сказочный герой. В последующие века в художественных произведениях, особенно в суфийских книгах, образ Искандара, вовсе теряя свою историчность, превращается в мудреца, святого, борющегося за религию, справедливость и т.д. Такое несоответствие с исторической действительностью встречается в романе американского писателя Индо Сандорсона «Двадцатая невеста», рассказывающем о жизни и судьбе поэтессы Мехруннисо.

Результаты анализа показывают, что существуют серьезные отличия между большинством произведений, написанных до и после Байхаки на исторической основе и «Историей Байхаки». Главная разница заключается в том, что авторы этих книг, используя фантазию и религиозные и национальные идеалы, внесли изменения и искажения в структуру произведения, а в произведении Байхаки все исторические события, факты, действия соответствуют исторической реальности, времени, даже месту их происхождения и отвечают при этом требованиям романической художественной прозы.

Четвертый раздел второй главы диссертации посвящен исследованию художественных особенностей «Истории Байхаки».

Здесь автор диссертации ставит задачу доказать, что «История Байхаки» является не только исторической прозой, а одним из лучших образцов художественной эпической прозы персидско-таджикской литературы.

Эпическая проза и ее основные жанры - рассказы, повесть, роман-являются средствами художественного изображения индивидуальной или социальной жизни людей в словесной форме(8, 50). Личная и социальная жизнь людей выражается в их действиях, словах и мыслях. «История Байхаки» также является отображением жизни людей хороших и плохих, любимых и презренных, таких как Бусахл, Хасанак, Ахмад Хасан, Бунаср, Махмуд, Мухаммад, Мас’уд и других, живших в период существования Газневидского государства. В романическом произведении соблюдается причинно-следственная связь между событиями, связь между главными и второстепенными событиями, печальное, трагическое завершение или удивительное и непредвиденное разрешение конфликтов и т.д.

Ярким примером соответствия требованиям эпической прозы может служить рассказ Байхаки о визире Хасанаке, который будет повешен по приказу Мас’уда.

Рассказ начинается тем, что султан Махмуд намеревается назначить своего сына Мухаммада наследником трона. Государственные чиновники разделились на сторонников Мухаммада и поддерживающих Мас’уда, который был плутом.

Хасанак относился к группе неблагожелателей Мас’уда и в ответ на приветствие, отправленное Мас’удом Абдусу, говорит: «Скажите своему эмиру, я то, что делаю, делаю по велению своего Бога, если царский трон достанется тебе, Хасанак должен быть повешен»(3, 169).

Цикл событий развивается так, что султан Мас’уд сядет на трон, а Хасанак сядет на «деревянную лошадь». Естественно, каждому читателю хочется знать, как был повешен Хасанак, и он прежде всего предполагает, что Мас’уд из-за мести за сказанные Хасанаком в свой адрес слова лично приказал казнить его, но цикл событий рассказа развиваются по-другому, хотя результат заканчивается повешением Хасанака.

В художественных эпических произведениях обычно действует главный образ или несколько образов. В «Истории Байхаки» действуют центральный образ-эмир Мас’уд и вокруг него второстепенные, но выдающиеся положительные и отрицательные герои, такие как визирь Хасанак, Ахмад ибн Хасан Майманди, Ходжа Ахмад Абдуссамад, Бусахл Зузани, Али Кариб, Гази Сипахсолор и другие, получившие широкую известность, благодаря произведениям Байхаки.

В «Истории Байхаки», как и в других художественных произведениях, существуют главная тема, идея и цель, ради которых автор пишет свою книгу, и цикл событий, описываемых в ней. Цель Байхаки заключается в том, чтобы анализировать в форме эпической прозы жизнь людей в определенном историческом периоде и сделать свои соответствующие выводы для назидания и поучения будущих поколений. Исходя из этого, можно сказать, что «История Байхаки» считается историческим произведением по содержанию, научному принципу использования фактов и информации и художественным по форме изложения событий, языку и стилю повествования.

Третья глава диссертации – «Создание образа в «Истории Байхаки»- состоит из трех разделов».

Первый раздел посвящен рассмотрению психологических теорий личности в «Истории Байхаки».

В этом разделе анализируются и обобщаются взгляды и рассуждения известных психологов и учения психологических школ об определении понятия «личность» и рассматривается вопрос о существовании различных личностей, определенных психологической наукой в «Истории Байхаки». Здесь, опираясь на работы исследователей теории психологии личности, таких как Дж. Фэст, Г. Фэст, Д. Шульц и других, подчеркивается, что личность – это характер одного или нескольких лиц эпического произведения, источником действий которых является общечеловеческая природа. В диссертации рассматриваются принципы, разработанные теоретиками личности, среди которых важное место занимают типологический, социальный, аналитический принципы определения личности романических произведений.

Анализируя девять разновидностей или типов личностей, таких как личности с высокой требовательностью, помогающие, игроки, печальные романтики, наблюдатели, угнетенные защитники, гедонисты, карьеристы, посредники, и на примерах доказывается существование некоторых из указанных типов личностей в «Истории Байхаки». В том числе по характеру из числа образов «Истории Байхаки» Бусахл относится к типу личностей -«игроков» и «карьеристов». Так как его личность состоит из противоборств, конфликтов и стремления к высоким постам.

Эти черты его характера выражаются на собрании обсуждения Хасанака, где присутствовали султан Мас’уд и его придворные. Согласно мнению Бусахла, султан Мас’уд владеет всем и достоин уважения, а бедняки достойны презрения. Он ожидает момента, чтобы султан Мас’уд разгневался на кого – нибудь и поручил ему телесное наказание или казнь человека. Бусахл никогда не просит прощения и гордится тем, что убил или наказал кого-то из подверженных гневу султана и доказал этим свою верность. Он всегда ставит под сомнения слова других, является мастером в выявлении слабых сторон своих окружающих, подобно Хасанаку, и называет его последователем карматского движения. Больше всего радуется достигнутым успехам, быстро может менять свою натуру, старается всегда выигрывать в конфликте со своими противниками, везде присутствует и совершает свои грязные дела. В диссертации также анализируются и другие типы личностей, такие как Абунаср Мушкан, (в качестве посредника между султаном и Ахмадом Хасаном Майманди,) Ахмада ибн Аби Дуад Хасанак, Абдаллах Зубайр, султан Мас’уд как образцы различных типов романических личностей.

Краткий анализ истории развития психологии, в том числе психологии личности как науки в современном понимании показывает, что еще в древней Греции Гиппократ и Платон выразили свое мнение по определению типов личностей. Эти мыслители и следом за ним великий современник Байхаки - Абуали ибн Сина выдвинули теорию о четырех главных элементах – крови, желчи, черной желчи и слизи - и их влиянию на характер и поведение лиц. На основе этой теории под влиянием указанных четырех элементов темперамент и характер личностей делится на четыре типа – флегматический (балѓамї), сангвинический (дамавї), меланхолический (савдої) и холерический (сафрої). Предполагается, что, по всей вероятности, Абулфазл Байхаки, будучи высоко образованным дабиром своего времени, был знаком с этими представлениями, может быть, из трудов Абуали Сина и использовал их при описывании личностных качеств героев своего произведения.

Исходя из этого, каждую личность «Истории Байхаки», можно считать созданной согласно указанным представлениям о различных типах личности. В целом, «История Байхаки» является сценой представления различных и иногда противостоящих типов, которые в борьбе и противостоянии продвигают вперед действие романического произведения, и прав иранский исследователь Б. Хиджази, утверждающий, что «История Байхаки» очень достойна и подходящая для получения объективных доказательств для решения основополагающих вопросов, существующих в психологии личности» (9, 12).

Во втором разделе третьей главы рассматриваются способы создания образов исторических личностей в «Истории Байхаки».

В теории и практике современной художественной эпической прозы выделяют два способа создания образа: прямой и косвенный. Прямой способ также называют эпическим, а косвенный-драматическим. При использовании прямого способа писатель открыто выражает свои взгляды о личности своего героя, рассказывая словами: «он справедлив, не имеет никакой зависти…», но при использовании косвенного способа не слова писателя, а поведение самого образа должно показать его справедливость и щедрость.

Способ, используемый Байхаки при создании его «Истории», является не исключительно прямым и не исключительно косвенным, а смешанным из двух указанных способов. По утверждению исследователя образов «Истории Байхаки» Ибрагима Юнуси, Байхаки применяет три способа создания эпического образа (10, 277). Первый способ создания образа в «Истории Байхаки» заключается в прямом описании или комментировании самого автора. В этом случае писатель своими словами или словами одного из личностей своего произведения раскрывает внешние и внутренние особенности образов. При использовании второго способа писатель, используя диалогическую речь, заставляет своих героев говорить и самим ознакомить читателя с особенностями своего характера. При использовании третьего способа описания посредством действия Байхаки показывает поступки, знакомит читателя с чертами их характера своих героев.

Созданные характеры личностей «Истории Байхаки» с точки зрения степени их влияния на ход основных событий романа можно разделить на три группы.

В первую группу можно включить главные образы или центральных личностей. В эту группу входит образ султана Мас’уда, вокруг которого вращаются все события «Истории Байхаки» и именно благодаря этому произведению Байхаки султан Мас’уд превратился в неизменное лицо истории (Асѓари Њасан. Шарњ. Њоли Байњ. С 31).

Вторую группу составляют второстепенные образы, которые неизбежно являются поверхностными и их действия служат для выражения особенностей поведения, мысли и действий центрального образа. К таким героям относятся Ахмад Хасан Майманди, визирь Хасанак, Бусахл Зузани, дабир Абулфазл и другие.

К третьей группе образов – посредников, служащих средством и силой для осуществления планов и действий главного и второстепенных образов относятся Абдус, Хурра Хутали, сыновья султана в период их молодости, сын Ходжа Абдассамада, Тахир дабир и другие.

В диссертации в результате анализа эпических образов в «Истории Байхаки» делается вывод о том, что писательский дар и мастерство Байхаки дали ему возможность в том веке, когда эпическая проза еще не имела современной совершенной формы, использовать из всех существующих способов создания образов исторических лиц своего произведения.

В завершающем, третьем разделе, третьей главы диссертации подвергаются анализу яркие и неповторимые образы, созданные Абулфазлом в «Истории Байхаки».

В диссертации дается анализ шести характеров, созданных Байхаки в его произведении, ими являются исторические личности Ходжа Ахмад Хасан Майманди, сам автор «Истории Байхаки» Абулфазл Байхаки, Бусахл Зузани, Харра Хутали, султан Мас’уд и Бунаср Мушкан. Особенности их характеров выявляются на основе анализа рассказов о Кази Булони, о визире Хасанаке, повести об Афшине и Будулафе.

Краткое содержание рассказа о Кази Булани заключается в том, что во время правления Газневидов жил аскет, отрешенный от мирских страстей. Он был кадием ( мусульманским судьей).

Однажды султан Мас’уд после исцеления от болезни и заключения мира с сыном Кокуя решил раздать милостыню и приказал Абулфазлу Байхаки и Абунасру Мушкану выделить для пожертвования два кошелька золота из тех, которые были привезены из Индии. Мас’уд решил подарить это золото кадию Буста Бухасану Булани, так как, по слухам, знал, что тот живет со своим сыном бедно и ни от кого не принимает подаяния. Мас’уд решил подарить один кошелек золота кадию Булхасану Булони, а другой-его сыну. Когда Байхаки оповестил Бумансура Мушкана о решении султана Мас’уда, он обрадовался и стал молиться за султана, за его благородное намерение и сказал, что кади Булахасан и его сын нуждаются даже в десяти дирамах.

Читатель рассказа думает, что по ходу событий отец и сын с благодарностью примут подаяние султана и будут молиться за него. Но неожиданный ход событий показывает, что, во-первых, они не только не принимают кошельки золота от султана, но и упрекают его за то, что он заставляет их принимать то, что приносит огни ада. Во-вторых, кадий с бесстрашием заявляет, что сомневается в том, что это золото приобретено в Индии честным путем, так как не знает: отец Мас’уда Султан Махмуд воевал в Индии согласно предписаниям Пророка ислама или нарушал их.

Таким образом, анализ рассказа о кадии Булани, осуществленный в диссертации, показывает, что в указанном рассказе выражены основные особенности эпического произведения. Во-первых, сам автор Байхаки своим существованием в повествовании вызывает доверие читателя к его рассказу. Вовторых, посредством диалога между героями косвенно открываются черты их характера и поведения. Неожиданный поворот событий (отказ кадия Булхасана от подаяния султана Мас’уда) показывает ту истину, что войны Махмуда и Мас’уда и в целом государства Газневидов сомнительны и неизвестно их соответствие предписаниям Пророка ислама. Выясняется, что наряду с коварными и алчными типами, такими как Мас’уд, Булхасан и его придворные, были и люди терпеливые с чистой совестью, подобные кадию Булхасану и его сыну.

В результате анализа других рассказов, осуществленных в диссертации, доказывается, что Байхаки тысячи лет назад смог из чисто исторического события создать эпическое художественное произведение, при этом не внес никаких искажений и изменений в историческую реальность событий. Подтверждением этого могут служить романические характеры, такие как сам Байхаки, визирь Ахмад Хасан Майманди, султан Мас’уд, Бунаср Мушкан и другие, созданные в «Истории Байхаки».

В заключении проведенного в диссертации исследования сделаны следующие основные выводы:

1. В литературной традиции, существующей в Иране до Байхаки, не были определены строгие границы между понятиями художественной и исторической литературы и оба вида творческой деятельности отражали события и явления в повествовательной форме.

2. Историография существовала среди персоязычных народов с древних времен в основном в эпической форме. Можно сказать, эти народы и в прошлом писали повести и романы, претендующие на равенство с романическими произведениями XXI века.

3. Байхаки, используя различные методы для написания своей книги, применяя особую эпическую форму и опираясь на историческую действительность и реалистическое мышление, смог совместить в одном произведении историю и эпос.

4. «История Байхаки» с эпической точки зрения подобна роману, имеющему множество характеров, но главным характером в нем является султан Мас’уд Газневи.

5. Создание романического образа исторических личностей как важнейшая основа эпического произведения занимает особое место в «Истории Байхаки».

6. В «Истории Байхаки» для создания образов исторических личностей используется стиль, сформированный в результате синтеза методов прямого и косвенного описания характера личностей, спасобствовавшей изящности и художественности изложения автора.

7. Важнейшими образами «Истории Байхаки» после Мас’уда являются Майманди, Хасанак, Бусахл Зузани, Бунаср Мушкан, Гази Сипахсалар, Алтунташ и сам автор Абулфазл Байхаки.

8. В книге Байхаки, особенно в рассказе об Афшине и Абудулафе, есть и другие исторические личности, такие как слуга Ахмада ибн Аби Дуада, хаджиба халифа Харуна ар-Рашида, охранники и другие, которые появляются эпизодически и являются персонажами, служащими средством осуществления действий и планов основных героев произведения.

9. Небольшие рассказы такие, как «Афшин и Абу Дулаф», напоминающие небольшие современные повести, играют важную роль в формировании романической структуры «Истории Байхаки».

10. В целом, Байхаки тысячи лет назад смог из чисто исторического события создать эпическое художественное произведение, не внося искажений и изменений в историческую реальность событий периода правления династии Газневидов.

Цитированная литература:

1. Асѓарї Њасан. Шарњи њоли мухтасари Байњаќї ва хусусиёти достонњояш.

//Моњномаи фарњангї њунарии «Килк». Фарвардини 1380, шумораи 3. – с.3941.

2. Байхаки Абулфазл. Та’рихи Мас’уди. (1030-1041). Перевод и примеч. А. К.

Арендса. – М., 1969. – 1008с.

3. Байњаќї Абулфазл Муњаммад Њусайн. Та’рихи Байњаќї. Бо муќаддима, тасњењ, таълиќот, тавзењот ва фењристњо. Муњаммад Љаъфари Ёњаќї ва Мињдии Сайидї. – Тењрон, 1388њ. – 1866с.

4. Бартольд В. В. Туркистоннома. Тарљумаи Карими Кишоварз. – Тењрон, 1366њ. – 688с.

5. Бањор Муњаммадтаќї (Маликушшуаро). Сабкшиносї ё Та’рихи татаввури насри форсї. – Тењрон, 1382. – Љ. 1. – 467с.

6. Ёдномаи Байњаќї. Маљмўаи суханронињои маљлиси бузургдошти Абулфазл Байњаќї. – Машњад. Донишгоњи Фирдавсї, 1386њ.

7. Муродов О. М., Полякова Е. А. Трансформация мифологических и легендарных образов в персидско-таджикских хрониках XI-XV вв. – Душанбе, 1970.

8. Сарромї, Ќадамалї аз ранги гул то ранљи хор. – Тењрон, 1373њ. – 1087с.

9. Њиљозї Бењљат. Равоншиносии шахсият дар «Та’рихи Байњаќї». Фаслномаи илмї-пажўњишии «Ковишнома». Соли нуњум, шумораи 16. – Тењрон, 1387њ.С.9-39.

10.Юнусї Иброњим. Њунари достоннависї. – Тењрон, 1351њ. – 270с.

11.Юсуфї Ѓулимњусайн. Њунари нависандагии Байњаќї. //Ёдномаи Байњаќї. – Машњад, 1386њ – С.585-602.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Личности в «Истории Байхаки», - Тегеран. (Иран). – 1386њ-80с. – (на перс. яз).

2.Историография с литературной и художественной точки зрения. //Вестн.

Таджикского национального университета. Сер. филология. – 2010. - №63. – С.178-182 – (на тадж. яз.).

3. Историография в доисламском Иране. // Известия АН Республики Таджикистан. Отд. обществоведения. – 2011. - №30. – С.40-43 (на тадж.яз).

4. Взгляд на некоторые эпические элементы в рассказе о визире Хасанаке.

//Вестник Тадж. нац. ун-та. – 2011. - №11(1) – С.320-323 (на тадж. яз).

5.Этические основы «Истории Байхаки» Абулфазла Байхаки // Материалы республиканской науч.теорит.конференции на теме «Актуальные вопросы использования современной технологии в процессе обучения». - Душанбе, Сино, 2011. с. 156-158.

6. Художественные особенности эпизода об Афшине и Будалафе из «Истории Байхаки». // Вестн. Тадж. нац. ун-та. – 2012. -№2(4) – С.173-176 – (на тадж. яз) 7. Особенности прозы «Истории Байхаки». //Вестн. Тадж. нац. ун-та.-№2(4) – 2012. –С.208-212 (на тадж. яз).

8. Изображение характеров в двух рассказах «Истории Мас’уди»//«ООО Издательство Молодой учёний», - М., №8(43), август 2012. –С.288-292.

9. Beyhaghi Historical Novel: The Journal of American Science (Marsland press.

//ISSN 1003 -1545 /Volume 8, essue 4, Cumulated No.47, April 25, 2012.

10. The historical Character (Ahmad Hasan Meimandi), Who becomes fictional: | vol.4. no.6; jun, 2012 in Ennova Ciencia journal.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.