WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Колистратова Алевтина Владимировна

ЭВОЛЮЦИЯ ФОЛЬКЛОРНОГО ДИСКУРСА В БРИТАНО-АНГЛИЙСКОМ КОНТЕКСТЕ СИТУАЦИИ

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Иркутский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель:  доктор филологических наук, профессор

  Каплуненко Александр Михайлович 

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, профессор,

  заведующий кафедрой теоретической

  лингвистики  ФГБОУ ВПО «Иркутский

  государственный лингвистический

  университет»

  Казыдуб Надежда Николаевна

  кандидат филологических наук, доцент,

  доцент кафедры английского языка

  ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный

  университет»

  Чемякина Людмила Ивановна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет

                      им. Н.Ф. Катанова», г. Абакан

Защита состоится «12» декабря 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.071.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной степени доктора наук в ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет» по адресу: 664025, г. Иркутск, ул. Ленина, 8, ауд. 31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «___»  ноября 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  д.филол.н. Т. Е.  Литвиненко

       Диссертационная работа посвящена комплексному исследованию эволюции британо-английского фольклорного дискурса, осуществляемому в рамках лингвокультурного и социолингвистического подходов.

       Применяя дискурсивный подход к текстам английского фольклора, мы объединяем их в фольклорный дискурс, специфика которого проявляется в том, что он сочетает в себе потребность в творчестве и коммуникации на различные темы, будоражащие сознание представителей английского этноса. В текстах, репрезентирующих дискурс фольклора, выражается надежда и верования народа, отражается реальная действительность. Подобный способ общения необходим человеку для понимания окружающего мира.

       Дискурс рассматривается нами в его понимании М.А.К. Хэллидеем, которое исходит из положения о том, что дискурс есть сложное образование, имеющее, по крайней мере, три измерения –  ситуация общения, участники коммуникации и сам текст [Halliday, 1989].

       Таким образом, под фольклорным дискурсом в настоящем исследовании понимается постоянно возобновляемая речевая деятельность, основанная на культурном опыте, исторически утвердившемся в сознании, которая протекает в контексте ситуации, известном как народное творчество. Фольклорный дискурс реализуется как совокупность фольклорных текстов. Участники фольклорного дискурса не могут быть установлены в рамках стандартной оппозиции «адресант – адресат», потому что сама адресация в данном случае распределена на неопределенном множестве коммуникантов. Фольклорный дискурс имеет как устную, так и письменную формы представления. В диссертации исследуются только тексты, принадлежащие письменному фольклорному дискурсу. 

С позиции лингвокультурного подхода исследуется язык фольклора в неразрывной связи с культурой британского общества. О существовании изоморфизма между вербальным языком и культурой, объясняемого сходством их функций, писал в своих работах Н.И. Толстой. Таким образом, необходимо подчеркнуть, что граница между языковой и культурной семантикой не является четкой. Культурные значения, т.е. верования, представления об элементах внешнего мира входят в языковую семантику называющих их слов. Наряду с фольклорными текстами, язык правомерно считать одним из культурных кодов, одной из форм выражения традиции и тем самым  - одним из источников изучения культуры и реконструкции ее древних состояний. 

Использование социолингвистического подхода в исследовании позволяет рассматривать фольклор как социальное явление, представляющее собой живую, поддающуюся изменениям знаковую систему, основанную на опыте, знаниях, мироощущениях предшествующих поколений, а также изучить связь между языком фольклора и социальными условиями его бытования.

Целесообразно внести уточнение условия об употреблении терминов фольклор и фольклорный дискурс. Термин фольклор используется в работе там, где речь идёт о культурном контексте явления. Характеризуя использование языка, употребляется термин фольклорный дискурс.

На фоне глобальных трансформаций, происходящих в современном мире и влияющих на культурное развитие общества в целом, исследование фольклора вызывает особый интерес в кругу учёных гуманитарных областей знаний.

Таким образом, интегрированный подход проводимого исследования  обосновывает его актуальность, которая обусловлена интересом современной лингвистики к изучению дискурса фольклора как репрезентации национальной картины мира, менталитета народа и заключается в необходимости установления семиотической сущности фольклорного знака в условиях активного взаимодействия народного творчества с различными формами человеческой жизни.

В рамках настоящего диссертационного исследования особо актуальными становятся вопросы, касающиеся изучения фольклорного дискурса с привлечением положений аналитической психологии К.Г. Юнга, поскольку в основе сконструированной фольклором реальности находится архетипическое бессознательное воплощенное в сознании в форме определенных образов,  активация которых осуществляется доминантными событиями определенного Времени Культуры. Таким образом, в основе исследования лежит гипотеза о том, что фольклор как разновидность речевой деятельности присутствует в различных формах современной жизни.

Целью диссертационного исследования является лингвосемиотический анализ фольклорного дискурса в контексте Времени Культуры.

Для реализации поставленной цели и доказательства выдвинутой гипотезы в  диссертации ставятся следующие задачи:

  1. исследовать подходы к определению содержания термина фольклор;
  2. определить социолингвистическую базу фольклора;
  3. выявить современное состояние семиосферы фольклора;
  4. определить место фольклора в контексте дискурсивных исследований;
  5. уточнить объем и содержание понятия фольклорный текст;
  6. исследовать основные подходы и классификации жанров в фольклоре;
  7. охарактеризовать современные фольклорные жанры;
  8. выявить семантические и прагматические доминанты Времени Культуры Средневековья, эпохи Ренессанса, эпохи Просвещения, Времени Культуры XIX – XX вв, а также эпохи Постмодерна, участвующие в формировании фольклорного дискурса;
  9. исследовать механизм образования новых смыслов знаков фольклорных текстов, исходя из особенностей социально-культурного контекста бытования фольклора.

       Для решения указанных задач в работе используется интерпретирующий подход, сопровождающийся процедурами дефиниционного анализа; метод концептуального анализа, позволяющего посредством анализа лексики фольклорных текстов проникнуть в систему смыслов, лежащих в основе семантики слов и отражающих культурную специфику менталитета этноса; используется также прием остранения как особый способ восприятия объекта в фольклорных текстах, ведущий к его переосмыслению.

Теоретическую основу данной диссертации составили работы отечественных и зарубежных учёных в области теории дискурса и лингвистики текста [В.И. Карасик, Е.С. Кубрякова, С.Н. Плотникова, Ю.С. Степанов, Т. ван Дейк и др.], философии языка [Р. Барт, В.Б. Шкловский], теории возможных миров [А.П. Бабушкин, С. Крипке, Я. Хинтикка],  исследования феноменов интердискурсивности и интертекстуальности [М. Фуко, М.М. Бахтин, Ю. Кристева, Ю. М. Лотман, В.Е.Чернявская и др.], теории психических архетипов [К.Г. Юнг], семиотики [Ю.М. Лотман, Ч.С. Пирс, Ф. Соссюр], фольклористики [М.М. Бахтин, М.А. Бобунова, П.Г. Богатырёв, В.Е. Гусев, В.М. Жирмунский, М.С. Каган, А.С. Каргин, И.С. Климас, С.Ю. Неклюдов, С.Е. Никитина, Б.Н. Путилов, Т.В. Цивьян, К.В. Чистов, W.R. Bascom, A. Dundes, S. Thimpson и др.].

Объектом исследования является составленный методом сплошной выборки корпус письменных английских текстов, представляющих фольклорный дискурс. Жанровое многообразие данного типа дискурса позволяет считать оправданным выбором предмета исследования его лингвосемиотические характеристики. Общий объем проанализированного материала около 3000 диагностических контекстов.

Предметом диссертационного исследования служат лингвосемиотические характеристики фольклорного дискурса в разные периоды культурного развития общества, участвующие в обновлении национальной языковой картины мира. 

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые проведено исследование эволюции фольклорного дискурса в британо-английском контексте ситуации с привлечением положений аналитической психологии, лингвосемиотики, теории возможных миров, а также впервые использованы понятия фольклорная языковая картина мира и  фольклорный дискурс в аспектах их культурологического и социолингвистического осмысления.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Фольклор участвует в изменении национальной языковой картины мира посредством конструирования возможного мира, лингвосемиотические особенности которого напрямую зависят от прагматических доминант Времени Культуры.
  2. Эволюция фольклора представляет временной континуум, характеризующий открытый тип дискурса в котором основные инвариантные показатели восходят к архетипическому бессознательному.
  3. В фольклорном дискурсе нарушаются основные параметры иллокутивной функции высказывания, что приводит к их нерелевантности с точки зрения связи речевого акта с практическим действием.
  4. Анализ современного фольклорного дискурса убеждает в том, что традиционно сложившееся в протестантской культуре англичан единство архетипического бессознательного и естественнонаучного знания является главной характеристикой фольклорного знания.

Теоретическая значимость работы заключается в выявлении лингвосемиотических особенностей фольклорного дискурса в процессе его эволюции в контексте Времени Культуры. Представляется, что интегрированное исследование эволюции фольклорного дискурса способствует более полному пониманию, описанию и объяснению лингвистических свойств фольклорной семиотической системы, участвующей в формировании национальной языковой картины мира. Результаты исследования имеют междисциплинарное значение и в целом открывают новые пути для дальнейшего исследования дискурса фольклора.

Практическая ценность выполненной работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в преподавании вузовских курсов дискурсивного анализа, интерпретации текста, а также на курсах лингвокультурологии и межкультурной коммуникации. Материалы и  результаты диссертационного исследования могут быть использованы при создании методических рекомендаций и учебных пособий по теории и практике английского языка, разработке спецкурсов соответствующего профиля, а также при написании курсовых, выпускных квалификационных исследований студентов.

Апробация работы. По теме диссертации представлены доклады на международной научно-практической конференции «Новые возможности общения: достижения лингвистики, переводоведения и технологии преподавания языка» (Иркутск, ИрГТУ, 2007 г.); XIII Международной научно-практической конференции «Лингвистические парадигмы и лингводидактика» (Иркутск, БГУЭП, 2008 г.); Международной научно-практической конференции «Проблемы прикладной лингвистики» (Пенза, 2009 г.); II Международной научно-практической конференции «Наука и современность – 2010» (Новосибирск, 2010 г.); 4-й Всероссийской научной конференции «Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности» (Иркутск, 2010 г.); 5-й Всероссийской научной конференции «Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности» (Иркутск, 2011 г.); I научно-практической конференции «Аспирантские чтения в ИГЛУ – 2011» (Иркутск, 2011 г.); 6-й Всероссийской научной конференции «Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности» (Иркутск, 2012 г.); II научно-практической конференции «Аспирантские чтения в ИГЛУ – 2012» (Иркутск, 2012 г.); XXV Международной научно-практической конференции «Проблемы современной филологии, педагогики и психологии», в рамках  International Scientific Analytical project (http://gisap.eu/, 2012).

Основные положения и результаты работы отражены в одиннадцати публикациях, три из которых в ведущих рецензируемых научных изданиях, общим объёмом 4,5 печатных листа.

По структуре диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, списка источников примеров, списка использованных словарей, приложения.

Во введении обосновываются актуальность темы и научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, формулируются цели и задачи работы, определяются предмет и объект исследования, теоретическая основа диссертационного исследования, перечисляются методы, использованные при анализе языкового материала, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Фольклор как область речевой деятельности» представлены основные подходы к исследованию фольклора как социокультурного явления, выводятся основные характеристики фольклора как дискурса, рассматривается проблема интертекстуальности в фольклоре.

Во второй главе «Лингвосемиотический анализ эволюции фольклорного дискурса в контексте Времени Культуры» представлены основные жанровые классификации фольклора, рассматривается семиотическая эволюция фольклорного знака, участвующего в формировании нового знания, изучается манипулятивный потенциал  фольклорных текстов, репрезентирующих современный фольклорный дискурс.

В заключении излагаются результаты проведённого исследования, и дается оценка его перспективы.

В список использованной литературы включены работы ведущих специалистов в области лингвистики, философии языка, фольклористики, аналитической психологии, семиотики и философии, а также перечень использованных словарей, применяемых в процессе исследовательской работы и  источники примеров.

В приложении представлены тексты современных сетевых городских легенд, используемых в диссертационном исследовании в качестве иллюстративного материала, подтверждающего теоретические положения.

Основное содержание работы

Фольклор как часть национальной культуры участвует в создании картины мира, в которой язык представляет одну из репрезентированных в сознании семиотических систем, формирующих национальную языковую картину мира.

Актуальность исследований вербального компонента фольклора обусловлена  многогранностью данного феномена, что отражается в отечественной и зарубежной научной литературе [М.М. Бахтин, М.А. Бобунова, П.Г. Богатырёв, В.Е. Гусев, В.М. Жирмунский, М.С. Каган, А.С. Каргин, И.С. Климас, С.Ю. Неклюдов, С.Е. Никитина, Б.Н. Путилов, Т.В. Цивьян, К.В. Чистов, W.R. Bascom, A. Dundes, S. Thompson и др.].

В результате интегрирования существующих определений термина фольклор в научной литературе в культурологическом аспекте его осмысления, мы приходим к выводу, что под фольклором следует понимать определенную семиотическую систему, воплощаемую в языке и отражающую национальные и культурные ценности. В знаках этой системы заложено восприятие окружающего мира предшествующими поколениями. Они включены в языковую картину мира этноса, внутри которой самостоятельно конструируют особую реальность, оказывающую влияние на мысли и действия людей.

Одним из актуальных векторов современных лингвистических исследований фольклора является вектор интегрированного исследования данного феномена, позволяющий вскрыть сущностные механизмы образования новых смыслов знаков фольклорной семиотической системы, участвующей в трансформации национальной языковой картины мира.

Понимание особенностей эволюционного развития фольклорной семиотической системы, воплощаемой в языке, потребовало уточнения содержания основных рабочих терминов: фольклорная языковая картина мира, фольклорный текст, фольклорный дискурс.

Под фольклорной языковой картиной мира понимается сконструированная реальность, воплощенная в текстах фольклора, отражающая исторически обусловленный и утвердившийся в сознании представителей британского этноса культурный опыт предшествующих поколений, и развивающаяся в соответствии с прагматическими и семантическими доминантами определенного Времени Культуры. Понятие Время Культуры мы трактуем как период господства правил семиозиса, обусловленных особенностями определенной социально-культурной эпохи [Каплуненко, 2007:71-83], полагая, что индустриализация и постиндустриальный период в Великобритании – это две эпохи социально-культурного развития страны, для которых характерны соответствующие формы и закономерности семиозиса. В частности, индустриализация сопровождается возникновением городского фольклора, а постиндустриальный период – появлением и развитием сетевого фольклора.

В результате исследования широкого диапазона научных мнений по поводу содержания термина фольклорный текст, мы принимаем трактовку, принадлежащую С.Ю. Неклюдову, где фольклорный текст понимается как относительно устойчивая комбинация элементов традиции, которая возникает при каждом отдельном исполнении [Неклюдов, 2001:2-4]. Под словосочетанием относительно устойчивая комбинация элементов традиции понимается национальное языковое ядро, вокруг которого происходит постоянное варьирование, необходимое для обновления и обогащения национальной фольклорной традиции. 

Необходимо отметить, что в настоящее время наблюдается активное замещение традиционного фольклора «постфольклором» по С.Ю. Неклюдову, обладающим характерными отличительными признаками, учет которых обусловил необходимость внесения уточнений в определение термина фольклорный текст с позиции его переосмысления.

В настоящем диссертационном исследовании современный фольклорный текст трактуется как письменный семиотически и психологически значимый конструкт, имеющий архетипические корни, вокруг которого происходит непрерывное варьирование, обусловленное трансформациями социально-культурного развития общества и необходимое для обновления и обогащения национальной фольклорной традиции.        Исследование английских фольклорных текстов мы проводим в контексте культурологического подхода, который обосновал в своих трудах М.М. Бахтин. Предлагаемый подход заключается в идее «текста текстов», отражающего в себе и втягивающего в себя существовавшие и возможные тексты. Другими словами, вобрав бытийный смысл других текстов, а шире – текста определенных культур, каждое фольклорное произведение раскрывает свой смысл как общение, диалог сознаний, личностей.

Объединяя анализируемые тексты английского фольклора в фольклорный дискурс - под которым понимается постоянно возобновляемая речевая деятельность, протекающая в контексте ситуации, известном как народное творчество - мы изучаем проблему взаимодействия дискурса и культуры, т.е. строим наше исследование на понимании того, что в основе общения лежит коммуникативная компетенция, включающая знание фактов, идей и ассоциаций, общих для всех говорящих на данном языке, которая выражается вербально.

Язык фольклора представляет собой систему, которая не может существовать в отвлечении от реальной действительности, в которой существует и развивается семиозис. Таким образом, положение о том, что любые проявления культуры должны интерпретироваться в контексте ситуации, получившее научное обоснование в трудах Б.К. Малиновского, и впоследствии развиваемое М.А.К. Хэллидеем для анализа дискурса, легло в основу настоящей диссертационной работы. Смена социального контекста или «контекста ситуации» по Б.К. Малиновскому, проявляющаяся в выявлении характерных для данного Времени Культуры особенностей влечет за собой изменения в восприятии окружающей действительности, изменения в картине мира и языковой картине мира этноса.

Исследование эволюции социально-культурного контекста развития фольклора показало, что процесс урбанизации населения Великобритании естественным образом привел к изменению среды, в которой протекают процессы, обусловливающие особенности фольклора как семиотической системы. Перемещение этих процессов в среду рабочего класса оказало существенное влияние на характер фольклорного дискурса. Пост-фольклор, который возникает в городе, отличается от предшествующих устных традиций крестьянства.

Другими словами, речь идет о семиосфере фольклора, или знаковой макроситуации, определяющей закономерности семиозиса в фольклорном дискурсе определенной стадии культурного развития социума.

Под семиосферой, вслед за Ю.М. Лотманом, понимается семиотическое пространство присущее определенной культуре, в которое погружен язык, и только в силу взаимодействия с этим пространством язык способен функционировать.  [Лотман, 2000:250]. Внутреннее поле семиосферы определенной культуры пересечено границами отдельных «субсемиосфер», которые имеют свою семиотическую индивидуальность, обусловленную наличием стабильных элементов, закрепленных в социальной, культурной, религиозной и прочих структурах. В рамках фольклорной субсемиосферы такие элементы, способствующие наличию собственного семантического «Я», имеют архетипические корни.

Характеризуя современное состояние фольклора, В.А. Поздеев [Поздеев, 2005] предлагает выделять ядро и периферию фольклора, используя следующую графическую схему. 

В настоящее время развитие периферийных элементов вызвано появлением у общества иных требований, которые должны полностью соответствовать условиям городского существования.

Так, глобальные трансформации, происходящие в обществе, уже оставили свой след в системе фольклора в виде образования новой его формы – сетевого фольклора. В текстах, репрезентирующих сетевой фольклор, находят отражение те стремительные социальные и культурные перемены в жизни этноса, которые приводят к неустойчивости сознания его представителей, вызванной непрерывным процессом приспособления к реальной жизни. Анализ текстов современного сетевого фольклора показал наличие в них «многомирности», обусловленной прагматическими доминантами Времени Культуры.  Проживание в нескольких возможных мирах реализуется в функциях разных архетипов, характеризующихся набором определенных психических качеств.

Архетип, по К.Г. Юнгу, представляет собой первичный образ, доминанту коллективного бессознательного, которая проявляется в процессе языковой творческой активности личности в виде определенных образов, всплывающих в сознании. В процессе исследования английских фольклорных текстов было выявлено, что одним из наиболее значимых архетипических образов, обозначающих свое присутствие на всех этапах человеческой культуры, является образ Трикстера, обладающий свойством перевоплощения, которое оказывает влияние на восприятие людей. Проявления архетипа Трикстера исследовались как российскими (Е.М. Мелетинский, Д.А. Гаврилов, Е.С. Новик и др.), так и зарубежными учеными (К. Леви-Стросс, Й. Хёйзинга и др), которые в своих работах описывали основные признаки Трикстера, выявляемые в произведениях художественной литературы, в мифологии разных народов.

К основным Трикстерским приемам, позволяющим создавать конкретные образы, относят снижение смысла, логическую подмену, парадокс и другие.

В ходе исследования было выявлено, что социальное воображение оперирует не только архетипическими образами, но и образами конкретной культуры, которые позволяют нам включаться в действительность, присвоив себе определенные стереотипы и модели поведения.

В качестве иллюстративного материала рассмотрим пример современного фольклорного текста “Movie Ticket” (13.03.2010). В образе Трикстера в данном случае предстает некий «шутник» в человеческом обличии.

Уже в первой части текста прослеживается мистический фон данного фольклорного произведения. Речь идет о конкретном факте – исчезновении автомобиля.

A man and his wife went out for the night with some friends who picked them up at their house. They left their new Mercedes Benz parked outside. When they came home they realized that their new car had disappeared.

       They called the police to report the theft and searched fruitlessly for the rest of the night. Devastated by their loss, they went home and went to sleep.

       Описанный контекст ситуации является доказательством того, что факт кражи, выраженный определённым действием – new car had disappeared – создает таинственность, некую мистику.

       Однако во второй части текста, последовательное перечисление  действий – woke up – see the car – note was on the windshield – needed – drive – left tickets – to go to a movie – создает элемент неожиданности, хаоса в предварительно утверждённый для молодой пары перечень действий, созданный по определённому сценарию в первой части текста, а именно, call the police – to report the theft – search. 

       The next morning, they woke up to see their car parked outside their home, just the way they left it the night before. A note was on the windshield explaining that a man and his wife needed it so they could drive to the local hospital. The grateful and influential man left tickets for the couple to go to a movie premier in the city the next night.

       Таким образом, описанный выше процесс нарушения существующего порядка характеризует образ Трикстера, который непредсказуемым путём меняет социокультурное действие. Используя искусный прием, Трикстер усыпляет бдительность собственников автомобиля. Молодая пара удивлена и обрадована происходящими событиями, которые подчинили их власти Трикстера.

       The couple was thrilled to have their car back and excited to go to the premier. They dressed up and attend the movie the next night. When they got home from the event they found that their home had been robbed and all of their belongings were gone. All they had left was the car they thought they lost the night before. The shocked couple searched the house and found a note saying: HOPE YOU ENJOYED THE MOVIE!

       В заключительной части фольклорного текста усиливаются признаки проявления данного архетипа, речь идёт о конкретных действиях, посредством которых вновь создается непредсказуемая ситуация.

       Данный пример примечателен тем, что в основе его содержания заложена характерная особенность культурного генома англичан – эмпиризм, под которым, вслед за К. Фокс, мы понимаем целый ряд понятий, характеризующих отношение англичан к жизни. Строго говоря, эмпиризм — это философская доктрина, согласно которой всякое знание происходит из чувственного опыта <…> демонстрирующая нашу пассивную приверженность фактам, конкретике и здравомыслию [К. Фокс: http://lib.rus.ec/b/202576/read#t88].

       Выявление характерного для культуры англичан стереотипа поведения обусловлено существованием в их сознании базовой составляющей, архетипического бессознательного, которая объясняет, с одной стороны, спокойную манеру восприятия происходящих событий, и, с другой стороны, вскрывает такую особенность поведения англичан как сарказм.

Выявлению признаков зарождения нового способа мышления в современных условиях образования фольклорного дискурса способствует приём остранения, введенный в научный обиход В.Б. Шкловским.  

       Рассмотрим пример современного фольклорного текста “Candy man” (29.08.2011) с позиции реализации в нем приема остранения. Для начала обратимся к дефиниционному анализу словосочетания “Candy man”, раскрывающему его семантику, ибо «семантика является своего рода «мировой линией» прагматически разнообразных возможных миров. Иначе говоря, устойчиво соблюдается принцип ассоциации новой информации с прежней, обеспечивающий непротиворечивость интерпретаций» [Каплуненко, 1992:290].

       Имя “Candy” представлено в словарях следующими интерпретациями:

1) sweet food made of sugar or chocolate, or a piece of this (LDCE); 2) crystallized sugar formed by boiling down sugar syrup (WNCD). Таким образом, приходим к выводу, что рассматриваемая лексема имеет довольно узкий диапазон интерпретанты, что не позволяет использовать ее в более широком контексте. Интерпретанта лексемы “Man” раскрывается следующим образом: 1) an adult male human; 2) a man belonging to a particular category (as by birth, residence, membership, or occupation) (WNCD); 3) any of the sorts of human-like creatures that lived in former times; 4) a male of low rank in the armed forces; 5) lover, or other adult male with whom a woman lives (LDELC).  Следуя методике семантического сложения Ю.Д. Апресяна, получаем следующее внутрифразовое значение: sweet man, lover belonging to a particular category having lived in former times, maybe a man of low rank in the armed forces”. Очевидно что, семантика словосочетания “Candy man” указывает на положительные характеристики имени.

       Однако использование данного словосочетания в современном фольклорном тексте приобретает иной смысл в результате помещения объекта в другой возможный мир.

The story is that if you look at a mirror in your bathroom with the lights turned off and repeat “Candy Man” five times you see a red glow shaped like a pair of eyes. When you see it, turn the lights on immediately and run to the brightest spot in your house or he will come to kill you.        

        В представленном примере происходит нарушение полноценного контекста интерпретации, под которым понимается сохранение семантики и прагматики знака.

       Таким образом, естественный контекст словосочетания “Candy Man”, отражённый во внутрифразовом значении, помещён в иной контекст интерпретации, где он определяется дескриптивами a red glow shaped,like a pair of eyes, he will come to kill you.

       В современных научных исследованиях [Богданов, 2011] отмечается, что сегодня фольклор присутствует там, где его пребывание ранее не предполагалось. Пространство фольклора дробится, он уже не существует в виде развёрнутых нарративов, подобно традиционному. Таким образом, сетевая среда бытования современного фольклора способствует тому, что слова получают иной смысл, возникновение которого зависит от восприятия читающего, от эпохи.

       Рассмотрим пример иллюстрирующий данное положение – городскую легенду “Lead in Lipstick” (23.03.2010), где семантика исходных лексем – lipstick (1880) и lead, раскрывается в следующих словарных дефинициях: Lipstick: 1) a waxy solid colored cosmetic in stick form for the lips (WNCD); Lead: 1) a heavy soft malleable ductile plastic but inelastic bluish white metallic element found mostly in combination and used in pipes, cable sheaths, batteries, solder, and shields against radioactivity. Семантический анализ указывает на то, что в анализируемом словосочетании сливаются два несовместимых объекта: губной помады – безвредного косметического средства и свинца - химического элемента, тяжелого металла, который используется для изготовления пластин для аккумуляторов, на оболочки электрических кабелей, для защиты от радиоактивных излучений.

       Представленное знание о составе декоративной косметики, в частности, о губной помаде, аргументировано сведениями, полученными представителями медицинского ДЭС. В настоящем диссертационном исследовании под дискурсивным экспертным сообществом понимается «закрытая субкультура, носители которой вырабатывают правила поведения термина как знака, т.е. во всей полноте его прагматики, семантики и синтактики» [Каплуненко, 2007:7].

       В первой части легенды устанавливаются определённые критерии, по которым выстраивается некая игра, речь идёт об именах собственных Red Earth – Christian Dior, Lancome, Clinique, Y.S.L., Estee Lauder, Shiseido, Chanel, Market America-Motnes Lipstick.

Recently a lipstick brand called "Red Earth" decreased their prices from $67 to $9.90 because it contained lead.  Lead causes cancer and the lipstick brands that contain lead are: CHRISTIAN DIOR, LANCOME, CLINIQUE, Y.S.L., ESTEE LAUDER, SHISEIDO, RED EARTH (Lip Gloss), CHANEL (Lip Conditioner), MARKET AMERICA-MOTNES LIPSTICK .

       The higher the lead content, the greater the chance of causing cancer. After doing a test on lipsticks, it was found that the Y.S.L. lipstick contained the most amount of lead.

       Очевидно, что перечисленные имена собственные являются опорными номинациями, вокруг которых разворачивается дискурс. Формируемый дискурс можно охарактеризовать как дискурс экспертного сообщества, участниками которого могут выступать только те представители социального коллектива, знания которых позволяют создать в их ментальном пространстве определённый концепт «декоративная косметика», посредством составляющих поле этого концепта элементов.

       Вторая часть текста напоминает по организации ритуальные действия. На это указывает и участие золота, имеющее очень сильные архетипические корни. Согласно историческим данным, золото было первым металлом, известным человеку.

Here is the test you can do yourself: 

Put some lipstick on your hand.

Use a Gold ring to scratch on the lipstick.

If the lipstick color changes to black, then you know the lipstick contains lead.

       В заключительной части текста полученное знание подкрепляется дискурсивной практикой медицинской сферы знания.

Please send this information to all your girlfriends, wives and female family members. This information is being circulated at Walter Reed Army Medical Center> Dioxin Carcinogens cause cancer, especially breast cancer.

       Ссылка на официальный источник – медицинский центр, не дает оснований не доверять полученной информации.

       Таким образом, подобный лингвистический анализ фольклорных текстов  свидетельствует о том, что современный фольклорный дискурс представляет результат воплощения стереотипов культуры Постмодерна посредством сюжетных инноваций, формируемых интердискурсивной деятельностью. Последняя, обеспечивает нарушение полноценного контекста интерпретации знаков фольклорного текста.

Изменения в сфере культурных коммуникаций, способствующих трансформации контекста интерпретации, обусловленной порождением новых форм, которые функционально остаются фольклорными вызвали интерес к исследованию проблемы интертекстуальности в современном фольклорном дискурсе.

Интернет-пространство всецело отражает те тенденции общественного сознания, которые в ней доминируют в данный период времени. Встречающиеся в фольклорных текстах темы, стоящие за теми или иными эпизодами, мотивами, описаниями подвергаются преобразованиям, в последствии приводящим к переосмыслению действительности в рамках фольклорной действительности.

       Проиллюстрируем данное положение на примере парафраз известных английских стихов Матушки Гусыни, в которых, по словам исследователей, отражаются национальные стереотипы. Парафраз в контексте настоящего исследования используется в прагматическом значении.

       Политическая ситуация в мире в последнее время была нестабильная и являлась стимулом для возникновения различных угроз для общества. Результат такого положения вещей нашёл свое отражение в переделках известных английских стихов “Hey Diddle” и “Little Miss Muffet”: (1)- оригинал; (2)-парафраз.

(1) Little Miss Muffet (2)  Little Miss Muffet

Sat on a tuffet,  Crouched on a tuffet,

Eating her curds and whey; Collecting her shell-shocked wits

  There came a big spider,  There dropped (from a glider),

  Who sat down beside her  A H-bomb beside her

  And frightened Miss Muffet away.  Which frightened Miss Muffet to bits.

Семантический анализ лексем, составляющих рассматриваемое фольклорное произведение, позволяет заключить, что в настоящее время действительно происходит переосмысление действительности. Так, в результате комбинации семантических значений, интерпретации представленных фольклорных текстов позволяют предположить, что в современной версии английского фольклорного текста проявляется иной смысл произведения, который заключается в том, что Miss Muffet не испугала, а в клочья разорвала водородная бомба. Таким образом, изменение контекста, в котором используется номинация Miss Muffet, дает ощущение этого имени по-новому, создает его особое восприятие.

Изменения, происходящие в социальной среде, обусловили активацию исследования проблемы жанра в фольклоре. Универсальной жанровой классификации в фольклоре до сих пор не существует, так как не существует  единого мнения, какой признак необходимо заложить в основу общепринятой жанровой классификации фольклора. В научной литературе к ключевым дифференцирующим признакам, заложенным в основу традиционной системы жанров, относят отношение с действительностью, членение временного континуума, особенности структуры текста, контекстно-ситуативные условия бытования текстов, область применения, взаимоотношения с этнографической действительностью.

В настоящее время, определение понятия жанра подверглось переосмыслению с позиций дискурсивного анализа, где жанр рассматривается с точки зрения дискурсивного сообщества. Таким образом, в настоящем исследовании под фольклорным жанром, вслед за Д. Суейлзом, понимается класс дискурсов, составляющих в своей совокупности единое ментальное пространство в фольклорном дискурсивном сообществе [Swales, 1990].

       Фольклорные жанры в британо-английском контексте достаточно разнообразны.  Исследуя их разновидности в процессе эволюционного развития фольклора можно предположить, что формирование жанрообразующего признака происходило под влиянием конкретных социально-культурных условий, характеризующих каждый из этапов развития английского общества. Так, в период Средних Веков, произошло формирование малых жанров фольклора - пословицы, поговорки, приметы, жанры песенного фольклора - бардовская песня и другие, обрядовый фольклор, быличка, сказка, предание, баллада. Эпоха Ренессанса дала основания для возникновения таких фольклорных жанров как перевертыши, бессмыслица,  детские стишки, которые позже вошли в известный сборник английского фольклора «Mother Goose Rhymes». Период развития социума, именуемый в научной литературе постмодернизмом внес определенные элементы модернизации перечисленных жанров, более того, именно в данную эпоху происходит преобразование устного фольклора в письменный сетевой. Одним из основных жанров, отмечаемых учеными-фольклористами, являются англоязычные сетевые городские легенды.

       Исходя из понимания фольклора как особой системы мифологического знания, где особая значимость отводится мифологическому мышлению, понимаемому как архаическая стадия идеологии, которая представляет собой синкретичное единство примитивных идей, и, понимая синкретизм как единую семиотическую систему, где все знаки используются для порождения текстов данной культуры, для исследования эволюции фольклорного дискурса, мы избрали классификацию А.Н. Веселовского, в которой ученый выделяет 4 стадии: 1) архаический синкретизм (первобытный фольклор), который соответствует историческому периоду Средневековья. Для Англии – это исторический период, начавшийся в V веке и закончившийся в XVI веке; 2) «взаимодополняемый синкретизм» (классический фольклор), соответствующий историческому периоду Ренессанса (Возрождения) 17-18 вв.; «технологический синкретизм» - фольклор 19-20 вв.; синтетизм, соответствующий современной стадии развития английского фольклора - 20-21 вв.. 

       В научной литературе эпоху Средневековья именуют «темными веками», в этот исторический период происходило зарождение определенных механизмов человеческого сознания. Абсолютное преобладание сельского населения повлияло на всю систему отношений человека с миром. Категории времени и пространства в сознании представителей английского этноса выступали в качестве могущественных таинственных сил, управляющих всеми вещами. Такое восприятие окружающей действительности в Средние Века усиливало противоречивость картины мира той эпохи, которая возникла на почве социального неравенства в обществе. Способ видения мира, присущий земледельцу доминировал в общественном сознании и поведении. Неграмотность населения служила определяющим средством для преобладания устной  коммуникации в обществе. Таким образом, значение звучащего слова было чрезвычайно велико.

       Главенствующая роль в формировании картины мира английского этноса отводилась церкви, ее вероучениям. На фоне ограниченных знаний об окружающем мире, людям предлагалась строгая система знаний о мире, его устройстве, действующих в нем силах. Эта картина мира целиком определяла менталитет верующих людей и основывалась на толкованиях Библии. Люди вглядывались в окружающую действительность, воспринимая ее как текст, систему символов, содержащих некий высший смысл. Эти слова-символы надо было уметь распознать и извлекать из них божественный смысл. Природа в средневековом понимании, как раз и была тем великим резервуаром символов, что можно проиллюстрировать следующими паремиями:

1. Snowflakes are kisses from heaven.

2. Snowmen fall from heaven … unassembled.

       Семантика слов “snowflakes”, “snowmen” представлена очень узким диапазоном интерпретанты, о чем свидетельствует анализа словарных дефиниций данных лексем. Так, “snowflakes” представлена следующими словарными дефинициями: 1) one of the small, feathery masses or flakes in which snow falls; 2) an agglomeration of snow crystals falling as a unit; 3) any snow particle (RHDEL); 4) a small flat six-sided bit of frozen water that falls as snow; 5) a small falling mass of snowflakes (LDELC). Имя “snowmen” интерпретируется как 1) a figure, resembling that of a man, made out of packed snow (RHDEL); 2) snow shaped to resemble a human figure (WNCD). Семантика лексемы “heaven” раскрывается в словарной помете: “heaven is a common religious cosmological or metaphysical term for the physical or transcendent place from which heavenly beings (such as God, angels) originate, are enthroned or inhabit. It is commonly believed that heavenly beings can descend to earth or take on earth flesh and earthly beings can ascend to Heaven in the afterlife or in exceptional cases enter Heaven alive. Heaven is often described as a “higher place”, the holiest place, a Paradise. Some believe in the possibility of a Heaven on Earth in a World to Come [http:// www. wikipedia (Дата обращения 15.09.2011)].

       Таким образом, можно предположить, что употребление данных знаков в языке фольклора имеет общую интерпретанту «явления природы из Рая, святого, божественного места».

       В позднем Средневековье картина мира начинает существенно трансформироваться под воздействием изменения восприятия и осмысления категорий времени и пространства, обусловленного подъемом класса городского населения, чей ритм и стиль жизни отличались от образа жизни сельского класса средневекового общества. Происходящие события обусловили возникновение трансформаций в культуре и ментальности народа той эпохи. В фольклорной картине мира происходящие события нашли свое отражение в целом мире смеховых форм. Характерными примерами являются фольклорные тексты, относящиеся к разряду текстов, совокупная иллокутивная цель которых сводится к тому, чтобы вызвать смех у адресата. Приведем пример, относящийся к типичным для большинства обрядово-зрелищных форм и жанров проявлениям народно-смеховой культуры.

  One fine October morning

In September, last July,

The moon lay thick upon the ground, 

The snow shone in the sky. 

The flowers were singing gaily

And the birds were in full bloom. 

I went down to the cellar

To sweep the upstairs room.

       Данный пример является прототипически сильной иллюстрацией архетипа Трикстера - логической подмены, способствующей конструированию «возможного мира». 

       Текст состоит из совокупности бессмысленных высказываний, которые представляют собой “конфликт с правилами языка, выход за рамки установок, регламентирующих общение людей с помощью языка [Философия: энциклопедический словарь, 2006:93]. Однако «бессмысленное», иногда используется в том же значении, что и абсурд, или внутренне противоречивое высказывание, которое не является, однако, бессмысленным в строгом смысле слова. Оно имеет смысл. Другими словами, языковыми средствами «бессмысленного» конструируется возможный мир, в котором дана установка на определенную ответную реакцию адресата, сообщаемую ему в высказываниях, т.е. определена иллокутивная цель высказываний, сущность которой раскрывается посредством дефиниционного анализа лексем, содержащихся в высказываниях.

       Таким образом, мы выявили, что бессмысленные, на первый взгляд, фольклорные высказывания обладают довольно мощной иллокутивной функцией, которую описать в текстах такого рода сложно. Здесь наблюдается чисто игровая культура, в основе которой ритм (см. Гадамер Х.Г.) и, очевидно, иллокутивная функция определяется в природном назначении игры, которая ставит ритм выше смысла. Самой примечательной характеристикой иллокутивной силы этого высказывания (эта характеристика типична для фольклорного дискурса в целом) является нерелевантность ее трех основных параметров, что позволяет заключить, что все миры фантастичны. Условия искренности не имеют здесь никакого значения.

       В исторический период, именуемый в литературе эпохой Просвещения, происходит процесс разделения умственного и физического труда, в результате которого ведущая роль в духовном развитии народа перешла к профессиональному искусству. Фольклор становится объектом изучения со стороны науки.

       Оторванный от быта и от природы, неотъемлемой частью которых он являлся, фольклор перестает отражать целостную картину мира. Фольклорное сознание в большей степени направляется на отражение частных явлений профессиональной и общественно-политической жизни. Литература и другие виды искусства начинают заимствовать фольклорные мотивы.

       Анализ исторических корней детских стишков, собранных в книге “Mother Goose Rhymes” свидетельствует о том, что большая часть из них представляет собой переосмысленную и сокращенную форму старинных заклинаний, поверий, обычаев, примет, заговоров, баллад, любовных песен и т.д. Начиная с эпохи Просвещения, происходит значительная редукция основного корпуса фольклорных произведений: преобразуется их структура и переосмысляется содержание.

       В XIX-XX вв. под воздействием культурно-семиотических трансформаций, изменяется семиосфера фольклора. Фольклор переходит в область “show-business”. В этот период происходит заимствование фольклорных образов и мотивов, способствующих образованию новых литературных жанров. Так, появляется жанр фэнтэзи, и ряд других жанров, основанных на использовании мифологических и сказочных мотивов.

       Формирование культурных доминант эпохи Постмодерна осуществляется под большим влиянием информационных технологий, образовавших единое информационное пространство, которое изменило отношение не только к фольклору как социально-культурному явлению, но и к культуре в целом.

       Появление новых фольклорных форм вызывает большой исследовательский интерес с точки зрения различных аспектов реализации фольклорных знаков в языке на современном этапе развития общества [Ксенофонтова, 2009; Петрова, 2009; Фролова, 2009]. В научных работах, посвященных исследованию фольклора, факт его существования в Интернете уже не отрицается [Каргин, Костина]. Одной из новых форм, характеризующих наше культурное время, являются «городские легенды», которые являются результатом влияния сетевого пространства на фольклор в традиционном его понимании.

       Сетевые городские легенды - это рассказы людей нового поколения, которые берут некие элементы объективной реальности или знаки исторического фольклора и «раскрашивают» их в цвета, семиотически значимые для той или иной группы лиц в пределах определенного социокультурного контекста. В результате создаётся некая «магия данного Времени Культуры», оказывающая воздействие на национальное сознание, которое можно рассматривать как манипуляционное, механизм которого раскрывается через этапы познания в условиях связанности Мира Действия и Мира Ценностей [Каплуненко, 2007].

       Следуя научным положениям А.М. Каплуненко, в процессе анализа лингвистического материала, репрезентированного текстами современного сетевого фольклора мы установили, что изменения Мира Ценности влекут за собой создание копий исходных знаков, закрепленных в коллективном бессознательном. Иными словами, происходит симуляция знака, которая представляет сущность манипулятивного процесса.

       Сетевые фольклорные тексты, образуют современный фольклорный дискурс, в котором реализуются основные особенности современной личности, обусловленные социальными изменениями и психологическим настроем общества.

       Так, одним из видов человеческого отношения к миру на современном этапе является страх. Страх, возможно, самая главная проблема социальной жизни, определяющая поведение человека и его отношение к другим.

       В качестве иллюстративного материала рассмотрим сетевую городскую легенду  “The Tale of the Hookerman” (02.02.2010). Анализ словарных дефиниций данного имени свидетельствует о том, что в его семантике наблюдается проявление архетипа Анимус/Анима по К.Г. Юнгу, который указывает на наличие ярко-выраженного внутрифразового противоречия, свидетельствующего, скорее всего о том, что полученный образ репрезентирует истинную сущность современного человека, совмещающего страх и пошлость.

       Рассматриваемый пример представляет собой фольклорное произведение, разделенное на несколько смысловых единств, которые имеют нормальные тема-рематические связи. Однако уже в первом смысловом единстве наблюдается изменение дейктичекого обозначения времени.

       Long ago, when the trains were still the main commerce transportation  in the state, an accident occurred on the tracks of Budd Lake. Now these tracks, which run through Netcong, Flanders, and Budd Lake, were said to carry coal, and other fuel sources.

       Таким образом, в рамках одного смыслового единства наблюдается оппозиция дейктических слов long ago – now, которая конструирует особое пространство, пространство без временной границы. Другими словами, создается беспрепятственное проникновение, тесная связь событий прошлого с настоящим. Дейктические маркеры the, these усиливают эту связь.

       Более того, употребление лексемы “trains” в высказывании When the trains were still the main commerce transportation указывает на определённый исторический период (17 в), характеризующийся наличием железнодорожного транспортного средства, используемого для удовлетворения потребностей общества.

       Необходимо отметить, что с середины 17 века в обществе прочно укоренилась протестантская идеология, отличительной чертой которой является единство знания и веры. В этом плане интерес вызывает следующее высказывание городской легенды:

       Now, for all intents and purposes, there actually is a green light that seems to hang over the tracks in this area – but unscarily enough it is supposedly due to chemical deposits in the soil, either due to pollution or natural mines. Still, the sight of the green light on the tracks in the middle of the night will always recall the tragic tale of the Hookerman.

       В заключительной части фольклорного текста происходит рациональное объяснение причины. Речь идёт о последовательном перечислении природных явлений – chemical deposits in the soil, pollution, natural mines.

       Таким образом, лингвистический анализ современного фольклорного дискурса позволяет утверждать, что традиционно сложившееся в протестантской культуре англичан единство архетипического бессознательного и естественнонаучного знания является главной характеристикой современного фольклорного знания.

       Исследование эволюции английского фольклорного дискурса в рамках предлагаемых научных подходов, позволяет выделить ряд его характерных особенностей:

1)        фольклорный дискурс выступает подобием такого дискурсивного «конструктора» мира, где происходит объединение представителей различных дискурсивных сообществ для достижения общей цели. В момент порождения дискурса они осуществляют совместное дискурсивное конструирование мира, то есть его дальнейшее развитие, движение вперед;

2)        устная форма фольклорного дискурса как одна из его устойчивых характеристик, в результате изменений социокультурного контекста, тесно переплелась с письменной традицией, которая предполагает иной тип хранения, передачи и воспроизведения текстов. Таким образом, современный фольклорный дискурс можно отнести к «производному от устного и представляющему вторичную разновидность языка [Кибрик, 2009].

3)        категории времени и пространства, являющиеся базовыми для построения языковой картины мира, приобретают новое содержание в письменном фольклорном дискурсе, обусловленное открытостью данного типа дискурса.

4)        участники письменного фольклорного дискурса образуют дискурсивное сообщество, в котором речевая деятельность развивается по правилам, что дает основание утверждать, что фольклорная сфера человеческой культуры тесно связана с понятием игры, развиваемой в работах Х.Г. Гадамера, Й. Хёйзинги и др.

       Мы установили, что полноценным участником фольклорного дискурса может быть любой представитель этноса, при условии, что он принимает одну из двух ролей: 1) быть участником дискурса; 2) быть зрителем.

Основной средой, где создается и существует современный фольклорный дискурс, является Интернет. Участниками фольклорного дискурсивного сообщества могут являться представители совершенно разных профессий, возрастов, социального статуса и т.д. Таким образом, происходит переплетение знания из различных сфер применения, каждому из которых свойственны свои собственные мифы. Для представителей современного фольклорного дискурсивного сообщества переплетение дискурсивных практик образует некую игру, где активными участниками создаются правила, которыми определяется, что должно иметь силу в выделенном игрою временном мире. Другими словами,  участников игры интересует игра как некая форма деятельности, наделенная смыслом.

       Отметим, что результаты, полученные в процессе исследовательской деятельности, открывают перспективу для поиска новых направлений в изучении фольклора как значимого социокультурного явления, влияющего на формирование национальной языковой картины мира. Лингвосемиотический анализ фольклорного дискурса, производимый в настоящей работе, позволяет выделить важное перспективное направление – исследование взаимодействия рационального и мифологического знания в иных, производимых от фольклорных возможных мирах.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публика­циях:

  1. Колистратова, А.В. От архаики до сетевого фольклора: некоторые итоги лингвосемиотического анализа фольклорных явлений как знаков культуры [Текст] / А.В. Колистратова // Вестник Иркутского государственного лингвистиче­ского универси­тета. Сер. Филология. Иркутск: ИГЛУ, 2011. №3(15). С. 36 42. (0,7 п.л.).
  2. Колистратова, А.В. О некоторых особенностях современного фольклорного дискурса [Текст] / А.В. Колистратова // Вестник Иркутского государственного лингвистиче­ского универси­тета. Сер. Филология. Иркутск: ИГЛУ, 2012. №1(17). С. 134 139. (0,7 п.л.).
  3. Колистратова, А.В. Эпоха постмодерна и фольклор: отсутствие субъекта высказывания [Текст] / А.В. Колистратова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2011. - №2(9). – С. 88-90. (0,3 п.л.).
  4. Колистратова, А.В. Фольклорный дискурс эпохи Средневековья в контексте британо-английской ситуации [Электронный ресурс] / А.В. Колистратова // Аспирантские чтения в ИГЛУ: сборник научных статей. – Электронное издание. – Иркутск: ИГЛУ, 2012. – С.  117-123. – CD. – 1 комп. диск. (0,7 п.л.).
  5. Колистратова, А.В. О некоторых итогах лингвистического исследования эволюционного развития фольклорного дискурса в контексте британо-английской ситуации [Текст] / А.В. Колистратова // Problems of modern philology, pedagogics and psychology. Materials digest of the XXV International Scientific and Practical Conference. – London, May 16-21, 2012. – C. 121-124. (0,5 п.л.).
  6. Колистратова, А.В. Фольклор в эпоху постмодерна: о некоторых лингвосемиотических особенностях [Текст] / А.В. Колистратова // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности: материалы 5-й Всероссийской научной конференции. – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – С. 191–195. (0,3 п.л.).
  7. Колистратова, А.В. К вопросу об исследовании фольклорного дискурса [Текст] / А.В. Колистратова // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности: материалы 4-й Всероссийской научной конференции. – Иркутск: ИГЛУ, 2010. – С. 206-210. (0,3 п.л.).
  8. Колистратова, А.В. Об отсутствии автора в фольклоре и его исчезновении в дискурсе постмодерна [Текст] / А.В. Колистратова // Наука и современность – 2010: сборник материалов II Международной научно-практической конференции. В 3-х частях. Ч. 3 / Под общ. ред. Чернова С.С. – Новосибирск: Изд-во «СИБПРИНТ», 2010. – С. 111-116. (0,3 п.л.).
  9. Колистратова, А.В. К вопросу о некоторых атрибутах форм и способов коммуникации в эпоху постмодерна [Текст] / А.В. Колистратова // Проблемы прикладной лингвистики: сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2009. – С. 59-61. (0,2 п.л.).
  10. Колистратова, А.В. К вопросу о понимании фольклорного дискурса: проблема интертекстуальности [Текст] / А.В. Колистратова // Лингвистические парадигмы и лингводидактика: материалы XIII Международной научно-практической конференции, Иркутск, 20 июня 2008 г. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2008. – С. 211-217. (0,3 п.л.).
  11. Колистратова, А.В. Место фольклора в изучении языка как антропологического феномена [Текст] / А.В. Колистратова // Новые возможности общения: достижения лингвистики, преводоведения и технологии преподавания языков: сборник материалов международной научно-практической конференции, Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2007. – С. 81-83. (0,2 п.л.).



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.