WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПОЛЯКОВА Елена Анатольевна

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ЭНН БРОНТЕ

Специальность 10.01.03 Литература народов стран зарубежья (западноевропейская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Нижний Новгород 2012

Работа выполнена на кафедре зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А.Добролюбова»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной литературы и межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова»

КИРНОЗЕ Зоя Ивановна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, доцент кафедры мировой литературы ФГБОУ ВПО «Московский государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина»

СОМОВА Елена Викторовна

кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и стилистики ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова»

КЛИМОВА Светлана Борисовна

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет»

Защита состоится «30» мая 2012 года в 13:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.163.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова» по адресу: 603155, г. Нижний Новгород, ул. Минина, д. 31 а, III корп., конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научном читальном зале библиотеки Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова (603155, Нижний Новгород, ул.Минина, д. 31 а).

Автореферат разослан «27» апреля  2012 года

Учёный секретарь                В.В. Денисова

диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Энн Бронте  (Anne Bronte, 1820-1849) – автор романов «Агнес Грей» («Agnes Grey») и «Незнакомка из Уайлдфелл Холла» («The Tenant of the Wildfell Hall») и пятидесяти восьми стихотворений, гораздо менее известна в России, чем ее старшие сестры Шарлотта и Эмили Бронте. В то же время Н.П. Михальская подчеркивала, что феномен сестер Бронте не может быть полностью осмыслен без учета творчества младшей сестры, которая до последнего времени оставалась в позиции «Золушки в литературе». В англоязычном литературоведении Энн Бронте долгое время рассматривалась в едином контексте с Шарлоттой и Эмили Бронте.  Причем одни авторы  стремились показать влияние сестер на формирование Энн Бронте как писателя, а другие - выявить самобытность и новаторство ее творчества и определить его влияние на развитие романа XIX в.

Причиной того, что Энн Бронте долго оставалась в тени Шарлотты и Эмили Бронте, была короткая жизнь писательницы, не позволившая до конца раскрыться ее таланту. Кроме того, Шарлотта Бронте создала после смерти младшей сестры миф о ней, как о посредственной и незрелой писательнице. В переиздание романов сестер 1850 г., вышедшее после их смерти, Шарлотта Бронте не включила «Незнакомку из Уайлдфелл Холла». В результате произведение надолго «выпало» из контекста английской литературы XIX в.

Первыми критическими откликами на творчество Энн Бронте были обзоры ее современников, опубликованные в критических изданиях: «Спектейтор» («Spectator»), «Атенеум» («Athenaeum»), «Литерари Уорлд» («Literary World»), «Норф Американ Ревью» («North American Review»), «Шарпс Лондон Мэгезин» («Sharpe’s London Magazine»), «Рамблер» («Rambler»), «Экзэминер» («The Examiner»), «Фрейзерс Мэгезин» («Fraser’s Magazine»).

Отклики эти носили противоречивый характер. Однако все обозреватели соглашались в том, что романы сестер Бронте явились самобытным явлением в викторианской литературе, во-первых, по своей тематике (все они обращались к материалу, посвященному больным проблемам общества, о которых было неприлично писать открыто), во-вторых, по своей художественной манере: сестры писали прямо, без прикрас, не щадя чувства читателей, разрушая викторианские табу. Романы Энн Бронте получили заслуженную похвалу за силу и яркость воображения и используемых эффектов и образности, за новизну, живость и реалистичность характеров, за глубину психологизма, а также правдивое и убедительное изображение природы.

Критики не сразу отдали должное мастерству Энн Бронте-романистки. С середины XIX до 30-х гг. XX в. окончательно сложились три тенденции в подходе к ее творчеству. Первая, вслед за Шарлоттой Бронте и Элизабет Гаскелл, отказывает Энн Бронте в литературном даре, а ее творческому наследию - в значительности. Вторая  - считает творчество Энн Бронте интересным лишь с биографической точки зрения как подспорье в понимании художественного мира ее более талантливых сестер. Третья тенденция делает акцент на самостоятельной значимости творчества Энн Бронте. Ее сторонники полагают, что, если бы писательнице была суждена более долгая жизнь, она бы оказалась в одном ряду с великими писателями девятнадцатого столетия.

В Англии вторичное открытие писательницы после длительного забвения произошло в 30-гг. XX в. и принадлежало Дж. Муру. С этого момента интерес к творчеству Энн Бронте постепенно продолжал возрастать. Немалую лепту в этот процесс внесли такие зарубежные ученые, как Уинифред Джерин, Дерек Стенфорд, Ада Харисон, Дж. П. М. Скотт, Эдвард Читам, Элизабет Ленгланд, Марианна Тормален, Бетти Джей и другие, изучавшие разные аспекты творчества писательницы.

На русский язык романы Энн Бронте  были переведены в 1990 г. Однако первые упоминания о писательнице в России относятся к 1850 году. Таким образом, знакомство с автором началось с биографии (причем в общем биографическом контексте с более известными в нашей стране Шарлоттой и Эмили Бронте) - оно намного опередило знакомство читателя с романами. Репутация Энн Бронте в России долгое время складывалась в отрыве от ее произведений и под влиянием английского взгляда, в котором преобладала тенденция преподносить творчество писательницы как младшей сестры двух других, более талантливых сестер. Только в последние годы отношение к Энн Бронте в отечественном литературоведении стало меняться. Ее произведения не только попали в поле зрения исследователей, но и получили высокую оценку. Однако изучение творчества Энн Бронте в России только начинается. До недавнего времени существовали лишь материалы биографического и справочного характера, посвященные писательнице, не было цельного представления о художественном мире Бронте как едином тексте. Среди наиболее значительных работ – вступительная статья Н.П. Михальской к первому изданию переводов романов и стихов Энн Бронте «Эта третья сестра Бронте» (1990 г.), а также диссертационное исследование М.Н. Рябкова «Незнакомка из Уайлдфелл Холла» как женский текст» (2004 г.). Жанр вступительной статьи не позволяет Н.П. Михальской дать исчерпывающую информацию о писательнице, а пилотная диссертация М.Н.Рябкова ограничивается изучением только ее позднего романа, причем с достаточно узкой - гендерной - перспективы. Очевидно, что творчество Энн Бронте в целом по-прежнему остается в нашей стране практически неизученным. Это обусловливает новизну предлагаемого исследования.

Актуальность работы связана с постоянным ростом интереса к творческому наследию Энн Бронте как у нас в стране, так и за рубежом. Об этом свидетельствуют экранизации романа «Незнакомка из Уайлдфелл Холла» 1968 и 1996 гг.; регулярное появление новых интернет сайтов, создаваемых поклонниками писательницы; возникновение «Русскоязычного сообщества поклонников творчества сестер Бронте» в «Живом журнале» в Интернете, где Энн Бронте уделяется равное внимание наряду с сестрами; проведение «Британским советом» конкурсов, связанных с творчеством как всех трех сестер Бронте, так и с творчеством Энн Бронте в отдельности и т.д.

Достоверность полученных результатов обеспечивается:

- опорой на оригиналы текстов стихотворений и романов Энн Бронте, а также обращением к дневникам писательницы;

- использованием методики «пристального чтения», частотного анализа  и применением методов анализа произведения, разработанных такими отечественными учеными как М.М.Бахтин, Б.М. Гаспаров, Б.О. Корман, Д.С.Лихачев, а также учеными нижегородской школы В.Г. Зусманом, З.И. Кирнозе, О.А. Наумовой, С.М. Фоминым, М.В. Цветковой.

Материалом исследования стало творческое наследие Энн Бронте, ее поэзия и проза. 

Объектом исследования послужили два созданные Энн Бронте романа «Агнес Грей» и «Незнакомка из Уайлдфелл Холла», пятьдесят восемь стихотворений и дневниковые записи писательницы.

Предметом исследования явился художественный мир Энн Бронте в его становлении и развитии на протяжении всей жизни писательницы, со специальным акцентом на ключевые мотивы и субъектно-объектную организацию ее произведений.

Под художественным миром в работе, вслед за Д.С.Лихачевым, понимается «результат и верного отображения и активного преобразования действительности». Это преобразование основано на «внутренних закономерностях» [Лихачев 1968: 76], что позволяет трактовать художественный мир как систему. Р.О. Якобсон, отмечая глубокую авторскую индивидуальность художественного преобразования действительности, предлагает видеть в  художественном мире текстуальное воплощение «индивидуального мифа» конкретного автора,  представляющего собой «объединяющий инвариант, неразрывно и глубинно связанный с постоянной многообразной вариативностью» [Якобсон 1985: 267].

Такими инвариантами в настоящей работе оказываются ментальные концепты [Степанов 1997: 40-76; Зинченко, Зусман, Кирнозе 2007: 162-167; Вежбицкая 1996: 70-77]1 художественного мира Энн Бронте, вычленение которых производится на основе анализа ключевых слов [Вежбицкая 1996: 70-77], вербально представляющих ментальные концепты в произведениях писательницы и выступающих в качестве вариантов.

Развивая концепцию «поэтического мира», выдвинутую  Р.О. Якобсоном, Ю.М.Лотман подчеркивает необходимость при его исследовании уловить «систему отношений, которую поэт устанавливает между основополагающими образами-символами» [Лотман 1993: 147], а  академик М.Л. Гаспаров предлагает рассматривать художественный мир как систему «всех образов и мотивов, присутствующих в конкретном тексте» [Гаспаров 1988: 126]. Именно как система мотивов со специфической иерархичностью и организацией описывается художественный мир Энн Бронте во второй главе исследования

В.Г. Зусман, кроме системы образов и мотивов, называет ряд других существенных уровней для описания художественного мира автора, среди которых пространственно-временные отношения, субъектно-объектная организация, художественная логика автора и его этическая концепция [Зусман 1997: 35]. Перечисленные уровни стали предметом изучения в третьей главе работы.

Цель диссертации - исследовать художественный мир Энн Бронте как целостную систему. Для достижения поставленной цели решались следующие частные задачи:

- изучить становление Энн Бронте  в контексте  английской литературы и, в частности, в контексте творчества Шарлотты и Эмили Бронте;

- определить традиции, на которые писательница опиралась, и свойственные ей индивидуальные новаторские черты;

- на основе частотного анализа всех принадлежащих Энн Бронте произведений (как лирических, так и прозаических) вычленить характерные для них ключевые слова и на их материале сделать заключение о ментальных концептах, наиболее важных для художественного мира писательницы;

- выявить принципы сцепления ментальных концептов между собой и определить систему мотивов, характерную для художественного мира Энн Бронте;

- исследовать пространственно-временные отношения, субъектно-объектную организацию и авторскую модальность романов «Агнес Грей» и «Незнакомка из Уайлдфелл Холла» с точки зрения отражения в них этической концепции писательницы и ее мировидения.

Теоретико-методологическую базу исследования составили идеи и концепции, представленные в трудах по художественному миру писателя: М.Л. Гаспарова, Д.С.Лихачева, Ю.М.Лотмана, Р. О. Якобсона, В.Г. Зусмана; по теории автора и субъектно-объектной организации текста: М.М.Бахтина,  Б.О. Кормана, З.И. Кирнозе, О.А. Наумовой, С.М. Фомина, Н.С. Валгиной, Е.В.Ермаковой; по теории мотива: Б. М. Гаспарова, Дж. Шипли  (J.Shipley); труды отечественных англистов: Н.П. Михальской, Г.В. Аникина,  В.В. Ивашевой, З.Т. Гражданской, М.П. Тугушевой, Т.И. Сильман,  М.В. Цветковой, О.Ю. Полякова, М.Н. Рябкова; зарубежных исследователей  творчества Энн Бронте – Э. Читама, У. Джерин, Т. Уиннифрифа, А. Харрисона, Д. Снэнфорда, М. Фроли, Э. Ленгланд, М. Тормален, Б. Джей и других. 

Методические подходы и методика анализа. Поставленные задачи  решались с помощью комплексной методики, включающей принципы биографического, историко-литературного, культурно-исторического, сравнительно-сопоставительного  метода, а также концептуального анализа художественного текста, предполагающего интерпретативный подход к тексту с использованием методики пристального чтения и моделирования объекта.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Лирика и романистика Энн Бронте представляет собой  единый  текст, предполагающий цельность порождающего его художественного мира, основанного на системе ключевых мотивов и ключевых слов, организующих художественную систему писательницы.
  2. Центром внутреннего мира Энн Бронте оказываются духовные ценности, имеющие ярко выраженный религиозный характер, что и определяет художественную систему писательницы.
  3. Ключевыми для художественного мира Энн Бронте являются слова: «God», «love», «light», «heaven», «sea», «home», «fаith», «way / narrow way» «vanity», «truth», определяющие связанные с ними мотивы божественной благодати;  божественного света;  веры и выбора пути; дома; истины / правды;  суеты / тщеславия, которые находят выражение как в лирике, так и в романах писательницы.
  4. В романах художественный мир Энн Бронте проявляет себя через пространственно-временные отношения, субъектно-объектную организацию и авторскую модальность.
  5. Системный характер художественного мира Энн Бронте обусловлен сочетанием традиций, характерных для викторианского романа, и новаций, которые оказали влияние на дальнейшее развитие англоязычного романа.
  6. Самобытность романов Энн Бронте состояла в обращении к темам, считавшимся в то время табу; во введении нового типа героини и положительного героя-мужчины; во внедрении новых повествовательных приемов, получивших широкое распространение в англоязычной литературе последующего времени.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в ней определяется место Энн Бронте как поэта и романиста в истории английской литературы, доказывается целостность ее художественного мира, в основе которого лежит система ключевых мотивов и слов, имеющих часто религиозный характер.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью применения основных его положений и результатов при чтении общего курса по истории зарубежной литературы и истории литературы Англии в высших учебных заведениях, специальных курсов и семинаров по викторианскому английскому роману, по творчеству Энн Бронте и сестер Бронте в целом; в курсах межкультурной коммуникации, теории и практики рассмотрения вопросов художественного мира.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены на XVI, XVII и XXI, XXII Пуришевских чтениях (Москва, 2004, 2005, 2009, 2010), международных научных конференциях «Французский язык и культура Франции в России XXI века» (Н.Новгород, 2004), «Русский акцент в мировой культуре: Литература, Искусство, Перевод» (Н.Новгород, 2010). Материалы диссертации обсуждались на аспирантских семинарах кафедры зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. Результаты исследования представлены в 11 публикациях, в числе которых три – в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура работы отражает основные этапы исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается общая характеристика работы, определяются ее методологические принципы, обосновывается выбор темы, объекта исследования, определяются цель, задачи и методы исследования, дается общий обзор критической литературы, указываются научная новизна, актуальность работы, характеризуется практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, сообщаются сведения об апробации положений диссертационного исследования.

В первой главе «Жизнь и творчество Энн Бронте» внимание сосредоточено на факторах, определивших мировоззрение,  художественный мир и творческую манеру писательницы, ее осознанный выбор быть «другой», отличной от сестер. В первом разделе «Личностное и творческое становление Энн Бронте» анализируются основные события ее жизни, которые определили круг тем и проблематику ее творчества как поэтического, так и прозаического.

Подробности жизни и творчества Энн Бронте, ставшие сегодня известными благодаря новым работам исследователей, позволяют говорить о подчеркнутой индивидуальности наследия Энн Бронте, которое отличалось от творчества Шарлотты и Эмили Бронте отношением к людям и событиям, миру, Богу, творчеству, а также дают возможность составить представление о личности автора, отразившейся в романах «Агнес Грей» и «Незнакомка из Уайлдфелл Холла», которые  внесли свою специфику в развитие английского романа XIX века.

Во втором разделе «Предшественники и современники Энн Бронте» прослеживаются традиции, на которые писательница опиралась. Причем принимается во внимание как синхроническая, так и диахроническая линия английской литературной традиции.

Несмотря на свою самобытность, Энн Бронте в контексте английской литературы начала XIX века встраивается в единый контекст с целым рядом предшествующих традиций. Это традиция английской поэзии и прозы сентиментализма (Э. Юнг, Дж. Томсон, Т. Грей и О. Голдсмит) и шире - эссеистики и прозы эпохи Просвещения (С. Джонсон, С. Ричардсон, Г. Филдинг, Д. Дефо.); традиция английской духовной поэзии (У. Каупер, Ч. Уэсли) и аллегорической прозы (Дж. Беньян); ирландская поэтическая (Т. Мур) и дидактическая  (М. Эджворт) традиция; романтическая традиция (У. Вордсворт); а главное, традиция английского женского романа, представленного такими выдающимися писательницами, как Анна Радклиф, Джейн Остен, Шарлотта и Эмили Бронте, Элизабет Гаскелл, Джордж Элиот.  Отличительной чертой творчества Энн Бронте можно назвать то, что оно соединило в себе смелое новаторство с национальными традициями и может рассматриваться как важная ступень в развитии английского реалистического романа в целом.

Третий раздел «Творческое наследие Энн Бронте в контексте творчества сестер» посвящен сравнительному анализу произведений Энн Бронте с творчеством ее старших сестер, Шарлотты и Эмили; он показывает, как расхождения в эстетических взглядах проявились в произведениях, созданных писательницами. 

Сестры Бронте на протяжении жизни испытали влияние различных литературных традиций, поэтому к 1845 г., когда они вновь оказались вместе в Хоуорте, близость взглядов, объединявшая их в детстве, была навсегда утрачена. Их по-прежнему роднило убеждение, что английская женщина, в тот момент совершенно юридически бесправная, должна получить свободу. Однако взгляды на женскую и мужскую природу, а также на вопросы разума, веры и страсти значительно различались.

Публикация в 1846 г. совместного сборника стихов лишний раз заставила сестер осознать, как различны их взгляды на мир. Отношение к происходящему Энн Бронте выразила в стихотворении «Три Ориентира» («The Three Guides), написанном, когда Шарлотта закончила роман «Джен Эйр». Лирическая героиня стихотворения делает выбор между тремя духовными ориентирами, в качестве которых рассматривает дух Земли («Spirit of Earth»), Гордости («Spirit of Pride») и Веры («Spirit of Faith»). Она отвергает дух Земли с его холодным, рассудочным отношением к жизни, способным убить радость, любовь и надежду, как и дух Гордости, не отрицая, однако, его «байронической» привлекательности. Выбор лирической героини падает на дух Веры, который единственный может донести до заблуждающегося человека волю Господа.

Исследователи обычно не брали в расчет точку зрения Энн Бронте в творческом споре с Шарлоттой потому, что за более именитой сестрой всегда оставалось последнее слово. Шарлотта полагала, что «”Уайлдфелл Холл” вряд ли стоило сохранять для потомков» и на протяжении своей жизни не разрешала переиздавать его. Отношение Энн к творчеству старшей сестры до последнего времени не было известно, поэтому в диссертации на нем сделан акцент. Убедительным представляется предположение Э. Ленгланд, что Шарлотта просто боялась романа сестры из-за правдивости его реализма, граничащей со скандальностью, и за его смелое новаторство, заставлявшее видеть в Энн серьезную соперницу. У.С. Уилиамс, знакомившийся с рукописями в издательстве, обратил внимание на сходство Хантингдона и Рочестера и написал об этом Шарлотте. Она опровергла его наблюдения, но больше никогда не наделяла героев-мужчин чувственной привлекательностью Рочестера.

Хотя диалог с Шарлоттой занимал существенное место в художественном мире Энн, спор с Эмили составил более существенную его часть. Литературоведы лишь недавно заговорили о том, что роман «Незнакомка» является ответом на роман «Грозовой перевал». Романы «Грозовой перевал» и «Незнакомка» на разных уровнях связывают многочисленные параллели. Начальные буквы названия домов Wuthering Heights и Wildfell Hall идентичны. В романе Эмили Бронте мы встречаем героев с именами Heathcliff, Hareton, Hindley; у Энн Бронте - Huntingdon, Hattersley, Hargrave, Halford. Оба произведения построены рамочно - как рассказ в рассказе; оба используют мужского и женского повествователя, причем оба повествователя относятся к разряду «неосведомленных». И у Эмили, и у Энн в романе повествование дано от первого лица, но у Эмили - с точки зрения двух сторонних наблюдателей, а у Энн - двух активных участников событий. Обе сестры используют готический элемент в своих романах, однако делают это по-разному. Если у Эмили присутствует готический хронотоп (старинный, пугающий дом, в котором обитает Хитклиф), вводятся персонажи, характерные для готического романа (привидение Кэтрин), то у Энн «готическое» остается лишь на уровне антуража, приобретает символическое наполнение (заброшенный, полуразрушенный дом, где живет Хелен в атмосфере одиночества и неустроенности). Изображение дома на холме в «Незнакомке» глазами практичного Гилберта Маркхема, владельца фермы, снимает возможность романтической интерпретации образа дома на холме, который присутствует в романе Эмили.

Ощутимы переклички хронотопов двух романов: действие происходит в  диком одиноком месте, на возвышенности (холме), причем ему противопоставлено некое благополучное, комфортное место (у Эмили – дом Линтонов, у Энн – Маркхемов). В Уатеринг Хайтс (Wuthering Heights) тепло домашнего очага сохраняется даже в самые тяжелые моменты, в то время как очаг Уайлдфелл Холла (Wildfell Hall) холоден и безжизнен. Различны в романах трактовки центральных мужских образов. Грубость и дикие выходки Хантингдона показаны Энн как результат принадлежности к высшему сословию и пустоты его жизни, которую он пытается заполнить развлечениями; жестокость Хитклифа сродни порочности байронических героев и романтически эстетизирована.

Романы Энн Бронте выделялись из творчества сестер наибольшим дидактизмом. Произведения Ш. Бронте были менее дидактичны, так как ее больше интересовали человеческие взаимоотношения. Для Эмили Бронте нравственные вопросы были наименее актуальны. Во главу угла она ставила воображение, которое обожествляла. Таким образом, роман «Незнакомка» рождался в постоянном диалоге с Шарлоттой и Эмили, что позволило Энн Бронте выкристаллизовать собственные образы, приемы, неповторимую творческую индивидуальность и создать свою художественную реальность.

В четвертом разделе «Новаторство Энн Бронте» выясняется индивидуальный вклад писательницы в развитие английского романа, который состоял в тематическом новаторстве, отразившем феминистскую мысль XIX в.; в новаторстве на уровне формы, проявившемся в выборе сюжета, героя, типа, манеры повествования.

Энн Бронте вводит новый тип героини, более смелой и независимой духовно, способной самостоятельно содержать себя, независимой от мужского одобрения. Таким образом, она перестраивает жизненные приоритеты викторианской женщины, для которой отношения в семье были важнее независимости. Эволюция героинь Ш. Бронте – от уступчивой Франсез до независимой Люси Cноу в «Городке» – отражает влияние героинь Энн Бронте Агнес Грей и Хелен Грэхем. Если Шарлотта отстаивала право женщины испытывать сексуальные чувства и иметь собственное мнение при выборе мужчины, то Энн отстаивала возможность выбирать профессию, иметь работу и самостоятельно себя обеспечивать.

В изображении мужских персонажей новаторство Энн Бронте состоит в том, что она показывает слабости, обычно приписываемые женщинам, как характерные для мужчин. В отличие от традиционных моделей мужской тирании, которые основаны на злоупотреблении патриархальной властью, мужчины, созданные Энн Бронте, отличаются слабостью и иррациональностью. Ее мужские характеры не способны к проявлениям власти и физической силы, которые бы выглядели привлекательно и вызывали уважение. Хантингтон в конце жизни - ноющий, испуганный негодяй; даже положительный герой - Гилберт Маркхем - подвержен взрывам иррациональной жестокости. Поскольку женщина в романах Энн Бронте ищет в мужчине не хозяина, а партнера, любимые герои писательницы (Эдвард Уэстон, Фредерик Лоренс) сильны не физически, а своими моральными принципами и убеждениями.

Описывая Уэстона, Агнес говорит о нем как об «очень уважаемом», «очень разумном», совсем «неромантичном мужчине», который не прибегает к «сладким фразам и пламенным речам», как другие, и не оскорбляет ее  «милым вздором». Рисуется портрет весьма обычного, даже заурядного человека, который, тем не менее, может рассматриваться как антитеза романтическим образам Рочестера и Хитклифа. Роман «Незнакомка» становится своеобразным предупреждением для молодых, романтически настроенных читательниц об опасности брака с привлекательным «байроническим героем», таким как Хантингдон; и в конце роман вознаграждает героиню счастливым замужеством за обычным фермером.

Новаторским в обоих романах Энн Бронте явился сам выбор героини. Агнес Грей - ничем не выдающаяся девушка. Внешне в ней нет ничего, что могло бы привлечь внимание. Но, делая Агнес повествователем, Энн Бронте наделяет ее внутренней привлекательностью. Именно образ Агнес Грей подсказал Шарлотте Бронте образ Джен Эйр – бедной, внешне непривлекательной девушки, которая способна противостоять унижающей ее ситуации. Сила такой женщины-повествователя потенциально огромна. Введенный в «Агнес Грей» тип повествования напоминает речь проповедника, который постепенно завоевывает аудиторию, обретая над ней все большую власть.

Техника повествования от первого лица в соединении с повышенной эмоциональностью делает заурядную историю увлекательной и интересной, заставляя читателя проживать ее вместе с героиней и сопереживать ей. Эту же технику Энн Бронте, усовершенствовав, применила в романе «Незнакомка», а Ш. Бронте использовала в романе «Джен Эйр», что сделало его бестселлером. 

Во второй главе «Ключевые мотивы художественного мира Энн Бронте» вычленяются основные мотивы художественного мира Бронте на основании анализа ее поэзии, ставшей «лирическим дневником» писательницы; данные мотивы затем прослеживаются в романах. Мотивы на уровне текста проявляют себя в ключевых словах, которые, в свою очередь, являются отражением стоящих за ними ментальных концептов, формирующих концептосферу художественного мира Энн Бронте.

Мотив в работе понимается как «любой феномен, любое смысловое «пятно», событие, черта характера, элемент ландшафта, любой предмет, произнесенное слово, краски звуки и т.д.» [Гаспаров 1944: 306]. Главный критерий, определяющий выделение мотива – «его репродукция в тексте». Таким образом, критерием выделения ключевых мотивов художественного мира Энн Бронте в работе стал частотный анализ их повторяемости во всем корпусе текстов, принадлежащих писательнице.

На основании исследования биографических фактов, текстов романов и лирики Энн Бронте можно сделать вывод, что центром внутреннего мира писательницы является Бог как первоначало,  источник и создатель всего сущего, что и определяет всю ее художественную систему.  Художественный мир Энн Бронте представляет собой стройную систему, в которой нашли отражение убеждения, формировавшиеся на протяжении жизни. Элементы этой системы взаимосвязаны, взаимообусловлены и сплетены друг с другом множественными неразрывными связями. Как и всякая система, художественный мир Энн Бронте имеет собственную иерархию, где центральный элемент обусловливает содержание остальных элементов, эту систему составляющих.

Все ключевые мотивы художественного мира Бронте так или иначе связаны с ее представлением о Боге и взаимоотношении человека с ним. Таким образом, ключевым мотивом всего ее творческого наследия можно считать мотив божественной благодати, с которым связаны мотив божественного света, мотив веры и выбора пути, мотив дома, мотив истины / правды, мотив суеты/ тщеславия, содержательное наполнение которых связано с ключевыми словами: «God», «love», «light», «heaven», «sea», «home»,  «faith», «way / narrow way», «truth», «vanity».

Мотив божественной благодати. Являясь центральным концептом художественного мира Энн Бронте, Бог получает в ее творчестве многочисленные трактовки. В стихотворение  «В память о счастливом дне в феврале» («In Memory of a Happy Day in February», 1842) Бог предстает  как создатель всего сущего («By whom all things were made»), как бесконечная мудрость («wisdom infinite»), могущество, явленное во всех его творениях («power In all his works displayed»). Далее из текста следует, что Бог – это еще и слава («glory»), и неземная милость («mercy all divine»), и неземное блаженство («bliss divine»). Пути его неисповедимы («Deep secrets of his providence \ In darkness long concealed»), но могут быть явлены человеку в момент озарения. Лирическая героиня вдруг постигает Божественный замысел, согласно которому устроен земной мир. Ощутив бесконечную силу Бога, она испытала не страх, а счастье, и пережила единение с Богом («I felt that God was mine»). В результате длительных духовных поисков писательница приходит к осознанию, что главным проявлением Бога является любовь, представляющая собой невероятно мощную силу, которая удесятеряет силы человека. Концепты «сила» («power») и «любовь» («love») сливаются у Энн Бронте воедино. Показательным является название стихотворения «Сила любви» («Power of Love») 1846 г.

В романах Энн Бронте вопрос божественной любви играет важную роль. В них положительные герои  основываются именно на таком понимании Бога или в результате нравственных исканий приходят к ней. Cуть концепции Бога у Энн Бронте заключается в том, что Бог есть безусловная любовь и всепрощение, но, чтобы быть достойным их, человек должен потрудиться.

Мотив божественного света. В художественном мире Энн Бронте Бог неотделим от образов света. Лексема «light» («свет») и ее многочисленные контекстуальные синонимы могут считаться самой частотной в лирике Бронте. Все программные стихотворения писательницы так или иначе связаны с образами света.

Уже с самых первых стихов свет становится знаком присутствия Бога. Обычно образ света связан с идеями радости («delight», «mirth»), счастья («bliss»), мира в душе («peace»), свободы («freedom»), любви к близким людям («love»), гармонии с миром, когда лирическая героиня получает божественную поддержку или знак свыше. Персонажи Энн Бронте часто смотрят вверх - на небеса. Так, свет («light») оказывается непосредственно связанным с образом небес («sky», «skies», «heaven», «heavens»), которые являются источником света, воплощением Царствия Божия, а в конце жизни и дома («home»), поскольку там обитает Бог.

Самым неожиданным образом слова «heaven» и «sky» оказываются в художественном мире Энн Бронте синонимичны лексеме «sea» («море»). Думается, что море напоминало ей ту же безграничную, живую стихию, как и небо Йоркшира, такое же бушующее ветрами, светящееся, бесконечное, изменчивое. Эта мощь могла иметь только божественную природу. Поэтому в творчестве писательницы образы моря и неба идут рука об руку, как отражение одного в другом. Море воспринималось как перевернутое небо.  В дальнейшем образ морской стихии получает развитие в ключевых моментах  обоих романов писательницы.

Мотив веры и выбора пути. Важнейшим ключевым словом в художественном мире Бронте является слово «faith» - «вера», которое связывается с идеей пути («way», «course», «path» и словосочетания: «upward path», «narrow way», раскрывающие наполнение концепта «вера» для писательницы) и обнаруживает влияние «Пути паломника» Джона Беньяна. Путь этот мыслится как паломничество длиною в жизнь, полное испытаний и искушений, с целью обретения Бога. Путь к небесам для писательницы видится как «узкий путь» («narrow way»), потому что для верующего человека четко задан курс, от которого нельзя отклоняться. Как только он сбивается с верного направления, прельщенный  плотской любовью и наслаждениями («lust»), обуреваемый гордыней («pride»), жаждой мирской славы («renown»), богатства («treasure»), Господь посылает ему горести и несчастья, стремясь вернуть на путь добродетели.

Мотив дома. С концептами «God», «heavens», «faith» в художественном мире Энн Бронте оказывается связан концепт «home» («дом»), который претерпевает существенную эволюцию на протяжении жизни писательницы: от земного дома, ассоциирующегося с семьей, родным домом в Хоуорте и окружающими его вересковыми пустошами, суровой северной природой Йоркшира, милой сердцу писательницы, до дома небесного, божественного, к которому она стремится в конце жизни.

Мотив истины / правды. В общий круг концептов - «God» – «light» – «heavens» – «faith» - «home» - оказывается органично вписанным и ключевое слово «true, truth», которое имеет отношение прежде всего к пониманию Энн Бронте Бога и веры, но также и к ее восприятию истинного искусства и подлинного и неподлинного человеческого существования. Ключевое слово «true»  может выступать в творчестве писательницы синонимом слова «faithful» (как в человеческих отношениях, так и в отношениях с Господом); антонимом «untrue / false» (особенно в отношении к творчеству); антонимом «vain», когда речь идет о жизни человека в светском обществе с его ложными ценностями.

Для понимания специфики художественного мира Энн Бронте особенно интересным оказывается преломление концепта «true / truth»  в связи с темой творчества («art»), способность к которому видится писательнице как божий дар, талант. Свой талант писательница  находит, в умении видеть жизнь и отношения между людьми такими, какие они есть, и показывать их неприглядные стороны читателю, независимо от того, будет ему приятно это или нет. Так, главная задача писателя состоит в правдивом изображении жизни со всеми ее пороками и ловушками («snares and pitfalls») [Bronte 2001: 4], которые подстерегают неопытные сердца («the young and thoughtless traveler») [Bronte 2001: 4] на жизненном пути,  и, правильно расставив акценты, подсказать читателю «узкую тропу», которая приведет его на Небеса. Одной из главных ловушек, в которую легко попасть, оказавшись в светском обществе, писательнице виделось тщеславие. «Vanity / vain» оказывается одним из важнейших компонентов художественного мира Энн Бронте. 

Мотив суеты / тщеславия. В «лирическом дневнике» Энн Бронте слово «vanity» встречается редко, зато часто используются слова «vain», «vainly» и выражение «in vain» для характеристики действий или событий, которые, с ее точки зрения, не привносят в жизнь  человека чего-то подлинного и настоящего («true»), не дают истинного знания, не делают человека лучше и чище (pure), не несут пользы окружающим людям. Они могут быть охарактеризованы словом «суета», и направлены на удовлетворение земных амбиций, которые, по мнению Энн Бронте, не только тщетны, но и греховны, и в художественном мире ее романов неизменно приводят к несчастью, краху жизненных планов.

Программным  в отношении концепта «vanity» является стихотворение «Суета сует, все суета» (Vanitas Vanitatum, Omnia Vanitas»), написанное в 1845 г. В заглавие вынесена сокращенная цитата из «Екклесиаста»: «Суета сует, … - все суета!» [Библия 1990: 666], а сам текст является поэтическим переложением библейского текста. В человеческом мире, как и в мире природы, происходит постоянный круговорот. Все повторяется в природе, все повторяется в жизни человека. Движение по замкнутому кругу не приносит удовлетворения. Понимание того, что в жизни все прах и в прах обратится, приводит к пониманию бесполезности стремления к земным благам и вопросу о смысле прихода человека в мир. Вслед за царем Соломоном, Энн Бронте провозглашает, что человек должен радоваться тому, что послано ему Богом. Роптать на судьбу значит проявлять «vanity» - само английское слово одновременно вбирает в себя как мысль о тщетности, бессмысленности такого поведения, так и идею гордыню. Гордыня («pride») как неотъемлемая часть концепта «vanity» оказывается связанной в художественном мире Энн Бронте со светским обществом, которое живет ложными ценностями, пребывая в постоянной погоне за мирскими благами. Так «vanity» вписывается в характерную для мира Энн Бронте оппозицию «true – false». Ложное в романах писательницы - это лицемерие и ханжество, все показное, которое встречается  везде, где есть светское общество.

Приоритетами художественного мира писательницы оказываются духовные ценности, имеющие религиозный характер. В круг занимавших писательницу нравственных вопросов органично входит проблема социального и гендерного равенства, вопрос правдивости в искусстве, мерилом которой были собственный житейский опыт и нравственные законы.

Выявленные особенности  мировидения  Энн Бронте проявляются на всех уровнях ее художественного мира: в выборе жанра романа воспитания, который позволяет проследить становление героя; в построении сюжета, всегда направленного на обретение главным персонажем Бога и мира внутри себя, за которым следует награда; в пространственно-временной структуре текста, где вертикаль всегда важнее, чем горизонталь, а также в субъектно-объектной организации романов, главной задачей которой является более полное и правдивое отображение действительности.

Третья глава «Концепция «художественного автора» и проблема модальности в романах Энн Бронте» посвящена разбору субъектно-объектной организации обоих романов писательницы в сравнении и проявлению автора на уровне композиции. Кроме того, в главе проводится стилистический анализ с целью выявления способов воплощения модальности автора на уровне текста романов.

В первом разделе «Субъектно-объектная организация романа «Агнес Грей». Проблема авторской модальности в романе» рассматривается  субъектно-объектная организация текста, а также авторская модальность, которая наряду с мотивами формирует художественный мир писателя. Автор в работе трактуется «как носитель (субъект) сознания, выражением которого является все произведение. …Чем больше отрывки текста, тем сложнее система субъектных опосредований автора» [Корман 1992: 142]. В целом произведении автор опосредован всей его субъектной организацией.

Раздел, посвященный «Агнес Грей», характеризует автора в романе и выявляет специфику авторской модальности, прослеживая как «концепированный» автор (термин Б.О. Кормана) проявляет себя на уровне текста. Под модальностью на уровне предложения-высказывания понимается «категория, выражающая отношение говорящего к содержанию высказывания (субъективная модальность) и отношение последнего к действительности (объективная модальность). Объективная модальность отражает, как говорящий (автор) квалифицирует действительность – как реальную или ирреальную, возможную, желаемую и т.д. Так, модальность реализуется на лексическом, грамматическом и интонационном уровне» [ Валгина 2003:  96-104]. Категория модальности может быть вынесена также на уровень текста и речевой ситуации. «Модальность текста – это выражение в тексте отношения автора к сообщаемому, его концепции, точки зрения, позиции, его ценностных ориентаций, сформулированных ради сообщения их читателю» [Валгина 2003:  98].  Модальность текста проявляется на прямо-оценочном,  косвенно-оценочном и  языковом уровнях.

В романе «Агнес Грей» «формально-субъектная организация» преобладает над «содержательно–субъектной» (термины Б.О.Кормана). На протяжении романа  субъектная организация изменяется по мере того, как автор переходит от идеалистического взгляда на жизнь к реалистическому.

Особенность субъектного строя текста – принадлежность большей его части «первичному субъекту речи» - повествователю; а меньшей, представляющей собою прямую речь, – «вторичным субъектам речи» (термины Б.О. Корман) – героям. В повествовательном тексте, принадлежащем Агнес Грей, обнаруживаются два сознания: поэтическое (его носитель - повествователь) и прозаическое (его носители – другие герои романа).

Текст, с «формально субъектной точки зрения», принадлежит Агнес Грей. «Содержательно-субъектная  организация текста» богаче и сложнее. Носитель речи здесь двоится, так как личный опыт Агнес есть опыт наивной молодой девушки, не знающей другой жизни, кроме той, которую имела в любящей семье, тогда как ее «идеологический опыт» (термин М.М. Бахтина) является опытом сильной духом женщины, которая обрела путь в жизни и счастье  в результате внутренней работы над собой.

Роман построен на сплетении многочисленных пространственно-временных точек зрения, через которые выявляет себя субъект сознания. Мастерство Энн Бронте проявилось в умении «играть» точками зрения: то приближаться к изображаемому, то давать панорамный взгляд, сопровождая это изменением временной перспективы. Повествователь то сливается с моментом изображения, то дистанцируется от него. Такое разделение концептуально для художественного мира Энн Бронте и определено поэтикой воспоминаний, встраивающей писательницу в традицию европейской литературы от У. Вордсворта до М.Пруста.

Отстранение от предмета изображения  достигается при помощи иронии как приема, позволяющего избежать прямых оценок, и в совокупности с другими приемами (драматизации; техники персонификации чувств, ведущих спор в сознании героини) способствует объективному («truthful») изображению действительности.

Оценки личного повествователя и автора в романе не всегда совпадают. В результате возникает эффект многоголосья, который усложняется тем, что повествователь оказывается в произведении еще и героиней, точка зрения которой расходится с точкой зрения повествователя, смотрящего на происходящее с высоты жизненного опыта. Причем эта точка зрения сталкивается с точкой зрения других героев.  Постепенно субъектно-объектная организация текста усложняется: на смену «плоскостного», черно-белого изображения персонажей приходит «объемная», реалистическая характеристика.

Во втором разделе «Субъектно-объектная организация романа «Незнакомка из Уайлдфелл Холла».  Мастерство композиции» прослеживается развитие мастерства Энн Бронте к моменту написания второго романа, которое обнаружило себя в усложнении композиции, системы повествователей, пространственно-временных отношений, в привнесении элементов увлекательности в повествование, во введении панорамной картины изображения, расширении круга персонажей, увеличении числа параллельных сюжетов и усилении психологизации.

Писательница умело «играет» разными родами литературы.  В первом романе доминирует эпическое начало с элементами драматизации, во втором - элементы «лирической прозы» соединены с драматическим началом.

Особенность композиции романа «Незнакомка» в том, что он построен как письмо-исповедь Маркхема, который становится основным повествователем. Однако большую часть произведения занимают выдержки из дневника возлюбленной Гилберта Хелен, которая и является главной героиней, и оказывается повествователем в большей части произведения. Сознание Маркхема еще неоднократно «вмешивается» в повествование, перемежаясь письмами Хелен,  и завершает роман, что обеспечивает игру точками зрений повествователей.

Число повествователей в романе «Незнакомка» увеличивается, и качественно они усложняются. Первый - удален от  автора биографического гендерно, но приближен социально, а второй - приближен к автору биографическому гендерно, но отдален социально.

Усложнение композиции во втором романе связано со стремлением Энн Бронте сделать произведение более увлекательным. Писательница использует  поэтику тайны: разворачивание событий с конца, как в детективных романах, загадочность героини, ее прошлого, введение «неосведомленного» повествователя, который вместе с читателями проходит все стадии приближения к разгадке тайны героини, отразившей веяния английской жизни 30-40 гг. XIX в. в связи с развитием движения женщин за эмансипацию. Такой подход для литературы того времени был новым и непривычным.

Построение романа «Незнакомка» подчинено реализации важнейшего для художественного мира Энн Бронте концепта «truth». Если в романе «Агнес Грей» автор, эксплицитно представленный в тексте, дважды открыто подчеркивает, что его целью является правдивый показ жизни, чтобы помочь читателю вынести из него мораль, то в романе «Незнакомка» в связи с формальным устранением автора из текста, идея правдивости, как авторского кредо, вынесена в «Предисловие». 

Важнейшим приемом создания объективности повествования во втором романе, как и в первом, является драматизация действия.  Во втором романе писательница ограничивает функции повествователя. Ему поручается только введение ситуации, сама же сцена разыгрывается героями, через реплики которых их сознание в текст романа вводится напрямую, лишенное комментария автора или повествователя. Субъектно-объектная организация «Незнакомки» тоже призвана наиболее достоверно изобразить жизнь через призму чувств двух личных повествователей: Гилберта, представляющего мужскую точку зрения, и Хелен, представляющей женский взгляд, что должно дать полную картину действительности.

При сравнении двух романов очевидна эволюция образа автора и его намерений. В «Незнакомке» создается  более широкая панорамная картина: изображение светской лондонской жизни, жизни крупных землевладельцев, мелкопоместных дворян, фермеров; расширяется круг персонажей; увеличивается число параллельно разворачиваемых сюжетов. Этот прием в системе с перечисленными выше отражает характерную для писательницы установку на последовательное устранение авторской оценочности из текста и объективацию повествования.

Во втором романе заметно усложняется художественная организация произведения в целом. Это находит отражение в повторяемости на разных уровнях: параллельных сюжетов, ситуаций, характеров, которая способствует правдивому изображению жизни во всем многообразии и задает повествованию определенный ритм. Истоки этого ритма следует искать в книге Экклезиаста с ее идеей о том, что все повторяется, возвращаясь на круги своя.

Усложняется и построение временной перспективы. Первая часть романа является воспоминанием Маркхема, пишущего в 1847 г. о событиях двадцатилетней давности. Таким образом, сюжет  выстроен ретроспективно и, как и «Агнес Грей», подчинен принципу воспоминания.

В дневниковой части эмоциональная дистанция между повествователем и героиней практически отсутствует. Дневник Хелен превращается в проповедь, в центре которой мысль о том, можно ли прожить жизнь в мире, полном соблазнов и ловушек, оставаясь верным строгим моральным принципам. Таким образом, героиня берет на себя роль женщины-проповедника, являвшуюся знамением времени. Проповеднический элемент обнаруживает себя в использовании характерных стилистических приемов: в обращении к церковной лексике и широком использовании библейских цитат; в построении речи, полной риторических вопросов и восклицаний; в анафорических параллельных конструкциях, напоминающих организацию библейского текста.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, которые легли в основу положений, выносимых на защиту. 

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Полякова Е.А.  Образ автора и проблема модальности в романе Энн Бронте «Агнес Грей» / Е.А. Полякова // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А.Добролюбова. Нижний Новгород: ФГБОУ ВПО НГЛУ. -  2011. - Выпуск 15. С. 150-160.
  2. Полякова Е.А. Становление личности Энн Бронте как художника / Е.А. Полякова // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А.Добролюбова. Нижний Новгород: ФГБОУ ВПО НГЛУ. -  2012. - Выпуск 17. С. 167-177.
  3. Полякова Е.А. Тема природы в поэзии Энн Бронте / Е.А. Полякова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Киров: ВятГГУ. 2012. - № 1 (2). С.128-131.
  4.   Полякова Е.А. Протестантская традиция и образ иной культуры в романе Энн Бронте «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла» / Е.А. Полякова // XVI Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры. Сборник статей и материалов конференции «Образ иной культуры в национальных литературах» 6-9 апреля 2004 г. / Отв. ред. Н.И. Никола. - М.:МПГУ, 2004. С.151.
  5. Полякова Е.А. «Женский роман» Жорж Санд и сестер Бронте / Е.А.Полякова // Французский язык и культура Франции: Сборник материалов международной научно-практической конференции 27-28 апреля 2004 г. – Н.Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 2004. –  С. 273-274.
  6. Полякова Е.А. Странствие духа в романе Э. Бронте «Агнес Грей» / Е.А. Полякова // XVII Пуришевские чтения: «Путешествовать – значит жить» (Х.К. Андерсен). Концепт странствия в мировой литературе. Сборник материалов международной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Х.К.Андерсена 4-8 апреля 2005 г. – М.: МПГУ, 2005. - С.182-183. 
  7. Полякова Е.А. «Английскость» романа Э. Бронте «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла» / Е.А.Полякова // Русско-зарубежные литературные связи: межвузовский сборник научных трудов. - Н. Новгород: НГПУ, 2005. – С. 204-215.
  8. Полякова Е.А.  Отражение викторианской эпохи в романе Энн Бронте «Агнес Грей» / Е.А.Полякова  // Традиция и инновация в отечественной и мировой культуре и истории в эпоху глобализации. Вклад Н.А.Добролюбова и его современников в подходы к проблеме. Сборник материалов научной конференции «Добролюбовские чтения». – Н.Новгород: Гладкова О.В., 2009. – С. 170-175.
  9. Полякова Е.А.  Феминистские идеи в "женском романе" викторианской эпохи (романы Энн Бронте)  / Е.А. Полякова // XXII Пуришевские чтения: "История идей в жанровой истории". Сборник статей и материалов международной конференции 7-9 апреля 2010 г. – М.: МПГУ, 2010. - С. 243-245.
  10. Полякова Е.А. Жанровое своеобразие романа Энн Бронте "Незнакомка из Уайлдфелл Холла" ("The Tenant of the Wildfell Hall", 1848) / Е.А. Полякова  // Сборник статей по материалам межвузовской научно-методической конференции "Иностранный язык в национальном исследовательском университете: новые задачи и ценностные ориентации" 19 февраля 2010 г.- Н.Новгород: ГУ-ВШЭ НФ, 2010. – С. 214-218. 
  11. Полякова Е.А. Религиозно-нравственные проблемы в романе Энн Бронте "Незнакомка из Уайлдфелл Холла"/ Е.А.Полякова // Русский акцент в мировой культуре: Литература, Искусство, Перевод. Сборник материалов международной научной конференции, посвященной 30-летию кафедры зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации НГЛУ.- Н.Новгород: ГОУ ВПО НГЛУ, 2010. – С. 243-249.

Лицензия ПД № 18-0062 от 20.12.2000 г.

Подписано в печать 25.04.2012.

Печ.л. 1,4 п.л.

Тираж 100 экз.

Формат 60х90 1/16

Заказ 6513

Цена бесплатно

Типография НГЛУ им. Н.А.Добролюбова        

603155, г. Н.Новгород, ул. Минина 31 а


1 Согласно Ю.С.Степанову концепт представляет собой «основную ячейку культуры в ментальном мире человека». В.Г. Зинченко, В.Г. Зусман и З.И. Кирнозе предлагают разделять концепты на ментальные и выраженные. К выраженным, в частности, авторы относят вербальные концепты, которые иначе могут быть названы ключевыми словами. А. Вежбицкая в книге «Язык. Культура. Познание» говорит о том, что «ключевые слова – это вербально выраженные ментальные концепты».







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.