WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи





кузьмин александр иванович



управление процессами региональной интеграции

в экономическом пространстве российского государства

Специальность 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика)






АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук






Казань - 2012

Диссертация выполнена на кафедре промышленной коммерции и маркетинга ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технический университет им.А.Н.Туполева-КАИ»

Научный руководитель:                Салиев Константин Рушанович

кандидат экономических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технический университет им.А.Н.Туполева-КАИ», доцент кафедры промышленной коммерции и маркетинга

Официальные оппоненты:        Бардасова Элеонора Вячеславовна

доктор экономических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет», профессор кафедры менеджмента и предпринимательской деятельности

       Саркин Андрей Владиславович

                доктор экономических наук, доцент

        ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский)

        федеральный университет», профессор кафедры

        территориальной экономики

Ведущая организация:                ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления»

Защита состоится 12 мая 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 521.015.01 при НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ» по адресу: 420012, г.Казань, ул. Муштари, 13, малый актовый зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ».

Сведения о защите и автореферат диссертации размещены на официальном сайте НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ» http:// www.tisbi.ru и на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://www.vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан 11 апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат экономических наук,

доцент

М.Е.Иванов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Становление рыночных отношений в результате проведения структурных преобразований российской экономики привело к качественной трансформации принципов функционирования и ключевых элементов национальной экономической системы, инициировало центробежные тенденции, что стало причиной разрушения целостности единого народнохозяйственного комплекса, появления межрегиональных и воспроизводственных диспропорций, усиления поляризации экономического пространства. Ориентация конкурентоспособных сырьевых компаний на внешние рынки в условиях сокращения совокупных расходов резидентов и улучшения мировой хозяйственной конъюнктуры предопределили возникновение зависимости от импортных товаров, что, в свою очередь, стало причиной выбора в качестве приоритетных внешнеэкономических связей в ущерб связям межрегиональным. Проявлением сложившихся диспропорций в экономической системе Российской Федерации является дифференциация по показателю объема ВРП на душу населения между регионом-лидером и регионом-аутсайдером, которая выросла в период с 1995 по в 2010 гг. с 19 до 25. Подтверждением усиления поляризации экономического пространства России выступает сокращение числа регионов, объем ВРП на душу населения которых превышает среднероссийский уровень: в период с 2005 по 2010 гг. их количество колебалось в диапазоне от 14 до 161. Сложившаяся ситуация свидетельствует об утрате национальной экономикой атрибутивного системного свойства, что влечет за собой потерю внутренних источников экономического роста и усиление зависимости ее элементов – хозяйствующих субъектов и территориальных образований от экономики зарубежных государств и транснациональных корпораций. В этой связи одной из ключевых проблем, стоящих перед российским государством, выступает проблема формирования единого экономического пространства, что предполагает необходимость активизации внутри- и межрегиональных интеграционных процессов.

Экономическая интеграция традиционно трактуется в экономической науке как фактор устойчивой поступательной макроэкономической динамики, действие которого обусловлено объективными процессами общественного разделения труда и необходимостью установления долговременных хозяйственных связей между экономическими агентами (субъектами предпринимательства, их объединениями, территориально-локализованными системами). Перераспределение факторов производства между субъектами национальной экономической системы выступает одной из функций государственного регулирования, что предполагает необходимость разработки и эффективного использования соответствующего инструментария, обеспечивающего целевое воздействие на направление, интенсивность и формы реализации интеграционных процессов.

Наличие структурных диспропорций как на уровне государства в целом, так и на уровне его региональных составляющих, регионализация факторов экономического развития, - все это доказывает целесообразность разработки адаптированных к мезоэкономическому уровню мер государственного управления интеграционными процессами, что позволит учесть специфику внутрирегиональных и межрегиональных цепочек формирования добавленной стоимости, предупредить увеличение разрыва между показателями социально-экономического развития субъектов Федерации и обеспечить достижение синергетического эффекта от активизации процессов взаимодействия. Формированию подобного инструментария государственного управления препятствует ряд обстоятельств, среди которых - преобладание во взаимоотношениях между регионами конкурентных начал, исключающих сотрудничество на долговременной основе; отсутствие адаптированных к современному этапу развития российской экономики, характеризуемого активизацией противоположных тенденций глобализации и регионализации, технологий менеджмента, ориентированных на межрегиональную кооперацию. При этом опыт развития российских регионов на рубеже ХХ-XXI вв. показывает, что политика, направленная на механическое выравнивание мезоэкономических показателей, не может обеспечить устойчивого развития и повышения качества жизни населения всех территориальных образований. Парадигма активизации точек роста, основанная на признании допустимости поляризации экономического пространства должна с необходимостью признавать роль межрегиональной интеграции в стимулировании факторов экономического развития. Недостаточная разработанность проблемы углубления межрегиональной интеграции и использования ее преимуществ для обеспечения поступательного развития национальной и региональных экономических систем предопределили выбор темы диссертационного исследования, его теоретическую и практическую значимость.

Степень изученности проблемы. Теоретические аспекты государственного регулятивного воздействия на вектор и динамику развития экономических систем различного уровня с учетом пространственного фактора достаточно полно разработаны в различных направлениях научных школ. 

Методологическая основа исследования экономического пространства заложена в научных трудах Т.Веблена, Дж.Коммонса, Р.Коуза, Д.Норта, В.Ойкена, К.Поланьи, Ф.Хайека, Й.Шумпетера и др. Дальнейшее развитие концепции экономического пространства тесно связано с теорией размещения производства, которая получила развитие в трудах Ж.Будвиля, А.Вебера, У.Изарда, А.Леша, В.Кристаллера, Й.Тюнена и др. Анализу категории «экономическое пространство» посвящены работы М.Портера (концепция пространственных промышленных кластеров) и П.Кругмана (концепция совокупной причинной обусловленности).

Среди исследований, посвященных вопросам регионального развития, следует отметить работы Э.Б.Алаева, Н.Н.Баранского, А.Г.Гранберга, А.И.Добрынина, Н.В.Зубаревич, Н.Н.Колосовского, В.Н.Лексина, Р.М.Мельникова, Н.Н.Некрасова, О.С.Пчелинцева, С.А.Суспицина, Н.И.Швецова и др. Различные аспекты изучения экономического развития пространства региона находят свое отражение в работах А.Д.Арзамасцева, Н.Г.Багаутдиновой, М.А.Гусакова, Б.С.Жихаревича, Н.И.Иванова, С.В.Киселева, С.В.Кузнецова, А.А.Румянцева, Н.П.Федоренко, С.В.Шишкина и др. Вопросам изучения процессов региональной экономической интеграции, а также межрегионального взаимодействия в отечественной науке посвящены труды П.Я.Бакланова, Е.А.Колодиной, В.В.Кулешовой, Н.М.Межевича, П.А.Минакира, В.Е.Селиверстова и др.

Значительный вклад в теорию социально-экономического развития регионов внесли зарубежные авторы: У.Айзард, Х.Зибер, В.Лаунхардт, Г.Мюрдаль, Ф.Перру, У.Ростоу, Т.Хегерстранд, А.Хиршман и др. Исследованием проблем региональной экономической интеграции занимались такие ученые как Б.Баласса, Дж.Винер, С.Рольф, Ж.Сапир, Я.Тинберген, В.Уоллеса, Р.Харрода, И.Штоллер и др.

Особенности формирования и реализации региональной социально-экономической политики в современной России отражены в исследованиях отечественных ученых А.Г.Аганбегяна, С.Ю.Глазьева, А.А.Ермоленко, О.В.Иншакова, Н.П.Кетовой, В.В.Кистанова, А.М.Марголина, В.Н.Овчинникова, Р.А.Попова, С.Г.Тяглова, Б.М.Штульберга и др. Различные аспекты теории и практики межрегиональных экономических отношений рассматриваются в работах А.А.Джаримова, Б.З.Мильнера, А.И.Татаркина и др.

Вместе с тем теоретические и прикладные вопросы формирования целостной концепции государственного управления региональных интеграционных процессов в условиях глобализации экономического пространства и структурной трансформации российской экономики остаются недостаточно разработанными. Необходимость проведения подобного исследования определила цель, задачи и структуру диссертационной работы.

Цель и задачи диссертации. Цель диссертационной работы состоит в научном обосновании теоретико-методических подходов к сущности управления процессами региональной интеграции и разработке на этой основе практических рекомендаций, направленных на реализацию эффективного взаимодействия региональных образований в рамках реализации парадигмы поляризованного развития экономического пространства.

Реализация цели исследования предопределяет постановку и решение следующих основных задач:

1. Исследовать предпосылки, сущность и формы реализации региональной экономической интеграции в современном поляризованном экономическом пространстве.

2. Выявить и систематизировать формы региональной экономической интеграции и предложить типологизацию регионов в соответствии с присущими для отдельных групп региональных образований форм экономической интеграции, а также в соответствии с ролью экономической интеграции в развитии региональных образований.

3. Проанализировать динамику коэффициента эластичности предложения ВРП по экспорту для регионов с различным уровнем реализации потенциала интеграционных процессов и выявить роль отдельных составляющих совокупных расходов в приросте ВРП.

4. Доказать, что необходимым условием региональной экономической интеграции и эффективного функционирования мезоэкономической системы выступает реализация парадигмы сфокусировано-поляризованного социально-экономического развития.

5. Разработать методический подход к содержанию системы государственного управления региональными интеграционными процессами.

6. Проанализировать взаимосвязь основных мезоэкономических показателей и уровня развития межрегиональной интеграции.

Объектом исследования являются процессы региональной интеграции в континууме экономического пространства современной российского государства.

Предметом исследования является совокупность организационно-экономических отношений, возникающих в процессе управления региональной интеграцией в континууме экономического пространства современного российского государства.

Теоретическую и методологическую основу диссертационного исследования составляют парадигмы региональной экономики, фундаментальные идеи регионального управления, пространственного развития, размещения производительных сил, теория сложных систем, теория системного анализа, теории экономического роста и развития, теории экономической интеграции. Постановка и доказательство рабочих гипотез выполнялись с использованием совокупности методов (инструментария) исследования характера и уровня социально-экономического развития региона. Такой комплексный подход включает в себя общенаучные методы исследования, среди которых следует выделить такие, как абстрактно-логический, структурно-функциональный и диалектический методы, метод экономико-статистического и математического анализа, метод SWOT- и PEST-анализа. Для решения поставленных задач применялся аппарат математической статистики с использованием специализированного пакета программы STATISTICA 6.0. При изложении материала использовались текстовой, табличный и графические методы представления информации.

Информационную базу диссертационной работы составляют сведения официальных федеральных и региональных статистических органов, зарубежных государств, Министерства экономического развития Российской Федерации (РФ), Министерства регионального развития РФ, Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства экономики Республики Татарстан (РТ), Министерства промышленности и торговли РТ, данные Российского союза промышленников и предпринимателей, Ассоциации российских менеджеров, Совета по национальной конкурентоспособности, Рейтингового агентства «Эксперт РА», Регионального общественного фонда «Информатика для демократии» (ИНДЕМ) и др. В процессе подготовки работы в качестве информационных источников были использованы монографии, коллективные работы, публикации в периодической печати, материалы научно-практических конференций, парламентских слушаний, информационные ресурсы сети Интернет и др. В ходе исследования использованы федеральные и региональные законы и подзаконные нормативные акты.

Содержание диссертационного исследования соответствует п. 3. Региональная экономика: 3.5. Пространственно-экономические трансформации; проблемы формирования единого экономического пространства в России; региональная социально-экономическая дифференциация; пространственная интеграция и дезинтеграция страны. Формирование сетевых структур в экономическом пространстве России; 3.16. Региональная социально-экономическая политика; анализ особенностей и оценка эффективности региональной экономической политики в Российской Федерации, федеральных округах, субъектах Федерации и муниципальных образованиях Паспорта ВАК России специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством.

Научная новизна результатов исследования состоит в разработке комплекса теоретико-методических положений и практических предложений, направленных на разработку и внедрение форм и методов управления процессами региональной интеграции в рамках реализации парадигмы поляризованного развития экономического пространства российского государства, что конкретизируется в следующих положениях:

1. Представлено содержание региональной экономической интеграции, трактуемой как процесс углубления взаимодействия открытых развивающихся мезоуровневых социально-экономических систем пространственного типа, различающихся по характеру абсолютного и относительного конкурентного потенциала, на основе установления связей между ранее разрозненными их элементами, приобретения существующими связями свойств регулярности и устойчивости, увеличения количества внутренних и внешних связей, что влечет за собой изменение качества экономического пространства, приобретение регионом совокупности атрибутивных свойств квазигосударства и повышение уровня его целостности (внутренняя среда), а также сближение атрибутивных свойств организационно-экономического механизма и воспроизводственных процессов, присущих отдельным территориально-локализованным системам (регионам, макрорегионам) (внешняя среда), различающимся по уровню региональной экономической интеграции.

2. Выявлены и систематизированы формы региональной экономической интеграции на основе использования в качестве классификационных признаков источников возникновения, характера взаимодействия, уровней интеграционных процессов, целевой ориентации взаимодействия, реализуемым функциям, содержания факторных потоков, что позволило предложить типологизацию регионов в соответствии с присущими для отдельных групп региональных образований форм экономической интеграции (регионы с преобладанием микроуровневых процессов интеграции, регионы с преобладанием мезоуровневых процессов интеграции, регионы с преобладанием макроуровневых процессов интеграции, регионы с преобладанием мегауровневых процессов интеграции), а также в соответствии с ролью экономической интеграции в развитии региональных образований (регионы, для которых межрегиональные связи выступают движущим фактором реализации крупномасштабных проектов; регионы со средним уровнем реализации потенциала интеграционных процессов; регионы с низким уровнем реализации потенциала интеграционных процессов).

3. Доказано, что в соответствии с выявленной динамикой коэффициента эластичности предложения ВРП по экспорту для регионов с высоким и низким уровнем реализации потенциала интеграционных процессов наиболее значимой составляющей совокупных расходов, обеспечивающих прирост ВРП, выступают валовые внутренние инвестиции (государственные и частные), для регионов со средним уровнем реализации потенциала интеграционных процессов значимой составляющей совокупных расходов, обеспечивающих прирост ВРП, является чистый экспорт.

4. Определено, что необходимым условием региональной экономической интеграции и эффективного функционирования мезоэкономической системы выступает реализация парадигмы сфокусировано-поляризованного социально-экономического развития, основанной на признании ведущей роли опорных образований как точек роста, а также источников активизации пространственной интеграции, которые обладают потенциалом преодоления отраслевых и воспроизводственных диспропорций регионального развития на основе стимулирования инновационной и инвестиционной активности, выявления и реализации абсолютных и относительных конкурентных преимуществ регионов в пространстве макрорегионов, национального государства, мирового хозяйства в целом.

5. Предложен методический подход к содержанию системы государственного управления региональными интеграционными процессами, который исходит из необходимости реализации принципов равенства всех субъектов Федерации, целеполагания, целенаправленности, адаптивности, субсидиарности, системности, согласованности интересов Российской Федерации и ее региональных образований, динамичности, что, в свою очередь, предполагает учет принадлежности региона к выявленным типам в соответствии с предложенным критерием влияния на динамику ВРП интеграционных связей и их содержания; уровня субфедеральной поляризации регионов по базовым параметрам социально-экономического развития; отраслевых пропорций региональной экономики по представительству в них базовых и поддерживающих отраслей; фазы микроцикличности развития регионов в составе федерального округа; состояния институциональной среды, обеспечивающей интеграцию в рамках реализации парадигмы сфокусировано-поляризованного социально-экономического развития.

6. Доказано, что динамика показателей результативности деятельности участников межрегионального интеграционного образования находится в прямой зависимости от степени комплементарности и конгруэнтности содержания и структуры принадлежащих им факторов производства, которая подтверждает целесообразность интеграционных процессов в рамках эффективных и относительно неэффективных кластерных образований.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что основные научные положения и выводы позволяют расширить существующие научные представления о содержании и направлениях развития региональных экономических систем в условиях поляризации национального и мирового экономического пространства, а также глубокой дифференциации регионов по характеристикам социально-экономического развития, что является основой для разработки парадигмы региональной интеграции на микро-, мезо-, макро- и мегауровнях.

Практическая значимость результатов работы состоит в возможности их использования органами государственной власти при разработке стратегий и программ социально-экономического развития, отраслевых и федеральных программ развития конкуренции, обосновании форм и методов государственной структурной политики на уровне регионов, а также в целях обоснования инвестиционных проектов и программ развития на уровне международных правительственных организаций и корпораций. В частности, результаты диссертации могут быть использованы при формировании генераторов и территорий экономического роста в контексте обоснования выбора стратегического развития регионов Приволжского федерального округа (ПФО).

Положения и выводы работы могут быть использованы в учебном процессе в преподавании курсов «Региональная экономика», «Экономика предприятия», «Менеджмент», «Государственное и муниципальное управление».

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационной работы изложены, обсуждены и получили одобрение на международных, региональных, межвузовских научно-практических и научно-методических конференциях. Имеется 6 публикаций по теме диссертации общим объемом 2,7 п.л., в том числе 3 статьи в журнале «Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник», рекомендованном ВАК России для опубликования материалов по кандидатским и докторским диссертациям.

Разработанные теоретические и практические рекомендации внедрены и используются в работе Министерства экономики РТ в ходе разработки региональных и муниципальных программ развития, в учебном процессе в ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технический университет им.А.Н.Туполева-КАИ», что подтверждено справками о внедрении.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, содержащих 8 параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы, включающей 132 наименования, и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, раскрывается степень разработанности проблемы в отечественной и зарубежной экономической литературе, определяются цель и задачи, предмет и объект, методологическая и теоретическая основы, новизна и научно-практическая значимость, апробация результатов исследования и его структура.

В первой главе «Теоретико-методические основы исследования региональных интеграционных процессов» систематизированы основные научные подходы к определению понятий «регион», «региональная экономическая интеграция», сформулирована авторская позиция в отношении понятий, позволяющая выделить и обосновать особенности развития региональной экономической интеграции, предложена классификация видов интеграционных процессов и типологизация регионов, основанная на учете уровня вовлеченности регионов в интеграционные отношения.

Вторая глава «Анализ тенденций развития региональной интеграции и ее влияния на структуру экономического пространства» посвящена методике оценки взаимосвязи интеграционных процессов и социально-экономического развития регионов, а также исследованию их влияния на атрибутивные свойства национального экономического пространства.

В третьей главе «Механизм управления процессами региональной экономической интеграции в контексте обеспечения развития национального экономического пространства» предложена авторская методика оценки взаимосвязи интеграционных процессов и социально-экономического развития региона, результативность которой подтверждена сценарными расчетами; сформулированы приоритетные направления социально-экономической интеграции регионов ПФО; выделены точки роста региональных образований в составе ПФО на основе пространственно-отраслевой интеграции; определены инструменты совершенствования государственной субфедеральной политики социально-экономического развития регионов ПФО.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты диссертационной работы.

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Представлено содержание региональной экономической интеграции, трактуемой как процесс углубления взаимодействия открытых развивающихся мезоуровневых социально-экономических систем пространственного типа, различающихся по характеру абсолютного и относительного конкурентного потенциала.

В национальном экономическом пространстве действуют противоположные тенденции, обусловленные углублением общественного разделения труда: тенденции дифференциации и интеграции. Дифференциация экономического пространства выражается в выделении и локализации субфедеральных, региональных и субрегиональных экономических систем; диверсификации деятельности хозяйствующих субъектов территории базирования; перераспределения правомочий собственности на активы в пользу федерального центра и отдельных регионов-субъектов РФ; разрушения ранее сложившихся межрегиональных связей. Интеграция экономического пространства выражается в интенсификации слияний и поглощений субъектов хозяйствования; экспансии глобальных и национальных интегрированных образований (транснациональных корпораций и национальных вертикально-интегрированных компаний) в пространство отдельных территориальных образований (макрорегионов, регионов, субрегиональных образований); формировании региональных и межрегиональных кластерных образований, в рамках которой часть функциональных, операционных и ресурсных бизнес-процессов выводится за пределы внутрифирменных контрактных отношений; разграничении федерального и регионального уровней государственной собственности, выделении муниципального уровня собственности, закреплении прав управления объектами региональной собственности за органами власти территории; формировании экономической инфраструктуры интеграционного взаимодействия. Активизация интеграционных процессов выражается в синергетическом эффекте взаимодействия предприятий основных и вспомогательных отраслей, проявляющемся в повышении конкурентоспособности субъектов хозяйствования территории размещения и всего регионального образования, а также национальной экономической системы в целом.

Интеграционные процессы протекают в двух направлениях – вертикальном (формирование и развитие вертикально-интегрированных компаний (ОАО «Роснефть»), передача отдельных властных полномочий от федерального центра субъектам Федерации, от региональных органов власти органам местного самоуправления (передача полномочий в сфере образования); развитие государственно-частного партнерства (концессионных соглашений, контрактов жизненного цикла, государственных заказов, распределения ответственности между государством и частными инвесторами, разделения рисков на основе соответствующих соглашений) и др.) и горизонтальном (участие отдельных муниципальных и региональных образований в ассоциациях экономического развития территорий (Ассоциация малых и средних городов России; ассоциация «Большая Волга»); реализация совместных крупномасштабных инвестиционных проектов (проект «Строительство платной автомагистрали «Шали (М-7) – Бавлы (М-5)» в рамках развития нового маршрута федеральной автомобильной дороги «Казань - Оренбург»); заключение договоров о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве регионов (РТ подписала более 45 межрегиональных соглашений о сотрудничестве с регионами страны); формирование ассоциаций субъектов хозяйствования (Ассоциация малого и среднего бизнеса РТ); заключение договоров с участием региональной власти о принципах сотрудничества (соглашения о сотрудничестве Конституционного суда РТ со всеми конституционными (уставными) судами субъектов РФ); внешнеэкономическая деятельность регионов и размещенных на их территории предприятий; формирование и развитие региональных и межрегиональных кластеров (нефтехимический и автомобилестроительный кластеры на территории РТ и др.); особых экономических зон «ОАО «Особая экономическая зона промышленно-производственного типа «Алабуга» и др.)). Комбинирование вертикальных и горизонтальных интеграционных отношений обусловливает формирование мультикластеров, участниками которых выступают входящие в состав вертикально-интегрированных образований предприятия и органы государственной власти федерального и регионального уровней.

Исследование регионального экономического взаимодействия позволяет сделать вывод, что его существование и развитие выступает необходимым условием функционирования территориально-локализованных субфедеральных систем, относящихся к числу «ядерных», «полупериферийных» и «периферийных». При этом содержание институционального обеспечения процесса интеграции в значительной степени определяет содержание и порядок распространения моделей взаимодействия, что обусловливает необходимость формирования государством и его регионами соответствующих институтов – норм правового регулирования, общественного сознания, санкций, предусматривающих ответственность за нарушение прав и обязанностей участников интеграционных отношений.

Активизация региональных интеграционных процессов приводит к изменению конфигурации и конформации экономического пространства как сети контрактов, что находит отражение в усилении его разнородности, концентрации трансакций и усилении интенсивности и частоты взаимодействий в опорных территориях. Последнее выступает причиной усиления уровня поляризации экономического пространства и формирования пространственных границ, которые совпадают или не совпадают с границами административно-территориальных образований (регионов и макрорегионов), что выступает одним из условий их поступательного развития или негативной динамики мезоэкономических показателей.

2. Выявлены и систематизированы формы региональной экономической интеграции, что позволило предложить типологизацию регионов в соответствии с присущими для отдельных групп региональных образований форм экономической интеграции, а также в соответствии с ролью экономической интеграции в развитии региональных образований.

Результаты систематизации форм региональной экономической интеграции отражены в таблице 1.

Таблица 1

Формы региональной экономической интеграции

Классификационный признак

Формы региональной экономической интеграции

В зависимости от масштабов интеграции

Микроэкономические (между хозяйствующими субъектами – резидентами различных региональных образований), мезоэкономические (между макрорегионами, регионами и муниципальными образованиями), макроэкономические (между регионами и федеральным центром), мегаэкономические (между регионами и субъектами мирового хозяйства)

В зависимости от механизма институционализации интеграционных процессов

Интеграция, регламентируемая преимущественно формальными (федеральные округа) или преимущественно неформальными (национально-этнические общности) институтами

В зависимости от характера взаимодействия

Конкурентные, кооперационные, конфликтные

В зависимости от направления интеграционных отношений

Вертикальные, горизонтальные, комбинированные

В зависимости от выполняемых функций

Координирующие, контролирующие, распределительные, организационные, представительские, смешанные

В зависимости от сферы деятельности

Промышленно-производственные, финансовые, информационные, организационные, миграционные

Использование особенностей интеграционных процессов в качестве классификационного признака позволило предложить типологизацию российских регионов, которая включает следующие 5 групп:

I группа. Регионы с преобладанием мегаэкономической формы интеграционных процессов, что определено наличием экспортоориентированных предприятий (относительные преимущества) (Республика Коми, Республика Саха (Якутия), Сахалинская и Тюменская области), пространственной концентрацией финансовых ресурсов (гг.Москва, Санкт-Петербург) или географическим положением (абсолютные преимущества) (Калининградская область, Приморский край).

II группа. Регионы с преобладанием макроэкономических форм интеграции, что создает предпосылки для реализации кластерных инициатив, формирования особых экономических зон и др., как опорных территорий развития регионального экономического пространства (Республика Татарстан, Нижегородская, Новосибирская, Ростовская, Самарская, Свердловская области).

III группа. Регионы, обладающие существенным потенциалом мезоэкономической интеграции, которая приняла (может принять) формы крупномасштабных межрегиональных инновационных и инвестиционных проектов (Белгородская, Волгоградская, Иркутская, Кемеровская, Мурманская, Ленинградская, Липецкая, Новгородская, Омская, Томская, Челябинская, Ярославская области, Республика Башкортостан, Красноярский край).

IV группа. Регионы, которые не реализовали имеющийся потенциал интеграционных взаимодействий на внутри- и межрегиональном уровнях, что выступает фактором однородности регионального экономического пространства и усиления межрегиональной поляризации (промышленно-аграрные регионы: Архангельская, Владимировская, Ивановская, Калужская, Костромская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская области; аграрно-промышленные регионы: Республика Марий Эл, Чувашская республика, Алтайский, Ставропольский края, Воронежская, Оренбургская, Саратовская, Тамбовская области и др.).

V группа. Регионы, у которых отсутствует потенциал интеграционного взаимодействия вследствие разрыва воспроизводственных процессов на региональном и межрегиональном уровнях (Магаданская область, Республика Алтай, Республики Тыва, Республика Кабардино-Балкария и др.).

Учет принадлежности региона к одной из выделенных групп представляется необходимым условием формирования эффективных мер управления региональным развитием.

3. Доказано, что для регионов с высоким и низким уровнем реализации потенциала интеграционных процессов наиболее значимой составляющей совокупных расходов, обеспечивающих прирост ВРП, выступают валовые внутренние инвестиции, для регионов со средним уровнем реализации потенциала интеграционных процессов значимой составляющей совокупных расходов, обеспечивающих прирост ВРП, является чистый экспорт.

Для исследования вклада отдельных факторов совокупных расходов в прирост совокупного дохода территории (ВРП) в работе использована концептуальная платформа, трактующая регион как квазигосударство, или как открытую, целостную, развивающуюся социально-экономическую систему, на которую распространяются законы пространственного развития. Определение региона как подсистемы более высокого уровня, для которой характерна взаимосвязь составляющих ее элементов, а также взаимодействие с входящими в ее состав подсистемами и другими субфедеральными системами, обеспечивающими воспроизводственные процессы в рамках границ определенной территории, позволяет распространять законы развития национального экономического пространства на мезоуровневые образования с учетом их абсолютных и относительных преимуществ.

С целью выявления роли составляющих совокупных расходов в динамике ВРП с учетом принадлежности региона к одной из выделенных в процессе типологизации групп субъектов Федерации (регионы с реализованным потенциалом интеграционных взаимодействий на мегауровне; регионы с реализованным потенциалом интеграционных взаимодействий на мезо- и микроуровнях; регионы с высоким потенциалом межрегионального взаимодействия по отдельным направлениям сотрудничества; регионы со средним и низким потенциалом интеграционного взаимодействия) в работе использована регрессионная модель (1), которая представляет собой видоизмененную формулу основного макроэкономического тождества, где инвестиционная составляющая включает частные и государственные внутренние и внешние инвестиционные расходы:

                                                                       (1)

где Y – объем валового регионального продукта (ВРП); a – константа; X – объем регионального чистого экспорта; I – валовые инвестиции; k, g – коэффициенты регрессии, отражающие изменение объема ВРП при изменении чистого экспорта и инвестиционных расходов региона на единицу соответственно.

Если коэффициент эластичности объема ВРП больше единицы (т.е. незначительное изменение чистого экспорта вызывает значительное изменение объема ВРП), то региональное образование характеризуется открытостью и преобладанием мегаэкономических и макроэкономических взаимодействий в системе интеграционных отношений. Если коэффициент эластичности объема ВРП меньше единицы (т.е. незначительное изменение чистого экспорта вызывает незначительное изменение объема ВРП), то региональное образование характеризуется низким уровнем открытости и преобладанием мезоэкономических и микроэкономических взаимодействий в системе интеграционных отношений.

Исследование показало, что для регионов с высоким уровнем открытости (I и II группы в предложенной выше классификации) наибольший вклад в прирост ВРП осуществляют инвестиции в основной капитал (k = 0,19, g = 0,71). Подобный результат является следствием инвестиционной привлекательности, наличия капиталоемких экспортоориентированных предприятий, значительного числа кредитно-финансовых организаций, эффективной институциональной среды, что является неценовым фактором активизации инвестиционных расходов резидентов и нерезидентов (государства и предпринимательского сообщества) региональной экономической системы.

Для регионов третьей группы чистый экспорт выступает значимым фактором прироста ВРП (k = 0,54) при относительно высокой роли валовых инвестиций (g = 0,63). Чистый экспорт формируется за счет экспорта товаров (услуг) в другие регионы и зарубежные государства. Его более значимая роль (по сравнению с регионами первой и второй группы) и значимость инвестиционных расходов объясняется наличием отдельных системообразующих экспортоориентированных субъектов хозяйствования (их объединений) при активном участии данных региональных образований в крупных межрегиональных инвестиционных проектах.

Для четвертой и пятой групп регионов увеличивается роль валовых инвестиций в приросте объема ВРП при снижении роли чистого экспорта (k = 0,09, g = 0,81). Низкая инвестиционная привлекательность регионов данных групп, низкий уровень развития интеграционных взаимодействий, неэффективная институциональная среда, отсутствие самостоятельных финансово-кредитных организаций, закрытость регионов относительно мировых рынков, высокие инвестиционные риски вследствие отсутствия четкой спецификации правомочий собственности, все это определяет почти полное отсутствие внешних частных инвестиций. Источником положительной динамики ВРП выступают государственные расходы из федерального и регионального бюджетов, а также частные внутренние инвестиции. Внешнеэкономическая деятельность и экспорт товаров не выполняют роль значимых факторов экономического роста замкнутых регионов.

4. Определено, что необходимым условием региональной экономической интеграции и эффективного функционирования мезоэкономической системы выступает реализация парадигмы сфокусировано-поляризованного социально-экономического развития.

Необходимым условием поступательного развития региональной экономики выступает наличие структурированного пространства, характеризующегося наличием точек роста и опорных территорий как центров пространственно-отраслевой интеграции, инициирующих агломерационное притяжение и диффузию нововведений.

Исследование регионов ПФО позволило сделать вывод о высоком уровне их дифференциации по уровню социально-экономического развития. В таблице 2 представлены сравнительные характеристики регионов ПФО, которые показывают, что депрессивными являются 9 регионов, в то же время 3 субъекта округа являются «локомотивами роста»: Пермский край, Республики Башкортостан и Татарстан.

Таблица 2

Сравнительные характеристики регионов ПФО, 2010

Субъект ПФО

Характеристика региона по:

А.Г.Гранбер-гу

Минэкономразвития РФ

Минрегионразвития РФ

Республика Башкортостан

лидер

с уровнем развития выше среднего

«локомотив роста»

Республика Марий Эл

депрессив-ный

с низким уровнем развития

«депрессивный-фоновый»

Республика Мордовия

депрессив-ный

с уровнем развития ниже среднего

«депрессивный-фоновый»

Республика Татарстан

лидер

с высоким уровнем развития

«локомотив роста»

Удмуртская Республика

депрессив-ный

с уровнем развития ниже среднего

«депрессивный-фоновый»

Чувашская Республика

депрессив-ный

с уровнем развития ниже среднего

«депрессивный-фоновый»

Пермский край

лидер

с уровнем развития выше среднего

«локомотив роста»

Кировская область

депрессив-ный

с уровнем развития ниже среднего

«депрессивный-фоновый»

Нижегородская область

лидер

с уровнем развития выше среднего

«опорный»

Оренбургская область

депрессив-ный

со средним уровнем развития

«депрессивный-фоновый»

Пензенская область

депрессив-ный

с уровнем развития ниже среднего

«депрессивный-фоновый»

Самарская область

лидер

с высоким уровнем развития

«опорный»

Саратовская область

депрессив-ный

с уровнем развития ниже среднего

«депрессивный-фоновый»

Ульяновская область

депрессив-ный

с низким уровнем развития

«депрессивный-кризисный»

Однако подобные характеристики не учитывают особенностей конфигурации экономического пространства отдельного региона, изменяющейся под влиянием точек роста и зон ускоренного развития, которые формируются как результат действия разнонаправленных интеграционных процессов. В этой связи представляют интерес «вторые» и «третьи» города региональных образований, которые сопоставимы по многим параметрам с первыми, то есть центрами регионов, но, в отличие от последних, не несут бремени регионального финансирования и характеризуются признаками генераторов роста, основанного не на больших объемах перераспределения финансовых ресурсов внутри региона, а на развитии реального сектора экономики. Подобными «вторыми» на территории ПФО выступают гг. Кузнецк — Пенза, Набережные Челны — Казань, Димитровград — Ульяновск, Балаково — Саратов, Орск — Оренбург, Кирово-Чепецк — Киров. При отсутствии ярко выраженного «второго» города в некоторых регионах ПФО (Республика Мордовия, Чувашская Республика, Пермская область) роль генераторов роста могут выполнять «третьи» города (г. Рузаевка в Республике Мордовии, гг. Соликамск-Березники и Чайковский в Пермской области).

Неоднородность экономического пространства, усиливающаяся по мере активизации интеграционных процессов, обусловливает необходимость учета ее конфигурации при определении содержания мер управляющего воздействия, что, в свою очередь, предполагает типологизацию территорий по признаку потенциальной эффективности государственного (федерального и регионального) вмешательства. Отнесение территории, представленной субрегиональными образованиями или регионами, к типу «локомотив роста», предполагает разработку программ развития федерального уровня с участием региональных органов власти и использованием ресурсного потенциала субъекта Федерации. Отнесение территории к типу «вторые города» и зон их влияния предполагает предпочтение региональных мер регулирования с использованием потенциала крупного бизнеса. Отнесение территории к типу «третьи» города и зон их влияния предполагает предпочтение мер регионального регулирования и рыночного саморегулирования, при этом наибольшую актуальность приобретает развитие государством рыночной инфраструктуры. Отнесение территории к типу «точки роста» в административных районах предполагает предпочтение мер регионального регулирования и рыночного саморегулирования, при этом наибольшую актуальность приобретает развитие государством финансовой инфраструктуры. Депрессивные зоны нуждаются в активном государственном вмешательстве. Таким образом, развитие интеграционных процессов и изменение конфигурации экономического пространства определяют необходимость пространственного развития как средства стратегического планирования.

5. Предложен алгоритм формирования системы государственного управления региональными интеграционными процессами.

Алгоритм разработки и реализации системы управления процессами региональной экономической интеграции представлен на рис.1.

где: + и – положительная и отрицательная динамика изменения показателей региональной интеграции соответственно;

Типы регионов: I группа – регионы с преобладанием мегаэкономической формы интеграционных процессов; II группа – регионы с преобладанием макроэкономических форм интеграции; III группа – регионы, обладающие существенным потенциалом мезоэкономической интеграции; IV группа – регионы, которые не реализовали имеющийся потенциал интеграционных взаимодействий на внутри- и межрегиональном уровнях; V группа – регионы, у которых отсутствует потенциал интеграционного взаимодействия.

Оценка влияния интеграционных процессов на состояние экономического пространства: I – процессы региональной интеграции являются источником развития поляризованного экономического пространства; II - процессы региональной интеграции являются источником формирования точек роста экономического пространства; III - процессы региональной интеграции способствуют изменению конфигурации экономического пространства;

Меры управляющего воздействия: A - формирование узлов инфраструктур, в первую очередь транспортных, придание развитию отдельных транспортных узлов и коридоров федерального значения; B - функциональное зонирование территорий (создание особых экономических и средовых зон, придание особого правового режима территориям и др.); C - формирование системы межбюджетных отношений, учитывающих роль и функции опорных регионов; D - развитие человеческого капитала, повышение пространственной и квалификационной мобильности населения, обеспечение воспроизводства населения и стабилизации его численности; E - государственная поддержка наукоградов, а также центров трансферта технологий; F - определение параметров федеральной поддержки региональных программ по созданию местных модулей НИС (развитие производственно-технологической инфраструктуры инновационной деятельности - технопарков, инновационно-технологических центров, бизнес-инкубаторов); G - выявление и мониторинг ситуации развития экономических кластеров на территориальном уровне, в том числе выявление структуры кластера, территориальной локализации его отдельных звеньев; H - реализация программ развития экономических кластеров (софинансирование аналитических исследований, формирование коммуникационных площадок для основных участников потенциальных кластеров, реализация программ содействия выходу предприятий кластера на внешние рынки, подготовка кадров, формирование институциональной среды для развития территориальных кластеров и др.); I - согласование стратегий и программ развития регионов между собой и с федеральными отраслевыми и инфраструктурными проектами и программами; [K; ] – прочие рычаги и методы воздействия.

Результаты: 1 – увеличение инвестиционных расходов; 2 – реализация инновационного потенциала развития региона; 3 – формирование точек роста и опорных территорий развития; 4 – поступательная динамика мезоэкономических показателей и социальных индикаторов.

6. Доказано, что динамика показателей результативности деятельности участников межрегионального интеграционного образования находится в прямой зависимости от степени комплементарности и конгруэнтности содержания и структуры принадлежащих им факторов производства.

Основой формирования эффективных форм межрегионального экономического сотрудничества в современных условиях является наличие взаимодополняющей ресурсной базы в экономическом пространстве регионов, участвующих в создании интеграционного комплекса. Как показал проведенный в диссертационном исследовании анализ деятельности межрегиональных интеграционных образований, результатом их функционирования может быть: 1) обусловленный использованием совпадающей ресурсной базы рост показателей результативности деятельности участников межрегионального интеграционного образования, темпы которого не превышают или незначительно превышают темпы роста доходов аналогичных предприятий, не задействованных в межрегиональных интеграционных объединениях (kp, отражающий эффективность межрегиональной интеграции, находится в диапазоне 11,3); 2) обусловленный использованием частично совпадающей взаимодополняющей ресурсной базы рост показателей результативности деятельности участников межрегионального интеграционного образования, темпы роста которых на 15-40% опережают аналогичный уровень динамики развития монорегиональных интегрированных образований (kp находится в диапазоне 1,31,6); 3) обусловленный использованием в значительной степени или полностью взаимодополняющей ресурсной базы рост показателей результативности деятельности участников межрегионального интеграционного образования, темпы роста которых более чем на 40% опережают аналогичный уровень динамики развития монорегиональных субъектов хозяйствования (kp находится в диапазоне 1,62,0). Таким образом, прогнозирование показателей поступательной динамики регионов, хозяйствующие субъекты которых развиваются в межрегиональной интеграции, может быть проведено следующим образом:

БП1 = БП0kpksynkek ,                                                                (2)

БП0 – базовое значение прогнозируемого показателя в текущем периоде, ед. изм.;

kp – повышающий коэффициент, доля (при наличии обратной зависимости между базовым и результирующих показателями определяется как 1/kp);

ksyn – коэффициент синергии, доля (определяется, если kp1,6, в остальных случаях равен 1);

kek – коэффициент экстраполяции, характеризующий сложившиеся тенденции динамики прогнозируемого показателя, доля.

Прогнозирование результатов воздействия межрегиональной интеграции было проведено на материалах развития интеграционных образований туристического кластера (ТК) Республика Татарстан – Республика Марий Эл, в котором имеет место высокий уровень взаимодополняемости ресурсной базы (базовые ресурсы РТ: финансовый, инвестиционный, управленческий, организационный; базовые ресурсы РМЭ: трудовой, природно-климатический). Результаты прогнозирования представлены на рис. 2.

Рис. 2. Динамика показателей развития регионов, участвующих

в процессах межрегиональной интеграции на 2011-2016 гг. (прогноз)

Из приведенных данных видно, что развитие межрегиональной интеграции в относительно низкоэффективном туристическом кластере позволяет обеспечить рост показателей результативности его развития до среднерегионального уровня.

Проведенное исследование подтверждает необходимость развития имеющихся и поиска новых форм региональной интеграции, реализация которых обеспечит поступательную динамику основных экономических показателей отдельных субъектов хозяйствования и территории их размещения.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Кузьмин, А.И. Межрегиональные программы экономического развития как основа устойчивости таксономических единиц в современной России / А.И.Кузьмин //Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2011. № 48. 0,4 п.л.

2. Кузьмин, А.И. Теоретико-методологические подходы к исследованию территориальной экономической дифференциации регионов / А.И.Кузьмин // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2012. № 51. 0,5 п.л.

3. Кузьмин, А.И. Теоретико-методологические основы социального развития региона в условиях рыночной экономики / А.И.Кузьмин // Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник. 2012. № 52. 0,4 п.л.

Публикации в журналах и сборниках научных трудов, материалах конференций:

4. Кузьмин, А.И. Концепция ресурсного подхода к анализу территориальной экономической дифференциации регионов / А.И.Кузьмин // В кн.: Теория и практика институциональных преобразований в России: Сборник научно-аналитических статей. Выпуск 3. Казань: Изд-во Отечество, 2011. 0,3 п.л.

5. Кузьмин, А.И. Оценка влияния асимметрии информации на региональное развитие/ А.И.Кузьмин // В кн.: Экономическая безопасность Российской Федерации: Сборник научно-аналитических статей. Выпуск 4. Казань: Изд-во Отечество, 2012. 0,5 п.л.

6. Кузьмин, А.И. Механизм управления процессами региональной экономической интеграции в контексте обеспечения развития национального экономического пространства / А.И.Кузьмин // В кн.: Российская промышленность: состояние и перспективы развития: Сборник научно-аналитических статей. Выпуск 4. Казань: Изд-во Отечество, 2012. 0,6 п.л.


1 Составлено по данным: официального сайта Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/account/#. Проверено на 1.02.2012.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.