WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ДЕГАЛЬЦЕВА Анна Владимировна

АДВЕРБИАЛИЗАЦИЯ КАК СПОСОБ УСЛОЖНЕНИЯ

СЕМАНТИКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Саратов – 2012

Работа выполнена на кафедре русского языка и речевой коммуникации

ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н.Г. Чернышевского»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Кормилицына Маргарита Анатольевна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка и методики его преподавания ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени

Н.Г. Чернышевского»

Андреева Светлана Владимировна

кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и классической филологии ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет имени В.И. Разумовского»

Наумова Елена Владимировна

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет»

Защита состоится «23» мая 2012 г. в 14-00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус XI, ауд. 301.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан «  » ____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                Ю.Н. Борисов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В современной лингвистической науке наблюдается усиление интереса к процессу речевой коммуникации и условиям ее успешности. Одной из проблем, привлекающих внимание исследователей, является изучение активного в речевом общении процесса синтаксической компрессии. Суть его заключается в том, что адресант стремится максимально сжать информацию, опуская избыточные в коммуникации элементы и сохраняя содержание высказывания. При этом в простом предложении появляются дополнительные, эксплицитно не выраженные смыслы. Такое предложение является простым формально, но осложненным семантически.

Средства, способствующие емкой, но, вместе с тем экспрессивной передаче информации, а также механизмы семантического осложнения простого предложения интересуют современных лингвистов на протяжении последних десятилетий. К исследованию монопредикативных единиц полипропозитивного содержания обращались Т.Б. Алисова, Н.Д. Арутюнова, Л.В. Белоброва, Г.А. Битехтина, В.В.Богданов, Н.А. Дьячкова, Г.А. Золотова, О.П. Касымова, Т.А. Колосова, М.А. Кормилицына, П.А. Лекант, Г.Н. Манаенко, Л.Н. Мурзин, З.Л. Новоженова, Б.Ю. Норман, Т.А. Тулина, М.М. Харитонова, Л.Д. Чеснокова, В.И. Чернова и др.

Большое внимание в трудах современных исследователей уделяется процессам осложнения семантики монопредикативной единицы: номинализации, инфинитивизации, атрибутизации и партиципации.  Однако такой процесс осложнения, как адвербиализация, изучен еще недостаточно. В теории семантического синтаксиса до сих пор нет четкого определения понятия адвербиализации и общепринятого термина для обозначения адвербиализованных единиц, усложняющих семантику простого предложения. Наблюдения современных лингвистов над некоторыми особенностями адвербиальных компликаторов, безусловно, ценны и интересны, но не составляют единой и достаточно полной картины этого сложного процесса. Мало исследован и механизм функционирования высказываний с адвербиальными компонентами в разных сферах общения. Все сказанное и определяет актуальность данной работы.

Объектом исследования является монопредикативная единица, обладающая полипропозитивным содержанием. Она представлена самостоятельными предложениями или предикативными единицами в составе сложного предложения.

Предмет исследования – структура и семантика адвербиальных компликаторов, особенности функционирования высказываний с ними.

Цель исследования – многоаспектный анализ высказываний с адвербиальными компликаторами.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

  • рассмотреть структурные особенности адвербиальных компликаторов;
  • определить семантические типы адвербиальных компликаторов;
  • рассмотреть и сопоставить морфологизованный и неморфологизованный способы выражения атрибутивно-обстоятельственного значения;
  • проанализировать особенности функционирования адвербиальных компликаторов в разных сферах общения (художественной прозе, газетной публицистике и разговорной речи);
  • установить зависимость между адвербиальным компликатором и типом предиката и субъекта в анализируемых высказываниях;
  • определить роль адвербиальных компликаторов в актуальном членении предложения.

Цель и задачи исследования обусловили использование комплексной методики анализа, а именно: методов анализа, дедукции и аргументации; описательного, сопоставительного, интерпретативного и логико-синтаксического методов, метода актуального членения предложения, элементов функционально-стилистического анализа, а также приемов количественной обработки материала и трансформации высказывания для эксплицирования скрытых в адвербиальном компликаторе смыслов.

       Исследование проводилось на материале текстов художественных произведений А.Азольского (романов «Лопушок», «Клетка», «Монахи», «Затяжной выстрел», «Степан Сергеич»), Л.Нетребо (сборников рассказов «Пангоды», «Мидии не родят жемчуг», «Черный доктор»), Д. Рубиной (романов «Белая голубка Кордовы», «На солнечной стороне улицы», «Почерк Леонардо», повестей «На верхней Масловке», «Высокая вода венецианцев») и Л.Улицкой (романов «Сквозная линия», «Путешествие в седьмую сторону света», сборника «Пиковая дама и другие»); газет «Московский комсомолец» (МК) и «Аргументы и факты – Саратов» (АиФ–Саратов); записей разговорной речи, хранящихся на кафедре русского языка и речевой коммуникации Саратовского государственного университета (ЗРР), текстов национального корпуса русского языка, размещенного в интернете по адресу http://www.ruscorpora.ru, а также сборников [Речь москвичей: коммуникативно-культорологический аспект, М., 1999 (РМ); Живая речь уральского города. Тексты, Екатеринбург, 1995 (РУ); Русская разговорная речь Заполярья: Норильск: Тексты, СПб, 2002 (РЗ)]. Общий объем материала составляет 3616 монопредикативных единиц с адвербиальными компликаторами, извлеченных методом сплошной выборки из 150000 предикативных единиц (по 50000 из каждой сферы общения).

Научная новизна исследования состоит в многоаспектном (структурном, семантическом, функционально-прагматическом) системном анализе высказываний с адвербиальными компликаторами, недостаточно изученных в лингвистической науке. Новым является и рассмотрение особенностей их функционирования в современной художественной прозе, газете и разговорной речи, а также факторов, влияющих на выбор усложнителей.

Теоретическая значимость данного исследования обусловлена определенным вкладом в теорию семантического синтаксиса, в частности в исследование проблем семантического осложнения монопредикативной единицы, без чего нельзя представить полную картину иерархии синтаксических единиц в системе русского языка. Диссертация вносит вклад в коммуникативную грамматику и функциональную стилистику: в работе выявлен механизм семантического осложнения анализируемой единицы в трёх сферах общения.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования материалов и результатов исследования в вузовском преподавании синтаксиса современного русского языка, в том числе семантического и коммуникативного синтаксиса, функциональной стилистики. Отдельные наблюдения могут быть полезны при проведении спецкурсов и спецсеминаров, посвященных изучению семантики, текста и дискурса, активных процессов в языке и речи, в частности синтаксической компрессии. Предложенная в работе методика может быть полезна для обучения лингвистическому анализу текста.

Теоретическую базу исследования составляют работы Н.Д. Арутюновой, Т.Б. Алисовой, Л.В. Белобровы, В.А. Белошапковой, Г.А. Битехтиной, В.В. Богданова, Р.М. Гайсиной, Н.А. Дьячковой, Г.А. Золотовой, И.И. Ковтуновой, Т.А. Колосовой, М.А. Кормилицыной, О.А. Крыловой, Л.Ю. Максимова, З.Л. Новоженовой, Э.М. Ножкиной, Б.Ю. Нормана, А.Ф. Прияткиной, О.Б. Сиротининой, Т.А. Тулиной, М.В. Филипенко, Н.Ю. Шведовой, Е.Н. Ширяева и др.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Качественные наречия и предложно-падежные формы существительных в атрибутивно-обстоятельственном значении становятся компликаторами, то есть усложнителями семантики монопредикативных единиц, в том случае, когда дают не только качественную характеристику глагольного предиката, но и называют состояние субъекта высказывания, проявляющееся через действие, или характеризуют ситуацию.
  2. Адвербиальные компликаторы неоднородны по структуре, семантическим особенностям и характеру функционирования. Они имеют разный диапазон сочетаемости. Некоторые из них способны употребляться при глаголах разных семантических групп и даже полей, другие сочетаются только с глаголами определенной лексико-семантической группы. Адвербиальные компликаторы могут характеризовать человека (эмоциональное и физическое состояние, поведение, внешний вид), всю ситуацию или один из ее компонентов (объект).
  3. Практически любой глагол способен определяться наречием, однако адвербиальные компликаторы обычно не сочетаются с глаголами качественного и эмоционального состояния (в противном случае возникла бы семантическая избыточность). Наиболее распространенными лексико-семантическими классами предикатов в проанализированных высказываниях являются глаголы речевой и интеллектуальной деятельности.
  4. В роли субъекта высказываний с изучаемыми компонентами обычно употребляются слова, содержащие архисему «человек», так как большинство адвербиальных компликаторов используются для характеристики эмоционального, физического состояния, внешнего вида, особенностей поведения человека или описывают ситуации, участником которых он является.
  5. Функционирование высказываний с адвербиальными компликаторами определяется сферой общения, поэтому их использование в художественной прозе, газете и разговорной речи имеет свою специфику.
  6. На употребление изучаемых компликаторов оказывает влияние ряд факторов: индивидуальные предпочтения адресанта, уровень владения выразительными средствами языка, тематика дискурса; для газетных публикаций – тип издания и жанр материала.
  7. Адвербиальные компликаторы в высказывании обычно занимают позиции ремы.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования обсуждались на ежегодных Всероссийских конференциях молодых ученых «Филология и журналистика в начале XXI века» (Саратов, 2008, 2009, 2010, 2011 гг.). Работа обсуждалась на кафедре русского языка и речевой коммуникации ИФиЖ Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. По теме диссертации было опубликовано 9 работ, в том числе 3 – в издании, рекомендованном ВАК.

Структура работы. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной проблемы, обозначаются объект и предмет исследования, определяются цели и задачи, а также научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования семантического осложнения простого предложения» анализируются основные проблемы изучения осложнения монопредикативной единицы, дается собственное определение процесса адвербиализации как одного из способов усложнения формы и семантики предложения, освещаются вопросы, связанные со способами выражения атрибутивно-обстоятельственного значения.

В работах многих современных лингвистов проблема осложнения простого предложения изучается в рамках двух подходов: формального и семантического. Необходимо отметить, что невозможно провести резких границ между формальным и семантическим подходами к явлению осложнения, поскольку форма и смысл тесно связаны в языковых единицах.

В формальном синтаксисе, большое внимание которому уделялось на предшествующих этапах развития лингвистики, под осложнением простого предложения понимается, прежде всего, включение в него конструкций (однородных членов, обособленных оборотов, вводных слов, обращений и др.), приводящих к возникновению особых синтаксических связей и отношений. Структуры, осложняющие простое предложение на формальном уровне, изучены в синтаксической науке достаточно полно, хотя остаются некоторые вопросы, требующие дальнейшей разработки. Традиционный конструктивно-синтаксический подход к осложнению монопредикативного предложения представлен в «Русской грамматике-80», в трудах Л.К.Дмитриевой, И.П.Распопова, А.М.Ломова, Р.М.Гайсиной, А.Ф.Прияткиной, в учебниках под ред. В.А. Белошапковой, под ред. О.А. Крыловой, Л.Ю. Максимова, учебнике О.Б. Сиротининой и др.

«Семантический взрыв» в лингвистике приходится на вторую половину ХХ века». [Белошапкова 1997: 65]. Исследователей семантики предложения прежде всего интересуют способы выражения объективной информации, систематизация элементарных структурно-семантических моделей предложения, а также причины и способы усложнения семантической структуры.

Для описания объективных смыслов, заключенных в предложении, большинство современных исследователей используют термин пропозиция. В лингвистике пропозиция понимается как языковая форма воплощения положения дел в действительности [Lewis 1952, Белошапкова 1997, Арутюнова 2009]. Пропозиция есть объективное содержание предложения (диктум), рассмотренное в отвлечении от субъективных смыслов (модуса) [Шмелева 1994, Белошапкова 1997]. Структуру пропозиции определяет предикат. Он задает места для актантов – участников ситуации, определяет их количество и роли в предложении.

Грамматически простое предложение может быть семантически простым (монопропозитивным) или семантическим сложным (полипропозитивным). В структуре простого предложения может присутствовать несколько номинаций ситуаций (пропозиций), одна из которых, базовая, развернута в субъектно-предикатную структуру, другие же, побочные, существуют в свернутом виде [Алисова 1971; Кормилицына 2011]. То есть, семантически осложненное предложение является следствием «конденсации двух предикатов, один из которых сохраняет первоначальную форму и значение, а другой теряет самостоятельные показатели предикативности, но всегда может быть развернут в полную предикативную конструкцию, сохраняющую с первой те же логические отношения причины, уступительности, цели, предшествования или одновременности» [Алисова 1971: 4]. Следовательно, в полипропозитивных простых предложениях наблюдается асимметрия их формальной и семантической структуры [Алисова 1971]. Дополнительные пропозиции могут быть заключены не только в обязательных компонентах семантической структуры, но и в тех членах, которые не входят в грамматический и семантический минимум предложения [Кормилицына 2011, Белошапкова 1997].

Появление семантически осложненных предложений связано, прежде всего, со стремлением адресанта передать максимум информации при минимальных затратах речевых усилий. В качестве механизмов и способов осложнения монопредикативного предложения в современной лингвистике рассматриваются включение в него свободных синтаксем; слов, обладающих синсемантичностью; актантных компликаторов пропозитивного содержания; некоторых факультативных распространителей, несущих коммуникативно значимую информацию и т.д. Проблема семантического осложнения монопредикативной единицы получила отражение в работах многих современных ученых: Н.Д. Арутюновой, Т.Б. Алисовой, Л.В. Белобровы, Г.А. Битехтиной, В.В. Богданова, Н.А. Дьячковой, Г.А. Золотовой, М.А. Кормилицыной, П.А. Леканта, З.Л. Новоженовой, Б.Ю. Нормана, Т.А. Тулиной, Н.Ю. Шведовой и др.

Одним из процессов, приводящих к усложнению семантической структуры простого предложения, является процесс адвербиализации. Под адвербиализацией в данном исследовании понимается семантико-синтаксический процесс, суть которого заключается в том, что выражающая атрибутивно-обстоятельственное значение лексема (качественное наречие или функционально замещающая его словоформа), грамматически связанная с глаголом-предикатом, семантически соотносится субъектом (характеризуя его эмоциональное и физическое состояние, внешний облик, поведение) или со всей ситуацией.

Наречие – ядро адвербиальных компликаторов. Оно является морфологизованным средством выражения непроцессуального признака. В современных работах, посвященных проблемам изучения наречий [Белоброва 1982; Битехтина 1974; Захарова 1980; Золотова 1976, 1988; Ковтунова 1976; Кормилицына 2003; Ножкина 1986,1998,1999; Норман 1997; Пеньковский 2004; Сиротинина 2006; Тропина 2007; Филипенко 2003 и др.], рассматриваются особенности их словообразовательной структуры, семантики и функционирования, при этом особое место уделяется изучению изменений в их лексической и грамматической сочетаемости, а также роли в коммуникативной организации высказывания.

В качестве функционально замещающих наречие конструкций (неморфологизованного способа выражения атрибутивно-обстоятельственного значения) выступают определенные предложно-падежные формы существительных, способные давать характеристику субъекта или всей ситуации. Чаще всего в этой функции выступают такие модели, как с+творительный падеж, не без+родительный падеж, в+предложный падеж, без+родительный падеж [Золотова 1976, 1988; Кормилицына 2003; Ножкина 1986, 1989, 2003; Тимофеева 1986 и др.]. Лингвистов интересует роль наречий и функционально замещающих их предложно-падежных форм существительных в усложнении семантической структуры простого предложения, соотношение морфологизованного и неморфологизованного способов выражения атрибутивно-обстоятельственного значения и причины их возможной взаимозамены.

В работе рассматриваются только такие средства выражения атрибутивно-обстоятельственного значения, которые не приводят к формальному осложнению предложения, не выражают таксисных значений и не передают полупредикативных отношений. По этой причине в поле зрения автора работы не попадают некоторые другие адвербиальные компоненты, служащие средством выражения качественной характеристики действия и имеющие соотнесенность с субъектом, например, деепричастия и дуплексивы.

Поскольку адвербиальные компликаторы изучаются на материале газетной публицистики, художественной прозы и разговорной речи, в п. 1.4. данной главы анализируются некоторые основные особенности этих разновидностей литературного языка (их доминанты, функции, сферы действия и т.д.).

В главе 2 «Структурно-семантический анализ высказываний с адвербиальными компликаторами» рассматривается характер производящей базы наречия и функционально-замещающего его существительного, выступающих в роли адвербиальных компликаторов; выявляются семантические типы адвербиальных компликаторов, семантические особенности субъекта и предиката в предложениях с этими компонентами.

В работе показано, что словообразовательной базой наречий, участвующих в процессе адвербиализации, обычно являются признаковые слова знаменательных частей речи – качественные прилагательные (83%) и атрибутивные формы глаголов – причастия (около 17%), что позволяет адвербиальному компликатору выполнять функцию характеризации человека или ситуации: Ну налей-ка мне тарелочку/ я попробую/ вкусно ты приготовила или нет?// [РМ: 107]; Она понимающе покачала головой, а я удивился тому чувству, которое секунду назад испытал после слов: «в наших краях» (Л.Нетребо); Сам Борис Борисович невозмутимо стоял на сцене без привычной за последнее время бороды до пояса, и оттого помолодевший лет на 10 (АиФ–Саратов 29.05.2009).

Неморфологизованный способ выражения атрибутивно-обстоятельственного значения представлен в большинстве случаев наиболее типичной и частотной в языке конструкцией «с+тв. падеж сущ.». Эта модель является специализированной формой выражения вторичного для существительного значения качества, признака. На данную структуру приходится около 83% от общего числа проанализированных неморфологизованных форм: – Только не всегда удаётся добраться до места вовремя, – с грустью добавляет врач (АиФ–Саратов 08.10.2008). Значительно реже (в 9% случаев) встречается модель: «не без+род. падеж сущ.», со значением проявления качества или признака в некоторой степени: Малиновые она и выбрала, хотя и не без колебания: розовые и белые ей тоже нравились (Л.Улицкая). Конструкция «в+предл. падеж сущ.» со значением пребывания субъекта в каком-либо состоянии и «без+род. падеж сущ.», указывающая на отсутствие каких-либо качеств, особенностей поведения или состояния, составляют 6% и 2 % соответственно: Да что ж это такое, подумал он в смятении… (Д.Рубина); Расставаться хоть и с неудобным символом красоты Софья собирается без сожаления (МК 03.03.2010).

       Поскольку адвербиальные компликаторы, как уже было отмечено, чаще всего образуются от прилагательных или причастий, то есть лексем, обычно выполняющих в высказывании функцию предиката и передающих «непредметное (признаковое, характеризующее) значение» [Арутюнова 1999: 19], совершенно очевидно, что подобные компликаторы либо характеризуют ситуацию, либо указывают на признаки, свойства и состояния субъекта.

Исследование показало, что по семантике адвербиальные компликаторы делятся на две группы. Первая из них включает в себя наречия и предложно-падежные формы существительных, предназначенные для характеристики качеств и свойств человека (или живого существа, наделенного его способностями). Адвербиальные компликаторы данной семантической группы составляют 81% от общего числа проанализированных высказываний. Внутри нее можно выделить несколько семантических подгрупп компликаторов, служащих для характерстики:

1. эмоционального состояния человека (68%): Светка оставалась после уроков, их видели с молодым историком, увлеченно беседующими, в школьной библиотеке, в парке (Л.Нетребо); Вчерашний день супруги Рантала, к которым накануне сбежал из финского приюта их собственный сын, провели в страхе и волнении (МК 17.03.2010);

2. поведения (в том числе, отношения к людям), а также особенностей характера человека (18%): Однажды за его столик сели два старших лейтенанта, артиллеристы, без зависти оглядывались по сторонам, без любопытства и как-то настороженно, с опаской (А.Азольский);

3. физического и физиологического состояния человека (10%): – Не за вознаграждение работаю, старик, – утомленно и хмельно вещал Стас <…> (Л.Нетребо); <…> пару дней тренировался в нездоровом состоянии, но в итоге только сам себе навредил и свалился на неделю (МК 10.11.2011);

       4. внешнего вида (4%): Мотаясь в пригородных автобусах и расхлябанных электричках, она быстро и некрасиво старилась<…> (Л.Улицкая); С побелевшим лицом и сжатыми кулаками Бут проследовал к лакированной двери, за которой началась его новая жизнь (МК 03.11.2011).

Ко второй семантической группе, на которую приходится 17% проанализированных в работе адвербиальных компликаторов, относятся лексемы, служащие для характеристики:

1. целой ситуации: Мы уехали в начале сентября в сорок первом году/ а в конце сентября/ тогда еще можно было без всяких разрешений в Москву уехать// [РМ: 111]; – Ты у меня отсюда бесплатно вылетишь, вместе с картинками, ветер в ушах запоет! (Д.Рубина);

2. объекта как одного из компонентов ситуации: – У нас, в Сибири, говорят: Не тот сибиряк, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается, – радостно повторяет поговорку марокканец (МК 09.12.2006); Ну так его же невкусно есть// [РУ: 175].

       В ходе исследования встретились высказывания с адвербиальными компликаторами, которые нельзя однозначно отнести к определенной семантической группе: в зависимости от интерпретации наречие или предложно-падежная форма существительного может характеризовать и ситуацию, и ее участников. Такие высказывания составляют лишь около 2% от проанализированного материала.

Наречия и предложно-падежные формы существительных используются как для экономии речевых усилий, так и в качестве средства создания выразительности высказывания. Адвербиальные компликаторы, служащие для характеристики человека, благодаря сжатой, ёмкой форме выражения обычно имеют глубокое и сложное семантическое наполнение, вследствие чего они являются очень яркими и экспрессивными.

В работе высказываются некоторые предположения о причинах, по которым говорящий или пишущий выбирает либо наречие, либо предложно-падежную форму существительного. Наречие передает сплав, единство состояния и действия, предложно-падежная форма в силу своей двойственной природы называет сопутствующий признак, сопровождающий основное действие [Золотова 1988]. Предложно-падежные формы существительных эксплицируют внешние проявления эмоционального состояния: они слышны в голосе, видны в глазах, улыбке и т.д.: С нескрываемой обеспокоенностью в голосе она говорила о том, что ведомство <…> зачастую игнорирует взятые на себя обязательства (АиФ–Саратов 16.11.2011); – Кентавра? – с серьезным любопытством в глазах спросил Стасик (Д.Рубина). Иногда, используя наречие, говорящий или пишущий стремится показать особенности поведения героя, перманентно присущие ему. Употребляя же неморфологизованную форму атрибутивно-обстоятельственного значения, адресант показывает, что такое поведение свойственно человеку в определенный момент, зависит от ситуации.

Возможность замены морфологизованной формы выражения атрибутивно-обстоятельственного значения неморфологизованной и наоборот, зависит от словообразовательных, семантических и лексических особенностей данных слов. Например, наречие и существительное могут заменять друг друга без ущерба для смысла высказывания, если они не являются многозначными словами или при многозначности наблюдается синонимия отдельных значений. Возможно, существует зависимость между характером производящей базы и семантикой наречия. Значения отпричастных наречий обычно синонимичны значениям отглагольных существительных с предлогом [Ножкина 2003]: осуждающе – с осуждением, раздраженно – с раздражением. Особенности семантики и лексической сочетаемости накладывают ограничения на замену неморфологизованной формы наречием в таких парах слов, как: интересно – с интересом, страшно – со страхом, смешно – со смехом, ужасно – с ужасом и некоторых других.

Наречия и предложно-падежные формы существительных, выступающие в роли адвербиальных компликаторов, имеют разный диапазон сочетаемости. Адвербиальными компликаторами с широкими сочетаемостными возможностями в исследовании считаются лексемы, которые способны употребляться при глаголах разных лексико-семантических полей; с фиксированной же, ограниченной сочетаемостью – такие, которые могут использоваться при глаголах одного поля, подполя или одной лексико-семантической группы (в этом случае наречие или предложно-падежная форма существительного способны характеризовать только определенный семантический компонент в структуре предиката). Адвербиальные компликаторы с ограниченными сочетаемостными возможностями составляют 82 % от общего числа проанализированных лексем, компликаторы с широкой сочетаемостью – 18 %. Адвербиальные лексемы с фиксированной сочетаемостью являются преобладающими, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, они отвечают требованиям языковой системы: их сочетаемость определяется законом семантического согласования. Так, наречие внимательно имеет фиксированную сочетаемость, поскольку его семантическая структура («сосредоточенность мыслей, зрения и слуха на чем-нибудь» [Шведова 2007: 45]) позволяет ему соотноситься только с лексико-семантической группой глаголов восприятия. Во-вторых, целый ряд наречий и существительных со значением эмоционального состояния человека: вежливо, внимательно, виновато, грубо, обиженно, радостно радостью, удивленно удивлением, с интересом, с увлечением и др. – образуют с определенными глаголами достаточно устойчивые, стереотипные сочетания, соответствующие ожиданиям адресата: внимательно слушать; вкусно готовить; обиженно замолчать; увлеченно/с увлечением рассказывать и т.д. К адвербиальным компликаторам с широкой лексико-семантической сочетаемостью можно отнести такие, как весело (атаковать, жить, переглядываться); без проблем (получать пенсию, жить, растить ребенка), с радостью (отвечать, оставаться, помогать) и др.

Исследование показало, что адвербиальные компликаторы употребляются не при любых предикатах и субъектах. Они функционируют в основном в предложениях с предикатом-глаголом, с которым они связаны грамматически. Глагольный предикат является ядром событийных пропозиций, отражающих положение дел в объективной действительности. Он передает отношения между участниками ситуации, актантами. Практически любой глагол способен определяться наречием, однако если необходимо охарактеризовать не только действие или состояние, но и человека, совершающего это действие или испытывающего такое состояние, то наречие становится адвербиальным компликатором, т.е. усложнителем семантики высказывания.

Адвербиальные компликаторы употребляются при глаголах лексико-семантических полей «Действие и деятельность», «Бытие. Состояние. Качество» и «Отношение», однако чаще всего – в 85% случаев – они сочетаются с глаголами первого поля. Данное поле является многочисленным и широко представленным в языке (глаголы со значением активного действия, деятельности и деятельностного состояния составляют более 50% от числа представленных в 4 томе «Русского семантического словаря» глаголов [Русский семантический словарь… 1998]).

В высказываниях с адвербиальными компликаторами в качестве предикатов в большинстве случаев выступают глаголы речевой и интеллектуальной деятельности. Эти подполя составляют более половины лексем ЛСП «Действие и деятельность». Частое использование адвербиальных компликаторов при глаголах речи объясняется тем, что в языке существует не так много специальных глагольных лексем, называющих эмоциональное состояние во время общения. Адвербиальные компликаторы при таких предикатах помогают ёмко, но в то же время ярко и образно отразить состояние, в котором находился говорящий в момент речи, и описать сложный процесс речевого общения: На Мальте, сказали они смущенно, ничего в смысле науки не предстоит (А. Азольский). Глаголы интеллектуальной деятельности занимают второе место по употребительности в проанализированном материале. При них адвербиальные компликаторы обычно помогают конкретизировать эмоциональное и ментальное состояние человека, находящегося в процессе восприятия или мышления, отразить особенности видения им явлений действительности: «Фараониха», – вслед ей весело думает Андерсон (Л.Нетребо); А теперь она с душевной тошнотой и брезгливостью пропускала мимо ушей хвастливые монологи (Л. Улицкая).

Анализ соотношения адвербиальных компликаторов и предикатов, при которых они употребляются, показал, что наречия и предложно-падежные формы существительных со значением эмоционального состояния употребляются практически со всеми подполями и лексико-семантическими группами глаголов. Это одна из причин, по которой такие компликаторы преобладают в проанализированном материале. Компликаторы, характеризующие внешний вид человека, согласно полученным данным, имеют наиболее ограниченную лексико-семантическую сочетаемость. Возможно, в связи с этим они являются наименее представленным семантическим типом во всех трех рассмотренных сферах общения.

В роли субъекта в высказываниях с адвербиальными компликаторами выступают существительные, содержащие архисему «человек», поскольку такие компликаторы предназначены для характеристики эмоционального и ментального состояния человека, его поступков, а также отношения к положению дел в действительности. Особенности выражения субъекта во многом определяются сферой общения.

Как показало исследование, адвербиальные компликаторы встречаются и в высказываниях без субъекта: безличных (около 11% от общего числа рассмотренных предикативных единиц), неопределенно-личных (5%), определенно-личных (2%) и эллиптических (6%). В неопределенно-/определенно-личных и эллиптических высказываниях адвербиальные компликаторы обычно характеризуют одушевленный субъект. В безличных высказываниях действие или состояние описывается безотносительно к его субъекту, поэтому адвербиальные компликаторы здесь очень часто характеризуют ситуацию или один из ее компонентов (объект): <…> формулировать дальше наши требования надо открыто и самое главное – максимально легитимно <…> (АиФ–Саратов 05.01.2012); Только брачную церемонию во дворце прислали/ а так/ если фотографировали/ то интересно посмотреть// [РЗ: 14]. Адвербиальные компликаторы в безличных предложениях, функционирующих в ПС и РР, могут использоваться и для передачи метатекстовой информации, например для выражения персуазивности [Кормилицына 2009]: Судьбу внушительной коллекции Игоря Ноллетова можно с уверенностью назвать счастливой (АиФ–Саратов 11.01.2012).

В главе 3 «Некоторые особенности функционирования и прагматики высказываний с адвербиальными компликаторами в разных сферах общения» изучается функционирование высказываний с адвербиальными компликаторами в художественной прозе, газетной публицистике и разговорной речи, выявляются некоторые особенности и объясняются причины употребления изучаемых компонентов, а также рассматривается специфика предиката и субъекта в высказываниях с данными лексемами в каждой из сфер. В отдельном разделе главы определяется роль адвербиальных компликаторов в актуальном членении предложения.

Доминанты художественного, публицистического и обиходно-бытового стилей обусловливают черты, характерные для данных стилей, и накладывают отпечаток на выбор и функционирование лексем, выступающих в качестве адвербиальных компликаторов, а также во многом предопределяют характер предиката и субъекта в высказываниях с анализируемыми единицами.

Доминантой художественного стиля является эстетическая значимость всех составляющих текст элементов языка. Благодаря использованию различных выразительных средств на всех языковых уровнях речь писателя эмоциональна и экспрессивна. Адвербиальные компликаторы, образуя непривычные сочетания слов, участвуют в создании яркого, объемного и запоминающегося художественного образа. Именно «художественный стиль речи является источником непрерывного развития наречий как особого класса признаковых слов» [Ножкина 1998: 123].

Индекс лексического разнообразия изучаемых компонентов в художественном стиле (далее – ХС) довольно высок: он составляет 0,5. Это объясняется реализацией эстетической функции языка и уровнем мастерства писателей. Среднее количество адвербиальных компликаторов, приходящихся на 1000 предикативных единиц (ПЕ), зависит от особенностей идиостиля писателя. В среднем, в ХС на 1000 ПЕ встречается 50 таких компликаторов.

В ХС адвербиальные усложнители семантики предложения обычно встречаются в авторской речи и чаще всего употребляются для характеристики чувств, эмоций и поведения человека. Мастера слова, создавая яркий и запоминающийся художественный образ, стараются избегать тривиальных, стандартных способов выражения мысли, поэтому в качестве адвербиальных компликаторов используют лексемы в переносном, метафорическом значении: Они окаменело сидели – им всегда уступали места (Л.Улицкая). В ХС такие компликаторы могут употребляться не одиночно, а в составе сочинительного ряда наречий или предложно-падежных форм, иметь при себе зависимые слова или представлять собой составное образование: Смутило Ивана, что не увидел он тогда в чернеце ни боли, ни страха, ни безумия: смотрел тот смело, насмешливо и осмысленно (Л.Нетребо); И тут же заговорил Званцев – по-барски, небрежно, презрительно-спокойно, чуть напыщенно: – Вахтенный, проводите меня на ют, к барказу (А.Азольский); Все смотрели на нее с выжидательным интересом (Л.Улицкая); – Бриллиантовые?! – часовщик изумленно-весело оборачивался к своему напарнику (Д.Рубина); Такса на опиум для народа та же – бутылка… – изрек Софист учтиво-отстраненно, что для него было не характерно, он явно пытался скрыть удивление (Л.Нетребо). Несмотря на то, что составные наречия, а также сочинительные ряды наречий и предложно-падежных форм существительных являются незначительной по объему частью адвербиальных компликаторов, они помогают сделать художественный текст ярким, экспрессивным, выполняя функцию эстетического воздействия на читательское сознание, способствуют максимальной точности выражения авторских мыслей и созданию многоаспектного и разностороннего художественного образа.

В роли предиката в высказываниях с изучаемыми компликаторами в художественной прозе чаще, чем в других сферах, употребляются глаголы речевой деятельности, поскольку характеристика литературных героев нередко дается через их речь. Реализация функции эстетического воздействия на читателя определяет то факт, что адвербиальные усложнители семантики предложения могут встречаться здесь при глаголах таких лексико-семантических подполей, которые в ПС и РР очень редко сочетаются с подобными компликаторами (например, при глаголах движения и перемещения).

В роли субъекта в высказываниях с адвербиальными компликаторами в ХС обычно выступают имена собственные (имена или прозвища героев произведения) и существительные, характеризующие литературные персонажи по каким-либо признакам или свойствам. Адвербиальные компликаторы при них описывают поведение и чувства обитателей художественной реальности. Кроме того, в художественном тексте в силу его метафоричности и эстетической значимости встречаются высказывания с неодушевленным субъектом, наделенным свойствами живого существа.

Доминанта публицистического стиля (ПС) – социальная оценочность. Большинство адвербиальных компликаторов здесь, как и в ХС, служит для характеристики эмоционально-ментального состояния и поведения участников общественно значимых событий. Индекс лексического разнообразия адвербиальных компликаторов в ПС составляет 0,4, что ниже, по сравнению с ХС, так как функция эстетического воздействия на читателя не является основной для данного стиля.

В исследовании высказывается предположение, что употребление адвербиальных компликаторов журналистом зависит не только от его индивидуальных предпочтений, но и от характера издания, тематики и жанра материала. В «Московском комсомольце» на 1000 предикативных единиц приходится в среднем 23 высказывания с адвербиализацией, тогда как в саратовских «Аргументах и фактах» – 10, т. е. в 2 раза меньше. Такая разница объясняется спецификой газет. Одним из факторов, определяющих направление издания, является характер и способ передачи информации. Как отмечает О.Б. Сиротинина, в современных СМИ происходит процесс размежевания изданий по содержательной направленности и степени их ангажированности. Это приводит к тому, что разные газеты отличаются стилистически: по наличию/отсутствию в них фельетонной разнузданности, негативной оценки и разоблачающей информации [Сиротинина 1999]. Издания «МК» и «АиФ–Саратов» являются полярными в этом отношении. Многих авторов «МК», не связанных строгими рамками информационных жанров, отличает стремление к созданию эмоционально окрашенного, максимально экспрессивного и выразительного текста: сенсаций, разоблачений, скептических рассуждений-предположений, пространных очерков. Газета «АиФ–Саратов» является в большей степени информационно-аналитическим изданием, в ней сообщаются и аргументируются факты, а значит, степень экспрессии здесь меньше.

Кроме того, «МК» – центральное издание, «АиФ–Саратов» – региональное. Объем и жанровое разнообразие материала, представленного в московской газете, равно как и количество журналистов, пишущих для нее, гораздо больше, по сравнению с саратовской. Отсутствие в местных «Аргументах и фактах» больших текстов аналитических и художественно-публицистических жанров (например, рецензий, обозрений, очерков) и необходимость написания одним журналистом сразу нескольких статей или заметок приводит к тому, что авторы используют меньше ярких и выразительных языковых средств, в том числе и адвербиальных компликаторов.

Другим фактором, тесно связанным с предыдущими, является возраст аудитории. Газета «Московский комсомолец» рассчитана в основном на молодежь. Компрессированные конструкции с наречиями часто очень эмоциональны, и подобная тональность помогает более эффективно воздействовать на молодых читателей. «При выборе из синонимического ряда средств передачи одной и той же информации журналист <…> использует с одной стороны самые простые по форме, редуцированные», с другой – «наиболее выразительные, экспрессивные» [Кормилицына 2005: 497]. Газета «Аргументы и факты» рассчитана на более широкую аудиторию и, прежде всего, на зрелых читателей, которых больше интересуют факты общественно-политической и культурной жизни области, а не сомнительные сенсации из мира шоу-бизнеса.

В связи с перечисленными выше факторами, журналисты газеты «АиФ–Саратов» обычно используют в своих статьях частотные наречия-штампы: безрезультатно, бесплатно, спокойно, незаконно, искренне, охотно, с радостью, с гордостью и др., тогда как сотрудники «МК» для передачи эмоционального состояния человека довольно часто используют яркие, свойственные художественной прозе, адвербиальные компликаторы: виновато, восторженно, обреченно, в страхе, с благодарно-смущенной улыбкой, с дрожью в голосе и т.д.

Анализируемые лексемы могут встречаться в сильных позициях газетного текста (заголовках, инициальных предложениях, «лидах»), принимая на себя основную смысловую нагрузку высказывания.

Поскольку одной из главных задач газеты является передача актуальной общественно-политической информации, адвербиальные компликаторы употребляются здесь при глаголах действия в социальной сфере гораздо чаще, чем в текстах художественной прозы. В газете в силу таких ее особенностей, как официальность и информативность, в большинстве случаев позицию субъекта занимают существительные, именующие человека по его социально-профессиональной принадлежности.

Доминантой разговорной речи (РР) – сведение к минимуму заботы о форме выражения мысли. Обиходно-бытовое общение является ситуативным и контактным, поэтому большинство адвербиальных компликаторов (62%) в РР служит для сжатой характеристики ситуации. На 1000 ПЕ в РР приходится в среднем 10 адвербиальных компликаторов.

Среднее количество адвербиальных компликаторов на 1000 предикативных единиц (ПЕ) в разных сферах общения

Сферы общения

Среднее количество адвербиальных

компликаторов на 1000 ПЕ

морфологизованный

способ

неморфологизованный

способ

ХС

авторы

А.Азольский

45

3

Л.Нетребо

47

2

Д.Рубина

56

3

Л.Улицкая

41

3

ПС

газеты

«МК»

20

3

«АиФ-Саратов»

8

2

РР

8

2

Доминанта обиходно-бытового стиля определяет то, что индекс лексического разнообразия изучаемых компликаторов (0,3) здесь гораздо ниже, чем во всех остальных рассмотренных сферах. Употребление подобных компликаторов зависит от индивидуальных предпочтений говорящего, уровня его владения выразительными возможностями языка, а также от тематики разговора. В связи с такими особенностями РР, как спонтанность, ситуативность и минимальная забота о форме выражения мысли, в семантической структуре отдельных лексем актуализируется и становится главным один из её компонентов, вследствие чего слово получает особые значения, свойственные непринужденному обиходно-бытовому общению. Так, наречие свободно принимает в РР значение «легко, без труда, без особых проблем» [Ожегов, Шведова 2003: 704], спокойно – «легко, без особых усилий» [Химик 2004: 579], в иронических контекстах некоторые из адвербиальных компликаторов (например, радостно и благополучно) приобретают антонимические значения, что приводит к развитию энантиосемии.

В позиции предиката в проанализированных высказываниях чаще всего находятся все те же глаголы речевой или интеллектуальной деятельности. Однако следует заметить, что в РР шире, чем в других сферах, представлено подполе глаголов созидательной деятельности, поскольку в языковой картине мира человека важное место отводится домашним или рабочим делам. Результаты этой деятельности постоянно обсуждаются в семье или дружеской компании. Адвербиальные компликаторы при таких предикатах чаще всего характеризуют поведение человека или всю ситуацию, участником которой он является.

В роли субъекта в РР обычно выступают личные местоимения, среди которых преобладает местоимение я, поскольку говорящему важно передать собственные чувства, настроение, состояние и свое отношение к предмету разговора.

Что касается участия адвербиальных компликаторов в актуальном членении предложения, то для них характерна позиция ремы. Наречие и предложно-падежная форма существительного, входящие вместе с глаголом в рему, в большинстве случаев занимают препозицию. Однако для неморфологизованного способа выражения атрибутивно-обстоятельственного значения такое положение не характерно, оно противоречит грамматической норме. Вероятнее всего, активизация случаев препозиции предложно-падежных форм связана с воздействием коммуникативного фактора на лексему и усилением влияния разговорного синтаксиса на письменную речь. Чтобы акцентировать внимание на адвербиальном компликаторе, говорящий или пишущий организует высказывание так, что наречие или функционально замещающая его предложно-падежная форма существительного выступают в качестве собственно ремы, занимая абсолютную постпозицию или – реже – абсолютную препозицию: Но в итоге они прожили 20 лет не случайно// (ЗРР); С гордостью Настя демонстрирует мне футболку, что подарил каждой ученице школы анимации Александр Любимов (МК 27.10.2011). Кроме того, в ХС и ПС использование парцеллированных компликаторов помогает автору заострить внимание читателя на наречии или предложно-падежной форме существительного: Боже милостивый, как они лгут! Речь идет, конечно, только о тех, кто, в отличие от Пенелопы, к этому одарен… Вскользь, невзначай, бесцельно, страстно, внезапно, исподволь, непоследовательно, отчаянно, совершенно беспричинно... (Л.Улицкая).

В заключении обобщаются полученные результаты, формулируются выводы и намечаются перспективы исследования.

Семантико-синтаксический процесс адвербиализации является одним из актуальных средств экономии речевых усилий и создания экспрессивного, воздействующего на адресата высказывания. Чаще всего адвербиальный компликатор выражается морфологизованным способом – качественным наречием. В роли функционально замещающих наречие конструкций могут выступать предложно-падежные формы некоторых существительных. Большинство наречий-компликаторов образовано от качественных прилагательных, предназначенных для характеристики человека или ситуации. Неморфологизованный способ выражения атрибутивно-обстоятельственного значения представлен чаще всего наиболее типичной моделью «с+тв. падеж сущ.». Возможность взаимозамены наречия-компликатора и предложно-падежной формы существительного зависит от словообразовательных, семантических и лексических особенностей этих слов.

Адвербиальные компликаторы имеют разный диапазон сочетаемости. Некоторые из них могут употребляться при глаголах разных семантических групп и даже полей, другие соотносятся только с глаголами определенной лексико-семантической группы. Большинство подобных компликаторов обладает ограниченными, фиксированными сочетаемостными возможностями. Адвербиальные компликаторы характеризуют человека (эмоциональное и физическое состояние, поведение, внешний вид), всю ситуацию или один из ее компонентов (объект).

Практически любой глагол способен определяться наречием, однако адвербиальные компликаторы употребляются далеко не при каждом глаголе. Так, компликаторы, характеризующие эмоциональное состояние человека, обычно не сочетаются с глаголами качественного и эмоционального состояния (в противном случае возникла бы семантическая избыточность). Наиболее распространенными лексико-семантическими классами предикатов в проанализированных высказываниях являются глаголы речевой и интеллектуальной деятельности.

В роли субъекта в высказываниях с изучаемыми компонентами обычно употребляются слова, содержащие архисему «человек».

Особенности каждого из трех рассмотренных стилей – художественного, публицистического и обиходно-бытового – накладывают определенный отпечаток на функционирование адвербиальных компликаторов. В художественной прозе и газете в большинстве случаев адвербиальные компликаторы используются для описания эмоционального состояния героя художественного произведения или участника общественно-политических и культурных событий. Их использование помогает автору дать полную, точную, чаще всего выразительную, яркую характеристику субъекта ситуации. В разговорной речи, напротив, преобладают компликаторы, именующие целую ситуацию, ведь обиходно-бытовое общение является непосредственным, контактным (говорящий видит собеседника), во многом опирается на конситуацию и поэтому не требует каких-либо дополнительных характеристик состояния общающихся.

Индекс лексического разнообразия адвербиальных компликаторов в художественной прозе выше, чем в газете или разговорной речи. Среди них встречаются индивидуально-авторские образования, например, составные наречия, вносящие в высказывание максимальную экспрессивность при минимальной затрате языковых средств.

На использование изучаемых компликаторов оказывают влияние такие факторы, как уровень художественного мастерства писателя или журналиста, их индивидуальные предпочтения, тематика текста/тема разговора, в газете – тип издания и жанр публикации.

Адвербиальные компликаторы попадают в коммуникативный фокус автора высказывания, поэтому для них характерна позиция ремы. Они выступают в качестве акцентоносителей ремы, занимая абсолютную постпозицию или – реже – абсолютную препозицию.

Перспективы исследования видятся в дальнейшем расширении и углублении материала (изучении разнообразных средств и способов выражения атрибутивно-обстоятельственного значения, привлечении материала из других сфер общения), а также в более подробном рассмотрении некоторых вопросов, связанных с функционированием и прагматикой адвербиальных компликаторов.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Дегальцева А. В. Способы выражения адвербиального признака в разных сферах общения // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2010. Т. 10. Серия  Филология. Журналистика. вып. 4. С. 18-26.
  2. Дегальцева А. В. Адвербиализованные конструкции в аспекте актуального членения предложения // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2011. Т. 11. Серия Филология. Журналистика. вып. 3.  С. 3-8.
  3. Дегальцева А. В. Семантические типы глагольных предикатов в высказываниях с адвербиальными компликаторами // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2011. Т. 11. Серия. Филология. Журналистика. вып. 4. С. 18-23.
  1. Дегальцева А. В. Семантико-синтаксический процесс адвербиализации как одно из явлений современного синтаксиса (на материале газетных публикаций и художественной прозы) // Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2008. Вып. 11, ч. I–II. С. 18-21.
  2. Дегальцева А. В. Семантика субъекта и предиката в высказываниях с адвербиализованными конструкциями // Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2009.  Вып. 12, ч. Ш. С. 7-10.
  3. Дегальцева А. В. Особенности функционирования адвербиализованных конструкций в разговорной речи (в сравнении с художественной и газетой речью) // Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов : Изд. центр «Наука», 2010. Вып. 13, ч. I–III. С. 342-347.
  4. Дегальцева А. В. Использование семантико-синтаксического процесса адвербиализации в качестве одного из средств создания выразительности высказывания // Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов : Изд. центр «Наука», 2011.  Вып. 14, ч. III. С. 66-73.
  5. Дегальцева А. В. Особенности лексико-семантической сочетаемости наречий в составе адвербиализованных конструкций // Проблемы речевой коммуникации : межвуз. сб. науч.тр. / под ред. М. А. Кормилицыной. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2010. Вып. 10. С. 171-177.
  6. Дегальцева А. В. Некоторые особенности функционирования и семантики адвербиализованных конструкций в современной разговорной речи // Проблемы речевой коммуникации : межвуз. сб. науч. тр. / под ред. М. А. Кормилицыной. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2011. Вып. 11. С. 176-183.

ДЕГАЛЬЦЕВА Анна Владимировна

АДВЕРБИАЛИЗАЦИЯ КАК СПОСОБ УСЛОЖНЕНИЯ

СЕМАНТИКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Подписано в печать 05.04.2012 г. Формат 60х84 1/16

Бумага офсетная. Печать трафаретная.

Объем 1,0 усл. печ. л. Тираж 100 экз. Заказ

Типография Издательства Саратовского университета

410012, Саратов, Астраханская, 83.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.