WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Дырин Антон Игоревич

Ирония и сарказм как речеязыковые средства отражения морально-этических ценностей британского социума (на материале произведений современной художественной британской литературы)

Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Московском государственном областном университете

на кафедре индоевропейских и восточных языков

Научный руководитель:  доктор филологических наук,

профессор

Жирова Ирина Григорьевна

Официальные оппоненты:  Свиридова Лариса Константиновна,

доктор филологических наук, профессор,

Московский государственный

гуманитарный университет им. М.А.

Шолохова, заведующая кафедрой теории

и методики преподавания иностранных

языков

 

  Великоредчанина Лариса Александровна,

кандидат филологических наук, доцент,

Московский государственный

областной университет, доцент кафедры

теории языка и англистики

Ведущая организация:  Московский государственный областной

гуманитарный институт

Защита состоится «26» октября 2012 г. в  1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 на базе Московского государственного областного университета по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д.5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.

Автореферат разослан «__» сентября 2012 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета  Фролова Марина Вячеславовна

кандидат филологических наук,

доцент

Общая характеристика работы

Реферируемая диссертация относится к серии отечественных и зарубежных работ антропоцентрической направленности в лингвистике и обращена к лингвокультурологическим и социолингвистическим проблемам исследования иронии и сарказма как речеязыковых средств, отражающих морально-этические ценности британского социума.

Вторая половина ХХ века и начало ХХI века ознаменовались полным признанием антропоцентрической парадигмы как приоритетной во всех гуманитарных науках: философии, языкознании, психологии и др. Одним из ведущих постулатов науки о языке является признание необходимости включения человека в фокус научного исследования. Настоящее диссертационное исследование, имеющее несомненную антропоцентрическую направленность, обращено к проблемам лингвокультурологии, социолингвистики и психолингвистики, в центре внимания которых находится коммуникативное поведение человека. Так, британское коммуникативное поведение характеризуется, как правило, ироническим и саркастическим отношением к окружающей действительности.

Актуальность предлагаемого диссертационного исследования заключается в том, что ирония и сарказм широко представлены в британском обществе, однако лингвистическое и экстралингвистическое знание о данных речеязыковых средствах недостаточно исследовано в антропоориентированной лингвистике. Так, вопрос об оценочных языковых средствах, к которым относится ирония и сарказм, приобретает особую значимость и нуждается в рассмотрении с лингвокультурологической позиции. При этом необходимо учитывать параметры как лингвистического, так и экстралингвистического характера. Настоящее диссертационное исследование также обнаруживает себя весьма актуальным в связи с недостаточной изученностью отдельных аспектов семантики иронии и сарказма, функционирующих в качестве средств передачи субъективно-оценочной модальности.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые лингвокультурологическое понятие ценности рассмотрено в качестве основы исследования языковой ментальности народа. Впервые ирония и сарказм представлены как средства отражения морально-этических ценностей британского социума. Новым также является лингвокультурологический подход к анализу иронии и сарказма, который позволяет репрезентировать морально-этические ценности британской языковой общности.

Объект исследования – речеязыковые средства иронии и сарказма, представленные в произведениях современной художественной британской литературы.

Предмет исследования – особенности употребления иронии и сарказма как средств отражения морально-этических ценностей британского социума.

Цель работы продиктована научными и социальными требованиями и определяется как системное осмысление лингвокультурных речеязыковых средств иронии и сарказма с позиции раскрытия морально-этических ценностей британского социума. Цель работы обусловливает постановку и решение конкретных задач:

  1. рассмотреть лингвофилософский и лингвокультурологический аспекты понятия ценность в языке и речи, а также раскрыть аксиологическую сущность иронии и сарказма как специфики коммуникативного поведения;
  2. выделить семантическую основу и сущностные компоненты иронического/саркастического высказывания;
  3. проанализировать антропологические характеристики коммуникативной личности британца и установить специфику его иронического и саркастического коммуникативного поведения;
  4. описать прагматическую составляющую иронии и сарказма;
  5. рассмотреть реализацию иронии и сарказма на лексическом, синтаксическом и текстовом уровнях языка;
  6. представить особенности восприятия оценки субъективно-оценочного высказывания.

Методологической основой работы послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области:

  • лингвокультурологии (Ю.Д. Апресян [1995], А.Д. Арутюнова [1990, 1998], Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров [1980], С.Г. Воркачев [2004], Ю.Н. Караулов [2002], В.В. Красных [2002], Д.С. Лихачев [1993], Ю.М. Лотман [1897, 1996], В.А. Маслова [2010], А.А. Потебня [1976, 1989, 1990], Ю.С. Степанов [1998, 2003], В.Н. Телия [1996], Э. Бенвенист [1993], Бодуэн дэ Куртэнэ [1963], А. Вежбицкая [1996], Э. Сепир [2001], Б. Уорф [1960] и др.);
  • социолингвистики (В.А. Аврорин [1975], Л.Б. Никольский [1977], Г.В. Степанов [1976], А.Д. Швейцер [1976], Р.Т. Белл [1980], C.M. Archer [1991], K. Burke [1969], W. Bright [1966], J.L. Firth [1964], E.T. Hall, R. Kjolseth [1972], B. Malinowski [1964], K.L. Pike [1967] и др.);
  • лингвистики (Л.И. Борисова [1999], Н.Г. Епифанцева [1997; 2012], И.Г. Жирова [2012], В.Д. Ившин [1997], И.Г. Кошевая [1999], Е.Л. Кузьменко [2003; 2005], А.А. Лебедева [2006], М.Н. Левченко [2003, 2004], Ю.Н. Марчук [2006], М.Г. Мирианашвили [2006], Л.Л. Нелюбин [2007;2008], А.В. Олянич [2006], В.В. Ощепкова [2006; 2007; 2008], Л.К. Свиридова [2010], Е.В. Сидоров [2008], Л.А. Телегин [2007], Г.Т. Хухуни [2003; 2008], Е.Г. Чалкова [1996; 1998], S. Attardo [2007], N. Chomsky [1964], I.R. Galperin [1977], H.P. Grice [1987]).

Материалом для исследования послужили произведения современной художественной британской литературы, 30 словарей и справочников, массив научных текстов и обзоров отечественных и зарубежных лингвистов, социологов, культурологов, психологов, в том числе опубликованных в Интернете. Объем проанализированного иллюстрированного материала составил около 3000 страниц. Для анализа выбраны современные художественные произведения британских авторов (D. Lodge, T. Sharpe), в которых наиболее ярко отражаются морально-этические ценности британского социума, представленные ироническими и саркастическими высказываниями.

Сформулированные цели и задачи опираются на методологическое положение о диалектической взаимосвязи языка, познания и человеческой культуры, их взаимной обусловленности. Оно, в свою очередь, привело к применению для отбора и последующей обработки материала в соответствии с задачами исследования комплексной методики, включившей ряд методов. К использованным общим методам относятся: а) компонентный анализ (при исследовании плана содержания значимых языковых единиц); б) текстовый и контекстуальный анализ (выявление глубинного семантического плана языковых единиц). Применялся системный и интегративный подход к языку и культуре (исследование параметров языковых единиц лингвистического и экстралингвистического характера).

Теоретическая значимость работы состоит в том, что, во-первых, на фоне общего интереса к лингвокультурологии и социолингвистики исследование вносит свой вклад в изучение антропологически ориентированных речеязыковых средств; во-вторых, дополняет существующий в лингвистической литературе сведения об иронии и сарказме; в-третьих, расширяет знание о коммуникативном поведении британской языковой личности.

Практическая ценность работы заключается в том, что положения и выводы могут быть использованы при составлении и разработке семинарских и лекционных занятий, спецкурсов по теории текста, лингвокультурологии, социоантропологии, социолингвистике, коммуникативной лингвистике, прагмалингвистике, психолингвистике, стилистике; при написании курсовых, выпускных квалификационных работ и магистерских диссертаций. Кроме того, полученные в ходе исследования данные могут применяться на практических занятиях по курсу речевого общения и теории межкультурной коммуникации.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Ирония и сарказм отражают культурные доминанты и морально-этические ценности в британской языковой общности.
  2. Ирония и сарказм являются самостоятельными формами особого типа комического отношения к окружающей действительности. Они характеризуются высоким интеллектуальным и статусным уровнем такого отношения к окружающему миру.
  3. Ирония и сарказм в структуре художественного текста несут открытую и скрытую (завуалированную) семантическую нагрузку, отличную от любого другого вида комического (шутки, анекдота), так как позволяют языковой личности максимально достоверно представить себя через эти речеязыковые средства.
  4. Ирония и сарказм представлены широким спектром лексико-стилистических средств на всех уровнях языка, что, несомненно, повышает потенциал текстовой информации и усиливает антропоцентрическую направленность текста.
  5. Ирония и сарказм отражают морально-этические ценности в языке, так как их семантической основой выступает субъективно-оценочная модальность, которая показывает субъективное отношение конкретного человека к окружающему миру.
  6. Ирония и сарказм отражают определенное мировосприятие и мировоззрение конкретного человека. Ирония и сарказм в британском социуме воспринимаются положительно и находят максимально широкое воплощение в повседневной жизни британца, что фиксируется в текстах современной художественной литературы. Это позволяет отнести их к особой форме освоения окружающей действительности в британском социуме.

Апробация работы. Содержание диссертационной работы и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры индоевропейских и восточных языков ИЛиМК МГОУ (2009 – 2012 гг.); докладывались на научных теоретических конференциях ИЛиМК МГОУ; апробировались на занятиях со студентами по современному английскому языку в рамках практических занятий по межкультурной коммуникации на 4 курсе, а также на лекциях и семинарах по лингвокогнитологии на 5 курсе.

Материалы диссертации отражены в 7 публикациях общим объемом около 2 п.л., включая одну статью, опубликованную в издании, рекомендованном ВАК РФ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, вводных замечаний и задач по трем главам, трех глав, заключения, списка научной литературы, списка словарей и списка лингвистического материала исследования.

Содержание и основные результаты исследования

Во введении обосновываются выбор темы, ее актуальность и новизна; формулируются цель и задачи исследования; раскрываются теоретическая значимость и практическая ценность работы; указываются методы исследования и описывается анализируемый материал; приводятся данные об апробации материалов научного исследования.

Первая глава («Теоретическое обоснование исследования иронии и сарказма как средств отражения морально-этических ценностей британского социума») посвящена представлению иронии и сарказма как средств фиксации и отражения морально-этических ценностей британского социума. Теоретико-методологическую базу этой части исследования составили работы Н.Ф. Алефиренко [2010], Е.М. Вольф [1985], Э. Бенвиниста [1993], В. фон Гумбольдта [1985], Э. Сепира [1996], Ш. Балли [1995] и др.

Выбор темы исследования обоснован теоретическими предпосылками в рамках онтологии научного познания. Так, лингвокульторологический подход к анализу иронии и сарказма в рамках доминирующей антропоцентрической парадигмы способен обеспечить самое широкое и всеобъемлющее рассмотрение этих речеязыковых средств, а также выявить их новое функционально-семантическое значение, отражающее специфику  национального британского мировосприятия.

Ирония и сарказм, по справедливому замечанию П. Верта [Werth, 1994],  близки метафоре, показывающей явления в самом неожиданном ракурсе. Семантика иронии и сарказма характеризуется емкостью и лаконичностью их речеязыковых форм и представляет значительный интерес для лингвокультурологического поиска, с точки зрения их аксиологических  оснований.

Представление о ценностях занимает важное место в лингвофилософском осмыслении окружающей действительности. Ценность как лингвофилософская категория, имеющая универсальный характер, вошла в науку как самостоятельная категория в 60-х годах XIX века. Ценности фиксируются в их речеязыковых значениях, поэтому они семантически значимы. Дуализм действительности и ценности становится необходимым условием человеческой деятельности, включая коммуникативное поведение, где метафорические основания иронии и сарказма прослеживаются наиболее четко. Лингвокультурология – дисциплина, объединяющая не только собственно лингвокультурологические исследования, но и лингвофилософские учения, в частности, таких речеязыковых проявлений, как ирония и сарказм. Иронические и саркастические суждения включают следующие  компоненты: а) эмоционально-чувственный, отражающий эмоциональное состояние; б) рационально-вербальный, т.е. языковое проявление оценки; в) прагматически-бихевиористский, который может рассматриваться как национальная и / или индивидуальная характеристика конкретного индивидуума.

Другой фундаментальной языковой категорией является, безусловно, категория модальности, которая относится к функционально-семантическим категориям высказывания / текста и выражает отношение содержания высказывания / текста к действительности, а также коммуникативное целеполагание: оценку говорящим сообщаемого и его отношение к участникам общения. Так, ориентация на аксиологические шкалы, онтологически присущие языковой системе, позволяет представить субъективную модальность, которая, несомненно, присутствует в иронических и саркастических высказываниях.

Таким образом, семантическим ядром иронического и саркастического высказывания является субъективная модальность, связанная с полем субъективно-оценочного отношения, заключенного в поверхностно выраженном содержании.

Вся практическая деятельность человека, его коммуникативное поведение определяются сложившимися в обществе моральными представлениями, лежащими в основе мировоззрения. Рабочее лингвокультурологическое определение иронии и сарказма в диссертации формулируется как форма субъективно-оценочного, как правило, критического освоения действительности. Такое толкование этих речеязыковых средств дает полное представление о семантике иронии и сарказма и позволяет констатировать тот факт, что ирония и сарказм могут расцениваться как составляющие элементы морально-этической категории и средствами регуляции социально-коммуникативного поведения индивидуума.

Во второй главе («Ирония и сарказм как социолингвистические явления») ирония и сарказм исследуются в социальном контексте. Представляется, что синтез лингвистического и социологического подходов к этим речеязыковым средствам позволяет глубже раскрыть характер природы и роль иронии и сарказма в отражении морально-этических ценностей.

Наиболее значимые для определенного этноса культурные смысловые доминанты, определяются как концепты. Культурная специфика британского социума основывается на концепте дистанцированности, а специфика коммуникативного поведения основывается на предпочтительности концептов вежливости и комического отношения к окружающей действительности. Так, для британского социума понятие дистанцированность при описании особенностей восприятия  пространства, личности и времени  является ключевым. Пространственная дистанцированность определяется высокоразвитым чувством территориальности, а стремление к личностной автономии находит отражение в концепте privacy (личного пространства), характерном для культурной индивидуалистической традиции. Взаимоотношения в социальной сфере рассматриваются относительно горизонтальной (межличностной) и вертикальной (отношение к власти) дистанцированности. Наблюдается тенденция к уменьшению вертикальной дистанцированности на фоне увеличения горизонтальной. Дистанцированность во временной плоскости отражается в восприятии индивидуума линейно с позиции личной прагматической составляющей. При таком подходе имеет место сегментация и структурирование времени, влекущие за собой жесткую регламентацию сфер общения [Таблица 1, с. 11].

Таблица 1

Пространственная, личностная, временная дистанцированность

Пространственная дистанцированность

Личностная дистанцированность

Временная дистанцированность

горизонтальная

вертикальная

Восприятие пространства от личного к общему

Большая дистанция

Небольшая дистанция

Восприятие времени обусловлено прагматической составляющей

Восприятие пространства через призму прагматической составляющей

Тенденция к увеличению дистанции

Тенденция к формальному сближению

Жесткая сегментация времени

Стремление к автономии

Стремление к уединенности

Различение целесообразного и социоэмоционального времени

Специфичность репрезентации представителя британского социума как коммуникативной личности отражает механизмы фиксирования морально-этических ценностей британского социума. Характер коммуникативной личности и, как следствие, ее коммуникативное поведение зависит от мотивационной основы, обусловленной коммуникативной потребностью, определяющейся культурной доминантой общества. Мотивационная основа британской коммуникативной личности – дистанцированность, которая формирует поведенческие автоматизмы и стереотипы. В британской культуре это комическое отношение к окружающей действительности и норма демонстративной вежливости. Комическое отношение в коммуникативном поведении представлено такими речеязыковыми средствами, как ирония и сарказм, тесно связанными с нормой демонстративной вежливости. Очевидно, что демонстративной вежливости идеально подходит ирония и сарказм, основанные на противоречии внешнего выражения отношения к окружающей действительности к его внутреннему содержанию. Таким образом, ирония и сарказм – средства отражения морально-этических ценностей на уровне коммуникативного поведения.

Третья глава («Теоретические подходы к исследованию иронии и сарказма как лингвистических явлений») посвящена вопросам лингвокультурологического описания иронии и сарказма. Считаем важным, во-первых, проиллюстрировать реализацию иронии и сарказма на трех уровнях языка; во-вторых, подтвердить положения о способности иронии и сарказма повышать потенциал текстовой информации и усиливать антропоцентрическую направленность текста; в-третьих, рассмотреть особенности субъективно-оценочных высказываний.

Так, анализ теоретического материала показал, что иронии и сарказма традиционно рассматриваются как особого рода стилистический троп, именуемый антифразисом. Однако исследователи сталкиваются с неизбежностью расширения семантики иронии и сарказма как минимум до аксиологического суждения с субъективно-оценочной модальностью.

Исследования основных параметров исследования речетекстовых средств иронии и сарказма позволило нам выделить три способа иронизирования: открытый, скрытый и личный. Эти способы отличаются по объему информации, позволяющей обнаружить несоответствие буквального выражения и истинной интенции иронизирующего. По степени проявленности (отношения иронизирующего к собственному высказыванию) различают безличную иронию, самоиронию, иронию инженю и драматическую иронию. Ирония и сарказм реализуются в специфически организованном контексте, параметры которого достаточно четко определяются. Таким образом, в зависимости от условий и способов реализации иронии и сарказма выделяют ситуативный тип, ассоциативный тип и глобальный иронический или саркастический контекст. Все типы иронии и сарказма по-разному реализуют коммуникативное задание и, как следствие, создают отличительные друг от друга структуры текстов.

В данной главе в тексте произведений современной художественной британской литературы мы представили реализацию иронии и сарказма на лексическом, синтаксическом и текстовом уровнях языка. Анализ фактического иллюстративного материала способствовал подтверждению положения о способности иронии и сарказма повышать потенциал текстовой информации и усиливать антропоцентрическую направленность текста. Основой создания иронического и саркастического смысла на всех уровнях языка является структурная многомерность плана содержания языкового знака. Одномерному плану выражения соответствует гораздо более сложный (многомерный) план содержания, проявляющийся, прежде всего, в модальном аспекте. Любое усложнение плана выражения приводит к еще большей многомерности и многослойности плана содержания.

На лексическом уровне иронический и саркастический смысл выражается посредством слова и/или словосочетания. Субъективно-оценочная модальность возникает как результат противоречия между узуальным и окказиональным значением слова, словосочетания, старым и новым объемом понятий. Так, ироническая модальность может быть создана при помощи словарно-фиксированного словосочетания (фразеологической единицы). Такое словосочетание этимологически является речевой метафорой, утратившей образность и ставшей стереотипной клишированной фразой. Однако в ее семантической структуре сохраняются следы предыдущих контекстов своего употребления. Это способствует усилению иронического и в особенности саркастического эффекта, так как модальность становится более эксплицитной и, как следствие, приближается к полюсу сарказма. Примером может служить ответ раздосадованного сотрудника начальнику, который не смог добиться своей коммуникативной цели из-за молодой ассистентки начальника, вмешавшейся в их разговор с критикой, нарушив негласное для британцев коммуникативное правило сохранения бесконфликтности, тем самым вызвав саркастическую реакцию, имплицитная модальность которой интерпретируется как снисходительное, высокомерное, насмешливое отношение к ее персоне: “I’ll talk to you again, when your shadow, or your guardian angel, or whatever she is, will let me get aword in edgewise.” Everthrope strode out of the office [Lodge, 1989, р. 140]. Значение слова shadow – это формальное определение рабочей позиции ассистентки, однако при намеренном контекстуальном сдвиге интенция говорящего транслируется как: ты для меня shadow (тень); guardian angel (ангел-хранитель, т.е. то, что никто никогда не видел); whatever (чем бы ты ни была), т.е. никто и ничто. Формально коммуникативный запрет на открытое выражение эмоций со стороны сотрудника не нарушен, а саркастическое высказывание представляет собой вербальную пощечину, но в рамках нормы демонстративной вежливости.

Как известно, синтаксические средства актуализации иронии и сарказма делятся на два типа. К первому типу относятся синтаксические средства, основывающиеся на обособлении (вводные предложения и слова, обстоятельственные и причастные конструкции, парцелляты). Второй тип основывается на транспозиции синтаксических конструкций утвердительных, отрицательных и вопросительных предложений. Так, следующий пример в грамматическом плане представляет собой предложение отрицательное по форме (в форме будущего времени), но угрожающе-утвердительное по содержанию, сопровождающееся авторскими окказионализмами: Defeated in the matter of her son’s musical development, Mrs Wiley still persisted in her belief that the newly transformed Estmond was naturally artistic. However, after he had expressed himself visually with an indelible felt-tip pen in the downstairs toilet, even she had some reservations about him becoming a painter. Mr Wiley’s reservations were total: “I’m not having the house desecrated simply because you think he’s Picasso come back from the grave, and the cost… when I think of the cost of redecoration! The repairs will come to several hundred pounds thanks to that damned felt-tip pen” [Sharpe, 2010, р. 35]. Так, иронический эффект создается при помощи целого ряда средств. В данном высказывании присутствуют синтаксически обособленные конструкции, такие как however и even, под воздействием которых во взаимодействии прямого смысла и контекстуального сдвига возникает среда для правильного декодирования авторской субъективной модальности. Таким образом, употребление автором expressed him self, an indelible felt-tip pen и downstairs toilet, в данном высказывании, декодируются как vandalized. Повтор лексической единицы reservations вносит и концентрирует сему оценочной модальности: с одной стороны, дополняет образ миссис Wiley как исключительно недалекой (some reservations) женщины, а с другой –  отражает отвращение и предел терпения (reservations were total) мистера Wiley. Иронично-саркастический эффект завершается транспозицией восклицательного предложения (выделено курсивом) и авторским окказионализмом Picasso from the grave. Перифрастический повтор лексической единицы felt-tip pen в конце предложения окончательно модифицирует имплицитную модальность путем введения новой ремы и декодируется как thanks to damned Estmond.

Текстовый уровень подразумевает реализацию иронического и саркастического смысла посредством разного рода повторов (тождественный, синонимический, перифрастический, стилистический и структурный) и цитаций (диалогическая, авторская, несобственно-прямая речь). Основное отличие от других уровней заключается, главным образом, в усложнении противопоставления: в тексте возникают более сложные ассоциативные связи слова, словосочетания, предложения с контекстной ситуацией в целом. При анализе форм иронии на текстовом уровне результативным представляется использование ряда текстовых категорий: когезии, ретроспекции, интроспекции и интертекстуальности. Посредством синонимического повтора актуализируется авторская субъективная модальность, которая служит для завершения образа персонажа. Крайне интересен перифрастический повтор в плане его актуализации и аккумулирования субъективно оценочной модальности. Перифрастический потенциал многократно возрастает при повторе синонимического перифраза или чередования с прямыми номинациями. Таким образом, тема развивается постепенно, путем присоединения новых субъективно-оценочных смыслов, дополняющих или модифицирующих старые и служащих для актуализации гиперемы сверхфразового единства и конечного декодирования иронического или саркастического смысла. Так, предложения 1) “I thought you couldn’t stand him? I thought he was a bully, a philistine and a male chauvinist”; 2) “But Robyn, for heaven’s sake – a middle-aged factory owner!”; 3) “Well, whatever… it’s like rough trade”; 4) “He is the antithesis for everything you stand for” [Lodge, 1989, р. 294–295] являются высказываниями подруги по имени Penny по отношению к управляющему компанией Wilcox, с которым у Robyn завязался роман. Благодаря перифрастическому повтору реализуется авторская субъективно-оценочная модальность, его ироническое отношение к человеческим предрассудкам, воспринимающих более успешных, богатых и занимающих более высокий статус людей как непростительное воплощение бездуховности и зла. Особая экспрессия создается путем градации номинативных единиц, характеризующих управляющего компанией: от обычных негативных номинаций (a bully, a philistine, a male chauvinist), гипертрофирование социального статуса управляющего компанией (a middle-aged factory owner), презрительное клише (rough trade) и до выражения полного неприятия таких людей в сущности (the antithesis). Таким образом, в авторской субъективно-оценочной модальности, реализованной посредством иронии и сарказма, отражаются доминантные ценностные ориентации (негодование, возмущение, преуменьшение, зависть) социума.

В третьей главе освещаются также проблемы восприятия речи и особенности декодирования субъективно-оценочного высказывания. Пресуппозиция является основой, определяющей путь формирования коммуникативной компетенции, позволяющей адресату адекватно моделировать высказывание, а адресанту – сопоставлять замысел адресата и значение высказывания.

Различают семантическую и прагматическую пресуппозиции. Семантические пресуппозиции составляют условия осмысленности предложения. Под прагматическими пресуппозициями подразумеваются исходные предположения, которые делает говорящий относительно состояния осведомленности слушающего. Различение видов пресуппозиции весьма условно, поскольку семантичекие пресуппозиции изначально имеют прагматический аспект (участники коммуникации должны разделять правильное употребление языковых выражений). Можно говорить об общей системе пресуппозиций как о системе, обеспечивающей языковую деятельность, т.е. совокупной системе знаний, воспроизводимых в коммуникации.

Сложность восприятия и декодирования иронии и сарказма заключается в том, что они уже являются оценочными суждениями. В отличие от дескриптивного высказывания, отражающего саму действительность, оценочное высказывание выражает субъективно-ассертивное отношение к действительности, т.е. восприятие окружающей реальности человеком. Контекстуальная обусловленность при актуализации и декодировании иронии и сарказма возрастает от лексического уровня к текстовому. Тем самым возрастает и потенциал текстовой информации и, как следствие, антропоцентрическая направленность текста. Для успешного декодирования иронии и сарказма помимо объема контекста требуется знание текстовой пресуппозиции (знание текста, в котором реализованы ирония или сарказм), экстралингвистической пресуппозиции (знание этнокультурных реалий), интертекстуальной пресуппозиции (наличие филологических знаний текстового характера: цитаций, пародий, аллюзий).

В этой же главе при рассмотрении иронии и сарказма в лингвокультурологической плоскости как особой формы мировоззрения, ирония и сарказм выводятся из разряда техник комического в его полноправный вид.

Опираясь на положение о том, что вид комического подразумевает определенный подход к явлениям, что, в свою очередь, является элементом мировоззрения, выявляется ряд важных отличий иронии и сарказма в содержательно-прагматическом воздействии. Так, ирония и сарказм отличаются тонкостью эмоционального подключения, проявляются в малых деталях, играющих важную роль в их распознавании. Ирония и сарказм являются критериями для дифференциации людей. Иронии и сарказму присущ высокий уровень индивидуализма. Ирония и сарказм позволяют языковой личности максимально достоверно представить себя через конкретные речеязыковые средства. Данный вывод позволяет нам перенести феномен иронии и сарказма из разряда лингвистического явления в разряд лингвокультурологического явления для дальнейшего исследования и расширения понятия этого феномена. Таким образом, далее иронию и сарказм в заданном антропоцентрическом векторе исследования следует рассматривать как особый способ мировосприятия.

В заключении кратко подводятся итоги исследования, которые можно можно суммировать следующим образом:

1. На основании полученных результатов многовекторного описания иронии и сарказма, моделируется лингвокультурологическая картина иронии и сарказма как средств отражения морально-этических ценностей в британском социуме.

2. Ирония и сарказм являются отражением морально-этических ценностей в языке, так как имеют семантической основой субъективно-оценочную модальность, которая представляет субъективное отношение конкретного человека к окружающему миру. Таким образом, в британской лингвокультуре ирония и сарказм относятся к составляющим морально-этической категории и выступает средством социально-коммуникативной регуляции.

3. Ирония и сарказм в британском языковом обществе рассматриваются как особо важные позитивные реалии коммуникативного поведения.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

    1. Дырин А.И. Ценность как лингвофилософская категория языка // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. М.: Изд-во МГОУ, 2011. № 3. С. 34–40.
    2. Дырин А.И. К проблеме определения менталитета и ментальности в британской лингвокультурологии // Проблемы лингвистики и межкультурной коммуникации. М.: Изд-во МГОУ, 2009. Вып. VIII. С. 73–78.
    3. Дырин А.И. Лингвистическое понятие дистанцированности в коммуникативном поведении // Лингвистические аспекты межкультурной коммуникации: тезисы выступлений на науч. теор. конф. М.: Изд-во МГОУ, 2010. С. 40–41.
    4. Дырин А.И. Некоторые особенности организации вербального общения британцев // Перевод и когнитология в XXI веке: тезисы докладов и сообщений III междунар. науч. теор. конф. М.: Изд-во МГОУ, 2010. С. 162–163.
    5. Дырин А.И. Национально-культурное своеобразие коммуникативного поведения британцев // Актуальные проблемы антропоцентризма в языке и речи: сб. науч. ст. М.: Изд-во МГОУ, 2011. Вып. I. С. 61–67.
    6. Дырин А.И. Антропологические характеристики коммуникативной личности британца // Актуальные проблемы антропоцентризма в языке и речи: сб. науч. ст. М.: Изд-во МГОУ, 2011. Вып. I. С. 67–75.
    7. Дырин А.И. Прагматическая составляющая функций иронии // Актуальные проблемы антропоцентризма в языке и речи: сб. науч. ст. к юбилею Л.Л. Нелюбина. М.: Изд-во МГОУ, 2012. C. 58–65.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.