WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Галанова Екатерина Михайловна

Диалогические единства с наводящими вопросами:

функционально-прагматический и структурно-семантический аспекты

Специальность 10.02.01 — русский язык

(филологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Новосибирск

2012

Работа выполнена на кафедре современного русского языка федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Новосибирский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:        доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры современного русского языка ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет»

Матханова Ирина Петровна

Официальные оппоненты:        доктор филологических наук, профессор,

профессор кафедры общего и русского языкознания ФГБОУ ВПО «Новосибирский

                       государственный университет»

                       Колосова Татьяна Андреевна

кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный технический университет»

Карпова Елена Валерьяновна

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Российский государственный

                       педагогический университет

                       им. А. И. Герцена»

Защита состоится 20 декабря 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.172.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет» по адресу: 630126, г. Новосибирск, ул. Вилюйская, 28. www.nspu.ru.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «19» ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, профессор  Е.Ю. Булыгина

       

Диссертационная работа посвящена исследованию диалогических единств (далее – ДЕ), включающих наводящие вопросы (далее – НВ) в современном русском языке, таких, как1:

К2. Суффикс причастия зависит от ударения: без ударения пишутся –ущ/-ющ. / К1. С этой гипотезой согласны? / К2. … / К1. Сравните ударения в первом и во втором столбиках. / К2. В обоих столбиках суффиксы безударные. / К1. То есть гипотеза об ударении…? / К2. Тоже ошибочная (Урок русского языка);

К2. Негодовать. / К2. Как напишем глагол? / К1. Раздельно. / Неужели раздельно? (Урок русского языка).

Актуальность темы исследования определяется тем, что наводящие вопросы, столь значимые для реальной коммуникации, не были предметом специального исследования. Данная работа выполнена в русле актуального антропоцентрического направления современной лингвистики, включена в разработку проблем коммуникативного аспекта высказывания [Балли 1955; Остин 1986; Серль 1986; Арутюнова 1970; Винокур 1997; Шмелёва 1988; Ильенко 2009 и др.].

Существенная роль вопросительности в коммуникации неоднократно отмечалась исследователями (ср., например, [Падучева 1982; Мейер 2000; Шатуновский 2001; Голубева-Монаткина 2004; Косоротова 2007; Bolinger 1987 и др.]. Неслучайно С. Г. Ильенко [Ильенко 2009], вводя понятие коммуникативной оси, отражающей взаимодействие в совместном речевом действии говорящего и слушающего, включает в эту систему вопросительные предложения (далее – ВП).

ВП находятся в сфере внимания лингвистов, изучающих их в функционально-семантическом, структурном и текстовом аспектах [Арутюнова 1970; Распопов 1973; Падучева 1981; Петерсон 1940; Стельмашук 1993; Бырдина 2000; Есперсен 2002; Голубева-Монаткина 2004; Казаковская 2006 и др.], однако НВ ещё не были предметом специального изучения, несмотря на то, что это понятие широко употребляется во многих областях знаний (лингвистике, педагогике, юриспруденции, торговле, журналистике и др.). Отдельные черты НВ отмечаются в характеристике подводящих [Казаковская 2006], самоотвечающих [Хинтикка 1974] и подсказывающих вопросов [Петерсон 1940]. Однако понятие НВ можно считать родовым по отношению к перечисленным типам ВП.

Это обусловлено, по нашему мнению, тем, что само выделение и характеристика НВ как особого феномена связано с учётом коммуникативной ситуации, являющейся средой их функционирования.

Вопрос о среде функционирования как фактора, определяющего специфику того или иного языкового явления, представленный в работах современных исследователей [Бондарко 2002; Земская 1978, 1988а; Ильенко 2003; Ширяев 2001б и др.] в последние годы выходит на первый план, особенно при изучении фактов разговорной речи.

Средой функционирования НВ является учебный диалог, или его аналоги, сохраняющие те же отношения между участниками, характеристику их коммуникативных статусов и целей. Несмотря на наличие глубоких исследований диалога, прежде всего в системе филологических знаний [Шведова 1956; Балаян 1971; Бырдина 1985; Якубинский 1986; Винокур 1989; Арутюнова 1992; Борисова 2005; и др.], особенности диалога с НВ всё ещё не описаны, а это важно и для установления объёма диалогического единства, обсуждение которого продолжается в современном диалоговедении [Шведова 1956; Винокур 1955; Баранов, Крейдлин 1992а; Мартыненко 2005 и др.].

Таким образом, интерес к наводящим вопросам обусловлен их особой позицией в системе ВП, коммуникативной значимостью употребления в речи, важностью для теории речевого общения, отсутствием необходимого количества фундаментальных исследований в этой области.

Объектом данного исследования являются диалогические единства с наводящими вопросами.

Предмет исследования – специфика наводящих вопросов как особого функционального класса.

Целью исследования является характеристика системы НВ и описание специфики их функционирования в профессиональной речи учителя. Достижение данной цели предполагает решение следующих задач:

1) рассмотреть существующие классификации вопросительных предложений и диалогических единств и выявить критерии их выделения, чтобы определить специфику НВ и их статус в кругу других речевых актов;

2) охарактеризовать наводящие вопросы как особый функциональный класс на основе следующих параметров: а) описать основные ситуации функционирования наводящих вопросов и выявить прототипическую ситуацию; б) выделить общую функцию НВ, на основании которой объединяются различные структурно-семантические типы НВ и частные функции; в) рассмотреть структурные и тематические особенности диалогических единств с наводящими вопросами; г) охарактеризовать основные семантические и структурные типы НВ и описать их модификации; д) дать определение наводящим вопросам;

3) на основании структурно-семантической характеристики, а также с учётом особенностей ДЕ описать полевую организацию функционального класса НВ;

4) выявить и описать основные тактики коммуникантов в диалогических единствах с НВ.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые было введено и охарактеризовано понятие функционального класса вопросов и на основании общности коммуникативной ситуации, в которой они функционируют, общей функции – стимулирующе-подсказывающей, которая объединяет разнородные по структурно-семантическим характеристикам ВП, дана его дефиниция; выделены и охарактеризованы два подкласса НВ (автофункциональные и синфункциональные), каждый из которых имеет набор частотных семантических и структурных особенностей. НВ охарактеризованы в семантическом аспекте: выявлены и проанализированы типичные диктумные и модусные типы ВП, возможности их модификации, а также определены наиболее частотные структурные типы. В работе впервые описана система частных функций НВ, охарактеризованы особенности ДЕ, включающих НВ. Были выявлены основные стратегии и тактики использования НВ, охарактеризованы возможности, позволяющие избежать коммуникативных неудач. Введены новые понятия и термины (функциональный класс НВ, автофункциональные / синфункциональные НВ, индуктивные, подытоживающие НВ; ограничительные, мнемонические ВП, вопросы-аналогии и некоторые др.).

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что содержащиеся в нём наблюдения и выводы способствуют дальнейшей разработке классификации ВП, описания их коммуникативного потенциала, позволяют дополнить теоретические сведения о диалогических единствах и внести определённый вклад в исследование полевой структуры изучаемых явлений языка и речи.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования материалов и результатов исследования в вузовских курсах по современному русскому языку, функциональной грамматике, в спецкурсах и спецсеминарах по коммуникативной грамматике, в курсе методики преподавания русского языка, а также в практике школьного преподавания.

Материалом для исследования послужили данные картотеки объемом около 1000 диалогических фрагментов, включающих более 1700 НВ, извлечённых методом сплошной выборки из речи преподавателей на практических занятиях, зачетах и экзаменах по разным дисциплинам, школьных учителей, из телепередач «Умники и умницы», «Поле чудес», «Кто хочет стать миллионером», стенограмм допросов.

Цель и задачи диссертационного исследования определили выбор комплексной методики анализа, включающей следующие методы:

– метод наблюдения над языковым материалом; описательный метод; элементы трансформационного метода; дефиниционный метод; метод полевого структурирования.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры современного русского языка Новосибирского государственного педагогического университета; докладывались на ежегодных межвузовских филологических чтениях данного университета (Новосибирск 2010, 2011, 2012); на Всероссийской научной конференции «Слово. Словарь. Словесность: Языковая личность ученика и учителя. Актуальные проблемы межличностной коммуникации» (Санкт-Петербург 2010); на XL международной филологической конференции (Санкт-Петербург 2011); на августовских методических объединениях учителей-словесников Центрального района (Новосибирск 2011, 2012).

Положения, выносимые на защиту:

1. Наводящие вопросы – это особый функциональный класс, объединяющий разные в структурно-семантическом отношении ВП, имеющие общую функцию (стимулирующе-подсказывающую, коррекционную) и частные функции. Данные вопросы употребляются в определённой коммуникативной ситуации, для которой характерны следующие особенности: они функционируют преимущественно в учебном диалоге, отношения участников которого асимметричны с точки зрения социального и коммуникативного статусов.

2. Общая функция НВ – подведение коммуниканта к желаемому ответу, осуществляемое с помощью коррекции хода его рассуждений, стимуляции к ответу и даже передачи определённой информации. Общая функция в реальной коммуникации реализуется через ряд частных функций: подытоживание информации, возвращение к ранее сказанному / изученному, проведение аналогии с другой научной областью и др.

3. Для наводящих вопросов характерны определённые структурно-семантические предпочтения. Наиболее типичными структурными типами являются альтернативные вопросы, вопросы-повторы, незавершённые вопросы и вопросы-цепочки. С семантической точки зрения НВ могут быть как диктумными, так и модусными. Диктумные вопросы включают вопросы об отдельной стороне факта, обстоятельствах события или другом, не названном в ответе явлении и вопросы, связанные с логической пропозицией (прямые и модифицированные), передающей семантические оттенки идентификации, характеризации и причины. Модусные вопросы могут выражать полное несогласие с ответом ученика или частичное. Модифицированные диктумные вопросы с вопросительными словами как, почему и где, выражая сомнение в истинности / уместности полученной информации, нейтрализуют свою семантику и могут взаимозаменяться.

4. Функциональный класс наводящих вопросов включает два подкласса – автофункциональные вопросительные предложения и синфункциональные, различающиеся полнотой реализации основной функции НВ, относительной автономностью в ДЕ. Каждый из указанных подклассов характеризуется собственным набором структурно-семантических предпочтений.

5. Основная стратегия коммуниканта, использующего НВ – подведение отвечающего к желаемому ответу различными способами. Наводящие вопросы, с одной стороны, являются реакцией на коммуникативную неудачу, а с другой, – способом её преодоления, который может привести к коммуникативному успеху или провалу. Наиболее типичными тактиками являются движение рассуждения по степени обобщения материала (от частного к общему или от общего к частному), движение рассуждения в однопорядковом ряду (с использованием видо-видовых отношений, синонимов, антонимов и др.), установление различных способов связи между объектами.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Во введении даётся обоснование актуальности темы диссертации, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, содержится характеристика материала и методов его анализа, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Описание вопросительных предложений в лингвистической литературе и вопрос о статусе наводящих вопросов», представлены теоретические основания работы: сложившиеся в науке концепции относительно понятий вопрос / вопросительное предложение / вопросительный речевой акт; проблемы, связанные с установлением и описанием их модальной специфики; рассматриваются теоретические вопросы дискуссионного характера, имеющие непосредственное отношение к исследуемой в работе проблеме, а также формулируются и обосновываются исходные теоретические позиции.

В первом параграфе «Модальная специфика вопросительных предложений» рассматривается проблема соотношения понятий вопрос, ВП и вопросительный речевой акт (далее – ВРА), которые используются либо как синонимы [Святогор 1980; Распопов 1981; Почепцов 1979 и др.], либо разграничиваются на основании ряда параметров [Жинкин 1955; Падучева 1982; Цурикова 1982; Булыгина, Шмелёв 1992 и др.].

Совмещение этих трёх понятий возможно только в прототипическом случае: вопросительная семантика (требование информации) формально выражена в вопросительном предложении, использующемся как ВРА: Сколько времени он уже здесь пробыл? [Падучева 1981: 83].

Разграничение этих понятий важно при характеристике особых нецентральных случаев, когда вопросительное значение может выражаться не только ВП, но и невопросительными (повествовательными или побудительными) предложениями. Такие случаи относят к косвенным средствам выражения вопросительности [Цурикова 1982; Конрад 1985; Серль 1986 и др.]: Прошу вас рассказать о возможности существования жизни на Марсе.

Дифференцированное употребление понятий вопрос, ВП и ВРА нам кажется более адекватным: термин вопрос закреплён за семантикой, ВП – за специализированной конструкцией, ВРА – за конкретным речевым действием.

В работе используются все три понятия, хотя в центре нашего внимания находится характеристика ВРА (описание ситуации функционирования НВ, участников акта общения, их интенций, перлокутивный эффект и др.), но чаще употребляется термин НВ (при характеристике функционально-семантических особенностей РА) и ВП (при характеристике структуры).

Специфика ВРА связана с понятием модальности. Для её характеристики наиболее важным параметром является коммуникативная функция высказывания. Проблема модальности ВП, как отмечают многие лингвисты, изучена меньше всего, «хотя в системе вопросов она занимает значительное место» [Булах 1997: 5], и ВП «в категории модальности должны быть изучены особо» [Золотова 1962: 67].

С. Г. Ильенко акцентирует внимание на том, что ВП являются более сложными в модальном плане, по сравнению с повествовательными и побудительными предложениями, поскольку «они содержат не только эксплицитно выраженную сему запроса информации, но <…> и сему побуждения к ответу» [Ильенко 2009: 187]. По соотношению сем побудительности и информативности (уже содержащейся в вопросе информации, требующейся в ответе) многие исследователи выделяют типы ВП. Так, И. П. Распопов, опираясь на модальную семантику ВП, разделяет их на три класса: собственно-вопросительные, удостоверительно-вопросительные и предположительно-вопросительные [Распопов 1981: 31]. У С. Г. Ильенко, кроме этих трёх типов есть четвёртый — констатирующе-вопросительный [Ильенко 2009: 191].

ВП может быть охарактеризовано и по отношению к другим модальным значениям: по соотношению с действительностью (реальность / ирреальность) и по выделению модальных и диктальных вопросов, или модусных и диктумных ВП [Балли 2002; Арутюнова 1970; Казаковская 2006, 2010]. Эти виды модальных значений по-разному взаимодействуют в высказываниях, относящихся к различным функциональным типам. Вопросительные, так же, как и повествовательные предложения, «допускают формирование предложений в любом модальном плане и могут в принципе характеризоваться как реальной, так и потенциальной модальностью. В этом отношении им резко противопоставляются побудительные предложения, употребление которых всегда связано только с потенциальной модальностью» [Скобликова 1988].

В наводящих вопросах модальность оказывается более сложной, чем у других ВП, поскольку они побуждают к ответу, передавая необходимую К2 информацию. При их характеристике мы учитывали как особую функциональную модальность, заключающуюся в делении предложений по цели высказывания, так и другие модальные значения, в том числе соотношение модусных и диктумных вопросов, а также определённые оттенки внутри ВП (побудительно-вопросительные и т.п.).

Во втором параграфе «Типология вопросительных предложений» были рассмотрены классификаций ВП по функциональному (коммуникативному), семантическому и формально-структурному критериям, которые позволили определить статус НВ в системе ВП.

По функциональному критерию выделяют собственно-вопросительные [Андреева 1998; Бердник 1982; Казаковская 2006; Орлова 1968; Святогор 1980 и др.], несобственно-вопросительные предложения [Голубева-Монаткина 2004; Казаковская 2006 и др.], а также промежуточную группу [Конрад 1985; Падучева 1981; Петерсон 1940; Святогор 1980 и др.], причем основным критерием считают «наличие / отсутствие «семы запроса» [Балли 2002; Казаковская 2006 и др.].

Предложения, занимающие промежуточное положение между собственно-вопросительными и несобственно-вопросительными, характеризуются тем, что (в отличие от собственно-вопросительных предложений) не отражают полной неосведомленности спрашивающего, которому необходимо получить ответ. Наличие частичной неосведомлённости отличает их от несобственно-вопросительных предложений, цель которых не получить, а передать определенную информацию собеседнику. Исследуемые нами НВ сходны с предложениями, занимающими промежуточное положение между собственно-вопросами и несобственно-вопросами, так как хотя они и направлены на получение информации, но спрашивающий при этом знает необходимый ему ответ, подсказывая его отвечающему, то есть передает определенную информацию.

Для характеристики НВ важно дальнейшее деление этой группы на основании функционального или прагматического критерия.

По функциональному критерию выделяются неопределённо-вопросительная (Сказуемое ли это?) и констатирующе-вопросительная разновидности, которые могут быть использованы в НВ (Это Пушкин, не правда ли?).

На основании прагматического критерия с учётом коммуникативной ситуации, в которой они функционируют, нужно говорить уже не о ВП, а о вопросах. Были рассмотрены подводящие, самоотвечающие, или подсказывающие вопросы (Не на Неве ли расположен Ленинград?), а также экзаменационные, или контрольные вопросы (Чему равняется сумма квадратов двух катетов?).

В соответствии с семантическим критерием учитывают диктумно-модусное устройство вопросительной реплики [Святогор 1980; Булыгина, Шмелев 1982; Крейдлин, Рахилина 1984; Шмелева 1988; Арутюнова 1992; Мейер 2000; Есперсен 2002; Казаковская 2006 и др.]. В этом плане обычно не акцентируют внимание на специфике вопроса.

Несколько иное понимание отражено в работах, где модусные вопросы подразделяются в зависимости от того, задается вопрос к субъекту или предикату мнения: Кто так считает? / Кто-то, может, думает иначе? или к типу модусной информации (уверенность / неуверенность; источник информации и др.): Ты так считаешь? [Арутюнова 1998; Казаковская 2006]. Н. Д. Арутюнова пишет по данному поводу, что «такие реплики, как Ты так думаешь?, выражают сомнение не в искренности говорящего, а в истинности пропозиции. Общая реакция на модус превращается в общую реакцию на пропозицию» [Арутюнова 1992: 60].

Если вопрос задается к объективной части высказывания, которая интересует спрашивающего, то такое высказывание квалифицируется как диктумное, характеризующее всю ситуацию в целом или отдельные компоненты ситуации (актанты или сирконстанты).

Проанализировав существующие классификации вопросов по семантическому критерию, мы пришли к выводу, что в вопросах часто наблюдается асимметрия семантики и формы. Причём, как отмечала Т. А. Колосова, «именно модус способен элиминироваться, быть представленным имплицитно» [Колосова 1979: 47].

Другую позицию занимает В. Е. Кучереносов, который выделяет вопросы в зависимости от синтаксической функции в предложении (вопросы ко всему предложению или отдельным членам предложения) [Кучереносов 1988 и др.].

При описании формального устройства ВП используется несколько критериев, учитывая которые, мы охарактеризовали структурные особенности НВ: способ построения ВП, место вопросительного предложения в ДЕ, единичность / неединичность ВП.

Основы теории диалога были заложены в трудах Л. В. Щербы, Л. П. Якубинского, Е. Д. Поливанова, В. В. Виноградова, М. М. Бахтина.

В зависимости от прагматических характеристик ситуации разворачивания диалога выделяется, например, учебный диалог [Аннушкин 2000], в котором функционируют НВ, исследуемые нами.

Анализ литературы показал, что в НВ могут использоваться ВП, относящиеся к различным типам и по семантическим, и по структурным характеристикам, поэтому необходимо было выявить критерии, которые отделяют НВ от других вопросов.

Во второй главе «Характеристика наводящих вопросов как особого лингвистического феномена» нами описаны НВ как особый функциональный класс, дано его определение и выявлены его основные признаки. ВП, используемые в НВ, охарактеризованы по функциональному, формально-структурному и семантическому критериям. Выделены структурные типы ДЕ с наводящими вопросами и варианты соотношения темы в данных единствах. Описаны стратегии и тактики поведения К1 при появлении в ДЕ коммуникативного сбоя для того, чтобы избежать возникновения коммуникативных неудач (далее — КН).

Термин наводящие вопросы встречается в лингвистической литературе, однако определения и характеристики данного типа вопросов не существует. Тем не менее, он регулярно используется как специалистами, так и рядовыми носителями языка, что свидетельствует о существовании в языковом сознании некоего феномена, который обладает определёнными свойствами.

Дефиниционный анализ глагола навести показал, что при его описании оказывается важна траектория движения к месту: «ведущий» знает, куда вести, то есть является главным по отношению к «ведомому». То же самое мы наблюдаем и в НВ, посредством которых К1 направляет движение мысли К2 к определённому результату различными способами. Таким образом, в термине наводящий вопрос закреплены роли коммуникантов – ведущий и ведомый, а также каузирующее действие ведущего.

Для характеристики этого явления было введено понятие функционального класса вопросов.

Термин класс в лингвистике применяется по отношению к различным явлениям и вместе с тем сохраняет значение совмещения разнородных явлений по какому-либо основанию. Часто термин класс используют, если хотят подчеркнуть неоднородность включённых объектов, обладающих каким-либо общим признаком. Например, Н. Д. Арутюнова объединяет в единый класс вопросов семантически разнородные предложения с общим вопросительным словом, характеризуя почему-вопросы (why-questions) и др. [Арутюнова 1970; Bromberger URL: http://fitelson.org/woodward/bromberger.pdf (2011. 13 февраля)].

НВ являются именно функциональным классом, так как объединённые разнородные в структурно-семантическом плане вопросы обладают общей функцией – стимулирующе-подсказывающей, коррекционной. НВ стимулируют К2 к коррекции неправильного / неточного / неполного ответа с помощью определённой информации (подсказки), присутствующей в вопросе. Поскольку мы анализируем НВ, реализующие коммуникативную ось [Ильенко 2009] в спонтанной речи, важными оказываются параметры общности коммуникативной ситуации (закреплённость социальных и коммуникативных статусов участников диалога); особого ДЕ, в котором они функционируют; наличие различных структурных и семантических типов. Таким образом, мы считаем НВ особым функциональным классом ВП.

Для функционального класса наводящих вопросов прототипичной является учебная ситуация, анализ которой включает характеристику таких её элементов, как говорящий, слушающий, их статусы, отношения, цели и др.

Помимо учебной сферы использования НВ, существуют и другие: юридическая, игровая, публицистическая (интервью), но все названные ситуации в этом случае являются производными от учебной, поскольку у них имеется ряд общих параметров. Отношения участников диалога асимметричные: К1 владеет запрашиваемой информацией (однако не знает, известна ли она К2), в его сознании имеется образец желаемого ответа, к которому он подводит К2 различными способами, то есть является стимулятором разворачивания диалога, а К2 – ведомый, обладает более низким коммуникативным статусом, стремится найти нужный ответ.

Ещё одной важной характеристикой НВ является сфера их функционирования (диалог, спонтанная речь). Как показал анализ языкового материала, НВ встречаются в минимальном контексте и расширенном. Типовым минимальным ДЕ с НВ является ответно-вопросно-ответное, а не вопросно-ответное, в отличие от других диалогов. В ДЕ с НВ высказывание ученика – стимул, вызывающий вопросную реакцию преподавателя, которая не подкрепляется иллокутивным вынуждением, а вызывается тем, что ответ ученика не соответствует (по содержанию и форме) ожиданиям учителя.

Разные типы НВ могут реализовываться в разных по объёму и теме диалогических единствах.

ДЕ, включающие наводящие вопросы, мы разделили на элементарные и комплексные, в зависимости от количества НВ, входящих в их состав. При этом учитывали взаимосвязь вопросов друг с другом, а не связь вопроса с ответом, что обусловлено общей целью К1 (подвести К2 к ожидаемому ответу).

Для ДЕ с НВ характерны не только структурные, но и тематические особенности. Было выделено три варианта соотношения темы в ДЕ с НВ: минимальное (однотемная цепь) и расширенное (многотемная линейная цепь и многотемная кольцевая цепь); в каждом случае выявлены композиционные особенности построения.

Рассмотрев особенности среды функционирования НВ, мы перешли к анализу их семантических и структурных типов.

Анализ ДЕ с НВ показал, что в них встречаются все семантические типы вопросов: общие и частные, диктумные и модусные.

Диктумные НВ направлены на выяснение информации, которой не достает в ответе ученика. Было выявлено, что с точки зрения диктумного устройства НВ, наиболее типичны вопросы об отдельной стороне факта, обстоятельствах события, которые, на первый взгляд, ничем не отличаются от контрольных вопросов, и вопросы, представляющие собой логические пропозиции, наиболее типичные для НВ, характеризующихся именно разнообразием способов введения информации как в прямых, так и в модифицированных вопросах, передающих следующие семантические разновидности: идентификации, характеризации и причины (обоснования, аргументации, сопоставления).

Модусные вопросы косвенно указывают на ошибку, давая сигнал о несоответствии ответа желаемому, и выражают субъективно-модальную окраску: несогласие, сомнение, удивление, недоумение. Они могут относиться к субъекту или предикату мнения, как и другие типы модусных вопросов. В качестве модифицированных модусных вопросов, выражающих сомнение в истинности / уместности полученной информации, могут выступать вопросы с вопросительными словами как, почему и где, нейтрализующие свою семантику, и поэтому способные к взаимозамене. Например:

К2. «Безводне» – женский род, множественное число, творительный падеж. / К1. Почему множественное число? / К2. Ой, ед.ч. (Практическое занятие по древнерусскому языку).

Модусные наводящие вопросы по полноте несогласия могут выражать полное несогласие (повтор с предикатами мнения или частицами) и частичное (повтор с частицами или без них).

Как уже было отмечено, в НВ встречается большинство основных структурных типов ВП: по месту в ДЕ – реактивные и инициальные; по количественному критерию – единичные вопросы и вопросы-цепочки; по способу актуализации неизвестного выделяются глобальные, фокализованные, альтернативные; по завершённости / незавершённости – завершённые и незавершённые.

Второй параграф «Полевая организация наводящих вопросов» посвящён характеристике ядерных НВ (автофункциональных), и периферийных (синфункциональных). Определено, к какому типу полевого устройства относятся НВ, каковы критерии их отнесения к ядру или периферии.

Поскольку в класс НВ объединяются разнородные явления на основе коммуникативно-функционального критерия, ни к семантическому, ни к функционально-семантическому полю, ни к другим описанным типам полей [Бондарко 2002; Караулов 1976; Адмони 1988 и др.] это явление отнести нельзя. Тем не менее можно выделить НВ, в большей степени специализированные на выполнении общей функции, и те, которые могут выполнять эту функцию, но при соблюдении определённых дополнительных условий. К критериям, лежащим в основе выделения ядра и на основании которых осуществляется движение к периферии, относятся такие, как: максимальное совпадение частных функций НВ с общей; широта привлекаемого контекста (чем меньше требуемый объём ДЕ для опознания вопроса как наводящего, тем более специализированным представляется данный вопрос); коммуникативная ситуация; наличие в вопросе элементов требующегося ответа и их полнота.

С учётом этих особенностей нами были выделены два подкласса НВ, которые с разной степенью выражения общей функции можно отнести к наводящим. Одни из них более ярко выражают эту функцию, а другие нет. Эти подклассы были названы автофункциональными и синфункциональными (термины были подсказаны нам М. Я. Дымарским по аналогии с автосемантией и синсемантией).

К автофункциональным относим ВП, которые характеризуются следующими параметрами: а) они в пределах описанной для НВ коммуникативной ситуации выполняют основную функцию – «подведение отвечающего к желаемой спрашивающим информации»; б) частные функции вопроса совпадают с общей функцией всех НВ – стимулирующе-подсказывающей; в) для получения желаемого ответа необходим минимальный контекст, включающий инициальную (реплику-сообщение), вопросительную и ответную реплики, а НВ является реагирующим на неверный / неточный ответ или на отсутствие ожидаемой реплики; обладают функциональной самодостаточностью, то есть данный вопрос даже в минимальном контексте мы можем без сомнений отнести к наводящим; г) для них характерен определённый набор типовых структурно-семантических разновидностей.

К синфункциональным мы относим НВ, обладающие следующими признаками: а) являются наводящими лишь в определённом (расширенном) контексте, состоящем более чем из трёх-четырёх реплик, то есть если встречаются в минимальном контексте, их отнесённость к НВ проблематична. Вне такой ситуации эти вопросы могут быть отнесены к контрольным. Их общая функция опознаётся К2 только в результате всего комплекса окружающих данный вопрос реплик; б) частные функции не всегда совпадают с общей; в) ряд их структурно-семантических типов шире, чем у автофункциональных, его можно считать открытым.

Нами были выделены следующие функциональные разновидности автофункциональных вопросов: самоотвечающие, мнемонические, индуктивные, ограничительные и уточняюще-предупредительные.

К самоотвечающим (по И. Хинтикка), или констатирующе-вопросительным (по РГ-80) относятся вопросы, содержащие элемент утвердительности в вопросе, а ответом на них является подтверждение. По семантике они чаще всего являются общевопросительными. Они могут быть построены как по образцу невопросительного предложения, так и вопросительного местоименного, включающего повтор слова или однокоренное ответу слово, частицы ведь, ли, не…ли и под. Часто данные вопросы являются реакцией на отсутствие ответа:

К1. Что читали? / К2. … / К1. «Муму» читали ведь? / К2. Да (Урок по литературе);

К1. Какие особенности стиля писателя можно отметить? / К2. … / К1. Не высокий ли стиль? / К2. Высокий (Урок по литературе).

Мнемоническими (от греч. mnemonikon – искусство запоминания), называем такие вопросы, одна разновидность которых связана с содержательным аспектом фрагмента ответа (как правило, устойчивого выражения), который автоматически вызывает в памяти весь комплекс, а другая – с ситуативным. В первом случае К2 должен закончить реплику, начатую К1:

К1. «Луна» каким словом называется по отношению к «она»? / К2. … / К1. Анте…? / К2. Антецедент (Экзамен по морфологии).

Во втором случае К1 апеллирует к ситуации, в которой необходимое утверждение было произнесено:

К1. С каким сказуемым мы работали на прошлом уроке? / К2. С простым глагольным. / К1. Это сказуемое какое? / К2. Простое глагольное (Урок русского языка).

К индуктивным отнесём такие НВ, которые содержат определённые факты, требующие от собеседника их обобщения или квалификации. Индуктивные вопросы связаны с неполным по содержанию и / или форме и неверным ответом, поэтому в данном типе НВ также выделяются две разновидности. Первая связана с неверным ответом, НВ задаётся с целью коррекции, они названы нами индуктивно-коррекционными. Часто показателем ввода данного типа вопросов могут быть слова например, допустим или предложения с условным значением:

К2. «И когда одна я…» – это нетипичная функция прилагательного. / К1. Нетипичная? Почему? Например, «Она умнее, чем Федя», «умнее» – какой член предложения? / К2. Сказуемое. Типичная (Экзамен по морфологии);

К2. Опереть – непереходный глагол. / К1. Опереть локоть на стол можно? (1) / К2. Нет. / К1. А голос на диафрагму? (2) (Практическое занятие по морфологии).

Данные вопросы описывают явление, аналогичное тому, которое было неверно квалифицировано и которое при совершении необходимых логических операций должно привести к правильному ответу.

Индуктивно-стимулирующие НВ являются реакцией на содержательно и / или формально неполный ответ. Они стимулируют учащегося к подытоживанию информации или дополнению ответа иллюстрирующим материалом:

К2. Краткие формы имен прилагательных образуются от качественных прилагательных: «веселый – весел». В предложении чаще всего являются сказуемыми. / К1. Например…? / К2. «Он весел». <…> (Экзамен по морфологии).

Самым частотным показателем требования иллюстрации является слово например, однако встречаются и другие (не назовёте ли вы…, приведите пример и др.).

Особенностью первой разновидности является обязательное наличие сигналов подытоживания информации (таким образом, итак, значит, в целом и др.):

К2. <…> / К1. И что же получается в целом? Что произошло со словом «дорога» в бардовских песнях? / К2. Это целая концепция жизни. / К1. Совершенно верно! (Экзамен по лексикологии).

Ограничительные вопросы задают зону поиска ответа набором предложенных вариантов, тем самым ограничивают её и, как правило, являются альтернативными [Падучева 1981; Шрамм 1986 и др.]. В этой разновидности НВ были выделены варианты ограничения зоны поиска ответа: а) заданной альтернативой (использованием в вопросе синонима или антонима к ожидаемому ответу); б) альтернативой с открытым рядом; в) родо-видовыми отношениями между словами в вопросительной и ответной репликах.

Рассмотрим пример на первый вариант ограничения области поиска ответа:

К1. Это какой признак? / К2. … / К1. Лексический или грамматический? / К2. Лексический (Экзамен по морфологии).

Уточняюще-предупредительные вопросы выражают сомнение в правильности ответа (являются модусными), служат для предостережения от возможной ошибки, требуют дополнения. В вопросе с помощью интонации и частиц (только, разве, неужели и др.) содержится указание на неверную часть ответа. Употребление ограничительной частицы требует расширения информации:

К1. А кто такой кашевар? / К2. Тот, кто варит кашу. / К1. А что, кашевар варит только кашу? (Экзамен по лексикологии).

Все автофункциональные вопросы в той или иной мере содержат утвердительный элемент и располагаются по степени его убывания. Так, уточняюще-предупредительные НВ находятся на границе ядра и периферии, поскольку направлены на исправление неверного ответа, констатирующая часть в вопросе представлена имплицитно, К1 лишь обозначает то, с чем он не согласен, то есть они лишь предупреждают об ошибке, явной подсказки нет, на первый план выступает коррекционная функция, а не стимулирующе-подсказывающая, свойственная НВ ядерной зоны.

В синфункциональных вопросах, занимающих периферийную позицию, были выделены следующие функциональные типы: вопросы-аналогии, вопросы-несогласия и провокационные вопросы. Траектория поиска ответа может быть задана не только указанием на зону поиска (в том числе через предоставление заведомо ложной информации), но и сигналом «неверного пути».

Вопросы-аналогии представляют собой вопросы, относящиеся к иной, по сравнению с названной, теме. В них нарушается тематическое единство между ответом и вопросом, но задействуются ассоциативные связи в сознании отвечающего через вербальное обозначение области (химия, физика, философия) или термины и другие ключевые слова, принадлежащие данной сфере:

К2. Лексико-семантическая валентность – это значимость слова. К1. Вот в химии валентность что такое?(1) / К2. Способность установить несколько связей? / К1. Да. А у слова?(2) / К2. Возможность вступления слова в связи с другими словами. Лексическая сочетаемость (Экзамен по лексикологии).

В вопросе, представленном в изолированном виде, отсутствует прямая подсказка, вне контекста они могут быть отнесены к собственно-вопросительным. Частная функция вопроса (1) не совпадает с общей функцией НВ, но объединение разных вопросов, содержащихся в ДЕ, позволяет объединить их общей функцией – стимулирующе-подсказывающей.

Вопросы-несогласия сигнализируют о неверном ответе, стимулируют К2 к его коррекции. Однако если в уточняюще-предостерегающих выражающееся сомнение относилось к части ответа, выделялось интонационно и при помощи частиц, то в данном случае в вопросительной реплике несогласие относится ко всему высказыванию. Это модусные вопросы, хотя по своей организации совпадают с диктумными (их семантическая характеристика определяется лишь в контексте в связи с первой репликой). Констатирующей части в ответе нет, можно сказать, что подсказка задана имплицитно, К2 должен распознать коммуникативное намерение К1, правильно интерпретировать интонацию, с которой вопрос был задан:

К2. «Это был мир, полный радости и веселья». Способ выражения… / К1. Какой? / К2. Причастный оборот. / К1. Где здесь причастный оборот? / К2. Это прилагательное с зависимыми словами (Практическое занятие по синтаксису).

Выделенный НВ вне контекста может быть определён как собственно-вопросительный (о позиции причастного оборота в предложении), но в соотношении с инициальной репликой он квалифицируется как модусный, выражающий сомнение в правильности ответа, сигнализирующий об ошибке (вопросительное слово в сочетании с вопросом-переспросом и интонация недоумения). Таким образом, такой вопрос относится к синфункциональным НВ, поскольку стимулирующе-подсказывающая функция реализуется лишь в расширенном ДЕ. Вопросы-несогласия содержат косвенную подсказку, заставляющую ученика пересмотреть свою точку зрения.

Подобного типа вопросы обычно построены по образцу утвердительных предложений, сомнение выражается лишь интонационно и с помощью повтора.

Провокационные вопросы направлены на коррекцию неправильной реплики К2 или на добавление для полного ответа необходимой информации при отсутствии ответной реплики; содержат заведомо ложную информацию, чем ассоциативно направляют К2 к области её поиска. Они построены по образцу утвердительного предложения, в семантическом плане являются диктумными, общевопросительными. По форме они похожи на самоотвечающие, содержат определённую информацию, однако эта информация ложная, что, по мнению учителя, должно быть известно отвечающему. Ожидаемым ответом является несогласие с предыдущей репликой. Поиск ответа осуществляется в той же семантической сфере, но по отношению к другим вариантам:

К2. <…>. / К1. «Он стоял на земле». «На земле» — будет это вещественным? / К2. Нет. Не будет. Здесь конкретное (Экзамен по морфологии).

К синфункциональным вопросам мы относим их потому, что они являются общими, не содержат подсказки, вне контекста могут быть отнесены к собственно-вопросам, но учёт К1 необходимой апперцепционной базы позволяет квалифицировать их цель как стимулирование к нужному ответу, что и позволяет их считать наводящими.

Был проанализирован только ряд синфункциональных вопросов, наиболее часто встречающихся в собранном материале. Однако, поскольку наводящими эти вопросы становятся в расширенном ДЕ, мы не претендуем на полное описание их разновидностей. Важно было показать, как в сферу НВ могут втягиваться другие функционально-семантические типы, если они включены в общий комплекс, обладающий коммуникативным и функциональным единством.

Исследование автофункциональных и синфункциональных НВ как единой системы, позволило уточнить признаки, по которым они выделяются, и представить полевую структуру функционального класса НВ с учётом наличия всего комплекса признаков или отсутствия некоторых из них.

В третьем параграфе «Основные тактики, используемые в диалогических единствах с наводящими вопросами» описана роль НВ в преодолении коммуникативных неудач (стимуляция процессов инференции), охарактеризованы тактики, используемые для преодоления первичных коммуникативных неудач, а также обозначены причины возникновения вторичных коммуникативных неудач.

В ДЕ с наводящими вопросами можно говорить, по крайней мере, о двух случаях коммуникативных неудач (далее – КН). Первичная КН, собственно порождающая НВ, – отсутствие ответа, неточный / неполный или неправильный ответ. Вторичная КН возможна, если диалогические единства с НВ не достигают желаемого К1 результата (сюда мы относим и случаи прямой коррекции, когда К1 задаёт вопрос и сам на него отвечает).

Хотя многие исследователи отмечают, что чаще всего «вина» за то, что произошла КН, относится и к говорящему, и к слушающему [Ермакова, Земская 1993], ответственность за первичную КН, как правило, лежит на К2. Что же касается вторичной КН, то в этом случае утверждение об обоюдной вине может быть справедливым.

Первичная КН в реплике К2 может быть преодолена с помощью косвенной коррекции (стратегия использования НВ) или прямой коррекции.

Стремление к преодолению первичной КН, получение желаемого ответа является основной стратегией ДЕ с наводящими вопросами. Этому способствует то, что говорящий использует в своей речи определённые сигналы, помогающие слушающему декодировать посылаемую ему информацию без коммуникативных сбоев, то есть К1 намечает определённые пути поиска ответа и адекватного логического вывода из имеющихся в распоряжении К2 фактов.

Стратегия использования НВ реализуется при помощи различных коммуникативных ходов (тактик), К1 выбирает определённую тактику при выборе НВ в зависимости от ситуации, интеллектуальных способностей К2 и предыдущей ответной реплики.

В результате анализа языкового материала нами был выявлен ряд тактик, характерных для ДЕ с наводящими вопросами. К основным типам тактик мы относим следующие: тактика движения рассуждения по степени обобщения материала (иерархизация смыслов), тактика движения рассуждения в однопорядковом ряду (видо-видовые отношения), тактика установления различных способов связи между объектами, мнемоническая тактика. Рассмотрим более подробно некоторые из них.

Тактика иерархизации смыслов предполагает два хода рассуждения: от частного к общему и от общего к частному. Так, в следующем примере процесс получения знаний из имеющейся информации опирается на движение рассуждения от общего к частному, так как сначала дана общая характеристика объекта, через которую нужно опознать частные, то есть рассуждение имеет обратный вектор:

К1. В хронике «Адзуми Кагани» рассказывается, как первый сегун Минамото Еримото устроил новогодний пир, состоявший всего из двух блюд. Ну, очень скромный был. Вот какие блюда? Одно – это пища, другое – это напиток. / К2. Скорее всего, это рис и чай. Напиток и еда. / К1. Ну, сегун! / Ареопаг. Ну, все-таки Новый год. / К1. Все-таки вот крепче чая. К2. Саке. К1. Из миски риса и чашечки саке состоял пир («Умники и умницы». 24.04.2010).

Уже в самом задании К1 создает условия для успешного логического вывода для К2, для этого спрашивающий дает краткое описание ответа: пир из двух блюд, одно – это пища, другое – это напиток, причем сегун был скромный, что указывает на простоту блюд. В связи с тем, что напиток был неверно назван, К1 и Ареопаг предоставляют отвечающему ту информацию, которая поможет вызвать нужные ассоциации в сознании К2 с правильным ответом: пир был хотя и простой, но нужно помнить, что был праздник – Новый год, поэтому напиток был крепче чая (следовательно, к названному блюду претензий нет). Помимо поэтапного описания ожидаемого ответа, используются и гипо-гиперонимические отношения: блюдо – пища – рис; блюдо – напиток – саке. Спрашивающим удалось удачно очертить ассоциативное поле, участники коммуникации нашли общие ассоциативные связи, результатом которого стало верное умозаключение К2.

Тактика установления различных способов связи между объектами заключается в использовании показателей логических связок, помогающих отвечающему в своем сознании выстроить алгоритм ответа, поставить акценты на наиболее значимых частях ответного высказывания.

Так, НВ может использоваться для алгоритмизации ответа К2 (цепочка вопросов подсказывает последовательность изложения материала):

К2. <…> Тоже дистантное расположение. / К1. Нет! Какой член обособленный? Причины обособления, условия, средства? Какой это обособленный член-то?(1) / К2. <…> Обособленное обстоятельство. / К1. Итак, доказываем, что это обособленное обстоятельство. Итак, полупредикативность плюс…?(2) / К2. Причинность. / К1. Причинность. Да? «Стоял, потому что не решался сесть рядом». Теперь смотрим, почему обособлен член?(3) / К2. Желание говорящего актуализировать пропозицию дополнительную. / К1. Актуализировать это состояние страха, да? Теперь условие обособления. Какое? <…>(4) / К2. Дистантное расположение <…> (Практическое занятие по синтаксису).

В данном фрагменте диалога все реплики К1 выстраивают алгоритм ответа для К2. В НВ(1) при помощи цепочки вопросов, сосредоточенных в одной реплике (Какой член обособлен, причины обособления, условия, средства), а в остальных используются рассредоточенные вопросы (в разных репликах), содержащие показатели последовательности изложения материала (Итак, доказываем, что…; теперь смотрим, почему; теперь условие какое?). Подобная серия НВ помогает К2 логично выстроить свой ответ.

К этой же тактике относятся НВ, содержащие показатели несоблюдения К2 логического порядка ответа (указание на логическую лакуну), стимулирующие к восстановлению пропущенного звена. НВ, содержащим подобные показатели, обычно предшествуют (или следуют за ними) невопросительные реплики, сигнализирующие ученику о пропуске (например, Вернемся к …):

К2. <…> Чаще всего неизменяемые относятся к среднему роду. / К1. Неправда! У вас вопрос о типах склонения. Какие вы знаете склонения? / К2. Адъективное склонение. / К1. Давайте по порядку. Какие склонения вы знаете? / К2. Первое склонение <…> (Экзамен по морфологии).

В этом случае вопросительным предшествуют невопросительные высказывания: У вас вопрос о типах склонения, Давайте по порядку, которые сигнализируют ученику о том, что форма (порядок) его ответа не соответствует логическим основаниям.

Мнемоническая тактика основана на использовании приёмов, актуализирующих ассоциативную память К2: прерывание вопроса в месте, которое зачастую автоматически предопределяет ответ; обстоятельства времени и места (на прошлом уроке, в лекции и др.), указывающие на внеязыковую ситуацию, в которой ответ на этот вопрос звучал). Здесь функционируют мнемонические вопросы:

К1. Кто является ключевой фигурой на бирже? / К2. … / К1. Бро… / К2. Брокеры (Семинар по экономике);

К1. Раз он ложный герой, он должен всё что? / К2. … / К1. Поте… / К2. …рять (Практическое занятие по детской литературе).

В данных случаях НВ прерывается посреди слова. Встречаются и такие вопросы, ответ на которые предопределяется не только по смыслу, но и по рифме:

К1. Затопила жарко печку, засветила Богу …? / К2. Свечку (Практическое занятие по детской литературе).

Оказываются мнемоническими, очерчивают ассоциативно область поиска ответа также и такие вопросы, ответы на которые относятся к общему кругозору людей:

К1. Иль чума меня подцепит,

Иль мороз окостенит,

Иль мне в лоб шлагбаум влепит

Непроворный инвалид. Чьи это слова? / К2. … / К1. Кто наше всё? / К2. А.С. Пушкин (Лекция по синтаксису).

Однако в результате реализации различных тактик диалог не всегда становится коммуникативно успешным, возникают и коммуникативные неудачи (частично или полностью). Виновником вторичной КН может быть, как К1, если он неверно оценил апперцепционную базу К2, в НВ разорвал логические связи с ответом, выбрал неудачную тактику, так и К2, который не владеет необходимой информацией, не умеет осуществлять логические и ассоциативные связи. КН часто оказывается очевидной после серии НВ, не приведших к коммуникативному успеху.

Например, КН, возникшая по причине отсутствия у К2 ассоциативных связей представлена в следующем фрагменте диалога:

К2. Жил-был Пётр Первой, он был хитрой, мудрой. / К1. Это кто вообще? / К2. Пётр Первый. / К1. Это следствие какого фонетического процесса? / К2. … / К1. Самого-самого фонетического процесса? / К2. … К1. Процесс падения редуцированных (Практическое занятие по древнерусскому языку).

Выделенный НВ представляет собой уточнение к предыдущему вопросу (самого-самого), но у К2 в сознании нет ассоциативных связей самого-самого фонетического процесса с падением редуцированных. К1 неверно оценил апперцепционную базу К2, неудачно выбрал тактику, поэтому использует прямую коррекцию.

В заключении кратко излагаются основные результаты предпринятого исследования, к которым относится определение НВ как функционального класса, характеристика их полевого устройства с выделением ядра (автофункциональные) и периферии (синфункциональные); определение наиболее типичных для них типов, опирающихся на коммуникативно-прагматический критерий. Учебный диалог был рассмотрен с позиции различных типов ДЕ, в нём функционирующих, а также тактик, используемых для предупреждения коммуникативных неудач.

Основные положения диссертации отражены в семи публикациях автора.

Из них в рекомендованных ВАК изданиях:

1. Галанова, Е. М. Функциональные типы наводящих вопросов / Е. М. Галанова // Вестник Воронежского государственного университета: Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2011. – №2. Июль-декабрь. – С. 129–133.

2. Галанова, Е. М. Инференция и диалоговое взаимодействие (на материале вопросно-ответных единств) / Е. М. Галанова // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2012. Т. 11, вып. 2: Филология. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2012. – С. 39–44.

Статьи в других сборниках научных трудов:

3. Галанова, Е. М. Недискретные смыслы в наводящих вопросительных предложениях / Е. М. Галанова; под. ред. Н. П. Перфильевой // Молодая филология – 2009: Континуальность и дискретность в языке и тексте (по материалам исследований молодых учёных): межвузовский сборник научных трудов. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2009. – С.23–30.

4. Галанова, Е. М. Соотношение тем в тематическом единстве с наводящими вопросительными предложениями / Е. М. Галанова; под. ред. Н. П. Перфильевой // Молодая филология – 2010 (по материалам исследований молодых учёных): межвузовский сборник научных трудов. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2010. – С. 103–110.

5. Галанова, Е. М. Наводящие вопросы в речи учителя как функциональный класс вопросительных предложений / Е. М. Галанова; под общ. ред. В. Д. Черняк // Слово. Словарь. Словесность. Языковая личность ученика и учителя. Актуальные проблемы межличностной коммуникации. Материалы Всероссийской научной конференции, Санкт-Петербург, РГПУ им. А.И. Герцена, 10-11 ноября 2010 года. – СПб: САГА, 2011. – С. 158–163.

6. Галанова, Е. М. Критерии опознания наводящих вопросов / Е. М. Галанова; под ред. О. А. Маркасовой, Н. В. Константиновой // Молодая филология – 2011 (по материалам исследований молодых учёных): межвузовский сборник научных трудов. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2011. – С. 148–158.

7. Галанова, Е. М. Модусные вопросительные предложения в кругу других разновидностей наводящих вопросов / Е. М. Галанова; отв. ред. Г. Н. Акимова // Материалы Международной филологической конференции. Материалы секции «Грамматика (русско-славянский цикл)» Санкт-Петербург, 14-19 марта 2011 г. – СПб.: ЛЕМА, 2012. – С. 30–38.

Заказное. Подписано в печать 15.11.2012 г. Формат бумаги 60х90 1 / 16

Усл. печ. л. 1,3. Гарнитура: Times New Roman

Тираж 100 экз.  Заказ № 350

Отпечатано в типографии «Азарин»

63, Новосибирск, ул. Красный проспект, 31 / Трудовая, 7


1 Здесь и далее – К1 – спрашивающий, К2 – отвечающий.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.