WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ХАРИСОВА ГУЗЯЛЬ МАНСУРОВНА

трансформАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА НА ОСНОВЕ РАЗВИТИЯ ИНФРАСТРУКТУРНОГО КОМПЛЕКСА

Специальность 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Казань - 2012

Работа выполнена на кафедре территориальной экономики Института управления и территориального развития в ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Научный консультант:        Багаутдинова Наиля Гумеровна

доктор экономических наук, профессор

Лауреат премии Правительства Российской

Федерации в области образования, Заслуженный

деятель науки Республики Татарстан

Официальные оппоненты:        Гайнанов Дамир Ахнафович

доктор экономических наук, профессор,

директор Института социально-экономических

исследований Уфимского научного центра

Российской академии наук

Пыткин Александр Николаевич

доктор экономических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки РФ,

директор Пермского филиала

Института экономики Уральского отделения

Российской академии наук

Хадиуллина Гульнара Насимовна

доктор экономических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Казанский национальный

исследовательский технический университет

им.А.Н.Туполева-КАИ», заведующая кафедрой

национальной экономики и права

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Омский государственный

университет им. Ф.М.Достоевского»

Защита состоится 15 декабря 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 521.015.01 при НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ» по адресу: 420012, г.Казань, ул. Муштари, 13, малый актовый зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ».

Сведения о защите и автореферат диссертации размещены на официальном сайте НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ» http://tisbi.ru и на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://www vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан 14 ноября 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат экономических наук,

доцент

М.Е.Иванов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Стратегической целью социально-экономического развития российского государства в долгосрочном периоде выступает переход к инновационному типу поступательной макроэкономической динамики, что предполагает необходимость трансформации всех его источников, разработки и внедрения качественно нового механизма управления национальным хозяйством с учетом особенностей пространственного размещения ресурсов, обусловленных активизацией противоречивых процессов глобализации и регионализации. Обоснованность выбора федеральными органами государственной власти модели многополюсного развития современной российской экономики определяется рядом факторов, среди которых наиболее существенными выступают: наличие значительного объема востребованных мировым хозяйством природных ресурсов, локализованных в относительно небольшом числе регионов; внутриматериковое географическое положение подавляющего числа субъектов Федерации, определяющее высокий уровень транспортных издержек; малочисленность крупных городских агломераций и низкая плотность населения, препятствующие диффузии инноваций в пространстве; падение качества человеческого капитала и поляризация расселения, ограничивающие возможности создания «точек роста» и опорных территорий; низкая эффективность институциональной среды, обусловливающая разновекторность пространственного развития национальной экономики и ее отдельных территориальных образований.

Действие вышеперечисленных факторов при наличии слаборазвитой транспортной, энергетической, производственной и социальной инфраструктуры обусловливает высокую неравномерность российского экономического пространства, что находит отражение в динамике мезоэкономических показателей. Согласно официальным данным1, регионами-«локомотивами роста» выступают субъекты Федерации, на территории которых расположены месторождения энергетических ресурсов, либо территориальные образования, обладающие инфраструктурным потенциалом или выгодным географическим положением (гг.Москва, Санкт-Петербург, автономные округа в составе Тюменской области). Формирование устойчивого тренда многополюсного развития российского экономического пространства подтвердилось в период кризиса 2008-2009 гг. и посткризисного развития, которые привели к ухудшению положения регионов, характеризующихся преобладанием в ВРП продукции традиционной обрабатывающей промышленности, что стало результатом низкой конкурентоспособности предприятий при одновременном появлении инвестиционно привлекательных субъектов Федерации, ориентированных на импорт высоких технологий. Последнее обусловлено формированием эффективных институтов, обеспечивающих повышение инвестиционной привлекательности территории, а также абсолютными и относительными преимуществами в форме более выгодного географического положения и развитой инфраструктуры. Таким образом, использование конкурентных преимуществ регионов и реализация сценария инновационного развития российской экономики предопределяют необходимость учета пространственного фактора, выявление и поддержку со стороны федерального центра динамично развивающихся территорий, обладающих высоким ресурсным потенциалом и стратегической инициативностью.

Альтернативность принципов, на которых построены модели поляризованного и выравнивающего регионального развития, не исключает наличие в их составе общего элемента, в качестве которого выступает признание эффективной инфраструктуры как значимого фактора и результата поступательной динамики. В профильном рейтинге Всемирного Банка Российская Федерация (РФ) находится на 48-м месте в мире по показателю доступности и качества транспортной инфраструктуры, в том числе по качеству железнодорожной инфраструктуры занимает 33-е место, по качеству автодорожной - 111-е место, по качеству инфраструктуры воздушных и водных портов - 87-е и 82-е места соответственно2. При этом годовой объем недофинансирования ремонта и содержания дорожной сети составляет 1,2% ВВП РФ. Характер пространственного размещения ресурсов обусловливает низкую энергетическую эффективность российской экономики при высокой доле капитальных вложений в общем объеме ВВП (5 проц. от ВВП при 1,5% среднемировом значении). Социальная и институциональная инфраструктуры по-прежнему выполняют роль сдерживающего экономический рост фактора. Необходимость переосмысления отечественного опыта управления инфраструктурой и выбор наиболее эффективных направлений ее развития в контексте реализации модели поляризованного развития национального экономического пространства, неэффективность действующих механизмов взаимодействия субъектов хозяйствования инфраструктурного комплекса с органами государственной власти и сообществом территории размещения – все это предопределило выбор темы диссертационного исследования, ее значимость в теоретическом и практическом аспектах.

Степень изученности проблемы. Методологические основы исследования экономического пространства как экономической категории и аналитического инструментария были положены в трудах К.Маркса (влияние разделения труда на асимметрию между факторами производства), В.Ойкена, К.Поланьи, Ф.Хайека, Й.Шумпетера (теории экономических процессов), Дж.Коммонса, Р.Коуза (теория трансакционных издержек), Т.Веблена, Д.Норта (теория «пучка прав собственности»). В настоящее время теория пространственного развития выступает одним из перспективных направлений развития современной экономической мысли и воплощает в себе гносеологический потенциал альтернативных школ и течений. Ряд исходных положений теории экономического пространства было сформулировано в середине ХХ в. в трудах А.Леша, К.Рау, Ф.Феттера, К.Д.Хайсона, В.П.Хайсона, Г.Хоттелинга и др. В рамках концепции размещения производства (У.Айзард, А.Вебер, В.Кристаллер, В.Лаунхардт, Т.Паландер, Г.Ритчл, Й.Тюнен, О.Энглендер и др.) сформулированы отдельные теоретические проблемы пространственной экономики. Модель пространственного экономического равновесия представлена в работах А.Пределя и Х.Вайгмана. Модели экономического роста разрабатывались в трудах П.Дугласа, Ч.Кобба, Р.Солоу, Э.Фелпса и др. Факторы и направления пространственной оптимизации функционирования экономики на микроуровне нашли отражение в моделях пространственных взаимодействий, использующих в качестве атрибутивного элемента параметрическое время (П.Конверс, У.Рейли, С.Харрис, А.Шеффле и др.). Применительно к территориям, рынкам и промышленным предприятиям теория рыночных потенциалов получила развитие в работах М.Биркина, Д.Рэя, X.Уильямса, Ф.Фоулджера и др. Значительный вклад в исследование пространственных аспектов развития экономической системы внесла социально-экономическая география, в рамках которой разработаны ряд базисных моделей, а именно: теория «полюсов роста» Ф.Перру, модель «центр-периферия» Дж.Фридмана, а также модель диффузии инноваций Т.Хегерстранда. Существенное развитие теория экономического пространства получила в работах Ф.Перрокса и Ж.Будвиля, которые ввели в категориальный аппарат понятие «полюса роста»; П.Кругмана, определившего факторы пространственной концентрации; Г.Хамела и К.К.Прахалада, положивших начало теории ключевых компетенций; теории осей развития П.Потье; Э.Г.Кочетова и В.В.Чекмарева, исследовавших влияние глобализации на пространственные процессы; Р.Блэкуэлла, К.Келли, М.Кинга, В.Купермана, П.Миниарда, М.Портера, Й.Рюэг-Штюрма, Б.Фридмена, М.Хита, Д.Энджела, К.Эрроу, изучавших закономерности становления сетевой экономики и др.

Проблемы размещения производительных сил в экономическом пространстве СССР, вопросы экономического районирования всесторонне разрабатывались в работах П.Я.Бакланова, М.К.Бандмана, В.В.Битунова, В.В.Кистанова, H.H.Колосовского, К.П.Космачева, А.Г.Лиса, С.И.Савина и др. Структурная трансформация российской экономики обусловила повышенный интерес к содержанию трансформационных процессов в пространственном измерении, что нашло отражение в работах О.В.Буториной, Т.В.Валовой, С.Ю.Глазьева, С.И.Долгова, А.А.Демина, А.Н.Демьяненко, И.С.Королева, И.М.Коротчени, Л.Д.Логвинова, В.А.Мельникова, А.Б.Москвина, П.А.Минакира, В.Е.Рохчина, П.А.Семенова, Е.С.Строева, И.П.Фаминского, В.А.Шульги и др.

Принципы рационального размещения производства были сформулированы в трудах Н.Н.Баранского, Н.Н.Колосовского и получили дальнейшее развитие в исследованиях Н.Т.Агафонова, А.Г.Аганбегяна, А.Д.Арзамасцева, Н.Г.Багаутдиновой, М.К.Бандмана, А.Г.Гранберга, Ф.Д.Заставного, Т.М.Калашниковой, С.В.Киселева, С.Б.Лаврова, Б.Н.Семевского и др. Экономическое пространство регионов выступает предметом исследования В.В.Кольцова, А.М.Лаврова, Е.Е.Лейзеровича, Г.А.Приваловской, С.А.Тархова, А.И.Трейвиша, В.Е.Шувалова и др. Отдельные аспекты процессов формирования и развития регионального экономического пространства отражены в трудах С.В.Клюзиной, М.М.Максимова, Н.Н.Свиридова и др.

Проблемы функционирования системы управления инфраструктурой экономики на макро- и мезоэкономическом уровнях представлены в работах Э.Б.Алаева, В.А.Балуковой, В.В.Быстрова, А.А.Говорина, Л.Н.Добрышиной, В.А.Жамина, О.В.Завьялова, Д.Г.Кайгородова, В.В.Кобзева, И.Н.Козельской, В.П.Красовского, В.Н.Менжереса, Н.В.Мордовченкова, Е.Б.Мухановой, Н.А.Нестерова, B.А.Новикова, С.С.Носовой, В.П.Орешина, В.Н.Федорова, В.П.Федько и других отечественных ученых. Особенности функционирования производственной инфраструктуры всесторонне исследовались в трудах зарубежных ученых - М.К.Беннета, К.Джонса, Г.Домингеса, К.Друри, Р.Йохимсена, М.Кларка, Е.Молдера, Р.Нурксе, А.Пезенти, П.Розенштейна-Родана, В.Ростоу, Д.Силади, Дж.Симоне, О.Уильямсона, Ж.Штолера, Г.Элиассона, Е.Эрлиха, А.Янгсона, С.Яно и др.

Развитие логистической концепции привело к пересомыслению ряда положений современного менеджмента, что нашло отражение в трактовке роли инфраструктурного комплекса в региональном экономическом пространстве (А.У.Альбеков, Б.А.Аникин, Д.Дж.Бауэрсокс, В.В.Бережной, А.М.Гаджинский, Е.И.Зайцев, М.Кристофер, А.Д.Крыканов, Д.М.Ламберт, В.М.Семенов, В.И.Сергеев, Дж.Стока, Дж.Шрайбфедер и др.).

Оценка степени научной разработанности проблемы доказывает, что в настоящее время вопросы пространственного развития территориальных образований находятся в центре внимания ученых и практиков. Вместе с тем анализ научной литературы свидетельствует о том, что процесс реструктуризациии экономического пространства региона под влиянием изменений в инфраструктурном комплексе исследован в недостаточной степени. Это определило содержание цели и задач диссертационной работы, а также основные направления исследования.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационной работы состоит в научном обосновании теоретико-методологических основ и методических подходов к модернизации экономического пространства региона на основе реструктуризации инфраструктурного комплекса, а также в разработке в соответствии с полученными выводами практических рекомендаций по формированию эффективной системы регионального управления инфраструктурой территориально-локализованной системы.

Реализация цели исследования предопределяет постановку и решение следующих основных задач:

1. Обосновать концептуальный подход к содержанию экономического пространства с учетом множественности его параметрических характеристик.

2. Представить методологический подход к обоснованию факторов трансформации и выбору направлений регионального экономического пространства.

3. Проанализировать сущность инфраструктурного комплекса в континууме регионального экономического пространства и обосновать авторское определение данной категории.

4. Сформулировать методический подход к оценке состояния инфраструктурного комплекса как «точки роста» регионального экономического пространства с учетом типов трансакционных взаимодействий с участием объектов инфраструктуры.

5. Предложить алгоритм разработки общей организации политик и организационно-проектных новаций в рамках стратегии развития объектов инфраструктуры как «точек роста» регионального экономического пространства.

6. Исследовать механизм взаимодействия объектов производственной и социальной инфраструктуры и характер его воздействия на структуру регионального экономического пространства.

7. Предложить методологический подход к оценке физической, инновационной и социальной инфраструктуры в процессе выявления приоритетных «точек роста» на региональном и макрорегиональном уровнях.

8. Разработать методический подход к интегральной оценке стоимости физической инфраструктуры региона.

9. Определить интегральный критерий, характеризующий состояние инновационной инфраструктуры региона, и сформировать механизм его количественной оценки.

10. Выявить основные критерии, определяющие динамику развития социального капитала региона, и представить метод его количественного измерения.

11. Проанализировать структуру приоритетных мер регионального регулирования развития инфраструктуры в рамках трансформации экономического пространства региона в разрезе этапов жизненного цикла элементов инфраструктуры.

Объектом исследования является инфраструктурный комплекс в континууме трансформирующегося регионального экономического пространства.

Предметом исследования выступает совокупность организационно-экономических отношений, возникающих в процессе развития инфраструктурного комплекса в континууме трансформирующегося регионального экономического пространства.

Теоретической и методологической основой исследования являются концептуальные положения фундаментальных и прикладных работ ведущих отечественных и зарубежных ученых в области регионального управления, пространственного планирования, теорий систем, инновационного развития, государственного регулирования экономики, разработки и принятия управленческих решений, социально-экономического прогнозирования и программирования.

Методологический инструментарий, используемый для решения поставленных в диссертационном исследовании задач, базируется на диалектическом методе познания, что обеспечивает системный и комплексный подход к изучаемой проблеме. Для решения поставленных задач в диссертационном исследовании использованы теоретические и эмпирические методы исследования в соответствии с их гносеологическим потенциалом, а именно: общенаучные теоретические методы факторного анализа, теории систем, сравнительно-исторического, кросс-регионального и кросс-национального анализа, а также теоретические методы экономики развития, теории регионального развития и экономики города. Совокупность использованных в ходе исследования эмпирических методов включает в себя количественные экономико-математические методы имитационного моделирования, прогнозирования, теории аппроксимации; экономико-статистические методы (методы средних и относительных величин, методы анализа социально-экономической динамики, методы анализа статистических распределений, экстраполяции), а также методы экспертных оценок, социологического опроса, аналогий, диагностирование и мониторинг.

Информационной базой исследования послужили сведения федеральных органов государственной статистики Российской Федерации и их территориальных управлений, официальных статистических органов зарубежных государств, материалы Министерства экономического развития РФ, Министерства регионального развития РФ, Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства энергетики РФ, Министерства экономики Республики Татарстан (РТ), Всемирного Банка, международных и отечественных общественных организаций, специализированных аналитических российских и зарубежных компаний – Standard&Poors, Dun and Bradstreet, Рейтингового агентства «Эксперт РА», данные бухгалтерской отчетности ряда предприятий инфраструктурного комплекса, публикации в периодической печати, а также результаты, полученные автором непосредственно на объектах исследования.

Нормативно-правовую базу представляют законодательные акты и подзаконные документы по вопросам регулирования социально-экономических отношений в Российской Федерации и ее регионах, в том числе: Федеральная целевая программа «Развитие транспортной системы России (2010-2019 гг.)», Схема и программа развития Единой энергетической системы России на 2011-2017 гг. (утв. Приказом Министерства энергетики России от 29.08.2011 № 380) и др.

В процессе подготовки работы в качестве информационных источников были использованы монографии, коллективные работы, материалы научно-практических конференций, информационные ресурсы всемирной сети Интернет и др.

Содержание диссертационного исследования соответствует п. 3. Региональная экономика: 3.5. Пространственно-экономические трансформации; проблемы формирования единого экономического пространства в России; региональная социально-экономическая дифференциация; пространственная интеграция и дезинтеграция страны. Формирование сетевых структур в экономическом пространстве России; 3.16. Региональная социально-экономическая политика; анализ особенностей и оценка эффективности региональной экономической политики в Российской Федерации, федеральных округах, субъектах Федерации и муниципальных образованиях; 3.22. Эффективность использования материальных и нематериальных факторов развития региональной экономики. Закономерности и особенности организации и управления экономическими структурами в регионах. Абсолютные и относительные преимущества региональных экономических кластеров. Исследование проблем производственной, транспортной, энергетической, социальной и рыночной инфраструктуры в регионах Паспорта ВАК России специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством.

Научная новизна диссертационной работы состоит в решении комплексной научной проблемы, имеющей важное хозяйственное значение и вносящей вклад в разработку и научное обоснование теоретико-методологических подходов к сущности региональных пространственных трансформаций на основе совершенствования системы управления развитием инфраструктурного комплекса в условиях современной российской экономики, что конкретизируется в следующих положениях:

1. Обоснован концептуальный подход к содержанию экономического пространства как совокупности регулируемых институтами трансакций с участием расширенного за счет интегрированных образований квартета экономических агентов в четырехмерной системе координат, представленной параметрами расстояния, частоты и интенсивности трансакций, а также экономическим временем, что обусловливает трактовку состояния равновесия в континууме абстрактного однородного пространства при отсутствии трансакционных издержек в качестве частного случая всеобъемлющей парадигмы, в рамках которой выбор экономических агентов одновременно определяет и обусловливается трансакционными взаимодействиями, трансформирующимися в рамках отдельных фаз жизненного цикла пространства; при этом экономическое время и его частные показатели выступают в качестве параметров выбора модели и траектории развития национального и регионального экономического пространства, длительности использования технологических укладов и периодичности их смены.

2. Представлен методологический подход к трактовке инфраструктурного комплекса как «точки роста» и фактора трансформации регионального экономического пространства, что обусловлено присущими ему атрибутивными признаками, а именно: включенность в систему межотраслевых и межрегиональных трансакций, обеспечивающая высокий мультипликативный эффект изменения агрегированных мезоэкономических показателей; высокий средний удельный вес экономической добавочной ценности, генерируемой входящими в состав инфраструктурного комплекса совокупностью субъектов хозяйствования и сопряженных производств; устойчивый спрос на продукцию предприятий инфраструктурного комплекса, представленный автономным (определяемым абсолютными) и внешним (определяемым относительными конкурентными преимуществами региона) спросом; высокий экономический, социальный, бюджетный и финансовый эффект инвестиционных расходов на развитие инфраструктурного комплекса.

3. Определено содержание инфраструктурного комплекса национальной и региональной экономики как совокупности субъектов хозяйствования, обеспечивающих воспроизводство национальных и локальных чистых и смешанных общественных сетевых благ, что обусловливает существенное превышение совокупной выгоды над частной и с необходимостью предполагает высокую частоту и интенсивность синхронных трансакций, наличие органов государственной власти в составе участников контрактных отношений; при этом в составе инфраструктурного комплекса выделены объекты производственной (ориентированные на удовлетворение исключительно производительных потребностей) и социальной (ориентированные на удовлетворение личных и производительных потребностей), что позволило обосновать авторскую типологизацию региональных образований.

4. Сформулирован методический подход к оценке состояния инфраструктурного комплекса как «точки роста» экономического пространства, который основан на выделении основных, вспомогательных, обслуживающих трансакций с его участием и трансакций, препятствующих реализации основных, что является основой для типологизации регионов с учетом степени влияния объектов инфраструктуры на структуру экономического пространства, состояние и динамику развития основных мезоэкономических индикаторов.

5. Предложен алгоритм разработки общей организации политик и организационно-проектных новаций в рамках стратегии развития объектов инфраструктуры как «точек роста» регионального экономического пространства, который основан на признании многообразия источников финансирования и необходимости сопоставления затрат осуществления проектов с потенциальными доходами и синергетическим эффектом от их реализации для инфраструктурного комплекса в целом, проявляющемся в конвертации общих преимуществ территориальных образований в долгосрочные конкурентные преимущества, идентифицируемые инвесторами и местным сообществом.

6. Выявлено необходимое условие превращения инфраструктурного комплекса в «точку роста» регионального экономического пространства, которое заключается в формировании региональным образованием как квазигосударством целевого ориентира предпринимательского сообщества на создание одновременно экономического и социального результатов, принимающих организационно-экономическую форму производственного и социального секторов инфраструктуры, находящихся в противоречивом взаимодействии, что проявляется в асинхронности их жизненных циклов, а также в мультипликационном и синергетическом эффектах влияния на динамику основных мезоэкономических показателей.

7. Сформирован методологический подход к исследованию региональной инфраструктуры в рамках выявления приоритетных «точек роста» на региональном и макрорегиональном уровнях, основанный на применении адаптированного к условиям исследования тенденций и перспектив развития мезоуровневой социально-экономической системы технологии мета-анализа текущего состояния и перспектив развития инновационной, физической и социальной инфраструктуры, выбор которого обусловлен необходимостью реализации принципов непрерывности и эффективности в процессах регионального управления.

8. Разработана система показателей стоимости физической инфраструктуры региона, включающая объекты производственной, торговой, транспортной, торговой, финансовой, электронной и информационной инфраструктуры, в составе которой ключевым показателем выступает стоимость физического капитала, оцениваемая с использованием доходного и затратного методов, а также модифицированного в части применения концепции альтернативных издержек метода сопоставимых продаж.

9. Введено понятие капитала трансформации региона, трактуемого как совокупность ресурсов, созданных в мезоуровневой социально-экономической системе для производства товаров и услуг на базе радикальных или улучшающих инноваций, и объединяющего элементы интеллектуального, человеческого и общественного капитала, применяемого для количественной оценки инновационной инфраструктуры региона в рамках принятия решений о направлениях трансформации регионального экономического пространства на основе развития инновационной инфраструктуры, модифицированной в части применения доходного метода, реализация которого предполагает в том числе оценку прироста национального богатства.

10. Предложен методический подход к оценке социальной инфраструктуры региона посредством определения стоимости социального капитала, основанный на применении доходного метода в формате оценки прироста национального богатства в результате развития на территории региона сетевых образований, повышения качества сложившихся взаимосвязей, прироста доли ценностей развития как приоритетных ценностей населения региона, повышения уровня доступности информации как ключевых элементов развития социальной инфраструктуры, а также оценки затрат на создание объектов, поддерживающих развитие социального сектора инфраструктурного комплекса в регионе.

11. Сформирована матрица выбора приоритетных методов трансформации экономического пространства региона в формате создания и развития «точек роста», в рамках которой отбор методов проводится на базе оценки состояния (этапа жизненного цикла) физической, инновационной и социальной инфраструктуры региона, в том числе сбалансированности их развития, экономическая целесообразность применения которой в практике регионального управления подтверждается результатами сценарного прогнозирования.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в дальнейшем развитии теории пространственной организации национальной и региональной экономики в современных условиях, выявлении законов и закономерностей трансформации экономического пространства на основе развития инфраструктурного комплекса, научном обосновании алгоритма выбора «точек роста» и определении механизма их воздействия на состояние регионального хозяйства. Представленные в диссертации методологические принципы, теоретические положения, методические подходы и практические предложения направлены на совершенствование системы управления пространственными изменениями с целью обеспечения устойчивого развития региональной экономики. Предлагаемые в диссертационном исследовании предложения и подходы могут быть использованы в качестве методической основы формирования эффективной социально-экономической политики на различных уровнях территориальной организации, разработки отраслевых и комплексных программ регионального развития.

Предложенные разработки и рекомендации автора могут быть использованы в образовательной деятельности вузов, специализирующихся в области подготовки и переподготовки менеджеров высшего и среднего звеньев при чтении курсов «Региональная экономика», «Пространственная экономика», «Стратегический менеджмент», «Социально-экономическое прогнозирование», а также спецкурсов по развитию инфраструктурного комплекса современной экономики.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационной работы изложены, обсуждены и получили одобрение на международных, всероссийских, региональных научно-практических и научно-методических конференциях в 1999-2012 гг.: международной научно-практической конференции «Недвижимость: проблемы управления, развития, финансирования и подготовки кадров» (Москва, 1999); международной научно-технической конференции «Технико-экономические проблемы промышленного производства» (Набережные Челны, 2000); V международной научно-практической конференции «Реформирование системы управления на современном предприятии» (Пенза, 2005); XIV международной научно-технической конференции «Математические методы и информационные технологии в экономике, социологии и образовании» (Пенза, 2006); всероссийской научно-практической конференции «Фундаментальные проблемы модернизации экономики России» (Томск, 2010); 58, 61, 62, 63, 64-ой Республиканских научных конференциях (Казань, 2006, 2009, 2010, 2011, 2012) и др.

По теме диссертационного исследования опубликовано 55 печатных работ общим объемом 54,95 п.л. (авт. – 41,95 п.л.), в том числе 3 монографии «Управленческие инновации в инвестиционной политике региона: некоммерческие организации и жилищные стандарты» (в соавт.) (Казань, 2009), «Стоимостной подход к управлению инвестиционно-инновационной деятельностью региональных интегрированных образований в реальном секторе экономики (на примере РТ)» (Казань, 2011); «Эффективность функционирования и развитие производственного инфраструктурного комплекса в регионе в условиях неопределенности внешней среды (на примере РТ)» (в соавт.) (Казань, 2011); а также 23 статьи в журналах «Экономические науки», «Российское  предпринимательство», «Вестник ИНЖЭКОНА. Серия «Экономика», «Экономический вестник Республики Татарстан», «Сегодня и завтра российской экономики. Научно-аналитический сборник», «Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета», «European Social Science Journal», «Вестник экономики, права и социологии», «Управление экономическими системами» и др., рекомендованных ВАК России для опубликования материалов по кандидатским и докторским диссертациям.

Основные теоретико-методологические положения используются в деятельности Министерства экономики РТ, Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства РТ, ГБУ «Центр экономических и социальных исследований при Кабинете министров РТ», Государственного комитета РТ по тарифам в процессе разработки программ социально-экономического развития региона, а также в учебном процессе ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», что подтверждено справками о внедрении.

Структура работы определена на основе цели и задач, поставленных в диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, содержащих 15 параграфов, заключения, списка использованной литературы, включающего 277 наименований, приложений, таблично-графического материала.

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, раскрыта степень разработанности проблемы в отечественной и зарубежной экономической литературе, определены цель и задачи, объект и предмет исследования, теоретико-методологическая основа диссертационной работы, ее информационная база, представлены научная новизна и практическая значимость, апробация результатов исследования и его структура.

В первой главе «Теоретико-методологические основы трансформации регионального экономического пространства» представлена трактовка экономического пространства и региона в соответствии с парадигмой квазигосударства; обосновано определение функций регионального экономического пространства и факторов его развития; осуществлен компаративистский анализ функционально-эвристических возможностей различных научных подходов к исследованию содержания и направлений развития пространственной организации региональной экономики.

Во второй главе «Влияние инфраструктурного комплекса на состояние и направления развития регионального экономического пространства» определен алгоритм формирования «точек роста» в региональном экономическом пространстве, обоснована роль производственной, транспортной, социальной и институциональной инфраструктуры как «точки роста» пространственных образований, предложена теоретическая парадигма управления развитием инфраструктурного комплекса.

В третьей главе «Методологические подходы к исследованию влияния инфраструктуры на развитие экономического пространства региона» предложены авторские подходы к исследованию региональной инфраструктуры в рамках выявления приоритетных «точек роста» на региональном и макрорегиональном уровнях.

В четвертой главе «Методические аспекты оценки составляющих региональной инфраструктуры» представлены методические подходы, алгоритмы и механизмы оценки физической, инновационной и социальной инфраструктуры мезоуровневой социально-экономической системы, проведен анализ статистических данных, характеризующих развитие данных подсистем региональной инфраструктуры.

В пятой главе «Методы и механизмы управления инфраструктурным комплексом в континууме регионального экономического пространства» обоснованы формы и методы государственного управления объектами инфраструктуры на мезоэкономическом уровне, предлагается матрица выбора приоритетных методов трансформации экономического пространства региона в формате создания и развития «точек роста», проведено сценарное прогнозирование влияния сформулированных управленческих решений на результаты социально-экономического развития региона.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты диссертационной работы.

II. ОСНОВНЫЕ Положения, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Обоснован концептуальный подход к содержанию экономического пространства.

Необходимость изучения пространственной организации российской экономики наряду с функциональной обусловлена действием ряда сформировавшихся на рубеже XX-XXI вв. объективных и субъективных факторов. К числу наиболее значимых объективных факторов относятся: активизация противоречивых процессов глобализации и регионализации, которые привели к формированию неоднородных территориально-локализованных образований, активно взаимодействующих с внешней по отношению к ним средой, характеризующихся наличием «точки (точек) роста» (опорных территорий) и обладающих синтетическими свойствами зон взаимопроникновения; расширение субъектного состава традиционных участников трансакций (государство, субъекты предпринимательства, домохозяйства) за счет включения в их число интегрированных образований (вертикально-интегрированные компании, кластерные образования, региональные и муниципальные образования, надгосударственные образования); структурирование трансакций на основе изменения содержания активов и включения информации в их содержание, что обусловливает расширение числа факторов, определяющих пространственные границы, включение в их состав человеческого капитала и источников его формирования; сетевизация экономики, что предполагает реализацию трансакций преимущественно в перцептивно-символической форме, выступает необходимым условием трансформации информационного пространства в семиотическую сферу и включения в состав трехуровневой институциональной структуры «рынок-гибрид-фирма» сетевой формы организации; ориентация территориально-локализованных образований на создание одновременно экономического и социального результата, которые становятся сферой ответственности предпринимательского сообщества; эволюция механизмов аллокации активов и спецификации прав собственности, что обусловливает появление новых противоречий (между Центром и периферией, центростремительными и центробежными тенденциями и др.) и новых форм их разрешения. К числу наиболее значимых субъективных факторов расширения предметной области современной экономической теории относится необходимость преодоления ограниченности гносеологического потенциала экономического мейнстрима, который не учитывает неопределенности внешней среды и растущих трансакционных издержек, наличие наряду с рационально преследуемым интересом дополнительных (вспомогательных) мотивационных переменных, связанных с существованием социальных норм и принуждения; отсутствие аналитического инструментария, обеспечивающего всестороннее исследование альтернативных и многовариантных траекторий экономического развития, многоуровневости, асимметричности и асинхронности пространственных трансакций. В этой связи категория «экономическое пространство» трактуется как центральное понятие и одновременно инструмент познания в рамках целостной концепции, в рамках которой объектом исследования выступают трансакции в многомерной системе измерения траектории хозяйственной динамики.

Экономическое пространство определено как совокупность регулируемых институтами трансакций с участием расширенного за счет интегрированных образований квартета экономических агентов в четырехмерной системе координат, представленной параметрами расстояния, частоты и интенсивности трансакций, а также экономическим временем. Расстояние отражает относительную величину и порядок аллокации активов (абсолютный и относительно друг друга), что находит отражение в пространственном расположении (конфигурации) экономических агентов. Частота трансакций отражает степень их повторяемости и может быть представлена разовыми, случайными и регулярными трансакциями, что находит отражение в конформации, или особенностях системы коммуникационных связей между экономическими агентами. Данный параметр определяет тип используемой структуры управления трансакциями. Интенсивность трансакций отражает их число в единицу времени, что обусловливает направления развития и пространственное размещение «точек роста» (опорных территорий), которые характеризуются максимальным значением данного параметра. Интенсивность трансакций снижается при движении от «точек роста» (опорных территорий) к границам экономического пространства, которые определены как разрыв совокупности контрактных отношений вследствие превышения трансакционных издержек над трансформационными и не совпадают с административно-государственными границами. При этом уровень интенсивности трансакций достаточно высок при движении вдоль осей развития, что определяет направления диффузии нововведений: диффузии расширения, диффузии перемещения и диффузии смешанного типа (Т.Хегерстранд). Экономическое время выступает как внутренняя характеристика трансакций, определяемая содержанием активов, уровнем их специфичности и субъектным составом участников, что находит отражение в выполнении им функций измерителя экономических процессов, аллокации активов, синхронизации развития потребностей и ресурсов, институционализации трансакций. Включение экономического времени в состав системы координат позволяет трактовать развитие экономического пространства как многовариантный процесс, принимающий формы инкрементной (вследствие формирования институтов, обеспечивающих снижение трансакционных издержек для агентов ограниченного числа трансакций); эволюционной (вследствие трансформации действующих институтов под влиянием мер институционального проектирования); революционной институционализации (вследствие создания новых или адаптации импортных институтов). В этой связи формирование «точек роста» (опорных территорий) в многополюсном пространстве представляется как проявление циклопричинной детерминации трансакций, которые находятся в отношениях взаимозависимости, соподчиненности и последовательности. Движущей силой реализации трансакций в четырехмерном экономическом пространстве выступают интересы их участников, уровень согласованности которых определяется соотношением уровня трансакционных издержек одного агента и тем уровнем издержек, который вменяется другому в предположении его контрагента. Реализация трансакций в четырехмерном экономическом пространстве находит отражение в его эволюционных, бифуркационных, революционных изменениях и в качестве необходимого условия предусматривают институционализацию трансакционных взаимодействий.

Производственная функция Кобба-Дугласа, отражающая зависимость объема производства от затрат труда и капитала, модифицируется и представляется как функция зависимости объема производства от трансформационных и трансакционных факторов. В состав первой группы входит традиционный квартет факторов производства, в состав второй – состояние институциональной среды, организационного и социального капитала, которые определяют порядок спецификации прав собственности в отношении факторов производства первой группы. Если аллокация факторов первой группы отражается в системе координат «расстояние», то факторы второй группы отражаются в системах координат «частота», «интенсивность трансакций», «экономическое время». При этом социальный капитал представлен совокупностью отношений доверия и уважения, а также общими культурными ценностями агентов трансакций.

Экономическое пространство имеет собственный жизненный цикл, синхронный или дихронный жизненным циклам его составляющих. Длительность жизненного цикла и его фаз определяется действием трансакционных факторов и включает фазы формирования, развития, рецессии, депрессии (таблица 1).

Таблица 1

Изменение параметров экономического пространства на стадиях его жизненного цикла

Фаза развития экономическо-го пространства

Параметры экономического пространства

Расстояние

Частота

трансакций

Интенсивность трансакций

Экономическое время

Становление

Интеграция трансакций, формирование конфигурации пространства

Преобладают разовые трансакции

Интеграция трансакций, появление «точек роста»

Синхронизация трансакций вследствие превышения издержек инди-видуальных трансакций над издержками совокупных трансакций

Развитие

Преференция трансакций, развитие конфигурации пространства

Преобладают случайные и регулярные трансакции

Развитие трансакций, формирование зон опережаю-щего развития

Ускорение трансакций

Рецессия

Стабилизация трансакций, институционализация конфигурации пространства

Преобладают случайные и регулярные трансакции

Стабилизация трансакций, формирование опорных территорий

Замедление трансакций

Депрессия

Дезинтеграция трансакций, разрушение конфигурации, изменение гра-ниц простран-ства за счет интеграции (по-глощения) с со-предельными образованиями или выделения в составе про-странства новых образований

Увеличивается доля разовых трансакции

Разрушение трансакций, диффузия нововведений в сопредельные пространства

Десинхрониза-ция трансакций вследствие превышения издержек сово-купных транс-акций над издержками ин-дивидуальных трансакций

Каждая фаза цикла характеризуется особой структурой экономического пространства, которая определяется функциями его составляющих. По мере смены фаз жизненного цикла экономического пространства повышаются уровень поляризации, уровень конвергенции с сопредельными экономическими пространствами, уровень структурированности, уровень дифференциации и спецификации прав собственности, а также уровень самоорганизации. Выбор модели управления процессами трансформации экономического пространства определяется фазой его жизненного цикла, состоянием трансформационных и трансакционных активов. Представленный концептуальный подход выступает развитием теории пространственной организации хозяйства А.Леша, теории диффузии инноваций Т.Хегерстранда, теории полюсов роста Ф.Перру и теории осей развития П.Потье применительно к постиндустриальному этапу развития современной экономики.

Фрактальность экономического пространства предопределяет наличие в составе национального пространственного образования субнациональных составляющих, характеризующихся целостностью. Наличие в составе параметров экономического пространства экономического времени позволяет обосновать модель многополюсного развития национальной экономики и нелинейную модель диффузии инноваций. Представленная трактовка экономического пространства предопределяет возможность использования креативно-познавательного потенциала альтернативных экономических школ и течений, в рамках которых сформулированы фундаментальные методологические подходы к исследованию экономических процессов в континууме экономического пространства.

2. Представлен методологический подход к трактовке инфраструктурного комплекса как «точки роста» и фактора трансформации регионального экономического пространства.

Признание многополюсности национального и регионального экономического пространства предопределяет необходимость поиска «точек его роста», активизация которых обеспечивает их превращение в опорные территории и зоны опережающего развития, что, в свою очередь, обусловливает изменение пространственных параметров и находит отражение в динамике агрегированных показателей развития территориальных образований. «Точки роста» характеризуются принадлежностью к определенному виду экономической деятельности; типом и структурой потенциала (конкурентных преимуществ), на основе которого осуществляется поступательное развитие; порядком размещения активов на заданной территории; содержанием, порядком разработки и реализации стратегии развития. Модифицированная модель экономической динамики, которая в качестве источников наряду с факторами спроса, предложения и распределения рассматривает трансакционные факторы, позволяет определить инфраструктурный комплекс территориально-локализованной системы в качестве «точки роста», поскольку развитие инфраструктуры обеспечивает изменение всех параметров экономического пространства, а именно: изменение пространственного расположения (конфигурации) экономических агентов, повышение частоты и уровня интенсивности трансакций, а также экономию совокупного времени, что выступает организующим принципом изменения технологического уклада и институциональной среды.

Инфраструктурный комплекс как «точка роста» экономического пространства региона характеризуется следующими атрибутивными признаками: включенность в систему межотраслевых и межрегиональных трансакций, что обеспечивает высокий мультипликативный эффект изменения агрегированных показателей развития региональной экономики (общеэкономический эффект); высокий средний удельный вес экономической добавочной ценности, генерируемой входящими в состав инфраструктурного комплекса и сопряженных производств совокупностью предприятий, что обусловлено содержанием механизма роста, представленного реинвестированием генерируемой на образующих ее субъектах хозяйствования прибыли; устойчивый спрос на продукцию предприятий инфраструктурного комплекса, представленный автономным (определяемым абсолютными) и внешним (определяемым относительными конкурентными преимуществами региона в национальном экономическом пространстве) спросом; высокий экономический (прирост валового регионального продукта), социальный (создание новых рабочих мест, увеличение инвестиций в человеческий капитал), бюджетный (прирост налоговых поступлений в региональный бюджет по всем видам деятельности, образующим «точку роста»), финансовый (внутренняя норма доходности, сроки окупаемости, индекс окупаемости инвестиций) эффекты инвестиционных расходов в развитие объектов инфраструктуры.

Жизненный цикл пространственных образований предполагает последовательное развитие «точек роста», которые при наличии трансакционных факторов последовательно трансформируются в зоны опережающего развития и опорные территории. В отношении инфраструктурного комплекса в качестве «точек роста» могут выступать один или несколько отдельных объектов и (или) технологических комплексов, предназначенных для обеспечения деятельности транспорта, энергетики, социальной сферы, коммунального хозяйства или электросвязи; в качестве зоны опережающего развития – транспортно-логистические центры, учебно-научно-производственные комплексы и др.; в качестве опорных территорий – транспортно-логистические кластеры, международные транспортные коридоры, инвестиционно-строительные комплексы, образовательные кластеры, особые экономические зоны и др.

Методологический подход к региону как к квазикорпорации позволяет использовать познавательный потенциал теории ключевых компетенций Г.Хамела и К.К.Прахалада для выявления форм и методов регионального воздействия региональных органов власти на инфраструктурный комплекс как «точку роста» экономического пространства. Регион обладает рядом ключевых компетенций, которые трактуются как совокупность формирования и развития специфических, трудно имитируемых иными агентами трансакций источников устойчивых конкурентных преимуществ. В отличие от иных агентов трансакций регион обладает не только факторами, обеспечивающими временные конкурентные преимущества, но и факторами, обеспечивающими устойчивые конкурентные преимущества, которые относятся к управляемым, трудно имитируемым иными агентами параметрам внутренней среды, развитие которых обеспечивает формирование субъектами хозяйствования территории размещения экономической и социальной ценности одновременно.

К числу ключевых компетенций региона относятся: компетенция жизнеобеспечения, т.е. способность создавать всеобщие условия жизнедеятельности, удовлетворяющие базовые потребности местного сообщества и обеспечивающие повышение качества жизни; компетенция мастерства, т.е. способность производить общественные блага как всеобщие условия функционирования экономики в соответствии с международными и национальными стандартами; компетенция знаний, т.е. способность обеспечивать закрытый цикл инноваций; компетенция связей, т.е. способность инициировать производство сетевых товаров, формирование и эффективное функционирование сетевых образований; компетенция эффективного управления инфраструктурным комплексом как единой системой, направленной на обеспечение устойчивого развития; компетенция сотрудничества, т.е. способность эффективно выявлять и согласовывать индивидуальные, групповые и общественные интересы, что обеспечивает возможность формирования стратегических целей и задач, а также определения способов их достижения.

Инфраструктурный комплекс выступает в качестве «точки роста» регионального экономического пространства при наличии следующих атрибутивных признаков, а именно: результаты его развития (выходной продукт) оказывают положительное влияние на динамику его параметрических показателей, что, в свою очередь, обеспечивает повышение эффективности функционирования «точки роста» (положительная обратная связь); ограничения развития «точки роста» обусловлены границами развития экономического пространства; эффект развития «точки роста» носит мультипликативный характер. Идентификация инфраструктурного комплекса как «точки роста» при наличии перечисленных признаков выступает основанием для определения содержания направления, форм и методов государственного воздействия на трансакции с учетом их пространственной организации.

3. Предложена трактовка инфраструктурного комплекса национальной и региональной экономики.

В Российской Федерации отсутствует единый подход к определению содержания инфраструктурного комплекса как целостного образования, тогда как в США инфраструктура трактуется как public works («общественные службы и сооружения»), включающие автомобильные дороги, аэропорты, водный транспорт, водоснабжение и канализацию, удаление твердых отходов (solid waste management) и общественный транспорт (mass transit systems). Отсутствие четкой дефиниции является причиной отсутствия единого методического подхода, используемого официальными статистическими органами при классификации соответствующих объектов, измерении показателей их развития и определения роли инфраструктуры в развитии национальной экономики в целом и ее региональных составляющих. В этой связи для оценки состояния инфраструктурного комплекса используются косвенные данные, что не позволяет подобные индикаторы рассматривать как объективные.

Методологической основой определения содержания инфраструктурного комплекса в работе использованы принципы теории общественного благосостояния, что позволило определить его элементы как субъектов хозяйствования, обеспечивающих воспроизводство национальных и локальных чистых и смешанных общественных благ, обладающих значительным положительным внешним эффектом. Атрибутивными свойствами объектов инфраструктурного комплекса также выступают: снижение предельных издержек при высоких постоянных издержках, вследствие чего классический рыночный принцип равенства оптимальных цен предельным затратам выступает как требование убыточности; высокие издержки входа на рынок; высокая интенсивность межотраслевого взаимодействия; высокий уровень специфичности активов. При этом в составе инфраструктурного комплекса выделены объекты социальной инфраструктуры, которые производят общественные блага для удовлетворения исключительно личных потребностей, и объекты производственной инфраструктуры, которые производят общественные блага для удовлетворения личных и производительных потребностей. К объектам первой группы относятся организации, предоставляющие услуги здравоохранения, образования, культуры, коммунальные услуги и др. К объектам второй группы относятся организации, предоставляющие транспортные и информационные услуги, услуги энерго- и водоснабжения и др. Атрибутивным признаком инфраструктурного комплекса выступает более высокий уровень частоты и интенсивности трансакций. При этом трактовка экономического времени как многомерной системы измерений траектории социально-экономического развития позволила выявить направления трансформации законов пространственной организации хозяйства (закона территориального разделения труда, закона экономии затрат на преодоление пространственного разрыва между элементами производства, закона агломерации производства) за счет включения в механизм их функционирования трансакционных факторов. Это обусловливает возможность определения роли инфраструктурного комплекса в качестве «точки роста» экономического пространства, что выступает альтернативой его трактовки как следствия развития субъектов основных видов экономической деятельности, традиционно обеспечивающих относительные конкурентные преимущества территориальных образований. Подобная модель развития обеспечивает становление и развитие постиндустриальной экономики, характеризующейся высокой ролью процессинговых центров. Основой технологических кластеров выступают инфраструктурные комплексы, относящиеся к агломерационным модулям национальной инновационной системы.

Изменение роли инфраструктурного комплекса в экономическом пространстве на постиндустриальном этапе развития общества проявляется в изменении его функций. В индустриальной экономике объекты инфраструктуры выполняли функции воспроизводства основных жилищных фондов, снабженческо-распределительную функцию и функцию транспортировки, функции распределения и обмена материальных благ в социальной сфере, удовлетворения потребительского спроса домохозяйств, охраны здоровья и поддержания экологического равновесия, формирования научного мировоззрения и общественного сознания, информационно-консультативного обслуживания и обеспечения научной деятельности, производство публичных услуг, обеспечения национальной обороны и охраны общественного порядка. Трансформация экономического пространства привела к изменению содержания и расширению состава функций инфраструктурных объектов, которые обеспечивают оптимальное размещение новых и/или трансформации старых (реконструкция, демонтаж и др.) агентов трансакций и активов на заданной территории с использованием современного геоинформационного подхода; возникновение, усиление, сглаживание и регулирование межрегиональной дифференциации на основе различия между территориальными образованиями по уровню функционального, отраслевого и территориального инфраструктурного обеспечения; интеграцию субъектов хозяйствования на наднациональном (международные транспортные коридоры, всемирная сеть Интернет), межрегиональном (национальная транспортная система, национальная системе газо- и электроснабжения), внутрирегиональном (региональная транспортная система, региональная система публичных услуг), субрегиональном (система тепло- и водоснабжения муниципальных образований) уровнях; создание предпосылок для формирования и реализации относительных конкурентных преимуществ территориальных образований (инфраструктурный потенциал как составляющая ресурсного потенциала территории); инфраструктурное сопровождение выполнения федеральными и региональными органами власти управленческих функций; диффузию нововведений вдоль и помимо осей развития, инициирование качественно новых по содержанию и направлениям реализации трансакций; изменение конфигурации территории.

Подобный методологический подход позволил разработать типологизацию регионов, в основу которой положен классификационный признак пространственной организации. В составе субъектов Федерации выделены регионы, характеризующиеся очаговой и рассеянной (значительная часть европейского и азиатского Севера, а также южные регионы Сибири и Дальнего Востока, удаленные от железных дорог); равномерно-узловой (Центрально-Черноземный район, значительные территории других экономических районов в европейской части); агломерационно-узловой пространственной организацией (наиболее промышленно развитые части Северо-Запада, Центра, Поволжья, Урала, юга Сибири). Согласно предложенному методическому подходу, среди регионов Приволжского федерального округа (ПФО) к числу субъектов Федерации, характеризующихся очаговой и рассеянной пространственной организацией, относятся Республика Мордовия, Республика Марий Эл, Кировская, Пензенская, Пермская области. К числу субъектов Федерации, характеризующихся равномерно-узловой пространственной организацией, относятся Республика Башкортостан, Удмуртская, Чувашская Республики, Оренбургская, Саратовская, Ульяновская области. К числу субъектов Федерации, характеризующихся агломерационно-узловой пространственной организацией, относятся Республика Татарстан, Нижегородская, Самарская области. Взаимосвязь уровня развития инфраструктурного комплекса, состояния и темпов прироста основных мезоэкономических показателей выявлена в ходе исследования при определении коэффициентов корреляции для регионов ПФО (таблица 2).

Таблица 2

Коэффициенты парной корреляции ВРП на душу населения и отдельных показателей развития объектов инфраструктурного комплекса в регионах ПФО, 2005-2011 гг.

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Плотность железнодорожных путей общего пользования, километров путей на 10000 кв. километров территории

-0,007

-0,004

-0,004

-0,004

-0,002

-0,001

-0,001

Плотность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием, километров дорог на1000 кв. километров территории

-27,94

-40,61

-45,48

-48,19

-74,07

-88,88

-94,06

Наличие квартирных телефонных аппаратов сети общего пользования на 1000 человек городского населения

22,13

40,25

54,92

74,55

58,72

61,31

72,49

Число абонентских терминалов сотовой связи

82,26

82,26

82,26

82,26

82,26

82,89

85,71

Число кредитных организаций и их филиалов

82,26

82,26

82,26

40,35

68,56

77,18

86,75

Число страховых организаций, осуществляющих прямое страхование

23,16

42,75

60,37

73,39

78,47

84,41

87,82

В работе проведен также расчет коэффициентов парной корреляции индексов динамики физического объема ВРП и отдельных показателей развития объектов инфраструктурного комплекса, коэффициентов парной регрессии индексов динамики физического объема ВРП и отдельных показателей развития объектов инфраструктурного комплекса в регионах ПФО. Анализ полученных результатов показывает, что взаимосвязь уровня развития инфраструктуры и уровня ВРП в регионах ПФО является значимой, тогда как между приростными показателями отсутствуют устойчивые значимые зависимости. Корреляция между развитием объектов информационной инфраструктуры и организациями финансового сектора экономики является положительной, тогда как связь между обеспеченностью железными и автомобильными дорогами и объемом ВРП - отрицательной. Это обусловлено, прежде всего, тем, что транспортная инфраструктура характеризуется высокой капиталоемкостью и инерционностью. Значительная часть объектов современной транспортной инфраструктуры была создана в период административно-плановой экономики в соответствии с отличными от рыночного хозяйства принципами территориального размещения, что предопределяет необходимость их корректировки в соответствии с характером постиндустриального этапа развития экономики и использованием современных геоинформационных подходов. Исследование не выявило устойчивых корреляций между производственными затратами и уровнем развития инфраструктуры, а также между инфраструктурной обеспеченностью и приростными показателями ВРП. Таким образом, признание противоречивого характера воздействия инфраструктурного комплекса на состояние экономического пространства и динамику основных мезоэкономических показателей позволяет сделать вывод о необходимости поиска эффективных методов регионального воздействия на составляющие инфраструктурного комплекса с целью реализации его потенциала как «точки роста».

4. Сформулирован методический подход к оценке состояния инфраструктурного комплекса как «точки роста» экономического пространства.

Каждый элемент инфраструктуры характеризуется собственным набором показателей (мощность, пропускная способность и др.), состояние и динамика которых определяет характеристики инфраструктурного потенциала региона, который, в свою очередь, оказывает влияние на инвестиционную привлекательность региона и его способность обеспечить эффекты экономии от масштабов производства, локализационной экономии, межотраслевой и урбанизационной экономии. В то же время отсутствие единого методического подхода к определению сущности инфраструктурного комплекса является причиной отсутствия интегрального показателя, отражающего степень его влияния на уровень эффективности пространственной организации региональной экономики.

В соответствии с авторским определением экономического пространства в составе потока трансакций выделяются основные, вспомогательные, обслуживающие трансакции и трансакции, препятствующие реализации основных. Расчет комбинированного показателя, отражающего состояние всей совокупности трансакций с участием объектов инфраструктуры, позволяет обосновать действенные меры регулирующего воздействия со стороны органов государственного управления в целях повышения уровня эффективности пространственной организации региональной экономики. В этой связи представляется возможным использование блочной структуры системы показателей, отражающих состояние и динамику выделенных типов трансакций. В состав показателей, характеризующих основные трансакции с участием инфраструктурного комплекса, включены: сальдированный финансовый результат деятельности предприятий инфраструктуры; валовой региональный продукт на душу населения; отношение инвестиций на развитие инфраструктуры региона к валовой добавленной стоимости и ВРП; доля видов инфраструктуры региона по трансформационным и трансакционным ресурсам; показатели эффективности использования трансформационных и трансакционных ресурсов; уровень обеспеченности территории объектами инфраструктуры в расчете на душу населения (жилищная обеспеченность, обеспеченность автодорогами и др.); индекс развития человеческого потенциала как комбинированный индикатор состояния всеобщих условий жизнедеятельности населения региона и др. В состав показателей, характеризующих вспомогательные трансакции с участием инфраструктурного комплекса, включены: индикаторы, отражающие соответствие уровня и структуры инфраструктуры личным и производительным потребностям местного сообщества и субъектов хозяйствования территории размещения; индикаторы межрегионального и международного сопоставления развития инфраструктуры; индикаторы инновационной адаптивности инфраструктурных объектов и др. В состав показателей, характеризующих обслуживающие трансакции с участием инфраструктурного комплекса, включены: показатели уровня эффективности управления инфраструктурным комплексом на национальном и региональном уровнях, в том числе показатели транспарентности услуг государственного управления; наличия (отсутствия) государственных программ развития объектов инфраструктурного комплекса и полноты их исполнения и др. В состав показателей, характеризующих трансакции с участием инфраструктурного комплекса, препятствующих реализации основных, включены: объем и темпы прироста трансакционных издержек. Предложенная система показателей позволяет оценить эффективность управления инфраструктурным комплексом в регионе с учетом степени детализации процесса и конкретизировать оценку по группам субъектов инфраструктурной деятельности. Например, при оценке транспортного комплекса региона в состав индикаторов, характеризующих основные трансакции, целесообразно включить показатели грузоемкости ВРП, грузо- и пассажирооборота транспорта, протяженности и пропускной способности транспортных сетей, коэффициент плотности транспортных магистралей, коэффициент рентабельности текущей деятельности, коэффициент износа основных производственных фондов; в состав индикаторов, характеризующих вспомогательные трансакции, целесообразно включить показатели транспортного обслуживания населения (коэффициенты удовлетворенности потребителей, своевременности транспортного обслуживания, комфортности обслуживания, объективной стоимости транспортных услуг), показатели состояния транспортных предприятий (коэффициенты реновации объектов транспортного сервиса, инновационности отраслевых преобразований, объем транзитных потоков через регион; в состав индикаторов, характеризующих обслуживающие трансакции, целесообразно включить показатели управленческой эффективности, инвестиционной привлекательности, удельного веса социальной нагрузки в транспортном тарифе, коэффициенты государственной поддержки развития, организационной эффективности, возвратности инвестиционного капитала. В состав индикаторов, характеризующих трансакции с участием транспортного комплекса, препятствующих реализации основных, целесообразно включить: коэффициенты аварийности транспорта, продолжительности срока службы, исправности и технической безопасности, степень соответствия международным стандартам экологической безопасности, количество дорожно-транспортных происшествий на душу населения.

Различия в темпах изменения показателей состояния выделенных типов трансакций обусловливают различия в состоянии и направлениях развития экономического пространства, что выступает основой для разработки классификации регионов. Принятие допущения о возможности рассмотрения основных и вспомогательных трансакций как единых по своей функциональной сущности и различающихся по формам реализации и масштабам влияния позволило выделить 6 типов регионов, которые характеризуются следующим соотношением темпов развития выделенных групп трансакций:

I группа: регионы, характеризующиеся устойчивым инновационно и социально ориентированным ростом, который обеспечивается преобладанием темпов прироста показателей основных и вспомогательных трансакций с участием объектов инфраструктуры над темпами прироста показателей обслуживающих трансакций и трансакций, препятствующих реализации основных (подобные регионы в Российской Федерации отсутствуют). Указанное соотношение типов трансакций определяет наличие опорных территорий и зон опережающего развития, что обеспечивает высокий уровень структурированности и самоорганизации экономического пространства.

II группа: регионы, характеризующиеся устойчивым ростом, который обеспечивается преобладанием темпов прироста показателей основных и вспомогательных трансакций с участием объектов инфраструктуры над темпами прироста показателей трансакций, препятствующих реализации основных. При этом темпы прироста обслуживающих трансакций ниже темпов прироста показателей основных и вспомогательных трансакций, а также темпов прироста показателей трансакций, препятствующих реализации основных (гг.Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Республики Татарстан, Коми, Саха (Якутия), Сахалинская, Тюменская области, Нижегородская, Новосибирская, Ростовская, Самарская, Свердловская области). Указанное соотношение типов трансакций определяет наличие опорных территорий и зон опережающего развития, что обеспечивает относительно высокий уровень структурированности и самоорганизации экономического пространства.

III группа: регионы, характеризующиеся неустойчивым ростом, который обеспечивается преобладанием темпов прироста показателей обслуживающих трансакций с участием объектов инфраструктуры над темпами прироста показателей основных и вспомогательных трансакций, а также темпами прироста показателей трансакций, препятствующих реализации основных (Волгоградская, Иркутская, Ленинградская, Липецкая, Новгородская, Омская, Челябинская, Ярославская области). Указанное соотношение типов трансакций определяет формирование «точек роста», что обеспечивает средний уровень структурированности и самоорганизации экономического пространства.

IV группа: регионы, характеризующиеся неустойчивым спадом, который обусловливается преобладанием темпов прироста показателей обслуживающих трансакций с участием объектов инфраструктуры над темпами прироста показателей трансакций, препятствующих реализации основных, а также темпами прироста показателей основных и вспомогательных трансакций (Республика Башкортостан, Красноярский, Пермский края, Белгородская, Кемеровская, Мурманская, Томская области). Указанное соотношение типов трансакций определяет начало формирования отдельных «точек роста», что обеспечивает низкий уровень структурированности и самоорганизации экономического пространства.

V группа: регионы, характеризующиеся неустойчивым спадом, который обусловливается преобладанием темпов прироста показателей трансакций, препятствующих реализации основных с участием объектов инфраструктуры над темпами прироста показателей основных и вспомогательных трансакций, а также темпами прироста показателей обслуживающих трансакций (Республики Карелия, Хакасия, Удмуртия, Бурятия, Марий Эл, Мордовия, Чувашия, Приморский, Хабаровский края, Архангельская, Владимировская, Ивановская, Калининградская, Калужская, Костромская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская области и др.). Указанное соотношение типов трансакций определяет отсутствие «точек роста», что обеспечивает однородность экономического пространства и низкий уровень его самоорганизации.

VI группа: регионы, характеризующиеся устойчивым спадом, который обусловливается преобладанием темпов прироста показателей трансакций, препятствующих реализации основных с участием объектов инфраструктуры над темпами прироста показателей обслуживающих трансакций, а также темпами прироста показателей основных и вспомогательных трансакций (Республики Адыгея, Алтай, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Забайкальский край, Амурская, Магаданская области, Чукотский АО и др.). Указанное соотношение типов трансакций определяет отсутствие «точек роста», что обеспечивает однородность экономического пространства и крайне низкий уровень его самоорганизации.

Представленная типологизация регионов является основой для разработки и обоснования стратегии развития, реализация которой обеспечивает повышение эффективности пространственной организации региональной экономики на основе использования ее инфраструктурного потенциала.

5. Предложен алгоритм разработки общей организации политик и организационно-проектных новаций в рамках стратегии развития объектов инфраструктуры как «точек роста» регионального экономического пространства.

Формирование стратегии развития объектов инфраструктуры как «точек роста» регионального экономического пространства включает разработку приоритетов развития, учитывающих общие преимущества регионального образования (для РТ - повышение инфраструктурной обеспеченности, точечное привлечение внешних инвесторов, создание конкурентоспособных кластерных образований в инфраструктурном комплексе, преодоление последствий старопромышленного региона); стратегических целей (для РТ – обеспечение опережающего роста в базовых секторах инфраструктурного комплекса и расширение их состава за счет инновационных форм деятельности (сектор IT-технологий), совершенствование системы государственного управления региона и создание долгосрочных конкурентных преимуществ на основе перехода к эксплуатации «нового портфеля» ресурсов; повышение качества жизни населения); механизма реализации стратегии (проблемно-целевого блока). Последний включает определение ключевых проблем (для РТ – обеспечение инновационно ориентированного типа экономического роста), целей (для РТ – развитие традиционных и формирование качественно новых секторов инфраструктурного комплекса), задач (для РТ - создание благоприятной институциональной среды; привлечение инвестиций через процедуру «рекрутинга» капитала; создание конкурентоспособных кластеров; реализация инвестиций в объекты инфраструктуры), мероприятий (для РТ – развитие нормативно-правовой базы; разработка, принятие и реализация программы территориального маркетинга; создание производственного кластера в сфере информационных технологий; строительство платной автомагистрали «Шали (М-7) – Бавлы (М-5)» и др.).

Алгоритм разработки стратегии, ориентированной на развитие «точек роста» с целью превращения в зоны опережающего развития и опорные территории в экономическом пространстве региона, включает следующие этапы:

1. Выявление «точек роста», активизация которых обеспечивает достижение стратегической цели и реализацию задач социально-экономического развития регионального образования, что позволяет их рассматривать в качестве объектов поддержки со стороны государства в форме софинансирования на договорных условиях инвестиционных проектов с оформлением прав собственности Российской Федерации или субъектов Федерации, направления средств в уставные капиталы юридических лиц, предоставления государственных гарантий под инвестиционные проекты; предоставления налоговых и прочих льгот в особых экономических зонах и др.

2. Анализ внутренней среды (SNW-анализ), оценка абсолютных и относительных конкурентных преимуществ «точек роста» и отдельных субъектов хозяйствования, которые могут быть включены в потенциальную зону опережающего развития и опорную территорию.

3. Анализ внешней среды (PEST-анализ), оценка внешней среды «точек роста», которая включает оценку факторов прямого (состояние субъектов хозяйствования, использующих объекты инфраструктуры; уровень развития производственного, ресурсно-сырьевого, инновационного, инвестиционного, финансового, трудового потенциалов; степени лояльности и объема расходов потребителей; состояние конкурентов территории размещения инфраструктурного комплекса и сопредельных региональных образований, которые находятся в сфере действия возрастающей отдачи от накопления факторов производства и роста внешней для исследуемых объектов экономии масштабов, формирующейся вследствие пространственной концентрации объектов инфраструктуры) и косвенного (уровень развития организационно-управленческого, экологического потенциала территории; состояние институциональной среды, прежде всего, характер спецификации прав собственности; уровень эффективности механизма инфорсмента контрактов; состояние социального капитала территории размещения; уровень коллинеарности интересов государства, предпринимательского сообщества и социума). При этом внешние для «точек роста» факторы становятся внутренними для зон опережающего развития и опорных территорий в рамках жизненного цикла экономического пространства.

4. Разработка системы агрегированных показателей эффективности функционирования «точек роста», зон опережающего развития и опорных территорий на основе выделения основных, вспомогательных, обслуживающих трансакций и трансакций, препятствующих реализации основных с учетом выполняемого вида экономической деятельности, определение для входящих в их состав субъектов хозяйствования эталонных значений технико-экономической, финансовой и производственной деятельности, достижение которых обеспечивает поступательную динамику мезоэкономических показателей.

5. Выявление отклонения фактических показателей функционирования агрегированных показателей эффективности функционирования «точек роста», зон опережающего развития и опорных территорий от эталонных, определение направлений и целевых ориентиров инвестиционных расходов.

6. Анализ реальных возможностей (SWOT-анализ).

7. Анализ и оценка стратегических альтернатив, выбор стратегии развития. Разработка региональных программ, направленных на повышение инвестиционной привлекательности территории размещения объектов инфраструктуры с учетом необходимого для активизации субъектов хозяйствования в составе полюсов развития объема государственных расходов; определение содержания форм и методов стимулирования формирования и развития потенциальных «точек роста» (налоговые преференции; таможенное регулирование; механизмы частно-государственного партнерства; трехсторонние соглашения; общественная экспертиза; «сетевой контракт», в соответствии с которым государство определяет свои требования к монополии по состоянию инфраструктуры и гарантированному объему транспортировки грузов и др.).

6. Выявлено необходимое условие превращения инфраструктурного комплекса в «точку роста» регионального экономического пространства.

В отличие от объектов производственной инфраструктуры, которые ориентированы на производство общественных благ, удовлетворяющих производительные потребности, объекты социальной инфраструктуры производят общественные блага, удовлетворяющие преимущественно личные потребности. Превышение общей выгоды производства общественных благ над частной выгодой предполагает необходимость поиска мер регулирующего воздействия со стороны государства на субъектов предпринимательского сообщества для расширения сферы их ответственности и включения в ее состав одновременного производства экономической и социальной ценности.

Исследование выявило асинхронность жизненных циклов развития производственной и социальной инфраструктур региона, которая проявляется в отставании на период от 3 до 8 лет социальных индикаторов от индикаторов экономических. Данная закономерность, нашедшая отражение в неоклассической модели экономического роста Р.Солоу и «золотом правиле накопления» Э.Фелпса, обусловливает возможность типологизации регионов по признаку соотношения индикаторов развития производственного и социального секторов инфраструктурного комплекса.

Асинхронность жизненных циклов объектов производственной и социальной инфраструктуры позволяет использовать результат, полученный предприятиями, ориентированными на производство экономической ценности и находящимися на фазах становления и адаптации, использовать для компенсации затрат на получение социального результата предприятиями социальной инфраструктуры, находящимися на фазах упадка и (или) формирования (механизм государственно-частного партнерства в форме социальных инвестиций в развитие местного сообщества и софинансирования программ жилищного строительства, поручительство со стороны государства при привлечении кредитных ресурсов и др.). При этом реализация объектами социальной инфраструктуры своих ключевых компетенций (прежде всего, компетенции жизнеобеспечения) может обеспечить выполнение ими функции «точки роста», что впоследствии повлечет за собой формирование и развитие объектов производственной инфраструктуры (становление наукоградов, научно-образовательных комплексов, обеспечивающих изменение структуры рынка труда и инициирующие создание и коммерциализацию инноваций, реализацию полного инновационного цикла, преодоление последствий старопромышленного района на основе реконструкции объектов производственной инфраструктуры и включение их в состав социальной инфраструктуры). Синергетический эффект взаимодействия объектов производственной и социальной инфраструктуры обеспечивается за счет формирования объектами последней социального доверия и социального капитала, что оказывает положительное воздействие на инвестиционную привлекательность региона и предприятий территории базирования, обеспечивает снижение трансакционных издержек. Нерешенность проблемы измерения социального результата позволяет предложить в качестве индикаторов состояния процессов взаимодействия производственного и социального секторов инфраструктурного комплекса показателей, полученных на основе экспертных оценок, а также использовать количественные показатели, отражающие уровень адаптивности социальных инноваций в производственном секторе, объем социальных инвестиций, реализуемых предприятиями производственной инфраструктуры. При этом наибольший синергетический эффект взаимодействия производственного и социального векторов развития инфраструктурного комплекса реализуется в случае высокого уровня адаптивности социального сектора к производственным инновациям и высокой степени учета субъектами социальных инвестиций производительных потребностей, что находит отражение в стимулировании региональными органами власти социально ответственного поведения предпринимательского сообщества, в перепроектировании и оптимизации системы размещения базовых объектов социальной инфраструктуры, в создании сбалансированного и гибкого рынка труда, в активизации точечных социальных инноваций, лежащих в основе современной урбанистической среды и развитой системы внешних коммуникаций городских агломераций, в укреплении опорного расселенческого каркаса на базе основных узловых населенных пунктов и транспортных коридоров, модернизации базовых инфраструктур городского хозяйства в соответствии с международными стандартами качества и обеспеченности и др.

7. Сформирован методологический подход к исследованию региональной инфраструктуры в рамках выявления приоритетных «точек роста» на региональном и макрорегиональном уровне.

Как показал проведенный в диссертационном исследовании анализ существующих методологических подходов к оценке региональной инфраструктуры при выявлении перспектив формирования и развития «точек роста» мезоуровневого экономического пространства, современные исследователи выделяют следующие вида региональной инфраструктуры: инновационную, физическую и социальную. Исследование сложившейся практики развития мезоуровневых социально-экономических систем на основе формирования «точек роста» показывает, что в настоящее время региональное развитие предполагается обеспечивать либо на основе развития инновационной инфраструктуры (как правило, при условии наличия разветвленной физической инфраструктуры, характерной для регионов Центрального, Приволжского, Северо-Западного и Уральского федерального округов), либо на базе расширения физической инфраструктуры (данный подход является приоритетным для Южного и Северо-Кавказского федеральных округов), либо посредством одновременного развития инновационной и физической инфраструктуры (данный подход характерен для Сибирского и Дальневосточного федеральных округов). Анализ эффективности соответствующих целевых программ, реализуемых на уровне регионов и макрорегионов Российской Федерации показал, что наблюдается связь средней силы между оценкой перспектив развития «точки роста» по параметрам динамики инновационной и физической инфраструктуры, что свидетельствует о необходимости учета дополнительных факторов развития инфраструктуры региона на этапе прогнозирования тенденций трансформации экономического пространства. В рамках проведенного исследования было выявлено, что оценка уровня развития социальной инфраструктуры позволяет уточнить, будет ли достигнут заявленный уровень эффективности при реализации целевой программы, направленной на формирование в регионе «точек роста»; при этом коэффициент корреляции Пирсона между сводной оценкой инновационной и физической инфраструктуры, скорректированной с учетом балльной характеристики состояния социальной инфраструктуры на предварительном этапе реализации целевой программы, составляет 76,14%, что подтверждает наличие сильной взаимосвязи. Таким образом, при оценке перспектив формирования «точки роста» в регионе на основе развития инфраструктуры необходимо использовать технологию мета-анализа данных по динамике развития инновационной, физической и социальной инфраструктуры, что позволит устранить возможные противоречия в процессе реализации соответствующей целевой программы.

Применение технологии мета-анализа в рамках поставленной задачи, в свою очередь, предполагает необходимость решения проблемы различия измерительного инструментария, используемого для оценки инновационной и физической инфраструктуры (преимущественно финансовые показатели) и социальной инфраструктуры (преимущественно нефинансовые показатели). Решение данной задачи реализуется посредством применения модифицированной технологии мета-анализа, на первом этапе которого производится формирование комплекса критериев по включению результатов исследований текущего состояния и перспектив развития региональной инфраструктуры, что предполагает отбор критериев, применение которых позволит оценить возможность реализации приоритетных с точки зрения обеспечения развития мезоуровневой системы инфраструктурных проектов. На втором этапе проводится оценка сопоставимости единиц измерения, использовавшихся в процессе при проведении исследований, результаты которых отобраны на основании сформированного на первом этапе комплекса критериев для мета-анализа состояния и перспектив развития инфраструктуры региона. На третьем этапе применяется метод свертки частных показателей, применяемых для оценки инновационной, физической и социальной инфраструктуры, причем при свертке частных финансовых показателей, характеризующих состояние и перспективы развития физической инфраструктуры, следует использовать среднюю арифметическую взвешенную; в процессе свертки финансовых показателей, характеризующих инновационную инфраструктуру – среднюю гармоническую взвешенную; при свертке частных нефинансовых показателей состояния и перспектив развития социальной инфраструктуры региона используется балльная оценка в формате средней геометрической взвешенной. Затем на этом же этапе реализуется трансформация полученной балльной оценки в интегральный финансовый показатель, в рамках которой единичный балл принимается равным 0,01 десятипроцентного прироста валового регионального продукта в течение трех-пятилетнего периода развития региона. Далее на четвертом этапе проводится оценка интегральных показателей состояния и перспектив развития региональной инфраструктуры, причем интегральные показатели формируются с учетом индивидуальных особенностей развития региона по методу множественной регрессии в разрезе приоритетных индикаторов развития региона. Например, для формирования интегрального показателя динамики валового регионального продукта в результате введения объектов инфраструктуры на основе анализа статистических данных по Республике Татарстан за 2006-2012 гг. была построена следующая модель множественной регрессии:

ПРВРП = 6,52 – 0,31Сфи – 0,17Сии + 0,72Сси,                                (1)

где ПРВРП – темп прироста валового регионального продукта, %;

Сфи – интегральный финансовый показатель оценки стоимости вводимых объектов физической инфраструктуры, млрд. руб.;

Сии – интегральный финансовый показатель оценки стоимости вводимых объектов инновационной инфраструктуры, млрд. руб.;

Сси – интегральный финансовый показатель оценки стоимости вводимых объектов социальной инфраструктуры, млрд. руб.

На пятом этапе на основе проведенной оценки проводится анализ чувствительности полученных результатов, после чего процедура мета-анализа является завершенной. Далее полученные результаты в разрезе интегральных показателей обрабатываются и на их основе формируются рекомендации по созданию/развитию инфраструктурных «точек роста» в исследуемой мезоуровневой социально-экономической системе.

8. Разработан метод определения стоимости физической инфраструктуры региона.

В процессе исследования было выявлено, что одним из параметров, определяющим перспективы и направление трансформации экономического пространства региона посредством формирования и развития «точек роста», является состояние физической инфраструктуры мезоуровневой системы. Физическая инфраструктура включает в себя объекты производственной, торговой, транспортной, торговой, финансовой, электронной и информационной инфраструктуры, совокупность которых призвана обеспечить функционирование и развитие экономики региона. Как показал проведенный в работе анализ, обобщающим показателем, позволяющим оценить текущее состояние и динамику развития данного вида инфраструктуры, является стоимость физического капитала, трактуемого как запас объектов перечисленных выше элементов региональной инфраструктуры, используемых в процессах регионального воспроизводства.

Оценка стоимости физического капитала в современных условиях должна проводиться с применением комплекса оценочных методов, включающих доходный и затратный методы, а также метод сопоставимых продаж, причем реализация указанных подходов к оценке на региональном уровне имеет ряд отличительных особенностей. Так, применение доходного метода предполагает оценку доходов бюджета региона и входящих в него муниципальных образований (включая налоговые и неналоговые доходы), получаемых в результате использования объектов физической инфраструктуры региона в воспроизводственных процессах; оценку доходов хозяйствующих субъектов, включая некоммерческие организации, возникающих при использовании ими объектов физической инфраструктуры региона, а также оценку доходов домохозяйств региона вследствие использования ими объектов региональной физической инфраструктуры. Аналогично, при проведении оценки затратным методом учитываются расходы регионального бюджета и бюджетов муниципальных образований, сопряженные с введением в эксплуатацию и содержанием объектов физической инфраструктуры, затрат хозяйствующих субъектов на содержание находящихся на их балансах либо в доверительном управлении объектов физической инфраструктуры, их создание и ввод в эксплуатацию, а также расходы домохозяйств (в том числе нефинансового характера, представленные в денежном выражении), связанные с созданием, содержанием и реконструкцией объектов физической инфраструктуры. Применение метода сопоставимых продаж в отношении объектов физической инфраструктуры в ряде случаев (например, при оценке основного капитала хозяйствующих субъектов) проводится в соответствии с традиционной технологией оценки; при необходимости определения стоимости объектов, реализация которых на рынке невозможна (к числу которых относятся в основном объекты транспортной инфраструктуры: дороги, мосты, железнодорожные пути, взлетно-посадочные полосы и др.), определение стоимости объекта проводится посредством оценки дополнительных совокупных затрат государства, бизнеса и домохозяйств региона, которые могли бы возникнуть в случае отсутствия данного объекта физической инфраструктуры, в течение его нормативного срока службы.

Таким образом, в отношении объектов физической инфраструктуры оценка их стоимости реализуется с применением всех трех стандартных процедур оценки; при этом, как показал проведенный в диссертационном исследовании анализ, приоритетным является доходный метод (удельный вес в интегральном показателей оценки составляет 0,4), тогда как затратный метод и метод сопоставимых продаж являются равнозначными (удельный вес каждого из них в интегральном показателе оценки составляет 0,3). Полученная оценка стоимости физического капитала, а также динамика данного показателя используется в качестве одной из ключевых характеристик при принятии решения о размещении и направлениях развития «точек роста» в региональном экономическом пространстве.

9. Введено понятие капитала трансформации региона, применяемого для количественной оценки инновационной инфраструктуры региона.

Проведенный в диссертационном исследовании анализ показал, что в настоящее время в региональном управлении для определения состояния и перспектив инновационного развития мезоуровневой системы используется несколько видов капитала, включая интеллектуальный, человеческий и общественный, которые фактически являются пересекающимися множествами. Таким образом, для целей оценки состояния инновационной инфраструктуры через интегральный показатель капитала была обозначена необходимость ввести в понятийный аппарат современной теории региональной экономики категорию «капитал трансформации региона», трактуемый как совокупность ресурсов, созданных в мезоуровневой социально-экономической системе для производства товаров и услуг на базе радикальных или улучшающих инноваций. При этом уровень капитала трансформации определяется состоянием и сложившейся практикой использования интеллектуального, человеческого и общественного капитала, являющийся с точки зрения инновационной экономики основой формирования и умножения национального богатства.

В процессе принятия управленческих решений по формированию и развитию региональных «точек роста», целью создания которых является эффективная трансформация экономического пространства, капитал трансформации используется в качестве интегрального оценочного критерия, характеризующего состояние и динамику развития инновационной инфраструктуры региона. Для его определения используются два подхода: доходный и затратный, поскольку реализация метода сопоставимых продаж применительно к оценке капитала трансформации не представляется возможной. Реализация затратного метода, как и в случае оценки физического капитала, предполагает оценку совокупных расходов регионального бюджета и бюджетов муниципальных образований на создание, ввод в эксплуатацию и содержание объектов инновационной инфраструктуры, имеющих как материальную, так и виртуальную форму, затрат хозяйствующих субъектов на создание и эксплуатацию аналогичных объектов, а также расходы домохозяйств (в том числе затрат нефинансового характера, например временных, представленных в денежном измерителе), сопряженные с созданием, содержанием и реконструкцией объектов физической инфраструктуры. При определении совокупных расходов необходимо учитывать также возникающие в связи с созданием и содержанием объектов инновационной инфраструктуры региона альтернативные издержки, которые могут увеличивать либо уменьшать (при отсутствии альтернативных эффективных объектов вложения ресурсов) совокупные региональные затраты на создание и развитие инновационной инфраструктуры на мезоуровне.

Применение доходного метода для оценки капитала трансформации должно быть реализовано следующим образом. На первом этапе осуществляется оценка доходов, которые будут получены региональным бюджетом и бюджетами муниципальных образований, хозяйствующими субъектами региона, включая некоммерческие организации, а также домохозяйствами от использования объектов инновационной инфраструктуры, которая проводится с применением традиционной технологии оценки. На втором этапе оценивается потенциальный прирост национального богатства, возникающий вследствие более эффективного использования интеллектуального, человеческого и общественного капитала региона на основе использования объектов инновационной инфраструктуры в течение нормативного периода ее эксплуатации. На заключительном этапе посредством сопоставления результатов первого и второго этапов определяется совокупная стоимость капитала трансформации региона доходным методом. Интегральная стоимость капитала трансформации мезоуровневой социально-экономической системы оценивается на основе соотнесения результатов, полученных доходным и затратным методами, причем доходный метод является приоритетным и его удельный вес в рамках интегрального индикатора, формируемого по методу средневзвешенной арифметической, составляет 0,7.

10. Предложен методический подход к оценке социальной инфраструктуры региона.

В качестве интегрального критерия количественной оценки социальной инфраструктуры региона в современных условиях хозяйствования необходимо использовать социальный капитал. Как показал проведенный в диссертационном исследовании корреляционный анализ, уровень социального капитала определяется четырьмя основными параметрами (в скобках показан коэффициент корреляции Пирсона данного показателя с темпом прироста составляющей человеческого капитала в национальном богатстве, регистрируемый на уровне региона):

- динамикой развития сетевых образований по критерию уровня их разветвленности, определяемой как средняя продолжительность цепочки контактов, необходимых для реализации цикла формирования и развития «точки роста» (+0,76);

- динамикой развития сетевых образований по критерию надежности связей, определяемой по аналогии с оценкой надежности организационных связей в микроуровневых социально-экономических системах (+0,84);

- темпом прироста доли ценностей развития в числе первых десяти ценностей, определяемых населением региона как приоритетные по состоянию на момент опроса (+0,70);

- динамикой уровня доступности информации, определяемой как средняя продолжительность поиска информации, необходимой для реализации действий по формированию и развитию «точки роста» в регионе (+0,78).

Количественная оценка социального капитала региона, рассматриваемого как интегральный критерий, характеризующий состояние социальной инфраструктуры, проводится в несколько этапов. На первом этапе определяются затраты бюджетов региона и муниципальных образований, субъектов хозяйствования и домохозяйств на создание, введение в эксплуатацию и содержание материальных и нематериальных объектов социальной инфраструктуры. На втором этапе в качестве элемента доходного метода реализуется оценка прироста ВРП в результате изменения состояния социальной инфраструктуры региона, измеряемой на основе динамики выявленных на основании корреляционного анализа характеристик развития социального капитала в регионе. На третьем этапе проводят оценку прироста национального богатства, возникающую вследствие изменения состава и структуры социального капитала в регионе. Данная оценка проводится с использованием метода экспертной оценки, проводимого по методу Дельфи, а также, при наличии независимых исследований по динамике уровня развития социального капитала, с последующей корректировкой данной оценки с использованием технологии мета-анализа. На заключительном этапе проводится интегральная оценка стоимости социального капитала на основе сопоставления результатов, полученных на основе применения затратного метода (удельный вес значимости в интегральном показателе – 0,3), доходного метода с использованием оценки динамики валового регионального продукта (удельный вес значимости в интегральном показателе – 0,3) и доходного метода, основанного на оценке динамики стоимостной оценки национального богатства (удельный вес значимости в интегральном показателе – 0,4).

Полученный в результате проведения оценки в соответствии с указанным алгоритмом интегральный показатель используется в качестве корректирующего при формировании целевых программ трансформации экономического пространства региона на основе развития «точек роста», причем несбалансированность в развитии физической и инновационной инфраструктуры относительно социальной свидетельствует о низкой вероятности достижения целевых показателей эффективности реализации соответствующей целевой программы.

11. Сформирована матрица выбора приоритетных методов трансформации экономического пространства региона в формате создания и развития «точек роста».

Проведенный анализ практики регионального управления формированием и развитием «точек роста» на основе трансформации инфраструктуры мезоуровневой социально-экономической системы позволил определить, что параметром, определяющим приоритетность соответствующих воздействий, является сопоставление уровней развития физической, инновационной и социальной инфраструктуры в разрезе этапов жизненного цикла. Соответствующая матрица выбора приоритетных методов трансформации экономического пространства региона представлена в таблице 3.

Таблица 3

Матрица выбора приоритетных методов трансформации экономического пространства региона в разрезе фаз развития физической, инновационной и социальной инфраструктуры


Становление физической инфраструктуры

Фаза развития социальной инфраструктуры

Развитие физической инфраструктуры

Фаза развития социальной инфраструктуры

Становление

Развитие

Рецессия

Депрессия

Становление

Развитие

Рецессия

Депрессия

Фаза развития инновационной инфраструктуры

Становление

Сформировать «точки роста» на основе ключевых компетенций

Сформировать «точки роста» для развития общественного капитала

Сформировать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Сформировать «точки роста» для развития природного потенциала

Фаза развития инновационной инфраструктуры

Становление

Развивать «точки роста» на основе ключевых компетенций

Развивать «точки роста» для развития общественного капитала

Развивать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Развивать «точки роста» для развития природного потенциала

Развитие

Сформировать «точки роста» для развития технико-технологического капитала

Сформировать «точки роста» для развития общественного капитала

Сформировать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Сформировать «точки роста» для развития интеллектуального потенциала

Развитие

Развивать «точки роста» для развития технико-технологического капитала

Развивать «точки роста» для развития общественного капитала

Развивать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Развивать «точки роста» для развития интеллектуального потенциала

Рецессия

Сформировать «точки роста» для развития материального капитала

Сформировать «точки роста» для развития человеческого капитала

Сформировать «точки роста» для развития природного потенциала

Сформировать «точки роста» для развития природного потенциала

Рецессия

Развивать «точки роста» для развития материального капитала

Развивать «точки роста» для развития человеческого капитала

Развивать «точки роста» для развития природного потенциала

развивать «точки роста» для развития природного потенциала

Депрессия

Сформировать «точки роста» для развития материального капитала

Сформировать «точки роста» для развития человеческого капитала

Сформировать «точки роста» для развития природного потенциала

Сформировать «точки роста» для развития природного потенциала

Депрессия

Сформировать «точки роста» для развития материального капитала

Развивать «точки роста» для развития человеческого капитала

Развивать «точки роста» для развития природного потенциала

развивать «точки роста» для развития природного потенциала

Продолжение Таблицы 3


Рецессия физической инфраструктуры

Фаза развития социальной инфраструктуры

Депрессия физической инфраструктуры

Фаза развития социальной инфраструктуры

Становление

Развитие

Рецессия

Депрессия

Становление

Развитие

Рецессия

Депрессия

Фаза развития инновационной инфраструктуры

Становление

Реконструировать «точки роста» на основе ключевых компетенций

Реконструировать «точки роста» для развития общественного капитала

Реконструировать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Реконструировать «точки роста» для развития природного потенциала

Фаза развития инновационной инфраструктуры

Становление

Перепроектировать «точки роста» на основе ключевых компетенций

Перепроектировать «точки роста» для развития общественного капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Перепроектировать «точки роста» для развития природного потенциала

Развитие

Реконструировать «точки роста» для развития технико-технологического капитала

Реконструировать «точки роста» для развития общественного капитала

Реконструировать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Реконструировать «точки роста» для развития интеллектуального потенциала

Развитие

Перепроектировать «точки роста» для развития технико-технологического капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития общественного капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития человеческого потенциала

Перепроектировать «точки роста» для развития интеллектуального потенциала

Рецессия

Реконструировать «точки роста» для развития материального капитала

Реконструировать «точки роста» для развития человеческого капитала

Реконструировать «точки роста» для развития природного потенциала

Реконструировать «точки роста» для развития природного потенциала

Рецессия

Перепроектировать «точки роста» для развития материального капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития человеческого капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития природного потенциала

Перепроектировать «точки роста» для развития природного потенциала

Депрессия

Реконструировать «точки роста» для развития материального капитала

Реконструировать «точки роста» для развития человеческого капитала

Реконструировать «точки роста» для развития природного потенциала

Реконструировать «точки роста» для развития природного потенциала

Депрессия

Перепроектировать «точки роста» для развития материального капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития человеческого капитала

Перепроектировать «точки роста» для развития природного потенциала

Перепроектировать «точки роста» для развития природного потенциала

С использованием предложенной матрицы выбора приоритетных направлений трансформации регионального экономического пространства посредством формирования и развития «точек роста» в диссертационном исследовании было проведено сценарное прогнозирование перспектив развития регионов Приволжского федерального округа, показывающих наиболее высокие и наиболее низкие темпы роста, по следующим сценариям:

- инерционный, в рамках которого развитие экономического пространства регионов ПФО в пятилетней перспективе будет происходить в соответствии со сложившимися тенденциями;

- трансформационный, в рамках которого развитие экономического пространства регионов ПФО в пятилетней перспективе будет происходить на основе развития «точек роста» на базе определения состояния и перспектив развития региональной инфраструктуры.

Результаты прогнозирования для Чувашской Республики (ЧР), Республики Марий Эл (РМЭ) и Республики Татарстан (РТ) представлены на рис. 1.

Рис. 1. Динамика индекса физического объема инвестиций в основной капитал и валового регионального продукта по регионам ПФО на 2012-2016 гг. (прогноз)

Как видно из приведенного рисунка, реализация трансформационного сценария способствует ускоренному и более равномерному развитию регионов, что подтверждает целесообразность предложенного в настоящем исследовании инструментария в практике современного управления мезоуровневыми социально-экономическими системами.

Таким образом, синергетический и мультипликационный эффект воздействия инфраструктурного комплекса на динамику мезоэкономических индикаторов, проявляющийся в повышении уровня его поляризации, конвергенции с сопредельными экономическими пространствами, полноты выполняемых функций, уровня структурированности, уровня дифференциации и спецификации прав собственности, уровня частота и интенсивности трансакций, уровня самоорганизации, реализуется при учете фактора пространственной организации активов в четырехмерной системе координат в процессе разработки и реализации мер регионального управляющего воздействия.

IV. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Харисова, Г.М. Оценка нематериальных активов – резерв повышения экономической эффективности деятельности предприятия / Г.М.Харисова // Экономические науки. 2007. № 5. 0,5 п.л.
  2. Харисова, Г.М. Управление интеллектуальной собственностью на предприятии /Г.М.Харисова // Российское предпринимательство. 2007. № 6. 0,5 п.л.
  3. Харисова, Г.М. Особенности учета накладных расходов в строительстве / Г.М.Харисова, А.Ф. Хусендинова // Вестник ИНЖЭКОНА. Серия «Экономика». 2009. № 3. 0,5 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  4. Харисова, Г.М. Проблемы управления стоимостью на предприятии / Г.М.Харисова, Ю.М.Федотова // Экономический вестник Республики Татарстан. 2008. № 2. 0,6 п.л. (авт. – 0,3 п.л.).
  5. Харисова, Г.М. Методологические аспекты рейтинговой оценки инвестиционной привлекательности предприятий региона (на примере Республики Татарстан) / М.Д.Миронова, Г.М.Харисова // Сегодня и завтра российской экономики. 2010. № 37. 0,7 п.л. (авт. – 0,3 п.л.).
  6. Харисова, Г.М. Развитие инновационной инфраструктуры Республики Татарстан / Г.М.Харисова // Известия КГАСУ. 2010. №2(14). 0,5 п.л.
  7. Харисова, Г.М. Оценка собственного капитала по рыночной стоимости /Ю. В.Миронова, Г.М.Харисова // Сегодня и завтра российской экономики. 2010. № 39. 0,7 п.л. (авт. – 0,3 п.л.).
  8. Харисова, Г.М. Инновационные подходы в анализе эффективности собственного капитала предприятия / Ю.В.Миронова, Г.М.Харисова // Управление экономическими системами: электронный научный журнал [электронный ресурс] режим доступа://http://www.uecs.ru/. 2010. №11.0,4 п.л. (авт.-0,3 п.л.)
  9. Харисова, Г.М. Инвестиционное развитие некоммерческих жилищных организаций – мировой опыт и перспективы в России / М.А.Белобородова, Р.М.Сиразетдинов, Г.М.Харисова // Национальные интересы, приоритеты и безопасность. 2010. № 30 (87). 0,4 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  10. Харисова, Г.М. Анализ оптимизации накладных расходов в составе себестоимости продукции / А.Ф.Хусендинова, Г.М.Харисова // Сегодня и завтра российской экономики. 2010. № 40-41. 0,5п.л. (авт.-0,3 п.л.)
  11. Харисова, Г.М. Институциональное предпринимательство в организации: понятие и алгоритм реализации / Г.А.Хасанова, Г.М.Харисова // Вестник экономики, права и социологии. 2010. № 4. 0,4 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  12. Харисова, Г.М. Анализ и оптимизация структуры капитала отраслей экономики на основе инновационных решений / Г.М.Харисова // Известия КГАСУ. 2011. № 1(15). 0,5 п.л.
  13. Харисова, Г.М. Методические подходы к решению проблем в области оценки и организации управления предприятиями отраслей экономики Республики Татарстан / Г.М.Харисова // Известия КГАСУ. 2011. №2 (16). 0,5 п.л.
  14. Харисова, Г.М. Управление стоимостью компаний в системе стратегического менеджмента интегрированных  образований в топливно-энергетическом комплексе РФ (на примере ОАО «Татнефть») /Г.М.Харисова // Сегодня и завтра российской экономики. 2011. №49. 0,5п.л.
  15. Харисова, Г.М. Модель экономической добавленной стоимости (EVA) и ее применение при обосновании стратегии интегрированных образований в реальном секторе экономики / Г.М. Харисова // Управление экономическими системами: электронный научный журнал [электронный ресурс] режим доступа://http://www.uecs.ru/. 2011. №12(36). 0,5 п.л.
  16. Харисова, Г.М. Выбор стратегических решений нефтяных компаний в условиях неопределенности /Г.М.Харисова // Сегодня и завтра российской экономики. 2011. №49. 0,5п.л.
  17. Харисова, Г.М. Инновации и их роль в стратегическом управлении развитием интегрированных образований топливно-энергетического комплекса/ Г.М.Харисова // Управление экономическими системами: электронный научный журнал [электронный ресурс] режим доступа://http://www.uecs.ru/. 2011. №12(36). 0,5 п.л.
  18. Харисова, Г.М. Влияние асимметрии информации на стратегическое управление интегрированными образованиями в реальном секторе экономики / Г.М.Харисова // Сегодня и завтра российской экономики. 2011. № 50. 0,5п.л.
  19. Харисова, Г.М. Проблемы формирования инновационных институтов в национальной инновационной системе/ Л.В.Марфина, Г.М.Харисова // Управление экономическими системами: электронный научный журнал [электронный ресурс] режим доступа://http://www.uecs.ru/. 2012. №2(38). 0,5 п.л. (авт.-0,3 п.л.)
  20. Харисова, Г.М. Взаимодействие бизнеса и государства в инвестиционно – инновационной деятельности компаний реального сектора экономики /Г.М.Харисова // Известия КГАСУ. 2012. №1(19). 0,6п.л.
  21. Харисова, Г.М. Формирование системы управления инвестиционной деятельностью в современных экономических условиях /Г.М.Харисова // European social science journal. 2012. №2 (18). 0,5п.л.
  22. Харисова, Г.М. Типологизация российских регионов с учетом роли объектов инфраструктуры в трансформации экономического пространства мезообразований/Г.М. Харисова // Управление экономическими системами: электронный научный журнал [электронный ресурс] режим доступа://http://www.uecs.ru/. 2012. №8(44).0,5 п.л.
  23. Харисова, Г.М. Инфраструктурный комплекс как «Точка роста» регионального экономического пространства// Управление экономическими системами: электронный научный журнал [электронный ресурс] режим доступа://http://www.uecs.ru/. 2012. №8(44). 0,5 п.л.

Монографии, публикации в журналах и сборниках научных трудов, материалах конференций

  1. Харисова, Г.М. Анализ финансовой устойчивости и инвестиционной привлекательности строительной организации /Г.М.Загидуллина, В.Я.Орлов, Г.М.Харисова, Ю.К.Попов, Р.М.Сиразетдинов, В.А.Карасев, И.Г.Якупов (Монография). Казань: Терра-консалтинг». 1998. 7,4 п.л. (авт. – 3,5 п.л).
  2. Харисова, Г.М Управленческие инновации в инвестиционной политике региона: некоммерческие организации и жилищные стандарты / О.В.Бахарева, Е.С.Матвеева, Г.М.Харисова, А.Ш.Шакирова (Коллективная монография). Волгоград: Республиканский центр молодежных, инновационных и профилактических программ. 2009. 6,9 п.л.
  3. Харисова, Г.М. Стоимостной подход к управлению инвестиционно- инновационной деятельностью региональных интегрированных образований в реальном секторе экономики ( на примере Республики Татарстан) / Г.М. Харисова (Монография). Казань: КГАСУ. 2011. 9,2 п.л.
  4. Харисова, Г.М. Эффективность функционирования и развитие производственного инфраструктурного комплекса в регионе в условиях неопределенности внешней среды (на примере Республики Татарстан) / А.Ю.Усолова, Р.Р.Харисова, Г.М.Харисова (Коллективная монография). Казань: Республиканский центр молодежных, инновационных и профилактических программ, 2011. 9 п.л. (авт. – 4,5 п.л).
  5. Харисова, Г.М. Методы оценки действующих предприятий / Г.М.Загидуллина, Г.М.Харисова // В кн.: Недвижимость: проблемы управления, развития, финансирования и подготовки кадров: материалы международной научно-практической конференции. Москва: МГСУ. 1999. 0,5 п.л. (авт. – 0,3 п.л.).
  6. Харисова, Г.М Особенности оценки стоимости предприятий/ Г.М.Загидуллина, Г.М.Харисова // В кн.: Технико-экономические проблемы промышленного производства: материалы международной научно-технической конференции. Набережные Челны, 2000. 0,35 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  7. Харисова, Г.М. Применение дисперсионного анализа в доходном  подходе при стоимостной оценке предприятия / О.М.Федотова, Г.М.Харисова // В кн.: Математические методы и информационные технологии в экономике, социологии и образовании: материалы XIV международной научно-технической конференции. Пенза: Приволжский дом знаний. 2004. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  8. Харисова, Г.М Гудвилл как инновационный потенциал финансовой устойчивости / О.М.Федотова, Г.М.Харисова // В кн Математические методы и информационные технологии в экономике, социологии и образовании: материалы XIV международной научно-технической конференции. Пенза: НОУ «Приволжский Дом знаний». 2004. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  9. Харисова, Г.М. Инновационные методики определения рисков при расчете ставки дисконтирования /Ю.М.Федотова, Г.М.Харисова// В кн.: Развитие инновационного потенциала отечественных предприятий и формирование направлений его стратегического развития: материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Пенза: Изд- во МНИЦ ПГСХА.. 2004. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  10. Харисова, Г.М. Показатель чистых активов как важнейший инструмент финансовой устойчивости предприятий /Ю.М.Федотова, Г.М.Харисова//В кн.: Реформирование системы управления на современном предприятии: материалы V международной научно-практической конференции. Пенза: МНИЦ ПГСХА. 2005. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  11. Харисова, Г.М. Оценка ликвидационной стоимости в рамках банкротства  предприятия/ Ю.М.Федотова, Г.М.Харисова // В кн.: Финансы как особая форма экономических отношений. Управление инвестициями: материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Пенза: НОУ «Приволжский Дом знаний», 2005. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  12. Харисова, Г.М. Оценка рыночной стоимости нематериальных активов как способ эффективного управления активами предприятия/ О.М.Федотова, Г.М.Харисова// В кн.: Финансы как особая форма  экономических отношений. Управление инвестициями: материалы всероссийской научно-практической конференции. Пенза: НОУ «Приволжский Дом знаний». 2005. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  13. Харисова, Г.М. Оценка нематериальных активов в целях максимизации стоимости предприятия / Г.М.Загидуллина, Г.М.Харисова //Экономический вестник Республики Татарстан. 2006. № 1. 0,6 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  14. Харисова, Г.М. Оценка рыночной стоимости акций нефтяных компаний с использованием моделей опционного ценообразования / М.З.Хасанзянов, Р.Р.Харисова, Г.М.Харисова // Экономический вестник Республики Татарстан. 2006. № 4. 0,6 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  15. Харисова, Г.М. Управление интеллектуальной собственностью на предприятии/ О.М.Федотова, Г.М.Харисова // Экономический вестник Республики Татарстан. 2006. № 3. 0,6 п.л. (авт. – 0,4 п.л.).
  16. Харисова, Г.М. Применение теории опционов в оценке рыночной стоимости нефтяной компании / М.З.Хасанзянов, Г.М.Харисова // Социально-экономические и технические системы [электронный ресурс] режим доступа://http://www.kampi.ru/sets// 2006/ №6 (22)/ 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  17. Харисова, Г.М. Интервальная стоимостная оценка строительных организаций - показатель результативности управления денежным потоком / Г.М.Харисова //Сборник научных трудов докторантов и аспирантов: материалы 58-ой республиканской научной конференции. Казань: КГАСУ. 2006. 0,25 п.л.
  18. Харисова, Г.М. Экспресс-оценка рыночной стоимости промышленных компаний / А.И.Романова, М.З.Хасянзянов, Г.М.Харисова // Известия высших учебных заведений. Строительство. Нижний Новгород: НГАСУ. 2007. №1. 0,4 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  19. Харисова, Г.М. Особенности ценообразования в строительстве в современных условиях /Г.М.Харисова // В кн.: Сборник научных трудов докторантов и аспирантов: материалы 60-ой республиканской научной конференции. Казань: КГАСУ. 2008. 0,25 п.л..
  20. Харисова, Г.М. Роль накладных расходов в максимизации стоимости строительного предприятия /Г.М.Харисова, А.Ф.Хусендинова // Управление инвестициями и инновациями. 2009. № 3. 0,6 п.л.. (авт. – 0,5 п.л.).
  21. Харисова, Г.М. Оценка и управление стоимостью предприятия / Г.М.Харисова //В кн.: Сборник научных трудов докторантов и аспирантов: материалы 61-ой республиканской научной конференции. Казань: КГАСУ. 2009. 0,25 п.л.
  22. Харисова, Г.М. Совершенствование сметной нормативной базы /Г.М.Харисова, А.Ф.Хусендинова// В кн.: Экономика и управление в строительстве: сборник научных трудов КазГАСУ. Казань: КГАСУ. 2009. 0,3п.л. (авт.-0,25 п.л.)
  23. Харисова, Г.М. Инвестиции в инновационное развитие нефтегазохимического комплекса /Г.М.Харисова, Л.М.Мияссарова//В кн.: Экономика и управление в строительстве. Сборник научных трудов КазГАСУ. Казань: КГАСУ. 2009. 0,4п.л. (авт.-0,3 п.л.)
  24. Харисова, Г.М. Накладные расходы как составляющая договорной цены на строительную продукцию / Г.М.Харисова, А.Ф. Хусендинова // Управление инвестициями и инновациями. 2010. № 1. 0,6 п.л.. (авт. – 0,5 п.л.).
  25. Харисова, Г.М. Основные факторы инновационного развития предприятия / Г.М.Харисова // В кн.: Сборник научных трудов докторантов и аспирантов: материалы 62-ой республиканской научной конференции. Казань: КГАСУ. 2010. 0,25 п.л..
  26. Харисова, Г.М. Амортизация основных фондов как одна из составляющих формирования себестоимости продукции /Г.М.Харисова, Р.Р.Харисова // В кн.: Фундаментальные проблемы модернизации экономики России: сборник научных трудов VI всероссийской научно-практической конференции. Томск: ГОУ ВПО НИ ТПУ. 2010. 0,3 п.л.. (авт. – 0,25 п.л.).
  27. Харисова, Г.М. Ключевые факторы управления стоимостью компании / Г.М.Харисова, Р.Р.Харисова//В кн.: Фундаментальные проблемы модернизации экономики России: сборник научных трудов VI Всероссийской научно-практической конференции. Томск: ГОУ ВПО НИ ТПУ. 2010. 0,3 п.л. (авт. – 0,25 п.л.).
  28. Харисова, Г.М. Государственное регулирование и формирование инвестиционной и инновационной деятельности нефтяных компаний / Л.Р.Мияссарова, Г.М.Харисова // В кн.: Актуальные проблемы экономики, социологии и права в современных условиях: материалы 7-й Международной научно-практической конференции. Пятигорск: Международная академия финансовых технологий. 2010. 0,3 п.л.. (авт. – 0,25 п.л.).
  29. Харисова, Г.М. Оценка средневзвешенной стоимости компании для инвестиционной привлекательности компании / Г.М.Харисова // В кн.: Сборник научных трудов докторантов и аспирантов: материалы 63-ой республиканской научной конференции. Казань: КГАСУ. 2011. 0,25 п.л.
  30. Харисова, Г.М. Роль инноваций в стратегическом управлении нефтяных компаний / Г.М.Харисова // В кн.: Сборник научных трудов докторантов и аспирантов: материалы 64-ой республиканской научной конференции. Казань: КГАСУ. 2012. 0,25 п.л.
  31. Харисова, Г.М. К вопросу о сущности регионального экономического пространства/ Г.М.Харисова// В кн.: Теория и практика институциональных преобразований в России: Сборник научно-аналитических статей. Выпуск 5. Казань: Изд-во Отечество, 2012. 0,6 п.л.
  32. Харисова, Г.М. Объекты инфраструктуры как «точки роста» регионального экономического пространства/ Г.М.Харисова//В кн.: Теория и практика институциональных преобразований в России: Сборник научно-аналитических статей. Выпуск 4. Казань: Изд-во Отечество, 2012. 0,6 п.л.

1 По данным Федеральной службы государственной статистики. Режим доступа http://www.gks.ru/ открытый. Проверено на 1.05.2012.

2 По данным Всемирного Банка. Режим доступа www.worldbank.org/eca/russian/ открытый. Проверено на 1.05.2012.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.