WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ЧЖАО СИНЬ ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ КИТАЯ С РОССИЕЙ:

ИЗМЕНЕНИЯ В ДИНАМИКЕ И СТРУКТУРЕ ПОСЛЕ ВСТУПЛЕНИЯ КИТАЯ В ВТО Специальность 08.00.14 – Мировая экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре мировой экономики, таможенного дела и туризма в ФГБОУ ВПО «Амурский государственный университет».

Научный руководитель кандидат географических наук, доцент, Понкратова Людмила Алексеевна

Официальные оппоненты: Потапов Максим Александрович, доктор экономических наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт мировой экономики и международных отношений РАН, главный научный сотрудник Центра азиатско-тихоокеанских исследований Александрова Мария Викторовна, кандидат экономических наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Дальнего Востока РАН, ведущий научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт экономики РАН

Защита состоится «___»____________ 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 002.217.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт Дальнего Востока Российской академии наук (ИДВ РАН) по адресу: 117997, Москва, ГСП-7, Нахимовский проспект, 32.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИДВ РАН.

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат экономических наук Чуванкова В.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования. Стабильное развитие торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Россией, продолжающееся в течение последних лет, определяется многочисленными факторами.

Во-первых, это усиление процесса глобализации мировой экономики и углубления международного разделения труда, оказывающие влияние на взаимную торговлю; во-вторых, взаимодополняемость экономик двух стран, способствующая наращиванию сотрудничества между странами; в-третьих, территориальная близость стран КНР и РФ и наличие общей государственной границы, что стимулирует развитие взаимной торговли не только на межгосударственном уровне, но и между приграничными территориями; в-четвертых, подписанные соглашения и договоренности, требующие совершенствования институциональной обеспеченности реализации крупномасштабных проектов в установленные сроки. Все это заставляет анализировать возможности и сценарии реализации достигнутых договоренностей. Следует отметить, что несмотря на значительное количество работ, посвященных внешней торговле Китая с Россией, в опубликованных исследованиях не представлена количественная оценка структурных сдвигов, произошедших в китайско-российской торговле после вступления Китая в ВТО, а также их тенденции на перспективу. Поскольку Россия в декабре 2011 г. была принята в ВТО, то следует ожидать дальнейшей интенсификации в развитии взаимной торговли между странами.

Все это подтверждает значимость и актуальность проводимого исследования.

Объектом диссертационного исследования является внешняя торговля КНР в условиях изменяющейся институциональной среды. Предметом исследования выступают динамика и структурные сдвиги в китайско-российской торговле после вступления Китая в ВТО.

Хронологические рамки исследования обусловлены поставленной целью по проведению анализа динамики и выявлению структурных сдвигов во внешней торговле Китая с Россией после вступления КНР в ВТО (с 2001 г. по настоящее время). Вместе с тем проводимые исследования по прогнозированию внешней торговли Китая с Россией, разработке сценариев торгово- экономического сотрудничества охватывают период с 1991 по 2010 гг.

Целью работы являются анализ развития торгово-экономического сотрудничества между КНР и РФ после вступления Китая в ВТО, а также выявление и количественная оценка структурных сдвигов, произошедших во взаимной торговле стран на макро- и мезоуровне, разработка перспективных сценариев развития торговли между странами на период до 2015 г.

В соответствии с поставленной целью в работе решались следующие задачи:

дать комплексную оценку реализации политики открытости в Китае, охарактеризовать либерализацию внешнеторговой деятельности в период с 1978 г. по настоящее время;

выявить и систематизировать применение основных инструментов реализации внешнеторговой политики в Китае после вступления страны в ВТО;

произвести анализ динамики внешней торговли Китая и выполнить количественную оценку структурных сдвигов в товарной структуре, произошедших после вступления Китая в ВТО;

определить позиции Китая и России в мировой экономике и произвести оценку степени взаимной интеграции двух стран в сфере торговли;

выявить особенности и произвести количественную оценку сдвигов в товарной структуре во внешней торговле Китая с Россией;

определить место и роль провинций Северо-Восточного Китая в развитии китайско-российского торгово-экономического сотрудничества;

выявить и систематизировать факторы, определяющие торгово- экономическое сотрудничество Китая и России на перспективу;

разработать сценарии и выполнить прогнозы развития взаимной торговли Китая и России на период до 2015 г., обосновать возможные изменения в структуре экспорта и импорта.

Теоретической и методологической основой работы явились труды китайских и российских экономистов, посвященных экономическому развитию, внешнеэкономической и внешнеторговой политике Китая, проблемам развития экономического сотрудничества Китая с Россией. Особое внимание было уделено публикациям крупных специалистов по китайско-российским отношениям, приграничному взаимодействию Китая и России – таких как Е.Ф. Авдокушин, М.В. Александрова, Я.М. Бергер, В. Карлусов, Л.И. Кондрашова, Н.Н. Котляров, Н.В. Кузнецова, Б.Н. Кузык, В.Л. Ларин, П.А. Минакир, В.В. Михеев, В. Мясников, В.А. Островский, Э.П. Пивоварова, В.Я. Портяков, М.А. Потапов, М.Л. Титаренко, С.С. Цыплаков, а также Р. Скалапино и др.

В диссертации получили отражение теоретические и практические проблемы реформы и открытости экономики КНР, поднятые в трудах китайских экономистов Ли Цзиньхуа, Линь Ифу, Лю Вэй, Ху Аньган, Цай Чжичжоу, Чжан Гою, Чжао Сицзюнь. Большую ценность представляли также работы китайских специалистов по китайско-российским отношениям – Ван Лицзю, Ван Хайюнь, Ли Цзыго, Ли Чуаньсюнь, Лу Наньцюань, Фэн Шаолэй, Цюй Вэй, Чжао Личжи, Ши Чуньян, Ян Чуан и др.

В процессе работы автор опирался на труды ученых, занимающихся изучением теоретических аспектов развития мировой экономики и международной торговли – Н.А. Волгиной, И.И. Дюмулена, А.И. Евдокимова, А.П. Киреева, В.П. Колесова, М.В. Кулакова, В.Е. Рыбалкина, В.И. Фомичева, Ю.В. Шишкова, А.Д. Брауна, П.Р. Кругмана, П.Х. Линдерта, М. Обстфельда, М. Портера.

Методологическая основа работы представлена такими исследовательскими принципами и подходами как междисциплинарный и системный подход, структурный и статистический анализ, сравнительный анализ и сопоставление, обобщение, индукция и дедукция, а также методами прогнозирования.

Степень разработанности проблемы. Проблемы торгово- экономического сотрудничества Китая получили широкое освещение в российской и китайской научной литературе. Предметом множества публикаций и научных исследований стало изучение как политики открытости Китая в целом, так и внешнеэкономических его связей с ведущими партнерами, в частности с Россией. В связи с этим целесообразно объединить имеющиеся исследования в несколько специализированных подгрупп.

Необходимо отметить, что среди российских исследователей проблем, посвященных вопросам экономического развития и внешнеторговых связей КНР, следует выделить труды таких ученых как Я.М. Бергер, А.П. Горюнов, Д.А. Изотов, П.Б. Каменнов, В. Карлусов, Н.Н. Котляров, В.В. Михеев, П.М. Мозиас, Л.В. Новоселова, А.В. Островский, Э.П. Пивоварова, М.А. Потапов, Д.В. Суслов, Т.Г. Терентьева, Е.А. Тишкина, А.В. Торкунов.

Среди зарубежных исследователей нужно отметить работы китайских специалистов Ли Цзиньхуа, Линь Ифу, Лю Вэй, Хуан Сяолин, Цай Чжичжоу, Чжан Гою, Чжао Сицзюнь и др.

Постоянным объектом глубоких исследований являются и китайско- российские торгово-экономические отношения. Среди российских и китайских ученых и специалистов, внесших существенный вклад в развитие науки на межгосударственном уровне, следует назвать таких как А.Г. Коржубаев, И.Н. Коркунов, Т.Е. Кузнецов, Б.Н. Кузык, В. Мясников, А.В. Островский, В.Я. Портяков, М.Л. Титаренко, С.С. Цыплаков, Ван Лицзю, Гао Цзисян, Ван Хайюнь, Ли Чжуаньсюнь, Лу Наньцюань, Сун Куй, Тянь Чуньшэн, Фэн Шаолэй, Хань Лихуа, Цюй Вэй, Чжан Хунся, Чжао Личжи, Чжу Цзинтао и др.

Необходимо также отметить вклад ученых обеих стран в разработку теоретических и практических вопросов приграничного и межрегионального сотрудничества Китая и России (М.В. Александрова, П.Я. Бакланов, Л.Б. Вардомский, С.Н. Грибова, Е.И. Деваева, В.А. Дергачев, В.И. Ишаев, Ю.В. Коваленко, Л.И. Кондрашова, Н.В. Кузнецова, В.Л. Ларин, П.А. Минакир, Л.А. Понкратова, Н.П. Рыжова, А.Ю. Тарасюк, И.П. Черная, Н.Л. Шлык и др.) При этом нельзя не упомянуть китайских ученых по этой проблематике: Гао Сяохуэй, Го Ли, Инь Цзяньпин, Ли Цзинъюй, Ма Юцзюнь, Су Фэнлинь, Чи Цинлинь, Чжан Гуанхэн и др.

Несмотря на значительное количество работ, посвященных внешней торговле Китая с Россией, в опубликованных исследованиях практически не представлена количественная оценка структурных сдвигов, произошедших в китайско-российской торговле после вступления Китая в ВТО, не определены и их тенденции на перспективу.

Информационная и статистическая база диссертации включает статистические данные, правовые и аналитические материалы по торгово- экономическому сотрудничеству КНР и РФ, публикуемые в официальных документах, статистических сборниках и материалах: а) международных организаций (ВТО, Всемирный банк, ЮНКТАД, статистическая база ООН по торговле товарами, Международное энергетическое агентство и др.); б) законодательных и исполнительных органов государственной власти и других государственных структур КНР и РФ; в) федеральных и региональных статистических органов (Государственное статистическое управление КНР и Федеральная служба государственной статистики РФ); г) таможенных служб и управлений двух стран (Главное таможенное управление КНР и северо-восточных провинций, Федеральная таможенная служба РФ); д) научно-исследовательских и государственных образовательных институтов и университетов (Академии общественных наук КНР и провинции Хэйлунцзян, НИИ современных международных отношений Китая, НИИ РАН (ИДВ, ИМЭМО, Институт востоковедения, Институт экономики), институты ДВО РАН, университеты (МГИМО, МГУ, Цинхуа, Пекинский университет, Университет внешней торговли и экономики Китая и др.); е) центральных китайских и российских периодических изданий (Жэньминь жибао, Сиболия яньцзю (Сибирские исследования), Элосы чжунъя дунъоу шичан (Рынок России, Центральной Азии и Восточной Европы), Элосы чжунъя дунъоу яньцзю (Исследования России, Центральной Азии и Восточной Европы), Проблемы Дальнего Востока, Пространственная экономика, МЭМО и др.); ж) Интернет-ресурсы на китайском, русском и английском языках.

Элементами научной новизны характеризуются следующие результаты диссертационного исследования:

1) проведено системное исследование внешней торговли Китая после вступления Китая в ВТО;

2) произведена периодизация китайско-российских торговых отношений, выполнена количественная оценка динамики, структурных сдвигов в экспорте и импорте в торговле с Россией после вступления Китая в ВТО, выявлены сдвиги и тенденции в изменении товарной структуры на перспективу;

3) выявлены позиции северо-восточных провинций в китайско- российской торговле, определена специализация экспортно-импортных операций в приграничной провинции Хэйлунцзян;

4) выявлены и систематизированы факторы, определяющие динамику и структуру торгово-экономического сотрудничества Китая и России на перспективу;

5) разработаны сценарии и выполнены прогнозы взаимной торговли между Китаем и Россией на среднесрочную перспективу на базе моделей кривых роста, а также с учетом изменений институциональных условий в связи с подписанием межгосударственных соглашений в сфере энергетики.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Проведен анализ политики реформ и открытости в Китае, позволивший выделить здесь два этапа. На первом этапе реализовывалась стратегия освоения международного рынка, в основном за счет экспорта, на втором этапе используется стратегия привлечения мировых ресурсов для развития внутреннего рынка страны, что подтверждается результатами детального анализа импорта Китая в первом десятилетии XXI в.

2. Выделены три этапа в проведении либерализации внешнеторговой политики в Китае, позволившие установить, что каждому этапу соответствовало решение определенных государственных задач как в сфере развития внешней торговли, так и экономики страны в целом. Проведенная автором систематизация основных инструментов государственного регулирования внешней торговли после вступления Китая в ВТО показала адекватную реакцию государства (в части применения тарифных и нетарифных мер) на изменяющиеся экономические условия, включая мировой экономический кризис 2008 г.

3. Выявлены особенности динамики экспорта и импорта Китая, произведена количественная оценка структурных сдвигов в торговле товарами после вступления страны в ВТО. Установлено, что, во-первых, вступление в ВТО позволило Китаю занять второе место в мире (после США) по объему международной торговли, во-вторых, наметилась тенденция к сокращению положительного сальдо в торговом балансе, в-третьих, количественная оценка структурных сдвигов в экспорте Китая показала рост в нем высокотехнологичного сектора, а оценка структурных сдвигов в импорте – возросшую зависимость от импорта сырья для удовлетворения потребностей растущей экономики.

4. Идентифицировано, что Китай и Россия имеют высокий уровень вовлеченности в мировую экономику прежде всего за счет экспорта, а также доказано, что для обеих стран характерна более высокая степень взаимной интеграции в сфере торговли, которая в последние годы снижалась.

5. Проведена периодизация китайско-российских торговых отношений, позволившая выделить четыре этапа в их развитии, каждый из которых характеризовался особенностями в динамике и структуре взаимной торговли. Показано, что выделение автором четвертого этапа (с 2012 г.) связано со вступлением России в ВТО, а также с реализацией совместных крупномасштабных проектов.

6. С помощью количественных оценок (включая индекс Салаи и индекс Рябцева) доказано, что китайско-российская торговля отличается от внешней торговли Китая динамикой, структурой, степенью реакции на мировой экономический кризис. Выявлено, что в экспорте Китая в Россию произошли значительные структурные изменения (JR2010=0,385) в основном за счет увеличения доли машин и оборудования, а в импорте Китая из России, напротив, самые высокие структурные сдвиги (JR2010=0,592) обусловлены сокращением доли машин и оборудования и увеличением доли минеральных продуктов. Произошедшие сдвиги закрепляют сырьевую направленность российского экспорта в Китай.

7. Выявлено и определено место провинций Северо-Востока Китая, прежде всего провинции Хэйлунцзян, в развитии китайско-российского торгово- экономического сотрудничества. Доказано, что эта провинция остается ведущей в китайско-российском торговле и ее роль в связи с реализацией крупномасштабных проектов в сфере энергетики будет возрастать. Доказана определяющая роль приграничной малой (мелкооптовой) торговли во внешней торговле провинции Хэйлунцзян с Россией. Выявлена специализация экспорта и импорта провинции в торговле с Россией, что подтверждено рассчитанными коэффициентами локализации.

8. Уточнены и систематизированы факторы, воздействующие на динамику и структуру взаимной торговли между Китаем и Россией.

9. Разработаны и предложены сценарии развития торговли между Китаем и Россией на период до 2015 г. Доказано, что планируемые показатели торговли между странами могут быть достигнуты в основном за счет увеличения минеральных ресурсов в импорте Китая из России.

Научная и практическая значимость работы. Основные результаты, полученные в ходе исследования, могут быть использованы государственными и местными органами власти Китая и России при формировании внешнеэкономической и внешнеторговой политики. Разработанные автором сценарии внешнеторгового сотрудничества Китая с Россией до 2015 г. можно задействовать при обосновании стратегий торгово-экономического сотрудничества обеих стран на перспективу. Кроме того, результаты исследования могут иметь прикладное значение при налаживании межрегиональных связей Китая и России, в частности российского Дальнего Востока и северо-восточных провинций Китая.

Выводы и основные результаты исследования представляют практический интерес для ученых, занимающихся проблемами торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Россией, а также вопросами регионального развития двух стран.

Материалы диссертационного исследования могут быть полезны в учебном процессе в высших учебных заведениях при подготовке специалистов по мировой, национальной и региональной экономике.

Апробация работы. Основные результаты исследования изложены в научных работах общим объемом 4,9 п.л., при этом две статьи представлены в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России, один раздел – в коллективной монографии, а две статьи опубликованы в китайских научных периодических изданиях. Материалы диссертации были апробированы на пяти международных и трех региональных научно-практических конференциях.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложения. Список литературы содержит наименования на русском, китайском и английском языках.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы выбор темы диссертации, ее актуальность;

обозначены объект, предмет, цели и задачи исследования, его хронологические рамки. Характеризуется научная новизна и показана степень разработанности темы исследования. Приведены сведения о методологической, информационной и статистической базах, а также сформулированы основные научные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Внешнеторговая политика Китая: изменения после вступления в ВТО»посвящена анализу внешнеэкономической политики КНР на современном этапе и систематизации инструментов государственного регулирования внешней торговли Китая после вступления в ВТО. В первом параграфе рассматривается эволюция проведения политики открытости в Китае, выделяются этапы в развитии ее внешнеэкономической деятельности, проводится периодизация либерализации внешнеторговой политики.

Анализ исследований ведущих китайских экономистов университета Цинхуа показал, что за 34 года проведения политики реформ и открытости (начало – в декабре 1978 г.) в ее реализации можно выделить два этапа. Первый этап (1978-1999) – реализация стратегии освоения международного рынка, целями которой явились увеличение экспорта и привлечение иностранных инвестиций в перерабатывающие отрасли страны на базе использования преимуществ внутренних ресурсов (прежде всего дешевой рабочей силы, природных ресурсов). Основными движущими силами развития китайской экономики были экспорт, инвестиции и потребление (расположены по степени их влияния). В этот период реализовывалась экспортно-ориентированная модель развития, что привело к формированию активного баланса во внешней торговле, притоку иностранного капитала, увеличению золотовалютных резервов в стране, улучшению ситуации в сфере занятости, а в конечном итоге – к повышению уровня доходов населения. В то же время в процессе проведения данной политики появились проблемы, которые стали сдерживать экономическое развитие страны. Прежде всего это избыток притока иностранного капитала, инфляция, возрастающее давление от возможного перегрева экономики, увеличение количества потребляемых ресурсов, что стало проявляться в дефиците ресурсов.

В этой связи произошел переход ко второму этапу (с 2000 г. по настоящее время) – осуществлению стратегии использования мировых ресурсов для освоения и развития внутреннего рынка страны. Основными элементами данной стратегии стали: 1) изменение составляющих роста экономики со сменой акцента на стимулирование внутреннего потребления, затем привлечение инвестиций и только в последнюю очередь – развитие экспорта; 2) реформирование системы валютного регулирования; 3) регулирование внешнеторговой деятельности за счет снижения и постепенной отмены возврата НДС при экспорте товаров, а также снижения импортных пошлин на ресурсы и товары высоких и новых технологий; 4) проведение инвестиционной политики, с одной стороны, отменяющей льготные условия для иностранных инвестиций, а с другой, осуществление стратегии «выход вовне» (цзоучуцюй), основным содержанием которой является стимулирование инвестиций китайских предприятий за рубежом, прежде всего в отрасли, связанные с добычей и переработкой сырья, в котором китайская экономика испытывает недостаток.

Основными направлениями проведения политики открытости Китая явились развитие внешней торговли, прежде всего увеличение экспорта; привлечение и эффективное использование иностранных инвестиций, передовых технологий и современного оборудования; создание специальных экономических зон (СЭЗ) и формирование пояса открытости приморских регионов с территориальными преференциями, позволившими сформировать экспортно- ориентированное производство, постепенное открытие приграничных и центральных районов. Реализация этих направлений позволила Китаю за период реформ, используя преимущества международного разделения труда, нарастить торгово-экономическое сотрудничество со многими странами мира.

Особую роль при этом сыграла либерализация внешнеторговой политики Китая, в которой можно проследить несколько этапов. Первый этап (1978-1991 гг.) характеризовался изменением высокоцентрализованной системы управления внешней торговлей в сторону децентрализации, второй этап (1992-2000 гг.) – формированием правовой системы государственного регулирования внешней торговли, приближенной к требованиям в ВТО, третий этап (с 2001 г. по настоящее время) отличается стандартизацией нормативно- правовых актов в соответствии с международными нормами и правилами ВТО, снижением уровня таможенных пошлин и отменой ряда нетарифных ограничений во внешней торговле.

Таким образом, проведение политики открытости оказало значительное влияние не только на развитие внешней торговли Китая со многими странами мира, но и экономики страны в целом.

Во втором параграфе раскрываются основные инструменты государственного регулирования внешней торговли в КНР, сочетание которых позволило решать поставленные задачи. За период реформ Китай сформировал систему государственного регулирования внешнеторговой деятельности, адекватно реагирующей на изменения внутренней и внешней среды, включающей, прежде всего тарифные и нетарифные меры.

По мнению автора, процесс реформирования тарифных и нетарифных мер в регулировании внешней торговли также прошел несколько этапов, совпадающих с периодами формирования законодательства в сфере внешней торговли. Самые существенные преобразования в системе регулирования произошли на втором этапе (с 1992 г. по 2000 г.) – в период подготовки к вступлению в ВТО, а также на третьем этапе (с 2001г. по настоящее время) – после вступления в ВТО. Основные инструменты регулирования представлены в табл. 1.

Детальный анализ торговой политики показал адекватность реакции правительства КНР по преодолению негативного влияния экономического кризиса 2008 г. на внешнюю торговлю. Для этого было произведено временное снижение импортных пошлин на высокотехнологичное оборудование и комплектующие к нему, сельскохозяйственную технику и энергоресурсы; отменены экспортные пошлины на стальные заготовки, текстиль, некоторые зерновые культуры и удобрения; увеличены ставки возврата НДС при экспорте на 34наименований товаров – как высокотехнологичные, так и традиционные трудоемкие.

Таким образом, либерализация в сфере государственного регулирования внешней торговли, наряду с продуманной системой протекционистских мер, способствовала динамичному развитию внешней торговли Китая после вступления страны в ВТО.

Таблица Основные инструменты государственного регулирования внешней торговли в Китае после вступления в ВТО Инструмент торговой Основные составляющие политики Таможенные Установление с 2002 г. четырех колонок импортных пошлин в завипошлины симости от страны происхождения товаров;

неоднократное и масштабное снижение средневзвешенного импортного тарифа (с 50% в начале 1980-х гг. до 15,6% в 2001 г. и 9,5% – в 2009 г.);

увеличение количества товарных позиций, облагаемых импортными пошлинами с 6940 (1999 г.) до 7867 (2009 г.);

увеличение количества товарных позиций, облагаемых экспортными пошлинами (до 88, в основном сырьевые товары).

Внутренние налоги и Предоставление национального режима для импортных товаров;

сборы применение и управление системой возврата НДС при экспорте товаров, за счет снижения величины возврата для энерго- и ресурсоемкой продукции с одновременным ростом при экспорте высокотехнологичной продукции.

Тарифная квота Применение тарифных квот при импорте пшеницы, кукурузы, риса, сахара, шерсти, хлопка, химических удобрений и др.

Квотирование Отмена с 1 января 2005 г. всех импортных квот, существовавших до 2005 г. на импорт электромеханической продукции, сельхозпродукции и отдельных промышленных товаров;

установление квот на экспорт отдельных видов живых животных, сельскохозяйственных товаров, сырья и химических продуктов.

Лицензирование Применение лицензирования как при экспорте, так и при импорте товаров, списки которых определяются Министерством коммерции КНР.

«Добровольное» Ограничение в основном на экспорт текстильных изделий в США, ограничение экспорта Канаду, страны ЕС, а также Турцию.

Антидемпинговые и Использование антидемпинговых мер, инициирование Китаем антикомпенсационные демпинговых расследований (в 2007-2008 гг. было принято 16 антимеры демпинговых мер по отношению к импорту из других стран, по этому показателю страна заняла 6-е место в мире);

инициировано первое компенсационное расследование Китаем (1 июня 2009 г.).

Технические барьеры Разработана система обязательной сертификации продукции, распространяющаяся на 172 вида импортируемой продукции (в 2009 г.) и всю экспортируемую продукцию;

продолжается упрощение таможенных процедур при импорте и экспорте товаров;

с 2008 г. упрощение процедуры прохождения импортно-экспортной экспертизы товаров, список которых публикуется ежегодно;

маркировка товаров на китайском языке (кроме товаров, предназначенных для экспорта).

В третьем параграфе рассматриваются институциональные условия формирования и развития внешнеторгового сотрудничества между Китаем и Россией. За последнее десятилетие была создана институциональная база, нацеленная на долгосрочное развитие торгово-экономического сотрудничества двух стран, которую можно разделить на три уровня: межгосударственные соглашения; национальные стратегии, программы, а также законодательство, затрагивающие сотрудничество Китая и России в сфере торговли; международные договоры, подписанные между муниципальными образованиями обеих стран и содействующие межрегиональному сотрудничеству.

При этом особую значимость имеют межгосударственные соглашения, способствующие взаимному сотрудничеству между странами, к их числу следует отнести Договор между КНР и РФ о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве (2001 г.), соответствующие Планы действий, Торговые соглашения между КНР и РФ. В последние годы все большее внимание уделяется межрегиональному сотрудничеству приграничных регионов Китая и России, о чем свидетельствует подписанная странами в 2009 г. Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР (2009-2018 гг.), в которой обозначены основные направления и перспективные проекты сотрудничества между странами.

Кроме того, созданы различные институты межгосударственного и межрегионального взаимодействия в сфере торговли товарами и услугами, инвестирования и других видов деятельности, способствующих интенсификации обменов между странами.

Анализ институциональных условий показал, что в последние годы они претерпели значительные изменения, обеспечив не только стабильное развитие торгово-экономического взаимодействия Китая и России как на межгосударственном, так и на межрегиональном уровнях, но и выявив узкие места в развитии взаимной торговли.

Во второй главе «Внешняя торговля Китая с Россией: современное состояние и особенности структурных сдвигов» анализируется современное состояние внешней торговли Китая с Россией, а также структурные сдвиги в торговле товарами после вступления с КНР в ВТО. Первый параграф посвящен выявлению особенностей социально-экономической динамики в Китае в результате реформ. К ним отнесены:

стабильно высокий экономический рост со среднегодовым темпом прироста в 9,8%, что значительно выше среднегодовых темпов роста мировой экономики (3,8%). В 1978 г. объем ВВП в Китае составлял 364,5 млрд. юаней (1-е место в мире), в 2001 г. – уже 11 трлн. юаней, в 2011 г. – 47,2 трлн. юаней, что обеспечило ему 2-е место в мире после США;

динамичное развитие внешней торговли Китая. За период с 1978 по 2001 гг. внешнеторговый оборот увеличился с 20,6 млрд. долл. до 509,8 млрд.

долл., в 2011 г. товарооборот достиг величины 3642 млрд. долл. При этом средний темп прироста составил 15% до вступления в ВТО (1978-2001 гг.) и 21,7% – после вступления;

рост в стране валютных резервов (в 2011 г. 3181 млрд. долл.);

существенные изменения в структуре ВВП по сферам экономики за счет сокращения первичного сектора и увеличения третичного, при этом доля вторичного сектора осталась довольно высокой (соотношение этих секторов в 1978 г. составляло 28:48:24, в 2001 г. – 15:45:40, а в 2011 г. – 10:47:43, соответственно);

ускорение процессов урбанизации. За период проведения реформ доля горожан в общей численности населения Китая увеличивалась с 18% в 1978 г.

до 38% в 2001 г. и 51% – в 2011 г., впервые превысив численность сельского населения;

результатом реформ стало повышение уровня жизни и доходов населения.

Среднедушевой доход населения вырос в несколько десятков раз и составил в 2011 г. 6977 юаней в год для сельских жителей и 21810 юаней – для городского населения.

Как показал анализ, наиболее существенные изменения в динамике макроэкономических показателей развития Китая произошли в XXI в., что явилось результатом проведения реформ, а также вступления Китая в ВТО. Однако в 2008 г. экономика Китая была вовлечена в самый мощный за последние 70 лет мировой экономический кризис, что привело к замедлению темпов ее роста, уменьшению внешнего спроса, повлекшего за собой спад внешней торговли, прежде всего экспорта, ухудшению ситуации на предприятиях. С целью предотвратить сокращение темпов роста экономики были определены мероприятия по расширению внутреннего спроса и стимулированию экономического роста.

Благодаря своевременно принятым антикризисным мерам произошло постепенное восстановление экономики страны. Так, в 2010 г. прирост ВВП составил 10,3%.

Во втором параграфе рассматриваются динамика экспорта и импорта Китая, производится оценка структурных сдвигов, произошедших во внешней торговле страны после ее вступления в ВТО. На протяжении всего периода проведения реформ и открытости внешняя торговля являлась локомотивом роста ВВП Китая. За годы реформ внешнеторговый оборот КНР вырос более чем в сто раз. Вступление в ВТО стимулировало дальнейшее открытие китайской экономики и позволило стране не только укрепить свои позиции в международной торговле, но и занять второе место в мире после США. Если до вступления Китая в ВТО (в 2000 г.) его доля в мировом экспорте составляла 3,9%, а в импорте – 3,3%, то в 2010 г. экспорт достиг 10,4% мирового показателя, а импорт – 9%.

Более детальный анализ динамики экспорта и импорта Китая за период с 2001 г. по 2011 г. позволил автору выявить ряд ее особенностей.

Во-первых, в докризисный период экспорт и импорт росли высокими темпами, при этом резкое увеличение темпов прироста обеих составляющих внешнеторгового оборота были отмечены в 2002 г., после вступления Китая в ВТО, а максимальные показатели наблюдались в 2003 – 2004 гг.

Во-вторых, темпы прироста экспорта в предкризисный период 2005-2007 гг. значительно опережали прирост импорта. Благоприятная общемировая конъюнктура, обусловившая рост экспорта, способствовала значительному увеличению положительного сальдо внешнеторговых операций, которое достигло максимального значения в 2008 г. – 298,1 млрд. долл., это в 13,раза больше, чем в 2001 г.

В-третьих, экспорт Китая быстрее и существеннее отреагировал на сокращение внешнего спроса в связи с экономическим кризисом за счет снижения импорта странами ЕС, США и Японии. Темпы падения экспорта в Китае в 2009 г. опередили аналогичные показатели его импорта на 4,8%, что привело к сокращению положительного сальдо внешнеторговых операций. Сокращение экспорта отразилось на работе экспортно-ориентированных производств, расположенных в приморских городах (Шанхай, Гуанчжоу, Шэньчжэнь) и вынужденных в связи с кризисом прекратить либо сократить свою деятельность.

В-четвертых, активная экономическая политика Китая по преодолению кризисных явлений (во внешней торговле в частности) способствовали изменению нисходящего тренда в экспорте и импорте страны на восходящий уже в конце 2009 г. В 2011 г. внешняя торговля продолжала восстанавливаться, а ее объем достиг величины в 3642 млрд. долл., что на 22,5% больше показателя 2010 г. Однако опережающий рост импорта предопределил дальнейшее сокращение положительного сальдо торгового баланса.

Особый интерес представляют изменения в товарной структуре экспорта и импорта, произошедшие после вступления Китая в ВТО. Для выявления структурных сдвигов товары были систематизированы в укрупненные товарные группы с использованием двух классификаций: Гармонизированной системы описания и кодирования товаров (ГС) и Стандартной международной торговой классификации (СМТК).

Мобильность и трансформация товарной структуры экспорта и импорта Китая поставили задачу произвести более точную оценку происходящих структурных сдвигов. Для количественной оценки были осуществлены различные расчеты, характеризующие изменения структуры. При этом индекс Рябцева (JR) показал заметное преимущество над другими показателями в связи с тем, что он имеет верхний и нижний пределы значений (от 1 до 0).

n d1)(diJ , (1) R n d1)(diгде d1 и d2 – удельные веса товарных групп в 2001 и 2008 (2010) гг.

На первом этапе исследования были рассмотрены структурные изменения в экспорте Китая. Анализ товарной структуры экспорта за период с 2001 г.

по 2010 г. показал существенное увеличение доли машин, оборудования и транспортных средств (с 38,6% в 2001 г. до 53,5% – в 2010 г.). Это увеличение свидетельствует о росте высокотехнологичного сектора экономики. В то же время сократилась доля текстиля, текстильных изделий и обуви – с 25,3 до 15,4% соответственно. Подтверждением увеличения доли обработанных и готовых изделий в экспорте Китая послужила товарная структура по классификации СМТК, по которой доля промышленных изделий (обработанных изделий, машин, оборудования, транспортных средств, химических продуктов и других готовых изделий) выросла в 2010 г. до 94,8% против 90,1% в 2001 г.

Количественная оценка структурных изменений в экспорте Китая (с использованием индекса Рябцева) позволила получить интегральный показатель структурных сдвигов. По шкале оценки этот показатель соответствует существенному уровню структурных различий (JR2008=0,156 – за 2001-2008 гг. и JR2010=0,166 – за 2001-2010 гг.). Как видно из расчетов, в структуре экспорта Китая произошли позитивные сдвиги.

На втором этапе была произведена оценка структурных сдвигов в импорте Китая. За период с 2001г. по 2010 г. здесь наиболее значительно выросла доля минеральных продуктов – с 9,3 до 21,6% соответственно. Это свидетельствует, с одной стороны, о возрастающем дефиците отдельных видов минерального сырья в Китае (прежде всего нефти и газа), а с другой, – о росте их потребления в связи с сохраняющейся динамикой экономического роста. Стабильно высокую долю в импорте занимает группа «Машины, оборудование и транспортные средства»(48% в 2001 г. и 46,2% – в 2010 г.).

Для оценки структурных сдвигов в импорте автором были использован аналогичный алгоритм расчетов. Расчеты показали, что в импорте Китая индекс Рябцева оказался меньше, чем в экспорте (JR2008=0,144, JR2010=0,130), и находился в диапазоне от 0,071 до 0,150, что свидетельствует о низком уровне различий, но ближе к существенному. Оценка данного структурного сдвига подтвердила проводимую политику Китая на увеличение импорта сырья для удовлетворения потребностей экономики страны.

В третьем параграфе раскрываются позиции Китая и России во взаимной торговле, особенности ее динамики и структурных сдвигов. Взаимодействие Китая и России во внешней торговле зависит от включенности обеих стран в международное разделение труда, взаимодополняемости экономик. Показателями, характеризующими включенность экономики стран в мировую экономику, являются экспортная, импортная и внешнеторговая квоты. Анализ расчетов показал высокую интеграцию Китая и России в мировую экономику. До 2003 г. Россия опережала Китай по внешнеторговой квоте, после этого периода стала наблюдаться обратная тенденция. Экспортная квота в 2010 г. составила в России – 27%, в Китае – 26,8%. Приведенные показатели свидетельствует о возможностях, которые имеют обе страны для развития взаимной торговли.

Для оценки степени интеграции (включенности) Китая и России в торговлю другой страны автором была использована формула, разработанная экономистом A.J. Brown (1947). При этом включенность представляется как показатель степени интеграции одной страны в торговлю другой (Trade Combined Degree – TCD). Если TCD>1, то страна имеет высокую степень интеграции торговли, если TCD<1, – низкую степень интеграции торговли с другой страной. Результаты расчетов показали, что средний показатель степени интеграции торговли Китая и России находится выше 1, т.е. наблюдается высокий уровень включенности в торговлю стран-партнеров. До 2003 г. степень интеграции торговли Китая в торговлю России была ниже степени интеграции торговли России в торговлю Китая, а после 2003 г. ситуация радикально изменилась, что стало следствием более высокого темпа прироста экспорта Китая в Россию. В то же время в последние годы степень интеграции торговли стран имела нисходящую тенденцию. Во многом это связано с географической диверсификацией внешней торговли обеих государств.

Анализ развития китайско-российских торговых отношений на современном этапе позволил автору выделить четыре этапа. Первый этап (1991-1993 гг.) характеризовался продолжением реформ в Китае, началом либерализации ВЭД в России, ростом взаимной торговли, прежде всего бартерной.

Второй этап (1994-1998 гг.) отличался спадом во взаимной торговле, сопровождался проведением макроэкономического регулирования в Китае и формированием системы государственного регулирования ВЭД в РФ, а также развитием приграничной торговли. На третьем этапе (1999-2011 гг.) отмечалось стабильное развитие двусторонней торговли между Китаем и Россией, особенно активизировавшейся в 2001 г., после подписания Договора между КНР и РФ о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, а также вступления Китая в ВТО.

Выделение четвертого этапа (с 2012 г.) связано с вступлением России в ВТО, а также подписанием крупномасштабных проектов, которые дадут новый импульс для развития взаимной торговли.

Детальный анализ взаимной торговли за период с 2001г. по 2011 г. показал, что ее объем увеличился более чем в 7 раз и достиг в 2011 г. 79,2 млрд.

долл. По данным Министерства коммерции КНР, до экономического кризиса экспорт Китая в Россию рос более стремительными темпами, чем импорт из России, что привело к положительному сальдо в торговле с ней в 2007 г.

Экономический кризис 2008 г. существенно повлиял на двустороннюю торговлю между Китаем и Россией. В 2009 г. по сравнению с 2008 г. объем китайско-российской торговли снизился на 32%, при этом экспорт Китая в Россию сократился на 47%, а импорт из России – на 10%. Сокращение экспорта Китая в Россию было связано со значительным падением поставок машин и оборудования – на 51,6%, а также текстильных изделий – на 43,8%. Главными причинами снижения двусторонней торговли между Китаем и Россией стали ухудшение состояния экономик обеих стран, снижение доходов населения, обесценение рубля, повлиявшего на покупательную способность населения.

Все это привело к сокращению совокупного спроса в России.

Восстановление товарооборота между странами началось в 2010 г., а в 2011 г. эта тенденция получила дальнейшее развитие. Наращивание объемов внешней торговли Китая с Россией не обеспечило одновременного увеличения доли двух стран во взаимной торговле. В последние годы доля России во внешнеторговом обороте Китая колебалась и составляла около 2%. Доля Китая во внешней торговле России, напротив, занимала более заметное место, достигнув в 2010 г. 9,1%. Китай стал вторым торговым партнером России среди стран дальнего зарубежья (после Германии).

Анализ товарной структуры экспорта Китая в Россию показал, что за последнее десятилетие его структура кардинально изменилась. Если в 2001 г.

основным товаром, поставляемым в Россию, являлись текстильные изделия (43,6%), то с 2008 г. ведущей статьей экспорта в Россию стали машины и оборудование (в 2010 г. 38,6%). При этом в группе более 80% занимали оборудование, различные механические устройства, электрические машины, а также средства наземного транспорта. Еще одно изменение в товарной структуре экспорта Китая в Россию – сокращение доли текстильных изделий и обуви с 43,6% в 2001 г. до 25,7% – в 2010 г., хотя по абсолютным показателям экспорт текстильных изделий из Китая даже несколько увеличился.

Для оценки структурных сдвигов в экспорте Китая в Россию была проведена их количественная оценка. Полученный индекс Рябцева (JR2008=0,368 и JR2010=0,385) свидетельствует о значительном уровне структурных различий.

Сравнивая структуру импорта Китая из России, следует отметить, что в 2001 г. основными товарами в импорте являлись машины и оборудование, вторую позицию занимали черные и цветные металлы, которые вместе составляли почти 50% всего импорта. В 2010 г. основной группой товаров стали минеральные продукты, занявшие 54,6% (увеличение в 5 раз). Среди минеральных продуктов, импортируемых в Китай из России, главным товаром является минеральное топливо, включая нефть и продукты ее перегонки, составляющие более 90% данной товарной группы. Что касается машин и оборудования в импорте Китая из России, то эта группа в 2001 г. занимала первое место (28,7%), в 2010 г. ее доля сократилась до 1,4%. При этом абсолютные показатели импорта машин и оборудования Китая из России сократились в 6,2 раза за счет летательных и космических аппаратов, которые в 2001 г. составляли 65% товаров данной группы.

Количественная оценка структурных сдвигов в импорте Китая из России позволила заключить, что структурные изменения следует считать весьма значительными. Полученный индекс Рябцева (JR2008=0,605 и JR2010=0,592) показал, что в импорте Китая из России произошли самые высокие структурные сдвиги по сравнению со всеми произведенными оценками.

Проведенное исследование позволило автору сделать вывод о возрастающей сырьевой направленности китайского импорта из России, что, с одной стороны, отвечает потребностям развития китайской экономики, а с другой – не соответствует внешнеэкономической стратегии и политике России, приоритетным направлением которых является уменьшение зависимости страны от экспорта сырья и увеличение доли товаров с более высокой добавленной стоимостью. Эти изменения в определенной степени ограничивают развитие двусторонней торговли на более высоком уровне.

В четвертом параграфе представлено развитие торговли между Северо- Востоком Китая и Россией, выявляются особенности динамики и структуры внешней торговли провинции Хэйлунцзян с Россией. Показано, что в китайско- российском взаимодействии в сфере торговли особое место принадлежит северо-восточным провинциям Китая, прежде всего провинции Хэйлунцзян, поскольку этот регион непосредственно граничит с Россией.

В настоящее время на северо-восточные провинции Китая приходится 4% объема внешней торговли страны. За период с 2001г. по 2010 г. объем внешней торговли провинций увеличился с 26,4 млрд. долл. до 123 млрд. долл. (в 4,раза), при этом 70% оборота принадлежит провинции Ляонин.

Что касается торговли с Россией, то для северо-восточных провинций она играет более существенную роль, чем для Китая в целом. Доля России во внешнеторговом обороте северо-восточных провинций составляла в отдельные годы от 7 до 15%. На Северо-Восток Китая в 2008 г. приходилось 35% всего объема китайско-российской торговли, в 2010 г., как реакция на экономический кризис, доля региона сократилась до 12%. Для провинций характерна межрегиональная дифференциация в торговле с Россией, большая часть внешнеторгового оборота в 2010 г. приходилось на провинцию Хэйлунцзян (77%), затем следовали провинции Ляонин (17%) и Цзилинь (6%). По доле России во внешней торговле провинций в 2010 г. также выделялась провинция Хэйлунцзян (29,3%), однако это значительно ниже максимального показателя 2007 г. (62%).

В работе были выявлены специфические особенности торгового взаимодействия провинции Хэйлунцзян с Россией, прежде всего с российским Дальним Востоком.

Во-первых, провинция Хэйлунцзян непосредственно граничит с российским Дальним Востоком, имеет самую протяженную границу, значительное количество пограничных переходов и транспортных коридоров, связывающих ее с Россией, что обусловливает интенсивность торгового взаимодействия.

Во-вторых, Россия входит в группу стран – основных торговых партнеров провинции Хэйлунцзян. После вступления Китая в ВТО внешняя торговля провинции с Россией продолжала расти высокими темпами и достигла максимального значения в 11,1 млрд. долл. в 2008 г. (это составило 20% товарооборота между Китаем и Россией и 48% внешнеторгового оборота провинции).

Однако доля России во внешнеторговом обороте провинции сократилась с 53,2% в 2001 г. до 29,3% в 2010 г. – в основном за счет опережающего падения объемов экспорта (на 60%) и импорта (на 25%) в пик экономического кризиса в 2009 г. Второй причиной падения объемов торговли с Россией стала ограниченность экспортного потенциала приграничных территорий обеих стран.

Третьей причиной можно считать продолжающуюся географическую диверсификацию внешней торговли провинции Хэйлунцзян. Большое значение при этом оказало образование Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России, способствовавшее переориентации части товарных потоков в Россию через таможенные посты в Казахстане. Все это повлияло на динамику внешней торговли провинции Хэйлунцзян с Россией, спад которой оказался глубже, чем в целом по стране.

Однако в 2011 г. внешняя торговля не только восстановилась, но по итогам трех кварталов даже превысила докризисный уровень, достигнув 13,9 млрд.

долл. Впервые за период с 2003 г. в торговле провинции с Россией сложилось отрицательное сальдо. Это связано с резким увеличением поставок нефти с 1 января 2011 г. в связи с введением в эксплуатацию нефтепровода Сковородино (ДФО России) – Дацин (провинция Хэйлунцзян).

В-третьих, в 2010 г. во внешней торговле провинции Хэйлунцзян с зарубежными странами 70% всех внешнеторговых операций приходилось на обычную форму торговли (в 2001 г. – 40%). Однако в торговле с Россией ведущей была приграничная малая (мелкооптовая) торговля, которая составляла 60,4% в 2001 г. и 67% – в 2010 г., что свидетельствует о преобладании данной формы торгового взаимодействия с приграничными регионами Дальнего Востока России (табл. 2). Ситуация стала меняться с 2011 г., когда начались поставки нефти из России через провинцию Хэйлунцзян. Произошел структурный сдвиг в сторону увеличения доли обычной торговли (64,7%) среди компаний, осуществляющих импорт, возросла доля госпредприятий (63,8%).

Таблица Внешняя торговля провинции Хэйлунцзян с Россией по формам торговли 2001 2007 2008 2009 20 млн. млн. млн. млн. млн.

доля, % долл. долл. доля, % долл. доля, % долл. доля, % долл. доля, % Всего оборот 3384 100,0 17298 100,0 22899 100,0 16221 100,0 25504 100,в т.ч. с Россией 1799 53,2 10728 62,0 11063 48,3 5577 34,4 7474 29,Приграничная 1092 32,3 5405 31,2 5567 24,3 3476 21,4 5018 19,малая торговля в т.ч. с Россией 1087 32,1 5400 31,2 5320 23,2 3426 21,1 5008 19,Доля приграничной малой торговли в тор- - 60,4 - 50,3 - 48,1 - 61,4 - 67,говле с Россией, % Рассчитано по: Управление коммерции провинции Хэйлунцзян, 2011. URL:

http://www.hljswt.gov.cn/.

В-четвертых, во внешней торговле провинции Хэйлунцзян с Россией произошли существенные структурные сдвиги. В экспорте провинции на протяжении последнего десятилетия преобладали текстиль, текстильные изделия и обувь, однако доля данной группы сократилась с 79% в 2003 г. до 58% – в 2008 г.

При этом экспорт текстильных изделий рос до 2007 г., а в 2008 г. отмечено резкое его снижение, что объясняется введением ограничений для нерезидентов по розничной торговле в России. За этот период в экспорте сократилась доля продовольствия и сельскохозяйственного сырья с 13,2 до 3,9%. А доля машин, оборудования и транспортных средств выросла до 7,7% в 2008 г. Кроме того, увеличилась доля прочих товаров – мебели, спортивного инвентаря, изделий из стекла и других промышленных товаров. Это результат продолжающейся товарной диверсификации экспорта в Россию. Все эти изменения свидетельствуют о начавшихся структурных сдвигах на фоне достаточно однообразной товарной структуры экспорта провинции Хэйлунцзян по сравнению с экспортом Китая в Россию в целом.

В импорте, напротив, преобладали сырьевые товары и товары с невысоким уровнем переработки. Первую позицию занимали древесина и изделия из нее, целлюлозно-бумажные изделия, доля которых сократилась с 60,5% в 2003 г.

до 49,6% – в 2008 г. Вторая позиция была за продуктами химической промышленности (прежде всего за удобрениями), доля которых за тот же период выросла с 20,4 до 27,1%. Третью позицию занимали минеральные продукты, доля которых возросла почти в 2 раза и составила в 2008 г. 15,8%. Резкое увеличение поставок сырой нефти в 2011 г. привело к тому, что только за три квартала импорт нефти возрос в 19 раз, составив 78% от совокупного импорта провинции Хэйлунцзян из России. По мнению автора, доля этой группы товаров останется и в перспективе высокой в связи с реализацией долгосрочных проектов в этой сфере, хотя темпы прироста замедлятся.

В-пятых, структура экспорта и импорта провинции Хэйлунцзян существенно отличается от структуры китайско-российской торговли в целом. Рассчитанные автором коэффициенты локализации (ILi) показали специализацию экспорта и импорта провинции в торговле с Россией. Максимальные коэффициенты локализации в экспорте были получены для таких групп товаров как текстиль и текстильные изделия, обувь (ILi=2,21 в 2008 г.), а также прочие товары (1,86). Напротив, провинция Хэйлунцзян в импорте из России специализируется на закупках древесины и изделий из нее (ILi=3,06), а также продуктов химической промышленности (2,08); растет коэффициент локализации группы черных и цветных металлов. Расчеты показали, что в торговле провинции Хэйлунцзян с Россией до реализации совместных проектов в сфере энергетики закрепилась специализация по ввозу древесины и продуктов химической промышленности. В то же время реализация совместных проектов, увеличение поставок нефти внесут изменения в структуру импорта провинции Хэйлунцзян.

Полученные результаты показывают специфику внешнеторгового взаимодействия провинции Хэйлунцзян с Россией, которая во многом объясняется схожей отраслевой структурой хозяйства, сложившейся специализацией приграничных регионов на продукции отраслей сырьевой направленности и их первичной переработки, а также предоставлении посреднических услуг.

Третья глава – «Сценарии развития торгово-экономического сотрудничества между Китаем и Россией». В первом ее параграфе дается анализ факторов, воздействующих на китайско-российскую торговлю. Систематизированы факторы, определяющие специфику китайско-российской торговли, с группировкой их на способствующие взаимной торговле и сдерживающие ее. В свою очередь каждая из этих групп разделена на внешние и внутренние факторы, характерные для обеих стран.

Во втором параграфе дана оценка экспортно-импортного потенциала Китая на среднесрочную перспективу. Показано значение экспортно- импортного потенциала страны в формировании спроса ее растущей экономики на ресурсы (прежде всего энергетическое и химическое сырье), а также в формировании предложения экспортно-ориентированного сектора. Выявлено нарастание разбалансированности между спросом и предложением в сфере энергетических ресурсов, что заставляет Китай проводить работу по диверсификации источников поступления ресурсов по импорту. Доказано, что реализация долгосрочных проектов позволит существенно нарастить товарооборот между Китаем и Россией.

В третьем параграфе разработаны и предложены сценарии развития китайско-российской торговли на период до 2015 г. Анализ динамики и структурных сдвигов в торговле с Россией позволил разработать и предложить несколько таких сценариев на перспективу. Необходимость данного подхода была обусловлена встречей руководителей стран на высшем уровне, обозначившие ориентиры по достижению целевых показателей развития торговли между странами, в соответствии с которыми товарооборот в 2015 г. должен достичь величины в 100 млрд. долл., а в 2020 г. – 200 млрд. долл.

Для описания тенденций развития экспорта и импорта Китая в торговле с Россией были использованы модели кривых роста (модели временных рядов). В результате проведенного исследования рассмотрено четыре сценария развития внешней торговли между Китаем и Россией на период до 2015 г.

Первый сценарий (на базе тенденций роста экспорта и импорта Китая в торговле с Россией). Для расчетов значений по этому сценарию использовался динамический ряд китайско-российской торговли за период с 1991 г. по 2010 г.

Согласно этому сценарию внешнеторговый оборот Китая с Россией к 2015 г.

составит 99,8 млрд. долл. за счет опережающего роста экспорта.

Второй сценарий (на основе тенденций в изменении товарной структуры экспорта и импорта). В расчетах данного сценария основной акцент был сделан на тенденциях в динамике товарных групп. По сценарию внешнеторговый оборот между Китаем и Россией достигнет к 2015 г. величины в 112 млрд. долл., при этом объем экспорта Китая в Россию составит 64,6 млрд. долл., а импорта из России – 47,3 млрд. долл. Кроме того, за счет различий в динамике в товарной структуре экспорта и импорта произойдут существенные изменения. Ожидается, что к 2015 г. в экспорте несколько вырастет доля текстиля, текстильных товаров и обуви, а также прочих изделий, однако доля машин, оборудования и транспортного средства, несмотря на некоторое снижение, останется одной из самых высоких (33,9%).

Что касается структуры импорта Китая из России, то по прогнозу рост абсолютных показателей сохранится во всех товарных группах, кроме текстиля и текстильных изделий, а также машин и оборудования. При этом высокие средние темпы прироста будут наблюдаться в импорте сельскохозяйственного сырья и минеральных продуктов, что приведет к увеличению их доли в импорте Китая из России в 2015 г. до 10,3 и 58% соответственно.

Доля импорта машин и оборудования из России в 2015 г. снизится и может составить в товарной структуре только 0,6%. Такой прогноз окажется вполне вероятным, если правительство России в ближайшее время не предпримет активных шагов в сфере развития и поддержки отечественного машиностроения. Учитывая эти изменения, к 2015 г. основными товарами в импорте Китая из России станут минеральные продукты, древесина и изделия из нее, а также сельскохозяйственное сырье.

В то же время представленные два варианта прогноза не в полной мере отражают современную ситуацию, в связи с тем, что не учитывают влияния других факторов, в частности институционального, который может оказывать значительное воздействие на развитие торговли между Китаем и Россией. Речь идет о заключении межгосударственных договоров в различных сферах торгово-экономического сотрудничества между правительствами и предприятиями двух стран. В настоящее время ряд договоров, заключенных на отдаленную перспективу, ориентирован на топливно-энергетическое сотрудничество. К ним следует отнести: Межправительственное соглашение между Китаем и Россией о сотрудничестве в нефтяной сфере (апрель 2009 г.); Соглашение об угольном сотрудничестве (август 2010 г.). В соответствии с договоренностями с осени 2010 г. Россия начала поставлять в Китай сырую нефть (планируется ежегодная поставка в объеме 15 млн. тонн в течение 20 лет). Кроме того, запланированы поставки угля в Китай – не менее 15 млн. тонн в год в период с 2011 г. по 2015 г., а также по 20 млн. тонн в год в период с 2016 г. по 2035 г.

С учетом вышеперечисленного, а также перспектив расширения торгово- экономического сотрудничества между двумя странами в сфере поставок топливно-энергетических ресурсов, были разработаны третий (на основе первого сценария, с учетом реализации межгосударственных проектов в сфере энергетики) и четвертый (на основе второго сценария, с учетом межгосударственных проектов в сфере энергетики). В данных сценариях были учтены объемы импорта Китая из России сырой нефти и каменного угля в соответствии с межгосударственными соглашениями в энергетической сфере. При этом прогнозные значения цен на нефть и уголь рассчитаны на основе темпов роста цен, публикуемых Всемирным банком на соответствующие товары.

Полученные прогнозные значения внешнеторгового оборота Китая с Россией, с учетом межгосударственных планов в энергетической сфере, позволили сделать заключение, что при сохранении общих тенденций развития экспорта и импорта Китая в торговле с Россией, к 2015 г. объем внешней торговли между двумя странами достигнет 111,4 млрд. долл. по третьему сценарию и 123,5 млрд. долл. США – по четвертому, при этом объем импорта Китая из России составит почти 60 млрд. долл.

Четвертый сценарий предполагает более динамичный характер развития внешней торговли Китая с Россией, который к 2015 г. будет на 11,6 млрд. долл.

выше прогнозного значения, рассчитанного по второму сценарию. По данному сценарию возможно увеличение у Китая отрицательного сальдо в торговле с Россией. Кроме того, к 2015 г. более 66% всего импорта КНР из России будут занимать минеральные продукты, что приведет к усилению сырьевой ориентации экспорта России.

Полученные результаты, а также происходящие экономические и политические процессы между странами позволили заключить, что наиболее вероятным сценарием можно считать третий, а при определенных обстоятельствах и четвертый сценарий. Это позволяет сделать вывод, что намеченные руководителями двух стран цели по достижению товарооборота в 100 млрд. долл. к 2015 г. могут быть реализованы и даже превысят ожидаемый уровень. В то же время доказано, что ожидаемые результаты могут быть достигнуты в основном за счет увеличения минеральных ресурсов в импорте Китая из России, что нельзя назвать положительной тенденцией для последней.

В заключении излагаются основные выводы диссертации.

1. Анализ исследований ведущих китайских экономистов показал, что за период осуществления Китаем политики реформ и открытости в ее проведении можно выделить два этапа. Если первый базировался на завоевании международного рынка за счет использования внутренних ресурсов, то в основу второго положено использование международных ресурсов для развития внутреннего рынка. В этой связи результатом первого этапа стал рост китайской экономики за счет экспорта, а результатом второго стало освоение ресурсов за рубежом и привлечение их для развития внутреннего рынка, что в большей мере отвечает современному экономическому курсу развития страны.

2. Анализ политики открытости показал, что одним из главных направлений ее реализации является внешнеэкономическое, включающее внешнеторговую политику, а также политику в сфере привлечения иностранных инвестиций и политику территориальных преференций. При этом важнейшей из них является внешнеторговая политика, прошедшая в своем развитии три этапа, каждый из которых отвечал определенному уровню развития экономики Китая и поставленным на данном этапе задачам.

3. За период реформ Китай сформировал систему государственного регулирования внешнеторговой деятельности, отвечающую поставленным долговременным задачам. Процесс реформирования тарифной политики и применения нетарифных мер в регулировании внешней торговли также прошел несколько этапов, совпадающих с этапами формирования законодательства в сфере внешней торговли. При этом самые существенные преобразования в регулировании осуществлены на втором этапе (с 1992 г. по 2000 г.) – в период подготовки к вступлению в ВТО и на третьем этапе (с 2001 г. по настоящее время) – после вступления в ВТО, когда отмечены самое значительное сокращение пошлин и кардинальные изменения в сфере нетарифных мер регулирования. Гибкость использования инструментов государственного регулирования внешней торговли позволила минимизировать воздействие мирового экономического кризиса на внешнюю торговлю Китая и экономику страны в целом.

4. Анализ институциональных условий для развития китайско- российского торгового сотрудничества показал наличие трехуровневого механизма регулирования: межгосударственные соглашения, национальные стратегии и программы, затрагивающие отдельные сферы внешнеэкономического сотрудничества Китая и России, а также международные межрегиональные соглашения о сотрудничестве. Кроме того, созданы различные институты межгосударственного и межрегионального взаимодействия в сфере торговли товарами и услугами, инвестиций и других видов деятельности.

5. На основе анализа динамики показателей внешней торговли Китая выявлены высокие темпы прироста внешней торговли после вступления страны в ВТО. В то же время установлено, что смена ориентиров на втором этапе реализации политики открытости, а также принятие 12-й пятилетки будут определять замедление темпов прироста внешней торговли на перспективу (прежде всего экспорта). Произведенная количественная оценка структурных сдвигов в экспорте и импорте Китая подтвердила тезис о возможном замедлении экспорта за счет сокращения поставок традиционных товаров и увеличения объема импорта за счет структурных сдвигов в пользу минеральных ресурсов.

6. В результате произведенных расчетов и сравнительного анализа включенности Китая и России в мировую экономику выявлена их высокая вовлеченность прежде всего за счет экспорта, что свидетельствует о возможностях, которые возникают для взаимной торговли в результате взаимодополняемости экономик. В то же время оценка степени взаимной интеграции стран в сфере торговли позволила заключить, что Китай и Россия на начальном этапе торгового сотрудничества имели более высокие показатели интеграции торговли, нежели в настоящее время.

7. Установлено, что китайско-российская торговля отличается от внешней торговли Китая в целом по динамике, по степени реакции на экономический кризис. Падение китайско-российской торговли как на страновом, так и на межрегиональном уровнях в результате кризиса оказалось более глубоким, чем во внешней торговле Китая в целом. Проведенная оценка структурных сдвигов в экспорте и импорте КНР в торговле с Россией позволила заключить, что структурные сдвиги оказались не только самыми значительными (по сравнению со структурными сдвигами в торговле Китая в целом), но и закрепляющими тенденции увеличения сырьевой зависимости российского экспорта.

8. Выявлена и определена ведущая роль Северо-Востока Китая, прежде всего провинции Хэйлунцзян, в развитии китайско-российского торгово- экономического сотрудничества. На северо-восточные провинции приходится 22,9% от всей китайско-российской торговли. При этом большая часть двусторонней торговли между странами проходится на провинцию Хэйлунцзян. Однако доля России в товарообороте провинции в последние годы сократилась и составила около 30%. Показаны особенности структуры экспорта импорта провинции Хэйлунцзян в торговле с Россией, подтверждением которых стали коэффициенты локализации, рассчитанные автором. Полученные расчеты показали, что в экспорте провинция специализируется на текстиле, текстильных изделиях, обуви (ILi=2,21) и прочих товарах, а в импорте (до реализации проектов в нефтяной сфере) – на закупке древесины, изделий из нее, а также продуктов химической промышленности (прежде всего удобрений).

9. Выполненные прогнозы показали, что в целом китайско-российские торгово-экономические отношения сохранят восходящую тенденцию развития, и что существуют значительные резервы для углубления двусторонних отношений. Сценарии прогнозных значений внешнеторгового оборота Китая и России на период до 2015 г. показали, что в среднесрочной перспективе в китайско-российской торговле могут быть достигнуты планируемые показатели внешнеторгового оборота в 100 млрд. долл. В то же время доказано, что ожидаемые результаты могут быть достигнуты в основном за счет увеличения минеральных ресурсов в импорте Китая из России, что не отвечает стратегическим интересам России.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Чжао Синь. Торгово-экономическое сотрудничество провинции Хэйлунцзян Китая с Россией // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2010. №36 (93). – С. 44-48 (0,48 п.л.) (Издание из перечня ВАК).

2. Понкратова Л.А., Чжао Синь. Внешняя торговля Китая: особенности динамики и оценка структурных сдвигов // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. №2 (95). – С. 44-53 (1 п.л.) (Издание из перечня ВАК).

3. Чжао Синь. Международное сотрудничество в планах социально- экономического развития регионов России и Китая // Геополитический потенциал трансграничного сотрудничества стран Азиатско-Тихоокеанского региона / науч. ред. А.Б. Волынчук; под общ. ред. Я.А. Фроловой. Владивосток:

Дальнаука; Изд-во ВГУЭС, 2010. (2.3 в главе 2) – С. 195-208 (0,65 п.л.).

4. Чжао Синь, Понкратова Л.А. Оценка структурных сдвигов во внешней торговле Китая // Россия и Китай: социально-экономическое взаимодействие между странами и приграничными регионами. Материалы Международной научно-практической конференции. Вып. 1. / под общ. ред. Л.А. Понкратовой, А.А. Забияко. Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2011. – С. 62-66 (0,29 п.л.).

5. Чжао Синь, Понкратова Л.А. Лунь Чжунго юй Элосы цзинмао хэцзо:

фачжань цюйши, цзегоу цзи цзиньжун вэйцзи дэ инсян (Торгово- экономическое сотрудничество Китая с Россией: динамика, структура и влияние финансового кризиса) // Хэйхэ сюекань (Хэйхэский научный журнал).2010.

№ 5 (153). – С. 20-22 (0,42 п.л.) (на китайском языке).

6. Чжао Синь. Цзиньжун вэйцзи чжун дэ Чжун Э маои хэцзо фачжань цюйши (Тенденции развития китайско-российского торгового сотрудничества под воздействием финансового кризиса) // Шэньян дасюе сюебао (Вестник Шэньянского университета). 2010. №2 (22). – С. 51-53 (0,48 п.л.) (на китайском языке).

7. Чжао Синь, Понкратова Л.А. Межгосударственное и межрегиональное взаимодействие Китая и России в сфере торговли: воздействие мирового экономического кризиса // Дальний Восток России и страны Азиатско- Тихоокеанского региона. Материалы Международной научно-практической конференции. Ч.1. Благовещенск: Амурский областной краеведческий музей им.

Г.С. Новикова-Даурского, 2010. – С. 181-186 (0,33 п.л.).

8. Чжао Синь. Структурные сдвиги во внешней торговле Китая с Россией // Молодежь XXI века: шаг в будущее. Материалы ХI региональной научно- практической конференции, посвященной 65 годовщине Победы в Великой Отечественной Войне. Ч.2. Благовещенск: Изд-во АмГУ, 2010. – С. 280-2(0,11 п.л.).

9. Чжао Синь. Межрегиональное сотрудничество России и Китая: реализация программ социально-экономического развития территорий // Молодежь XXI века: шаг в будущее. Материалы X региональной научно-практической конференции, посвященной Году молодежи в РФ. Книга 2. Благовещенск:

Изд-во Поли-М, 2009. – С. 92-93 (0,08 п.л.).

10. Чжао Синь, Понкратова Л.А. Внешняя торговля Китая: особенности развития после вступления в ВТО и взаимодействие с Россией // Вестник Амурского государственного университета. Серия «Естественные и экономические науки». 2008. Выпуск 41. – С. 122-128 (0,6 п.л.).

11. Чжао Синь. Внешнеторговое взаимодействие с Россией в приграничной зоне г. Хэйхэ (КНР) // Экономика и бизнес: позиция молодых ученых. Материалы конференции студентов и аспирантов (с международным участием).

Вып. 7. Ч. II. Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2008. – C. 202-205 (0,2 п.л.).

12. Чжао Синь. Особенности развития китайско-российского приграничного торгового сотрудничества (на примере г. Хэйхэ, КНР) // Азиатско- Тихоокеанский регион: история и современность. Материалы Международной научно-практической конференции. Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2008. – С. 125-128 (0,13 п.л.).

13. Чжао Синь. Развитие внешней торговли Китая: взаимодействие с Россией // Молодежь XXI века: шаг в будущее. Материалы IX региональной научно-практической конференции, посвященной 150-летию Амурской области.

Ч.1. Благовещенск: Изд-во ДальГАУ, 2008. – С. 89-90 (0,11 п.л.).







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.