WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Халипаева Патима Абубакаровна

ФОНЕТИЧЕСКИЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ХАРБУКСКОГО ГОВОРА

ДАРГИНСКОГО ЯЗЫКА 

Специальность 10.02.02 –

Языки народов Российской Федерации

(кавказские языки)

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

МАХАЧКАЛА - 2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дагестанский государственный педагогический университет».

Научный руководитель - кандидат филологических наук, профессор

Сулейманов Алибек Алибекович 

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук,

вед. научн. сотр. ИЯЛИ ДНЦ РАН

Маллаева Зулайхат Магомедовна

канд. филол. наук, доцент ДИПКПК

Багомедов Муса Расулович

Ведущая организация   ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный

       университет» (г. Махачкала)

Защита состоится 12-го октября 2012 года, в 16 часов, на заседании диссертационного совета Д 212.051.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул.  М. Ярагского, 57, ауд. №78.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан и размещен на сайте Министерства образования и науки РФ (www. vak.ed.gov.ru) и на сайте ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет (www. dgpu. ru)  10-го сентября 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент М.О. Таирова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Объектом исследования является харбукский говор даргинского языка.

Предмет исследования - фонетические и морфологические особенности харбукского говора в сравнении с даргинским литературным языком, муиринским  и другими диалектами.

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена, в первую очередь, необходимостью детального изучения фонетико-морфологических особенностей харбукского говора, который до настоящего времени не был объектом специального систематического и целостного монографического описания и изучения. Имеется также необходимость в уточнении статуса данной языковой единицы и определения его места в системе диалектов даргинского языка.

В последние десятилетия многочисленные говоры и диалекты даргинского языка в целом подвергаются заметной нивелировке, чему способствует все усиливающееся влияние литературного даргинского и русского языков через телевидение и другие средства массовой информации, а также через общеобразовательные учреждения. Современный мир характеризуется глобальными социально-экономическими изменениями, которые влекут за собой определенные изменения в наиболее подверженной влиянию социальных факторов лексико-семантической системе языка.

Актуальность изучения говора возрастает и в связи с процессами конвергенции диалектов и говоров, связанными с переселением людей на равнину и организацией многонациональных населенных пунктов, а также близкими контактами харбукцев - переселенцев с людьми разных национальностей. Следовательно, имеется настоятельная необходимость в сборе и научной обработке языкового материала говора.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является синхронное описание фонетической системы и морфологической структуры харбукского говора в сравнении с даргинским литературным языком и муиринским диалектом, к которому относят его ученые без изучения языкового материала. Опираясь на эти сравнения, предстоит установить статус рассматриваемой языковой единицы. На основе анализа фонетических и морфологических особенностей харбукского говора делается попытка внести ясность в некоторые вопросы диалектологии даргинского языка.

Для реализации этой цели должны быть решены следующие основные задачи:

-  всестороннее исследование фонетической системы говора;

- изучение морфологического строя харбукского говора даргинского языка, выявление его специфики на фоне других диалектов  даргинского литературного языка;

- описание общих  и  специфических  для  харбукского  говора особенностей в области фонетики и морфологии, их детальный анализ;

- систематизация и обобщение результатов имеющихся исследований, непосредственно связанных с описываемым говором.

Научная новизна исследования. Наша работа впервые в монографическом плане дает анализ языковых явлений харбукской речи. В работе рассмотрен состав звуков говора, описаны типичные звуковые процессы, выявлены звукосоответствия между харбукским говором, литературным языком, муиринским и другими диалектами даргинского языка. В научный обиход впервые введен значительный фактический материал харбукского говора, который имеет существенное значение для выяснения истории даргинского языка, его многочисленных диалектов.

В нашей работе сделана попытка внести ясность в определение места харбукского говора в системе многочисленных диалектных единиц даргинского языка. В научной литературе эта диалектная единица причисляется к муиринскому диалекту исходя из нынешнего географического положения данного населенного пункта, без учета того обстоятельства, что харбукцы являются переселенцами с Карбачи-Дирка (Акушинского района).

Методологическую основу диссертации составили труды лингвистов по русскому, кавказским и дагестанским языкам, так или иначе связанные с проблемами изучения диалектов. При изложении вопросов харбукского говора исходили из теоретических положений, выдвинутых в трудах дагестановедов:  Абдуллаева З.Г., Абдуллаева С.Н., Бокарева Е.А., Быховской С.Л., Гасановой У.У., Гасановой С.М., Гаприндашвили Ш.Г., Жиркова Л.И., Ибрагимова Г.Х., Кадибагамаева А.А., Кибрика А.Е., Магометова А.А., Мейлановой У.А., Микаилова Ш.И., Мусаева М.-С.М., Муталова Р.О., Сулейманова А.А., Темирбулатовой С.М., Услара П.К.,  Хайдакова С.М., и др.

Теоретическая  значимость   работы определена  актуальностью  и научной  новизной исследования. Проведенное исследование способствует более глубокому и адекватному пониманию специфики звукового строя и морфологической структуры диалектных единиц даргинского языка. Обнаруженные при исследовании харбукского говора особенности дают возможность  в определенной степени уточнить классификацию даргинских диалектов. Исследование данного характера также способствует более глубокому изучению эволюции фонетической и морфологической систем даргинского языка. 

Практическая ценность работы заключается в том, что ее основные результаты могут быть использованы в преподавании даргинского языка в школе, при изучении курса «Диалектология даргинского языка» в вузах. Кроме того, результаты данного исследования окажутся полезными в составлении сравнительно-исторической грамматики даргинского языка, а также его  диалектологического и этимологического словарей. Материалы и выводы диссертационной работы могут быть использованы при изучении диалектов генетически родственных дагестанских языков.

Методы и источники исследования: наиболее соответствующим решению поставленных перед диссертационным исследованием задач является синхронный метод, который лежит в основе работы. В тех случаях, когда данные исследуемого диалекта не всегда поддаются однозначному объяснению с помощью метода синхронного сопоставления, привлекаются описательный и сравнительно-исторический методы.

Источниками исследования являются материалы, собранные автором в 2007-2011 годах в селении Харбук Дахадаевского района и в городах, где проживают носители харбукского говора. В процессе устного общения  осуществлялась запись речи людей разных возрастов и различного уровня образования. Кроме того, использованы результаты и материалы предшествующих исследований, данные даргиноведческой и дагестановедческой специальной литературы.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Фонетическая система харбукского говора имеет ряд особенностей, отличающих его от литературного языка: для консонантной системы говора характерны следующие геминированные согласные, которые отсутствуют в литературном языке: [кк], [пп], [тт], [рр], [сс], [шш], [х1х1], [хьхь], [цц], [чч].

2. В говоре зарегистрированы лабиализованные согласные, нехарактерные для современного даргинского литературного языка: [кв], [к1в], [кьв], [къв], [ккв], [гв], [г1в], [гьв], [гъв], [хв], [хъв], [чв], [ч1в], [шв], [шшв], [ссв]. 

       3. Харбукский говор обнаруживает определенное количество звукосоответствий в сравнении с литературным языком, муиринским диалектом и другими локальными единицами даргинского языка.

4. Морфология харбукского говора  располагает полным набором лексико-грамматических категорий, в реализации которых наблюдаются отличия от литературного языка:

а)  в харбукском говоре нет 1-го склонения с окончанием –ни в эргативе;

б) в говоре представлен падеж каузалис, отсутствующий в литературном языке;

в) в системе местных падежей специфической особенностью является использование формантов -ццела (совм. падеж), -цце, -шу, -г1елле (напр. падеж), -г1е (падеж покоя), -келла (предметный падеж) и др., которым в литературном языке соответствуют морфемы -чил, -чи (-зи), -чила и др.

5. Фонетический и структурный облик числительных харбукского говора отражает относительно древнее состояние числительных даргинского языка (харб. даршлиб, лит. даршлим).

6. Большинство наречий  говора разнятся с литературными словами по форме, ср.: лит. даг - харб. сса «вчера», лит. лит. савли – харб. г1янруч1 «утром», лит. г1ур – харб. г1е (к1винайс) «потом» и т.д.

7. Местоимения говора также имеют расхождения в оформлении, например, форма образованная с помощью суффиксов -ел/нел, -ел/лел, которые не характерны для литературного языка: нуел (имен.), нунел (эргат.) «я сам», нушшаел (именит.), нушшалел (эргат.) «мы сами». 

8. Глагольные формы говора  по ряду особенностей своего образования и изменения отличаются от соответствующих  форм литературного языка: 

а) инфинитив оформляется с помощью специфических аффиксов -ара (аьра), -ана (-аьна) вместо литературного форманта -эс (ес);

б) глагол говора имеет пять спряжений по показателям аориста (-ур, -иб, -ун, -уб, -б) вместо четырех литературного  языка (-ур, -иб, -ун, -уб);

в) причастия прошедшего времени имеют суффиксы -ил, -ссе вместо лит. -си (харб. бургьибил/ бургьибссе, лит. бурибси «сказанное»);

г) деепричастия говора могут быть неоформленными (харб. батур гьарукьун, батулле гьарукьун, лит. батурли арякьун «оставив ушел»).

  Апробация и публикации. Основные выводы и положения работы были доложены на ежегодных научных конференциях профессорско-преподавательского состава ДГПУ и изложены в шести публикациях в виде статей. Работа обсуждалась на расширенном заседании кафедры дагестанских языков  ДГПУ 26 октября 2011г.

Структура и объем работы. Структура диссертации определена ее задачами и спецификой исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и списка условных сокращений. К основной части прилагаются тексты на харбукском говоре.

Работа изложена на 178 страницах компьютерного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяется предмет исследования, обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее разработанности,  сформулированы цель и задачи диссертационного исследования, устанавливаются его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, указываются материалы и источники исследования, на которых базируется диссертационное  исследование, формулируются теоретические положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Фонетические особенности харбукского говора»  дается научно-лингвистический анализ фонетической системы харбукского говора даргинского языка. Определен и подробно описан звуковой состав исследуемого говора. Выявлены специфические особенности, отмечаемые в составе гласных и согласных говора.

В системе гласных харбукского говора зафиксированы долгие гласные вторичного происхождения, функционально представленные в отдельных диалектных единицах даргинского языка и отсутствующие в современном литературном языке, ср.: харб. урцаа - лит. урцулла «деревянный», харб. рурсее - лит.  рурсила «девушки», харб. кьвяя – лит. кьялла «коровы» и т.д.

В харбукском говоре долгота выполняет иногда смыслоразличительную функцию, ср.: ит1ак1иб «взвесили (его)» – ит1аак1иб «подошел», ассиб «купил» - аассиб «взял» и т.д.

Многие фонетические особенности говора сводятся к звуковым соответствиям, отличающим его от других локальных единиц и литературного языка. Более или менее системно между говором и литературным языком встречаются следующие соответствия:

[е] - лит. [и] почти во всех окончаниях существительных (в основном во мн. ч.), прилагательных, причастий, деепричастий и наречий: харб. нуссе – лит. нуси «сыр», дурсре – дурсри «уроки», гьетег1еб – итаб «там»,  ванассе – ванаси «теплый», белч1унссе – белч1унси «прочитанная», уч1е – уч1ули «учась», гьалакле – гьалакли «быстро» и др.;

[и] - [э(е)]: харб. биццидиш – лит. бизидеш «вкус», харб. лимцци –лит. лезми «язык», харб. ванадиш – ванадеш «тепло», харб. гъиз –лит. гъез «волос» и т.д.;

[е] - [а]: харб. х1ебак1иб – муирин. х1ач1иб « не пришли»,  харб ккех1ел - муирин. кках1ал «восемь», харб. х1ела – муирин. х1ела «твой» и т.д.;

[и] - [а]: харб. адими – лит. адам «человек», харб. шинк – шанг «кострюля» и др.;

[о] - [а]: харб. хваридиш – лит. харидеш «радость», харб. квани - лит. кани «живот» и др.;

[у] - [и]: нушшишшу – нушачи «к нам», хъайшшу – хъайчи «к дому» и др.;

[а] - [у]: вашшан – вашуси «идущий», уч1ан – уч1уси «учащийся» и др.

Из звуковых процессов в области гласных характерными для харбукского говора являются наращение и выпадение, а также ассимиляция гласных.

В говоре при образовании формы множественного числа у имен существительных, состоящих из двух и более слогов, происходит  выпадение постпозитивных гласных [а], [и], [у], ср.: харб. ттакка – мн. ч. ттакне «пятки», лих1и – лих1ппе «уши» и т.д.

В глаголах прошедшего времени после гласного [а] в говоре выпадает [и]: лит. чебаиб, харб. кибаб «видел»; лит. сабаиб, харб. сабаб «доехали».

Наращение гласных [а], (реже) [аь] в говоре также наблюдается в именах существительных с исходом на согласный при образовании формы множественного числа посредством форманта -не, например: хъар - хъаране - «края»; хьул мн. ч. хьулане «желания» и др

Консонантная система говора также обнаруживает некоторые особенности в сравнении с литературным языком и другими диалектными единицами даргинского языка.

Одним из ярких отличительных признаков говора является широкое функционирование в нем геминированных согласных, отсутствующих в литературном языке:

1) смычные: [кк], [тт], [пп], ср.: ккамул  «палец», ттам «барабан», буреппа «иголка», г1еппа «стог» и т.д.;

2) спиранты: [сс], [хьхь], [хх], [шш]: кесса «карман», нуссе «сыр», х1ушша «вы», ваххана «покормить», хьхьулехьхьа «пена» и т.д.;

3) аффрикаты: [цц], [чч], [рр], ср.: мацца «овцы», унцца «дверь», ччаьвал «вчера», варри «верблюд» и т.д.

Богатая консонантная система харбукского говора, в частности, обуславливается наличием лабиализованных согласных.

В говоре 15 лабиализованных согласных: [гв], [гьв], [г1в], [гъв], [кв], [ккв], [кьв], [къв], [к1в], [ссв], [тв], [хв], [хьв], [хъв], [шв]. Почти всем лабиализованным согласным говора соответствует нелабиализованный эквивалент литературного языка, ср.: харб. белгве – лит. белги «согревшись», баьг1ваь  – лит. баьг1и «украв», квани – лит. кани «живот», кьваьл - лит. кьаьл «корова»,  аккварссе  – лит. агарси «неправдивый», хъве – лит. хъаь «клятва», к1вел – лит. к1ел «два», гьве – лит. гьи «семя», хве – лит. хаь «собака», шувал – лит.  шел «пять», итве  – лит. иткъи «так», белч1ве – лит. белч1и «прочитав» и т.д.

Другой отличительной особенностью консонантной системы говора является наличие в ней согласного [х1г1], которого нет в литературном языке и других диалектах: х1г1ебик1вара – лит. бисес «плакать»,  х1г1аькабик1вара – лит. ч1ярбик1ес  «орать».

Своеобразие говора в значительной степени определяют и  звукосоответствия в области консонантизма, например:

-[к] - [ч]: ккалккалике – лит. галгаличи «на дерево», хъуке – хъучи «на огород» и т.д.;

-[кк] - [г]: харб. варккиб – лит. варгиб «нашел», ккалкка – лит. галга «дерево», харб. ккуртта – лит. гурда «лиса» и др.;

-[кк] - [ж]: харб. кката – лит. жита «кошка» и др.;

-[цц] - [з]: харб. ццанцци  – лит. занзи «колючка», харб. айцце  – лит. айзи и др.;

-[чч] - [ж]: харб. ччаьвал – лит. жаьг1аьл «завтра», харб. дерччара – лит. держес «пить» и др.;

-[къкъ] - [х]: харб. ледкъкъу – лит. лерху «принесет», харб. гьардукъкъа – лит. ардуха «унеси» и др.;

-[пп] - [б]: харб. ппала – лит. бала «шерсть», харб. кьукьуппе – лит. кьукьуби «колени» и др.;

-[тт] - [д]: харб. гьештти – лит. ишди «эти», харб. ттапри– лит. дабри «обувь» и др.;

-[сс] - [хь]: харб. кайссана – лит. кайхьес «лечь» и др.;

-[сс] - [с]: харб. уссана – лит. усес «спать», харб. биссут1- лит. биснакъ «плакса» и др.;

-[ъ] - [г1]: лит. диъ - харб. диг1 «мясо»; лит.  ниъ - харб. нигI «молоко».

Случаи замещения сонорных согласных (субституция) в говоре следует считать спорадическими:

-[м] - [н]: мекво – лит. ника «ноготь»; кумкссе – лит. кункси «легкий».

В сравнении же с муиринским диалектом мы наблюдаем следующие звукосоответствия в системе консонантизма  харбукского говора:

-[к] - [ч]: харб. хъулки – муирин. хъулчи – лит. хъулки «вор», харб. кикабикиб – муирин. чикабичиб – лит. чекабикиб «навалилось» и др.;

-[к1] - [ч1]: харб. вак1иб - муирин. вач1иб – лит. вак1иб «пришел», харб. урк1и - муирин. урч1и – лит. урк1и «сердце» и др.;

-[ш] - [хь]: харб. ванадиш - муирин. ванадихь – лит. ванадеш «теплота», харб. абхьхьиб - муирин. абшиб – лит. абхьиб «открыл» и др.;

-[кк] - [чч]: харб. дукки - муирин. дуччи – лит. дуги «ночь», харб. дарккиб - муирин. дарччиб – лит. даргиб «нашел» и др.

В системе согласных харбукского говора отмечены также:

1) выпадение согласных [в], [р], [ъ], [й], [л], [гь], ср.: ебк1иб – лит. вебк1иб «умер», чаьт – лит. чаьрт «грязь», миш – лит. мирш «серп», вара  - лит. варъа «мед», гамуш - лит. гаймиш «буйвол», х1аьбара – лит. х1аьбалра «втроем», анк1- лит. гьанк1 «сон» и др.;

2) наращение согласных [б], [кь], [гь], [х1]: арзибле – лит. арзили «решив», баркьиб – лит. бариб «сделал»,  гьешшег1е – лит. иша «сюда», х1емх1е – лит. эмх1е и т.д.;

3) ассимиляция сонорных согласных. В говоре в целом ряде слов зафиксирована полная регрессивная ассимиляция сонорных согласных, а именно: при встрече на стыке морфем [л] и [р], [р] и [н], [б] и [м], происходит фонетическое изменение комплекса [лр] в [рр],  [рн] в [нн], [рн] в [нн], ср.: харб. хъурре - лит. хъулри «дома», харб. азинна - лит. азирна «в тысячу раз», харб. х1аьммузан - лит. х1аьбмузан «треугольный» и т.д.;

4) оглушение конечных звонких согласных. Для консонантной системы говора характерно оглушение конечных согласных, ср.: харб. буруп – лит. дуруб «шило», харб. нек – лит. нег «солома», харб. балат – лит. балад «узнаешь», харб. мик – лит. миг «дуб» и т.д.

В харбукском говоре имеется ясно выраженное ударение. В именах существительных оно зависит от принадлежности слова к тому или иному грамматическому классу, от открытости или закрытости конечного слога, от числа. При именном словоизменении имеет место перемещение ударения с первого слога на второй в существительных, обозначающих живые существа: и.п. кьаь'ца «козел», э.п. кьаьца'ли,  р.п. каьца'ла.

Место ударения в глаголах часто зависит от категории вида и времени, ср.: наст. вр.: лу'к1еера «пишу»; пр вр.: белк1у'нра «написал». Ударение играет заметную роль в глагольном словообразовании. В результате изменения места ударения в говоре глаголы будущего времени единственного числа, имеющие в своем составе суффикс -ан, преобразовываются в причастные формы. Такие формы сразу же субстантивируются и выполняют функции существительного, ср: у'ч1ан «прочтет», уч1а'н «читающий» и др.

Ударение в харбукском говоре имеет лексико-семантическую или словообразовательную функцию. Падая на разные слоги одного и того же слова, ударение придает этому слову новое лексическое значение, например: у'рккар «наверное» - уркка'р  «в середине», укиб «отвел» - укиб «ел», ссала «вчерашний» - ссала «кусок»  и т.д.

Вторая  глава «Морфологические особенности харбукского говора» посвящена анализу морфологической системы харбукского говора в сравнении с литературным языком. Немало интересного с точки зрения истории даргинского языка обнаруживает и морфологический строй говора.

       Категория грамматического класса. В харбукском говоре, как и в даргинском литературном языке, функционирует пять грамматических классов: три в сфере единственного числа и два в сфере собирательных существительных и множественного числа, которые по соотношению классно-числовых показателей образуют следующую пятиклассную систему:

1 класс – в – (ед. число) даьрх1аь вак1иб «мальчик пришёл»;

2 класс – р – (ед. число) рурcси рак1иб «девочка пришла»;

3 класс – б – (ед. число) унц бак1иб «бык пришёл»;

4 класс – б – (собирательные существительные  класса «люди») халкь бак1иб «люди (народ) пришли»; (множ. чис. всех существительных класса «люди») адимте бак1иб «люди пришли»;

5 класс – д  (собирательные существительные класса «не-люди») шин дак1иб, лед «вода пришла, имеется», дуччан шин «питьевая вода»; (для мн. числа всех существительных класса «не-люди») мацца дак1иб, лед «овцы  пришли, имеются».

В отличие от литературного языка классный показатель р в говоре выполняет только одну функцию – обозначает второй класс. В литературном же языке он обозначает еще класс нелюдей в сфере множественного числа, ср.: лит. унци лер «быки имеются» при уршби (рурсби) леб «мальчики (девушки) есть» (класс людей); лит. унци гьардухъун «быки убежали» при уршби (рурсби) гьаббухъун «мальчики (девушки) убежали» (класс людей).

       Показатель р, выступающий в роли показателя класса нелюдей в сфере множественного числа, отмечается только в конце слова или слога. В такой позиции в рассматриваемом харбукском говоре выступает показатель д, ср. лит. унци лер - харб. унце лед «быки есть, имеются», лит. нушала жузи сари - харб. нушшала жузе ссади «это есть наши книги» и т.д.

Классное словоизменение в говоре отмечается во всех частях речи в системе суффиксов, приставок и окончаний. Некоторые прилагательные харбукского говора содержат по два классных показателя: одну начальную анлаутную, другую – суффиксальную, ср.: ед. ч. I кл. ухIнавcсе «внутренний», I кл. рухIнарcсе  «внутренняя», III кл. бухIнабcсе «внутренее»; мн. ч. I-II кл. (кл. людей) бухIнабте «внутренние (мужчины или женщины)», III кл. (кл. не-людей) духIнадте «внутренние (вещи)».

В говоре классные показатели обнаруживаются также в системе наречий, ср.: харб.  вархьле, рархьле, бархьле, дархьле  – лит. вархьли, рархьли, бархьли, дархьли «прямо», но харб. дахъее – лит. вахъх1и, рахъх1и, бахъх1и  «долго».

Наиболее ярко категория грамматического класса в говоре представлена в системе глагола, где подавляющее большинство глаголов изменяется по классам. Отмечены только отдельные случаи, когда классным глаголам говора в литературном языке представлены их неклассные  варианты и наоборот. Подобные факты отмечаются и в отдельных аналитических формах глаголов.

Вышесказанное  демонстрируется  следующими примерами: глагол «любить» в литературном языке и в ряде диалектов не изменяется по классам. В харбукском же говоре данный глагол является классным и изменяется по классам. Например, ср.:

харб. говор  лит. язык

I кл. иккахъара дигахъес  «любить» 

II кл. риккахъара  дигахъес «любить»

ІІІ кл. биккахъара дигахъес «любить»

Глагол «есть, имеется» в харбукском говоре, как и в литературном языке, функционирует в четырех вариантах, указывающих на то, где именно (выше, ниже, рядом, вдалеке по отношению к собеседникам) находится предмет. Например, ср.: харб. леб «имеется здесь», кIеб «имеется наверху», ххеб «имеется внизу», теб «имеется вдалеке». Но, несмотря на это, во всех этих вариантах классные показатели функционируют абсолютно одинаково и однообразно.

В то же время неклассной отрицательной форме глагола литературного языка агара «нет, не имеется», в говоре соответствуют классные формы: I кл. ливакку, II кл. лиракку, III кл. либакку.  Эта отрицательная форма в говоре употребляется и во мн. числе -лидакку «не имеются, отсутствуют» в отличие от литературного языка, где она не меняется –агара. 

В отдельных производных глаголах говора, как и литературного языка, нередко содержатся два и даже три функционирующих классных показателя, ср.: бех1бихьхьара, рех1рихьхьара «начать», бурссибаркьара «научить» и т.д.

В харбукском говоре, в отличие от литературного языка, очень часто опускается мужской классный показатель в, ср.: харб. ебк1иб (ребк1иб, бебк1иб) - лит. вебк1иб «умер», итиб (ритиб, битиб) – лит. ветиб «избили», укьун (рукьун, букьун) – лит. ваькьун «пошел», гьаритак1иб (гьарритак1иб, гьарбитак1иб) – лит. гьавитак1иб «навестил, заглянул» и т.д.

       Имя существительное. Лексико-грамматическая категория имён существительных проявляется в их способности сочетаться с определённой классной формой слов, ср.: уцци  вак1иб – «брат пришёл», руцци рак1иб – «сестра пришла», кьваьл бак1иб – «корова пришла».

       Вопрос об образовании множественного числа имен существительных в говоре довольно сложен. Кроме того факта, что у форм множественного числа существительных много различных показателей, сама основа слова при этом тоже часто подвергается фонетическим изменениям.

       В говоре, в отличие от литературного языка, мы наблюдаем очень мало примеров образования мн.ч. существительных при помощи лишь внутренней флексии (аблаута), ср.: х1емх1е «осел» - мн. ч. х1умх1е «ослы», лит. эмх1е – мн.  умх1и.

Форма множественного числа большинства имен существительных в говоре образуется в основном посредством тех же формантов, что и в литературном языке (-и, -ни, -ти, -ми, -ри, -рби, -урби, -руми, -уни, -урти и др.), различия здесь наблюдаются в конечном -и, которому в говоре во всех суффиксах соответствует -е.

Харбукский говор и литературный язык разнятся и в выборе суффиксов множественного числа, например: харб. ккалкка – ккалкне, лит. галга – галгуби «дерево-деревья»; харб. к1а - к1аме, лит. к1а - к1ари «лист-листья», харб. дубура – дубурте, лит. дубура – дубурти «гора-горы» и т.д.

Падежный состав и система склонения в харбукском говоре, как и в литературном языке, являются очень сложными. В харбукском говоре, в отличие от литературного языка, отмечается целый ряд специфических и интересных особенностей в составе падежей и в системе склонения.

В харбукском говоре функционирует специфический падеж каузалис (абахьалле, абакедле «из-за матери»), который не представлен в литературном языке. Например, ср.: харб. Гьештти мец-дугьбе абакедле (абахьалле) дитавурте сади «Этот скандал из-за мамы получился». Значение данного падежа говора в литературном языке передается формой падежа причины или послеложной конструкцией. Например, ср.: лит. Ишди къалмагъар нешличирли диубти сари «Этот скандал получился из-за мамы» или Ишди къалмагъар неш багьандан диубти сари «Этот скандал случился из-за мамы».

В отличие от литературного языка, где выделяются три типа склонения согласно окончаниям эргатива, в харбукском говоре отмечаются только два типа склонения с окончаниями -ли и -й. Все существительные литературного языка с окончанием в эргативном падеже на -ни в харбукском говоре склоняются с окончанием на -ли., ср.: харб. уццили – лит. узини «брат, братом»;  харб. руцци «сестра» - эрг. руццили «сестрой», ср. лит. рузи -  эрг. рузини и т.д..

Совместный падеж в описываемой речи оформляется с помощью аффикса -ццела, лит -чил, например: бук1уйццела «с чабаном» - лит. бук1уйчил «с чабаном»  и т.д.

В предметном падеже (данный падеж употребляется только в одном значении – для выражения предмета, о котором идет речь) аффикс -чила литературного языка в говоре заменяется аффиксом -келла, например: харб. дармайкелла  - лит. дармайчила «о лекарстве», харб.  уццикелла - лит. узичила «о брате» и т.д.

В говоре представлен аффикс -шшу направительного падежа, отсутствующий в литературном языке (аффикс -шшу употребляется для передачи значения «к чему или кому-либо»), например: харб. мулгуйшшу «к мужу» - лит. муруйчи, харб. урхьхьулишшу «к морю» - лит. урхьуличи.

  Большую функциональную нагрузку в харбукском говоре несет отсутствующий в литературном языке аффикс направительного падежа -цце (лит. -зи) со значением «во что-нибудь, об что-нибудь»: харб. т1айцце - лит. т1айзи «о столб», харб. х1ерк1лицце - лит. х1ерк1лизи «в воду» и т.д.

       В харбукском говоре представлен аффикс -г1елле направительного падежа, отсутствующий в литературном языке. Данный аффикс -г1елле употребляется для передачи значения «за чем или кем-либо», например: харб. мулгуйг1елле «за мужем» - лит. муруйс г1ергъи, харб. ц1алиг1елле «за огнем» - лит. ц1алис г1ергъи и т.д.

Аффиксу -зиб в говоре в падеже покоя (со значением нахождения предмета в покое) ряд субстантивов принимает -ццеб, ср.: харб. хъуццеб «в огороде» - лит. хъулизиб, харб. шииццеб «в воде» - лит. шиннизиб.

Исходный падеж в говоре оформляется с помощью аффиксов -рат, лит. -вад, ср.: харб. бег1ташшурат - лит.  бег1тачивад «от родных»,  харб. шшилиццерат – лит. шилизивад «из села» и т.д.

Одной из ярких отличительных особенностей морфологического порядка говора является образование формы эргатива имен существительных во множественном числе посредством форманта -ли вместо -ни литературного языка, например:

бурх1ни «дни» - эрг. п. бурх1нали, ср. лит. бурх1ни - эрг. п. бурх1нани; буц1е «волки» - эрг. п. буц1али, ср. лит. буц1и -  эрг. п. буц1ани и т.д.

       Имя прилагательное. В качестве формантов качественных прилагательных в харбукском говоре используются суффиксы -ссе, -а, -на, со значением наличия того или иного качества, которые идентичны суффиксу -си литературного языка.

В отличие от муиринского диалекта для харбукского говора не характерно образование прилагательных с помощью суффикса -ган , ср.: лит. умуси, харб. умуссе, муирин. амуган «чистый»; лит. халаси, харб. хулассе, муирин. хулаган «большой» и т.д.

С помощью суффикса -ссе в говоре оформляются имена прилагательные, имеющие гласный исход основы, например: харб. умуссе «чистый» - лит. умуси, харб. бишт1ассе «маленький» - лит. бишт1аси, харб. къугъассе «красивый» - лит. жагаси и т.д.

При согласном исходе основы качественные имена прилагательные в говоре в сравнительной степени принимают -ил, вместо аффикса -си литературного языка, ср.: мурхьил «тот, что глубже», ц1акьил «тот, что сильнее», ахъил «тот, что выше».

       Имя числительное. В харбукском говоре порядковые числительные образуются путем прибавления к основе количественных числительных причастия прошедшего времени -ибил, -иссил «сказанный», в литературном языке в роли этого элемента выступают слова -эсил  -ибил, в муиринском диалекте -ат1ибил, например: харб. авибил, ависсил - лит. авъибил - муирин. авалат1ибил «четвертый»; харб. даршибил - лит. даршъибил - муирин. даршалат1ибил «сотый» и т.д. 

Для говора, в отличие от литературного языка, характерно выпадение глухого ларингального абруптива [ъ] перед суффиксами -ибил и -эсил.

В говоре при образовании распределительных числительных повторяется чистая основа числительного, а в литературном языке основа повторяется  в полной форме с формативом -ал (-эл) (исключение: ца-ца «по-одному», ср.: ав-ав «по-четыре» - лит. ав-авал, верх1-верх1 «по семь».

Фонетический  облик  и  структура  числительных говора отражает относительно древнее состояние числительных даргинского языка, ср.: харб. шув + ал и лит. шел — шу-ал «пять», харб. даршлиб — лит. даршлим.

Местоимение. Отличительной особенностью говора от муиринского диалекта является образование всех падежных форм личного местоимения «я» от основы ну (кроме эргатива и датива). В муиринском диалекте ему соответствует ду: харб. набшшу, муирин. дичу, лит. набчи «ко мне»; харб набкелла, муирин. дикелла, лит. набчила «обо мне» и т.д.

Отдельные местоимения говора в исходной форме разнятся с литературными словами своим звучанием, например:

- указательные: гьеш «этот» - лит. иш, гьен «этот» (рядом со вторым лицом) - лит. ил, гьет «тот» - лит. ит, гьек1 «то» – лит. ик1;

-определительные: гьешгъуна «такой, как это» - лит. ишгъуна, гьек1гъуна «такой, как тот, что выше говорящих» - лит. ик1гъуна;

- вопросительные: ча «кто?» - лит. чи, ссе «что?» - лит. се; китти «который?» - лит. чиди, кис «кому?» - лит. чис и т.д;

- неопределенные: ча - белера «кто-нибудь» - лит. чи - биалра, ссе - белера «что-нибудь» - лит. си - биалра, чарел «кто-то» - лит. чирил;

- отрицательные: чак1ал «никто» - лит. чилра, ссек1ал «ничто» - лит. селра.

Наречие. В харбукском говоре представлено несколько форм наречий, отсутствующих в других локальных единицах и литературном языке. Так, в говоре употребляются наречия степени гирт, г1ех1еберан, бахъ (рахъ, дахъ) в значении «чересчур, слишком, чрезвычайно», которых нет в литературном языке, например: гирт хулассе «чересчур большой», г1ех1еберан кахссе «чрезвычайно опасный» и т.д.

В литературном языке для передачи значения «после того, как рассвело», говорят шаладикили г1ергъи, в говоре же это передается одним словом в форме наречия с суффиксом -г1ер: шаладикиблаг1ер; ц1аьбдаблаг1ер «после того, как стемнело» и т.д.

Пространственные наречия говора также отличаются от литературных эквивалентов, например: гьешшег1е «сюда» - лит. иша (к говорящему),  гьек1ег1е «туда» - лит. ик1а и т.д.

В харбукском говоре наречия места имеют расхождения с литературными словами, ср.: харб. гьетат - лит. итад «оттуда», харб. керкат - лит. чевкад «сверху», харб. акле - лит. гъамли «близко» и т.д.

Суффиксу -аб пространственного наречия итаб «там» литературного языка в говоре соответствует -ег1еб: гьетег1еб.

Большинство наречий времени в говоре разнятся с литературными словами по форме, ср.: лит. жаг1ял - харб. ччявал «завтра», лит. ишбарх1и - харб. ишеле «сегодня», лит. даг - харб. сса «вчера», лит. гьанна - харб. гьенх1е «сейчас», лит. жявли – харб. ччявле «рано», лит. савли – харб. г1янруч1 «утром», лит. г1ур –харб. к1винайс «потом» и т.д.

Отличительной особенностью исследуемого говора от литературного языка и муиринского диалекта является употребление в нем формы наречия времени г1е (к1винайс) «потом, дальше», которому в муиринском диалекте соответствует форма ц1или (ц1илиг1елли), в литературном языке - г1ур.

Глагол. Много своеобразного, отличительного отмечается в системе глагольного словоизменения говора. Специфические индивидуальные особенности наблюдаются в парадигме каждой морфологической категории глагола.

Парадигма форм времен глагола в говоре складывается, как и в литературном языке, из восьми частных и конкретных временных форм, сочетающих в себе и другие категориальные значения (модальности, лица и т.д.). Однако многие из этих частных временных форм, объединяющихся в три абсолютные временные формы (настоящего, прошедшего и будущего), выражаются в говоре и в литературном языке материально неидентичными показателями. Так, например, система прошедших времен, состоящая из трех частных временных форм, в говоре и в литературном языке выражается следующими показателями.

Форма аориста имеет в говоре показатели -ун, -ур, -иб, -уб, -б, а в литературном языке показатели: -ун, -ур, -иб, -уб. Перфект имеет в лит. яз. -илра (барилра, букв «сделав, есть»), в гов. -иблера (баркьиблера «сделано»).

В отличие от литературного языка и муиринского диалекта в харбукском говоре мало примеров глаголов IV типа спряжения на  -уб: бехъуб «разошлись», бергъуб «высох». В говоре показатель -б соответствует лит. -(и)уб, ср.: таманбиб – лит. таманбиуб – муирин. таманбигьуб «закончился»,  гьаркбиб – лит. гьаргбиуб - муирин. гьаргбигьуб «открылась» и т.д. Функционирует  также форма на -(а)б, соответствующая литературному -иб: сабаб – лит. сабаиб «прибыли», кибаб – лит. чебаиб «видели»  и т.д. В данных примерах мы наблюдаем выпадение гласных -у, -и в глагольных аффиксах говора.

В системе прошедших времен говора тоже имеются некоторые различия в оформлении личных окончаний: харб. буцибра (1л. ед. и мн. ч.) – лит. буцира «поймал, поймали», буцатти (2л. ед.ч.) – лит. буцири «поймал», буцатта (2л.мн.ч.) – лит. буцирая «поймали т.д.

Форма настоящего времени в литературном языке имеет лично-временной показатель -улра/-улира (лук1улра «пишу»), а в харбукском говоре  -ера, -урра (лук1ера «пишу», иркьурра «работаю»).

Форма будущего изъявительного в литературном языке имеют лично-временные показатели -ас (1 л. ед. ч.), -ех1е (1 л., мн. ч.), -ад (2 л., ед. ч.), -ада/-адая (2 л., мн. ч.), -а/-у (3 л., ед. и мн. ч.); а в говоре -ас (1 л., ед. ч.), -ах1е (1 л., мн. ч.), -ат (2 л., ед. ч.), -атта (1 л., мн. ч.), -а (3 л., ед. и мн. ч.).

Будущее же предположительное время в литературном языке имеет следующие лично-временные показатели: -иша (1 л., ед. и мн. ч.), -иши (2 л., ед.ч.), -иша (2 л., мн. ч.), -ес (3 л., мн. ч.); а в харбукском говоре: -ишши (1 л., ед. и мн. ч.),-ишши (2 л., ед. и мн. ч.), -ис (3 л., ед. и мн. ч.).

Будущее уступительное время имеет следующие показатели, которые в литературном языке и в харбукском говоре материально расходятся, ср.: лит. -аслира/-асра (1 л., ед. ч.), -ех1елра (1 л., мн. ч.), -адлира/-адра (2 л., ед. ч.), -адаллира/-адалра (2 л., мн. ч.), -аллира/-алра (3 л., ед. и мн. ч.); харб. -аслера (1 л., ед. ч.), -ах1ерра (1 л., мн. ч.), -атра (2 л., ед. ч.), -аттарра (2 л., мн. ч.), -аллера/арра (3 л., ед. и мн. ч.).

Парадигма лица харбукского говора, в отличие от литературного языка, характеризуется рядом специфических особенностей в материальном выражении личных окончаний.

  Не совпадают с литературным языком  в говоре формы первого и второго лиц допускаемо-желательного наклонения, ср.: 1 л. ед. ч. вак1ас (вак1аскат1и) – лит. вак1ас «пусть я приду», 2 л. ед. ч. вак1ат (кат1и) – лит. вак1аби «пусть ты придешь», при 3 л. ед. ч. харб. и лит. вак1аб «пусть он придет».

Личные окончания первого лица харбукского говора в их материальном выражении частично отличаются от литературного языка, ср.: 1 л. ед. ч. лит. и харб. (балтвера - лит. балтулра «оставляю»); 2 л. ед. ч. лит. -д (балта-д «оставишь») и харб. -т (балта-т «оставишь».)

В отличие от муиринского диалекта отрицательная форма глаголов в говоре образуется при помощи частиц-приставок -х1е, -ма, ср.: харб. х1еек1иб – муирин. х1ач1иб – лит. х1евак1иб «не пришел» и т.д.

Отличительной чертой харбукского говора является образование отрицательных форм неправильных глаголов: леб, к1еб, ххеб, теб «есть имеется», что не характерно для литературного языка, ср.: харб. леб – либакку, лит. агара к1еб – к1ибакку, лит. агара; теб – тибаккку, лит. агара; ххеб – хибакку, лит. агара «нет, не имеется». В то же время неклассной отрицательной форме глагола литературного языка  агара «нет, не имеется», в говоре соответствуют классные формы: I кл. ливакку, II кл. лиракку, III кл. либакку.  Эта отрицательная форма в говоре употребляется и во мн. числе -лидакку «не имеются, отсутствуют», в отличие от литературного языка, где она не меняется –агара. 

Инфинитив, выражающий  действие или процессуальное состояние без указания на лицо, время, в говоре оформляется с помощью специфических суффиксов (вариативных) -ара (аьра), ана (-аьна) вместо форманта -эс (граф. -ес), например: асара «взять» - лит. касес, белгьвана «посеять» - лит. бег1ес, берквана «есть, кушать» - лит. беркес, бебк1ара «умереть» - лит. бебк1ес, баьхъаьра «ударить» - лит. баьхъес и т.д.

Причастие. Одной из ярких морфологических отличительных особенностей говора является то, что причастия прошедшего времени здесь образуются с помощью суффиксов -ил, -ссе, а в современном даргинском языке данная форма имеет показатель -си, например: харб. буцибил, буцибссе - лит. буцибси «пойманный», харб. баркьибил, баркьибссе - лит. барибси «сделанный» и т.д.

В склонении причастий также мы наблюдаем специфическую особенность говора: причастия настоящего времени на -ан (аьн) имеют в эргативе суффикс –и, которого нет в литературном языке: гьаркьаьн – эрг. гьаркьаьни, гьаркьаьнис, лит. аркьуси – аркьусили «уходящий» и т.д.

Деепричастие. Основная особенность говора в корпусе деепричастий заключается в том, что вместо формы деепричастия прошедшего времени литературного языка с суффиксом -и в говоре представлена форма  с формантами -аь, -лле, -(в)е например: айццулле «встав» - лит. айзи,  белк1ве «написав» - лит белк1и, укьаь «сходив, отправившись» - лит. ваькьи и т.д.

Специфической чертой харбукского говора является и образование деепричастий с помощью аффиксов -рике, -нике (лит. -йчи, муирин. -йчен): харб. багьарике -  лит. багьайчи -  муирин. багьайчен «до того, как узнал».

Таким образом, выявленные в нашем диссертационном исследовании фонетические и морфологические особенности позволяют нам выделить речь селения Харбук Дахадаевского района как отдельную, реально существующую диалектологическую единицу даргинского языка.

       Обращение к материалам не только харбукского говора, но и различных других диалектов и говоров, систематическое сравнение их с материалами литературного языка, проливает свет на многие особенности исследуемого говора. Харбукский говор рассмотрен в данной работе в комплексном плане, т.е. затронуты основные вопросы его фонетики и морфологии.

В заключении диссертации обобщены итоги и суммируются общие выводы проведенного исследования.

Основные положения диссертации нашли отражение

в следующих публикациях автора:

Статья, опубликованная в издании, включенном

в перечень ВАК РФ:

1. Имя числительное в харбукском говоре даргинского языка. //Вестник Университета Российской академии образования. №4 (57). Москва, 2011. С. 94-97.

Статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Некоторые звуковые процессы в системе согласных харбукского говора даргинского языка. //Вопросы дагестанских языков и литературы. Махачкала: ДГПУ, 2008. С. 120-126.

3. Некоторые фонетические процессы в системе гласных харбукского говора. //Вопросы дагестанских языков и литературы. Махачкала: ДГПУ, 2009. С. 114-119.

4. Категория падежа имени существительного харбукского говора даргинского языка. //Языки Дагестана: проблемы и перспективы функционирования. Вып. 1. Махачкала: ДГПУ, 2010. С. 110-116.

5. Особенности наречий харбукского говора даргинского языка. //Языки Дагестана: проблемы и перспективы функционирования. Махачкала: ДГПУ, 2010. С. 116-120.

6. Имя прилагательное в харбукском говоре даргинского языка. //Научное обозрение. Вып. 49. Махачкала, 2010. С. 62-65.

Подписано в печать 08.09.2012г.

Формат 60х841/16. Печать ризографная. Бумага офсетная.

Гарнитура «Таймс». Усл. п. л. 1. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии АЛЕФ, ИП Овчинников М.А.

367000, РД, г.Махачкала, пр. И.Шамиля 35

Тел.: +7-903-477-55-64, +7-988-2000-164

E-mail: alefgraf@mail.ru







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.