WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Абдулкаримова Патимат Алисултановна

фразеологические и  паремиологические единицы эмотивной семантики с компонентом-зоонимом в аварском и  английском языках

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и

сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Махачкала – 2012

      Работа выполнена в отделе грамматических исследований Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук

Научный руководитель   доктор филологических наук, профессор, внс

  ИЯЛИ ДНЦ РАН Маллаева Зулайхат Магомедовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор ДГПУ

  Омарова Султанат Исаевна; 

  доктор филологических наук, профессор ДГУ

  Гаджиахмедов Нурмагомед  Эльдерханович

Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное образовательное  учреждение высшего профессионального образования  «Чеченский государственный университет»

  (г. Грозный)

Защита  состоится  15-го июня 2012 г.,  в 14 часов, на заседании  диссертационного совета Д 212.051.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. № 97.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»

Автореферат разослан  и размещён на сайте  Министерства образования и науки РФ (www. vak.ed.gov.ru) и на сайте ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» (www.dgpu.ru) 14-го мая 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент М.О.Таирова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа является попыткой исследовать в сопоставительном плане фразеологические единицы и паремии с компонентом-зоонимом аварского и английского языков.

Объектом исследования данной диссертации являются  фразеологические и паремиологические единицы (ФЕ и ПЕ) эмотивной семантики с компонентом-зоонимом в аварском языке в сопоставлении с аналогичными единицами в английском языке.

Предметом исследования являются семантические и структурные характеристики  фразеологических единиц и паремий с компонентом-зоонимом, репрезентирующих эмоции в аварском и  английском языках.

Актуальность диссертационного исследования объясняется, прежде всего тем, что в лексическом фонде любого языка среди множества групп только две относятся к категории одушевленных имен существительных – антропонимы и зоонимы. Зоонимы в составе фразеологизмов и паремий имеют ярко выраженную национально-культурную специфику, которая предопределяет их ассоциативные связи и при использовании в отношении к людям придает определенное значение. В связи с этим мы считаем, что для фразеологических единиц с компонентом-зоонимом особенно важны антропоцентрические свойства, которые проявляются в лингвистических свойствах самих зоонимов. Актуальность работы определяется также необходимостью изучения фразеологической системы с позиции сопоставительной, что позволяет выявить богатые функционально-семантические возможности ФЕ и ПЕ в сопоставляемых языках, а также необходимостью систематизировать фразеологизмы и паремии с компонентом-зоонимом, описать их сходства и различия в сопоставляемых языках. 

Научная новизна исследования заключается  в том, что здесь впервые в сопоставительном плане подвергаются системному анализу фразеологизмы и паремии с компонентом-зоонимом эмотивной семантики в аварском и английском языках, с точки зрения их семантической и структурной оформленности. ФЕ и ПЕ с компонентом-зоонимом аварского языка с точки зрения культурологии  впервые вводятся в научный оборот. Полученные данные являются новыми и имеют определенное научно-теоретическое значение.

Основная цель исследования – представить сопоставительный анализ фразеологических и паремиологических единиц аварского и английского языков, выявить их типологические сходства и различия в  плане содержания и выражения.

Задачи на пути к названной цели сводились к следующему:

  • выявить и описать ФЕ и ПЕ с зоонимами эмотивной семантики в аварском и английском языках, пользуясь единым исследовательским методом и единой лингвистической терминологией;
  • дать структурную классификацию ФЕ и ПЕ  в сопоставляемых языках;
  • выявить и описать семантические особенности ФЕ и ПЕ с зоонимами в аварском и английском языках;
  • сопоставить по основным параметрам ФЕ и ПЕ двух языков с целью выявления универсального и идиоэтнического.

Цель и задачи, сформулированные выше, определили методику исследования. В работе определены единицы сопоставления и методика их сравнения. Для решения поставленных задач в диссертации использован комплекс методов и приемов сопоставительного анализа фактического материала разноструктурных языков.  Прежде всего, это метод фразеологической идентификации А.В. Кунина [1990], сравнительно-сопоставительный метод, контрастивный метод, метод трансформационного анализа. В исследовании применялись структурно-семантический и описательный методы и приёмы сплошной выборки. Особое место при рассмотре­нии универсального и идиоэтнического уделяется изучению взаимоотно­шений компонентов.

Степень разработанности темы. В дагестанском языкознании на сегодняшний день нет специальных работ, посвященных системно-комплексному исследованию ФЕ и ПЕ эмотивной семантики с компонентами-зоонимами в аварском языке. В научных трудах ряда дагестановедов затронуты лишь вопросы образовании и функционирования ФЕ с компонентами-зоонимами. Работа представляет первый опыт описания и систематизации фразеологизмов и паремий эмотивной семантики с компонентом-зоонимом с целью выявления национально-культурной специфики аварской и английской фразеологии.

       Материал исследования извлечен методом сплошной выборки из различных лексикографических источников: English-Russian Dictionary of Verbal Collocations  by E.M. Mednikova. Moscow, 1986; Longman Dictionary of the English Language by S.C. Fernald. New York and London, 1904; Longman Dictionary of Phrasal Verbs, R. Courthey, Moscow, 1968; Oxford Advanced Learner's Dictionary of Current English by A.S. Hornby Moscow, Oxford, 1982; Oxford Basic English  Dictionary.  Oxford University Press, 1981; Webster’s new international dictionary, Moscow, 1981; Collin’s Dictionary of English synonyms, Moscow, 1995; Англо-русский фразеологический словарь А.В. Кунина [1984], Англо-русский фразеологический словарь П.П. Литвинова [2005]; Словарь английских идиом Е.И. Митиной [2001]; Фразеологический словарь аварского языка М.М Магомедханова [1980]; Немецко-русско-аварский фразеологический словарь [1966]; Аварско-русский фразеологический словарь [1983] и Аварско-русский фразеологический словарь М.М Магомедханова [1993]. Иллюстративный материал по аварскому языку получен также методом опроса носителей языка.

Теоретическая значимость. Актуальность и научная новизна работы определяют ее теоретическое значение. Проведенное исследование позволило выявить национальную языковую специфику фразеологизмов и паремий с компонентами-зоонимами аварского и английского языков. Говоря об общетеоретических аспектах сопоставительной грамматики, следует обратить внимание на более широкие возможности адекватного грамматического описания, которые представляет эксплицитное сопоставление. Дело в том, что материал другого языка позволяет распознать и выявить своеобразие описываемого языка. В теоретическом плане многие положения диссертации могут способствовать последующим научным изысканиям в области общего, кавказского и сопоставительного языкознания, а также представляют интерес для исследования языковой картины мира.

Результаты работы могут найти и практическое применение при составлении спецкурсов по сопоставительной типологии. Практическое значение вытекает также из самой сути сопоставительных исследований, стимулировавшихся, в первую очередь, практическими потребностями изучения неродного языка. Еще Е.Д. Поливанов [1933], основоположник сопоставительного изучения языков в учебных целях относил к числу потенциальных результатов контрастивного исследования не только различия, выявленные в ходе сопоставления тех или иных явлений различных языков и, обусловленные этими различиями, трудности изучения второго языка, но и прогноз наиболее вероятных ошибок говорящих на неродном языке.

Наряду с упомянутыми возможностями практического приложения результатов данного исследования, не следует забывать и о такой традиционной отрасли филологии, как теория и практика перевода.

Методологической основой исследования послужили работы зарубежных и отечественных лингвистов по проблемам фразеологии, а также богатый опыт зарубежных и отечественных исследователей по сопоставительному изучению языков.

На защиту выносятся следующие положения:

1.  Основополагающим компонентом семантики фразеологизмов является эмотивный компонент: абсолютное большинство фразеологизмов выражают своё значение не в нейтрально-логической, а в эмотивно-оценочной экспрессивной форме.

2. Фразеологические и паремиологические единицы эмотивной семантики рассматриваемых языков разнообразны по своей принадлежности к семантико-грамматическим классам, синтаксической организованности и компонентному составу.

3. В зависимости от общего семантического признака ФЕ с компонентами-зоонимами распределяются по конкретным группам.

4. Исследуемые фразеологические единицы обнаруживают как интернациональный (типологически общий), так и специфический (идиоэтнический характер).

5. Несмотря на различие генетических и культурно-исторических связей аварского и английского языков, в них обнаруживается определенное количество  фразеологических и паремиологических единиц с зоонимом, совпадающих по семантике и по своей внутренней форме – фразеологическим образам, мотивирующим эту семантику. 

6. В исследуемых языках представлен целый ряд фразеологических и паремиологических единиц с зоонимом, выражающих сходную семантику, но различающихся своей внутренней формой – т.е. теми образами, которые заложены в основе фразеологизмов.

7. ФЕ и ПЕ с зоонимами проявляют ярко выраженный антропоцентризм. Значение зоонимов в составе ФЕ направлено на иносказательное обозначение человека, на характеристику его качеств, чаще всего метафорическое. Фразеологизмы с компонентом зоонимом наделены субъективно-оценочной коннотацией и выполняют эмотивную функцию.

8. Национальные особенности сопоставляемых языков обнаруживаются на уровне частных моделей, поскольку эти языки имеют разные типологические характеристики (синтетический и аналитический).

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры общего языкознания ДГПУ и на ежегодных на­учно-практических конференциях студентов, аспирантов и преподавателей Дагестанского государственного педагогического университета (2008-2010). Основное содержание диссертации отражено в докладах на Международных научных конференциях (Тбилиси, Майкоп, Махачкала), шести научных публикациях, общим объемом 2 печатных листа, в том числе и в реферируемом журнале «Вестник университета Российской академии образования» 2011, № 3.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении определяются цель и основные задачи исследования, обосновываются его актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость, обозначаются методы исследования, а также положения, выносимые на защиту. Во введении дается также краткий обзор лингвистической литературы в плане освещения истории вопроса.

В первой главе диссертации исследуется формальная организация фразеологических и паремиологических единиц с компонентом зоонимом в аварском и английском языках. Выявляются структурно-грамматические особенности исследуемых единиц, и дается их сопоставительный анализ.

Национальные особенности структурной организации двух сравниваемых языков обнаруживаются на уровне частных моделей, поскольку эти языки имеют разные типологические характеристики (синтетический и аналитический).

  Возможность образования ряда фразеологизмов по определенным структурно-грамматическим моделям признаётся многими фразеологами (Н.М. Шанский, В.П. Жуков, В.Л. Архангельский и др.). В данной работе учитывается возможность признания моделирования в плане описания и классификации фразеологических единиц и, исходя из этого, выделяются структурные типы ФЕ на основе количества компонентов и морфологической формы этих компонентов. Структура фразеологических единиц организована по строгим законам грамматики и синтаксиса языка, имеет четкие формальные проявления, поддающиеся непосредственному наблюдению и описанию.

Всего было выявлено и рассмотрено 435 ФЕ аварского языка и 485 ФЕ английского языка. Большую часть картотеки аварских ФЕ с компонентом-зоонимом составляют адвербиальные фразеологизмы (40%). Почти равным соотношением ФЕ представлены предикативные ФЕ (22%) и субстантивные ФЕ (21%). Менее представлены адъективные ФЕ (15%). ФЕ из разряда адвербиальных могут переходить в разряд адъективных и наоборот: бац1 г1адинав  «здоровый», «проворный» (букв. «волку подобный») - бац1 г1адин «как волк» (букв. «волк как»); ц1ц1е г1адинав «трусливый», «пугливый» (букв. «козе подобный») - ц1ц1е г1адин «трусливо», «пугливо» (букв. «как коза») и т.д. И самым малочисленным является класс междометных ФЕ (2%)

В картотеке английских ФЕ с компонентом-зоонимом субстантивные фразеологизмы составляют 40%. Вторыми по численности являются предикативные ФЕ (29%). Адъективные фразеологизмы составляют  18% исследуемого материала английского языка. 11% составляют адвербиальные фразеологизмы. Междометные фразеологизмы  представлены 2% в интересующем нас материале английского языка.

В группе субстантивных ФЕ преобладает структурный тип  «прил. + сущ. (ном.)»: авар. чорокаб гьой «недостойный человек» (букв. «грязная собака»); баг1араб г1ака «никчёмный», «слабохарактерный человек» (букв. «красная корова») ; англ. a fighting cock «забияка», «драчун» (букв. «дерущийся петух»); a loose fish «беспутный человек», «непутёвый человек» (букв. «распущенная рыба») и др.

в обоих языках эта структура обладает назывным характером, служит для описания личных качеств человека, особенностей его нрава, достоинств и недостаток. И в аварском, и в английском языках первый компонент – прилагательное –  занимает препозитивное положение и выступает как зависимое слово. В отличие от аварского языка в данных структурах английского языка в функции определения кроме прилагательных  могут выступать причастие I: willing horse «любящий много работать человек» (букв. «старательная лошадь»); milking cow «неиссякаемый источник дохода, обогащения» (букв. «дойная корова»); и причастие II: sacred cow «неприкосновенная лич­ность» (букв. «священная корова»); lost sheep «человек, сбившийся с пути истинного» (букв. «заблудшая овца») и т.д.

В функциональном плане между анализируемыми структурами в аварском и английском языках нет каких-либо существенных различий.

Также для обоих языков свойственна структурная модель «сущ. (ген.) + сущ. (ном.)»: авар. рагъул бац1 «драчун» (букв. «войны волк»); къват1ул бах1ри «человек, много времени проводящий вне дома» (букв. «уличный пёс») ; англ. barber’s cat «болтун», «трепло» (букв. «парикмахера кот»); sheep's head «дурак», «глупец» (букв. «баранья голова») и др. Фразеологизмы данной структуры больше характерны для аварского языка.

Неодинаково представлена в сопоставляемых языках конструкция «сущ. (ном.) + сущ. (ном.)». В картотеке ФЕ аварского языка она насчитывает несколько единиц: хъанда къо «короткий день» (букв. «куцый день»); хъанда талих1 «недолгое счастье» (букв. «бесхвостое, куцее счастье»). Определительную функцию здесь выполняет первый компонент. В английском языке такая структура имеет представлена значительно большим количеством фразеологизмов: publicity hound «любитель создавать себе рекламу» (букв. «публичная собака»); pigeon pair «мальчик и девочка», «близнецы или единственные дети в семье» (букв. «голубиная пара»); toad еаter «льстец», «подхалим» (букв. «жаб пожиратель») и др.

Для аварского языка характерны такие структурные модели: 1) «сущ. + прил. + сущ.»: чол багьаяб раг1и «веское слово» (букв. «коня стоящее слово»); кIал бегIерал гIункIкIал «воры» (букв. «с острым ртом мыши»); 2) «сущ. + прич. + сущ.»: к1и рекъарал бац1ал «два сапога пара» (букв. «два подходящих волка»); рек1елъ бараб х1апара «чёрная зависть» (букв. «червь, выросший на сердце»).

В английском языке большое количество фразеологизмов представлены структурами с предлогами: a bird in the hand «нечто реальное, надёжное», «верное дело» (букв. «птица в руке»); an ass with two pаnniers «мужчина, идущий под руку с двумя женщинами» (букв. «осёл с двумя корзинами»). Английским предложно-именным конструкциям, передающим различные значения места, времени, причины, цели и т. п., в аварском соответствуют  формы локативных  падежей или  послеложные сочетания. 

Типичными для аварского языка являются структуры с компонентом, выраженным масдаром: куй биччай «бой баранов устраивающийся в честь прихода весны» (букв. «овец пускание»); царай ч1ужу ячин «грибной дождь» (букв. «лисья свадьба») и др.

В группе глагольных ФЕ в сопоставляемых языках большинство составляют трёх и четырёхкомпонентные фразеологизмы. В формальном плане отличительной особенностью ФЕ аварского языка является употребление глагола в качестве последнего компонента во всех структурных типах фразеологизмов. В аварском языке представлены ФЕ, построенные по модели «сущ. + сущ. + гл.», в которых существительные функционируют в разных падежах: чода (лок.)  кьили (ном.)  лъезе «отправиться в путь» (букв. «на коня седло ставить»); т1от1ол (ген.) пил (ном.) гьабизе «сгущать краски» (букв. «из мухи слона делать») и т.д. ФЕ данной структуры довольно продуктивны и многочисленны.

В английском языке в предикативных фразеологизмах глагол всегда стоит в препозиции, также для английских ФЕ характерно употребление в составе конструкции альтернантов: оne, one’s, oneself, somebody, somebody’s, something.: have one's head full of bees «носиться с несбыточными мечта­ми», «строить воздушные замки» (букв. «иметь (свою) голову, полную пчёл»); get butterflies in one’s stomach «нервничать», «переживать» (обычно испытывая при этом неприятные ощущения в желудке) (букв. «иметь бабочек в (своём) желудке»); the black dog is on one’s back «находиться в состоянии уныния, меланхолии» (букв. «чёрная собака на (своей) спине»); throw smb. to the wolves «пожертвовать кем-л.» (букв. «бросить кого-л. волкам»); keep an eagle eye on smb. «держать кого-л. под пристальным взором» (букв. «держать орлиный глаз на ком-л.») и т. д.

  Предикативные компаративные структуры с зоонимом в аварском языке довольно продуктивны, имеют структурную модель «сущ. + ср.союз + гл.»: нац1 г1адин рек1ине «пристать как банный лист» (букв. «вша как пристать»); х1елеко г1адин ч1ух1даризе «важничать как петух» (букв. «петух как гордиться»).

Эта модель подвергается расширению за счёт прибавления дополнительных компонентов, (выраженных существительными, прилагательными, наречиями). Они придают фразеологизму добавочный эмоциональный оттенок: бугъа г1адин сахго вук1ине «быть здоровым как бык» (букв. «бык как здоровым быть»); г1антаб г1и г1адин вук1ине «бесноваться», «безумствовать» (букв. «дурная овца как быть»); х1амида к1ерт г1адин бихьизе «быть высокого мнения о себе» (букв. «осёл ослёнка как видеть»).

Во всех компаративных предикативных ФЕ глагол-сказуемое замыкает структуру, оно является формально грамматическим центром сочетания. Все анализированные выше модели компаративных фразеологических единиц довольно экспрессивны и находятся в процессе постоянного изменения и пополнения. Составные компоненты с точки зрения семантики выступают как равнозначные. Порядок следования компонентов строго фиксированный.

В английском языке также предикативные компаративные структуры имеют одну общую единую модель «гл. + like + сущ.»: chatter like a magpie «много говорить», «болтать» (букв. «трещать как сорока»); sweat like a pig «обливаться потом» (букв. «потеть как свинья»); sing like a lark «распевать весело, звонко, от полноты счастья» (букв. «петь как жаворонок»). Данная структурная модель глагольного реализуется несколькими подтипами: 1) «гл. + like + прил. + сущ.»: squeal like a stuck pig «кричать как свинья недорезанная» (букв. ««визжать как заколотая свинья»); tо fight like Кilkenny cats «бороться не на жизнь, а на смерть» (букв. «драться как килкенийские коты») и т.д.; 2) «гл. + like + сущ. + предл. + сущ.»: tо lead like a lamb to the slaughter «вести как агнца на заклание» (букв. «вести как ягнёнка на убой»); to take to smth. like a duck to water «охотно браться за что-л.» (букв. «подходить к чему-л. как утка к воде») и т.д.

Аварский язык по сравнению с английским обнаруживает значительное разнообразие моделей компаративных предикативных ФЕ. Возможно, одной из причин такого структурного разнообразия аварских компаративных фразеологических единиц является наличие большого количества падежей.

Адвербиальные ФЕ в английском языке в отличие от аварского представлены значительно реже. Основная масса адвербиальных фразеологизмов как в аварском, так и в английском языке представлена образными сравнениями, выраженными компаративными структурами различного состава. Функция сравнения у них достигается с помощью сравнительных союзов: авар. г1адин «как», «как будто», кинигин «подобно», англ. like, as, as …as. Наиболее распространенный структурный тип адвербиальных ФЕ в аварском языке – это «сущ. + ср. союз»: щурункъверкъ г1адин «медленно» (букв. «черепаха как»); рит1уч1ал г1адин «проворно», «ловко» (букв. «как олени»). Эта конструкция обладает множеством разновидностей, полученных путём употребления дополнительных компонентов: а) существительных в различных падежах: катица (эрг.) г1унк1к1 г1адин «легко», «проворно», «без труда» (букв. «кошка мышку как»);  ракъдада (лок.) ччуг1а г1адин «не по себе», «не в своей тарелке» (букв. «на земле рыба как»); т1огьоде (аллат.) най г1адин «лететь как бабочки на огонь» (букв. «на цветок пчёлы как»); б) прилагательных: гьалагаб барти г1адин «неудержно», «горячо» (букв. «резвый жеребец как»); унтараб х1инч1 г1адин «тяжело страдая» (букв. «больная птица как»); сих1ираб цер г1адин «скользкий как угорь» (букв. «хитрый лис как»); в) причастий: ругьунаб гьве г1адин «преданно», «верно» (букв. «прирученная собака как»); кьолораб чу г1адин «наготове», «на чеку» (букв. «оседланный конь как»); г) деепричастий: бац1 бихьидал ц1ц1е г1адин «трусливо», «испуганно» (букв. «волка увидевши коза как»); ц1ар бахъидал хъумур г1адин «лёгок на помине» (букв. «упомянутый волк как»).

В английском языке наиболее простой структурный тип адвербиальных фразеологических единиц представлен моделью: «like + сущ.»: like a bird «охотно», «без всяких колебаний» (букв. «как птица»); like flies «много» (букв. «как мухи»); like a lamb «безропотно», «покорно» (букв. «как ягнёнок»). У данной модели также имеются разновидности с различными добавочными компонентами: «like + прич. + сущ.»: like a scаlded cat «как угорелая кошка», «сломя голову» (букв. «как ошпаренная кошка»); like a drowned rat «промокший до костей, до нитки» (букв. «как потонувшая крыса»); «like + сущ. + предл. +  прил. +  сущ.»: like a cat in a strange garret «не в своей тарелке», «не в своей стихии» (букв. «как кошка на непривычном чердаке»); likе a cat on a hot bricks «как на иголках», «не в своей тарелке» (букв. «как кошка на раскалённых кирпичах») и т. д.

Значительно меньшее распространение получили в сопоставляемых языках адвербиальные ФЕ некомпаративного характера: авар.: рехъен гьабун «толпой», «оравой» (букв. «стадо сделав»); чу рек1ун «легко», «свободно» (букв. «на лошадь усевшись»); англ.: in the lions paws «в смертельной опасности» (букв. «в львиных лапах»); at a snails gallop «черепашьим шагом» (букв. «улитки галопом»); when pigs fly «после дождичка в четверг», «никогда» (букв. «когда свиньи полетят»).

Адъективные ФЕ в сопоставляемых языках составляют незначительный пласт. Почти все структурные модели рассматриваемых фразеологизмов в обоих языках имеют в составе сравнительные союзы или слова с уподобительным значением, т. е. носят компаративный характер. Большим разнообразием структур отличаются адъективные компаративные ФЕ аварского языка. Все они имеют общую модель «сущ. + ср. союз»: г1анк1 г1адинав  «трусливый» (букв. «зайцу подобный»); микки г1адай «изящная», «красивая»  (букв. «голубке подобная»).

В английском языке наиболее распространённой структурой адъективных фразеологизмов является «прил. + ср.союз + сущ.»: grave as an owl «мрачный», «угрюмый» (букв. «мрачный как сова»); (as) light as a butterfly «легкомысленный», «бездумный» (букв. «лёгкий как бабочка»). Каждая такая ФЕ может употребляться как с начальным союзом, так и без него. Наблюдается тенденция опускать начальный союз as в эллиптических предложениях, в ответах на вопросы, когда компаративная ФЕ вынесена в начало предложения. Данные модели в сопоставляемых языках подвергаются расширению за счет употребления добавочных компонентов. В результате имеем разные подтипы данных структур: «сущ. (ген.) + сущ. + ср.союз»: муг1рузул бис г1адинав «неприступный», «гордый», «независимый» (букв. «горному туру подобный»); х1амил бет1ер г1анасеб «маленький», «небольшой» (букв. «с голову осла величиной»); «сущ. + ср. союз + прил.»: бац1 г1адин тирияв «проворный как волк» (букв. «волк как проворный»); цер г1адин сих1ирав «хитрый как лиса» (букв. «лиса как хитрый»); т1авус-х1инч1 г1адин берцинай «красивая как павлин» (букв. «павлин как красивая»); «прил. + сущ. + ср. союз»: гьалагаб барти г1адав «безудержный», «пылкий» (букв. «резвому жеребцу подобный»); унтараб х1инч1 г1адинав  «жалкий», «ничтожный» (букв. «больной птице подобный»).

Типичными для английского языка являются адъективные ФЕ, имеющие структуру «сущ. + прич. II»: lion-hearted «храбрый», «неустрашимый» (букв. «с льва сердцем»); hare-brained «безрассудный», «легкомысленный» (букв. «с зайца мозгами»); snake-headed «разгневанный», «сердитый» (букв. «с головой змеи»)  и т. д. Причастие в таких фразеологизмах образованно от существительных-соматизмов. Аналогами таких фразеологизмов в аварском языке являются ФЕ, состоящие из существительного-зоонима в генитиве, существительного-соматизма в номинативе и причастия, образованного от глагола буго «есть», «имеется»: борхьил мац1 бугей «коварная», «ядовитая» (букв. «змеи язык имеющая»); х1елкил г1амал бугев «драчливый», «задиристый» (букв «петуха характер имеющий») и т.д.

В значительно меньшей степени в обоих сопоставляемых языках представлены междометные ФЕ. Междометные ФЕ являются выразителями эмоций и волеизъявлений. В аварской фразеологии зоонимы употребляются в междометных ФЕ именного типа, обладающих ласкательным характером: вай дир мокъокъ «о, моя куропатка!»; вай дир т1анч1ал! «ах вы, мои цыплятки!» (при обращении к детям); дир лачен! «мой сокол» и в ФЕ предикативного типа, выражающих проклятья и заклинания: мун бац1ица кваяв! «да чтоб тебя волк съел»; мун гьойца вет1аяв «да чтоб тебя собака разодрала» и др.

Междометные ФЕ английского языка также имеют различные формы выражения: dog my cats! «чёрт возьми!»; stiffen the crows! «Вот те на!», «Вот те раз!»; Hot dog! «Молодец!», «Вот это здорово!»; Dog on it! «Проклятье!», «Чёрт побери!» В отличии от аварского языка междометные ФЕ в английском языке не обладают ни номинативным, ни коммуникативным значением. Им присуща только эмоционально-оценочная функция.

Как показало исследование, рассматриваемые ФЕ образуются с участием всех частей речи, как знаменательных, так и служебных. Компоненты ФЕ в подавляющем большинстве имеют исконное происхождение, что позволяет говорить о национальном характере ФЕ с зоонимами.

Количественный состав компонентов ФЕ эмотивной семантики в собранной картотеке колеблется в широких пределах: от 2-х до 6-ти компонентов в аварском языке и от 2-х до 7-ми в английском языке. Среди анализируемых нами ФЕ наиболее представленными являются 3-х компонентные в обоих языках, наименее - 6-7-комнонентные в английском языке и 5 - 6-ти компонентные в аварском языке.

Фразеологизмы, имеющие структуру предложений, относятся к коммуникативным  фразеологическим единицам. Коммуникативные фразеологические единицы – это цельнопредикативные структуры,  представленные пословицами и поговорками.  В обоих языках нет чёткого разграничения между пословицами и поговорками. В сопоставляемых языках пословицы и поговорки в основном имеют формы повествовательных предложений. Вопросительных паремий в собранном нами материале аварского языка нет. В английском языке незначительное количество паремий имеют вопросительную и отрицательную форму. Пословицам и поговоркам аварского языка свойственны такие выразительные средства как, параллелизм: Лъик1аб чое цо ц1ал, лъик1ав чиясе цо раг1и. (букв. «Хорошему коню – один удар, хорошему человеку – одно слово»); тавтологичность: К1ал бугев чода, чу бугев лъелго. «Язык до Киева доведёт» (букв. «Рот имеющий - на коне, конь имеющий – пешком») и контраст:  Г1онк1к1ол кету гьабуге, катил гъалбац1 гьабуге. «Не делай из мухи слона» (букв. «Из мыши кошку не делай, из кошки льва не делай»).

Английским паремиям также присущи повторы и сопоставления: A black hen lays a white egg. «Черна корова, да бело молоко» (букв. «Чёрная курица несёт белые яйца»); A good horse cannot be of bad colour. «Хорошая лошадь не бывает плохой масти» (букв. «Хорошая лошадь не может быть плохого цвета»); Love me, love my dog. «Кто гостю рад, тото и собачку его накормит» (букв. «Любишь меня, люби и мою собаку»).

В обоих сопоставляемых языках преобладают паремии со структурой простого предложения. В аварском языке они в основном носят назидательный и поучительный характер, являются побуждением к действию или наоборот запрещают совершить  какое-либо действие: Талмикь г1анк1 бук1аго, ц1еда гереги лъоге! «Не убив медведя, шкуры не продавай»! (букв. «На поляне заяц есть пока, на огонь котёл не ставь!»); Рилълъин бихьун чу босе, чи г1амал бихьун вецце. «Ворону знать по полёту, а человека по речам» (букв. «Ходьбу видя лошадь бери, человека характер видя хвали») и т.д.

Для пословиц и поговорок английского языка присуща субъективно-оценочная коннотация, призыв к совершению действия или запрет: Take heed of the snake in the grass. «Не отогревай змею на груди» (букв. «Остерегайся  змеи в траве»); The last straw breaks the camel's back. «Последняя капля переполняет чашу терпения» (букв. «Последняя соломинка ломает верблюда спину»).

В аварском языке доминирующими являются паремии имеющие структуру бессоюзных предложений. Бессоюзные предложения составляют здесь отдельный разряд сложных предложений, в отличие от сложноподчинённых и сложносочинённых предложений. В исследуемом материале сложные бессоюзные предложения выражают различные отношения: а) соединительно-перечислительные: Г1и ц1унизе бац1 тоге, яс ц1унизе вас тоге. «Не доверяй козе капусту» (букв. «Овец сторожить волка не оставляй, девушку стеречь парня не оставляй.»); б) сопоставительные: Бегараб бац1 бакъараб, бахъараб бац1 г1орц1араб. «И волка ноги кормят» (букв. «Лежащий волк – голодный, бодрствующий – сытый»); в) пояснительно-уточнительные:  Кидаго гуро катие бахъухъ щолеб, бач1ина цо къоги т1аде. «Не всё коту масленица, придёт и великий пост» (букв. «Не всегда кошке халва будет доставаться, настанет трудный день»).

В аварском языке в функции зависимого сказуемого придаточных предложений достаточно широко используются инфинитные формы глагола: причастие, деепричастие, масдар. Характерной особенностью пословиц и поговорок в аварском языке является то, что инфинитные формы могут представлять и независимый предикат, занимая позицию финитной глагольной формы: Т1егь балареб гъот1оде наялги руссунарел. (букв. «На деревья цветами не покрывающиеся, пчёлы не собирающиеся»). Причастие руссунарел занимает позицию главного сказуемого, замещая финитную форму руссунаро «не собираются». Г1анк1ицаги беццулеб жиндирго рук1ун, г1унк1оцаги беццулеб жиндирго карат1. «Всяк кулик своё болото хвалит» (букв. «И заяц хвалит свой дом, и мышка хвалит свою норку»).

Также спецификой пословиц и поговорок аварского языка является употребление деепричастий в функции самостоятельных сказуемых: К1к1ара беч1ч1улаго, варани бихьич1ого хут1ана. «За мелочами не заметили главного» (букв. «Комара пока доил, упустил из поля зрения верблюда»).

Придаточное предложение в аварских пословицах и поговорках может быть представлено одним (предикативным словом): Херлъунилан бац1ил цер лъугьунаро. «Повзрослеть не значит поумнеть» (букв. «Оттого что состарится, волк лисой не становится»); Бакъидал, бац1ги ц1адабе к1анц1ула. (букв. «Если проголодается, и волк в огонь бросается»). Позиция придаточной части выражена инфинитными формами глагола, осложнёнными союзными частицами с событийным значением: деепричастием (херлъунилан) и масдаром (бакъидал).

Причастные, деепричастные и масдарные конструкции могут иметь при себе собственный субъект, отличный от субъекта финитной формы глагола: Маг1арда чан бук1аго, чурун хьаг ц1еда лъоге. «Не говори гоп пока не перепрыгнешь» (букв. «В горах дичь пока, вымыв кастрюлю на огонь не ставь»); Жакъа г1анк1у бикъарас, метер оцги бикъула. «Кто украл яйцо, украдёт и курицу» (букв. «Сегодня курицу укравший, завтра и быка украдёт»).

Английские паремии, имеющие структуру сложного предложения, в большинстве представлены  сложноподчинёнными конструкциями: When the cats away, the mice will play.  «Без кота мышам раздолье» (букв. «Когда кошки нет мышки играют»); If you sell the cow, you sell her milk too. «Продавши корову, по молоку не плачут» (букв. «Если продаёшь корову – значит, продаёшь и её молоко»).

Для паремий английского языка характерны: 1. Предложения с подчиненными конструкциями, вводимыми относительными местоимениями: It is a good horse that never stumbles. «Конь на четырех ногах, и тот спотыкается.» (букв. «Хороша та лошадь, которая никогда не спотыкается»); He, who hunts two hares leaves one and loses another  «За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь» (букв. «Тот, кто охотится за двумя зайцами оставляет одного и теряет другого); 2. Предложения с условными подчиненными конструкциями: If the ass (donkey) brays at you, don’t bray at him. «Не уподобляйся дураку» (букв. «Если осел ревет, не реви в ответ на него по-ослиному»); Pigs might fly if they had wings. «Бывает, что и курица петухом поет» (букв. «Свиньи бы летали, будь у них крылья»); 3. Предложения с подчиненными конструкциями, содержащими обстоятельства места и времени: It is a sad house where the hen crows louder then the cock. «Худо дому тому, в котором жена большая в дому» (букв. «Печален дом, где курица кудахтает громче петуха»); 4. Конструкции содержащие придаточные предложения с функцией прямого дополнения к глаголу в главном предложении: The cow knows not what her tail is worth until she has lost it. «Что имеем – не храним, потерявши – плачем» (букв. «Корова не ценит свой хвост, пока не потеряет его»). Типичными для английского языка являются паремии сравнительного характера: As much love as there is between the old cow and the haystack. «Любит как мышка кошку» (букв. «Столько любви, сколько между старой коровой и стогом сена»); Better lose the saddle than the horse. «Из двух зол выбирай меньшее» (букв. «Лучше потерять седло, чем лошадь»).

Паремии со структурой сложносочинённого предложения составляют меньший процент в материале английского языка. Простые предложения в составе сложносочинённых предложений соединяются при помощи соединительных союзов and, but, or:  Honey is sweet but the bee stings. «Видит око да зуб неймет» (букв. «Мед сладок, да пчела жалит»); Don’t make yourself a mouse, or the cat will eat you. «Не будь овцой, так и волк не съест» (букв. «Не будь мышкой, не то кошка съест тебя»); An ox is taken by the horns, and a man by the tongue. «Язык мой – враг мой» (букв. «Быка взяли за рога, а человека за язык»).

Компоненты  ФЕ – предложений  как в аварском, так и в английском языках  имеют определенную фонетическую и семантическую цельнооформленность. Фонетическая связь между компонентами ФЕ-предложений  заключается в наличии в структуре их компонентов одинаковых звуков и слогов, которые создают аллитерацию. Причем повторяющиеся одинаковые слоги допустимы как в контактной позиции, так и в дистантной.  Фонетическая связь может проявляться также в рифмовании отдельных компонентов, причем  рифмуются, как правило, смысловые центры фразеологических единиц.

Во второй главе диссертации содержится семантическая характеристика исследуемых фразеологических и паремиологических единиц. Семантика фразеологизмов рассматривается как сложное и многостороннее явление, состоящее из нескольких компонентов, которые отражают структурацию значения фразеологизма по типам передаваемой информации. 

В семантике ФЕ выделяются: 1) денотативный компонент, передающий информацию о классе обозначаемых в мире событий, явлений, предметов, состояний и т. п.; 2) грамматический компонент, отображающий все грамматические свойства идиомы; 3) оценочный компонент, несущий информацию о ценности того, что отображается в денотативном содержании идиомы, при этом обычно субъект соотносит с ценностной картиной мира всё, что случается или происходит в мире и отражено во фразеологизмах; 4) мотивационный компонент (даёт информацию о том, каким образом мотивируется значение фразеологизма, как соотносится значение фразеологизма с его образным основанием, лежащим в основе номинации фразеологизмом определённого явления действительности); 5) стилистический компонент, регулируется фактами не внутриязыкового, а социального характера, указывая на маркированность фразеологизма в той или иной сфере коммуникации на основе признака уместности/неуместности употребления фразеологизма в этой сфере; 6) эмотивный компонент, объединяющий в себе всю информацию, которая соотносится с чувством-отношением субъекта к обозначаемому.

Эмотивный компонент является основополагающим компонентом семантики фразеологизмов. Он тесно связан с другими компонентами семантики и прежде всего с мотивационным компонентом (с образом внутренней формы фразеологизмов), так как внутренняя форма провоцирует ту или иную эмотивность фразеологизма. Это в свою очередь вызывает и оценку содержания фразеологизма со стороны говорящего и его адресата. Эмотивный компонент значения фразеологизма содержит субъективные реакции на объективную реальность, отображаемую в денотативном компоненте фразеологизма, при этом говорящий выражает свои субъективные реакции, сообразуясь с ценностной картиной мира, отражаемой в коллективном сознании говорящих, с национально-культурным видением мира и переживаниями в форме чувств-отношений.

Во фразеологизмах эмотивность «провоцируется» их внутренними формами, т.е. теми образами, которые заложены в основании фразеологизмов. Эти образы не являются непосредственно чувственными представлениями, но они представимы, воображаемы, умозрительны. Следовательно все фразеологизмы, обладающие образной внутренней формой, являются эмотивными по характеру своего значения.

Фразеологические единицы являются важнейшим средством именования и выражения эмоций, поскольку одно из основных назначений их как единиц вторичной номинации — выражение различного рода оценок и отношения говорящего к высказываемому. По характеру воздействия на человека эмоции принято квалифицировать как положительные, отрицательные и амбивалентные. Поскольку большинство фразеологизмов выражает своё значение не в нейтрально-логической, а в эмотивно-оценочной, экспрессивной форме, нами рассматриваются ФЕ положительной и отрицательной семантики.

Говоря о коннотативном значении фразеологических и паремиологических единиц, в числе общих черт обоих языков следует отметить преобладание фразеологизмов с отрицательной окраской и заметно меньшую роль положительной коннотации в пословицах и поговорках. Это связывается с тем, что положительные явления воспринимаются как норма и поэтому подробно не анализируются; напротив, отрицательные отклонения от нормы вызывают резкое неприятие, осуждение и требуют подробной дифференциации, что находит отражение во фразеологии. ФЕ негативной семантики в рассматриваемых языках выражают широкий диапазон эмоционально-оценочных наслоений – от иронично насмешливых до пренебрежительно-презрительных.

Подгруппы, образующие ФЕ, характеризующие человека с отрицательной стороны во многом схожи в обоих языках. В обоих сопоставляемых языках образ коварного, лицемерного человека ассоциируется с зоонимом «змея»: авар. борохь г1адинав(-ай) «коварный человек» (букв. «подобный(-ая) змее»; загьруяб борохь (букв. «ядовитая змея») змея подколодная; англ. snake in the grass «змея подколодная», (букв. «змея в траве»). Образ лисы при обозначении хитрости человека также совпадает в сопоставляемых языках: авар. царал рач1 г1адай(-ав) «хитрая(-ый), коварная(-ый)» (букв. «лисьему хвосту подобный(-ая)»); англ. an old fox «хитрец», (букв. «старая лиса»). Символом трусости у многих народов издавна считался заяц, он широко известен в фольклоре и закрепился и в аварской и английской фразеологии.: г1анк1 г1адинав «трусливый, хилый» (букв. «зайцу подобный»); timid as a hare «трусливый», «малодушный» (букв. «робкий как заяц»).  Фразеологические зоонимы, характеризующие жадного человека неоднородны в обоих языках, и ассоциируются с образами разных животных: бакъараб кето «жадный, ненасытный человек» (букв. «голодная кошка»), боц1уца г1орцич1ев (букв. «скотом ненасытившийся»), чахъдалъ бац1ал г1адин «с жадностью» (букв. «среди овец волки как»). В английском языке этот образ выражается через глагольные сочетания: have death adders in one’s pocket «быть скупердяем, сквалыгой» (букв. «иметь мёртвых гадюк в кармане»), flay a flea for the hide and tallow «жадничать, скупиться» (букв. «сдирать шкуру с блохи, чтобы что-то спрятать»). 

Образ интеллектуального состояния (неумный, глупый) выражается в английском языке через таких животных как: ape «обезьяна», ass «осёл», goat «коза», goose «гусь». Например: act the ape «глупо себя вести» (букв. «поступать как обезьяна»), ass in grain «круглый, набитый дурак» (букв. «осёл в зерне»). В аварском языке используются названия птиц: х1анч1илг1ан г1акълу гьеч1ев «ума ни на грош» (букв. «не имеющий ум хотя бы как у птицы», г1анк1удаг1ан г1акълу г1еч1ев «человек с куриными мозгами» (букв. «не имеющий ум хотя бы как у курицы».

Надменность, гордость в аварской фразеологии передаётся через образ петуха, например: х1елеко г1адинав «гордый, высокомерный» (букв. «подобный петуху»), х1елкил г1амал «высокомерие» (букв. «нрав петуха»), рач1алдаса ч1ух1араб х1елеко «очень гордый человек» (букв. «петух, гордящийся хвостом»); в английском – через образ павлина: proud as a peacock «горделивый», «тщеславный» (букв. «гордый как павлин»); play the peacock «высокомерно держаться», «важничать» (букв. «играть в павлина»). Для носителей английского языка характерно восприятие петуха как задиры, забияки: a fighting cock «драчун», «забияка» (букв. «бойцовый петух»); the cock of the school «первый драчун, заводила в школе» (букв. «петух школы»). 

Упрямство характеризуется в аварском языке с помощью зоонима оц «бык», например: оц г1адин «упрямо» (букв. «как бык»), оц мах1ав «упрямый, упёртый» (букв. «с запахом быка»);  в английском языке - mule «осёл», pig «свинья»: obstinate as a mule, «упрямый как осёл». as obstinate as a pig (букв. «упрям как свинья»).

При образном выражении значения «плохой, злой» аварцы используют зоонимы «петух», собака», «змея»: ццидал х1елеко «злой человек» (букв. «злобный петух»), чорокаб гьой «злопамятный человек» (букв. «грязная собака»), ч1ег1ераб борохь «злая душа» (букв. «чёрная змея»), англичане – «зверь», «волк»: black beast «ненавистный человек» (букв. «чёрный зверь»), bird of ill omen «человек, приносящий несчастье» (букв. «птица с плохим предзнаменованием»), wolf in sheeps clothing «лицемер» (букв. «волк в овечьей шкуре»).

Нетрезвое состояние человека характеризуется в аварской фразеологии образом собаки, например: гьой г1адин «пьяный вдрызг» ( букв. «как собака»), гьоялда нац1 к1отинег1ан гьекъезе «напиться» (букв. «так напиться, что на собаке вша заснёт»), в английской – голубя, совы: owl eyed «пьяный вдрызг» (букв. «с газами совы»); pigeon eyed «пьяный в стельку» (букв. «с глазами голубя»).

При оценке положительных качеств человека наблюдается больше различий, чем соответствий. Например, фразеологические единицы со значением «мужественный, храбрый смелый» в аварском языке: къвек1аб ц1удул т1инч1 «мужественный» (букв. «крепкого орла птенец»), бац1 г1адав «храбрый как волк» (букв. «волку подобный»); в английском языке: lion-hearted «храбрый» (букв. «с сердцем льва»), fierce as a tiger «свирепый как тигр», fighting cock «смельчак, забияка» (букв. «дерущийся петух»). Одна и та же семантическая основа представлена в сопоставляемых языках в разных фразеологических образах: волк, орел – тигр, лев, петух.

Образ трудолюбивого человека, работяги в аварской фразеологии ассоциируется с образом пчелы, быка, осла, например: най г1адин х1алт1улев «трудолюбивый как пчёлка» (букв. «пчела как работающий»), оц/х1ама г1адин х1алтулев «работоспособный как бык/осёл» (букв. «работающий как бык/осёл»). В английском языке этот образ передаётся фразеологизмами, содержащими в своём составе такие зоонимы как лошадь, бобр, пчела: an eager beaver «работяга» (букв. «нетерпеливый бобр»), a willing horse «трудяга» (букв. «жаждущая лошадь»), busy as a bee трудолюбивый как пчёлка (букв. «занятой как пчела»).

Такое качество как «послушание, робость, застенчивость» в аварском языке выражено такими фразеологизмами: аварагасул бече «мягкий человек» (букв. «телёнок пророка»), балъго нису кунеб кету «тихоня» (букв. «кошка, которая втихомолку (тайно) ест творог»). В английском языке это качество передаётся фразеологизмами с зоонимами chicken «цыпленок», lamb «ягнёнок», mouse «мышь», fish «рыба», oyster «устрица»: tame as a chicken «совсем ручной, послушный» (букв. «ручной как цыпленок»), gentle as a lamb «тише травы, ниже воды» (букв. «мягкий как ягнёнок»), quiet as a mouse «тихий как мышь» и т.д.

При образном выражении такого качества как «ловкость, проворность» в аварском языке используются такие зоонимы лошадь, голубь, рысь, кузнечик: ч1от1ода тукъби ч1валеб «ловкий, умелый» (букв. «подковывающий блоху»), ц1иркъ г1адин тирияв «проворный как рысь» (букв. «рысь как проворный»); гарц1 г1адав «шустрый» (букв. «кузнечик как»). В английской фразеологии в данном случае используются образы таких животных, как обезьяна, пантера: agile as a monkey «проворный как обезьяна», lithe as a panther «гибкий как пантера».

Жизнерадостность, энтузиазм, хорошее расположение духа ассоциируется в аварском языке с образом животных в комфортных для них условиях: ралъдалъ ччуг1а г1адин «как рыба в море», г1идра квараб кьег1ер г1адин  «как ягненок, пасшийся на альпийских лугах» и т.д. В английском языке – с образом птицы, жаворонка, птичьих перьев: gay bird «весёлая птица», cheerful as a lark «жизнерадостный как жаворонок».

Удачливость, везучесть характеризуется в аварской фразеологии такими выражениями как: х1амил рач1ч1алъ чаргъедо кквезе «счастье привалило кому-л.» (букв. «ослиным хвостом поймать сороку»), ч1ег1ераб цер «редкая удача» (букв. «чёрная лиса») и т.д., в английском: lucky dog «счастливчик» (букв. «везучая собака»).

Также в процессе семантического анализа компонентов ФЕ и ПЕ были выделены, в целом, довольно сходные лексико-тематические группы такие как: 1) ФЕ и ПЕ с зоонимом-названием домашнего животного, 2) ФЕ и ПЕ с зоонимом – названием дикого животного, 3) ФЕ и ПЕ с зоонимом - названием птиц, 4) ФЕ и ПЕ с зоонимом – названием насекомых.

Лексико-тематическая группа «домашние животные» является самой многочисленной  как в аварском, так и в английском языках. Это, вероятно, связано с тем, что эти животные были приручены первыми и постоянно находились рядом с человеком. Примеры ФЕ и ПЕ с зоонимами показывают, что наибольшей фразеологической активностью в подгруппе домашних животных в аварском языке обладают зоонимы «осёл», «собака», «лошадь»: кибе аниги х1амие халт1и (букв. «куда ни иди ослу работа»); чорокаб гьой «подлый, недостойный человек» (букв. «грязная собака»); т1амураб чу г1адин хехав «быстрый как бегущая лошадь» (букв. «выпущенная лошадь как быстрый»), в английском -  «собака», «кошка», «лошадь»: tired as a dog «устать как собака» (букв. «уставший как собака»); a lame dog «неудачник», «невезучий человек» (букв. «хромая собака»); an old cat «сварливая, злая старуха» (букв. «старая кошка»); whip the cat «тужить», «сожалеть о непоправимом» (букв. «хлестать кошку»); eat like a horse «отличаться завидным, отменным аппетитом» (букв. «есть как лошадь»); change horses in the midstream «производить крупные перемены в опасный или неподходящий момент» (букв. «менять лошадей на переправе»).

Менее распространены в составе фразеологизмов и паремий аварского языка такие названия домашних животных как: г1урц1ем «мул», къег1ер «ягнёнок», барти «жеребец», бах1ри «бродячая собака», х1айван «животное»: гIурцIем гIадин «упрямо», (букв. «как мул»); г1идра квараб кьег1ер г1адин «весело», «живо», «радостно», (о весёлом, живом характере человека) и др.

В образовании фразеологических единиц эмотивной семантики наименьшей фразеологической активностью в английском языке обладают следующие зоонимы, называющие таких домашних животных: ox «бык», rabbit «кролик», swine «свинья», goat «коза»: as an ox goes to the slaughter «покорно», «безропотно» (букв. «как вол на убой»); scared as a rabbit «перепуганный до смерти» (букв. «напуганный как кролик»); cast pearls before swine «метать бисер перед свиньями».

В лексико-тематической подгруппе «дикие животные» тоже наблюдается определённое семантическое сходство аварских и английских анималистических фразеологизмов. В обоих сопоставляемых языках высокую степень фразеологической активности проявляют зоонимы «волк», «лиса», «заяц»: бац1ил ц1ер лъугьине «стать хитрым» (букв. «из волка превратиться в лису»); г1анк1ил нухда т1амизе «обмануть, провести кого-л.» (букв. «на заячью дорогу направить»); царал мах1 бугев «хитрый», «ловкий» (букв. «имеющий запах лисы»); a lone wolf «человек, действующий в одиночку» (букв. «одинокий волк»); to set a fox to keep one's geese «пустить козла в огород» (букв. «посадить лису охранять гусей» (доверить своё имущество  бесчестному  человеку); hunt (или run) the wrong hare «просчитаться, ошибиться в расчётах», «идти по ложному следу» (букв. «охотить­ся не за тем зайцем»).

Среди различий отметим следующее: не все образы животных несут одинаковую эмоциональную нагрузку в ФЕ и ПЕ рассматриваемых языков. Так, если волк и лиса упоминаются среди «отрицательных лидеров» в обоих языках, то отрицательный образ «осла» более типичен для английских фразеологизмов, а «собаки» и «овцы» - для аварских: Бац1 бац1 буго. (букв. «Волк есть волк») «Чёрного кота не вымоешь добела»,. Цараца макьилъги г1анк1уял рик1к1унелила. «Лиса и во сне кур считает». Never bray at an ass. (букв. «Никогда не кричи с ослом») «Никогда не связывайся с дураком».

Все анализируемые в работе ФЕ и ПЕ характеризуются высокой степенью антропоцентричности, так как они направлены непосредственно на человека, отражают его во всем многообразии внутренних психических проявлений и свойств. Качества, свойства характера, действия, присущие по самой природе человеку, приписываются животному, чтобы потом в срав­нении вновь охарактеризовать явления человека. В этом обстоятельстве также находит отражение национальное своеобразие языка.

В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, даются краткие обобщающие выводы, очерчиваются перспективы дальнейшей разработки проблемы. Основным результатом исследования является определение ряда общих характеристик ФЕ и ПЕ с зоонимами таких разносистемных языков как аварский и английский, позволяющих выявить определённые признаки и закономерности, которые сгруппированы по следующим направлениям: 1. Особенности структурного состава; 2. Особенности семантической организации; 3. Своеобразие тематического состава.

Путём сопоставления по перечисленным параметрам были сделаны выводы об общих закономерностях и специфических особенностях фразеологических и паремиологических единиц каждого из языков. Также в работе была произведена попытка определения роли эмотивной семантики ФЕ и ПЕ с зоонимами в сопоставляемых языках. Выявлено что, ФЕ и ПЕ с зоонимами проявляют ярко выраженный антропоцентризм. Значение зоонимов в составе ФЕ направлено на иносказательное обозначение человека, на характеристику его качеств, чаще всего метафорическое. Фразеологизмы с компонентом зоонимом наделены субъективно-оценочной коннотацией и выполняют эмотивную функцию.

В ходе проведённой работы было выявлено, что фразеологические и паремиологические единицы эмотивной семантики образуются с участием всех частей речи, как знаменательных, так и служебных. Слова, ставшие компонентами ФЕ и ПЕ, в подавляющем большинстве имеют исконное происхождение, что позволяет говорить о национальном характере эмотивных ФЕ. Особенностью формы ФЕ является жестко закрепленный состав, т.е. ФЕ не моделируется каждый раз заново и существует не только для одного конкретного контекста, а всегда воспроизводится в готовом виде, с одним и тем же компонентным составом, не допускающим замены компонентов без нарушения смысла ФЕ.

Обладая всеми лексико-семантическими характеристиками фразеологизмов, рассматриваемые единицы отличаются повышенной экспрессивностью и эмоциональностью, высокой образностью, которая обусловлена денатотивным, сигнификативным и коннотативным аспектами значения. Во фразеологических и паремиологических единицах с компонентом-зоонимом в сравниваемых языках выражаются общечеловеческие чувства, осложненные специфическими, национальными, культурными традициями. Отсутствие соответствий объясняется тем, что фразеологизмы ярко и рельефно высвечивают национальный менталитет и специфику культуры носителей языка, также тем, что образная основа английских и аварских фразео­логизмов не совпадает, поскольку отражает своеобразие видения разными наро­дами явлений действительности: качества, присущие животному, могут быть выделены во фразеологии одного языка и не зафиксированы в другом.

Несмотря на различие генетических и культурно-исторических связей английского и аварского языков в них имеется целый ряд ФЕ и ПЕ обнаруживающих полное формальное и семантическое тождество. Это говорит об общности жизненного опыта и отражения его процессов мышления, однотипности отдельных форм образного видения мира у самых различных народов. Главной причиной сходства фразеологических и паремиологических единиц неродственных языков является общность их основных языковых и фольклорных функций.

Работу завершает список использованной научной литературы и список лексикографических изданий.

Основные положения диссертационной работы изложены в следующих публикациях автора:

Статья, опубликованная в журнале, рекомендованном ВАК РФ:

1. Эмотивная семантика фразеологических единиц с компонентом зоонимом аварского и английского языков // Вестник Университета Российской академии образования. № 3. – М., 2011. – С. 119 – 121.

  Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

2. ФЕ с компонентом зоонимом положительно характеризующие лицо в аварском и английском языках. // Материалы III Международного симпозиума лингвистов - кавказоведов, посвященного 100-летию со дня рождения акад. К. В. Ломтатидзе – Тбилиси, 2011. – C. 210 – 214.

3. ФЕ, с компонентом зоонимом, выражающие качественную оценку лица в аварском и английском языках. // Материалы международной научно-практической конференции «Теоретические и методологические проблемы национально-русского двуязычия», посвящённой 85-летию Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы ДНЦ РАН. – Махачкала, 2009 – С. 19 – 20.

4. Национально-культурная специфика аварской и английской зоонимической лексики (в составе пословиц и поговорок). // Материалы II Международной научной конференции «Кавказские языки: генетико-типологические общности и ареальные связи», посвящённой 110-летию проф. Ш. И. Микаилова – Махачкала, 2010. – С.29 – 31.

5. Структурно-грамматическая организация ФЕ с компонентом зоонимом в аварском языке. // Материалы Международной научной конференции «Актуальные проблемы адыгской фольклористки в XXI-м веке», посвященной доктору филологических наук, академику АМАН Ш.Х. Хуту. – Майкоп, 2011. – С. 192 – 197. 

6. Компаративные ФЕ с анимализмами в английском и аварском языках. // Кавказский лингвистический журнал. Махачкала, 2012. – С. 3 – 8.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.