WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Терентьева Людмила Казимировна

ИНОЯЗЫЧНАЯ ЛЕКСИКА И ЕЕ АДАПТАЦИЯ В ДОКУМЕНТАХ ЦЕРКОВНОГО И АДМИНИСТРАТИВНОГО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА XVIII В. г. ТОБОЛЬСКА

Специальность 10.02.01 – «Русский язык»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Челябинск – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тобольская государственная социально-педагогическая академия им Д.И. Менделеева».

Научный консультант: доктор филологических наук, доцент Выхрыстюк Маргарита Степановна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры русского языка и МПРЯ ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» Помыкалова Татьяна Евгеньевна кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры русского языка и литературы ФГБОУ ВПО «ЮжноУральский государственный университет» Биньковская Мария Владимировна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Югорский государственный университет», г.Ханты-Мансийск

Защита состоится « 5 » октября 2012 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.295.05 при ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (ауд. 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69.

Автореферат разослан « 3 » сентября 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент Л.П. Юздова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа посвящена анализу процесса заимствования и адаптации иноязычной лексики в текстах церковного и административного делопроизводства XVIII в. г. Тобольска.

Одним из результатов исторического развития любого языка является заимствование, так как именно процесс заимствования – универсальный путь пополнения лексики любого языка. В русском языке лексика иноязычного происхождения составляет значительный пласт. Проблема языковых контактов является одной из сложных в современном языкознании. При политических, торгово-экономических, культурных контактах различных народов взаимодействуют и их языковые системы. Это взаимодействие различных языковых систем наиболее отчетливо выступает при исследовании элементов различных ярусов языка, ставших в силу исторических и лингвистических причин общими для двух или более языков.

Иноязычные слова, степень их освоенности и функционирование в составе лексики конкретного языка уже на протяжении долгого времени являются объектом внимания лингвистов. Именно заимствования, преломляя в процессах адаптации системные явления языка-преемника, позволяют взглянуть сквозь призму языка-посредника на системные соотношения в языкепреемнике на уровне разных языковых ярусов. Их изучение в диахроническом аспекте отражает развитие определенных процессов в истории тех языков, непосредственные контакты с которыми привели к заимствованию языковых элементов в язык-преемник.

Актуальность настоящего исследования определяется двумя основными факторами:

во-первых, особым, переломным периодом развития русского литературного национального языка, характеризующимся не только становлением единых норм национального литературного языка, его жанрово-стилистической системы, но и активностью процесса заимствования в языке;

во-вторых, особенностями развития русского языка на российской окраине, обусловленными функционированием города в исследуемый период как губернского центра.

Предмет исследования составляет заимствованная лексика, представленная в текстах делопроизводства XVIII в. г. Тобольска.

Объектом анализа является язык текстов административного и церковного делопроизводства XVIII в. г. Тобольска.

Материалом исследования стали 3410 страниц рукописных текстов документов XVIII вв. ряда предприятий и контор г. Тобольска, а также тексты духовного делопроизводства, находящихся в составе исторических фондов ГБУТО «Государственный архив в г. Тобольске», а именно:

тексты церковного делопроизводства:

1) Ф 70, 205 ед. хр. – документы мужского Знаменского монастыря (указы Сената, Духовной консистории, репорты, промемории, памятки, объявления, прошения и доношения монашествующих, книги приходов и расходов, окладные книги и другая документация относительно делопроизводства монастырей);

2) Ф 156, 36407 ед. хр. – документы Тобольской духовной консистории (царские грамоты, указы Сената и Синода, репорты, промемории, отчеты о состоянии епархии, журналы заседаний Тобольской духовной консистории, метрические книги, реестры монашествующих и т.д.);

тексты административного делопроизводства:

1) Ф 341, 363 ед. хр. – документы Тобольского наместнического правления (указы и предписания Сената, главного магистрата и Тобольского наместнического правления, сообщения и донесения Тобольской казенной палаты, палаты уголовного суда, межевой канцелярии);

2) Ф 329, 4774 ед. хр. – документы Тобольского губернского правления (указания и предписания Сената, Министерства внутренних дел, генерал-губернатора Западной Сибири, тобольского губернатора;

журналы заседаний Тобольского губернского правления; прошения купцов, крестьян, воинских чинов, мещан, дворовых людей и др.);

3) Ф 369, 44 ед. хр. – документы Тобольского городского магистрата (указы Сената, Тобольского губернского правления, приказы и распоряжения Тобольского городского магистрата, рапорты цеховых и мещанских старост, чиновников магистрата, судебные дела гражданского характера);

4) Ф 661, 169 ед. хр. – документы Тобольской полицмейстерской конторы (указы и предписания Сената, главной полицмейстерской канцелярии, тобольского губернатора и т. д.).

Исследованные материалы представляют собой тексты, различные по содержанию, жанровой и стилистической принадлежности, количеству собранных в них документов. В них решаются как производственные, так и бытовые вопросы.

Цель изучения – на основе анализа лексического состава тематических групп заимствований, представленных в документах церковного и административного делопроизводства г. Тобольска XVIII в., определить особенности функционирования лексики иноязычного происхождения в анализируемых памятниках в зависимости от сферы употребления.

В соответствии с этой целью решаются следующие задачи:

1) определить корпус лексических заимствований в скорописных текстах церковного и административного делопроизводства г. Тобольска XVIII в.;

2) составить типологизацию и описать лексический состав основных тематических групп заимствований в сопоставлении в зависимости от сферы их употребления;

3) проследить и сопоставить адаптацию исследуемой лексики с точки зрения графико-орфографичесих, семантических, словообразовательных и грамматических изменений в текстах церковного и административного делопроизводства;

4) определить особенности функционирования иноязычной лексики в церковном и административном документообороте г. Тобольска XVIII в.

Базой исследования послужила картотека объемом 10лексических единиц, представляющих лексику иноязычного происхождения, в 8783 употреблениях.

Теоретической базой исследования являются работы по проблемам взаимодействия языков находим у В.А. Богородицкого (1935), И.А. Бодуэна де Куртенэ (1961), Л.А. Булаховского (1950), В.В. Виноградова (1938), Е.Ф. Карского (1910), Ф.Е. Корша (1907), М. Фасмера (1906), Л.В. Щербы (1958) и др.; лингвистического источниковедения Л.Л. Барсова (1972), В.И. Борковского (2004), С.И. Коткова (1980), П.С. Кузнецова (2004), Б.А. Ларина (1975, 1977), M.B. Ломоносова (1952), М.Л. Ремневой (2003), А.И. Сумкиной (1981), Н.И. Тарабасовой (1982, 1986), Б.А. Успенского (2002), А.А. Шахматова (1941) и др. Сегодня уже накоплен значительный массив частных лингвистических исследований в области русского документа. Рассмотрение проблем языковых контактов представлено в работах многих отечественных и зарубежных исследователейлингвистов – Э.Ф. Володарской (2001), Я.К. Грота (1885), В.В. Колесова (2002, 2004), В.Г. Костомарова (1975, 1993), Л.П. Крысина (1968, 1991), Д.С. Лотте (1982), М.М. Маковского (1977), Т.В. Новикова (1982), Ю.С. Сорокина (1965, 1966), Э. Хаугена (1950), Н.М. Шанского (1964), Л.В. Щербы (1974) и др. Изучению языка русской деловой письменности прошлого в фонетическом, орфографическом, лексическом, стилистическом аспектах, анализу отдельных жанров русского документа посвящены работы С.С. Волкова (1972, 1980), Г.М. Гейгер (1980), Е.И. Зиновьевой (2000), Т.В. Кортавы (1998, 2003), Т.С. Оловениковой (1966), Б.И. Осипова (1993), Е.Н. Поляковой (1983, 2002), Е.И. Рудозуб (1999), Ф.А. Хайдарова (1992) и др. Принципы филологического анализа документов сформулированы Г.И. Багрянцевой (1986), А.Н. Качалкиным (2002), И.А. Малышевой (1998).

Проблема освоения заимствований на примере памятников деловой письменности второй половины г. Тобольска рассматривается впервые.

Методологической основой исследования послужили принципы научно-исследовательского подхода к тексту. В связи с этими направлениями в работе использованы следующие методы:

1) описательный – при описании тематических групп, составлении классификации с их приемами – наблюдением, сопоставлением, классификацией, обобщением;

2) сравнительно-стилистический – при сравнении однотипного языкового материала, различающегося по жанрово-стилистической принадлежности, при сопоставлении тематических групп заимствованной лексики в документах различного делопроизводства;

3) сопоставительный – при сопоставлении сфер функционирования заимствований, а также степени их адаптации в языке тобольских источников относительно начала и конца века, а также при сопоставлении материала языка-преемника и языкапосредника;

4) структурный – при описании семантической структуры слова.

Изучение материала проводилось с использованием следующих приемов: приема семантической интерпретации; компонентного анализа; приема количественного учета слов разных тематических групп. Комплекс использованных методов и приемов позволил представить многосторонность и сложность изучаемого объекта, связанного с разными языковыми представлениями.

Новизна исследования определяется:

1) обращением к новому, значительному по объему и пока не изученному с точки зрения адаптации и функционирования иноязычной лексики, обширному тобольскому рукописному материалу XVIII в.;

2) впервые проблема освоения заимствований решается на примере языка памятников деловой письменности г. Тобольска;

3) впервые сопоставлением особенностей тематического состава, адаптации и функционирования заимствований в текстах церковного и административного делопроизводства г. Тобольска второй половины XVIII в.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что поставленные вопросы функционирования заимствований в деловом языке рассматриваются в аспекте становления норм литературного языка и роли в этом процессе текстов делового характера из местных архивов, что является одной из главных проблем в истории языка.

Исходя из поставленной цели, задач и гипотезы диссертационного исследования, определим положения, выносимые на защиту:

1. Состав иноязычной лексики в текстах церковного и административного делопроизводства г. Тобольска обозначенного периода определяется социально-экономическими и административными преобразованиями в России в XVIII веке. Церковь все еще играет одну из ведущих ролей, следовательно, лексический состав представленных тематических групп как в церковном, так и в административном документообороте должен быть практически идентичен, различаясь лишь по своему количественному составу.

3. Степень адаптации иноязычного слова в документах церковного и административного делопроизводства в значительной степени определяется сферой его функционирования.

4. В настоящее время возникает необходимость в лексикографическом описании иноязычной лексики на историческом региональном материале, на материале письменных источников XVIII в. г. Тобольска в частности.

Практическая значимость работы:

1. Практическая ценность диссертации определяется возможностью использования ее теоретических положений и практических результатов в дальнейшем изучении истории русского языка: при написании учебных пособий; в практике чтения курсов «Историческая грамматика русского языка», «История русского литературного языка», «Филологический анализ текста», «Лексикология современного русского языка», «Стилистика русского языка», «Историческая стилистика русского языка», «Лингвистическое краеведение», «Лингвистическое источниковедение», спецкурсов и спецсеминаров по исторической лексикологии и лингвистическому источниковедению; в курсах, введенных в учебный план филологического факультета ФГБОУ ВПО «Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева» (далее - ТГСПА им. Д.И. Менделеева), а также при подготовке курсовых и дипломных проектов.

2. Картотека заимствований и ксерокопии скорописных документов г. Тобольска XVIII в. пополнили фонд фактического языкового материала кафедры русского языка ТГСПА им. Д.И. Менделеева.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования сообщались на региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Менделеевские чтения–2010» (г. Тобольск, 2010 г.), Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Виноградовские чтения-2010» (г. Тобольск, 2010 г.), XIII Международная научно-теоретическая конференция «Ахаировские чтения», посвященная 60-летию кафедры общего языкознания филологического факультета Казахского национального университета им. Аль-Фараби (г. Алматы, 2010 г.), XVII Международная научнопрактическая конференция «Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов» (г. Челябинск, 2010 г.), Всероссийская научно-практическая конференция «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XI КириллоМефодиевские Чтения» (г. Москва, 2010 г.), III Всероссийская научнопрактическая конференция «Совершенствование качества профессиональной подготовки и переподготовки учительства в процессе формирования профессиональной элиты России» (г. Тобольск, 2010 г.), Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Православие и русская культура:

прошлое и современность» (г. Тобольск, 2010 г.), региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Менделеевские чтения–2011» (г. Тобольск, 2010 г.), Всероссийская с международным участием научно-практическая конференция. «Православие и русская культура: прошлое и современность» (г. Тобольск, 2011 г.), III Международная научнопрактическая конференция «Знаменские чтения» (г. Тобольск, 2011 г.), Всероссийская научно-практическая конференция «Занкиевские чтения» (г. Тобольск, 2011 г.), Всероссийская научно-практическая конференция, проводимая в рамках общегосударственного праздника «Дни славянской письменности и культуры», в честь Кирилла и Мефодия “первоучителей словенских”» (г. Тобольск, 2011 г.);

обсуждались на заседании кафедры русского языка и методики преподавания русского языка Тобольской государственной социальнопедагогической академии им. Д.И. Менделеева (г. Тобольск, 2011 г).

Структура работы определяется поставленными задачами.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной научной и справочной литературы и пяти приложений.

Общий объем работы составляет 200 страниц, основной текст работы изложен на 150 страницах, библиографический список включает 1позиций.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, ее научная новизна и теоретическая значимость, сформулированы цель и задачи исследования, определены объект и предмет, охарактеризованы методы и источники исследования, освещены практическая значимость и апробация работы.

В первой главе «Иноязычная лексика как предмет изучения в отечественном языкознании» рассматривается разработка теории заимствования в лингвистической литературе, в частности, проблема терминологии; процесс вхождения лексики иноязычного происхождения в русский язык как исторический процесс, причины и этапы заимствования; а также культурно-исторические предпосылки заимствования во второй половине XVIII в., условия заимствований.

Примем за рабочее определение, данное в Лингвистическом энциклопедическом словаре под редакцией В.Н. Ярцевой:

«Заимствование – это элемент чужого языка (слово, морфема, синтаксическая конструкция и т. п.), перенесенный из одного языка в другой в результате языковых контактов, а также сам процесс перехода элементов из одного языка в другой»1.

Итак, термин ‘заимствованное слово' соотносится только с теми словами, которые полностью освоены языком и утратили все признаки иноязычности. Данный термин оказывается не вполне удобным для обозначения таких неисконных слов, которые, в отличие от приведенных выше заимствований, заметно отличаются своим внешним видом, грамматическими и (или) семантическими особенностями от слов отечественной лексики. Возможно, поэтому в отечественной лексикологии утвердился все же термин иноязычное слово.

Термин иноязычное слово представляется более широким по объему по сравнению с термином заимствованное слово: выражаемые ими понятия находятся в родовидовых отношениях. Это означает, что иноязычными являются и полностью освоенные, обрусевшие заимствования, чужеземное происхождение которых не ощущается говорящими, и неисконные единицы с заметными для говорящих признаками иноязычности. Именно такие лексемы прежде всего включаются в словари иностранных слов, т. е. рассматриваются как иностранные слова. Однако сам термин иностранное слово используется в научной литературе и толкуется в специальных словарях неоднозначно.

В науке существуют два основных вида причин лексического заимствования:

а) внешние, или экстралингвистические, причины.

К ним следует отнести наличие тесных политических, экономико-промышленных и культурных связей между народаминосителями языков.

Установившейся точкой зрения является мысль о том, что основными экстралингвистическими факторами являются:

Лингвистический энциклопедический словарь. ИЯ АН СССР. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – С.158.

1. Исторические контакты и наличие определенного рода двуязычия.

2. Необходимость номинации новых предметов, процессов и понятий, т. е. заимствование слова вместе с заимствованием вещи или понятия.

3. Новаторство нации в какой-либо отдельной сфере деятельности. Большинство заимствований связано с развитием науки, техники, культуры, экономики, производственных отношений в стране.

4. Языковой снобизм, т. е. обозначение с помощью иноязычного слова некоторого специального вида предметов;

б) внутренние (языковые) причины.

Заимствованное слово обычно легче укореняется в языке, если в лексической системе последнего есть своего рода предпосылки к заимствованию.

Основными лингвистическими факторами вхождения лексики иноязычного происхождения в язык являются:

1. Экономия языковых средств, тенденция к замене описательного наименования однословным.

2. Коммуникативная актуальность понятия и соответствующего ему слова.

3. Тенденция к соответствию нерасчлененности, цельности обозначаемого понятия с нерасчлененностью обозначающего.

4. Необходимость в разграничении понятий или в их специализации.

5. Тенденция к устранению омонимии или полисемии исконного слова.

6. Наличие лексического ряда со структурно аналогичным элементом в языке-преемнике.

7. Наличие в языке-реципиенте сложившихся терминологических систем, обслуживающих определенную тематическую область и единых по источнику заимствования.

8. Укрепление в языке заимствованных слов с определенной морфологической структурой. В этом случае заимствование нового иноязычного слова значительно облегчается.

9. Влияние иностранной культуры, мода на иностранные слова.

Выделим следующие культурно-исторические предпосылки словарных заимствований XVIII века:

1. XVIII в. в России – один из важнейших этапов в истории связи России со странами Западной Европы. Данный этап характеризуют следующие особенности:

а) необходимость и потребность коренных реформ в русской армии и в создании флота;

б) развитие русской промышленности во второй половине XVIII в.: рост крупных мануфактур, расширение мелкого производства в городах, появление новых отраслей промышленности (хлопчатобумажной, бумагопрядильной и т. д.);

в) увеличение размаха и видоизменение характера внешней торговли России: главными партнерами стали Англия и Голландия;

г) подписание Сенатом в 1724 г. проекта, учреждающего в России Академию наук, а следовательно – активное сотрудничество с учёными разных стран.

Заимствование из одного языка в другой при синхронном сопоставлении двух языковых систем в плане структурнотипологическом представляет собой воспроизведение в языкереципиенте модели языка-донора. Влияние словарного состава одного языка на словарный состав другого осуществляется различными способами. В науке существуют достаточно разнообразные классификации типов заимствований.

Определяющими для процесса заимствования в деловом письме XVIII в. стали коммуникативная актуальность понятия и соответствующего ему слова; необходимость в разграничении понятий или в их специализации; наличие лексического ряда со структурно аналогичным элементом в языке-реципиенте; наличие в языкереципиенте сложившихся терминологических систем, обслуживающих определенную тематическую область и единых по источнику заимствования. В данном случае особо следует отметить последний фактор, поскольку XVIII в. характеризуется наступлением стандартизации и утверждением единых для России образцов делопроизводства.

Во второй главе «Корпус иноязычной лексики в текстах делопроизводства г. Тобольска» рассматриваются исторические предпосылки проникновения иноязычной лексики в деловой язык г. Тобольска XVIII в., дается ее предметно-тематическая типологизация.

Под экстралингвистическими факторами понимаем параметры социальной (внеязыковой) действительности, обусловливающие изменения в языке как глобального, так и более частного характера. К основным факторам экстралингвистического характера, сыгравшим ведущую роль в процессе заимствования слов в г. Тобольске, относим:

1) исторические контакты и наличие определенного рода двуязычия;

2) необходимость номинации новых предметов, процессов и понятий, т. е. заимствование слова вместе с заимствованием вещи или понятия.

Проникновению в язык делового письма XVIII в. г. Тобольска способствовали экстралингвистические факторы, способствовавшие активизации процесса заимствования лексики на территории всей страны, а именно: перестройка государственного аппарата, что влекло за собой необходимость соответствующего документационного обеспечения; промышленно-экономическое развитие страны; активный контакт с зарубежными странами, в том числе странами Западной Европы.

В то же время следует обратить внимание и на такую сторону развития г. Тобольска как города-тюрьмы (с XVI в.) и одного из главных пересылочных пунктов для ссыльных в Сибирь. Контингент ссыльных был различным и включал в себя, кроме прочих, иностранцев (поляков, шведов, немцев), а также представителей русской аристократии и интеллигенции. Таким образом, большое количество среди образованного населения г. Тобольска иностранцев не могло не сказаться на речи горожан, а также способствовало возникновению предпосылок к более быстрому и легкому усвоению заимствованной лексики.

Сферы общественной жизни представляют собой крупные, устойчивые, относительно самостоятельные подсистемы человеческой деятельности. Соответственно сферам общественной жизни и человеческой деятельности определяются сферы функционирования лексики. В работе сопоставлены церковная и административная сферы на примере документов делопроизводства г. Тобольска XVIII в.

В соответствии с ГОСТом Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения»: «Делопроизводство или документационное обеспечение управления – это отрасль деятельности, обеспечивающая документирование и организацию работы с официальными документами»1.

Таким образом, под церковным делопроизводством понимаем документационное обеспечение управление церковными институтами, а под административным делопроизводством – документационное обеспечение государственного управления (общественноэкономическая, политическая, военная сферы).

Всю иноязычную лексику, выделенную методом сплошной выборки, можно объединить в тематические группы. Под тематической группой понимаем «объединения слов, основывающиеся не на лексико-семантических связях, а на классификации самих предметов и явлений»2.

Тематические группы текстов церковного и административного делопроизводства выделяются на основе семантического признака. В ГОСТ Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения». – Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.rgost.ru/index.php?option Филин Ф.П. Истоки и судьбы русского литературного языка. – М.: Наука, 1982. – С.231.

силу цели написания документа и решаемых задач тематические группы документов церковного и административного делопроизводства г. Тобольска XVIII в. совпадают. Отличаются они лишь количественным составом, смысловым наполнением и степенью адаптации в языке.

Таблица 1. Состав тематических групп заимствоаний в документах церковного и административного делопроизводства Документы церковного Документы делопроизводства административного делопроизводства Тематическая группа Количествен- КоличественЧастот- Частотный состав ный состав ность ность Кол-во Кол-во % употр. % употр.

лекс. ед. лекс. ед.

Церковная лексика 167 16 1732 38 3,7 15 Наименования лиц по занимаемой должности в институте церкви 45 4,4 462 25 2,4 7 Наименования церковных подразделений как 59 5,7 539 13 1,3 7административных единиц института церкви Наименования предметов, 48 4,7 397 - - - относящихся к церковной утвари Наименования церковных 15 1,4 334 - - - обрядов и праздников Наименования гос. учреждений и 19 1,8 547 160 15, 7органов управления Канцеляризмы 15 1,4 415 57 5,6 8Военная лексика 42 4 58 98 9,6 4Наименования, обозначающие 17 1,6 26 63 6,1 4финансово-экономические реалии Наименования лиц, по занимаемым 21 2 205 64 6,2 4должностям и титулам Промышленно-техническая лексика 25 2,4 136 64 6,2 4Общеупотребительная лексика 73 7,1 345 102 9,9 5Итого: 379 37 3552 646 63 52Таким образом, лексика иноязычного происхождения в большей степени представлена в документах административного делопроизводства. Это связано с тем, что тексты церковного делопроизводства являлись документационным обеспечением управления института церкви, который в свою очередь все же является уже сформировавшимся и застывшим в своей структуре, лишь отчасти отражая социально-экономические и общественно-политические изменения в стране. В то же время высокий процент числа лексем иноязычного происхождения (63%) в текстах административного делопроизводства в большей степени обусловлен экстралингвистическими факторами, в частности – государственными преобразованиями Петровской эпохи.

Тематический состав групп лексем, заимствованных из того или иного языка, обусловлен процессом исторического развития России как государства. Преобладающее большинство заимствований из греческого языка: 21% – вызвано той ведущей ролью, которую играла церковь в управлении государством до XVIII в. Об этом свидетельствует также и преобладающее количество заимствований из греческого языка такой тематической группы, как церковная иноязычная лексика – 14%:

Архимандритъ – от греч. archimandrits arch ‘иду впереди’ + mandra ‘овчарня’; высшее звание священника-монаха:

архимандритъ тобольского знаменского монастыря Михаилъ [И 156-1-45-90]; Епархия – образовано в старославянском языке на базе греч. eparchos ‘городской начальник’; церковноадминистративная территориальная единица): исполняли указы по всей тобольской епархии [И 156-1-22-45].

Наличие заимствований из греческого языка, представляющих другие тематические группы, – наименование лиц по занимаемой должности и титулу и канцеляризмы – связано с тем, что сам аппарат государственного устройства и бюрократического аппарата исторически восходит к римским полисам, которые, в свою очередь, во многом опирались на устройство греческих государств, а значит, заимствовали и слова, обозначающие данные реалии.

Наибольшее количество латинизмов представлено в такой тематической группе, как наименования государственных учреждений и органов управления – 12%. Как уже отмечалось выше, это обусловлено тем, что в своих преобразованиях в устройстве Российского государства Петр I опирался на западноевропейскую модель, которая, в свою очередь, восходит к Римской империи, следовательно, вместе с соответствующими реалиями заимствовались и лексемы, их обозначающие: коллегия, магистратъ, палата, сенатъ, юстиция и др.: «наше дело въ сенате остановлено… » [И 329-61-34]; «по указу надворной палаты было учинено собрание…» [И 368-1-68-34].

Присутствие латинизмов в церковной иноязычной лексике связано со взаимосвязью православной и католической традиций – обе они относятся к христианству. Институт христианской церкви уходит своими корнями в Римскую империю, т. к. именно там занимался проповеднической деятельностью апостол Петр, который и считается родоначальником данного социального института. Следовательно, многие традиции и реалии, а также и лексемы, их обозначающие, восходят именно к латинской традиции.

В русском языке начала XVIII в. продолжают развиваться те тенденции, которые обозначились во второй половине XVII в. Рядом с ними возникают новые явления, свидетельствующие не только о борьбе с церковнокнижной культурой во имя стилей официальносветской речи, канцелярского, приказно-юридического словаря и специально-технических понятий, но и о попытках создания новых форм национального русского языка, сближенных с западноевропейскими языками и свидетельствующих о более широком влиянии европейской культуры и цивилизации.

Таким образом, тематические группы, представленные заимствованиями из того или иного западноевропейского языка, отражают сферы влияния определенных европейских государств на русскую культуру.

В третьей главе «Адаптация иноязычной лексики в языке церковного и административного делопроизводства г. Тобольска XVIII в.» рассматриваются особенности вхождение заимствованных лексем в язык-реципиент в соответствии со сферой его функционирования.

Под адаптацией (ассимиляцией) понимаем усвоение, или освоение, заимствованной единицы системой языка-реципиента.

Адаптация заимствованных лексем заключается в уподоблении самых разнообразных языковых характеристик заимствуемых лексем характеристикам исконных единиц заимствующего языка и предполагает несколько аспектов. Представляем возможным рассмотреть графико-орфографический, семантический, словообразовательный и грамматический аспекты адаптации.

Графическому оформлению заимствованной лексики свойственны следующие черты:

1) лексика, принадлежащая первым волнам заимствования, а также заимствованная из старославянского языка, отличается значительной вариативностью способов сокращения, а также употреблением букв, исключенных из русского алфавита после реформы Петра I. Данный признак характерен в первую очередь иноязычной лексике церковного делопроизводства;

2) лексике, вошедшей в русский язык в XVII-XVIII вв. и представленной в большей степени в документах административного делопроизводства, свойственно единообразие графического оформления и отсутствие сокращений;

3) соотношение вариативности написания иноязычной лексики церковного и административного делопроизводства можно отразить в диаграмме (рис.1);

4) вся заимствованная лексика оформляется средствами русской графики, в исследуемых документах отсутствуют варваризмы, сохранившие исконный графический облик.

В то же время отметим особенности адаптации иноязычной лексики в церковном и административном делопроизводстве, что прослеживается как в графико-орфографическом, словообразовательном, грамматическом оформлении лексем, так и в их семантической наполняемости.

Лексика церковного делопроизводства Лексика административного 10 делопроизводства 5-10 вариантов написания Рис. 1. Соотношение вариативности написания иноязычной лексики церковного и административного делопроизводства Представим адаптацию лексемы императорский в рамках сопоставительного анализа в документах церковного и административного делопроизводства г. Тобольска (таблица 2), т. к.

она наиболее частотна в анализируемых документах, является составной частью штампа ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО.

Согласно «Историко-этимологическому словарю современного русского языка» П.Я. Черных, лексема императоръ известна в русском языке, по крайней мере, с XVII в. Распространение данное слово получает в Петровскую эпоху, в частности, упоминается в «Прошении сенаторов царю Петру I о принятии им титула “Отца отечества, Императора Всероссийского, Петра Великого”, от 17года»1. Таким образом, считаем возможным предположить, что ко второй половине XVIII в. лексема должна в значительной степени ассимилироваться к графико-орфографической системе русского языка.

Черных, П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка.Т.1. – М.: Русский язык, 1994. – С. 344.

Таблица 2. Вариативность написания лексемы в документах церковного и административного делопроизводства представим в таблице Церковное делопроизводство Административное делопроизводство ИМПЕРАТОРСКАГО Императорскаго, императорскаго IМПЕРАТОРСКАГО ИМПЕРАТОРСКАГW IМПЕРАТОРСКАГW ИМПЕРАТОРСКОГО Императорского, императорского IМПЕРАТОРСКОГО IМПЕРАТОРАТОРСКАГО Jмператорского В документах церковного характера сохраняется написание данной лексемы прописными буквами, в то время как в административных текстах прописной является только первая буква, есть случаи написания всего слова полностью строчными буквами, что является отступлением от общепринятой формулы написания данного титула.

Характерной чертой для церковного документооборота является частотное употребление букв-дублетов и букв, уже вышедших из русского алфавита (И-I, W). В то же время в документах административного делопроизводства отмечено употребление такой буквы как j/ J вместо И, что, с нашей точки зрения, является признаком западноевропейского влияния.

Документы церковного и административного делопроизводства показывают различия и на уровне адаптации семантики иноязычного слова. Так, в документах церковного делопроизводства наблюдается многозначность заимствованных лексем. Среди заимствований XVIII в.

немногие слова являются однозначными в языке-источнике. В случае многозначности русский вариант принимает одно из значений:

дьяконъ (диаконъ). Первоначальная форма слова – дiякъ / дьякъ. От греч. «слуга», «рассыльный», позже, в эпоху христианизации, «дьякон», «причетник». В данном значении слово встречается в древнерусском языке в XI-XII вв. Но со временем на почве русского языка развивает второе значение. Поскольку в период формирования древнерусского государства грамотой владели по большей части «церковные» люди, то и за ведение тех или иных бумаг отвечали они.

Отметим, что к XIV веку в домосковской Руси данная лексема в форме дьякъ приобрело свое второе значение – делопроизводитель, писец князя, ответственный секретарь приказа. В дальнейшем образовалась пара дьяконъ – дьякъ, где каждому слову в большей степени присуще свое значение. Так, анализ документов Тобольского мужского Знаменского монастыря показал, что слово дьяконъ/дiяконъ употребляется в значении «младший священник»; слову же дьякъ/дiякъ придается более «низкое» значение – «писец», где дублетность пары дьякъ-писецъ, как было сказано выше, обусловлена историческим развитием самого государства.

Соотношение частотности употребления иноязычной лексики в документах церковного и административного делопроизводства с учетом доли лексики, заимствованной в XVIII в., представим в диаграмме (рис. 2).

25% Заимствованная 20% лексика в целом 15% Лексика, 10% заимствованная в XVIII в.

5% 0% Рис. 2. Соотношение частотности употребления иноязычной лексики в документах церковного и административного делопроизводства (с учетом доли лексики, заимствованной в XVIII в.) Тексты административного делопроизводства отличаются более частотным употреблением слов иноязычного происхождения, вошедших в русский язык в XVII-XVIII вв. (до 15%), т. е. более полно отражают общественно-политическую ситуацию в России XVIII в., а также социальные процессы, происходящие в русском обществе данного периода.

Более высокий процент частотности употребления иноязычной лексики в текстах церковного делопроизводства (до 40%) обусловлен включением в ее состав слов церковной тематики, которые по большей части являются заимствованиями, но вошли в русский язык еще в XЦерковное делопроизводство делопроизводство Административное XI вв., что, в свою очередь, подтверждается невысоким процентом содержания в данных текстах заимствований XVIII в. (до 6%).

В Заключении обобщаются результаты исследования, приводятся наиболее значимые и принципиальные выводы.

В то же время в текстах административного делопроизводства преобладают заимствованные лексемы тематических групп, относящихся к социально-экономической и бытовой сфере.

Большинство из них заимствовано в XVII-XVIII вв. вместе с конкретными реалиями и понятиями и лишено многозначности:

губернатор, генерал; юбка, тафта и др.

В документах церковного делопроизводства заимствованные лексемы имеют большую вариативность написания и грамматических форм по сравнению с заимствованиями в документах административного делопроизводства. Данный факт может быть обусловлен таким фактором социолингвистического характера как личность писца. Документы церковного делопроизводства составлялись в большинстве случаев людьми, имеющими соответствующее церковное образование, т. е. усвоившими традиции и церковно-славянского языка, адаптация иноязычной лексемы проходила через преодоление некоторых уже устаревших норм. В то же время писцы, составлявшие документы административного делопроизводства, возможно, имели по преимуществу светское образование, а значит – в употреблении заимствований старались соответствовать последним требованиям своего времени и были более подвержены западноевропейским образцам. Типовые коммуникативнопознавательные действия, обусловленные реализацией некоторой целеустановки (в конечном счете – первичного авторского замысла), совершаются с использованием определенного инвентаря разноуровневых языковых средств, к числу которых относится и иноязычная лексика.

Таким образом, тексты монастырского делопроизводства свидетельствуют о достаточной семантической адаптации заимствованных слов. Несмотря на то, что церковная лексика все же узкоспециальна и достаточно статична, некоторые лексемы на почве русского языка приобретают богатство оттенков значения.

Отметим, что проанализированные лексемы по уровню адаптации соответствуют рассматриваемому периоду (XVIII в.), в то же время отражают особенности функционирования иноязычной лексики в зависимости от сферы ее употребления.

Приложения содержат индексы заимствований; таблицы, иллюстрирующие структуру и состав тематических блоков анализируемых документов; материалы к вопросу о лексикографировании заимствований XVIII в.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

В статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных положений докторской диссертации:

1. Терентьева, Л.К. К проблеме адаптации церковной заимствованной лексики в языке XVIII века г. Тобольска/ Л.К. Терентьева // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение, 2010. – Вып. 45. – С.130134;

2. Терентьева, Л.К. К вопросу лексикографического описания иноязычной лексики языка памятников письменности XVIII века (по данным госархива г. Тобольска) / Л.К. Терентьева //Проблемы истории, филологии, культуры (JOURNAL OF HISTORICAL, PHILOLOGICAL AND CULTURAL STUDIRS): материалы Международного симпозиума «Лексикография и фразеография в контексте славистики (18-20 ноября 2011 г.). – Москва – Магнитогорск – Новосибирск, 2011. – С. 408-411.

3. Терентьева, Л.К. Анализ структуры документов, информирующих адресата, учреждений органов просвещения г. Тобольска второй половины XVIII в. / Л.К. Терентьева, М.С. Выхрыстюк, Т.В. Быкова // «European Social Science Journal» («Европейский журнал социальных наук») – № 8, 2012. – С. 336-347.

Другие публикации по теме:

4. Мисник (Терентьева), Л.К. Лингвистическая содержательность и информативность рукописного памятника «Запись астрономических явлений первой пол. XVIII в.» /Л.К. Терентьева // Деловой язык XVIII века по архивным данным городов Челябинска, Кургана, Тобольска: Сб. ст. / Гл. ред. Л.А. Глинкина. – Челябинск: Издво ГОУ ВПО «ЧГПУ», 2004. – С 134-142.

5. Терентьева, Л.К. Памятники церковного делопроизводства г. Тобольска XVIII в. как источники изучения заимствований/ Л.К. Терентьева // Fiat lux: Межвузовский сборник научных работ студентов, аспирантов и молодых ученых. Выпуск IV. – Тобольск:

ТГСПА им. Д.И.Менделеева, 2011. – С. 45-47.

6. Терентьева, Л.К. Словообразовательная адаптация заимствованной лексики в документах административного делопроизводства г. Тобольска XVIII века /Л.К. Терентьева // Fiat lux:

Межвузовский сборник научных работ студентов, аспирантов и молодых ученых. Выпуск IV. – Тобольск: ТГСПА им.

Д.И. Менделеева, 2012. – 102-194 с.

7.Терентьева, Л.К. К вопросу о разграничении понятий заимствованная и иноязычная лексика / Л.К. Терентьева // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов: материалы XVII Международной научнопрактической конф. 17-18 мая 2010 года. – Ч. I. – Челябинск, 2010. – С. 163-165;

8. Терентьева, Л.К. Графическая адаптация заимствованной лексики в документах делопроизводства мужского Знаменского монастыря второй половины XVIII века /Л.К. Терентьева // Знаменские чтения: Филология в пространстве культуры: Материалы III Международной научно-практической конференции (г. Тобольск, 2022 октября 2011 года). – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2011.

– С.132-133.

9. Терентьева, Л.К. Семантическая адаптация канцеляризмов иноязычного происхождения в деловой письменности XVIII в. г.

Тобольска / Л.К. Терентьева // Православие и русская культура:

прошлое и современность: материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции (21 мая 2010 года, Тобольск) / Отв. ред. Т.А. Кибардина. – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2010. – С. 159-161;

10. Терентьева, Л.К. Семантическая адаптация церковной заимствованной лексики в деловой письменности XVIII в.

г. Тобольска / Л.К. Терентьева // Вопросы языка и литературы в современных исследованиях: материалы Всероссийской научнопрактической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XI Кирилло-Мефодиевские Чтения». 18–19 мая 20года. – М.–Ярославль: Ремдер, 2010. – С. 66-69;

11. Терентьева, Л.К. К проблеме семантической адаптации заимствованной церковной лексики в деловом языке XVIII века г. Тобольска / Л.К. Терентьева // Виноградовские чтения-2010:

Материалы Всероссийской с международным участием научнопрактической конференции 14-15 октября 2010 года. – Тобольск:

ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2010. – С. 88-91;

12. Терентьева, Л.К. К проблеме формирования терминологического аппарата будущих учителей-словесников на примере разграничения понятий заимствованная и иноязычная лексика / Л.К. Терентьева // Материалы III Всероссийская научнопрактическая конференция «Совершенствование качества профессиональной подготовки и переподготовки учительства в процессе формирования профессиональной элиты России». – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2010. – С.96-98;

13. Терентьева, Л.К. Памятники деловой письменности г. Тобольска XVIII в. как источники изучения заимствований / Л.К. Терентьева / Менделеевские чтения – 2011: Материалы XLII Региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (24-25 февраля 2011 г., г. Тобольск). – Тобольск: ТГCПА им. Д.И. Менделеева, 2011. – С. 66-67;

14. Терентьева, Л.К. История освоения Сибири и становление г. Тобольска как ее промышленного, торгового, культурного и духовного центра /Л.К. Терентьева, М.С. Выхрыстюк // «Занкиевские чтения»: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2011. – С.158160.

Терентьева Людмила Казимировна ИНОЯЗЫЧНАЯ ЛЕКСИКА И ЕЕ АДАПТАЦИЯ В ДОКУМЕНТАХ ЦЕРКОВНОГО И АДМИНИСТРАТИВНОГО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА XVIII В. Г. ТОБОЛЬСКА Автореферат Подписано в печать 25.08.2012 г.

Формат 60 х 90 1/16. Объем 1,4 усл. печ. л.

Тираж 100 экз. Заказ № 10Отпечатано в минитипографии ФГБО УВПО «Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева» 626150, г. Тобольск, ул. Знаменского,







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.