WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Гнездилова Гаянэ Альбертовна

АФФИКС -СЯ/-C (SA/S)

В СИНХРОННО-ДИАХРОННОМ АСПЕКТЕ

(НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО ЯЗЫКА И

ЯЗЫКОВ РАЗНЫХ СИСТЕМ)

Специальность: 10.02.19 – теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону 2012

Работа выполнена на кафедре немецкого языка

ФГБОУ ВПО «Таганрогский государственный педагогический институт имени А.П. Чехова»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Поленова Галина Тихоновна

Официальные оппоненты: Матвеева Галина Григорьевна,

доктор филологических наук, профессор, ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет / кафедра немецкой филологии, профессор

Пименова Марина Васильевна,

доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Владимирский государственный университет им. А.Г. и Н.Г. Столетовых» / кафедра русского языка, профессор

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный

университет»

Защита состоится «29» ноября 2012 г. в 13 00  часов на заседании диссертационного совета Д212.208.17 по филологическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 401.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 209.

Автореферат разослан «29»  октября 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                        Григорьева Надежда Олеговна.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационная работа посвящена синхронно-диахронному исследованию функций -ся/-с (sa/s) в русском языке и в языках разных систем.

Актуальность диссертации определяется тем, что функции аффикса ся/-с (sa/s) в структурах многих языков до сих пор не были в фокусе внимания учёных-лингвистов. Между тем аффикс -ся/-с (sa/s) имеет полифункциональные возможности в диахроническом аспекте, является наиболее древним строевым элементом многих языковых семей: индоевропейской, финно-угорской, семито-хамитской, кавказской, тунгусо-маньчжурской и др.

Цель работы состоит в исследовании функционирования аффикса ся/с (sa/s) в синхронно-диахронном аспекте в русском языке и в языках различных систем; в реконструкции первоначальной семантики и назначения -ся/-с (sa/s) в языке в целом.

Согласно цели в работе были поставлены следующие задачи:

1)        проанализировать корреляцию русских глагольных форм с аффиксом -ся/-с и теории диатез в синхронном и диахронном аспектах;

2)        уточнить набор лексико-семантических групп русских глагольных форм на -ся/-с с учётом специфики значений, придаваемых данным аффиксом;

3)        изучить функционирование строевого элемента -ся/-с (sa/s) в родственных (славянских) языках, в индоевропейском праязыке и в языках различных систем с позиции синхронии и диахронии;

4)        систематизировать функции аффикса -ся/-с (sa/s) в разных языках;

5)        осуществить реконструкцию первоначальной семантики и назначения -ся/-с (sa/s) в языке в целом.

Объектом работы является аффикс -ся/-с (sa/s) в русском языке и в языках разных систем.

Предметом исследования является аффикс -ся/-с (sa/s) в синхронии и в диахронии в языках разных систем: индоевропейские, семито-хамитские, финно-угорские, кавказские, палеоазиатские, тунгусо-маньчжурские, тюркские.

Материалом исследования послужили прежде всего данные русского языка. Картотека насчитывает около 3000 синтаксических единиц. Примеры взяты нами из периодических изданий («Российская газета», «Аргументы и факты», «Литературная газета»), из художественной литературы XVIII–XXI вв. (Б. Пастернак «Доктор Живаго», Н. Гарин-Михайловский «Детство Темы», В.С. Гроссман «Жизнь и судьба», А.П. Чехов «Рассказы», М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени», А.С. Пушкин «Повести Белкина», «Дубровский», А.Н. Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву», Н.М. Карамзин «Письма русского путешественника», «Марфа Посадница, или Покорение Новагорода»), из произведений XIV–XVII вв. («Житие протопопа Аввакума, им самим написанное», «Повесть о Ерше Ершовиче», «Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков», «Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича», И.С. Пересветов «Сказание о Магмете-салтане», «Домострой», «“Хожение за три моря” Афанасия Никитина»), из письменных памятников русского языка XI–XIV вв. («Слово о полку Игореве», «Повесть временных лет»). Основным рабочим материалом для настоящего исследования являются также многочисленные статьи, монографии, посвящённые описанию отдельных языков и диалектов, обзору грамматик языков разных систем (индоевропейские, картвельские, финно-угорские, палеоазиатские, тунгусо-маньчжурские, тюркские, семито-хамитские и др.).

Методологическая база исследования основана на диалектических принципах, согласно которым язык является постоянно изменяющейся субстанцией.

В работе использованы следующие методы исследования: описательный метод, сравнительно-исторический метод, этимологический метод, метод индукции-дедукции, метод сплошной выборки, элементы статистического подсчёта, метод трансформационного анализа, экспланаторный метод.

Метод лингвистического наблюдения и описания конкретных языковых фактов представляется одним из самых важных в данной исследовательской работе. Целью этого метода является получение обобщённых данных.

Выбор и комплексное использование перечисленных приёмов и методов подчинены и тесно связаны с поставленными целью и задачами исследования.

Основу диссертационного исследования составляют труды лингвистов и философов, таких как: В.В. Виноградов (1986), В.К. Журавлёв (2004), И. Кант (1964), В.Б. Касевич (1988), С.Д. Кацнельсон (2001), А.Е. Кибрик (2003), Г.А. Климов (1983), Г.В. Колшанский (1990), К. Маркс и Ф. Энгельс (1956), А. Мейе (2009), А.М. Пешковский (1956), А.А. Потебня (1977), Ф. де Соссюр (2004), Ф.Ф. Фортунатов (1956–1957), А.А. Шахматов (1925, 1941) и др.

Частнонаучную базу исследования составляют труды М.Е. Алексеева (2001), Е.А. Алексеенко (2001), Н.Ф. Алиевой (1972), Т. Барроу (1976), Н.А. Баскакова (1960), А.Г. Беловой (2004), Е.А. Бокарева (1959), М.Н. Валл (1988), Г.К. Вернера (1972), А.П. Володина (1968), И.О. Гецадзе (1982), Б.М. Гранде (1972), Ю.Д. Дешериева (1953), Ш. Дзидзигури (2001), А.П. Дульзона (1968, 1969), И.М. Дьяконова (2006), Т.Я. Елизаренковой (2004), М.И. Зайцевой (1981), Вяч.Вс. Иванова (1965, 2004), Т.А. Кабановой (2008), И.А. Канакина (1988), Л.Н. Киселёвой (1985), В.Д. Колесникова (1968), О.А. Константиновой (1968), А.Н. Кононова (1980), Е.А. Крейновича (1963, 1968), Н.Г. Кузнецовой (2000), З.Ю. Кумаховой (1967), В.Д. Лебедева (1982), К.Е. Майтинской (1969), К.М. Мусаева (1977), Л.А. Никифоровой (1981), Т.М. Николаевой (2008), К.А. Новиковой (1968), О.А. Осиповой (1991), Г.Т. Поленовой (2002, 2011), Г.И. Рамстедта (1957), А.Н. Савченко (1960, 2003), Б.А. Серебренникова (1979), П.Я. Скорика (1977), Л.В. Смирнова (2005), И.П. Сорокиной (1975), О.П. Суника (1968), Н.М. Терещенко (1979), Я.Г. Тестелеца (1987), И.М. Тронского (2004), В.И. Цинциус (1967), В.Ю. Чернина (2000), К.Т. Чрелашвили (2001), Т.С. Шарадзенидзе (2001), Д.И. Эдельмана (1965), С.Е. Яхонтова (1970) и др.

Гипотеза исследования состоит в том, что русский аффикс -ся/-c восходит к древнейшим строевым элементам языка в целом.

На защиту выносятся следующие положения:

1.        Подробный анализ русских глагольных форм на -ся/-с на базе теории диатез даёт возможность рассмотреть эксплицитные и обнаружить имплицитные значения, придаваемые глаголу аффиксом -ся/-с в русском языке. Диатезные формулы определяют характер и семантику взаимоотношений между агенсом и пациенсом в глагольных формах с -ся/-с.

2.        Традиционно русские глагольные формы на -ся/-с объединяют в семантические группы со значением возвратности, взаимности, безличности, страдательности. Однако в русском языке можно выделить также и другие семантические оттенки, придаваемые аффиксом -ся/-с: неопределённое, квазивозвратное и медиальное значения.

Диахроническое сравнение функций -ся/-с подтверждает древнее происхождение и закрепление аффикса -ся/-с в русском языке как строевого элемента глагола. Значения, привносимые этим аффиксом, носили открытый характер.

3.        Аффикс -ся/-с (sa / s) характерен не только для русского языка, он также функционирует в родственных (славянских) языках, в индоевропейском праязыке и в языках других систем. Аффикс -ся/-с (sa/s) является слово- и формообразующим элементом. Формообразующая функция -ся/-с (sa/s) проявляется в выражении многих грамматических категорий (класс существительных, падеж, залог и вид глагола, определённость/ неопределённость).

Словообразующая функция видна прежде всего в том, что многие разряды местоимений в самых различных языках образованы посредством аффикса -ся/-с (sa/s), а также в оформлении неопределённой формы глагола.

Обобщение данных языков разных систем показывает стремление рассматриваемого элемента к универсальности.

4.        Синхронно-диахронный анализ выявляет следующую картину функционирования аффикса -ся/-с (sa/s) в языках разных систем:

а)        самой распространённой формообразующей функцией s является передача падежных отношений ( 43%).; s встречается в оформлении глагольных категорий залога (20 %) и вида (8,5 %). Единичный характер носит функция определённости/неопределённости (язык волоф);

б)        сочетание s с гласным является глагольным окончанием (в древнеурартском и вепсском языках), а также показателем неопределённой формы глагола (в марийском, мордовском и ительменском языках);

в)        словообразовательная функция s присуща абсолютному большинству языков разных систем. Прежде всего, это касается местоименных слов, чаще всего возвратных ( 25 %).

Чем древнее язык, тем больше он сохраняет черты первоначального статуса языка.

5. Аффикс -ся/-с (sa/s) реконструируется как одна из первичных дейктических частиц классного строя (по контенсивной типологии языков), относящихся к этапу синкретизма частей речи. Эти частицы, имевшие структуру CV/VC, служили в дальнейшем слово- и формообразующими строевыми элементами, как имени, так и глагола. Консонант -s- восходит к классному показателю одушевлённости, а гласный является дейксисом степени удалённости от говорящего: i – ближайший, u – видимый, а – далёкий: *s’i – *s’u – *s’a, *is’ – *us’ – *as’.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые выделены группы русских глагольных форм на -ся/-с с новыми значениями (неопределенное, квазивозвратное, медиальное). Впервые систематизировано функционирование аффикса -ся/-с (sa/s) в языках разных систем, а также доказана его роль как одного из древних строевых элементов языков разных систем. Впервые осуществлена глубинная реконструкция данного русского аффикса и доказано, что формант s, восходящий к показателю одушевлённого и активного класса, способен выполнять разнообразные функции в современных и реконструированных языках разных систем.

Теоретическое значение состоит в том, что сделан ещё один шаг в дальнейшем развитии теории языка, генезиса категорий языка и грамматических показателей. Выделенные группы глагольных форм на -ся/-с вносят вклад в классификацию возвратных глаголов русского языка. Работа способствует дальнейшему развитию теории диатез и ее использованию при исследовании синтаксических единиц в языках разных систем. Анализ  генезиса аффикса -ся/-с на материале русского языка и его соответствий в языках разных систем открывает возможность подобного исследования других строевых элементов русского языка.

Практическая ценность исследования заключается в том, что его основные положения и результаты могут быть использованы в курсе теоретической грамматики, в лекционных курсах по общему языкознанию, морфологии и типологии, в спецкурсах и спецсеминарах по функциональной грамматике, а также при написании диссертаций, курсовых и дипломных работ.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования были представлены в виде докладов на следующих конференциях: Международная научная конференция «Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков» (ТГПИ, Таганрог, июнь 2005 г., 2007 г., 2009 г., сентябрь 2011 г.); Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития языкового образования в неязыковом вузе» (ТТИ ЮФУ, Таганрог, май 2010 г.). По материалам диссертации опубликовано 11 работ (статьи и монография), в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК, – 3 («Научная мысль Кавказа», Ростов-на-Дону (2012, № 1), «Казанская наука», Казань (2012, № 1, 3).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Теоретические основы и принципы исследования» состоит из шести разделов.

1. В первом разделе «Категории “субъект” и “объект” в философском понимании» рассматривается проблема субъектно-объектных отношений в гносеологии. При анализе философских концепций становится очевидным, что в гносеологии на разных исторических этапах понятие «субъект» принимало разнообразные значения: то субъект противопоставляется материальной субстанции, физическому телу, то он – носитель истинного знания. И. Кант впервые разграничил гносеологический и психологический субъекты, признавал нерасторжимую связь субъекта с объектом. Здесь важно подчеркнуть, что сущность субъекта состоит в знании о совпадающем с ним объекте. Субъект и объект тождественны друг другу. Марксистская же философия настаивает на том, что субъект и объект не что иное, как противоположность. Формой осуществления субъектно-объектных отношений является уже существующее знание.

Для нас важно то, что субъект занимает активную позицию, в то время как объект играет роль пассивного участника действия.

2. Во втором разделе мы рассматриваем понятия «субъект» и «объект» с позиции языка. Известно, что в языке отношения субъекта к объекту выражены при помощи разных средств, в том числе с помощью категории залога. Замечено, что категория залога как грамматическая категория занимает пограничное положение между планом выражения и планом содержания (А.В. Бондарко).

Известно, что в русском языке существует две концепции залога: трёхзалоговая и двухзалоговая. Согласно трёхзалоговой концепции, в русском языке функционируют залоги действительный, страдательный и возвратно-средний. Двухзалоговая теория гласит, что категория залога в русском языке выражается лишь в противопоставлении действительного и страдательного залогов (И.Г. Милославский, Л.Л. Буланин, А.В. Бондарко). Рассматривая категорию залога сквозь призму теории функционально-семантических полей, можно утверждать, что оппозиция актив/пассив занимает центральное место, а противопоставление возвратных/ невозвратных глаголов находится на периферии данной категории.

Выражение залога связано с категорией переходности/непереходности глаголов. Только переходные глаголы способны выражать залоговые отношения во многих языках ностратической макросемьи. Русские формы на -ся/-с, по всем характеристикам напоминающие непереходные глаголы, не имеющие прямого дополнения, обладают объектом, выраженным аффиксом ся/-с. Как показывает диахронический анализ, современные непереходные глагольные формы на ся/-c исторически являлись переходными, когда элемент ся/-c был самостоятельным словом.

3. Залог как лингвистическое явление вызывал интерес у многих ученых. Большой вклад в разработку залоговых концепций внесли Ф.Ф. Фортунатов, А.А. Шахматов, А.А. Потебня. Однако бесценной работой в данном направлении можно считать труд В.В. Виноградова, который рассматривает категорию залога как способность глагола выражать отношение к субъекту и объекту посредством основной и производной глагольной формы на -ся/-с. В.В. Виноградов разработал подробную классификацию глаголов с аффиксом -ся/-с с учётом значений, придаваемых данным аффиксом. Классификацию В.В. Виноградова можно дополнить новыми семантическими группами с медиальным, квазивозвратным и неопределённым значениями.

4. В основе синхронно-диахронного анализа русских глагольных форм на -ся/-с в нашей работе лежит теория диатез. Диатеза, по мнению А.А. Холодовича, представляет собой «схему соответствия между единицами синтаксического и семантического уровней, а залог – это грамматически маркированная в глаголе диатеза» [Холодович, А.А. Залог (определение и исчисление) [Текст] / А.А. Холодович // Категория залога: материалы конференции. – Л., 1970. – C. 13]. Построение диатезной формулы помогает выявить значения и функции аффикса -ся/-c в глагольной форме, а также оно эффективно при установлении взаимоотношений между субъектом и объектом синтаксической единицы. Данная теория применима ко всем языкам, что подчёркивает её универсальный характер.

5. Пятый раздел посвящён формообразующей и словообразующей функциям аффикса -ся/-c в русском языке.

6. Выбор синхронно-диахронного подхода в исследовании обусловлен изменчивой природой языка как закономерного процесса движения и развития. Единство синхронии и диахронии обусловлено единством изменчивости и устойчивости. Анализ русских глагольных форм на -ся/-c в синхронном аспекте позволил выявить закономерность функционирования и семантику данного элемента, а диахрония была необходима для описания эволюции элемента -ся/-c в русском языке. Изучение функционирования строевого элемента -ся/-c в родственных (славянских) языках и в языках разных систем также было проведено с позиции синхронии и диахронии.

Исследование проводилось с опорой на теорию моногенеза языка, которая позволила предположить существование древнейшего праязыка, послужившего основой для всех современных языковых систем.

Во второй главе «Значения аффикса -ся/-с в диахроническом аспекте» мы рассмотрели четыре хронологических периода: I этап – XIX–XXI вв., II этап – XVII–XVIII вв., III этап – XIV–XVI вв., IV этап – XI–XIV вв. Анализу были подвергнуты синтаксические единицы, содержащие глагольные формы с аффиксом -ся/-c. Исследование проводилось с привлечением теории диатезного исчисления, которая позволила сделать следующие выводы.

Вслед за В.В. Виноградовым мы выделили следующие значения аффикса -ся/-с: возвратность, взаимность, страдательность, безличность. Кроме того, мы добавили ряд более мелких категорий: косвенно-страдательную, взаимно-возвратную, а также выявлены квазивозвратное, медиальное и неопределенное значения глаголов с аффиксом -ся/-с.

Возвратное значение глагольных форм с аффиксом -ся/-с является наиболее продуктивным в примерах на всех выделенных нами этапах (40–60 %). Такое распространение свидетельствует о жизнеспособности рассматриваемого значения на протяжении всей истории языка. В синтаксических единицах, в которых присутствуют глагольные формы с возвратным значением, агенс и пациенс выражены одним референтом, т.е. действие агенса направлено на самого себя. Например:

1. Тёма, благоразумно решивший было не показываться, стремительно выскакивает из засады и стремительно бросается к матери (Гарин-Михайловский Н.Г. «Детство Тёмы. Гимназисты»).

не показывать себя (Pat)

Тёма (Ag)                                

                       бросает себя (Pat)

Ag = Pat

В приведённой синтаксической единице субъект предложения (агенс) выражен одушевлённым существительным (Тёма). Очевидно, что действие направлено на субъект и замыкается на нём, поэтому субъект (агенс) выступает здесь и в качестве объекта (пациенс). Этот пример не единичный. Глаголы на -ся/-с с возвратным значением составляют приблизительно 60 % от всего эмпирического материала.

Глагольные формы со страдательным значением выбраны нами на трех этапах развития языка (I этап – XIX–XXI вв., II этап – XVII–XVIII вв., III этап – XIV–XVI вв., IV этап – XI–XIV вв.). Исключение составляет самый ранний период (XI–XIV вв.), где страдательное значение отсутствует, исходя из данных нашей картотеки. Предложения со страдательной структурой глагола легко трансформировать в активные, при этом непереходный глагол с аффиксом -ся/-с превращался в переходный глагол без -ся/-с (исказиться/исказить, производиться/производить, родиться/родить). Например:

Яд, который вводится в организм каждой папиросой, ничтожен количеством, но зато введение его продолжительно (Чехов А.П. «Цветы запоздалые»).

Pat Ag

Если трансформировать подобные предложения во фразы с действительным залогом, то глаголы с -ся/-с автоматически утрачивают этот аффикс. Ср.:

Каждая папироса вводит яд в организм...

Как видим, грамматический субъект (подлежащее), занимающий место дополнения, возглавляет синтаксическую единицу с активным залогом.

Мы установили, что безличное значение глаголов с аффиксом -ся/-с характерно для современного состояния языка (XIX–XXI вв.). Безличность диктует особое построение фразы: при безличном глаголе объект (он же пациенс) стоит в форме дательного падежа. Нами отмечена десемантизация аффикса -ся/-с в безличных глаголах, которая затрудняет построение точной диатезы. В таких предложениях пациенс испытывает влияние обезличенного действия, происходящего не по воле человека. Ср.:

Юре (дат. п.) становилось хуже, все грустнее (Пастернак Б. «Доктор Живаго»).

Pat безличный глагол

Представляется, что в безличных глаголах аффикс -ся/-с утратил своё первоначальное значение (медиальное), десемантизировался.

Взаимное и взаимно-возвратное значения глаголов на -ся/-с выявлены на всех хронологических срезах. Аффикс -ся/-с придаёт глагольной словоформе со взаимным значением семантику взаимодействия и сотрудничества. Диатеза показывает взаимонаправленность действий агенса и пациенса. Например:

Бишася день,

Бишася другый;

Третьяго дни къ полуднию падоша стязи Игоревы («Слово о полку Игореве». С. 35).

Бишася бились били + себя били друг друга

(Войска) бились Войско I било войско II        Ag I Pat I

Войско II било войско II        Ag II Pat II

Если разложить глагольную единицу «бишась», то получается сумма взаимных действий войска I и войска II. В данном случае аффикс -ся/-с – это совокупность двух направленных друг на друга действий. Нами отмечено, что взаимное значение выражено в примерах типа бороться, биться, которые подразумевают наличие как минимум двух агенсов.

Некоторые примеры из нашей картотеки нельзя было отнести ни к одной из описанных групп, так как значение глагола с аффиксом -ся/-с сочетает в себе сразу несколько оттенков, например взаимность и возвратность. Ср.:

Тёма как-то незаметно сошёлся со своим новым соседом Ивановым (Гарин-Михайловский Н.Г. «Детство Тёмы. Гимназисты»).

37. Мать аукается с ним (Юрой) и куда-то его подзывает (Пастернак Б. «Доктор Живаго»).

Изменим предложение так, чтобы оба значения стали очевидны.

Тёма                сошёл (свёл)-себя                с ним

Ag        =                Pat                        косвенное дополнение

Мать                аукает-себя                        с ним

Ag        =                Pat                        косвенное дополнение

Трансформация показывает, что действие направлено на субъект (агенс) и на косвенное дополнение, которое, в свою очередь, взаимодействует с объектом (пациенсом). Если в этих предложениях ликвидировать косвенное дополнение, то глагольная форма на -ся/-с потеряет полностью смысл (*Тёма сошёлся, *Мать аукается).

Наряду с группами со значением возвратности, страдательности, взаимности, безличности нами выделены и другие разряды глаголов.

Группа глаголов на -ся/-с с «квазивозвратным» значением. Эта группа выделена на втором этапе (XVII–XVIII вв.). Здесь собраны примеры, в которых не наблюдается общности ни с одним из рассмотренных значений. В этом случае при анализе и построении диатез мы использовали разные приемы: этимологический анализ словоформы (смеяться), этимологический анализ приставки и предлога (расстаться, задуматься, впроситься, пригодиться и др.), разложение слова на морфемы и определение суммарного значения (удивляться). Диатезные формулы таких предложений носят индивидуальный характер. Здесь нет однозначных отношений между агенсом и пациенсом, как это прослеживается в собственно возвратном смысле. Например:

Расстался я с вами, расстался! (Карамзин Н.М. «Письма русского путешественника»).

Сразу невозможно отнести глагольную форму расстаться к какой-либо семантической группе. В данном случае примечательна роль приставки рас-, одним из значений которой является значение «распределённость, разъединение» [Хабургаев, Г.А. Старославянский язык [Текст] / Г.А. Хабургаев. – М., 1974. – C. 348]. Оно прослеживается в рассматриваемом примере. Построим диатезу.

Рас + стал + ся я с вами = (Я расстался с вами) + (Вы расстались со мной).

(Ag I + Pat I) (Ag II + Pat II)

Учитывая значение приставки, можно предположить, что аффикс ся/с выражает взаимность. Но при разложении агенсов аффикс ся/-с не исчезает и не упраздняется, так как эта глагольная форма без -ся/-с не функционирует в русском языке.

Глагольные формы на -ся/-с с медиальным значением обнаружены нами на двух самых ранних этапах развития языка. Такие примеры не единичны. Это значение может соперничать с категорией возвратности на четвёртом этапе (XIV–XVI вв. – 20 %; XI–XIV вв. – 40 %). Оно представляет собой нечто среднее, промежуточное, содержащее одновременно несколько лексических оттенков. Чаще всего глаголы с медиальным значением выражают психическое состояние и эмоции человека (радость, боязнь, страх, удивление). В таких синтаксических единицах глагол не имеет пациенса, т.е. действие не замыкается на агенсе, а становится его состоянием. Ср.:

Изумешася князи Рускии, кому их которому поехати, бысть бо их бещисленое множество («Повесть временных лет»).

Глагол (изумешася) может быть заменён словосочетанием:

Изумешася князи Рускии предались изумлению (или испытали чувство изумления) князи Рускии...

Довольно сложно определить агенс и пациенс в этом предложении. Если агенсом является грамматическое подлежащее (князи Рускии), то на что или на кого направлено его действие? Если словосочетание князи Рускии является пациенсом, то кто или что их повергло в изумление? Очевидно, что при идентификации значения можно установить роли агенса и пациенса. Попытки понять семантику аффикса -ся/-с (Князи Рускии изумляли себя или Князи Рускии были чем-либо (кем-либо) изумлены?) не позволяют в полной мере определить значение глагола. Действие (изумешася) исходит изнутри, проявляется инстинктивно без конкретного направления, в то время как возвратность и страдательность задают действию определённый вектор.

Представленность различных значений аффикса -ся/-с неодинакова: если на первом этапе (XIX–XXI вв.) определено пять групп глаголов на ся/с с возвратным, страдательным, взаимным, безличным, косвенно-страдательным значениями, то в памятниках древнерусской письменности XI–XIV вв. (IV хронологический этап) выделено только три наиболее явных значения глаголов с аффиксом -ся/-с: возвратное, взаимное и медиальное.

Расширение одних значений и исчезновение других убеждает в том, что изначально аффикс -ся/-с выражал медиальное, диффузное значение, обозначая признак, присущий самому агенсу.

Эмпирический материал русского языка позволил создать классификацию значений глаголов с аффиксом ся/-с на протяжении всей его истории, т.е. в диахронии. Такой подход к исследованию позволил проследить развитие значения аффикса -ся/-с в русском языке и сделать вывод, что элемент -ся/-с имеет древнее происхождение, являясь строевым формантом русского языка.

В третьей главе мы рассмотрели -ся/-с и его варианты в языках разных систем.

Материал индоевропейских языков и реконструкция праязыка в трудах А. Мейе, А.Н. Савченко, О. Семереньи и др. показали, что функции форманта -ся/-с (sa/s) неоднозначны. На этапе становления грамматики элементарная частица -s имела разнообразные значения, примыкала ко многим знаменательным словам, выражая тем самым новую грамматическую категорию (падеж, залог, время и др.). Чтобы иметь более объективную картину функционирования аффикса -ся/-с (sa/s) в языке в целом, представилось целесообразным рассмотреть, проанализировать и сравнить происхождение и употребление элемента -ся/-с (sa/s) в индоевропейских языках и в языках разных систем.

Полученные языковые факты систематизированы в таблице №1.

Таблица 1. Функционирование -s в языках разных систем

Функции

Имя существи-

тельное

Глагол

Местоимение

Самост.

слово

Формо- и словообразую-щие аффиксы

Языки

1

Падежная

флексия

2

Окон-

чание

3

Афф. инф.

4

Вид

5

Залог

6

Притя-
жатель-ное

7

Ука-затель-ное

8

Вопро-ситель-ное

9

Воз-врат-ное

10

11

Пре-фиксы

12

Суф-фиксы

13

Индо-

европейские

Номинатив

*-s/-es

славянские

Мед. -*s

*-so

– русский

Себе, себя

– болгарский

Себе си

германские

– немецкий

sich

es

– английский

self

– готский

*se

– древнегерманский

-s->-r-

романские

– французский

se

– испанский

se

– каталанский

es

греческий

-a, -a

древнеиндийский

-as, -is, us

тохарский

Мед. r

хеттский

Мед. ri

Семито-

хамитские

староаккадский

-(i)s


1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

древнесемитский

-as

арабский

s

Картвельские

– лазский

-s, -(i), -а, e

– сванский

-w/-w, -i, -e, -a

– цезский

– бацбийский

эрг.п. -ас/-с

– убыхский

’/sak’a

– грузинский

эрг.п. -е

es/is

– древнеурартский

Монгольские

-la/le

Финно-угорские

– марийский

-, -ш, -еш

-s

– мордовский

-со, -сэ/-са

-s

– финский

-ssa

– вепсский

-s/-, -se/ sa

se

se

ie-

Тунгусо-маньчжурские

– негидальский

-с(и)-син ~ -с

– нанайский

-си ~ со/су

– удэгейский

-си-/-сi-

Тюркские

(праязык)

- ~ -s, (a)

Палеоазиатские

– ительменский

– кетский

es’, r’es’, s’il’es’

s’e/s’i-, s’a-

es’/is’, as’

Анализ грамматического строя различных языков позволил сделать вывод о наличии элемента -s во всех изученных языковых системах. Функции форманта -ся/-с (sa/s) в языках имеют схожие и отличительные черты (например, в индоевропейских языках фонема s в сочетании с гласной выражает возвратное местоимение, а в финно-угорских языках этот же формант участвует в выражении падежных отношений). Аффикс -ся/-с (sa/s) принимает участие в слово- и формообразовании почти всех частей речи (имя существительное, глагол, некоторые разряды местоимений и др.).

Наиболее распространённой функцией аффикса sa/s (и его вариантов), согласно нашим выводам, является выражение падежной флексии. Древние языки индоевропейской и семито-хамитской семей (древнеиндийский – -as, -is, us, греческий – -a, -a, староаккадский – -(i)s, древнесемитский – -as) сохранили формант -s в именительном падеже. Из современных языков аффикс -s выражает окончание косвенных падежей в кавказских (лазский – -s, -(i), -а, -e, сванский – -w/-w, -i, -e, -a, цезский – , бацбийский – эрг.п. -ас/-с, грузинский – эрг.п. -е) и финно-угорских (марийский – -,, -еш, мордовский – -со, -сэ/-са, финский – -ssa, вепсский – -s/-, -se/-sa) языках. В грузинском и бацбийском флексии -е, -ас/-с (sa/s) соответственно являются средством выражения эргативного (активного) падежа, который характеризует активный одушевлённый субъект. Формант c (-s) употребляется либо самостоятельно, либо в сочетании с гласными, но его наличие во всех окончаниях обязательно и неоспоримо.

Формант -ся/-с (sa/s) характерен для категорий глагола (залог, вид). Факты индоевропейского праязыка свидетельствуют о том, что с помощью элемента -s был выражен средний залог (медий). В древних языках (хеттский, тохарский) показатель медия -s представлен звуками -r, -r(i).

Мы пришли к заключению, что средний залог с аффиксом -s существовал на раннем этапе развития индоевропейского языка (факты тохарского, хеттского, славянского). В современных языках других систем медий также выражен показателями с формантом -s.

В тунгусо-маньчжурских языках глагольная категория вида выражена с помощью суффиксов, в состав которых входит элемент с (-s). В негидальском, нанайском, удэгейском языках длительный, отправительный вид, вид мгновенности и однократности передается посредством суффиксов с(и); -син ~ -с, -си ~ -со/-су, -си-/-сi-.

В палеоазиатских (ительменском) и финно-угорских (марийском и мордовском) языках суффикс (-s) является показателем неопределённой формы глагола. В финно-угорских языках, будучи падежной флексией имени существительного, формант -s присоединяется также к основе глагола, формируя инфинитив. Проявление синкретизма в данном случае перекликается с теорией Г. Хирта по индоевропейским языкам [Hirt, H. Geschichte der Deutchen Sprache [Text] / H. Hirt. – Mnchen, 1925. – S. 56] и выводами Г.Т. Поленовой о былом синкретизме имени и глагола в языке на материале енисейских языков [Поленова, Г.Т. В поисках истоков языка [Текст]: сб. избр. тр. / Г.Т. Поленова; в авт. ред. – Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та имени А.П. Чехова, 2011. – С. 276].

Данные таблицы показывают, что формант -s представлен в структуре местоимений (притяжательных, указательных, вопросительных). Чаще всего аффикс -ся/-с (sa/s) встречается в формах возвратных (возвратно-определительных) местоимений в разноструктурных языках. Практически во всех индоевропейских языках для выражения возвратного местоимения существует специальное слово, которое представляет собой сочетание элемента -s с гласным.

В арабском языке -s является комплементом, восходящим к прасемитскому форманту каузатива/фактитива, который присоединяется к корнеслову. В древнегерманских языках звук *-s является одним из основообразующих. В кетском языке -s в сочетании с гласными служит словообразующим (es’ ‘бог’, r’es’ ‘весна’, s’il’es’ ‘летo’, qogdes’ ‘осень’, tajes’ ‘мороз’) и формообразующим элементом (формант s в сочетании с -о-, а- может использоваться для выражения значений глагола, связанных с обозначением начала действия, его продолжения, конца, т.е. они отражают способ протекания действия во времени).

На основании приведённых в таблице и описанных в третьей главе данных мы сделали вывод, что сочетание -s с гласным в той или иной роли присуще всем рассмотренным языкам. Элемент -ся/-с (sa/s) восходит к первичным дейктическим частицам: *si *su *sa; *is *us *as, послужившим средством как формо-, так и словообразования в языках различных систем (Схема 1).

Схема 1. Реконструкция аффикса -ся/-с (sa/s)

В заключении обобщены основные результаты проведённого исследования. Перспективы дальнейшего исследования в области теории языка мы видим в поисках истоков других строевых элементов русского языка и языков разных структур, в исследовании данных наименее изученных языков. Полагаем, что именно реконструкция первичных дейктических частиц способна пролить свет на общность грамматического строя языков разных генетических групп.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

В изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Гнездилова, Г.А. Аффикс -ся/-с’ (s’a/s’) в синхронно-диахронном аспекте в языках разных систем [Текст] / Г.А. Гнездилова // Казанская наука. –Казань: 2012. – № 3. – С. 187-191 (0,2 п.л.).
  2. Гнездилова, Г.А. Выражение субъектно-объектных отношений с помощью аффикса -ся в русском языке [Текст] / Г.А. Гнездилова // Казанская наука. – Казань: 2012. – № 1. – С. 187–191 (0,2 п.л.).
  3. Гнездилова, Г.А. К вопросу о происхождении и функционировании форманта -ся/s’a/s’ [Текст] / Г.А. Гнездилова // Научная мысль Кавказа. – Ростов н/Д, 2012. – № 1. – С. 187-191 (0,2 п.л.).

В других изданиях:

  1. Гнездилова, Г.А. Проблема залога в современном языкознании [Текст] / Г.А. Гнездилова // Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков: сборник трудов I Международной конференции. – Таганрог, 2005. – Ч. 2. – С. 26–31 (0,3 п.л.).
  2. Гнездилова, Г.А. От грамматической категории к категории залога [Текст] / Г.А. Гнездилова // Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков: сборник трудов II Международной конференции. – Таганрог, 2007. – Ч. 1. – С. 86–91 (0,3 п.л.).
  3. Гнездилова, Г.А. Проблема залога в индоевропейских языках [Текст] / Г.А. Гнездилова // Альманах современной науки и образования. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии: межвузовский сборник научных трудов. – Тамбов, 2007. – Ч. 2. – С. 86–88 (0,4 п.л.).
  4. Гнездилова, Г.А. Универсально ли понятие «диатеза» в языке? [Текст] / Г.А. Гнездилова // Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков: сборник трудов III Международной конференции. – Таганрог, 2009. – Ч. 1. – С. 121–125 (0,6 п.л.).
  5. Гнездилова, Г.А. Классификация глаголов на -ся современного русского языка с позиции теории диатезы [Текст] / Г.А. Гнездилова // Перспективы развития языкового образования в неязыковом вузе: материалы Международной научно-практической конференции. – Таганрог, 2010. – С. 121–129 (0,5 п.л.).
  6. Гнездилова, Г.А. «Квазивозвратное» значение аффикса -ся (на материале русского языка XVII–XVIII веков) [Текст] / Г.А. Гнездилова // Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков: сборник трудов IV Международной конференции. – Таганрог, 2011. – Ч. 1. – С. 80–85 (0,3 п.л.).
  7. Гнездилова, Г.А. Функции аффикса -ся в глаголах древнерусской письменности XI–XIII веков в диахронии [Текст] / Г.А. Гнездилова // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Гуманитарные науки. – М., 2012. – № 1. – С. 91–97 (0,6 п.л.).

11. Гнездилова Г. Аффикс –ся/с’ (s’a/s’) в синхронии и диахронии [Текст] / Г.А. Гнездилова. –Saarbrcken, LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. – 185 с. (5,9 п.л.)







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.