WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЛАТЫШЕВ

Петр Викторович

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ВЕРБАЛЬНЫХ АКТОВ,

ОТНОСЯЩИХСЯ К СФЕРАМ СОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ

Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре английского языка (второго) Военного университета МО РФ

Научный руководитель:        заведующий кафедрой английского языка (второго) Военного университета

кандидат  филологических наук, доцент

Степанов Сергей Анатольевич

Официальные оппоненты:        заведующий сектором психолингвистики Института языкознания РАН

доктор филологических наук, профессор

Тарасов Евгений Фёдорович

доцент кафедры западноевропейских языков и методики их преподавания Московского педагогического государственного университета

кандидат филологических наук, доцент

Дмитрова Анна Ивановна

Ведущая организация:        Российский государственный социальный университет

Защита диссертации состоится « 19 » марта 2012 года на заседании диссертационного совета Д 215.005.01 в Военном Университете МО РФ по адресу: 111033, Москва, ул. Волочаевская, 3/4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан «___» февраля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук Нечаевский В.О.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Сферы сознания – сознательное, надсознательное, бессознательное – лежат в основе социальной жизнедеятельности человека. Их взаимосвязь характеризует личностную специфику сознания человека. Феноменология актов сознания опирается на гибкую кооперацию указанных сфер, которая определяет направленность и динамику протекания, а также особенности речевой репрезентации актов сознания в условиях речевой коммуникации. Собственно, с этой точки зрения и принято рассматривать личностно обусловленное речевое общение, в котором соотношение сфер сознания личности отражается на порядке взаимодействия денотативного и коннотативного аспектов семантики знака в речевом узусе.

Структурно-семантические особенности вербального обозначения сфер сознания личности до сих пор не были предметом системного лингвистического изучения. Необходимость такого изучения, – как в общетеоретическом плане, так и на материале коммуникативной специфики конкретных языков, – подготавливается всей логикой развития современного языкознания и, в частности, таких его фундаментальных направлений как психолингвистика, теория коммуникации, лингвистическая семантика, когнитивная лингвистика.

Настоящая диссертация посвящена определению критериев смысловой феноменологии языкового знака в речевом узусе, обусловленной личностной спецификой сфер сознания в их взаимосвязи. В диссертации делается попытка связать структурно-семантические критерии вербального обозначения сфер сознания личности в рамках единого макрополя, получающего дальнейшую внутреннюю дифференциацию в некоторой совокупности микрополей.

Все вышеизложенное обосновывает актуальность настоящего исследования с точки зрения современной научной проблематики общей теории языка и психолингвистики.

Объект исследования – англоязычные и русскоязычные лексические и фразеологические единицы, характеризующие сферы сознания личности.

Предмет исследования – семантические особенности лексических и фразеологических единиц, характеризующих сферы ясного сознания, надсознательного и бессознательного в жизнедеятельности личности.

Общая гипотеза исследования состоит в том, что семантическое поле сознания – это целостное системное образование, основанное на взаимосвязи лингвистического, психолингвистического и психологического аспектов, а также на единстве вербального обозначения сфер сознания: ясного сознания, надсознательного и бессознательного.

Цель исследования заключается в теоретическом обосновании содержания и структуры семантического поля сознания личности, описании особенностей вербального обозначения сфер сознания.

Задачи исследования:

- вскрыть тенденции в исследовании психологических и психолингвистических аспектов сфер сознания личности (Глава I);

- описать основные направления в развитии фразеологии, семантики, иноязычной личностно-ориентированной фразеосемантики (Глава II);

- исследовать семантическую структуру макрополя сфер сознания (Глава III, раздел 1);

- описать семантические личностные домены (Глава III, раздел 1);

- описать случаи диффузности границ между макрополем сфер сознания и другими макро- и микрополями, а также между семантическими доменами внутри макрополя сфер сознания (Глава III, раздел 1);

- описать процессуальные особенности вербальной характеристики сфер сознания личности в художественной литературе (Глава III, раздел 2).

В качестве материала для исследования использовались лексические единицы (ЛЕ), фразеологические единицы (ФЕ), а также пословицы и поговорки, которые мы также включаем в состав ФЕ как представители широкого понимания объема фразеологии (см. подробнее о широком и узком понимании объема фразеологии [Кунин, 2005]). Было проанализировано более трёх тысяч фразеологических и лексических единиц, взятых из различных лексикографических и фразеографических источников, а также из произведений англоязычной и русскоязычной литературы. Для анализа были выбраны произведения Л.Н.Толстого «Война и мир», «Анна Каренина», «Севастопольские рассказы», поскольку в них писатель иллюстрирует как никто другой наиболее полно вербальные особенности сознания, сознательного и бессознательного состояний личности. Вербальная характеристика сознания героев рассказа американской писательницы Гертруды Атертон «Сирена» (The Foghorn, 1971) является ярким примером обнубиляции, осколочного состояния сознания, как одного из видов нарушенного сознания. Взаимодействие надсознания, ясного сознания и бессознательного отражено в повести-притче Р. Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». В диссертации также проанализирован рассказ американского писателя Руальда Даля «Агнец на заклание» который является иллюстрацией интереснейшего переплетения сфер сознания и бессознательного (подсознания). Фразеологические и лексические единицы исследуемого типа отобраны из 15402 страниц.

Для решения поставленных задач в работе использованы следующие методы лингвистического анализа: метод компонентного анализа, контекстологического анализа, фразеологического анализа, метод фразеологической идентификации, психолингвистические методы, а также приемы системного анализа, текстовый поиск с последующей интерпретацией собранного материала.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые семантическое поле единиц, характеризующих сферы сознания личности, рассмотрено как системное образование во взаимосвязи лингвистического, психолингвистического и психологического аспектов, а также в единстве вербального обозначения сфер сознания: ясного сознания, надсознательного и бессознательного. В работе исследуется структура единиц, характеризующих сферы сознания личности, особенности их мастерского использования писателями в художественной литературе.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно раскрывает семантические особенности вербальной характеристики сфер ясного сознания, надсознательного и бессознательного во взаимосвязи с вербальной характеристикой личностных подструктур и их детерминантов. Исследование также вносит важный вклад в развитие нового направления фразеологии – иноязычной личностно-ориентированной фразеосемантики [Чалкова, 1999], ввиду того, что в нём представлено описание новых фразеосемантических полей.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты были использованы автором работы при обучении англоязычному личностно-ориентированному общению в средней школе, они также могут быть использованы в высшей школе и послевузовском образовании, что повысит успеваемость и будет способствовать личностному росту обучаемых.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Необходим комплексный подход к исследованию ФЕ и ЛЕ, характеризующих сферы сознания, т.к. денотатом и объектом исследования является сознание личности. Исследуемые ФЕ и ЛЕ должны изучаться как целостная система – семантическое поле сфер сознания во взаимосвязи лингвистического, психолингвистического и психологического аспектов.
  2. В семантическом макрополе сознания личности целесообразно выделить следующие семантические личностные домены:
  1. домен конструктивного сознания;
  2. домен надсознательного;
  3. домен бессознательного;
  4. домен деструктивного (разрушенного) сознания.
  1. Семантические личностные домены содержат семантические личностные гештальткомплексы.

Семантический личностный гештальткомплекс это сложная личностная особенность, входящая в состав личностных подструктур и их детерминантов, вербально характеризуемая совокупностью тесно взаимосвязанных семантических компонентов, представляющих единый монолит.

  1. Семантический домен бессознательного включает:
  1. гештальткомплекс индивидуального бессознательного;
  2. гештальткомплекс коллективного бессознательного.
  1. Семантический домен надсознательного ярко и образно характеризуется ФЕ и ЛЕ.
  2. Семантический домен ясного сознания включает:
  1. гештальткомплекс сознательного управления эмоциональными процессами;
  2. гештальткомплекс сознательного управления интеллектуальными процессами.
  1. Имеются случаи диффузности границ между макрополем сфер сознания и другими макро- и микрополями, а также между семантическими доменами внутри макрополя сфер сознания:
  1. между макрополем сфер сознания и макрополем психодинамики поведения личности;
  2. между семантическими доменами бессознательного и семантическим доменом ясного сознания.
  1. Ярко и образно раскрываются процессуальные особенности вербальной характеристики взаимодействия сфер сознания в художественных произведениях:
  1. особенности вербальной характеристики сознательного волевого, эмоционального и интеллектуального контроля раскрываются на материале «Севастопольских рассказов» Л.Н. Толстого [Толстой, 2010];
  2. детально и глубоко раскрывается сновидное бессознательное состояние Н. Ростова, героя романа «Война и мир» Л.Н. Толстого [Толстой, 2005];
  3. вскрываются особенности вербальной характеристики (индивидуального и коллективного бессознательного) в романе «Анна Каренина» Л.Н. Толстого [Толстой, 2006];
  4. представлена глубоко и многогранно вербальная характеристика взаимодействия сфер ясного сознания и надсознательного в жизнедеятельности Пьера Безухова и Андрея Болконского, героев романа «Война и мир» Л.Н. Толстого [Толстой, 2005];
  5. особенности яркой вербальной характеристики переплетений сфер сознания и бессознательного в психогенной ситуации предложены в рассказе Руальда Даля «Агнец на заклание» [Даль, 1973];
  6. образная вербальная характеристика обнубиляции («осколочного сознания» как варианта разрушенного сознания) раскрывается в рассказе Гертруды Атертон «Сирена» [Атертон, 1982];
  7. психолингвистический анализ вербальной характеристики особенностей взаимодействия надсознания, сознания и бессознательного в повести-притче Р. Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» [Бах, 1974] помогает вскрыть глубинные механизмы достижения высоких результатов в профессионально-личностном развитии героя.
  1. Анализ языковых единиц, характеризующих сознательное управление личностными подструктурами и их детерминантами показал, что наиболее частотно представлена вербальная характеристика личностных особенностей, связанных с сознательным управлением:
  1. в рядоположных подструктурах личности:

– в социальной подструктуре личности;

– в биосоциальной подструктуре личности;

– в социально-биологической подструктуре личности;

– в биологической подструктуре личности;

  1. в сквозных подструктурах личности:

– в характере;

– в способностях;

  1. в детерминантах личностных подструктур:

– в отношении;

– в поведении;

– в отражении.

Апробация работы. Теоретические положения диссертации представлены автором в виде докладов на научных конференциях по прикладной психологии и педагогике в РАТИ (Российской академии театрального искусства) в 2008 г.; на заседаниях секции иноязычной личностно-ориентированной фразеосемантики в 2008, 2009, 2010, 2011 гг., на заседаниях лаборатории психолингвистики и теории языка в 2009, 2010 гг., а также на Московской межвузовской конференции по психолингвистике и теории языка в 2010 г.

Достоверность полученных результатов обеспечивается разнообразием лингвистических и психолингвистических методов описания эмпирического материала, их адекватностью целям и задачам исследования, обширным проанализированным материалом на английском и русском языках, а также представительной библиографией.

Структура работы: диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списка лексикографических и фразеографических источников,  а также списка произведений английской, американской и русской художественной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы диссертации, гипотеза, цели, задачи, практическое, теоретическое значение, научная новизна, положения, выдвигаемые на защиту.

Первая глава посвящена психолингвистическим аспектам вербальной характеристики сфер сознания: ясного сознания,  надсознания и бессознательного и их проявления в управлении личностными подструктурами и их детерминантами.

В главе исследуются особенности структуры личности, содержащей рядоположные и сквозные подструктуры, а также детерминанты этих подструктур, анализируются взгляды отечественных и зарубежных психологов на исследование сфер сознания, бессознательного и надсознания [Гройсман, 2002], [Платонов, 1982], [Адлер, 1995], [Прангишвили, 1985], [Симонов, 1985], [Фрейд, 1989, 2006], [Юнг, 2003].

Поведение человека находится под влиянием контроля сознанием, ко­торое планирует и регулирует человеческие действия и поступки.

Однако кроме личностных сознательных мотивов и поступков, дейст­вуют неосознаваемые психические явления в виде сновидений, оговорок, описок, острот и других проявлений «тайн психической жизни».

Согласно концепции З.Фрейда, психическая жизнь человека склады­вается из сверхсознания, сознания и подсознания. Согласно топографиче­ской модели З. Фрейда, центром психической деятельности человека является сознание, над которым находится надсознание (сверхсознание), сфера контроля и цензуры личности, осуществляемая обществом. А нижняя подструктура-подсознание-сфера неконтролируемой психической деятельности или неосознаваемой психи­ческой активности.

Ученик и критик З.Фрейда Карл Густав Юнг, создатель аналитиче­ской психологии, пришел к выводу, что психическая структура личности состоит из следующих компонентов: коллективное бессознательное, индивидуальное бессознательное, сознание, если индивидуальное бессознательное и сознание являются чисто личностными образованиями, то коллективное бессознательное представ­ляет собой своего рода «память поколений» и является индивидуальным приобретениям, которое не изменяется по существу. Содержание коллек­тивного бессознательного состоит из архетипов, которые являются фор­мами, организующими и канонизирующими психологический опыт индивида. К. Юнг часто называет архетипы первичными образами, т.к. они яв­ляются мифическими и сказочными темами.

Другим выдающимся сподвижником Фрейда [1989, 2006] был А. Адлер, пред­ставлявший личность как целостное образование, воспитывающее чувство общности с коллективом, а также направленность и стиль жизни человека, и являющееся своеобразным носителем энергии и стимулятором личност­ного роста.

Чувство неполноценности, по Адлеру [1995], воздействуя на человека вы­зывает в нем не только желание преодолеть недостатки, но и способствует развитию личности, а также компенсации и гиперкомпенсации, посвящен­ным установке.

После проведенного Международного симпозиума в 1985 году в г. Тбилиси, возник вторичный интерес к психологическим исследованиям Д.Н. Узнадзе.

Грузинские психологи и продолжатели исследований концепций ус­тановки полагают, что психоанализ рассматривает сознание и бессозна­тельное как две взаимоисключающие категории, утверждая их непримири­мый антагонизм, в то время как психология установки рассматривает от­ношения в системе «сознание» - «бессознательное» как взаимодействие по типу синергизма.

Наряду с концепцией установки, положительными и прогрессивными концепциями в современной психологии являются разработки проблем креативной психологии. Так впервые П.В. Симонов (1985), рассматривая мотивационную сферу творческой личности, выделил в ней «доминантную потребность» по аналогии с понятием Станиславского сверхзадача, утвер­див разделение личности на три подструктуры: сознание, бессознательное и сверхсознательное. В полном соответствии с другими авторами (М.Г. Ярошевским, В.А. Петровским) Симонов П.В. оптимизирует роль сверх­сознания в прогрессивном творческом развитии личности с установкой на самоактуализацию. В этом он видит прогрессивную и гуманистическую миссию психологии как науки.

Сознание и бессознательное раскрывается в личностных рядоположных и сквозных подструктурах.

Глава II

Лингвистические аспекты исследования обозначения характеристики сознательного и бессознательного в структуре личности.

Эта глава посвящена исследованию основных аспектов фразеологии (раздел 1), особенностям семантики фразеологических единиц (раздел 2), а также иноязычной личностно-ориентированной фразеосемантике (раздел 3).

Основоположником фразеологии как лингвистической дисциплины является Ш. Балли, который ввел термин «фразеология» в работе «Очерки о стилистике» (1905), определяя фразеологию как «раздел стилистики, изучающий связанные словосочетания» [Кунин, 2005, с. 12]. В работе «Французская стилистика» (1908) Ш. Балли описал признаки устойчивых сочетаний слов и разработал критерии для их классификации [Балли, 2009]. Теоретические положения Ш. Балли легли в основу многих дальнейших исследования по фразеологии.

Следующие российские ученые внесли солидный вклад в развитие фразеологии: А.А Шахматов [Шахматов, 1941], Ф.Ф. Фортунатов [Фортунатов, 1957], А.А. Потебня [Потебня, 1905], Е.Д. Поливанов [Поливанов, 1931], и Б.А. Ларин [Ларин, 1956]. В трудах упомянутых лингвистов рассматривались семантические и грамматические особенности устойчивых сочетаний. Е.Д. Поливанов и Б.А. Ларин впервые предложили выделить фразеологию в отдельную лингвистическую дисциплину [Поливанов, 1931, с. 119], [Ларин, 1956, с. 200].

Разработке основных теоретических понятий фразеологии посвящены труды В.В. Виноградова и представителей его школы (В.Л. Архангельского, А.В. Кунина, А.И. Смирницкого, Н.М. Шанского и других): выделен объект фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплины, удалось также выделить отличительные особенности ФЕ (фразеологических единиц), ЛЕ (лексических единиц) и свободных сочетаний слов. Выявлены лексико-синтаксические отличия фразеологизмов от свободных сочетаний слов, а также отличие значений фразеологизмов как номинативных единиц языка от значения слова.

Фразеологические единицы исследовались не только в структурно-семантической парадигме, развивалась также тенденция рассмотрения фразеологизмов в функционально-речевом употреблении, а также внедрения в фразеологию методов, описывающих лексическую и фразеологическую семантику в их взаимодействии в ходе исследования структурно-семантических особенностей текста. В результате центром внимания фразеологии стала семантическая структура фразеологических единиц, которая изучалась в основном тремя лингвистическими методами: компонентным и контекстологическим анализом, а также методом семантического поля.

В современной фразеологии исследование фразеологического материала ведется в рамках антропологической парадигмы, характерной для гуманитарных наук: в центре внимания ученых оказывается человеческий фактор в языке, а не языковой фактор в человеке [Телия, 1996, с. 9].

Фразеология любого языка - это совокупность воспроизводимых в неизменном виде языковых единиц, которые часто имеют прототипы: свободные словосочетания. А.В. Кунин в учебном пособии для студентов языкового ВУЗа «Курс фразеологии английского языка» [2005] предлагает определение фразеологии: «это наука о фразеологических единицах, устойчивых сочетаниях слов с осложненной семантикой, не образующихся по порождающим структурно-семантическим моделям переменных сочетаний [Кунин, 2005, с. 6]. Теоретической основой нашего исследования семантической структуры и функционирования ФЕ, характеризующих сознание личности стали два определения ФЕ: А.В. Кунина и Л.Л. Нелюбина [2001], где Л.Л. Нелюбин предлагает следующее определение фразеологической единицы: «Фразеологическая единица – словосочетание, в котором семантическая монолитность (цельность номинации) довлеет над структурной раздельностью, составляющих ее элементов, вследствие чего оно функционирует в составе предложения как эквивалент одного слова» [Нелюбин, 2001, с. 202].

Оба этих определения вскрывают важнейшие основы ФЕ – их устойчивость, а также отсутствие структурной разделенности. Человек не создает в процессе речи фразеологические единицы, а использует их в готовом виде. Объединяющим началом, включающим слова-компоненты во фразелогизм, выступает их монолитность и часто переосмысление значения. Внутренняя семантическая неразложимость находит свое выражение в обобщенном (фразеологическом) значении. Наряду с устойчивостью, то есть воспроизводимостью сочетаний в «готовом виде», важнейшими параметрами фразеологических единиц является также принадлежность к номинативному инвентарю языка и свойство полного или частичного переосмысления как всего словосочетания в целом, так и отдельных его компонентов.

В работе анализируются семантические классификации ФЕ А.В. Кунина, В.В. Виноградова, А.И. Смирницкого, В.Н. Телии. Предлагается определение основных понятий, необходимых для исследования: «сема», «семантическое поле», «иноязычная личностно-ориентированная фразеосемантика».

Иноязычная личностно-ориентированная фразеосемантика

Е.Г. Чалкова [1998, 1999] впервые в истории российской и зарубежной лингвистики и психолингвистики исследовала личностно-ориентированное общение комплексно и системно в единстве лингвистических, психолингвистических и психолого-педагогических аспектов, названное автором (иноязычная) личностно-ориентированная фразеосемантика. «Это новое междисциплинарное направление в изучении фразеологии как объективно существующей языковой реальности, нацеленное на исследование лингвистических и психологических закономерностей функционирования системы семантических полей, хранящихся в памяти в соответствии с гностическими зонами мозга, связанными с рефлексией межличностного общения на иностранном языке» [Чалкова, 1999, с.13].

В работе анализируются семантические поля иноязычной личностно-ориентированной фразеосемантики, тесно связанные со сферами сознания, надсознания и подсознания.

Анализ научной литературы, посвященной фразеологии, позволил ответить на те вопросы, которые являются ключевыми для данного диссертационного исследования, а именно: что является предметом фразеологии, проблема семантики фразеологических единиц, методы исследования семантики фразеологических единиц.

Проблема объема фразеологии до сих пор не нашла однозначного решения, различные исследователи подходят к ней по-разному. На наш взгляд, наиболее точной является точка зрения С.Г. Гаврина и А.В. Кунина, которые считают устойчивость сочетания и осложненность его значения ключевыми особенностями фразеологических единиц. Следовательно, эти авторы являются сторонниками широкого объема фразеологии и включают в предмет этой лингвистической дисциплины поговорки и фразовые глаголы. Поэтому и мы в третьей главе будем придерживаться широкого понимания фразеологии, исследуя не только те единицы, которые общепринято относятся в ведение фразеологии, но и пословицы, а также поговорки и фразовые глаголы.

Другой проблемой, рассмотренной в этой главе, является проблема семантики фразеологических единиц. Вслед за А.В. Куниным мы классифицируем фразеологические единицы английского языка по осложненности их значения, выделяя следующие типы фразеологических единиц: идиоматизмы, идеофразеоматизмы и фразеоматизмы. Не менее важным является выделение компонентов фразеологического значения, а именно сигнификативного аспекта, денотативного и коннотативного аспектов. При этом в коннотации выделяются эмотивный компонент, экспрессивный компонент и функционально-стилистический компонент.

И, наконец, нами были рассмотрены методы семантики и оценена их применимость к изучению фразеологического фонда языка. Описание языкового фразеологического фонда при помощи семантических полей очень плодотворно во всех планах: как научном, так и учебном, т.к. языковой материал хранится в гностических зонах мозга в семантических полях, что удобно для прочного хранения и адекватного последующего быстрого и высокоэффективного воспроизведения.

В работе детально проанализированы основные положения докторской диссертации профессора Чалковой Е.Г., которые явились теоретической основой нашей кандидатской диссертации.

Глава III

Структурно-семантические особенности вербального обозначения сфер сознания личности.

Раздел 1. Содержательная характеристика сознания и бессознательного в структуре личности.

Структурно-семантические особенности вербального обозначения сфер сознания личности объединены нами в семантическое макрополе, т.к. языковые единицы хранятся в гностических зонах мозга в форме семантических полей [Лурия, 1975], [Чалкова, 1999].

Исследуемое семантическое поле содержит следующие четыре домена: домен конструктивного сознания, домен надсознательного, домен бессознательного и домен деструктивного (разрушенного) сознания.

Домены включают макро- и микрогештальткомплексы языковых единиц, вербально характеризующих домены сознания.

Ввиду ограниченности объема автореферата приведем примеры языковых единиц, принадлежащих к разным доменам без примеров из художественной литературы. В диссертации все ФЕ и ЛЕ иллюстрируются примерами из художественной литературы.

Семантические домены включают семантические гештальткомплексы. «Семантический личностный гештальткомплекс – сложная личностная особенность, входящая в состав личностных подструктур и их детерминантов, вербально характеризуемая совокупностью тесно взаимосвязанных семантических компонентов, представляющих единый монолит» [Бухтиярова, 2010, с. 3].

Семантический домен бессознательного включает следующие гештальткомплексы: индивидуального бессознательного: оговорки, обмолвки. Например, blow off the gaff проболтаться растрепать [Кунин, 1998, с. 303].

Состояние аффекта, паники связано с проявлением гнева, ужаса, страха: Like a cat on hot bricks = как на иголках, досл.: «как кошка на раскаленных кирпичах».

Гештальткомплекс, характеризующий коллективное бессознательное: follow smb like sheep следовать за кем-либо, как стадо баранов, слепо следовать за кем-либо [Кунин, 1998, с. 674].

Семантический домен надсознательного, наличие интуиции: Come into (enter) one’s head [Кунин, 1998, с. 366].

Вдохновение: sacred fire (flame) – священный, божественный огонь = искра божия (о творческом даре, вдохновении) [Кунин, 1998, с. 652].

Семантический домен разрушенного сознания.

Гештальткомплекс нарушенного сознания: обморок, лунатизм, кома.

Деструктивный гештальткомплекс разрушенного сознания.

Off one’s head (тж. преим. амер. out of one’s head) – сошедший с ума, безумный [Кунин, 1998, с. 370].

Wander in one’s mind [Кунин, 1998, с. 507].

Семантический домен ясного сознания характеризует особенности управления интеллектуальными и эмоциональными процессами.

Гештальткомплекс сознательного управления волевыми процессами личности: give of one’s best – сделать все возможное [Кунин, 1998, с. 78], be on the alert – быть начеку, настороже [Кунин, 1998, с. 37].

Гештальткомплекс сознательного управления эмоциональными процессами личности:

keep (hold) one’s temper – сдерживаться, владеть собой, проявлять выдержку, оставаться спокойным [Кунин, 1998, с. 748].

pull oneself together – взять себя в руки.

Гештальткомплекс управления интеллектуальными процессами:

talk (good) sense – говорить разумно, дельно, рассуждать здраво [Кунин, 1998, с. 668].

Очень часто сознательное управление интеллектуальными, эмоциональными и волевыми процессами характеризуются пословицами:

constant dropping wears the stone = капля по капле камень долбит. [сознательное управление волевыми процессами]

life is great if you don’t weaken  = жизнь прекрасна, если человек не падает духом. [сознательное управление эмоциональными процессами]

Необходимо отметить, что сферы сознания (сознательное, подсознательное и надсознательное) раскрываются в единстве и взаимообусловленности при вербальной характеристике, поэтому мы пишем далее о внутренней диффузности границ семантических доменов и гештальткомплексов семантического макрополя сфер сознания, а также о внешней диффузности границ данного семантического поля с другими макрополями.

В работе тщательно анализируются случаи диффузности границ семантического макрополя сознания с другими макро- и микрополями.

Например: to flash fire - метать искры [Кунин, 1998, с. 278]. Данная ФЕ при­надлежит к трем полям одновременно:

  1. психодинамика несдержанного поведения,
  2. индивидуальное бессознательное,
  3. отрицательные эмоции (гнев, ярость).

Раздел 2. Процессуальные особенности вербальной характеристики взаимодействия сфер сознания в художественной литературе.

Очень правдиво и образно Толстой JI.H. раскрывает особенности сознательного и бессознательного в военное время в «Севастопольских рассказах».

Воля к победе, сознательный волевой, эмоциональный и интеллектуальный контроль в процессе преодоления трудностей раскрывается Л.Н. Толстым в «Севастопольских рассказах».

«Козельцов, пробежав еще шагов 30, увидал свою роту, прижавшуюся к стенке, и лицо одного из своих солдат, но бледное-бледное, испуганное. Другие лица были такие же. Чувство страха невольно сообщилось и Козельцову: мороз пробежал ему по коже» [Толстой, 2010, с. 153].

«Он взял себя в руки и закричал:

- Вперед, ребята! Ура-а!». Солдаты пошли за ним и победили.

«Через полчаса он лежал на носилках, около Николаевской казармы, и знал, что он ранен, но боли почти не чувствовал… Вспомнив то, что было на пятом бастионе, он подумал, что хорошо исполнил свой долг, что в первый раз за всю свою службу он поступил так хорошо, как только можно было, и ни в чем не может упрекнуть себя.

Священник прочел молитву и подал крест раненому.

Смерть не испугала Козельцова.

- Везде победа за нами осталась, - отвечал священник…

- Слава Богу, слава Богу, - проговорил раненый, испытывая невыразимый восторг сознания того, что он сделал геройское дело» [Толстой, 2010, с. 153-154].

Подчеркнутые фразы раскрывают глубокий сознательный контроль, связанный с исполнением долга.

В диссертации анализируется детально описание Л.Н. Толстым сновидного бессознательного состояния Н. Ростова, героя «Войны и мира».

Одним из состояний измененного сознания является сновидное состояние, характеризующееся то включением ясного сознания в деятельность, то воображаемой деятельностью, то сновидениями.

Л.Н. Толстой описывает это измененное состояние сознания у Николеньки Ростова, который был назначен в ночное дежурство вместе с гусарами во взвод фланкерской цепи, шедшей впереди отряда Багратиона: «Гусары его попарно были рассыпаны в цепи: сам он ездил верхом по этой линии цепи, стараясь преодолеть сон, непреодолимо клонивший его» [Толстой, 2005, с. 383].

Вместе с воображением последовал текст полусновидного состояния Николеньки, которое сопровождалось оговорками и перестановками знакомых слов:

«Наташа, сестра, черные глаза. На…ташка…Вот удивится, когда я ей скажу, как я увидел государя! Наташку… Ташку… возьми» [Толстой, 2005, с. 384].

Согласно описанию сновидного бессознательного состояния у Л.Н. Толстого в тексте романа присутствуют следующие языковые особенности: повторы, перебивки слов и слогов, перестановки слов и слогов, характеристика воображаемых событий, героев, предметов, как реальных, даже, если они галлюцинаторные (зрительные или слуховые), раздвоение сознания: реакция одновременно на видимое, слышимое и галлюцинаторное.

В диссертации также предложен отрывок, характеризующий сознание, бессознательное (индивидуальное и коллективное) в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина».

Так, диалог Вронского и Анны Карениной [Толстой, 2006, с. 433]. «Вронский: «Я догадываюсь, что это не болезнь, а твое положение. Когда это будет?

–Анна:  скоро, скоро. Я умру, и очень рада, что умру и избавлю себя и вас.

Он опомнился и поднял голову.

- Что за вздор! Что за бессмысленный вздор ты говоришь!

- Я видела сон.

Ужас  был  на  ее  лице.  И Вронский, вспоминая свой сон, чувствовал  такой  же  ужас,  наполнявший  его душу.

  - Мужик, мне  говорит:  "Родами,  родами умрете, родами, матушка..." И я проснулась...» [Толстой, 2006, с. 434]. Это описание четко связано с коллективным бессознательным и его символами.

В диссертации проанализированы во взаимосвязи особенности вербальной характеристики бессозна­тельного, сознательного и надсознательного в художественной литературе. Своё исследование мы начали с гениального произведения Л..H. Толстого «Война и мир» [Толстой, 2005].

«Может быть, - думал он, - я и казался тогда, странен и смешон; но и тогда я не был так безумен, как казалось, напротив, я был тогда умнее, чем когда-либо и понимал все, что стоит понимать в жизни, потому что... я был счастлив» [Толстой, 2005, с. 717].

Андрей Болконский тоже рассматривался Л.Н. Толстым с позиции изменен­ного состояния сознания, связанного с надсознанием (сверхсознанием).

«Душа князя Андрея была не в нормальном состоянии в этом отношении. Все силы его души были дея­тельнее, яснее, чем когда-нибудь, но они действовали вне его воли. Самые разнообразные мысли и представления одновременно владели им… [Толстой, 2005, с. 440].

«Да, любовь (думал он опять с совершенной ясностью), но не та лю­бовь, которая любит за что-нибудь, для чего-нибудь или почему-нибудь, но та любовь, которую я испытал в первый раз, когда, умирая, я увидел своего врага и все-таки полюбил его. Я испытал то чувство любви, которая есть самая сущность души и для которой не нужно предмета. Я и теперь испытываю это блаженное чувство. Любить ближних, любить врагов сво­их. Все любить - любить Бога во всех проявлениях. Любить человека до­рогого можно человеческой любовью; но только врага можно любить любовью божеской [Толстой, 2005, с. 441].

Здесь Толстой выступает не как быто-писатель, а как психолог с ог­ромным пониманием не только состояния сознания и рядоположных пси­хических процессов, а как целостный гештальт-психолог с вариантами от­крытия сферы измененного состояния сознания. Прикладные психотехни­ческие приемы, используемые сегодня для создания особых состояний сознания [Гройсман, Рассохин, 1998]; [Прангишвили, 1985] были предвосхищены в интуитивном прозрении Л. Толстого, в его писательском опыте и в раскрытии образов героев.

В диссертации проанализирован рассказ американского писателя Руальда Даля «Агнец на заклание», который является иллюстрацией интереснейшего взаимодействия сфер сознания и бессознательного [Dahl, 1979].

Психолингвистический анализ рассказа американской писательницы Гертруды Атертон «Сирена» (The Foghorn, 1971), произведенный нами в диссертации детально и всесторнне, раскрывает вербальную характеристику обнубиляции, осколочного состояния сознания, как одного из видов нарушенного сознания.

В рассказе применен широкий спектр лингвистических приемов: специфическая лексика, фразеологические единицы, характеризующие патологию сознания, прием телеграфного стиля речи героини, бессвязность мысли, отвлекаемостъ речи на посторонние раздражители, вязкость речи и тенденция к повтору.

Психолингвистический анализ вербальной характеристики особенностей взаимодействия сфер надсознания, сознания и бессознательного в повести-притче Р. Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» также предложен в диссертации.

В диссертации предложен анализ языковых единиц, которые наиболее частотно характеризуют процессы сознательного управления личностными подструктурами и их детерминантами в художественной литературе. В работе представлены ФЕ и ЛЕ, которые характеризуют все подструктуры личности. Мы предложим в автореферате только самоые частотные.

Сознательное управление рядоположными подструктурами личности.

Управление социальной подструктурой личности и ее ведущим компонентом мотивацией, которая лежит в основе жизнедеятельности личности.

Следующая ФЕ вскрывает фундамент мотивации – необходимость.

Necessity is the mother of invention – Необходимость мать изобретательности.

Управление социально-биологической подструктурой личности, ее опытом, знаниями, привычками.

Old birds are not to be caught with chaff – посл. Старого воробья на мякине не проведешь [Кунин, 1998, c. 84].

Сознательное управление биосоциальной подструктурой личности, ее эмоциональными и интеллектуальными процессами.

Управление эмоциональными процессами:

Don't halloo till you are out of the wood – Hе кричи от радости, пока не выбрался из леса. Не радуйся прежде времени.

Управление интеллектуальными процессами:

Talk (good) sense Говорить разумно, дельно, рассуждать здраво.

Don't interrupt him, he is talking sense!

Не перебивай его, он дело говорит  [Кунин, 1998, c. 668].

Сознательное управление сквозными подструктурами личности: характером и способностями.

Сознательное управление развитием способностей.

Practice makes perfect – Практика ведет к совершенству. Чем больше трудишься, тем совершеннее становится мастерство.

Вербальная характеристика сознательного управления характером, как свидетельствует вышеизложенный анализ произведений художественной литературы, очень частотна.

В языковых единицах, представляющих характер, вычленяются семантические компоненты “behave”, “manner”. Наиболее частотно характеризуется сознательное управление акцентуациями характера особенно эпилептоидной и истероидной, их положительными и отрицательными особенностями. Мстительность эпилептоидов представлена следующей ФЕ:

An Eye For an Eye, and a Tooth for a Tooth Око за око, зуб за зуб [Райдаут, 1997, c. 164].

Достоинства эпилептоидов: целеустремленность, сильная воля, большие организаторские способности, мужество, талант руководителя, очень частотно характеризуются в художественной литературе.

Например, none but the brave deserve the fair – Только храбрые достойны красавиц. Смелые люди преуспевают в том, за что берутся [Dictionary, 1988, p. 40].

Сознательное управление поведением  истероидных акцентуантов.

Don't cry out before you are hurt He кричи, пока тебе не сделали больно. Не следует поднимать шум или поддаваться панике преждевременно [Dictionary, 1988, p. 12].

Эта ФЕ подчеркивает очень слабый сознательный волевой и эмоциональный контроль истероидов.

Ввиду того, что шизоиды отличаются неадекватностью поведения как делового, так и семейного, ФЕ и ЛЕ подчеркивают их неординарность.

It takes all sorts to make a world – У всякой пташки свои замашки [Dictionary, 1988, p.  211].

Вербальная характеристика сознательного управления конформными акцентуантами может содержать как положительную, так и отрицательную коннотацию, характер которой раскрывается при помощи контекстологического анализа.

Например, can` t say bo (boh, boo) to a goose – мухи не обидит.

Сознательное управление психастеноидной акцентуацией прекрасно раскрывается при помощи следующей ФЕ:

Например: once beaten, twice shy – Обжегшись на молоке будешь дуть и на воду.

В заключении кратко излагаются основные результаты исследования и его перспективы.

В результате анализа научной и художественной английской, американской и русской литературы, фразеографических и лексикографических источников удалось описать в единстве психолингвистического, лингвистического и психологического аспектов структурно-семантические особенности вербального обозначения сфер сознания личности.

Основные результаты исследования могут быть кратно изложены следующим образом.

Структурно-семантические особенности вербального обозначения сфер сознания личности представлены нами в форме семантического поля, состоящего из следующих доменов, включающих семантические гештальткомплексы.

Семантический домен бессознательного включает:

– гештальткомплекс индивидуального бессознательного;

– гештальткомплекс коллективного бессознательного.

Семантический домен сознательного включает:

– гештальткомплекс сознательного управления эмоциональными процессами;

– гештальткомплекс сознательного управления интеллектуальными процессами.

Нами также исследована вербальная характеристика семантического домена надсознательного.

В работе проанализированы случаи диффузности границ между макрополем сознания и другими макро- и микрополями, а также доменами внутри поля сознания. Наиболее частотными оказались примеры языковых единиц, одновременно принадлежащих к макрополям сознания и психодинамики поведения личности, а также к доменам сознательного и бессознательного.

Нами исследованы процессуальные аспекты вербальной характеристики сфер сознания в произведениях англоязычной и русскоязычной художественной литературы: в романах Л.Н. Толстого «Война и мир» и «Анна Каренина», в «Севастопольских рассказах» Л.Н. Толстого, в повести-притче Р. Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», а также в рассказах Р. Даля «Агнец на заклание» и Г. Атертон «Сирена».

Исследованы всесторонне особенности вербальной характеристики взаимодействия бессознательного, сознательного и надсознания в перечисленных художественных произведениях.

В работе представлен анализ наиболее частотно встречающихся в художественной литературе языковых единиц, характеризующих сознательное управление личностными рядоположными и сквозными подструктурами; а также детерминантами личностных подструктур: отражением, отношением и поведением.

Наиболее частотной оказалась вербальная характеристика сознательного управления мотивацией, принадлежащей к социальной подструктуре личности, вербальная презентация сознательного управления опытом (социально-биологическая подструктура личности), интеллектуальными и волевыми процессами (биосоциальная подструктура личности). Нам встретилось очень мало случаев вербальной характеристики управления волевыми процессами личности (7% от выборки).

Сравнительно малочисленны также в нашей выборке примеры вербальной характеристики сознательного управления темпераментом личности.

Что касается вербальной характеристики сознательного управления детерминантами личностных подструктур, то наиболее частотно, вербально характеризуются процессы отражения, в частности, процессы памяти (25% всей выборки).

Самым частотным в нашей выборке языковых единиц, характеризующих сознание, оказался гештальткомплекс единиц, характеризующих сознательное управление акцентуациями характера – 26% всей выборки.

Особо хотелось бы отметить яркое, образное, детальное и всестороннее вербальное раскрытие чудесного взаимодействия сознания, надсознательного и бессознательного в гениальных произведениях Л.Н. Толстого «Война и мир», «Анна Каренина», «Севастопольские рассказы».

Интересно и оригинально вербально вскрываются закономерности взаимодействия сознания и бессознательного в фазовом состоянии (ультрапарадоксальная фаза сознания у беременной в состоянии сильного стресса) в рассказе «Агнец на заклание» Руальда Даля, блестящего американского писателя.

И, конечно, совершенно незабываема вербальная презентация сумеречного сознания (обнубиляции) как вида разрушенного сознания в рассказе «Сирена» известной писательницы Гертруды Атертон.

Автором работы было осуществлено успешное внедрение результатов данного исследования в процесс обучения в лицее.

Результаты исследования могут быть использованы в языкознании, психолингвистике, литературоведении, психологии, педагогике, методике обучения иностранным языкам, а также в курсе лекций, семинаров и практических занятий в высшей и средней общеобразовательной школе.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Публикации в журнале, рекомендованном ВАК:

Латышев П.В. Вербальная характеристика бессознательного, сознательного и надсознательного в личности. // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Лингвистика». №2, 2011. С. 75 81.

  1. Научные статьи в сборниках научных трудов:
  1. Латышев П.В. Л.Н. Толстой: Реализм или натурализм в вербальной характеристике личности? - // Современная психолингвистика. Сборник научных трудов. – М.: МГОУ, 2010. – С. 21-25.
  2. Латышев П.В. Вербальная характеристика сознания, бессознательного и сверхсознания в романе «Война и мир» Л.Н. Толстого – М.: МГОУ, 2010. – С. 25-29.
  3. Латышев П.В. Проблема сознания и бессознательного в понимании войны и смерти Л.Н. Толстым в «Севастопольских рассказах» – М.: МГОУ, 2010. – С. 29-33.
  1. Доклады на Московской межвузовской научной конференции:
  1. Латышев П.В. Вербальная характеристика сознательного и бессознательного в рассказе Руальда Даля «Агнец на заклание». //Вербальная характеристика личностно-ориентированного общения. Сборник докладов Московской межвузовской научной конференции 9-11 ноября 2010 года – М.: МГОУ, 2010. – С. 13-20.
  2. Латышев П.В. Вербальная характеристика размышлений З. Фрейда о войне и современного сознания комплекса проблем войны и смерти. //Вербальная характеристика личностно-ориентированного общения. Сборник докладов Московской межвузовской научной конференции 9-11 ноября 2010 года – М.: МГОУ, 2010. – С. 20-22.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.