WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА




загрузка...
   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

  Ханагуа Илона Георгиевна

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕСТОИМЕНИЙ

В АБХАЗСКОМ ЯЗЫКЕ В СОПОСТАВЛЕНИИ

С НЕМЕЦКИМ ЯЗЫКОМ 

10.02.02 Языки народов
Российской Федерации (кавказские языки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

МАХАЧКАЛА 2012

Работа выполнена в Институте языкознания Российской академии наук

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор

Алексеев Михаил Егорович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор,

директор ИЯЛИ ДНЦ РАН

Магомедов Магомед Ибрагимович;

доктор филологических наук, профессор

АИГИ Чкадуа Лидия Платоновна

Ведущая организация: – Московский городской психолого-педагогический университет (г. Москва).

Защита состоится  30-го июня 2012г., в 12 часов, на заседании диссертационного совета Д 212.051.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук при ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. №78.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан и размещен на сайте министерства образования и науки РФ (www.vak.ed.gov.ru) и на сайте ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» (www.dgpu.ru) 29-го мая 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент М. О. Таирова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая диссертация посвящена исследованию структуры, семан­тики и функционирования местоимений абхазского языка в сопостав­лении с немецким языком. Данная часть речи в грамматической структуре абхазского языка представляют собой одну из наиболее своеобразных лексико-грамматических категорий как в плане семантики, так и структуры, что обусловливает необходимость типологического исследования особенностей местоимений как с точки зрения морфологии, так и в семантико-синтаксическом аспекте. При всем разнообразии проявления данной лексико-грамматической категории в языках различных типов имеется ряд универсальных свойств, присущих местоимениям всех или, по крайней мере, большей части языков.  Исследование материала абхазского языка в сопоставлении с материалом европейских языков, в частности,  немецкого, способствует решению задач прикладного характера – созданию лингвистических основ обучения языкам и перевода. С другой стороны, подобные исследования вносят большой вклад в совершенствование грамматических описаний самого абхазского языка.

Объектом исследования служат местоимения в абхазском и немецком языках.

Предмет исследования составляют функциональная характеристика местоимений в абхазском и в немецком языках в сравнительном плане.

Актуальность темы иссле­дования заключается в том, что местоимение как часть речи, в абхазском языке не получила пока сколь-нибудь удовлетворительного описания. Начиная с монографии П.К.Услара [Услар 1887],  в абхазоведческих исследованиях (К.В. Ломтатидзе, Н.Ф. Яковлев, Л.П. Чкадуа Ш.К. Аристава и др.), в основном рассматривались разряды местоимений и их словоизменительная характеристика, в то время как аспекты функционирования местоимения практически не затрагивались: в лучшем случае их употребление демонстрировалось несколькими иллюстративными примерами. 

Особенности прономинальной системы абхазского языка, неоднозначность лексико-грамматического статуса отдельных разрядов местоимений приводили и приводят постоянно к различиям в их интерпретации. Это касается и позиции местоимения 3-го лица в составе личных местоимений, вопроса о самостоятельности притяжательных и относительных местоимений. Остается неисследованной  роль местоимений в форми­ровании различных конструкций предложения, в выражении субъектно-объектных отношений, в организа­ции текста. В современном абхазоведении имеется настоятельная необходимость всестороннего исследования и комплексного решения многих проблем, которые довольно редко ставились в абхазоведении. Особо следует отметить незначитель­ность публикаций сопоставительного характера, по крайней мере, в сравнении с другими компонентами грамматики. 

Цели и задачи исследования. В настоящей работе предлагается структурный, семантический и функциональный анализ местоимения абхазского языка в плане сопоставления с прономинальной системой немецкого языка. Достижение этой цели требует решения и следующих конкретных задач:

1. Выявление и описание семантического поля «прономинальности» в абхазском языке. Несмотря на наличие раздела «Местоимение» практически во всех грамматических описаниях по абхазскому языку, характеристика местоимений в них далеко не всегда отличается полнотой.

2. Обобщение морфологических, синтаксических и семантических критериев, используемых в определении местоимения как самостоятельной части речи в сопоставляемых языках.

3. Выявление на основании сопоставления с системой местоимений немецкого языка типологически специфических черт в структуре и семантике отдельных разрядов абхазских местоимений.

4. Сопоставительный анализ качественного и количественного состава исследуемой лексико-грамматической группы, а также ее особенности в аспекте парадигматики и синтагматики.

5. Установление типологических закономерностей в функциониро­вании отдельных групп местоимений абхазского и немецкого языков.

Научная новизна работы  связана, во-первых, с тем, что сопоставительное исследование особенностей функционирования прономинальной системы абхазского языка с материалом немецкого языка проводится впервые. Это позволило дать типологически обоснованную характеристику не только местоимениям в целом как самостоятельной лексико-грамматической категории, но и отдельным ее разрядам.

В диссертации имеются некоторые новые наблюдения в области грамматики абхазского языка, связанные с особенностями функционирования местоимений в текстах различных жанров. Новизна настоящей работы проявляется также в трактовке зависимости некоторых структурных черт прономинальной системы от общей контенсивно-типологической характеристики сопоставляемых языков.

Теоретическая значимость является следствием глубины предлагаемых в работе обобщений, касающихся классификации и функциональной характеристики местоимений абхазского языка, данных в сопоставительном аспекте с материалом немецкого языка. Предлагаемое в диссертации описание может иметь значения для дальнейшего уточнения как общих, так и уникальных черт исследуемой  лексико-грамматической категории в других родственных кавазских языках и языках других семей. 

Практическая ценность заключается, в первую очередь, в возможностях использования ее конкретных результатов при составлении вузовских курсов и учебников по сопоставительной грамматике абхазского языка, а также в качестве методического руководства для исследования соответ­ствующих фрагментов грамматики данного языка. Результаты работы могут быть использованы при самостоятельном изучении абхазского языка, составлении методических пособий, справочников, двуязычных грамматических словарей и т.д.

Приемы и методы исследования, используемые в работе, в основном соответствуют направлению сопоставительной (контрастивной) лингвистики, т.е. в качестве основного метода здесь используется сравнительно-типологический метод, нацеленный на выявление в сравниваемых языках как подобных, так и различных структурных черт. Собственно сопоставительное исследование нередко может обращаться также к формулировкам, значимым и для типологии, в частности для ее контенсивно-типологического направления.

Материалом исследования послужили прежде всего грамматические описания абхазского и немецкого языка, начиная с основополагающей монографии П. К. Услара [1887]. В работе также используется подобранный нами корпус материалов, извлеченных из классической и современной литературы на сопоставляемых языках.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Абхазский язык обладают развитой прономинальной системой.  Сравнительный анализ прономинальной системы абхазского языка в сопоставлении с немецкой позволяет выявить как отдельные различия в этих системах, так и значительные общности.

2. Обобщение морфологических, синтаксических и семантических критериев, используемых в определении местоимения как самостоятельной части речи в сопоставляемых языках позволяет использовать их как в собственно типологических, так и в сравнительно-исторических целях.

3. Наибольшей эффективностью сопоставление систем местоимений обладает при широком понимании рассматриваемого лексико-граммати­ческого класса, при котором в его рамках рассматриваются и так называемые местоименные числительные, наречия и т.п.

4. Грамматическая роль местоимений в предложении сближает их в сопоставляемых языках с именными частями речи.

Апробация работы. Основные положения и результаты иссле­дования обсуждались на заседании Отдела кавказских языков Института языкознания РАН. По материалам исследования издано пять публикаций общим объемом 2,4 а. л. 

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, а также списка источников и сокращений. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются цель, задачи, материал, методы и структура исследования.

В первой главе «Местоимение в свете общей теории языка» даются общие сведения о местоимении как самостоятельной части речи.  С функционально-семантической точки зрения местоимения являются одним из наиболее своеобразных лексико-грамматических классов в абхазском языке; они обнаруживают целый ряд типологически релевантных характеристик как на уровне морфологии, так и на уровне синтаксиса. Следует отметить также, что местоимения представляют собой в словарном составе один из наиболее древних пластов, проявляя более или менее значительную устойчивость к проницаемости заимствованной лексики.

С другой стороны, семантика местоимений является ведущим критерием их выделения. Семантический критерий может быть положен в основу определения местоимений и в абхазском языке, поскольку то, что отличает местоимение от имени, – это типичная семантика, которая обусловливает уже вторичные особенности парадигмы, функций в предложении и т.п. Близкими оказываются и параметры, находящие свое выражение в прономинальных системах различных языков: указание на участие в акте коммуникации (1 л. – говорящий, 2 – слушающий, 3 – не-участник); число (единственное, двойственное, множественное); инклюзив/эксклюзив; класс/род; пространственный дейксис – приближение, удаление, видимость (по отношению к говорящему или слушающему); временной дейксис; падеж. Большинство компонентов из приведенного списка обнаруживаются и в абхазском языке. Следовательно, семантическая структура местоимений не ограничивается собственно дейктическим компонентом и включает ряд дополнительных смыслов: «предметность», «одушевленность», «мужской пол» и др.

Особенно важна роль местоимений в языковой структуре, а также в организации связной речи.  Согласно нашим подсчетам, в абхазском прозаическом тексте местоимения составляют около 11,4%. Несколько выше (около 15%) доля местоимений в текстах, насыщенных диалогами. В пьесе удельный вес местоимений составил около 22,0%. С другой стороны, в поэтических произведениях местоимения составляют не более 8,5% от всех словоупотреблений. Тем не менее, их доля все равно оказывается значительной, поскольку в общем словарном составе процент местоимений гораздо ниже.

По своему категориальному значению, по признакам и моделям словообразования, по системе словоизменения и синтаксическому использованию местоимения являются весьма своеобразными и взаимно отличающимися словами. Этим объясняется интерес языковедов к данной категории слов и одновременно весьма различное, порой крайне противоположное их толкование.

Существовали и существуют различные подходы в трактовке определения и функционирования местоимений. Один из возможных подходов к рассматриваемой лексико-грамматической категории заключается в объединении семантико-функциональных и формально-морфологических критериев.

Некоторые лингвисты считают, что местоимениям присуще чрезвычайно конкретное, но не постоянное, ситуативное изменчивое значение, тогда как другие утверждают, что местоимения – это выразители  наиболее общей идеи предметности, качественности.

Таким образом, в лингвистике определились два основных подхода к выявлению сущности местоименных слов и их лексико-граматической квалификации. Первый подход – это выделение местоимений в особую часть речи, исходя из их семантики. Второй подход заключается в том, что местоимения не рассматриваются в качестве отдельной части речи. Местоименные слова, соответственно, относятся к другим частям речи: местоименным существительным, местоименным прилагательным, местоименным числительным т.д.

Мы склонны считать, что местоимения – это отдельная категория или разряд слов, весьма разнообразный по своим качественным и количественным признакам. Местоимения объединяются в особый разряд на основе функционирования в речи в качестве слов-указателей и слов-заместителей имен. Формирование разряда местоимений связано с коммуникативно-мыслительной основой речи. От других частей речи местоимение отличается не только лексическим своеобразием, но и морфологической структурой, особенностями словоизменения и синтаксического использования.

Благодаря специфической семантике местоименной лексики ее можно классифицировать с логико-семантической точки зрения. При этом выделяются следующие разряды местоимений: дейктические, анафорические и кванторные.

Дейктические местоимения, в число которых включаются обычно личные и указательные местоимения, характеризуются как определенные. Анафорические местоимения включают, как правило, личные местоимения 3-го лица, возвратные, взаимные и относительные местоимения, поскольку их семантика содержит отсылки к содержанию сообщения, в которое они сами входят. Кванторные местоимения семантически неоднородны и подразде­ляются на неопределенные, когда объект не известен говорящему, интродуктивные, когда объект известен говорящему, но не известен слушающему, универсальные или обобщающие, которые объединяют все объекты, принадлежащие к данному классу, экзистенциальные, которые квалифицируют объект по принадлежности к некоторому классу, а также отрицательные и вопросительные.

В абхазском языке представлена богатая прономинальная система, в частности, система личных местоимений. Н.Ф. Яковлев отмечает, что «личные местоимения выражают различную степень участия предметов и лиц в речи. Так, первое лицо, обозначает тот предмет, от лица которого ведется речь, второе лицо – тот предмет, к которому обращена речь и третье лицо – тот предмет, о которой идет речь, т.е. предмет, непосредственного участия в речи не принимающий. Такая система выражения лиц в личных местоимениях обычна для европейских языков, в том числе и для русского. В абхазском языке мы находим более богатую систему выражения лиц, благодаря наличию классов» [Н.Ф.Яковлев 2006: 154].

Исходя из семантических связей местоимений (в узком смысле слова) и местоименных слов, в диссертации в сферу рассмотрения включены, в частности, вопросительные и некоторые другие разряды слов, числительное в роли неопределенного артикля (ср.: также группу слов, определяемую как «квантификаторы»: например, немец. alle «все», nichts «ничего», jeder «каждый», einige «несколько»).

Во второй главе диссертации «Разряды местоимений и их словоизменительная характеристика в абхазском и немецком языках» рассмотрены разряды местоимений по значению и их словоизменительные особенности в сопоставляемых языках. Отметим, что количество и состав разрядов местоимений в данных языках не совпадают. Так, в абхазском языке, исходя из приведенных выше критериев, можно выделить следующие группы местоимений, тем или иным способом отсылающие к участникам данного акта речи или к речевой ситуации: личные, притяжательные, указательные, вопросительные, неопределенные, определительные и отрицательные. В грамматиках немецкого языка обычно выделяются следующие подклассы местоимений: личные, притяжательные, указательные, вопросительные, относительные, неопределенные, возвратные, отрицательные.

Личные местоимения указывают на лица, участвующие или не участвующие в общении по их отношению к говорящему лицу и в обоих языках представлены формами всех трех лиц как в единственном, так и во множественном числе. Вследствие различного проявления в сопоставляемых языках категории рода/класса, качественный и количественный личных местоимений состав различается: единому немецкому местоимению 2-го лица единственного числа в абхазском соответствуют две формы: местоимения мужского и женского классов. При количественном совпадении местоимений 3-го л. (три в единственном и по одному во множественном) принципы их преференциальной соотнесенности различны: в абхазском они строго семантические, противопоставляющие классы мужчин, женщин не-личному классу, в немецком языке местоимения мужского и женского рода могут относиться и к неличным референтам. В абхазском языке в единственном числе представлено пять личных местоимений, а во множественном числе – три:

       Ед. число                                        Мн.число

1-е лицо  са-ра «я»                                ща-ра  «мы»

2-е лицо  уа-ра «ты»  (мужск.)              шъа-ра «вы»

  ба-ра «ты» (женск.)

3-е лицо  иа-ра «он»  (мужск.)         да-ра «они» 

  ла-ра «она»  (женск.)

  иа-ра «оно» (класс вещей)

В немецком же языке в подсистему личных местоимений входят единицы трех лиц:

       Ед. число.                                        Мн. число

1-е лицо  ich «я»        wir «мы»

2-е лицо  du «ты»        ihr «вы»

3-е лицо  er «он»        sie «они»

  sie «она»

  es «оно»

Следует отметить, что в немецком языке существует также форма вежливого обращения к собеседнику (Hflichkeitsform) Sie – «Вы». Она выступает омоформой местоимению женского рода 3-го лица единственного числа (sie-она) и форме множественного числа (sie-они): Entschuldigung, knnen Sie mir helfen? Ich suche die Bibliothek. «Извините, не могли бы Вы мне помочь? Я ищу библиотеку». 

Указательные местоимения. Общим и основным значением указательных местоимений в сопоставляемых языках является указание на объект, близкий или далекий от говорящего. В абхазском языке указательные местоимения могут обозначать три степени близости/отдаленности объекта от говорящего: 1-я степень: предмет близкий и видимый участникам речи: ари «этот»; 2-я степень: предмет далекий, но находящийся в поле зрения говорящих: ани «тот»; 3-я степень: предмет невидимый  (либо еле видимый вдали): уи «тот»: Ари аюны даара и8шёоуп, ани аюны рацъак. «Этот дом очень красивый, тот – не очень».

Множественное число указательных местоимений образуется путем присоединения форманта множественного числа «0»; исходный гласный «и» указательного местоимения единственного числа при этом выпадает:

Ари – этот  ар0 – эти

Ани – то ан0 – те 

Уи – тот ур0 – те

Абри – этот абар0 – эти (близко, рядом)

Абни – тот       абан0 – те (близко, в некоторой отдаленности)

Убри – тот убар0 (убыр0) – те (в отдалении):

Абан0 ацъ6ъа аюбагьы сара истъуп, абар0 ацъ6ъа рауп уара иутъу. «Те (близко, в некоторой отдаленности) два быка – мои, эти (близко, рядом) два быка – твои».

Наряду с приведенными указательными местоимениями в абхазском языке употребляются также их параллельные формы: абри «этот», абни «тот, близкий», убри «тот, далекий». Они образованы посредством вставки элемента «б» после начального гласного звука; отличий в функционировании данных форм от приведенных выше не отмечено.

От основ обоих вариантов указательных местоимений в абхазском языке посредством адвербиализатора а образуются наречия места, которые, как и исходные указательные местоимения, делятся на три группы; исходный гласный а при этом подвергается выпадению: 1-я степень, «здесь, близко»: ари/абри «этот» + а > ара/абра «здесь»; 2-я степень, «там, далеко, но видимо»: ани/абни «тот» + а > ана/абна «там»; 3-я степень, «там, далеко»: уи/убри «тот» + а > уа/абра/убра «там».

Указательные местоимения в немецком языке более точно, чем определенный артикль, указывают на лицо или предмет и употребляются вместо определенного артикля. Они чаще всего стоят перед существительным и выполняют в предложении функцию определения к члену предложения, выраженному существительным, согласуясь с этим существительным в роде, числе и падеже. Они могут употребляться и самостоятельно, без существительного, выполняя функцию подлежащего и дополнения. 

К указательным местоимениям в немецком языке относятся лексемы, дифференцирующие родовой признак референта:

dieser, diese, dieses        der, die, das

этот, эта, это        этот, та, тот

jener, jene, jenes        derjenige, diejenige, dasjenige

тот, та, то        тот, та, тот

solcher, solche, solches        derselbe, dieselbe, dasselbe

такой, такая, такое        такой, такая, такое

Местоимения dieser, diese, dieses «этот, эта, это» указывают на объект, близкий от говорящего во времени и пространстве, а местоимения jener, jene, jenes на объект отдаленный от говорящего, ср.: Dieses Rad (hier) gehrt mir, jenes Rad (dort drben) meinen Bruder. Этот велосипед (здесь) принадлежит мне, тот (там вдали) – моему брату.

Местоимения der (die, das) – «тот (та, то)» в могут употребляться в роли самостоятельного подлежащего или дополнения вместо отсутствующего существительного: Ich habe deinen Nachbarn getroffen. Der hat mir ber deine Prfung erzhlt. – Я встретил твоего соседа. Тот рассказал мне о твоём экзамене.

Основной функцией местоимений der, die, das «этот, эта, это» является репрезентация, т.е. такое употребление местоимений, которое дает возможность избежать повторения полнозначного слова или словосочетания. Местоимение-репрезентант отсылает к определенному участку предшествующего контекста (антецеденту), от которого оно воспринимает лексическое наполнение. Для разговорной речи характерно употребление местоимений der, die, das «этот, эта, это» в функции личных местоимений. В отличие от собственно личных местоимений они всегда находятся в предложении под ударением. Поэтому в случаях, когда необходимо акцентировать внимание на местоимении, выразить посредством его определенное эмоциональное отношение к объекту, употребляется именно указательное местоимение. Указательные местоимения solcher, solche, solches «такой, такая, такое» сопровождают существительные с яркой эмоционально-оценочной окраской.

В абхазском языке местоимениям немецкого языка der, die, das «этот, эта, это», функционирующих в качестве личных местоимений, соответствуют лексемы уи, ари, ани «этот, эта, это».

Вопросительные местоимения. Основой образования данного разряда местоименияй в абхазском служит слово иарбан? «что?», образованного при помощи личного префикса - ар (а), вопросительного элемента ба, суффикса – н. К нему могут прибавляться все личные префиксы: с-арбан? «кто я?», у-арбан? «кто ты?», д-арбан? «кто он?»: Иарбан еибашьроу абзиара зхыл=иаахьоу1 [С.Къ.]. «Что за (какая) война приводила к хорошему?». Единственное число: С-ар-ба-н сара кто я такой? У-ар-ба-н уара  (мужск.) кто ты такой? Б-ар-ба-н бара (женск.) кто ты такая? Д-ар-ба-н иара кто он? Множественное число: Щар-ба-н щара кто мы такие? Шъ-ар-ба-н шъара кто вы такие? И-ар-ба-н дара кто они такие? Элемент ба выступает и в вопросительном слове из-бан? «почему?».

Наряду с вопросительными местоимениями, образованными посредством вопросительного элемента ба, в абхазском языке представлены еще два вида местоимения, которые оформлены вопросительными суффиксами – да // 0а (класс людей, со значением «кто?» и) зи // зеи (класс вещей со значением «что?»). Посредством суффикса да // 0а образуется вопросительное местоимение ды-з-ус-да? (ды-з-ус-0а?) «кто он такой?», «кто она такая?». В третьем лице множественного числа встречаются формы, образованные с помощью показателя множественного числа - цъа или -6ъа: и-з-ус-0-цъа-да//и-з-ус-0-6ъа-да «кто они такие?»

Вопросительное местоимение со значением «чей?» образуется присоединением вопросительного суффикса -да к местоименному корню форманта тъы: сызтъы-да? чей я?, узтъы-да? чей ты?, бызтъы-да? чья ты? дызтъы-да?. Когда речь идет о предмете (класс вещей) употребляется вопросительное местоимение закъу-зеи // закъу-зи? «что это?».

Вопросительными местоимениями в немецком языке считаются wer? «кто?» и was? «что?» welcher? (welche?, welches?) «какой?» was fr ein (eine,ein)? «что за?». Местоимения wer? «кто?» и was? «что?» сочетаются всегда с глаголом в третьем лице ед. числа, не различаются по родам и имеют следующие формы склонения:

       Мужск. род        Женск. род        Ср. род

Номинатив wer?  - was?

Генитив wessen?        -

Датив wem?        -

Аккузатив  wen?  -  was?

Местоимение wer? «кто?» употребляется в вопросах, относящихся к людям, а was? «что?» употребляется в вопросах, относящихся к животным и неодушевленным предметам: Wer kommt? – Der Vater, die Mutter, die Eltern. «Кто придет? – Папа, мама, родители». Was liegt auf dem Tisch? – Ein Apfel, ein Buch. «Что лежит на столе? – Яблоко, книга».

Местоимение was? «что?» не имеет формы дательного падежа. В разговорной речи часто оно стоит в винительном падеже (Аккузативе). Как правило, в художественной литературе местоимение was? «что?» после предлога не встречается; в этой позиции употребляются местоименные наречия: Was ist mit mir geschehen? – dachte er. Es war kein Traum. «Что со мной случилось? – подумал он. Это не было сном».

загрузка...

Местоимение was fr ein (eine,ein)? «что за… ?, какой…?» может быть выступать в качестве определяющего к существительному; оно также может замещать существительное в предложении. 

Относительные местоимения в немецком языке, с формальной точки зрения, не образуют собственной группы. Их функцию выполняют указательные местоимения der «который», die, «которая», das «которое», die «которые» и вопросительные местоимения wer «который», was «который», welcher «который». Их падеж зависит от функции, выполняемой местоимением в придаточном предложении. Если относительное местоимение стоит в номинативе, то в придаточном предложении оно является подлежащим.

В абхазском языке нет относительных местоимений. Вместо них используются формы, образованные посредством префиксов з-//с-, и-, присоединяемых к глагольной основе: и-з-газ «который взял». В основе глагола может функционировать только один из префиксов з-//с-. Сышъйъы сцъыёит, и-з-газ дсыздыруам. «Я потеряла книгу, не знаю, кто взял». Аффикс и- в глагольной основе является показателем субъекта в непереходных глаголах: И-цо «тот, который стоит», и-тъо «тот, который сидит», и-цъажъо «тот, который разговаривает». Префикс з-//с- выступает в глаголе в качестве показателя субъекта переходного глагола: И-йа-з-7о «тот, который что-то делает».

Определительные местоимения в абхазском языке таковы: аха0а «сам», зегьы «все», доусы «каждый», аэа «другой» (класс людей), аэакы «другой» (класс вещей), егьи «другой». Местоимение аха0а «сам» употребляется в сочетании с личными префиксами: с-ха0а        я сам, у-ха0а ты сам, б-ха0а        ты сама, и-ха0а        он сам, л-ха0а        она сама, щ-ха0а мы сами, шъ-ха0а вы сами р-ха0а        они сами: Дара р-ха0а ишъарщъоит аиаша зегьы. «Они сами вам скажут всю правду».

Для выражения значения «сам по себе» основа ха0а удваивается и к ней присоединяет суффикс -ла, в результате чего образуется сложное местоимение ха0а-ха0ала «сам по себе».

Определительные местоимения в абхазском языке могут быть также образованы посредством элемента цы8хьаёа, к которому присоединяется личный показатель р (ы)-: ры-цы8хьаёа «каждый из них»: Ан ахъы36ъа рыцы8хьаёа ахъмарга6ъа аалхъеит. «Мать каждому из детей купила игрушки».

В немецком языке определительным местоимениям абхазского языка соответствуют местоимения jeder «каждый», jemand «кто-то, кто-нибудь, кто-либо» etwas «что-то, что-нибудь», alle «все», viele «многие», mancher «некоторые, иные», wenige «немногие», beide «оба, обе; тот и другой, та и другая», einige «некоторые». В грамматических описаниях по немецкому языку (Jung 1980, Schendels, 1979 и др.) они отнесены к разряду неопределенных.

Для неопределенных местоимений характерна следующая специфика: они «… дают общее, приблизительное указание на предмет или признак и оставляют невыясненным, точно не определенным конкретное представление о предмете, лице, качестве, свойстве, принадлежности предмета или порядковом месте его в ряду однородных предметов» [Грамматика русского языка 1952: 406].

В немецком языке к неопределенным местоимениям относятся слова man «кто-то», jeder «каждый», jemand «кто-то, кто-нибудь, кто-либо» etwas «что-то, что-нибудь», alle «все», viele «многие», mancher «некоторые, иные», wenige «немногие», beide «оба, обе; тот и другой, та и другая», einige «некоторые». Неопределенно-личное местоимение man восходит к существительному Mann «мужчина, человек» и поэтому обладает ярко выраженной семой одушевленного лица, чем и обусловлено постоянство его синтаксической функции. Местоимение man в предложении играет только роль подлежащего субъекта действия. Для выполнения парадигмы в других падежах употребляется словоформа неопределенного местоимения einer.

Единицы, используемые в функции неопределенных местоимений, квалифицируются в абхазском языке в качестве числительных [Аристава, Чкадуа 2002: 185]. Это объясняется тем, что в абхазском языке числительное аёъы переводится как числительное «один» (класс людей), акы «один» (класс вещей): Санду акы аахъаны иаалган, адула8 и0ал7еит. «Моя бабушка купила что-то (нечто) и положила в шкаф». В данном предложении акы выступает в функции неопределенного местоимения.

К неопределенным местоимениям следует также отнести формы 5ьоукы // шьоукы «некоторые», «иные», встречающиеся лишь во множественном числе: …5ьоукы урабжьоит, уара уз0агылоу зумбозеи1 [Б.Шь.] «…некоторых уму-разуму учишь, а сам в каком положении, почему не замечаешь?».

Отрицательные местоимения в немецком языке указывают на отсутствие предметов, признаков, количеств. Они образуются присоединением отрицательных частиц kein «не» и nicht «не» к разным частям речи: kein «не» присоединяется к существительным, а nicht «не» - к глаголам: Ich habe keinen Kugelschreiber. «У меня нет ручки».

Поскольку их употребление ограничивается отрицательными предложениями, их роль могут выполнять неопределенные местоимения: Wir haben in unserem Kurs niemanden, der Russisch spricht. «У нас на курсе никто не говорит по-русски».

В качестве отрицательных местоимений в абхазском языке Н.Ф. Яковлев выделяет слова, образованные присоединением к порядковым числительным аффикса гьы [Яковлев 2006: 169]: аёъы «один» + гьы > аёъгьы «никто»; акы «один» + гьы > акгьы «ничто»: Аёъгьы дмааёеит аизарахь. «Никто не пришел на собрание».

В немецком языке функционируют идентичные по значению отрицательные местоимения: niemand – «никто» nichts – «ничто», «ничего».

Притяжательные местоимения по существу являются формальными производными от соответствующих личных и вопросительных местоимений, которые выражают принадлежность различных лиц и предметов к участникам речи. В немецком языке эти формы соотносятся по значению с лично-притяжательными местоимениями: mein «мой», dein «твой», sein «его», ihr «её», unser «наш», euer «ваш», ihr «их»: Das ist mein Computer. «Это мой компьютер». Gib mir den Bleistift! Das ist meiner! «Дай мне карандаш! Это мой (карандаш)!»

В первом предложении притяжательное местоимение mein является определением к существительному и согласуется с ним в роде, числе и падеже. Во втором предложении оно выступает в качестве заместителя существительного.

В абхазской грамматической традиции собственно притяжательными местоимениями считаются формы, образованные сочетанием личного префикса с формантами +тъ (ы), +хатъы: С-хатъы дъ6ьан сымоуп. «У меня мой собственный магазин». Р-хатъы у0ра0ых аадрыхъеит. «Они выращивают свои (их) собственные овощи».

В разделе, посвященном особенностям словоизменения местоимений, рассматриваются вопросы склонения различных групп местоимений, а также их изменение по родам/классам и числам.

Личные местоимения в немецком языке обладают некоторыми свойствами существительных. Местоимения er «он», sie «она», es «оно» указывают на существительные мужского, женского и среднего рода и имеют форму множественного числа sie «они». Все личные местоимения изменяются по падежам. Следует отметить, что формы родительного падежа личных местоимений в современном немецком языке употребляются сравнительно редко. 

Парадигма склонения личных местоимений в немецком языке:

Падеж

       Ед.число

1. лицо

2. лицо

3. лицо (мужск. род)

3. лицо

(женск. род)

3. лицо (ср. род)

Номинатив

ich

du

er

sie

es

Генитив

meiner

deiner

seiner

ihrer

seiner

Датив

mir

dir

ihm

ihr

ihm

Аккузатив

mich

dich

ihn

sie

es

       Мн.число

Падеж

1. лицо

2. лицо

3. лицо

Номинатив

wir

ihr

sie

Генитив

unser

euer

ihrer

Датив

uns

euch

ihnen

Аккузатив

uns

euch

sie

Притяжательные местоимения в немецком языке изменяются по падежам, родам и числам. В единственном числе склонение притяжательных местоимений совпадает со склонением неопределенного артикля, а во множественном числе – со склонением определенного артикля. Выбор падежа относительного местоимения зависит от его синтаксической роли в придаточном предложении, например: Ich kenne den Mann, der mit ihm spricht. «Я знаю мужчину, который с ним разговаривает».

В сложных указательных местоимениях derjenige-, diejenige-, dasjenige (derselbe- dieselbe- dasselbe) первая часть (der, die, das, die) склоняется так же, как и определенный артикль, а вторая – как прилагательное после определенного артикля. Отрицательное местоимение kein склоняется в единственном числе, как неопределенный артикль, во множественном числе – по типу определенного артикля, а отрицательное местоимение nichts не по падежам не изменяется.

Местоимения jeder, «каждый» jede «каждая», jedes «каждое» используются чаще всего в единственном числе; во множественном числе им соответствует форма alle «все».

Вопросительные местоимения welcher «какой», welches «какое», welche «какая», welche «какие» согласуются в роде и числе с именем существительным, к которому относятся, и изменяются по падежам, как определенный артикль.

Вопросительное местоимение was fr (ein) «что за» спрашивает о качествах или других признаках предмета. Его последняя составная часть склоняется как неопределенный артикль. Во множественном числе местоимение имеет форму was fr.

В абхазском языке нет системы падежного словоизменения местоимений, поскольку нет падежей. Указательные местоимения могут  измененяться по числам:

       Ед.число                                                Мн.число

Ари//абр-и «это, этот»        ар-0//абар-0 «эти»

Ан-и//абн-и «то, тот»        ан-0//абан-0 «те»

У-и//убр-и «то, тот»        ур-0//убар-0 «те»

Вопросительные местоимения имеют формы числа и класса:

       Ед. число                                                Мн.число

1 ах. с-арбан  «кто я есть»        щ-арбан «кто мы есть»

2 ах. у-арбан«кто ты  (мужск.) есть»        шъ-арбан «кто вы есть»

б-арбан        «кто ты (женск.) есть»

3 ах. д-арбан «кто он есть (кл. чел.) «        и-арбан «кто они есть»

и-арбан        «кто он есть (кл. вещ.) »

Определительные местоимения в абхазском языке также изменяются по классам и числам:

       Ед. число                                                Мн.число

с-ха0а «я сам»        щ-ха0а «мы сами»

у-ха0а«ты  (мужск.) сам »        шъ-ха0а «вы сами»

б-ха0а  «ты (женск.) сама»

и-ха0а «он сам»        р-ха0а «они сами»

л-ха0а        «она сама»

и-ха0а        «он сам (класс вещей)»

В третьей главе диссертации «Функциональная характеристика местоимений абхазского и немецкого языков» рассмотрены особенности функционирования различных разрядов местоимений в сопоставляемых языках.  В разделе, посвященном исследованию местоимения в роли члена предложения в сопоставляемых языках, делается вывод о том, что грамматическая роль местоимений сближает их с именными частями речи. Личные, определительные, указательные, притяжательные и другие разряды местоимений в абхазском языке весьма употребительны в функциях, типичных для существительных:

- подлежащего, ср.: Щара ахъы36ъа аерманцъа рахь иаагоит уаща псыхъа щамаёам [С.Къ.]. «Мы детей к армянам отведем, больше выхода у нас нет»;

- в роли лично-относительного прямого дополнения: Сара бара бы-з-боит. «Я тебя (женск.) вижу»;

- в роли лично-относительного косвенного дополнения: Кама сара и-сы-л-0еит ашъйъы. «Кама мне дала книгу». 

Местоимение в абхазском языке также может выступать и в роли простого дополнения: Сан сара сзы иаа-л-хъеит а7кы. «Мать для меня купила платье».

Личное местоимение в совокупности с лично-притяжательным аффиксом при имени может выполнять функцию притяжательности: Сара с-хъы3ы «мой ребенок», уара у-ш0а «твой (м) двор», щара щ-ар7аюы, «наша учительница», шъара шъы-юны «ваш дом» и т.д.

загрузка...

Личные местоимения могут также выступать в качестве однородных членов предложения. Позиция личных местоимений строго фиксировано. Если сочетаются в предложении 1-е и 2-е лицо, то первую позицию занимает второе лицо. Так, нельзя сказать *сареи уареи «я и ты», *лареи уареи «она и ты». Правильнее говорить: уареи сареи (первую позицию занимает 2-е лицо) «ты и я», уареи лареи (первую позицию занимает 3-е лицо) «ты и она». Во множественном числе также является нормой говорить: дареи шъареи «они и вы», шъареи щареи «вы и мы», например: Шъареи щареи ам=ы аагара щцап. «Мы и вы (мы вместе с вами) пойдем собирать дрова». Лареи сареи аюны еилщаргоит. «Она и я убираем дом». Си0и сареи абри ацъгьара щанах0ыгълоз, )ащир июны еилащахьан [Б.Шь.]. «Я и Сит, когда застали весь этот ужас, дом Тахира уже был разрушен».

Местоимения в немецком языке могут выступать преимущественно в следующих функциях: а) в функции имени существительного, выполняя в предложении роль подлежащего или дополнения; б) в функции имени прилагательного, являясь в предложении определением или предикативом (именной частью составного именного сказуемого). Ср.: Er ist mein Freund. «Он – мой друг». Wer? Wessen Freund? «Кто? Чей друг?».

В роли определения имени существительного, согласуясь с ним в роде, числе и падеже употребляются притяжательные местоимения: Mit seiner Frau bin ich nicht bekannt. «С его женой я не знаком».

В качестве прямого дополнения безличное местоимение es выступает в устойчивых сочетаниях: es eilig haben – спешить; es sich bequem machen – «устраиваться удобней»; es gut (schlecht, schwer usw.) haben – «хорошо (живется)».

Особенности употребления личных местоимений. В немецком языке «помимо регулярного нормированного, то есть не имеющего стилистического своеобразия, употребления местоимений, в разговорной речи встречается своеобразное отклонение от существующих норм функционирования местоимений. Так, местоимение wir «мы», взятое в нейтральном значении, указывает на группу лиц, среди которых находиться и говорящий. В разговорно-фамильярной речи оно может быть использовано для выражения доверительного, дружеского обращения ко второму лицу: Aber Kinder, ihr wisst doch, das drfen wir (drft ihr) nicht machen. «Но, дети, вы, же знаете, что мы не можем это сделать» (подразумевается: «вы не можете это сделать»). 

Так как нейтральное wir «мы» обозначает говорящий и слушающий/слушающие, то в данных примерах от данного значения остается только слушающий/слушающие. Произносящий wir «мы» как бы сообщает о своей причастности к тому, что происходит. Подобное явление отмечается и в русском языке: при ироничном или фамильярном обращении в разговорной речи вместо ты или вы употребляется форма мы: Сейчас мы что-нибудь придумаем.

В разговорной речи может встречаться wir «мы» в значении ich «я»: Schreiben wir. «Напишем» (т.е., «я напишу»). Говорящий мог бы сказать и ich, так как он подразумевает себя, но он говорит о себе во множественном числе.

Аналогичное использование формы личного местоимения 1-го лица множественного числа обнаруживается и в абхазском языке: иащюып «Напишем» (т.е., «я напишу»); ийащ7ап «Сделаем».

В абхазском языке не имеется соответствия форме местоимения, выражающей вежливость Sie «Вы» немецкого языка. В абхазском языке местоимение шъара «вы» служит для вежливого обращения как к незнакомым людям, так и к старшим; одновременно оно выступает в качестве местоимения 2-го лица множественного числа (обращение ко всем): Шъааи, шъымюахы7 аюныйа, ща0ыр з6ъу )ащир – ищъеит иара. « -Идите в дом, уважаемый Тахир – сказал он».

Функцию 2-го лица множественного числа в немецком языке выполняет местоимение ihr «вы»: Ihr seid sehr lustig heute. «Вы очень веселые сегодня».

Указательное местоимение уи «тот» в абхазском языке может выполнять функцию личного местоимения 3-го лица единственного числа и замещать в предложении местоимение иара «он»: Юбайа шы6ъса 7уеит уи арахь ды6ънамгалеижь0еи [А.Г.]. «Вот уже два года как он здесь не появлялся».

Личные и указательные местоимения в абхазском языке довольно часто занимают синтаксическую позицию субъекта: Уара у-еищабуп, иара деи7буп [Б.Шь.]. «Ты старше, он младше». 

Местоимения es «оно» немецкого языка может выступать в качестве личного местоимения, указательного местоимения или безличного местоимения:

а) в качестве личного местоимения es (оно) заменяет имена существительные среднего рода: Das ist ein interessantes Buch. Ich gebe es dir. «Это интересная книга. Я даю ее тебе».

б) указательное es «это» указывает на содержание предшествующего или последующего высказывания и в предложениях используется в качестве прямого дополнения; в том числе, в некоторых устойчивых выражениях: Ich kenne Monika seit vielen Jahren. – Ich habe es nicht gewusst. 

в) немецкое es может выступать также в качестве безличного местоимения; (перевод на русский язык в его подобном использовании невозможен). Оно является подлежащим в безличных предложениях, т.е., в таких, где лицо, производящее действие, не может быть названо: Es regnet. Es wird dunkel. Wie spt ist es. «Идет дождь. Становится темно. Который час?».

В абхазском языке для выражения однокомпонентной структурной основы используются абсолютные глаголы в форме 3-лица единственного числа класса вещей, обозначающие различные метеорологические и физические явления природы, наличие предметов и т.д. Синтаксическую позицию субъектного аффикса в них занимает показатель 3-го лица единственного числа класса вещей аффикс . Однако данный аффикс в этом случае функционально и семантически пустой, в связи с чем он может присутствовать или отсутствовать, не вызывая при этом малейшего изменения в структурной основе: И-шеит «рассвело», (можно сказать: шеит), И-хълеит «стемнело», можно сказать: хълеит, И-хь0оуп «холодно (есть) «, можно сказать: хь0оуп и т.д.

Особенности употребления указательных местоимений. Указательные местоимения в абхазском языке, помимо основной функции, выражающейся в указании на объект, используются также в функции подлежащего 3-го лица единственного числа: Ур0 бзиа еибабон. «Они любили друг друга». Характерно, что еще П.К. Услар в своей работе, посвященной описанию абхазского языка, в качестве показателя личного местоимения 3-го лица единственного числа выделяет не иара «он», а указательное местоимение уи «тот». Кроме того, в его записях находим следующее замечание: «лара «она» (только о женщине и притом, заменяется посредством уи)» [Услар 1887: 84]. Личное местоимение множественного числа у него обозначается посредством указательного местоимения ур0 «те» (вместо дара «они»).

Следует отметить, что форма убри «тот» не выступает в функции подлежащего 3-го лица единственного числа ни в разговорной, ни в художественной речи; в данной функции используется паралельная форма уи «тот»: Уи дмааит «Он не пришел», но: убри дмааит «тот не пришел».

Наиболее распространенной функцией указательных местоимений немецкого языка der, die, das, die является субстантивная. В этом случае указательные местоимения выступают в предложении подобно личным или притяжательным местоимениям. Они заменяют в предложении прежде упомянутое существительное и выступают функциональным эквивалентом личного местоимения: Er hat gestern seinen Freund gesehen. Der hat es mir gesagt. «Он встретил вчера своего друга. Он это ему и сказал».

Притяжательные местоимения абхазского языка могут употребляться в различных синтаксических позициях:

а) в качестве определения: Лхатъы юны аалхъеит. «Она купила свой собственный дом».

б) в качестве субстантива: Ихыл8а ихаш0ны дцеит. «Он ушел, забыв свою шапку».

Следует, однако, отметить, что местоимение тъы не может выступать в качестве определения так же, как хатъы, например: схатъы шъйъы – «моя собственная книга», но невозможно сочетание *стъы ашъйъы. В предложении же оно может занять позицию подлежащего или дополнения: Уара, уи ара ща щтъы иоуп, уажъ даабама!...[ В.А.]. «Послушай, ведь он наш, первый раз его увидели что ли!».

Система притяжательных местоимений в немецком языке соответствует системе личных местоимений, то есть каждому лицу соответствует определенное притяжательное местоимение. Универсального притяжательного местоимения, подобного русскому местоимению «свой», в немецком языке нет. Ср.: Sein Gesichtsausdruck nderte sich auch nicht, als er naher kam [K.M.]. «Выражение его лица совсем не изменилось, когда он приблизился».

Вопросительные местоимения используются, как правило, в вопросительных предложениях. В исследуемых языках они довольно разнообразны по своей семантике. Они образуют своеобразную шкалу оттенков значения от повествовательного характера к собственно вопросительному. Как отмечает Л.П. Чкадуа, «основное значение вопросительных форм глагола в абхазском языке – побудить собеседника ответить на обращенный к нему вопрос, поэтому высказывание, в котором налична вопросительная форма глагола, преимущественно является вопросительным» [Чкадуа 2005: 228].

В немецком языке «вопросительные предложения – это требование определенного вида, которое направлено не на действующую реакцию, а на глагольную реакцию». [Jung 1980:321]. Различают два типа вопросительных предложений: 1) вопросительные предложения без вопросительного слова;  2) вопросительные предложения с вопросительным словом. В вопросительных предложениях без вопросительного слова  (Entscheidungsfrage) предполагается выбор между утвердительным и отрицательным ответом; в качестве такого ответа может выступать даже просто Ja «да» или Nein «нет»: Kennen Sie diese Frau? – Ja (ich kenne sie). Nein (ich kenne sie nicht). «Вы знаете эту женщину? – Да (я знаю её). Нет (я не знаю её)».

Вопросительные предложения с вопросительным словом (Ergnzungsfrage) обращены к одному из его членов, в ответе должна содержаться новая информация. Такое предложение начинается с вопросительных слов – местоимения, наречия, местоименного наречия, которое нередко дополнительно выделяется интонационно: “Wo ist die goldene Ei?“ – fragte die Knigin… [K.M.]. «Где золотое яйцо? – спросила королева».

Для выражения вопроса в вопросительном предложении в абхазском языке также могут быть использованы вопросительные слова. Предикат, к которому примыкает вопросительное слово, в данном случае выступает вне финитных аффиксов: Иарбан бара сзеигуряьаша исабщъо1 [Шь.А.]. «Что за радостную новость ты мне скажешь?».

Особенности употребления неопределенных местоимений. Характерной чертой этих местоимений в немецком языке является их сочетаемость с субстантивированными прилагательными. При этом после несклоняемых местоимений etwas и nichts, а также viel в краткой форме, прилагательное получает окончание сильного склонения –s, после alles, einiges, manches, vieles – окончание слабого склонения –e. Ср.: Er hat uns viel Schnes gezeigt. «Он показал нам много интересного».

Неопределенное местоимение mancher (-es, -e, -e) обозначает неопределенное количество лиц или предметов и склоняется, как определенный артикль. Mancher нередко переводится множественным числом, например: Manche Frage bleibt noch ungeklrt. «Некоторые вопросы еще остаются невыясненными».

Этому местоимению в абхазском языке соответствует неопределенное местоимение 5ьоукы//шьоукы «некоторые», используемое только для класса человека: Шьоукы ас еи8ш аан абзиабара атъы иалагоит…[А.Г.]. «Некоторые в такой момент начинают говорить про любовь…».

Местоимению jeder «каждый», в абхазском языке соответствует определительное местоимение дасу «каждый»: Дасу ища6ъшъацьгьан, щахьынатъаз щтъан, ахъцра мами6ъара щха8аны [Б.Шь.]. «Каждый сидел там, где сидел, молча и задумчиво».

Особенности употребления относительных местоимений. В абхазском языке относительные местоимения не представлены. Относительные местоимения в немецком вводят придаточные предложения. Их падеж зависит от функции, выполняемой местоимением в придаточном предложении. Если относительное местоимение стоит в номинативе, то в придаточном предложении оно является подлежащим:  Dort drben steht der Verkufer, der uns das Auto gezeigt hat. «Там, на той стороне, стоит продавец, который показал нам автомобиль».

В заключении формируются основные выводы исследования.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

1. Ханагуа И.Г. Вопросительные предложения в абхазском языке в сопоставлении с немецким языком // Кавказский лингвистический сборник. Вып.19. М., 2007. – С. 114–123

2. Ханагуа И.Г. Притяжательные местоимения и другие способы выражения значения притяжательности в абхазо-адыгских языках //Искусство и образование  №8. М., 2009. – С 174–181.

3. Ханагуа И.Г. Характерные особенности личных местоимений в абхазском и латинском языках // Вестник ВЭГУ. Вып. 14. Уфа, 2012. – С. 174–181.

4. Ханагуа И.Г. Неопределенные местоимения в абхазском и немецком языках. // Контенсивная типология естественных языков. Материалы 3-й международной научно-практической конференции.  ИПЦ ДГУ г. Махачкала, 2012. С. 98-101.

5. Ханагуа И.Г. Система указательных местоимений абхазского языка. // Кавказские языки. Генетико-типологические общности и ареальные связи. Тезисы докладов 2-й международной конференции. Махачкала, 2012. С. 211-212.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»