WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Ильин Дмитрий Юрьевич

ДИНАМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

В РЕГИОНАЛЬНОЙ ТОПОНИМИКЕ

(на материале географических названий

в газетных текстах конца XIX начала XXI вв.)

Специальность 10.02.01 – Русский язык

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Волгоград – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный университет»

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор

Тупикова Наталия Алексеевна

Официальные оппоненты:

Крысин Леонид Петрович,

доктор филологических наук, профессор,

ФГБУН «Институт русского языка им. В.В. Виноградова Российской академии наук», заместитель директора по образовательным проектам, заведующий отделом современного русского языка

Рацибурская Лариса Викторовна,

доктор филологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»,

заведующий кафедрой современного русского языка и общего языкознания

Супрун Василий Иванович,

доктор филологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет», профессор кафедры общего и славяно-русского языкознания

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина»

Защита диссертации состоится «05» октября 2012 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.029.05, созданного на базе Волгоградского государственного университета, по адресу: 400062, г. Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 4-01 А.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного университета.

Автореферат разослан «___» ____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                 Косова Марина Владимировна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена исследованию динамических процессов в региональной топонимике, отраженной в газетных текстах уездной и областной печати на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка.

Значительные достижения в области теории и методологии изучения имен собственных создали базу для появления работ, в которых на основе интегративного принципа анализа языковых явлений, предполагающего выходы в разные области гуманитарного знания, формулируются важнейшие положения теории ономастических систем [Воробьева 1976; Глинских 1987; Дмитриева Л. 2002; Карпенко 1988; Роспонд 1962; Топоров 1962, 1964; Суперанская 2007; Фролов 2005; Donellan 1970 и др.], исследуется топонимическая номинация [Голев 1974; Голомидова 1998; Керт 2011; Матвеев 2006; Рубцова 1970 и др.], характеризуются отдельные разряды имен собственных в подсистеме проприативной лексики [Белецкий 1972; Болотов 1972; Бондалетов 1983; Жучкевич 1968; Отин 2006; Рут 2008 и др.].

Сложные и противоречивые вопросы, рассматриваемые в истории русской ономастики [Бондалетов 1983; Воронова 2000; Вуйтович 1986; Горбачевич 1965; Муллонен 1994; Нерознак 1978; Подольская 1990; Попов 2003; Рубцова 1977; Суперанская 1978, 1990; Толстой 1995; Фонякова 1990; Щербак 2008; Grodzinsky 1973; Searl 1971 и др.], ее современном состоянии [Агеева 1990; Арутюнова 1999; Васильева Н. 2009; Голев, Дмитриева Л. 2008; Калинкин 1991; Карабулатова 2001; Ковлакас 2009; Крюкова 2004; Лопатин 2007; Нахимова 2011; Попов 1965; Руденко 1990; Селезнева 1997; Степанов 2007; Хвесько 2008], определили ряд дискуссионных проблем, решение которых становится возможным на базе новых достижений функциональной лексикологии в отечественном и зарубежном языкознании [Алефиренко 2009; Апресян 1995; Бабенко 2004; Болотнова 2006; Караулов 2003; Киклевич 2008; Крысин 2007; Кубрякова 1995; Кузнецова 1980; Попова, Рацибурская, Гугунава 2005; Шмелев 1977; Givon 1984 и др.]. Известные работы в русле данного направления опираются, прежде всего, на важнейшие философские и лингвистические концепции [Бюлер 1993; Гумбольдт 1984; Есперсен 2002; Потебня 1999; Сепир 1993; Шахматов 1941 и др.], признающие необходимость соотнесения реальной действительности с ее отражением в содержании языковых форм и значений. Важно учитывать, что «и идея системно-структурного характера организации языка, и идея его историзма составили два решающих парадигмальных устоя современного здания лингвистики, без которых любое исследование теряет статус научного и должно быть выведено за рамки современного подхода к объекту языкознания» [Караулов 2002].

Изучение региональной топонимики [Бабичева 1999; Березович 2009; Васильева С. 2005; Воробьева 1973; Горбаневский 1996; Долгачев 1989; Ефанова 2000; Жиленкова 2001; Кабинина 2011; Картавенко 2012; Климкова 2007; Кудряшова 1997; Лагутина 2006; Маршева 2007; Матвеев 1997; Молчанова 1979; Мурзаев 2001; Намитокова, Нефляшева 2000; Полякова 1988; Смолицкая 1988; Супрун 1994; Трубачев 1992; Sosnowski 2002 и др.], предполагающее введение в научный оборот нового фактического материала, позволяет уточнить особенности общерусского топонимикона в целом в связи с характеристикой локальных подсистем называния географических объектов и с теми или иными политико-идеологическими, административно-управленческими и социально-экономическими процессами, культурно-историческим фоном разных эпох, выявить действие разнообразных факторов, детерминирующих функционально-семантические изменения в рамках групп слов. Однако традиционное описание ономастики вынуждает исследователя «либо отказываться от рассмотрения некоторых сторон, либо выстраивать чрезмерно аморфную типологию с неопределенными связями и отношениями между отдельными ее частями» [Супрун 2000]. Перспективным представляется применение разработанных в отечественном языкознании методологических принципов полевого анализа [Бондарко 2004, 2011; Ваулина 2003; Павлов 1996; Попова, Стернин 1989; Тупикова 1998; Шелякин 2001; Щур 2007 и др.]. Полевое моделирование массива фактов дает возможность соотнести парадигматику и синтагматику единиц на функциональной основе, показать своеобразие их употребления в разных сферах, среди которых, в частности, особенно выделяется газетно-публицистическая: язык периодических изданий создает «реальность, определяющую важнейшие процессы, происходящие в современном русском языке» [Солганик 2010]; отражая значимые явления жизни социума, он отличается динамизмом, сочетанием экспрессии и стандарта, социальной оценочностью, направленностью на формирование общественного мнения, в нем оперативно фиксируется состояние литературных норм [Александрова 2008; Винокур 1959; Воротников 2001; Добросклонская 2005; Коньков, Потсар, Сметанина 2004; Костомаров 2005; Лысакова 2005; Сиротинина 2004; Солганик 2002, 2012; Чернышова 2005].

Синхронно-диахронический подход к исследованию материала [Баранникова 1997; Дмитриева, Крючкова 2010; Тупикова 2011; Улуханов 1992 и др.] позволяет показать специфику функционально-семантической организации местного топонимикона как составной части русского языка в его региональном варианте, что является важным источником, способствующим уточнению современной языковой ситуации. Сказанное определяет актуальность предпринятого исследования.

Основная гипотеза состоит в следующем: совокупность топонимических единиц, зафиксированных в текстах региональных газет и соотносимых с разными синхронными срезами периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, может рассматриваться как полевое единство, включающее ядерные и периферийные конституенты, организация которых коррелирует с иерархической структурой соответствующих частей сегментов регионального топонимикона и отражает специфику влияния экстра- и интрафакторов на функционирование проприативов в газетных текстах. В качестве катализатора функционально-семантических изменений языковых единиц выступает топоэффектор как основной и/или дополнительный фактор, комплексный механизм, индуцирующий возникновение и определяющий направление данных изменений, которые обусловливают динамические процессы в подсистеме региональных топонимов.

Основная цель исследования – выявление динамических процессов функционально-семантических изменений в региональной топонимике, представленной в разновременных газетных текстах конца XIX – начала XXI вв.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) определить подходы к изучению региональной топонимики в синхронно-диахроническом аспекте и классификационные основания анализа географических названий в языке региональной печати;

2) выявить системную организацию лексики, обозначающей географические объекты и зафиксированной в публикациях уездной и областных газет «Царицынский Вестник» (далее – ЦВ), «Сталинградская правда» (далее – СП), «Волгоградская правда» (далее – ВП);

3) сопоставить лексико-семантические свойства топонимических единиц в газетных текстах;

4) обосновать сегментную структуру регионального топонимикона в синхронно-диахроническом аспекте;

5) проанализировать иерархические отношения топонимических единиц как элементов выделенных сегментов и показать изменения в семантике проприативов, функционирующих в текстах региональных газет 1897 – 1915 гг., 1940 – 1950 гг., 1998 – 2009 гг.;

6) представить модель полевой организации функционально-семантического единства региональных топонимов с учетом состава и структуры сегментов на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, описать ядерные и периферийные средства обозначения географических объектов в газетных текстах;

7) на основе сопоставления сегментной структуры регионального топонимикона и моделируемых полевых единств в синхронно-диахроническом аспекте охарактеризовать динамические процессы, нашедшие отражение при функционировании топонимической лексики в разновременных газетных текстах конца XIX – начала XXI вв.

Объектом анализа избрана топонимическая лексика, зафиксированная в текстах уездной газеты «Царицынский Вестник» и областных газет «Сталинградская правда», «Волгоградская правда».

Предметом исследования являются функционально-семантические изменения в региональном топонимиконе в синхронно-диахроническом аспекте.

В качестве основных источников исследования избраны тексты уездной газеты «Царицынский Вестник» (1897 – 1915 гг.), областной газеты «Сталинградская правда» (1940 – 1950 гг.), сохранившиеся в фонде Государственного архива Волгоградской области, и публикации областной газеты «Волгоградская правда» (1998 – 2009 гг.). Данные издания, в полном масштабе отражающие важнейшие природно-географические особенности региона, его социально-экономическое, историко-культурное развитие, являются наиболее авторитетными, массовыми и многотиражными, позволяют рассмотреть функционирование географических названий на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка.

Материалом исследования послужила авторская картотека – более 13000 словоупотреблений топонимических единиц, зафиксированных в разновременных газетных текстах. Привлекались также данные географических карт Царицынского уезда, Нижневолжского края, Сталинградской и Волгоградской области, использовались сведения из ономастических и топонимических лексикографических источников.

Применяемые в работе методы анализа базируются на методологических принципах, в основе которых лежат представления о взаимосвязи таких фундаментальных свойств языка, как системность, социальность, исторический характер развития и психологическая сущность [Беликов, Крысин 2001; Караулов 2003; Солнцев 1977 и др.]. Существенным является тезис об изменчивости словарного состава языка, эволюционных процессах в лексике, складывающейся под воздействием экстралингвистических и внутриязыковых факторов [Богатова 2008; Виноградов 1995; Ларин 1977; Падучева 2004; Слесарева 2010; Сорокин 1965 и др.].

В реферируемой диссертации принимается положение о семной структуре слова [Васильев 2009; Гак 2010; Кацнельсон 1965; Крысин 2008; Кузнецова 1989; Никитин 2009; Новиков 1982 и др.], реконструкция которой дает возможность вычленить в лексическом значении языковой единицы категориально-лексические, интегральные, дифференциальные и потенциальные компоненты (признаки).

Важнейшим является также подход к исследованию проприативов, в рамках которого находит воплощение корреляция имен собственных и имен нарицательных в плане признания факта существования у онимов лексического значения, выводимого на основе соответствующего понятия [Есперсен 2002; Курилович 1961; Павлов 1960; Никонов 1965; Руденко 1988; Селезнева 1998; Ступин 1969; Супрун 2000; Щерба 2007; Щербак 2011; Gardiner 1954 и др.], что дает возможность говорить о специфических эволюционных процессах применительно к рассматриваемой лексике, обладающей инвариантным семантическим признаком.

В качестве общего признается методологический постулат о взаимовлиянии разноуровневых средств, участвующих в выражении смысла высказывания на основе общности их семантических функций [Адмони 2004; Апресян 1995; Бондарко 2011; Булыгина 1980; Долгих 1973; Золотова 1988; Караулов 1972; Павлов 1996; Уфимцева 2004; Щур 2007 и др.], а также об исторической изменчивости тенденций и результатов этого взаимодействия [Ваулина 2003; Николаева 1995; Тупикова 2001 и др.].

Предпринятый анализ массива языковых фактов основан на принципе структурно-функционального описания ономастических единиц, что позволяет представить полевую модель регионального топонимикона [Королева 2003; Супрун 2000 и др.]. В рамках научного направления, которое изучает функционально-семантическую взаимосвязь и обусловленность явлений с целью установления тенденций функционирования системы языка, материал, извлеченный из газетных текстов 1897 – 1915 гг., 1940 – 1950 гг., 1998 – 2009 гг., соотносится с соответствующими синхронными срезами периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка. При этом во внимание принимается дискуссионность вопроса о его хронологическом членении [Виноградов 1982; Войлова, Леденева 2009; Горшков 1983; Грановская 2005; Ковалевская 1992; Костомаров 1999; Рождественский 1995; Современный русский язык: Активные процессы на рубеже ХХ – XXI веков 2008 и др.].

В данном исследовании в качестве основных используются следующие методы анализа языковых единиц: описательный, реализуемый посредством приемов наблюдения, классификации, систематизации, интерпретации, обобщения массива фактов; компонентного, структурно-семантического, контекстуального, стилистического анализа, применяемые для сопоставления функциональной семантики топонимов в газетных текстах; полевое моделирование, с помощью которого характеризуются иерархические отношения и статус рассматриваемых элементов на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка; ареальный (метод лингвистической географии), позволяющий выделить географические названия отдельного региона, представить распространение топооснов и топоформантов.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые определен состав регионального топонимикона, нашедшего отражение в текстах уездной и областной печати конца XIX – начала XXI вв., выявлены функционально-семантические изменения и динамические процессы в региональной топонимике. В работе дана структурно-тематическая классификация лексики, обозначающей географические объекты, выделены функции топонимических единиц в газетных текстах; проанализировано взаимодействие экстра- и интралингвистических факторов, обусловливающих реализацию семантического потенциала  проприативов в текстах газет «Царицынский Вестник», «Сталинградская правда», «Волгоградская правда», публикации которых отражают природно-географические особенности, социально-экономическое и историко-культурное развитие региона; обоснована сегментная структура функционально-семантического поля топонимов на разных синхронных срезах рассматриваемого периода в развитии русского литературного языка; показаны внутрисегментные иерархические отношения и межсегментные связи элементов, объединенных на основе выделенных инвариантных семантических признаков, и релевантных свойств языковых единиц; охарактеризован комплексный механизм, индуцирующий возникновение и определяющий направление функционально-семантических изменений в региональном топонимиконе, выступающий как основной и/или дополнительный фактор данных изменений (экстралингвистического и собственно лингвистического порядка), для обозначения которого предложен термин топоэффектор; с учетом плана содержания и плана выражения разграничены ядерные и периферийные конституенты полевых единств, соотносимых с массивами фактов, зафиксированных в газетных текстах 1897 – 1915 гг., 1940 – 1950 гг., 1998 – 2009 гг.; доказана взаимозависимость функционально-семантических изменений, отмеченных на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, и динамических процессов в подсистеме региональных топонимов.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно вносит вклад в разработку проблем теории и истории русской ономастики, дискуссионных вопросов лексической семантики в части установления комплексного механизма индуцирования функционально-семантических изменений в региональном топонимиконе; в расширение понятийного аппарата топонимических исследований. В диссертации обосновывается новый, концептуальный в своей основе, подход к анализу эмпирического материала, что необходимо для уточнения факторов, способствующих обогащению словарного состава русского литературного языка в современную эпоху, объяснения специфики формирования его функциональных подсистем, прогнозирования путей развития категориальной семантики имени собственного под влиянием разнонаправленных, центробежных и центростремительных, процессов. Используемый в исследовании метод реконструкции полевых единств в синхронно-диахроническом аспекте может быть применим для сопоставления других иерархически организованных разноуровневых языковых структур.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее материалы и полученные результаты могут использоваться в учебном процессе при чтении вузовских курсов лексикологии, словообразования, стилистики современного русского языка, истории русского литературного языка, в спецкурсах, рассматривающих проблемы регионального топонимикона и функциональной лексикологии; служить основой создания ономастических словарей различного типа, применяться при картографировании географических объектов, в прикладной топонимике. Предложенная комплексная методика анализа массива фактов является перспективной для полевого моделирования функционально-семантических структур в русском языке.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В разновременных текстах уездной и областных газет конца XIX – начала XXI вв. «Царицынский Вестник», «Сталинградская правда», «Волгоградская правда» функционируют топонимы тематических групп «административно-территориальные единицы, города и другие населенные пункты», «водные пространства, водоемы», «рельеф местности, природные образования», «участки суши, омываемые водами или прилегающие к водоемам», что детерминировано такими факторами экстралингвистического порядка, как природно-географические особенности, культурно-историческое развитие и социоэтническое своеобразие региона, и обусловлено спецификой реализации в печатных публикациях лингвистических функций данных онимов.

Доминирующими в газетных текстах являются номинативная, идентифицирующая, индивидуализирующая и характеризующая функции топонимов; с середины ХХ в. значительно возрастают случаи выражения идеологической функции.

  1. При сопоставлении массива фактов, извлеченных из текстов региональной печати и соотносимых с синхронными срезами конца XIX – начала ХХ вв., середины ХХ в., конца ХХ – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, с учетом факторов объективности, целостности, структурированности, иерархичности, открытости, адаптивности ономастических подсистем обнаруживаются функционально-семантические изменения в региональном топонимиконе, который представляет собой сегментную структуру.
  2. В плане содержания инвариантными семантическими признаками совокупностей языковых единиц, составляющих сегментные структуры и коррелирующих с выделенными тематическими группами топонимов, являются ‘пространство, предназначенное для проживания людей’, ‘пространство, заполненное водой’, ‘пространство (части) земной поверхности’, ‘пространство (участок) земной поверхности, окруженное водой’.

В плане выражения элементы сегмента в их иерархической соотнесенности различаются при выделении вершинных, срединных и окраинных частей данных структур: вершинную часть каждого сегмента образуют языковые единицы, отличающиеся регулярностью использования для обозначения географического объекта в разновременных газетных текстах конца XIX – начала XXI вв., большой частотностью употребления, последовательно реализующие в публикациях региональной печати функции имени собственного, стилистически нейтральные и окрашенные, имеющие высокий семантико-прагматический потенциал и значительный ассоциативный объем названия, широкую сочетаемость в контексте; срединную часть сегмента составляют проприативы, регулярно используемые для обозначения географического объекта, но отличающиеся меньшей частотностью употребления в газетных текстах, непоследовательно реализующие функции, свойственные топонимам, преимущественно стилистически нейтральные, обладающие невысоким семантико-прагматическим потенциалом и незначительным ассоциативным объемом названия, ограниченной сочетаемостью в контексте; окраинная часть сегмента представлена языковыми единицами, топонимическое значение которых зависит от сочетания с апеллятивом и контекстуального окружения, малочастотными как средство обозначения географических объектов в газетных текстах, реализующими отдельные функции, свойственные онимам, стилистически нейтральными, не зафиксированными при выражении прагматических и ассоциативно-образных смыслов.

  1. Топонимическая лексика, функционирующая в разновременных газетных текстах, на каждом из выделенных синхронных срезов рассматривается как полевое единство языковых единиц, в котором разграничиваются ядерные и периферийные конституенты. В плане содержания в качестве общего выделяется семантический признак ‘географическое наименование пространства (его части, участка) как единичного объекта’, в плане выражения ядро образуют вершинные части сегментов, ближнюю периферию составляют элементы их срединных частей, дальнюю периферию – топонимические единицы, относимые к окраинным частям сегментов.

Ядерные средства характеризуются наибольшей специализированностью для выражения общего семантического признака и частотностью употребления в разновременных газетных публикациях; в ближнюю периферию поля включаются менее специализированные и частотные средства обозначения географического объекта; к дальней периферии относятся средства, не отличающиеся специализированностью при обозначении единичного географического объекта и малочастотные по  употреблению, использование которых в газетных текстах свидетельствует об аттракции полевых структур.

  1. Функционально-семантические изменения в региональной топонимике обнаруживаются при анализе внутрисегментных иерархических отношений и межсегментных связей языковых единиц, что находит отражение в составе и перестройке элементов, структурирующих ядерную и периферийную сферы полевых единств.

В структурно-семантическом плане на разных синхронных срезах зафиксированы активизация определенных формантов, увеличение представленности многокомпонентных сочетаний, усиление избирательности использования топонимов с апеллятивами (без апеллятива – в прямом и переносном значениях, с апеллятивом – в прямом значении), а также возрастание случаев употребления неодносложных онимов как ядерных средств в текстах областной печати конца ХХ – начала XXI вв.

На лексико-семантическом уровне обнаруживаются изменения, связанные с перегруппировкой сем в семантической структуре слова, расширением явлений онимизации и трансонимизации проприативов как средств ближней либо дальней периферии полевых единств, с существенной активизацией контекстуальных образно-переносных, символических значений и концептуальных смыслов, приобретающих особую роль в газетных текстах середины ХХ – начала XXI вв. при реализации идеологической функции топонимов.

  1. Катализатором функционально-семантических изменений в региональной топонимике выступает топоэффектор – комплексный механизм, индуцирующий возникновение и определяющий направление данных изменений, основной и/или дополнительный фактор (экстралингвистического, собственно лингвистического порядка), способствующий активному/пассивному употреблению топонимических единиц в газетных текстах, актуализации, усилению либо затуханию семантического признака в значении проприатива, обусловливающий изменение структуры онима, функционирование двойных названий, в том числе в случаях переименования географического объекта, и др.
  2. Динамические процессы в региональной топонимике, выявляемые при сопоставлении полевых структур, моделируемых на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, формируются под влиянием функционально-семантических изменений и включают разнонаправленность действия тенденций к аналитизму и синтетизму в структуре обозначения географического объекта, расширение или сужение семантического объема (сочетаемости) лексем, появление / утрату каких-либо значений проприативов, элиминирование денотата топонима и пополнение разряда нарицательных имен существительных, перераспределение активности прямых и переносных употреблений онима и его функциональной значимости в разновременных газетных текстах под воздействием экстралингвистических факторов, усиление роли регионального топонимикона как стилистического ресурса и топонимической лексики как социально-оценочного средства газетной публицистики.

Апробация работы. Концептуальные положения и результаты исследования докладывались на научных и научно-практических конференциях различного уровня, в том числе международных:  «Человек в современных философских концепциях» [Волгоград, 2000, 2004, 2007], «Хуманитарното знание – традиционни опори и актуальност» [Бургас, 2003], «Наука, искусство, образование в III тысячелетии» [Волгоград, 2004, 2008], «Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов» [Волгоград, 2005, 2007], «Модернизация и традиции – Нижнее Поволжье как перекресток культур» [Волгоград, 2006], «Европейская русистика и современность» [Познань, 2007], «Мир русского слова и русское слово в мире» [Варна, 2007], «Семантика и стилистика текста» [Лодзь, 2008], «Активные процессы в различных типах дискурсов: функционирование единиц языка, социолекты, современные речевые жанры» [Москва, 2009], «Межкультурная деловая коммуникация: проблемы и перспективы сотрудничества в формировании коммуникативной компетенции кадров агробизнеса» [Волгоград, 2009], «Русский язык в современном мире: константы и динамика» [Волгоград, 2009], «Актуальные проблемы русской диалектологии и исследования старообрядчества» [Москва, 2009], «Анклавна дiалектологiя» [Горловка, 2009], «Русский язык: исторические судьбы и современность» [Москва, 2010], «Надзённыя праблемы лексiкалогii i анамастыкi славянскiх моу» [Мозырь, 2010], «Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики» [Волгоград, 2010 – 2012], «Русский язык в контексте национальной культуры» [Саранск, 2010], «Русский язык в диалоге культур» [Воронеж, 2010], «Интеграционные процессы в коммуникативном пространстве регионов» [Волгоград, 2010], «Экология языка и речи» [Тамбов, 2011], «Коммуникация как предмет междисциплинарных исследований: научные теории и социальная практика» [Калининград, 2012]; всероссийских: «Этнокультура и современность» [Белгород, 2009], «Ономастика и общество: язык и культура» [Тамбов, 2010], «Приоритеты современной русистики в осмыслении языкового пространства» [Уфа, 2012]; региональных: «Проблемы изучения языка региона» [Волгоград, 2008, 2009, 2011], Краеведческие чтения [Волгоград, 2007, 2008, 2010], Борковские чтения [Волгоград, 2005 – 2011]; внутривузовских научных конференциях в Волгоградском государственном университете; обсуждались на объединенном заседании кафедры русского языка и кафедры документной лингвистики и документоведения ВолГУ.

По теме диссертационного исследования имеется 70 публикаций, в том числе 2 монографии и 12 статей, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы, источников, словарей и принятых сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяются актуальность, объект, предмет, цель и задачи исследования, материал и методы его анализа, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются рабочая гипотеза и положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Синхронно-диахронический подход к изучению региональной топонимики в функционально-семантическом аспекте» освещается проблематика исследований функциональной семантики онимов в синхронно-диахроническом аспекте, определяются классификационные основания характеристики проприативов в языке региональной печати.

Системный подход к исследованию языковых структур, обоснованный в классических трудах ученых [Бодуэн де Куртенэ 1963; Буслаев 1959; Потебня 1913; Реформатский 1996; Щерба 1974], предполагает выявление методологических принципов, на базе которых рассматривается массив топонимических единиц. Анализ научной литературы дает возможность выделить важнейшие факторы, обусловливающие организацию в том числе регионального топонимикона: объективность, структурированность, целостность, иерархичность, открытость, адаптивность [Березович 1997; Воробьева 1974; Голев 1974; Горбаневский 1996; Дмитриева Л. 2002; Карабулатова 2001; Матвеев 1997; Супрун 1998; Щербак 2004].

Фактор объективности географических названий обнаруживается в их возникновении как результате действия осмысленных носителем языка принципов номинации. Целостность проявляется в выстраивании с учетом совокупности способов номинации определенных рядов проприативов в ономастической подсистеме, что способствует интеграции и взаимодействию языковых единиц. О реализации фактора структурированности свидетельствует распределение онимов по различным признакам, в связи с чем осуществляется дифференциация географических названий по принципу большей / меньшей специализации в целях выявления частотности и регулярности их употребления в газетных текстах. Иерархичность имеет своим источником функциональные особенности различных классов топонимов, связанные с использованием в качестве средства номинации определенного географического объекта. Открытость обнаруживается в активном взаимодействии топонимической системы со средой, что прослеживается не только в экстралингвистическом, но и собственно лингвистическом плане, в частности, при вхождении в русскоязычное ономастическое пространство элементов, генетически не родственных, и обусловливает их адаптивность в системе на основе приспособления к новым условиям функционирования географических названий в речи (тексте) наравне с уже существующими.

Способность топонимических единиц обозначать собственное имя природного объекта, представленного на территории определенной местности [Левашов 2000; Подольская 1988; Поспелов 2002], играет существенную роль в газетных текстах, содержание которых направлено на изложение общественно-экономических, политических, социально-культурных, исторических сведений, фиксацию различных событий в жизни региона.

Извлеченный из газет «Царицынский Вестник» (1897 – 1915 гг.), «Сталинградская правда» (1940 – 1950 гг.), «Волгоградская правда» (1998 –2009 гг.) массив фактов соотносится в реферируемом исследовании с тремя синхронными срезами периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, для разграничения которых выдвигаются следующие основания: в конце XIX – начале ХХ вв. наблюдается активность процессов демократизации, обогащения словарного состава, формирования новой общественно-политической лексики, тенденции к экономии речевых средств [Виноградов 1982; Войлова, Леденева 2009; Горшков 1983; Грановская 2005; Ковалевская 1992; Панов 1962], что в топонимике связано, например, с появлением новых способов образования проприативов, имеющих преимущественно прямое значение при использовании в газетных текстах, с функционированием как зафиксированных на картах (официальных), так и принятых в данной местности (неофициальных) названий и т.д.; в середине ХХ в. в русской лексике, в том числе в топонимиконе, отражаются социокультурные явления предвоенного, военного и послевоенного времени, усиливается роль аналитических процессов в языке [Бельчиков 2003; Грановская 1998; Протченко 1965; Федорова 2008], расширяется вариативность наименований географических объектов, символическое употребление языковых единиц, формируются новые концептуальные смыслы и др.; в конце ХХ – начале XXI вв. усиливается воздействие изменившихся политико-идеологических ориентиров, что влияет на отношение общества к литературной норме [Ермакова 2008; Крысин 2011; Норман 1998; Попова, Рацибурская, Гугунава 2005; Сиротинина 2009], прогрессирует «стилистический динамизм» [Панов 1988], прежде всего в публицистической сфере, заметным становится появление новых социально- и экспрессивно-оценочных коннотаций, в том числе в семантике онимов [Гукова, Фомина 2009; Отин 2006; Солганик 2002; Хвесько 2008], преобладание в языке аналитических тенденций [Валгина 2003; Гловинская 2008; Юдина 2010] и т.д. Названные синхронные срезы лежат в основе рассмотрения тех процессов, которые определили использование топонимов в текстах уездной и областной печати конца XIX – начала XXI вв., отражающей разные стороны жизни Нижневолжского региона.

С учетом неоднозначной и многоаспектной характеристики русского литературного языка в его региональном варианте [Авина 2007; Бондарчук 1978; Майоров 2007; Оглезнева 2008; Пшеничнова 2008; Тупикова 2008; Филин 1974] следует признать необходимым разграничение общезначимых и особенных языковых черт, зафиксированных в разновременных газетных текстах, комплексное описание лексико-тематических и структурно-семантических параметров топонимических единиц, рассмотрение ономастической подсистемы с точки зрения временной и географической определенности бытования онима, а также специфики функционального пространства, в рамках которого анализируются свойства проприативной лексики в языке региона. При характеристике понятия «язык региона» в реферируемой диссертации разграничиваются экстралингвистические факторы, влияющие на формирование топонимикона [Баркова 2003; Брылев, Рябинина 2001; Буруль 2005; Водолагин 1968; Воробьев 2004; Рябов 1988; Славгородская 2008; Ширшов 2008; Шумов 2005], и собственно лингвистические факторы, определяющие способы наименования реалий окружающей действительности [Глинских 1987; Долгачев 1989; Крюкова, Супрун 2004; Кудряшова 1997; Лопатин 2007; Першина 2002; Федотова 2011; Щеулина 1985; Яковенко 2007]; уточняются процессы, сопровождающие порождение локальных явлений [Баранникова 1983; Купина, Михайлова 2005; Лагутина 2006; Лукъянова 1983; Молчанова 1990; Отин 1983], и сопоставляются термины, используемые для их обозначения [Беликов 2001; Бородина 1982; Герд 2000; Захарова 1993; Кирьянова 2009; Мызников 2009; Соколянская 2006; Трубинский 1991].

Указанные подходы к исследуемому материалу дают возможность рассматривать региональный топонимикон как совокупность лексем, которые используются для наименования географических объектов, расположенных на данной территории, и, отражая особенности конкретной местности, обладают своеобразным семантико-смысловым потенциалом, реализуемым в процессе функционирования.

Во второй главе «Структурно-тематическая и функциональная характеристика топонимической лексики в текстах уездной и областных газет конца XIX начала XXI вв.» анализируется лексическая семантика языковых единиц, разграничивается тематическая отнесенность проприативов, сопоставляется употребление топонимов в прямом и переносном значениях, их функции в контексте.

Характеристика материала с опорой на лексикографическую фиксацию географического названия и его использование в газетных публикациях базируется на том, что состав тематических групп «задается «самой реальной действительностью, объективными отношениями между ее явлениями (денотатами), т. е. во многом определяется привходящими внеязыковыми, экстралингвистическими факторами» [Котцова 2002]. В реферируемом исследовании в качестве таких факторов выделяются значимость географического объекта с точки зрения его величины, пространственно-организующей и административно-управленческой роли на данной территории, общественно-экономических и социокультурных характеристик, известности носителям языка.

Природное своеобразие региона, культурно-историческое и социально-экономическое развитие Царицынского уезда, Сталинградской и Волгоградской области находят отражение в газетной публицистике при использовании онимов следующих тематических групп: «административно-территориальные единицы, города и другие населенные пункты» (ЦВ: город Царицын, посад Дубовка, хутор Букатин и др.; СП: город Сталинград, поселок Даниловка, станица Петровская и др.; ВП: город Волгоград, село Гмелинка, хутор Бобыли и др.), «водные пространства, водоемы» (ЦВ: река Ахтуба, затон Жуковский, протока Емелинская и др.; СП: река Дон, озеро Подпесочное, пруд Ключевский и др.; ВП: река Волга, водохранилище Варваровское, ерик Гнилой и др.), «рельеф местности, природные образования» (ЦВ: овраг Банный, балка Вишневая, степь Калмыцкая и др.; СП: бугор Мамаев, балка Ельшанская, степь Волго-Каспийская и др.; ВП: курган Мамаев, балка Гумынка, утес Шукшинский и др.), «участки суши, омываемые водами или прилегающие к водоемам» (ЦВ: остров Сарпинский, коса Песчаная, пойма Медведицкая и др.; СП: остров Голодный, коса Хоперская, пойма Придонская и др.; ВП: остров Бакалда, коса Шокинская, пойма Волго-Ахтубинская и др.). С лингвистической точки зрения классификация зафиксированной в газетах «Царицынский Вестник», «Сталинградская правда», «Волгоградская правда» топонимической лексики учитывает результаты реконструкции семантической структуры слов в прямом значении на основе разграничения компонентов (сем), имеющих категориальный, общий интегральный, типовой уточняющий (дифференциальный) и/или потенциальный характер [Богачева, Морковкин 2011; Кузнецова 1989; Новиков 1982]. Предпринятый семный анализ языковых единиц позволяет отнести отмеченные единичные топонимы, традиционно включаемые в разряды гелонимов, спелеонимов, римонимов и др., к выделенным выше тематическим группам слов на основе реализации соответствующих признаков в контексте.

Исследование массива фактов (более 13000 словоупотреблений) показало, что в уездном и областных изданиях прямое значение топонимов может реализоваться как с апеллятивом, так и без апеллятива, переносное – только без апеллятива (см. Таблицу 1). При этом топонимы тематической группы (далее – ТГ) «рельеф местности, природные образования» не зафиксированы в прямом значении без апеллятива, переносного употребления топонимов тематической группы «участки суши, омываемые водами или прилегающие к водоемам» не выявлено.

В разновременных газетных текстах наибольшую частотность имеют топонимы ТГ «административно-территориальные единицы, города и другие населенные пункты». Их функционирование в прямом значении с апеллятивом в текстах конца ХХ – начала XXI вв. в целом расширяется (ср.: 25,2; 13,8 и 36,7 %), без апеллятива – незначительно уменьшается (38,0; 38,4 и 35,8 %); количество словоупотреблений с переносным значением представлено непоследовательно (2,3; 12,1 и 5,4 %). Меньшую частотность проявляют топонимы тематической группы «водные пространства, водоемы», количество обозначений которых с апеллятивом стабильно (ср.: 6,7; 5,9 и 6,1 %), без апеллятива уменьшается как в прямом (ср.: 12,3; 11,9 и 3,9 %), так и в переносном значениях (ср.: 4,8; 4,8 и 2,2 %). Онимы ТГ «рельеф местности, природные  образования»  малочисленны в анализируемом массиве фактов, при

Таблица 1.

Структурно-семантическая характеристика топонимов

в разновременных газетных текстах

(количество словоупотреблений приводится в процентах)

Тематические группы

Периодич. издание

«Царицынский Вестник»

«Сталинградская правда»

«Волгоградская правда»

структура

значение

значение

значение

прям.

перен

всего

прям.

перен

всего

прям.

перен

всего

«административно-территориальные единицы, города и другие населенные пункты»

с

апеллятивом

25,2

-

25,2

13,8

-

13,8

36,7

-

36,7

без апеллятива

38,0

2,3

40,3

38,4

12,1

50,5

35,8

5,4

41,2

«водные пространства, водоемы»

с

апеллятивом

6,7

-

6,7

5,9

-

5,9

6,1

-

6,1

без апеллятива

12,3

4,8

17,1

11,9

4,8

16,7

3,9

2,2

6,1

«рельеф местности, природные образования»

с

апеллятивом

3,7

-

3,7

4,2

-

4,2

2,5

-

2,5

без апеллятива

-

3,5

3,5

-

2,8

2,8

-

2,1

2,1

«участки суши, омываемые водами или прилегающие к водоемам»

с

апеллятивом

3,5

-

3,5

3,9

-

3,9

3,1

-

3,1

без апеллятива

-

-

-

2,2

-

2,2

2,2

-

2,2

Итого

89,4

10,6

100

80,3

19,7

100

90,3

9,7

100

этом в середине ХХ в. их употребительность в прямом значении без апеллятива возрастает, к концу ХХ в. – уменьшается (ср.: 3,7; 4,2 и 2,5 %); переносное использование последовательно уменьшается с середины ХХ в. (ср.: 3,5 и 2,8; 2,1 %). Топонимы, обозначающие «участки суши, омываемые водами или прилегающие к водоемам», встречаются с апеллятивом и без апеллятива в прямом значении.

Проприативы ТГ «административно-территориальные единицы, города и другие населенные пункты» реализуют прямое значение «локализованный во времени и пространстве географический объект, в котором проживают люди». Среди них выделяются топонимы Царицын, Сталинград, Волгоград как обозначения одного и того же крупного населенного пункта, подвергшегося переименованию, обладающего пространственно-организующей значимостью, выполняющего важную роль в жизни региона, имеющего большое культурно-историческое значение, известного носителям языка в данной местности и за ее пределами. В газетных текстах частотно использование данных лексем с апеллятивом и без апеллятива.

Менее представлены при именовании единичного географического объекта топонимы город Камышин, город (посад) Дубовка, село Ерзовка и другие названия некрупных населенных пунктов, пространственно-организующая и социально-политическая роль которых в жизни региона ограничена; они встречаются в текстах уездной и областной печати преимущественно с апеллятивом и в редких случаях без апеллятива, использование которого может указывать на изменение статуса населенного пункта под воздействием экстралингвистических факторов, ср.: посад Дубовка (ЦВ) – город Дубовка (СП, ВП), слобода Даниловка (ЦВ) – поселок Даниловка (СП, ВП).

В газетных текстах зафиксированы такие переносные значения топонимов рассматриваемой ТГ, как «административный центр территориального образования, обладающий властными полномочиями»: Царицыну не мешало бы воспользоваться новымъ льготнымъ закономъ <…> и открыть свою собственную городскую аптеку (ЦВ, 08.05.1912); «часть земной поверхности, расположенная около населенного пункта»: Чуть южнее Дубовки совсем недавно гремело многомесячное Сталинградское сражение (СП, 01.05.1950); «совокупность людей, проживающих в населенном пункте»: Таким способом Камышин прославляет престиж этой самой древней профессии – дворник (ВП, 05.11.2009). В публикациях «Сталинградской правды» у имени собственного Сталинград активным становится переносное значение «место воинского сражения».

Топонимы ТГ «водные пространства, водоемы» в газетных текстах могут иметь прямое значение «локализованный во времени и пространстве географический объект, который заполнен водой». Среди них наиболее частотны онимы река Волга и река Дон как названия крупных географических объектов, обладающих хозяйственно-экономической значимостью в регионе и за его пределами, имеющих существенное историческое значение, хорошо известных носителям языка не только в данной местности. Эти лексемы зафиксированы с апеллятивом и без апеллятива.

Менее частотны при наименовании единичных географических объектов проприативы река Царица, озеро Цаплино, пруд Шуруповский и др., которые в газетных текстах обозначают водные пространства, не обладающие такой значимостью в хозяйственно-экономической жизни региона, известные ограниченному кругу носителей языка; эти онимы употребляются, как правило, с апеллятивом и реже – без апеллятива: По территории нашего колхоза протекает маленькая речушка Царица (СП, 12.09.1950), Озерцо Цаплино все больше и больше затягивается ряской (ВП, 16.08.2000). На размеры объекта могут указывать соответствующие суффиксы в составе апеллятива, контекстуальные уточнители, широкий контекст и др.

Топонимы данной группы способны реализовывать переносные значения «часть территории, расположенная около водоема»: Для этой цели [разбивки садов – Д.И.] отводятся плодородные земли Мокрой Мечетки (СП, 03.02.1950); «территория около водоема, на которой произошло какое-либо событие»: На Дону, близъ Ростова, произошла грандiозная катастрофа (ЦВ, 30.01.1915); начиная с середины ХХ в., в газетных текстах обнаруживается расширение подобных случаев употребления языковых единиц, в частности, при указании в контексте на совокупность лиц: Дон <…> на протяжении всей истории <…> неоднократно защищал Волгу, а она <...> не раз спасала Дон и освобождала его от иноземных захватчиков (СП, 21.07.1945) и др.

Онимы ТГ «рельеф местности, природные образования» в сочетании с апеллятивом отмечены в разновременных газетных текстах в прямом значении «локализованный во времени и пространстве географический объект, который является участком земли». При этом в публикациях «Царицынского Вестника» наибольшую частотность для именования единичного географического объекта имеет топоним Дар-гора как название возвышенности, занимающей в пределах Царицына значительную территорию и хорошо известной читателям: Конаковъ отправился къ своимъ родителямъ, проживающимъ въ гор. Царицыне на возвышине Даръ-горы (ЦВ, 05.10.1914). В текстах «Сталинградской правды» и «Волгоградской правды» активно используются проприативы Мамаев бугор (СП) и Мамаев курган (ВП), называющие географический объект, который начинает играть важную роль в общественно-политической жизни всей страны, приобретающий известность и за пределами данной местности: Паром стал почти неподвижной целью, и немецкие танки, столпившиеся на Мамаевом бугре, начали обстреливать его (СП, 01.10.1944), У офицеров и курсантов Качинского училища было последнее торжественное построение на Мамаевом кургане (ВП, 31.12.1998). Сочетаемость данного онима с апеллятивом является социально-маркированной; изменение географического термина (бугор – «небольшой холм, горка» [БАС–2, т. 2, с. 229], курган – «древняя могильная насыпь», «высокая земляная насыпь» [БАС–2, т. 8, с. 795]), связанное с открытием в середине ХХ в. памятника защитникам Сталинграда, сопровождается в процессе функционирования с появлением концептуального смысла, обогащением оценочными коннотациями, что позволяет топониму Мамаев курган стать экспрессивным заместителем нарицательного имени [Отин 2006] и приобрести книжно-символическую окраску.

Среди проприативов названной ТГ менее частотны названия горы Ергени, балка Купоросная, овраг Шлыковский и др., которые требуют сочетания с апеллятивом для обозначения единичных географических объектов – некрупных возвышенностей или небольших углублений в земной поверхности, имеющих незначительный физико-географический объем, обладающих малой пространственно-организующей значимостью, играющих несущественную роль в жизни региона, известных неширокому кругу носителей языка, например: 3 октября, днемъ, неизвестными злоумышленниками былъ подожженъ железнодорожный мостъ, переброшенный черезъ Банный оврагъ (ЦВ, 01.10.1914).

Топонимы данной группы могут использоваться в переносных значениях «часть земной возвышенности, на которой проживают люди»: Въ городской школе на Даръ-горе врачемъ Шпойницкимъ прочитано «объ устройстве и жизни человеческаго тела» (ЦВ, 11.01.1912); «административно-территориальное образование»: Надо восстановить водопровод до Сибирь-горы (СП, 11.07.1946); начиная с середины ХХ в. значительно расширяется семантический потенциал онима Мамаев курган, который в текстах «Сталинградской правды» и «Волгоградской правды» употребляется как символ победы, мужества, стойкости, поворотного момента в Великой Отечественной войне в значении «место воинского сражения»: Через 62 года под проливным дождем они наконец нашли успокоение в священной земле Мамаева кургана, память о котором живет и будет жить в веках (ВП, 23.06.2004). Ассоциативный объем топонима может расширяться за счет перифрастических наименований географического объекта: Мамаев курган – «высота 102,0», «главная высота России».

Имена собственные ТГ «участки суши, омываемые водами или прилегающие к водоемам» выступают в прямом значении «локализованный во времени и пространстве географический объект, который является участком земли, окруженным с нескольких сторон водой». Высокую частотность здесь имеют топонимы остров Сарпинский и, начиная с середины ХХ в., Волго-Ахтубинская пойма, которые обозначают большие по территории географические объекты, играющие важную роль в хозяйственно-экономической жизни региона, известные не только в данной местности. Менее частотны проприативы, именующие единичные географические объекты, которые являются небольшими по территории участками суши, окруженными водой, неизвестными широкому кругу носителей языка, обладающими малой социально-экономической значимостью. Такие топонимы встречаются преимущественно с апеллятивом и в редких случаях – без апеллятива: Маевка проходила на Бакалде (СП, 08.04.1950), Около 150 человек, постоянно проживающих <…> на острове Зеленый в Волжском, остались на неопределенный срок без электричества (ВП, 02.04.2003). В переносном значении данные онимы не отмечены.

Характеристика использования топонимов разных тематических групп позволяет определить в текстах газет «Царицынской Вестник», «Сталинградская правда», «Волгоградская правда» их различные функции (см. Таблицу 2): номинативную, идентифицирующую, индивидуализирующую, что наблюдается преимущественно при употреблении лексем в прямом значении,  характеризующую  и  идеологическую  функции  –  при  реализации

Таблица 2.

Выражение доминирующих функций топонимов

в текстах региональных газет конца XIX начала XXI вв.

(количество словоупотреблений приводится в процентах)

Периодические издания

Функции топонимических единиц

Номина-

тивная

Идентифи-

цирующая

Индивиду-

ализирующая

Характе-

ризующая

Идеологи-

ческая

Всего

«Царицынский Вестник»

31,2

26,7

20,5

16,5

5,1

100

«Сталинградская правда»

24,3

22,8

19,5

17,6

15,8

100

«Волгоградская правда»

25,8

24,2

19,5

18,9

11,6

100

Итого в среднем

27,1

24,6

19,8

17,7

10,8

100

переносных значений. Классификация названных функций учитывает выделяемые учеными существенные признаки имен собственных в рамках каждого из ономастических разрядов [Белецкий 1972; Бондалетов 1983; Голомидова 1998; Никонов 1965; Селищев 2003; Суперанская 2007; Щербак 2006 и др.].

В рассматриваемом материале выявлено доминирование одной из функций топонима в контексте. Его роль как, прежде всего, номинативной единицы, называющей конкретный географический объект, наблюдается в сообщениях о каком либо факте, событии, явлении: Между стражниками и шайкой фальшивомонетчиковъ изъ г. Царева произошла перестрелка (ЦВ, 17.02.1912). Наряду с номинативной может доминировать идентифицирующая функция, что связано с наличием уточнителя, указывающего на отличие географического объекта от других подобных, например, более крупных: Около озера Баскунчак, что в Заволжье, имеется большое газовое месторождение (СП, 10.01.1945), с использованием лексических и других конкретизаторов, способствующих идентификации объекта в пространственных ориентирах; в газете «Сталинградская правда» идентифицирующая функция может реализовываться в контекстах, где наименование географических объектов сопрягается с названиями хозяйственных объединений, расположенных на этой же территории: Комсомольская организация школы № 5 все лето работала на полях колхоза села Крайбалка (СП, 22.01.1942).

       Доминирование индивидуализирующей функции топонимов обусловлено актуализацией в контексте уточняющих признаков называемого объекта при сопоставлении с другими: Особенно интересным было обсуждение результатов обследования уникальной Крещатинской балки, что выше села Оленье (ВП, 28.08.2004), подчеркивающих какие-либо особенности места или территории: Вместе со всей страной в Кленовке, где всего девять десятидворок, <…> готовятся к выборам в Верховный Совет (СП, 28.01.1950), определяющих специфические отличия по ряду параметров: Постановление городского представительного органа придает Сарпинскому и Голодному статус «охраняемых природных ландшафтов» (ВП, 23.12.1998), и т.д.

В текстах газет «Царицынский Вестник», «Сталинградская правда», «Волгоградская правда» последовательно нарастает количество употреблений топонимов в характеризующей функции (см. Таблицу 2), что можно объяснить постепенным усилением значимости регионального топонимикона как стилистического ресурса публицистики, расширением процесса «стилистического динамизма» [Панов 1988]. Доминирует выражение данной функции в контексте при использовании ономастических единиц с определениями, которые позволяют подчеркнуть ландшафтную специфику территории: Въ окрестностяхъ нашего степнаго Царицына наблюдается небывалый прилетъ куропатокъ (ЦВ, 10.10.1914), охарактеризовать национально-культурное своеобразие края: Нелегко придется немецко-фашистским захватчикам на населенном суровыми казаками Дону (СП, 13.01.1942) и социоэтническую ситуацию в регионе: Заселенная сотнями наций и народностей Волга мирно течет себе уже веками (ВП, 06.05.1999), представить образную картину: Извиваясь, скользит серебристая лента всегда спокойного Дона (СП, 10.05.1944) и др. Особо следует отметить употребление лексемы Урюпинск в концептуальном значении «малая родина»: Праздничная предновогодняя атмосфера царит в негласной столице российской глубинки – городе Урюпинске (ВП, 26.12.2002) и др.

Доминирование идеологической функции имени собственного, как показывает анализ материала, возрастает в середине ХХ – начале XXI вв. (см. Таблицу 2). Если в газете «Царицынский Вестник» ее выражение связано, в первую очередь, с освещением фактов и событий, значимых для данной местности и за ее пределами, то в дальнейшем, при расширении спектра переносных значений, увеличивается частотность использования топонимов как средств идеологического воздействия, приобретающих социально-оценочную окраску. В газетах «Сталинградская правда», «Волгоградская правда» с помощью географических названий «прямое, оценивающее и анализирующее» высказывание может быть осложнено философскими, политическими, социально-идеологическими теориями [Солганик 2008], когда превалирующей становится «агитационно-пропагандистская» направленность периодического издания [Кожина 2010]: Сталинград – колыбель победы, от стен нашего города начался славный марш великого наступления Красной Армии на Запад (СП, 10.05.1945). Приемы художественной образности в газетных текстах служат при этом для создания особого патетического звучания высказывания: В памяти казаков навсегда останется полыхающий во время Сталинградского сражения Дон (ВП, 07.05.2006), высокого публицистического пафоса: Сталинград стал символом мужества и отваги, стойкости и упорства, презрения к смерти и возвышенной любви к жизни (СП, 25.03.1945), выражения ценностных смыслов, гражданских чувств: У всех в памяти Мамаев курган, политый кровью защитников Сталинграда, где непобедимая Красная Армия разбила врага (СП, 01.02.1950), для характеристики общественно-политической значимости события, освещения военно-патриотической тематики и др.

Анализ языковых единиц в текстах газет «Царицынский Вестник», «Сталинградская правда», «Волгоградская правда» показал взаимодействие факторов экстралингвистического и собственного лингвистического порядка, определяющих использование регионального топонимикона, реализацию его функциональных возможностей как стилистического ресурса газетной публицистики.

В третьей главе «Сегментная структура регионального топонимикона в синхронно-диахроническом аспекте» сопоставляются функционально-семантические свойства проприативов в разновременных газетных текстах, определяются иерархические отношения топонимических единиц как элементов сегментных единств.

Признаки объективности, целостности, структурированности, открытости, адаптивности ономастической подсистемы, рассматриваемые в научной литературе [Васильева Н. 2009; Карпенко 1964; Никонов 1965; Роспонд 1962; Селищев 2003; Суперанская 2007; Топоров 1964; Фролов 2005; Черняховская 1970], сложившиеся подходы к характеристике топонимики и классификации, учитывающие общие законы ее формирования [Беляева 2009; Березович 1997; Воробьева 1976; Глинских 1987; Дмитриева Л. 2001; Карпенко 1988; Картавенко 2012], позволили выявить неоднородность состава регионального топонимикона, нашедшего отражение в газетных текстах 1897 – 1915 гг., 1940 – 1950 гг., 1998 – 2009 гг., различную частотность лексем, регулярность / нерегулярность использования для обозначения единичного географического объекта, избирательность употребления с апеллятивом, специфику выражения функций языковых единиц.

Для сопоставления гетерогенных и разноуровневых свойств проприативов разных тематических групп в публицистике выделенные единства в массиве фактов, соотносимых с синхронными срезами конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, рассматриваются в данном исследовании как иерархически организованные сегментные структуры, элементы которых в плане содержания объединяются на основе следующих инвариантных семантических признаков: ‘пространство, предназначенное для проживания людей’, ‘пространство, заполненное водой’, ‘пространство (части) земной поверхности’, ‘пространство (участок) земной поверхности, окруженное водой’. В плане выражения языковые единицы, отличающиеся регулярностью использования для обозначения единичного географического объекта в разновременных газетных текстах, большой частотностью в публикациях уездной и областной печати, последовательно выступающие в функциях имени собственного, стилистически нейтральные и окрашенные, имеющие большой семантико-прагматический потенциал и ассоциативный объем названия, широкую сочетаемость в контексте, относятся к вершинной части каждого сегмента. Топонимы, регулярно употребляемые для обозначения единичного географического объекта, но менее частотные в газетных текстах, реализующие не весь спектр функций, свойственных топонимам, преимущественно стилистически нейтральные, обладающие небольшим семантико-прагматическим потенциалом и незначительным ассоциативным объемом названия, ограниченной сочетаемостью в контексте, составляют срединную часть сегмента. Онимы, топонимическое значение которых зависит от апеллятива и контекстуального окружения, малочастотные как средства обозначения единичных географических объектов в газетных текстах, представленные в отдельных функциях имен собственных, стилистически нейтральные и не зафиксированные в уездной и областной печати при выражении переносных, ассоциативно-образных смыслов, включаются в окраинную часть сегментов.

Инвариантный семантический признак ‘пространство, предназначенное для проживания людей’ актуализируется в разновременных газетных текстах, прежде всего, топонимами, которые являются наименованием уездного и областного центра: Царицын, Сталинград, Волгоград. Несмотря на переименования, географический объект, названный этими лексемами, сохраняет свою значимость в регионе, что обнаруживается в большой частотности словоупотреблений данных языковых единиц, их способности реализовать многообразные функции, обогащать свой семантико-стилистический потенциал. Функциональные особенности указанных проприативов, связанные с перегруппировкой сем в семантической структуре слова, появлением у имени собственного концептуальных смыслов в идеологически ориентированных контекстах и др., регулярно проявляющиеся на рассматриваемых синхронных срезах, позволяют квалифицировать словоупотребления этих единиц как элементы вершинной части сегментной структуры.

Состав срединной части данного сегмента менее стабилен; его изменению могут сопутствовать переименования географических объектов, в том числе по политико-идеологическим причинам, что зафиксировано в газетных материалах: Саратовское губ. присутствiе, разсмотревъ вопросъ о переименованiи 10 немецкихъ колонiй, определило: колонию «Розенбергъ» переименовать въ село «Уметъ», «Эрленбахъ» – въ «Ременниково», «Iозефсталь» – въ «Скрипалево», «Обердорфъ» – въ «Купцово» (ЦВ, 24.01.1915), пополнение его элементов в результате онимизации, например, в случаях образовании названия по имени основателя населенного пункта (хутор Букатин и др.) или знаменитого уроженца края (город Серафимович и др.), явление трансонимизации в результате межсегментного взаимодействия элементов, ср.: В балке Западновка по утрам нежно поют птицы (ВП, 11.06.2005). – Наконец-то газ дошел и до поселка Западновка (ВП, 18.10.2006), усиление / ослабление функциональной значимости топонима в газетных текстах под воздействием экстралингвистических факторов (ср.: активное употребление топонимов Волжский, Камышин, с одной стороны, и меньшая частотность онимов Кадочкин, Береславка – с другой). Это обусловливает перестройку иерархических отношений языковых единиц.

Выражение инвариантного семантического признака ‘пространство, предназначенное для проживания людей’ может определяться только сочетанием онима с соответствующим апеллятивом, ср.: около села Карповка –на реке Карповка. Как элементы окраинной части сегмента, такие словоупотребления характеризуются зависимостью от контекста, небольшим функциональным потенциалом, реализуемым в газетных публикациях; заметной в данной группе языковых единиц является активность формантов -к- (Вишневка, Новокиевка), -ск- (Бубновский, Морской), -ов (Бирюков, Остроухов), которые продуктивны при обозначении небольших населенных пунктов.

С инвариантным семантическим признаком ‘пространство, заполненное водой’ регулярно используется в разновременных газетных текстах и имеет большую частотность имя собственное Волга; в изданиях «Сталинградская правда» и «Волгоградская правда» признаки, релевантные для элементов, составляющих вершинную часть сегмента, отмечены также при употреблении проприатива Дон, что позволяет говорить об изменении внутрисегментных связей языковых единиц. Названные онимы выступают в публицистике не только в прямом значении, но и в символических контекстах; в массиве фактов, соотносимых с синхронным срезом конца ХХ – начала XXI вв., данные топонимы отмечены с народно-поэтической окраской: Половодье на Волге-матушке (ВП, 11.06.2002), Разлился наш Дон-батюшка (ВП, 12.05.2008).

Совокупность словоупотреблений языковых единиц с рассматриваемым инвариантным семантическим признаком, используемых для наименования менее протяженных и небольших по размеру водных пространств, которые могут прекращать свое существование, употребляемых в газетных публикациях только в связи с историческими событиями, фактами и т.д., относится к срединной части сегмента. Представленность таких онимов в количественном отношении в массиве фактов на разных синхронных срезах неодинакова и обнаруживает зависимость от экстралингвистических факторов; например, топоним река Мечетка, зафиксированный в уездной печати, утрачивает регулярность использования для обозначения единичного географического объекта в публикациях «Сталинградской правды» и «Волгоградской правды», отражающих новый этап хозяйственно-экономической жизни региона после строительства Волжской ГЭС; наоборот, активность в текстах «Волгоградской правды» приобретают в прямом и, реже, переносном употреблении многокомпонентные единицы Волгоградское водохранилище, Волго-Донской канал и др., количество которых увеличивается в связи с расширением круга обозначений возводимых искусственных водных объектов: Парализовано движение судов по Волго-Донскому каналу из-за аварии на одном из шлюзов (ВП, 03.11.2004). – Волго-Дон дал новый толчок для развития нашей области (ВП, 08.06.2009).

В окраинную часть выделенного сегмента включаются малочастотные в газетных текстах названия водных географических объектов. Массив фактов, соотносимых с различными синхронными срезами периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, показал, что такие топонимы в зависимости от своих характеристик могут являться строевыми элементами различных структур. Выражение инвариантного семантического признака ‘пространство, заполненное водой’ наблюдается в определенных сочетаниях и контекстуальных условиях, связанных с явлением трансонимизации: по берегу речки Мокрой Ольховки (ЦВ, 24.01.1915) (ср.: въ селе Мокрая Ольховка – ЦВ, 09.05.1914), грузовая переправа на реке Медведице (СП, 25.03.1950) (ср.: в селе Медведица – СП, 07.12.1950), на полуострове, омываемом речкой Тишанкой (ВП, 06.08.2002) (ср.: жители села Тишанка – ВП, 30.11.2004).

Регулярность выражения инвариантного семантического признака ‘пространство (части) земной поверхности’ отмечена при функционировании в уездной и областной печати топонимов Дар-гора, Мамаев бугор, Мамаев курган. Богатство реализуемых функций и концептуальных смыслов позволяет квалифицировать словоупотребления этих единиц как элементы вершинной части данного сегмента. Следует особо отметить расширение семантико-прагматического потенциала и ассоциативного объема названия Мамаев курган в текстах «Сталинградской правды» и «Волгоградской правды», что обусловлено перегруппировкой сем в семантической структуре слова на основе расширения сочетаемости, использования лексем как средства воздействия в образно-метафорических, символических значениях, с идеологической, социально-оценочной окраской.

Названия некрупных возвышенностей реализуют при функционировании свойства, которые свидетельствуют об отнесенности массива этих топонимических единиц к срединной части сегмента, пополнение которого наблюдается за счет однокомпонентных онимов, выступающих в переносном значении для указания на территориальную принадлежность и расположение обозначаемого географического объекта: Я тогда был в танковом полку, расположенном <…> в поросшей травой Кароватке (СП, 31.03.1945).

Контекстуальные условия функционирования языковых единиц являются релевантными при квалификации словоупотреблений топонимов как элементов окраинной части рассматриваемого сегмента: лесной оврагъ подъ названиемъ Веселый (ЦВ, 24.01.1915), вершина Березовской горы (ВП, 15.06.2008). В этих случаях значения онима зависят от соответствующего апеллятива, лексической наполняемости словосочетания и различных уточнителей.

В массиве анализируемых фактов выделяется сегментное единство на основе выражения инвариантного семантического признака ‘пространство (участок) земной поверхности, окруженное водой’. Характеристики, свойственные вершинной части сегмента, зафиксированы при использовании в текстах уездной и областной печати имени собственного Сарпинский, в газете «Волгоградская правда» большую частотность и регулярность для обозначения единичного географического объекта приобретает топоним Волго-Ахтубинская пойма. Это позволяет говорить о наблюдаемых внутрисегментных изменениях. Функционально-семантический потенциал данных онимов реализуется в том числе в социально-оценочных контекстах, обогащается под воздействием топонимических перифраз (Волго-Ахтубинская пойма – «всероссийский огород», «оазис жизни»). Количественная представленность употреблений указанного неодносложного топонима в газетных текстах 1998 – 2009 гг. увеличивается.

Элементы срединной части названного сегмента отличаются признаками, которые связаны с реализацией языковыми единицами только прямого значения по преимуществу в номинативной функции, в которой они выступают как регулярное, но менее частотное средство обозначения единичных географических объектов – участков земной поверхности, окруженных водой: Полуостровъ Хоперский совсемъ залило во время разлива воды (ЦВ, 21.06.1912), На острове Крит разбит неплохой пляж (ВП, 15.07.2006).

Малочастотные имена собственные, реализующие рассматриваемый инвариантный семантический признак, составляют окраинную часть данного сегмента, выделенного в региональном топонимиконе на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка. Способность выражать указанный признак может являться результатом онимизации: вдали остров Песчаный (СП, 01.10.1950) (ср.: по песчаной земле – ЦВ, 11.05.1909), трансонимизации: сооружения на острове Песчаном (ВП, 13.03.2003) (ср.: жители поселка Песчаный – ВП, 14.06.1999) и др.

Таким образом, сопоставление сегментной структуры регионального топонимикона в синхронно-диахроническом аспекте позволяет рассмотреть свойства анализируемых ономастических единиц в плане содержания и плане выражения. Предложенный концептуальный подход к интерпретации совокупности эмпирических фактов дает возможность показать направления изменений в данной подсистеме русского языка, отраженных в разновременных газетных текстах, выявить комплекс факторов, индуцирующих и определяющих эти изменения на функционально-семантическом уровне.

В четвертой главе «Полевая организация функционально-семантического единства топонимов в текстах региональных газет конца XIX начала XXI вв.» разграничиваются ядерные и периферийные средства обозначения географических объектов при моделировании сегментных структур функционально-семантического поля топонимов, характеризуются динамические процессы в региональной топонимике.

Синхронно-диахроническое исследование иерархических связей топонимических единиц как элементов сегментных структур позволило обнаружить функционально-семантические изменения в региональном топонимиконе, для определения которых вводится понятие топоэффектор – комплексный механизм, выступающий как катализатор, индуцирующий возникновение и определяющий направление данных изменений, основной и/или дополнительный фактор (экстралингвистического, собственно лингвистического порядка), способствующий активному/пассивному употреблению топонимических единиц в газетных текстах, актуализации, усилению либо затуханию семантического признака в значении проприатива, обусловливающий изменение структуры онима, функционирование двойных названий, в том числе при переименовании географического объекта, и др.

Сопоставление функциональной значимости топонимов на основе анализа признаков, выявленных с помощью топоэффектора, дает основания рассматривать ономастическую лексику, зафиксированную в разновременных газетных текстах, как полевое единство, в котором разграничиваются ядерные и периферийные конституенты. В плане содержания данные средства объединяются на основе семантического признака ‘географическое наименование пространства (его части, участка) как единичного объекта’, в плане выражения ядро образуют вершинные части сегментов, ближнюю периферию составляют элементы их срединных частей, дальнюю периферию – проприативы, относимые к окраинным частям сегментов (см. Схемы 1–3).

Ядерные конституенты являются наиболее специализированными средствами выражения общего семантического признака. Как показывает Схема 1, в массиве фактов, соотносимых с синхронным срезом конца XIX – начала ХХ вв., не обнаруживается изменений в данной сфере полевого единства. В материале, репрезентирующем функциональные особенности проприативов на синхронном среде середины ХХ в. (см. Схему 2), наблюдаются изменения в составе элементов, объединенных инвариантными семантическими признаками ‘пространство, заполненное водой’ и ‘пространство (части) земной поверхности’. Топоэффектором в этом случае выступает взаимодействие факторов экстралингвистического и собственно лингвистического порядка как комплексный механизм, индуцирующий расширение  семантического  объема  лексемы  и  появление  новых  значений

Схема 1.

Характеристика функционально-семантических изменений

при моделировании полевой организации топонимических единиц,

зафиксированных в газете «Царицынский Вестник»

(например, у топонима Дон), затухание семантического признака в значении онима, сужение его семантического объема (например, при функционировании проприатива Дар-гора), пополнение круга ядерных средств за счет изменения статуса языковой единицы (например, при переименовании Мамаев бугор – Мамаев курган), сопровождающегося появлением социально-оценочной окраски, стилистической маркированности топонима при употреблении в публицистическом тексте.

       В полевом единстве, моделируемом на синхронном срезе конца ХХ – начала XXI вв., выявлены изменения в ядерной сфере, в состав которой входит вершинная часть сегментной структуры с инвариантным семантическим признаком ‘пространство (участок) земной поверхности, окруженное водой’ (см. Схему 3). Это, в частности, связано с перераспределением функциональной значимости онимов в разновременных газетных текстах, например, с возрастанием частотности использования неодносложного топонима Волго-Ахтубинская пойма в качестве специализированного средства выражения общего семантического признака ‘географическое наименование пространства (его части, участка) как единичного объекта’.

Средства ближней периферии полевых единств, моделируемых в массиве фактов, соотносимых с разными синхронными срезами периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, являются менее специализированными для обозначения единичного географического объекта и

Схема 2.

Характеристика функционально-семантических изменений

при моделировании полевой организации топонимических единиц,

зафиксированных в газете «Сталинградская правда»

частотными в разновременных газетных текстах.

В составе топонимикона, зафиксированного в публикациях «Царицынского Вестника», изменений в данной сфере не отмечено (см. Схему 1), тогда как в совокупности фактов, извлеченных из текстов «Сталинградской правды» и «Волгоградской правды», наблюдается подвижность языковых единиц во всех сегментных структурах функционально-семантического поля топонимов (см. Схемы 2 и 3). Топоэффектором в этом случае могут являться факторы экстралингвистического порядка, связанные с возникновением новых реалий (например, обозначаемый топонимом коса Хоперская географический объект появился в результате частичного обмеления водного потока) или исчезновением существовавших ранее (например, река Пришиб), усилением роли географического объекта в хозяйственно-экономической жизни региона (в частности, при обозначении возводимых ирригационных объектов) и др. Механизм, индуцирующий функционально-семантические изменения, может быть обусловлен также действием собственно лингвистических факторов, что определяет расширение семантического объема наименования, ведет к перераспределению функциональной значимости имени собственного на основе актуализации, усиления или затухания семантического признака (например, при увеличении частотности топонима город Волжский и, напротив, уменьшении употребительности в газетных текстах проприатива река Мечетка).

Схема 3.

Характеристика функционально-семантических изменений

при моделировании полевой организации топонимических единиц,

зафиксированных в газете «Волгоградская правда»

Ономастические единицы как конституенты дальней периферии функционально-семантического поля топонимов не являются специализированными средствами обозначения единичных географических объектов, они малочастотны в разновременных газетных текстах. Специфика данных элементов обусловливает явление аттракции полевых структур, что обнаруживается в активизации как внутрисегментных (см. Схемы 2 и 3), так и межсегментных связей (см. Схемы 1,2,3), в подвижности состава элементов, способных структурировать разные сегменты, единицы которых могут быть объединены инвариантными семантическими признаками ‘пространство, предназначенное для проживания людей’ и ‘пространство, заполненное водой’ (ср.: поселок Иловля – река Иловля), ‘пространство, предназначенное для проживания людей’ и ‘пространство (части) земной поверхности’ (ср.: поселок Степана Разина – курган Степана Разина). В качестве топоэффектора могут выступать экстралингвистические факторы, что находит проявление, в частности, при элиминировании денотата топонима (например, топоним Козий, обозначающий перекат на реке, после исчезновения географического объекта стал употребляться в газетных текстах для наименования населенного пункта, расположенного на территории бывшего водного пространства); экстра- и интраязыковые факторы в их взаимодействии, что связано с актуализацией в значении имени собственного соответствующих семантических признаков, при онимизации (ср.: село Галка – птица галка) и трансонимизации (ср.: село Аксай – река Аксай), с функционированием двойных названий, в том числе в случаях переименования географического объекта (например, в газетных текстах при передаче устной речи старожилов зафиксировано прежнее наименование село Безродное на месте официального поселок Средняя Ахтуба).

Функционально-семантические изменения топонимических единиц, зафиксированных в разновременных газетных текстах, определяют динамические процессы в региональной топонимике, выявляемые при сопоставлении полевых структур, моделируемых на разных синхронных срезах периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка (см. Схемы 4 и 5). Так,  в газетных  текстах  1897 – 1915 гг.  и 1940 – 1950 гг.

Схема 4.

Полевое моделирование динамических процессов в региональной топонимике: конец XIX начало ХХ в. и середина ХХ в.

наблюдается активизация переносных значений у проприативов с инвариантными семантическими признаками ‘пространство, предназначенное для проживания людей’, ‘пространство, заполненное водой’ и ‘пространство (части) земной поверхности’ (см. Схему 4), что, в свою очередь, стимулирует расширение семантического объема онимов, формируемое за счет появления контекстуальных символических и концептуальных смыслов при выражении идеологической функции имен собственных. Сказанное подтверждает процесс усиления роли топонимической лексики как социально-оценочного средства газетной публицистики. В то же время характеристика языковых единиц, используемых в газетных текстах,  дает основания говорить о процессе сужения семантического объема топонима при изменении роли обозначаемого им географического объекта в хозяйственно-экономической жизни региона. Разнонаправленное действие тенденций к аналитизму и синтетизму в структуре имени собственного находит отражение в функционировании как официальных наименований объектов, так и принятых в речи местных жителей, ср.: Около с. Каменный Яръ поднялся сильный штормъ (ЦВ, 14.08.1911). – В селе КамъЯръ найденъ сторожъ, котораго искали за хищенiе (ЦВ, 12.12.1910).

В массиве фактов, извлеченных из газет 1940 – 1950 гг. и 1998 – 2009 гг. (см. Схему 5), находят проявление динамические процессы, связанные с перестройкой состава конституентов,  формирующих ядерную и периферийную

Схема 5.

Полевое моделирование динамических процессов в региональной топонимике: середина ХХ в. и конец ХХ начало XXI вв.

сферы полевых единств. Под влиянием функционально-семантических изменений отмечаются процессы, отражающие разнонаправленность действия тенденций к аналитизму и синтетизму в структуре обозначения географического объекта, расширение или сужение семантического объема (сочетаемости) лексем, появление / утрату каких-либо значений проприативов, элиминирование денотата топонима и пополнение разряда нарицательных имен существительных, перераспределение активности прямых и переносных употреблений онима и его функциональной значимости в разновременных газетных текстах под воздействием экстралингвистических факторов, усиление роли регионального топонимикона как стилистического ресурса и топонимической лексики как социально-оценочного средства газетной публицистики. Это наблюдается при сопоставлении сегментных структур с инвариантными семантическими признаками ‘пространство, предназначенное для проживания людей’ (в части взаимодействия конституентов ближней периферии на синхронных срезах), ‘пространство (части) земной поверхности’ (при взаимодействии конституентов ядра и ближней периферии), ‘пространство (участок) земной поверхности, окруженное водой’ (на основе взаимодействия конституентов ближней периферии и ядерной сферы). Межполевого взаимодействия в рамках сегментной структуры с инвариантным семантическим признаком ‘пространство, заполненное водой’ не отмечено.

Таким образом, сопоставление сегментной структуры регионального топонимикона и моделируемых полевых единств, рассмотренных в синхронно-диахроническом аспекте, позволило разграничить ядерные и периферийные средства обозначения географических объектов в разновременных газетных текстах, показать функционально-семантические изменения, которые обнаруживаются на структурно-семантическом, лексико-семантическом уровнях, и динамические процессы, нашедшие отражение при использовании ономастических единиц в уездной и областной печати.

В Заключении представлены результаты и определены перспективы проведенного исследования.

Предпринятый в синхронно-диахроническом аспекте анализ материала позволил доказать взаимозависимость функционально-семантических изменений в региональном топонимиконе и динамических процессов в рассматриваемой подсистеме русского языка. Показано, что наименования географических объектов, расположенных на данной территории и отражающих особенности конкретной местности, обладают своеобразным семантико-смысловым потенциалом, реализуемым в процессе употребления; это обнаруживается при сопоставлении функциональных свойств ономастических единиц, используемых в текстах уездной и областной печати.

Обоснована концепция о сегментной структуре функционально-семантического поля топонимов, зафиксированных в массиве фактов, соотносимых с разными синхронными срезами периода конца XIX – начала XXI вв. в развитии русского литературного языка, выявлено, что в плане содержания инвариантными семантическими признаками лексических единств, составляющих сегментные структуры, являются ‘пространство, предназначенное для проживания людей’, ‘пространство, заполненное водой’, ‘пространство (части) земной поверхности’, ‘пространство (участок) земной поверхности, окруженное водой’; в плане выражения состав сегментов организуют различные по своим признакам элементы, включаемые в вершинную, срединную или окраинную части данных иерархически организованных структур.

Совокупность топонимических единиц, функционирующих в разновременных газетных текстах, на каждом из выделенных синхронных срезов (конец XIX – начало ХХ вв., середина ХХ в., конец ХХ – начало XXI вв.) представляет собой полевое единство, в котором разграничиваются ядерные и периферийные конституенты, реализующие общий семантический признак ‘географическое наименование пространства (его части, участка) как единичного объекта’. Ядро образуют элементы вершинной части сегментов, ближнюю периферию составляют срединные части данных структур, дальнюю периферию – словоупотребления лексем, относимые к окраинной части сегментов.

Анализ внутрисегментных отношений и межсегментных связей языковых единиц при сопоставлении моделируемых полевых единств на выделенных синхронных срезах обнаружил разноуровневые функционально-семантические изменения, катализатором которых выступает топоэффектор как комплексный механизм, индуцирующий их возникновение, основной и/или дополнительный фактор экстралингвистического и собственно лингвистического порядка, определяющий направление данных изменений. Установлены динамические процессы в региональной топонимике; на базе научных положений, составляющих концептуальную основу предложенного подхода к эмпирическому материалу, выделены тенденции обогащения словарного состава современного русского языка, действие которых приводит к усилению роли регионального топонимикона как стилистического ресурса газетной публицистики и активному использованию проприативной лексики с социально-оценочной окраской.

Перспективой проведенного исследования является изучение функционально-семантических изменений и диахронических процессов в русской ономастике на основе предложенных концептуальных положений и сформулированных тенденций в развитии лексической подсистемы русского языка.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографические издания

  1. Ильин, Д.Ю. Топонимическая лексика в текстах региональных газет конца XIX – начала XXI вв.: динамические процессы / Д.Ю. Ильин. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2012. – 368 с. (23,5 п.л.).
  2. Ильин, Д.Ю. Употребление прописной буквы в топонимии (проблема совершенствования орфографической нормы). – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 1998. – 148 с. (8,6 п.л.).

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России

  1. Ильин, Д.Ю. Системообразующие и социолингвистические параметры описания топонимики региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина. Сер. Гуманитарные науки. – Вып. 7 (63). – Тамбов : Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – С. 78–85 (0,9 п.л.).
  2. Ильин, Д.Ю. Объективность как детерминирующий фактор системной организации топонимической лексики в языке региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – № 2 (8). – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2008. – С. 28–33 (0,6 п.л.).
  3. Ильин, Д.Ю. Языковая картина мира и ее отражение в топонимике региона / Д.Ю. Ильин // Личность. Культура. Общество : Международный журнал социальных и гуманитарных наук / РАН. – Т. Х. – Вып. 5–6 (44–45). – М.: Изд-во Ин-та философ. РАН, 2008. – С. 464–471 (0,7 п.л.).
  4. Ильин, Д.Ю. Полевая организация топонимической лексики в языке региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. Серия: Филол. науки. – Выпуск 8. – Калининград : Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009. – С. 19–24 (0,4 п.л.).
  5. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическая характеристика региональных инсулонимов в синхронно-диахроническом аспекте / Д.Ю. Ильин // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. Серия «Филология». – № 54. – Новгород : Изд-во НовГУ, 2009. – С. 37–40 (0,5 п.л.).
  6. Ильин, Д.Ю. Функционирование топонимической лексики со значением «рельеф местности, природные образования» в языке региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – № 2 (10). – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. – С. 7–16 (0,9 п.л.).
  7. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическое своеобразие гидронимов в разновременных печатных изданиях региона / Д.Ю. Ильин // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». – № 6 (50). – Волгоград : Изд-во «Перемена», 2010. – С. 102–106 (0,5 п.л.).
  8. Ильин, Д.Ю. Ономастические вторичные наименования в языке региональной прессы / Д.Ю. Ильин // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – № 3 (37). – Ч. 2. – Орел : Изд-во ОГУ, 2010. – С. 140–145 (0,7 п.л.).
  9. Ильин, Д.Ю. Реализация национально-культурного компонента в региональном топонимиконе / Д.Ю. Ильин // Филология и человек. – № 2. – Барнаул : Изд-во АлтГУ, 2011. – С. 95–104 (0,6 п.л.).
  10. Ильин, Д.Ю. Трансформация ойконимических наименований в топонимиконе региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Челябинского государственного университета. Серия «Филология. Искусствоведение». – Вып. 52. – № 10 (225). – Челябинск : Изд-во ЧелГУ, 2011. – С. 63–68 (0,7 п.л.).
  11. Ильин, Д.Ю. Региональный топонимикон как источник разноплановой информации о человеке и крае / Д.Ю. Ильин // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. – № 6. – Ч. 2. – Т. 1. – Нижний Новгород : Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского. – С. 212–216 (1,0 п.л.).
  12. Ильин, Д.Ю. Топоэффектор как катализатор изменений в функциональной семантике топонимических единиц / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – № 1 (15). – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2012. – С. 61–67 (0,7 п.л.).

Публикации в сборниках научных трудов

и сборниках материалов научных конференций

  1. Ильин, Д.Ю. Структурно-семантическая классификация топонимов по маркированности прописной буквой / Д.Ю. Ильин // Язык и письмо : Сб. науч. тр. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 1995. – С. 88–97 (0,7 п.л.).
  2. Ильин, Д.Ю. Лингвистические и философские основы определения понятия имени собственного / Д.Ю. Ильин // Человек в современных философских концепциях : Материалы Второй Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 19–22 сентября 2000 г.: В 2 ч. Ч. 2. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2000. – С. 48–52 (0,3 п.л.).
  3. Ильин, Д.Ю. Эволюция взглядов на имя собственное в науке о языке / Д.Ю. Ильин // Изучение и преподавание русского языка : Юбилейный сборник. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2001. – С. 144–152 (0,5 п.л.).
  4. Ильин, Д.Ю. Географические названия Волгоградской области / Д.Ю. Ильин // Стрежень : Научный ежегодник. Вып. 2. – Волгоград : Государственное учреждение «Издатель», 2001. – С. 346–349 (0,4 п.л.).
  5. Ильин, Д.Ю. Структурно-семантическая классификация географических названий (на материале топонимов Волгоградской области) / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – Вып. 1. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2001. – С. 43–45 (0,3 п.л.).
  6. Ильин, Д.Ю. Отражение гидронима Волга в региональной топонимике / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – Вып. 2. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2002. – С. 85–90 (0,6 п.л.).
  7. Ильин, Д.Ю. Специфика региональной ономастики (на примере географических названий Волгоградской области) / Д.Ю. Ильин // Вызовы и ответы XXI века : Сб. науч. тр. ученых Мэнсфилдского университета, США и Волгоградского государственного университета, Россия. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2003. – С. 106–111 (0,5 п.л.).
  8. Ильин, Д.Ю. Региональная ономастика на газетной полосе / Д.Ю. Ильин // Арнаудов сборник: доклади и съобщения. – Т. 3. – Русе : ЛЕНИ-АН, 2003. – С. 337–340 (0,4 п.л.).
  9. Ильин, Д.Ю. Топонимическая лексика как часть языковой культуры региона / Д.Ю. Ильин // Наука, искусство, образование в III тысячелетии : Материалы III Междунар. науч. конгр., г. Волгоград, 7–8 апреля 2004 г.: В 2 т. Т. 2. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2004. – С. 291–296 (0,3 п.л.).
  10. Ильин, Д.Ю. Системный и функциональный подходы к изучению русской топонимической лексики / Д.Ю. Ильин // Национална научна конференция «Хуманитарното знание – традиционни опори и актуалност» : Сборник доклади. – Том първи. – Бургас : Бургаски свободен университет, 2003. – С. 159–163 (0,3 п.л.).
  11. Ильин, Д.Ю. Влияние социальных факторов на развитие топонимической лексики русского языка / Д.Ю. Ильин // Человек в современных философских концепциях : Материалы Третьей Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 14–17 сентября 2004 г.: В 2 т. Т. 2. – Волгоград : ПРИНТ, 2004. – С. 177–179 (0,2 п.л.).
  12. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантический подход к описанию топонимической лексики региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – Вып. 3. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2004. – С. 49–53 (0,5 п.л.).
  13. Ильин, Д.Ю. Отражение языковой картины мира в региональной топонимике / Д.Ю. Ильин // Вопросы лингвистики и лингводидактики / Под ред. Е. Калишана. – Познань: Изд-во Познан. ун-та, 2004. – С. 29–39 (0,5 п.л.).
  14. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическая характеристика топонимической лексики со значением «населенный пункт» (региональный аспект исследования) / Д.Ю. Ильин // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов : материалы Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 24–27 апреля 2005 г. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2005. – С. 256–259 (0,2 п.л.).
  15. Ильин, Д.Ю. Вопросы семантики лексических единиц в исследованиях В.И. Борковского и современные проблемы изучения региональной топонимики / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – Вып. 4. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2005. – С. 72–75 (0,4 п.л.).
  16. Ильин, Д.Ю. О подходах к определению понятия «региолект» / Д.Ю. Ильин // Арнаудов сборник: доклади и съобщения. – Т. 4. – Русе : ЛЕНИ-АН, 2006.– С. 416–423 (0,8 п.л.).
  17. Ильин, Д.Ю. Функционирование антропонимов в Новгородских берестяных грамотах / Д.Ю. Ильин, Л.А. Ерошенко // Наследие академика В.И. Борковского и проблемы современной лингвистики : статьи, исследования, материалы. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2006. – С. 30–37 (0,5 п.л.).
  18. Ильин, Д.Ю. Языковая картина мира в понимании Д.С. Лихачева и ее отражение в лексике / Д.Ю. Ильин, А.В. Цивилева // Модернизация и традиции – Нижнее Поволжье как перекресток культур : материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения акад. Д.С. Лихачева, г. Волгоград, 28–30 сент. 2006 г. – СПб., Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2006. – С. 579–586 (0,5 п.л.).
  19. Ильин, Д.Ю. О сегментной структуре функционально-семантического поля топонимов в языке региона / Д.Ю. Ильин // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов : материалы Второй Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 24–26 апреля 2007 г. : В 2 т. Т. 1. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 390–395 (0,3 п.л.).
  20. Ильин, Д.Ю. Семантический принцип классификации топонимических названий в отечественной лингвистике / Д.Ю. Ильин // Человек в современных философских концепциях : материалы Четвертой междунар. конф., г. Волгоград, 28–31 мая 2007 г. В 4 т. Т. 4. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 176–178 (0,2 п.л.).
  21. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическая характеристика топонимической лексики со значением «водное пространство» в языке региона / Д.Ю. Ильин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. – Вып. 6. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2007. – С. 27–31 (0,5 п.л.).
  22. Ильин, Д.Ю. Формально-семантический и функциональный аспекты изучения региональной топонимики / Д.Ю. Ильин // Мир русского слова и русское слово в мире : Материалы XI Конгресса Междунар. ассоц. преп. русск. языка и лит., Варна, 17–23 сентября 2007 г. – Т. 1. – Sofia : Heron Press, 2007. – С. 112–116 (0,4 п.л.).
  23. Ильин, Д.Ю. О подходах к изучению топонимических названий в языке региона / Д.Ю. Ильин // Наука, искусство, образование в культуре III тысячелетия : Материалы IV Междунар. науч. конгр., г. Волгоград, 9–11 апреля 2008 г. – Волгоград : Волгоградское научное издательство, 2008. – С. 257–264 (0,5 п.л.).
  24. Ильин, Д.Ю. Описание топонимики региона в этнокультурном аспекте / Д.Ю. Ильин // Этнокультура и современность : Материалы Всеросс. науч.-практ. конф., 7 февраля 2009 г. – Белгород : Изд-во БГИКИ, 2009. – С. 7–14 (0,5 п.л.).
  25. Ильин, Д.Ю. Контекстуальные значения топонима в региональных СМИ / Д.Ю. Ильин // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики : Межвуз. сб. науч. тр. Вып. XI. – Владикавказ : Изд-во СОГУ, 2009. – С. 120–122 (0,3 п.л.).
  26. Ильин, Д.Ю. Топонимическая лексика со значением «водные пространства, водоемы» в языке региона: функционально-семантический подход / Д.Ю. Ильин // Активные процессы в различных типах дискурсов: функционирование единиц языка, социолекты, современные речевые жанры : Материалы междунар. конф., 19–21 июня 2009 г. – М.-Ярославль : Ремдер, 2009. – С. 190–196 (0,4 п.л.).
  27. Ильин, Д.Ю. Признаки системной организации региональной топонимики / Д.Ю. Ильин // Русское слово : Сб. науч. тр. Вып. 2. – Волгоград : Изд-во ВГАПК РО, 2009. – С. 113–120 (0,5 п.л.).
  28. Ильин, Д.Ю. Этнокультурные особенности топонимической лексики в языке региона / Д.Ю. Ильин // Межкультурная деловая коммуникация: проблемы и перспективы российско-молдавского сотрудничества в формировании коммуникативной компетенции кадров агробизнеса : Материалы Междунар. науч.-практ. конф., г. Волгоград, 12–14 ноября 2009 г. – Волгоград : Изд-во «Нива», 2009. – С. 141–146 (0,4 п.л.).
  29. Ильин, Д.Ю. Полевый подход к описанию топонимической лексики региона / Д.Ю. Ильин // Русский язык в современном мире: константы и динамика : материалы Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 7–9 декабря 2009 г. – Волгоград : Изд-во ВГПУ «Перемена», 2009. – С. 202–207 (0,4 п.л.).
  30. Ильин, Д.Ю. Топонимическая лексика в речи носителей казачьего говора / Д.Ю. Ильин // Актуальные проблемы русской диалектологии и исследования старообрядчества : Тез. докл. Междунар. конф. 19–21 октября 2009 г. – М. : Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 2009. – С. 82–84 (0,2 п.л.).
  31. Ильин, Д.Ю. О системных отношениях в региональном топонимиконе / Д.Ю. Ильин // Русский язык в системе славянских языков: история и современность (выпуск III) : Сб. науч. тр. – М. : Изд-во МГОУ, 2009. – С. 135–139 (0,3 п.л.).
  32. Ильин, Д.Ю. Топонимическая лексика в речи жителей Киквидзенского района Волгоградской области / Д.Ю. Ильин // Анклавна дiалектологiя : матерiали мiж. нар. наук.-практ. семiнару, 1 груд. 2009 р., Горлiвка. – Горлiвка : Вид-во ГДПIIM, 2009. – С. 21–24 (0,3 п.л.).
  33. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическая модель ойконима / Д.Ю. Ильин, А.Ю. Рыженко // Язык региона: Лексика. Грамматика. Функциональное пространство. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. – С. 62–77 (0,9 п.л.).
  34. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантический потенциал топонимических единиц и его реализация в текстах печатных изданий Царицына – Сталинграда – Волгограда / Д.Ю. Ильин // Язык региона: Лексика. Грамматика. Функциональное пространство. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. – С. 323–344 (1,3 п.л.).
  35. Ильин, Д.Ю. Приемы перевода имен собственных в публицистических текстах / Д.Ю. Ильин, А.С. Простова // Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени К.Л. Хетагурова. Серия «Общественные науки». – № 4. – Владикавказ : Изд-во СОГУ им. К.Л. Хетагурова, 2009. – С. 14–17 (0,5 п.л.).
  36. Ильин, Д.Ю. Полевое моделирование топонимической лексики в языке региона / Д.Ю. Ильин // Русский язык: исторические судьбы и современность : IV Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, филол. фак., 20–23 марта 2010 г.) : Тр. и матер. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 2010. – С. 294–295 (0,2 п.л.).
  37. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантический аспект исследования региональной ономастики / Д.Ю. Ильин // Z zagadnien semantyki i stylistyki tekstu. – Lodz : Wyd. Univ. Lodzkiego,  2010. – С. 41–48 (0,5 п.л.).
  38. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантический аспект изучения топонимической лексики в языке региона / Д.Ю. Ильин // Слово есть Дело: Юбилейный сборник науч. тр. в честь профессора И.П. Лысаковой. – Т. 2. – СПб. : «Сударыня», 2010. – С. 23–27 (0,3 п.л.).
  39. Ильин, Д.Ю. Ядро и периферия в топонимическом пространстве региона / Д.Ю. Ильин // Надзённыя праблемы лексiкалогii I анамастыкi славянскiх моу : матэрыялы II Мiжнар. навук. канф., г. Мазыр, 22–23 крас. 2010 г. – Мазыр : УА «МДПУ iмя I.П. Шамякiна», 2010. – С. 8–10 (0,3 п.л.).
  40. Ильин, Д.Ю. Употребление топонимов в современных региональных СМИ / Д.Ю. Ильин // Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики : материалы Междунар. научн. конф., г. Волгоград, 8 февр. 2010 г. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 385–389 (0,3 п.л.).
  41. Ильин, Д.Ю. Структура функционально-семантического поля топонимов в языке региона / Д.Ю. Ильин // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики : Сб. науч. тр. Вып. XII. – Владикавказ : Изд-во СОГУ, 2010. – С. 255–259 (0,4 п.л.).
  42. Ильин, Д.Ю. Топонимические перифразы в языке разновременных региональных СМИ / Д.Ю. Ильин // Живое слово: фольклорно-диалектологический альманах. Вып. 3. – Волгоград : Изд-во лицея № 8 «Олимпия», 2010. – С. 52–56 (0,7 п.л.).
  43. Ильин, Д.Ю. Отражение топонимической лексики в речи жителей региона / Д.Ю. Ильин // Стрежень : Научный ежегодник. – Вып. 8. – Волгоград : Издатель, 2010. – С. 274–276 (0,3 п.л.).
  44. Ильин, Д.Ю. Изучение региональной топонимики в национально-культурном аспекте / Д.Ю. Ильин // Русский язык в контексте национальной культуры : материалы Междунар. науч. конф., 27–28 мая 2010 г., г. Саранск. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2010. – С. 163–168 (0,3 п.л.).
  45. Ильин, Д.Ю. Топонимикон региона в аспекте изучения функционально-семантических процессов / Д.Ю. Ильин // Ономастика и общество: язык и культура : материалы Первой Всерос. науч. конф. (14–15 окт. 2010 г.). – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С. 64–67 (0,2 п.л.).
  46. Ильин, Д.Ю. Отражение в географических названиях этнокультурных особенностей региона / Д.Ю. Ильин // Русский язык в диалоге культур : материалы Междунар. науч. конф. В 3-х ч. – Ч. 2. – Воронеж : Изд-во ВГАСУ, 2010. – С. 38–44 (0,4 п.л.).
  47. Ильин, Д.Ю. Топонимическая лексика как средство отражения географических особенностей местности в речи диалектоносителей / Д.Ю. Ильин // Анклавистика : сборник научных работ. – Горловка : Изд-во ГГПИИЯ, 2010. – С. 61–68 (0,5 п.л.).
  48. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическое описание топонимических единиц в синхронно-диахроническом аспекте / Д.Ю. Ильин // Интеграционные процессы в коммуникативном пространстве регионов : материалы Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 12–14 апр. 2010 г. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 101–108 (0,5 п.л.).
  49. Ильин, Д.Ю. Национально-культурное своеобразие региональной топонимии / Д.Ю. Ильин // Славянские языки: единицы, категории, ценностные константы : сб. науч. тр. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2010. – С. 307–322 (0,9 п.л.).
  50. Ильин, Д.Ю. К вопросу о национально-культурной специфике топонимии Волгоградской области / Д.Ю. Ильин // In honorem magistri Onufrie Vinteler. – Cluj-Napoca : Editura Napoca Star, 2011. – С. 179–184 (0,5 п.л.).
  51. Ильин, Д.Ю. Причины переименования в региональном топонимиконе / Д.Ю. Ильин // Русское слово. Вып 3. Сб. науч. тр. – Волгоград : Изд-во лицея № 8 «Олимпия», 2011. – С. 168–178 (0,6 п.л.).
  52. Ильин, Д.Ю. Моделирование функционально-семантического поля топонимов в языке региона / Д.Ю. Ильин // Современные подходы к исследованию ментальности : сборник статей. – СПб. : Изд-во СПбГУ, 2011. – С. 334–341 (0,5 п.л.).
  53. Ильин, Д.Ю. Использование топонимической лексики в речи диалектоносителей / Д.Ю. Ильин // Стрежень: Научный ежегодник. – Вып. 9. – Волгоград : Издатель, 2011. – С. 251–254.
  54. Ильин, Д.Ю. Лингвоэкологический подход к изучению региональной топонимики / Д.Ю. Ильин // Экология языка и речи : материалы Междунар. науч. конф. (17–18 ноября 2011 г.). – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2012. – С. 309–312 (0,3 п.л.).
  55. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантические изменения в региональном топонимиконе: синхронно-диахронический аспект / Д.Ю. Ильин // Приоритеты современной русистики в осмыслении языкового пространства // Сб. ст. Всеросс. науч. конф. с междунар. уч., 23 – 24 марта 2012 г. – В 2-х тт. – Т. 1. – Уфа : РИЦ БашГУ, 2012. – С. 50 – 56 (0,4 п.л.).
  56. Ильин, Д.Ю. Функционально-семантическая характеристика топонимической лексики в коммуникативном пространстве региона / Д.Ю. Ильин // Коммуникативные аспекты современной лингвистики и лингводидактики: Материалы Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 8 февр. 2012 г. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2012. – С. 390 – 396 (0,3 п.л.).



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.