WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ТАРАСОВ  Николай  Алексеевич

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ  ПРИОРИТЕТЫ  ВОСПРОИЗВОДСТВЕННОЙ  КЛАСТЕРИЗАЦИИ  РЕГИОНАЛЬНОГО  ЭКОНОМИЧЕСКОГО  ПРОСТРАНСТВА

08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика)

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание учёной степени

доктора экономических наук

Шахты – 2012

Работа выполнена в Северо-Западном институте управления – филиале ФГБОУ ВПО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации"

Научный консультант:                доктор экономических наук, профессор

Еделев  Дмитрий Аркадьевич

Официальные оппоненты:

Ашхотов Эдуард Юрьевич - доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ  «Научный институт энергетических исследований Российской академии наук  (ИНЭИ РАН)», ведущий научный сотрудник лаборатории методологии топливно-энергетического баланса  и энергоэффективности

Россинская Марина Васильевна  - доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса», заведующая кафедрой организации производства и управления

Тяглов Сергей Гаврилович  - доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)»,  заведующий кафедрой региональной экономики и природопользования, Почётный работник ВПО  РФ

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО "Российский экономический университет

им. Г. В. Плеханова"

Защита состоится 30 ноября 2012 года в 10.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.313.02 по экономическим наукам при ФГБОУ ВПО "Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса" по адресу: 346500, г. Шахты Ростовской области, ул. Шевченко, 147, корпус 2, ауд. 247.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО "Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса".

Автореферат  разослан  29 октября  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                         С.Н. Новосёлов

Общая  характеристика  работы

Актуальность темы исследования. Российская экономика отличается значительными пространственными масштабами, что неизбежно отражается на содержании и особенностях организационно-экономических систем управления. Со времени становления региональной экономики как самостоятельной науки, в этих системах периодически накапливались довольно острые противоречия, поиски способов, разрешения которых становились одними из важнейших исследовательских задач.

При этом проблемы организации российского регионального пространства в управленческом контексте решались достаточно однообразно – либо приоритет отдавался регионам, либо усиливались централизованные структуры, что предопределяло и основные параметры воспроизводства. Так было в советский период, когда, например, управленческие структуры совнархозов на местах получали значительные полномочия, которые затем сменились на приоритеты вертикального отраслевого управления. И в том, и в другом случае объявлялось о серьезных реформах организации и управления народным хозяйством. Хотя основы размещения производства по регионам тогда однозначно определялись как самые эффективные по причинам существования общественной собственности на средства производства и планомерной формы управления экономикой.

Переход от планомерности и общественной собственности на средства производства к рыночным принципам принятия хозяйственных решений существенно обострил проблемы регионального развития. Главная причина этого заключалась в том, что в дореформенное время все региональные структуры функционировали строго в рамках единого народнохозяйственного комплекса. Соответственно в доходах, получаемых от территориальной концентрации и специализации производительных сил, участвовали все регионы страны. Институт централизованных капитальных вложений непосредственно работал на все региональные экономики на протяжении нескольких десятилетий. Распад и приватизация, прежде всего по причинам низкой эффективности использования ограниченных производственных ресурсов, единого народнохозяйственного комплекса в длительной перспективе привели к кризисным последствиям в региональном разрезе - чрезмерной дифференциации социально-экономического развития.

Обострившаяся нехватка ресурсов на федеральном уровне в начале пореформенного периода обусловила использование управленческого принципа предоставления регионам практически полной суверенизации социально-экономического развития, вплоть до введения статуса суверенного государства и субъекта международного права. В итоге была существенно ослаблена целостность национальной экономики и дифференциация территорий стала увеличиваться нарастающими темпами. Объективной стала необходимость повышения степени федерализации регионального воспроизводства.

Последние требования были реализованы в начале нынешнего столетия посредством перехода к использованию инструментов федеральной вертикали управления, становление которой потребовало существенной централизации регионального воспроизводства. Потребовались строгая административная подчиненность региональных экономических структур вышестоящим и федеральные приоритеты налоговых поступлений. С одной стороны, данные меры позволили привести экономические отношения на региональном уровне к общим федеральным требованиям, но с другой стороны, существенно ограничили возможности использования рыночных и ценовых критериев рационального использования ограниченных производственных ресурсов в региональных хозяйственных подсистемах. В итоге, дифференциация регионального социально-экономического развития продолжала усиливаться и достигла десятикратных отметок. Кроме того, централизованное перераспределение финансовых ресурсов привело к распространению бюджетного иждивенчества.

В таких условиях модернизация российской экономики объективно потребовала децентрализации и новых управленческих принципов социально-экономического развития территорий, посредством которых необходимо расширить полномочия, возможности и ответственность региональных структур управления за качество жизни населения.

Официально среди приоритетных концептуальных принципов управления обозначено увеличение числа полномочий, которые предстоит делегировать с федерального уровня на региональный. Перечень этих полномочий возможно будет формировать конкретными органами регионального управления под реализуемые программы социально-экономического развития. 

Предусматривается новое содержание межбюджетных отношений, в которых системообразующую роль будет играть финансовая децентрализация. Соответственно будут выделяться необходимые ресурсы для повышения эффективности рыночного функционирования региональных экономик посредством реализации принципа единой субвенции. Важная роль отводится последовательному увеличению источников собственных доходов региональных бюджетов в совокупности составляющих до одного триллиона рублей. 

При этом по отношению к каждому региону намечается адресный подход в зависимости от реальной готовности исполнять дополнительные полномочия, а также разрабатывать и реализовывать пилотные проекты территориального управления. Более того, по результатам широких обсуждений возможно использование дифференцированных правовых, инвестиционных и налоговых режимов.

Однако в совокупности вышеизложенные принципы являются наборами организационно-экономических инструментов по формированию более децентрализованной структуры регионального воспроизводства. Т.е., данные подходы по-прежнему укладываются в традиционные по своим основным принципам содержательные рамки реформ российского регионального пространства, которые так и не обеспечили преодоления тенденций нарастающей дифференциации и дезинтеграции.

Поэтому для преодоления долговременных негативных тенденций российского регионального развития потребуются решения, выходящие за сложившиеся традиции реформирования. Как показывает международная практика, в условиях глобализации устойчивость национальной экономики во многом зависит от способности каждого ее региона успешно конкурировать на мировом рынке. А это уже совершенно новые требования, которые невозможно выполнить даже самой широкой децентрализацией.

Одним из наиболее эффективных подходов, в котором возможно интегрировать глобальные, федеральные и региональные интересы, является кластеризация воспроизводства. Мировой опыт последних десятилетий свидетельствует, что образование и функционирование кластеров в различных секторах региональной экономики сопровождаются выраженными синергетическими эффектами. Таким образом, актуальность исследования определяется тем, что регионы с активно функционирующими кластерами имеют более высокие показатели в динамике развития, а воспроизводственная кластеризация является одной из наиболее эффективных форм разрешения противоречий между современными тенденциями глобализации и регионализации мирового развития.

Степень изученности проблемы. В силу своей практической востребованности проблематика региональной экономики является, с одной стороны, наиболее разработанным разделом экономической науки, уходящим своими корнями в античность. Но с другой стороны, именно на региональном уровне требуется все больше новых управленческих решений, что постоянно требует современных дополнительных исследований.

Активное становление региональной экономики как науки началось с конца девятнадцатого века, когда центр хозяйственных исследований стал переноситься с совокупности единиц хозяйствования, как точек ведения производства, на пространственные проблемы размещения производства по территории государств. Внимание зарубежных ученых стало все более концентрироваться на вопросах развития региональных структур, исследованиях различных характеристик экономического пространства, зональных и поясных структурах. В работах А.Вебера, В.Кристаллера, В.Лаунхардта, А.Леша, Ф.Перру, Т.Поландера, А.Пределя, И.Тюнена, Ф.Феттера, Г.Хотеллинга и многих других были определены градиенты цен, рентных платежей, факторы оптимального размещения производства по конкретным территориям, специфика формирования территориальных особенностей ресурсных цен, появления эффекта пропульсивности структуроопределяющих отраслей, развития внутри и межрегиональной конкуренции.

С середины прошлого века региональные экономические проблемы окончательно были выделены в качестве самостоятельного предмета научного исследования, что означало превращение регионалистики в полноправную научную дисциплину. Именно в это время за рубежом начались активные исследования полюсов и точек экономического роста с позиций поиска наиболее эффективного пространственного размещения производства. Этому посвящены труды У.Айзарда, Г.Армстронга, Э.Гувера, Е.Дахмен, Ф.Кларка, А.Лаунгарда, А.Маршалл, Л.Мэтсон, Дж.Стюарта, Дж.Тэйлора, Х.Уильямса, Р.Уэстерфилда, С.Харриса, Е.Хоуфа, С.Цамански, О.Энглендера, Д.Якобса и мн. др.

По сути дела, определение гомогенных, поляризованных и плановых экономических пространств со спецификой функционирования в них предприятий промышленности, сельского хозяйства и сферы услуг стало прообразом современных кластерных исследований, которые были продолжены такими учеными, как Андерсен Т., Бенгтссон М., Бокхоль П., Брайден Р., Дойрингер Б., Кетельс К., Кругман П., Линдквист Ж., Лублински А., МакКиббин Ш., Моросини П., Нельсон Р., Ромер П., Сеннетт Дж., Солвелл О., Сорвик Ж., Теркла Д., Тимпано Ф., Фезер Е., Хансон Э.-У., Энрайт М. и др. В их работах все более активно исследовались инструменты и методы кластеризации, ее роль в повышении конкурентоспособности экономики регионов, возможности инновационного развития, преимущества различных форм территориальной организации бизнеса и др.

Характеризуя степень изученности рассматриваемой проблемы в зарубежной науке необходимо особо отметить широкие исследования взаимосвязи степени развития кластеров и конкурентоспособности региона, эффективному взаимодействию отраслей в кластере, форм интеграции кластерного развития с проблематикой экономического роста, что нашло отражение в работах Дж.Даннинга, Е.Домара, П.Дракера, Дж.Б.Кларка, А.Корнетта, Дж.Лиотарда, М.Портера, У.Ростоу, П.Самуэльсона, Р.Солоу, П.Фишера, Р.Харрода, Я.Хансена, Я.Эдварда и мн. др.

Отечественные исследования в рамках предмета региональной экономики, т.е. с середины прошлого столетия, основное внимание уделяли вопросам планирования генеральных схем размещения производительных сил. В условиях признания господства общественной формы собственности, это рассматривалось в качестве основной организационно-экономической формы управления на региональном уровне. Кроме того, особое внимание уделялось вопросам природно-экономического районирования страны, административному и экономическому делению ее территории и т.п. Эти разработки содержатся в работах А.Ведищева, А.Гранберга, Н.Колосовского, Н.Некрасова, А.Пробста, Ю.Саушкина, С.Славина, И.Шилина, Р.Шнипера и др.

В пореформенное время наиболее актуальными стали разработки факторов повышения эффективности стратегического регионального управления, исследования предпосылок для структурных воспроизводственных сдвигов и т.п. Этой широкой проблематике посвятили свои работы А.Анчишкин, С.Артоболевский, В.Бочаров, А.Булатов, П.Бунич, А.Водянов, Е.Гайдар, И.Герчикова, Е.Гонтмахер, Р.Гринберг, Л.Игонина, А.Идрисов, С.Картышев, Л.Клименко, В.Косов, В.Кушлин, В.Лившиц, И.Липсиц, В.Макаров, С.Меньшиков, Д.Львов, А.Постников, В.Фальцман, А.Фонотов, Ю.Яковец, Е.Ясин и мн. др. Большие разработки проблем прогнозирования и регулирования территориального социально-экономического развития, составления целевых и инвестиционных программ для региональных, муниципальных и городских территорий, мониторинга и анализа хозяйственной ситуации в субъектах РФ, моделирования пространственной структуры развития экономики, выработки стратегий модернизации и регулирования региональных социально-экономических подсистем ведутся крупными научными коллективами государственного научно-исследовательского учреждения "Совет по изучению производительных сил", Института региональных экономических исследований, Института экономики и организации развития экономики промышленного производства Сибирского отделения РАН, Института проблем региональной экономики РАН и рядом других.

Много внимания вопросам устойчивости регионального развития, региональным структурам воспроизводства, организационно-экономическим формам и методам кластеризации  посвящены исследования А.Адамеску, С.Бадмаева, В.Бильчака, Н.Бреславцевой, П.Бурака, К.Вальтуха, Б.Гринчеля, М.Гохберга, М.Гусакова, В.Гурова, А.Дулина, Д.Еделева, Н.Елецкого, Д.Ендовицкого, Т.Елисеевой, В.Захарова, З.Клюкович, Э.Кузьбожева, Е.Куценко, О.Овчинникова, О.Причины, М.Россинской, Е.Савватеева, А.Татуева, С.Тяглова, Р.Черняевой, А.Шидова, и мн. др. 

Наряду с этим, модернизация регионального развития в условиях глобализации мировой экономики требует дальнейшей активной разработки кластерных принципов воспроизводства и управления российским экономическим пространством. Это предопределило выбор темы исследования, его цели и задачи. 

Цель и задачи исследования. Главной целью диссертационного исследования является определение стратегических управленческих приоритетов воспроизводственной кластеризации регионального экономического пространства в условиях глобализации мирового хозяйства и модернизации российской национальной экономики.

В процессе реализации главной цели исследования в диссертационной работе последовательно ставились и решались следующие задачи:

- изучить возможности расширения трактовки предмета региональной экономики в современных условиях; 

- обобщить подходы к предметной области региональной экономики;

- исследовать основные методологические подходы к разработке теории региональной экономики;

-  провести логические обобщения современной специфики регионального экономического пространства;

- осуществить функционально-институциональный анализ современных процессов кластеризации;

- исследовать противоречия современного регионального развития;

- оценить эффективность процессов кластеризации на уровне субъектов федерации;

- провести корреляционно-регрессионный анализ кластерного функционирования регионального воспроизводства;

- изучить практический опыт формирования воспроизводственных кластеров отдельных субъектов федерации;

- провести структурный анализ современного финансирования развития регионов; 

- проанализировать структуру государственной региональной политики; 

- исследовать взаимосвязь кластеризации регионального воспроизводства и развития малого предпринимательства.

Предметом исследования являются организационно-экономические отношения, предопределяющие стратегические процессы кластеризации регионального воспроизводства, и управленческие инструменты модернизации российского регионального экономического пространства.

Объектом исследования являются социально-экономические подсистемы субъектов Российской Федерации, процессы и механизмы управления модернизационным развитием в региональном пространстве, тенденции и предпосылки кластеризации регионального воспроизводства.

Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта специальностей ВАК (по экономическим наукам). Исследование выполнено в соответствии с п. 3.1 "Развитие теории пространственной и региональной экономики; методы и инструментарий пространственных экономических исследований…", п. 3.3 "Пространственная организация национальной экономики; формирование, функционирование и модернизация экономических кластеров и других пространственно локализованных экономических систем", п. 3.10 "Исследование традиционных и новых тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и развития региональных социально-экономических систем", п. 3.5 "Пространственно-экономические трансформации; проблемы формирования единого экономического пространства в России; региональная социально-экономическая дифференциация; пространственная интеграция и дезинтеграция страны..." Паспорта специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика).

Теоретическая и эмпирическая база исследования представлена результатами фундаментальных и прикладных исследований российских и зарубежных ученых-экономистов в области теории региональной экономики, тенденций и особенностей формирования и развития производственных кластеров и пространственных воспроизводственных структур, эффективного рыночного использования ресурсного потенциала на региональном уровне, создания новых механизмов кластеризации и схем управления и модернизации регионального хозяйства. 

Эмпирическую основу диссертационного исследования, использованную для анализа при обосновании и аргументации выводов и предложений, составили статистические данные, представленные в официальных публикациях Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, Территориальных органов Федеральной службы государственной статистики по субъектам РФ, в отчетных и аналитических материалах ряда научных и общественных организаций, в концепциях развития отдельных отраслей и регионов страны.

Методы исследования и их системная совокупность формировались в соответствии с принципами обеспечения необходимой и достаточной достоверности представленных в работе теоретических и логических построений, выявленных трендов развития, аналитических выводов и практических предложений.

В качестве опорных научных приемов в диссертационном исследовании использовались анализ и синтез, восхождение от абстрактного к конкретному, теоретические и эмпирические обобщения, расчетно-конструктивный метод, функционально-структурный анализ, метод статистических группировок, индексный метод, корреляционно-регрессионный анализ, аналитические графические построения.

Методологический комплекс исследования складывался в контексте основных требований системного подхода, содержание которых определяло структурно-логические, причинно-следственные, прямые и обратные связи.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в сводной оценке современных особенностей кластеризации регионального воспроизводства и определении стратегических приоритетов его развития, структуры и противоречий управления модернизацией регионального экономического пространства с использованием адаптированных к рыночным условиям организационно-экономических инструментов и отношений.

Наиболее существенные результаты исследования, выносимые на защиту и содержащие элементы научной новизны, представлены в следующих положениях:

- расширена, на основе теоретического анализа,  трактовка предмета региональной экономики за счет включения функциональной роли стратегических форм управления процессами интеграции мотивационных составляющих, связанных с основными производственными факторами и их приоритетной концентрацией на уровне регионального хозяйства, что позволяет регулировать соответствующие экономические отношения; 

- обоснована, посредством теоретических и методологических обобщений, необходимость введения в предметную область региональной экономики воспроизводственной характеристики предпринимательских структур, ориентированных на региональный рынок и обеспечивающих пространственную целостность российской экономики, что позволяет определять приоритетные организационно-экономические инструменты формирования эффективных региональных воспроизводственных подсистем; 

- предложена кластерная версия интеграции методологических подходов к разработке теории региональной экономики, заключающаяся в использовании наиболее эффективных воспроизводственных предпосылок территориального развития, определяемых посредством вклада отраслей и хозяйственных комплексов в валовой региональный продукт, что позволяет, во-первых, системно взаимодействовать факторам географического, правового, политэкономического, неоклассического, институционального, эволюционного, пространственного характера, по которым традиционно дифференцируются научные исследования, во-вторых, пространственно структурировать регионально ориентированные экономические отношения;

- раскрыта, на основе конструктивных логических обобщений, современная специфика регионального экономического пространства, заключающаяся в имманентности процессов концентрации и интеграции регионального воспроизводства общему тренду развития глобализации, что позволяет находить принципы оптимального взаимодействия отраслевого и территориального разделения труда для получения синергетического эффекта в качестве основы для модернизации социально-экономического развития региона;

- доказано, посредством функционально-институционального анализа, что современная кластеризация представляет собой (наряду с традиционными процессами концентрации по географическому критерию группы взаимодополняющих хозяйствующих субъектов, формирования вертикальных и горизонтальных экономических связей и производственных цепочек, повышения конкурентоспособности территорий и т.п.) интегрированную форму специализации и концентрации ограниченных воспроизводственных ресурсов и формирования соответствующих территориально ориентированных экономических отношений, адаптированных к требованиям дихотомных мировых тенденций регионализации и глобализации, что открывает возможность использования эффекта преемственности территориального социально-экономического развития; 

- раскрыто, посредством восхождения от абстрактного к конкретному, основное противоречие современного регионального развития, заключающееся в формировании нынешних основ воспроизводственных подсистем по критериям рациональности территориальной интеграции без учета воздействия нарастающих процессов глобализации хозяйственной деятельности, обуславливающей повышенные критерии конкурентоспособности, что позволяет сформировать методологические предпосылки модернизации регионального развития и последовательной рыночной трансформации российского регионального экономического пространства;

- разработана методика оценки эффективности процесса формирования предпосылок кластеризации на уровне субъектов федерации, основанная на сопоставлении показателей валового регионального продукта, приведенных к численности населения,  и отношения сальдированного финансового результата хозяйственных организаций (прибыль минус убыток) к остаточной (т.е., с учетом амортизационного износа) стоимости основных фондов (в т.ч. по основным видам экономической деятельности) за базисный и отчетный периоды, что позволяет выявить концентрацию и рентабельность производства в региональном разрезе и определить стратегические приоритеты регулирования воспроизводственной структуры региональной экономики;

- выявлена, на основе корреляционно-регрессионного анализа по предложенной методике, заметная связь между показателями валового регионального продукта на душу населения и сальдированного финансового результата, соотнесенного с остаточной стоимостью основных фондов, в отраслях обрабатывающего производства, оптовой и розничной торговли, транспорта и связи в подавляющем большинстве субъектов федерации, что отражает активность процесса формирования принципов кластерного функционирования регионального воспроизводства и показывает приоритеты регионального управления;

- определено практическое отсутствие линейной взаимосвязи между показателями валового регионального продукта на душу населения и сальдированного финансового результата, соотнесенного с остаточной стоимостью основных фондов, в таких отраслях, как сельское хозяйство, производство и распределение электроэнергии, воды и газа, строительство, что является свидетельством неразвитости в данных сферах региональных экономик кластерных принципов функционирования;

- раскрыта, на примере формирования санкт-петербургских воспроизводственных кластеров, объективная необходимость непосредственного государственного участия в процессах территориальной кластеризации в качестве достаточного условия эффективного менеджмента, предопределяющего формы, ориентиры и приоритеты региональной политики, что отражает процессы трансформации экономического содержания государства и его интеграции в рыночное пространство, являющиеся современными приоритетами модернизации по векторам регионального и федерального управления;

- подтверждена, на основе анализа динамики структуры воспроизводства отдельного субъекта федерации, эффективность кластеризации регионального воспроизводства как содержательного компонента глобализации, представляемой в качестве сложного процесса ускоряющихся и увеличи­вающихся в масштабах потоков идей, капитала, технологий, техники, товаров и услуг по всему миру в условиях нарастающей информационной открытости и новых форм интеграции, что позволяет определить приоритеты государственной региональной политики и механизм ее реализации, предусматривающий реализацию мероприятий развития хозяйственного комплекса, сопряженных с ведомственными и региональными целевыми программами, пилотными инвестиционными и инновационными проектами;

- раскрыто, посредством структурного анализа, современное противоречие финансирования развития регионов, заключающееся в отсутствии принципа приоритетного инвестирования развития региональных кластеров, и предложены бюджетные инструменты по финансированию адресных программ развития промышленных и инновационных секторов крупного, среднего и малого бизнеса, который целесообразно ассоциировать по кластерно-региональному принципу, что позволит объединить интересы государственного управления и частного предпринимательства на региональном уровне; 

- предложена, на основе функционального анализа, структура государственной региональной политики с выделением приоритетов территориальной концентрации федеральных и региональных стратегий кластеризации, разделяемых по инвестиционным ориентирам (промышленно-образовательные подкомплексы и инновационно-сервисные структуры соответственно) и интегрируемых по интересам предпринимательской прибыли и повышения социально-экономического положения населения, что позволяет модернизировать воспроизводственные параметры с учетом вызовов глобализации; 

- выявлена, аналитически-конструктивным методом, непосредственная зависимость кластеризации регионального воспроизводства от развития малого предпринимательства (обеспечивающего перманентную сбалансированность в сервисных и инновационных секторах за счет мобильности способов использования ограниченных производственных ресурсов), а последнего – от реальной политики местной власти (ставки аренды, местное ценообразование, неформальные поборы, обязательства по несению повышенной социальной нагрузки и т.п.), что позволяет определять наиболее эффективные управленческие формы;

- предложена, на основе обобщения основных тенденций мирового экономического развития (показывающих, что малый бизнес обеспечивает оптимальное  соотношение предельных параметров занятости и доходов в силу концентрации активности в региональной сфере услуг, отсутствия мотивов сверхприбыли), модель регионального развития малого бизнеса на основе  государственно-частного партнерства в рамках кластеризации воспроизводства, что представляет собой модернизированный способ интеграции регионального управления и развития гражданского общества.

Теоретическая значимость исследования заключается в возможности использования основных теоретических положений и выводов диссертации в дальнейших научных исследованиях проблем развития региональных социально-экономических подсистем, особенно в части поиска путей и форм преодоления противоречий между глобализацией и регионализацией мировой экономики. Кроме того, кластерные принципы регионального воспроизводства, разработанные в диссертационном исследовании, могут быть востребованы при изучении проблематики модернизации регионального экономического пространства, реформирование которого переходит на новый качественный уровень. Ряд теоретических положений работы позволяет не только решать проблемы формирования нового экономического пространства, но и эффективно интегрировать российские регионы на основе общих интересов.

Практическая значимость исследования определяется целесообразностью и возможностью использования основных практических выводов и предложений диссертации в рамках разработки, корректировки и совершенствования социально-экономической стратегии развития Российской Федерации на период до 2020 года, а также при составлении обновленных вариантов программ стратегического развития отдельных регионов страны.

Разработанные приоритеты модернизации регионального воспроизводства на основе процессов кластеризации позволяют решать сложные системные задачи преобразования управления на региональном уровне и способствовать развитию гражданского общества.

Ряд теоретических и практических результатов диссертационного исследования возможно использовать в рамках курсов по региональной экономике в высших учебных заведениях.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и практические предложения диссертационного исследования докладывались автором на методологических семинарах в Северо-Западном институте управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации; на региональной научно-практической конференции "Научно-организационные и экономические аспекты генезиса формирования, планирования и прогнозирования региональных экономических систем" (Ессентуки, 2006); на научно-практической конференции "Проблемы социально-экономического развития регионов" (Сочи, 2007); на первой межрегиональной конференции "Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы" (Санкт-Петербург, 2009); на международной научно-практической конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной модернизации" (Краснодар, 2009); на всероссийской научной конференции "Актуальные проблемы социально-экономического развития" (Кисловодск, 2009); на научно-практической конференции "Актуальные вопросы посткризисной экономики" (Сочи, 2009); на XI международной научной конференции ГУ-ВШЭ по проблемам развития экономики и общества (Москва, 2010); на второй межрегиональной конференции "Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы" (Санкт-Петербург, 2010); на международной научно-практической конференции "Проблемы функционирования и развития экономики регионов Северного Кавказа и ЮФО: вызовы и решения" (Нальчик, 2010); на международной научной конференции "Проблемы современной экономики и институциональная теория", (Киев, 2010); на всероссийской научной конференции "Актуальные проблемы социально-экономического развития" (Москва, 2011); на третьей межрегиональной конференции "Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы" (Санкт-Петербург, 2011); на первой межрегиональной научно-практической конференции докторантов и аспирантов по специальности научных работников 08.05.00 - "Экономика и управление народным хозяйством" (Шахты, 2011); на всероссийской научно-практической конференции "Золотой треугольник: образование, наука и практика (Пятигорск, 2011); на всероссийской конференции "Формирование, развитие и прогнозирование социально-экономических систем: методы и способы управления" (Кисловодск, 2011); на международной научно-практической конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: потенциал и перспективы реализации социальных и технологических инноваций" (Сочи, 2011); на международной научно-практической конференции "Новая индустриализация и инновационное развитие России" (Сочи, 2012); на международной научно-практической конференции "Научно-правовое обеспечение развития инновационной экономики и модернизации промышленной политики России" (Реховот, Израиль, 2012).

Основные результаты и предложения диссертационного исследования представлены в Министерство экономического развития Российской Федерации, в Аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе, в Комитет экономического развития, промышленной политики и торговли Санкт-Петербурга.

Ряд положений исследования используется в учебном процессе в Северо-Западном институте управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 62 научных работ (в том числе 18 - в ведущих рецензируемых журналах из перечня, определяемого ВАК РФ), в которых отражены основные положения диссертационного исследования. Общий объем - 68,7 п.л. В том числе доля автора - 60,6 п.л.

Структура работы отражает логику исследования и порядок выполнения поставленных задач. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка литературы.

Во введении отражены актуальность темы исследования, его цели и задачи, научная новизна, теоретическая и практическая значимости, апробация работы.

В первой главе диссертации - "Теоретические и методологические основы региональной экономики" - рассмотрены вопросы становления и развития предметной области региональной экономики, прежде всего, связанные с модернизацией регионального воспроизводства.

Вторая глава диссертации - "Особенности модернизации регионального экономического пространства в условиях глобализации" - посвящена раскрытию современной специфики регионального экономического пространства с учетом содержания кластеризации и процессов трансформации воспроизводственных подсистем в условиях активизации процессов глобализации хозяйственной деятельности. 

В третьей главе - "Формирование предпосылок кластеризации в российских регионах" - дана оценка эффективности процесса формирования предпосылок кластеризации на уровне субъектов федерации по основным отраслям национального производства.

Четвертая глава диссертации - "Специфика кластеризации санкт-петербургского региона" - посвящена эффективности кластеризации регионального воспроизводства как содержательного компонента глобализации и обоснованию необходимости активной государственной региональной политики в этих процессах.

В пятой главе - "Стратегические приоритеты модернизации регионального воспроизводства" - определены приоритеты территориальной концентрации федеральных и региональных стратегий кластеризации и предлагается модель регионального развития малого бизнеса на основе государственно-частного партнерства в рамках модернизации воспроизводства.

В заключении изложены основные результаты и выводы диссертационного исследования.

Основное  содержание  работы

Современные исследования в области региональной экономики сохраняют преемственность с теми теоретическими положениями, которые изначально были положены в методологические основы и предполагали исследования проблем управления развитием территориальных хозяйственных комплексов с позиций внутренних и внешних взаимосвязей, которые в своем взаимодействии обеспечивали и укрепляли единство и целостность регионального воспроизводства.

Однако по мере перехода к рыночной экономике и усиления коммерческих составляющих в региональном производстве назрела потребность расширения традиционных представлений о предмете научного исследования. В настоящее время необходимо рассматривать интересы всех участников рынка (населения, предпринимателей и государственных структур) в качестве основных мотивов регионального развития. Совокупность интересов представлена в общем спросе на производственные и потребительские ресурсы, товары и услуги, который, в свою очередь, определяется размерами и структурой доходов участников рынка. Соответственно, эффективное развитие региональной экономики должно выражаться в сбалансированной концентрации основной части всех видов доходов на данной территории. От этого непосредственно зависит устойчивость социально-экономического развития регионов.

В данном контексте, во-первых, целесообразно расширить трактовку предмета региональной экономики за счет включения функциональной роли стратегических форм управления процессами интеграции мотивационных составляющих, связанных с основными производственными факторами и доходами, а также их приоритетной концентрацией на уровне регионального хозяйства. Это, в конечном итоге, позволит более эффективно регулировать соответствующие экономические отношения в развивающемся рыночном пространстве.

Во-вторых, необходимо ввести в предметную область региональной экономики воспроизводственные характеристики предпринимательских структур, ориентированных на региональный рынок и обеспечивающих пространственную целостность российской экономики. Именно данная ориентация предопределяет не только сами структуру и размеры доходов, но и направления и структуру расходов, трансформирующихся в доходы региональных производителей. Кроме того, это позволит определять приоритетные организационно-экономические инструменты формирования эффективных региональных воспроизводственных подсистем.

При этом надо учитывать, что существующее в настоящее время разнообразие методологических подходов к определению предмета региональной экономики в значительной мере не только размывает границы исследований, но и, в ряде случаев, разводит их на достаточно противоположные позиции. Существование таких наиболее распространенных в научной литературе подходов, как экономико-географический, политэкономический, неоклассический, эволюционно-экономический, экономико-правовой, кластерный, точек роста, институциональный, пространственно-экономический и др., позволяет раскрывать действие самых разнообразных факторов. Однако все более востребованным становится поиск основ интеграции всех подходов.

Поэтому предлагается кластерная версия интеграции методологических подходов к разработке теории региональной экономики, заключающаяся в использовании наиболее эффективных воспроизводственных предпосылок территориального развития, определяемых посредством вклада отраслей и хозяйственных комплексов в валовой региональный продукт. Это позволяет давать характеристику основных процессов в сложном экономическом пространстве, развивающемся под воздействием трансформационных и трансакционных эндогенных и экзогенных факторов. Последние также постоянно и неравномерно эволюционируют и предопределяют порядок использования ресурсов и изменение условий хозяйствования.

Такой подход позволяет, во-первых, системно взаимодействовать факторам географического, правового, политэкономического, неоклассического, институционального, эволюционного, пространственного характера, по которым традиционно дифференцируются научные исследования, во-вторых, пространственно структурировать регионально ориентированные экономические отношения.

В условиях нарастающей угрозы новой волны мирового финансового кризиса повышается функциональная роль региональных структур экономики, поскольку сокращаются возможности федерального финансирования. При этом, следует отметить, что процессы глобализации мировой экономики в последние десятилетия тесно переплелись с регионализацией хозяйственной жизни. Сформировалась содержательная, но противоречивая дихотомия глобализации-регионализации, во многом предопределяющая пути дальнейшего развития мирового хозяйства и мировой политики, особенно с учетом усложняющейся многоуровневой воспроизводственной системы.

Наложение рассматриваемых процессов привело к тому, что регионализация стала в настоящее время и имеет достаточно аргументов оставаться и в дальнейшем воплощением глобализации, ее динамичным структурным компонентом, постоянно воспроизводящем многочисленные кумулятивные эффекты для совершенствования воспроизводственной структуры территориальных социально-экономических подсистем.

Именно с этих позиций регионализация российской хозяйственной жизни получает новый импульс к дальнейшему разнообразию, особенно по способам интеграции в глобальную экономику. Тем более, что современная специфика регионального экономического пространства заключается в имманентности процессов концентрации и интеграции регионального воспроизводства общему тренду развития глобализации. Это позволяет находить принципы оптимального взаимодействия отраслевого и территориального разделения труда для получения синергетического эффекта в качестве основы для модернизации социально-экономического развития региона.

Взаимодействие процессов глобализации и модернизации применительно непосредственно к российским условиям, особенно на региональных уровнях, однозначно показывает, что приоритетом является именно глобализация. Поэтому процесс модернизации должен быть сориентирован на эффективную адаптацию воспроизводственных структур региональных экономик к требованиям углубляющейся глобализации.

В таких условиях современная кластеризация представляет собой (наряду с традиционными процессами концентрации по географическому критерию группы взаимодополняющих хозяйствующих субъектов, формирования вертикальных и горизонтальных экономических связей и производственных цепочек, повышения конкурентоспособности территорий и т.п.) интегрированную форму специализации и концентрации ограниченных воспроизводственных ресурсов и формирования соответствующих территориально ориентированных экономических отношений, адаптированных к требованиям дихотомных мировых тенденций регионализации и глобализации. В таком контексте открывается возможность использования эффекта преемственности территориального социально-экономического развития.

Поэтому необходимо сформировать новые принципы внутренних связей региональных воспроизводственных подсистем на основе приоритетов кластерных процессов. Глобализация последовательно определяет основные воспроизводственные пропорции, в которые отдельные регионы могут вписываться и интегрироваться исключительно посредством векторной кластеризации.

Соответственно, основное противоречие современного регионального развития заключается в том, что формирование нынешних основ воспроизводственных подсистем по критериям рациональности территориальной интеграции осуществлялось без учета воздействия нарастающих процессов глобализации хозяйственной деятельности, обуславливающей повышенные критерии конкурентоспособности. Именно на этом возможно сформировать методологические предпосылки модернизации регионального развития и последовательной рыночной трансформации российского регионального экономического пространства.

Для исследования реальных предпосылок формирования кластерных основ регионального воспроизводства была использована разработанная методика оценки эффективности процесса формирования предпосылок кластеризации на уровне субъектов федерации, основанная на сопоставлении показателей валового регионального продукта, приведенных к численности населения,  и отношения сальдированного финансового результата хозяйственных организаций (прибыль минус убыток) к остаточной (т.е., с учетом амортизационного износа) стоимости основных фондов (в т.ч. по основным видам экономической деятельности) за базисный и отчетный периоды, что позволяет выявить концентрацию и рентабельность производства в региональном разрезе и определить стратегические приоритеты регулирования воспроизводственной структуры региональной экономики. Эти данные, проанализированные за 2005 и 2010 годы, отражают эффективность процессов кластеризации в региональной экономике, т.к. рассматриваемые процессы имеют непосредственную связь с концентрацией производств и повышением их рентабельности, в т.ч. в разрезе отраслей по основным видам экономической деятельности.

При этом следует использовать показатель валового регионального продукта (ВРП) определяемый на основе добавленной стоимости, который лишен недостатков «двойного счета» произведенных товаров и услуг.

Таблица 1 – Показатели валового регионального продукта в расчете на душу населения (тыс. руб. на человека) и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (млн.руб./млн.руб.) по субъектам Российской Федерации в 2005 году *

Субъект РФ

Показатель концентрации

Показатель рентабельности

Субъект РФ

Показатель концентрации

Показатель рентабельности

Тюменская область

668,3

0,212

Волгоградская область

76,8

0,094

г.Москва

397,0

0,317

Еврейская автономная область

75,7

0,002

Чукотский автономный округ

244,1

1,172

Краснодарский край

73,1

0,032

Сахалинская область

228,6

0,010

Курская область

72,7

0,092

Республика Саха (Якутия)

192,6

0,129

Тульская область

72,1

0,078

Республика Коми

172,9

0,085

Рязанская область

71,0

0,036

Магаданская область

156,9

0,014

Астраханская область

70,4

0,023

Вологодская область

156,4

0,267

Калужская область

69,7

0,033

Томская область

154,1

0,087

Тверская область

68,4

0,011

Мурманская область

153,0

0,074

Саратовская область

65,3

0,035

Красноярский край

150,8

0,210

Смоленская область

64,7

0,015

г.Санкт-Петербург

145,2

0,094

Орловская область

63,5

0,049

Архангельская область

128,2

0,050

Костромская область

62,6

0,009

Республика Татарстан

128,2

0,158

Забайкальский край

61,5

0,004

Самарская область

125,8

0,095

Ростовская область

60,9

0,022

Камчатский край

125,4

0,021

Ульяновская область

60,0

0,005

Ленинградская область.

124,6

0,116

Владимирская область

58,7

0,025

Липецкая область

122,5

0,297

Воронежская область

57,5

0,022

Пермский край

118,6

0,146

Тамбовская область

55,9

0,003

Хабаровский край

113,8

0,014

Псковская область

55,5

0,008

Республика Карелия

110,1

0,068

Кировская область

55,0

0,012

Омская область

108,1

0,426

Ставропольский край

54,0

0,059

Свердловская область

107,6

0,125

Чувашская Республика

53,6

0,031

Московская область

106,8

0,069

Алтайский край

53,1

-0,004

Кемеровская область

103,8

0,121

Пензенская область

52,5

0,019

Иркутская область

101,8

0,043

Республика Мордовия

51,4

0,024

Оренбургская область

99,4

0,149

Курганская область

51,0

0,016

Челябинская область

98,8

0,124

Брянская область

49,8

0,035

Ярославская область

98,4

0,027

Республика Марий Эл

46,7

0,016

Белгородская область

95,9

0,222

Республика Сев. Осетия-Алания

44,3

-0,014

Новгородская область

95,3

0,079

Республика Алтай

43,1

0,004

Республика Башкортостан

93,7

0,227

Кабардино-Балкарск. Республика

41,1

-0,022

Приморский край

92,0

0,041

Ивановская область

40,1

0,013

Удмуртская Республика

90,4

0,064

Карачаево-Черкесск. Республика

38,6

-0,004

Новосибирская область

88,6

0,035

Республика Адыгея

38,4

-0,005

Нижегородская область

87,4

0,113

Республика Тыва

37,9

-0,017

Амурская область

86,9

0,005

Республика Дагестан

34,4

0,011

Калининградская область

86,8

0,087

Республика Калмыкия

33,5

-0,011

Республика Бурятия

77,5

0,009

Чеченская Республика

19,9

Республика Хакасия

77,3

0,044

Республика Ингушетия

15,3

-0,021

* Таблица составлена и рассчитана автором по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Статистический сборник. – М.: Росстат, 2006. – С.351-352, 355-357, 369-370, 375-376, 876-879.

Таблица 2 – Показатели валового регионального продукта в расчете на душу населения (тыс. руб. на человека) и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (млн.руб./млн.руб.) по субъектам Российской Федерации в 2010 году *

Субъект РФ

Показатель концентрации

Показатель рентабельности

Субъект РФ

Показатель концентрации

Показатель рентабельности

Сахалинская область

987,4

0,011

Республика Хакасия

176,1

0,033

Тюменская область

971,8

0,156

Удмуртская Республика

173,8

0,117

Чукотский автономный округ

827,1

0,381

Курская область

170,5

0,069

г.Москва

730,6

0,224

Волгоградская область

167,4

0,103

Республика Саха (Якутия)

401,4

0,071

Тверская область

161,2

0,007

Республика Коми

389,9

0,101

Тульская область

152,3

0,055

Красноярский край

371,4

0,347

Владимирская область

151,3

0,065

Магаданская область

369,1

0,142

Смоленская область

150,9

0,024

г.Санкт-Петербург

343,0

0,220

Рязанская область

150,1

0,047

Камчатский край

315,8

0,034

Ростовская область

147,6

0,019

Мурманская область

294,2

0,087

Забайкальский край

146,4

0,010

Ленинградская область

292,1

0,084

Саратовская область

146,4

0,030

Архангельская область

289,3

0,047

Астраханская область

144,0

-0,011

Томская область

271,8

0,065

Воронежская область

140,6

0,007

Республика Татарстан

265,4

0,100

Республика Бурятия

140,4

-0,015

Хабаровский край

261,1

0,013

Костромская область

138,0

0,018

Белгородская область

259,2

0,181

Ульяновская область

134,9

0,026

Московская область

253,6

0,057

Орловская область

129,9

0,041

Свердловская область

240,6

0,119

Тамбовская область

127,0

0,015

Пермский край

239,2

0,172

Курганская область

126,3

0,013

Приморский край

237,0

0,044

Псковская область

124,8

0,016

Кемеровская область

225,1

0,134

Республика Мордовия

124,7

0,001

Оренбургская область

223,7

0,163

Алтайский край

123,7

0,053

Иркутская область

221,9

0,082

Кировская область

123,7

0,037

Липецкая область

216,8

0,140

Чувашская Республика

121,8

0,017

Амурская область

216,0

0,049

Республика Марий Эл

118,2

0,030

Самарская область

215,4

0,097

Пензенская область

113,9

0,012

Вологодская область

209,4

-0,048

Ставропольский край

113,8

0,041

Калининградская область

207,2

0,084

Брянская область

112,7

0,108

Новгородская область

200,2

0,100

Республика Алтай

105,2

-0,001

Республика Карелия

198,2

0,055

Республика Сев. Осетия-Алания

105,0

-0,010

Нижегородская область

194,9

0,088

Республика Адыгея

104,9

0,006

Краснодарский край

193,1

0,066

Республика Тыва

99,8

-0,003

Омская область

187,6

0,049

Республика Дагестан

98,3

0,000

Республика Башкортостан

186,1

0,162

Ивановская область

92,3

-0,010

Челябинская область

185,8

0,072

Карачаево-Черкесская Республика

90,7

-0,006

Еврейская автономн. область

184,1

-0,002

Кабардино-Балкарская Республика

88,5

-0,006

Ярославская область

183,9

0,019

Республика Калмыкия

84,1

-0,004

Калужская область

182,4

0,047

Чеченская Республика

55,3

-0,076

Новосибирская область

181,0

0,043

Республика Ингушетия

52,7

-0,064

* Таблица составлена и рассчитана автором по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Статистический сборник. – М.: Росстат, 2011. – С.353-354, 357-367, 379-380, 387-388, 886-889.

Рисунок 1. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения (тыс. руб. на человека) и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (мнл.руб./млн.руб.) по субъектам Российской Федерации в 2005 году (график рассчитан и построен автором на основе данных таблицы 1)

Рисунок 2. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения (тыс. руб. на человека) и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (мнл.руб./млн.руб.) по субъектам Российской Федерации в 2010 году (график рассчитан и построен автором на основе данных таблицы 2)

В частности в таблицах 1 и 2 отражены значения показателей валового регионального продукта в расчете на душу населения (концентрация) и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (рентабельность) по совокупности видов экономической деятельности по субъектам Российской Федерации в 2005-м и 2010-м годах. Эти же данные в графическом виде отражены на диаграммах рассеяния, представленных на рисунках 1 и 2, соответственно. Из графиков видно, что между рассматриваемыми показателями наблюдается прямая связь.

Формализованное описание представленной связи можно построить в рамках проведения корреляционно-регрессионного анализа. Для этого сначала следует оценить характер распределения исследуемых данных. В частности, рисунки показывают, что общий характер связей представлен прямой зависимостью показателей валового регионального продукта в расчете на душу населения от показателей сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (направление связи устанавливается исходя из логичности представлений о том, что процесс формирования ВРП является следствием процесса вовлечения в производство основных фондов). Затем необходимо рассчитать величину коэффициента корреляции между значениями исследуемых показателей. Для этого использовались средства табличного редактора MS Excel, а именно, функция «КОРРЕЛ», расчет которой производится по формуле , использующей в качестве параметров значения X – факторной и Y – результирующей переменной. Результатом использования данной функции является значение коэффициента линейной корреляции. В частности, расчет коэффициентов линейной корреляции по представленным наборам данных за каждый год показал, что зависимость между значениями показателей валового регионального продукта в расчете на душу населения (концентрация) и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов (рентабельность) в 2005 и 2010 годах была заметной (коэффициент линейной корреляции в 2005 и 2010 годах был равен 0,5 и 0,6ед., соответственно). В то же время очевидным было и то, что из всей совокупности регионов по соотношению рассматриваемых параметров выбивались следующие регионы (с максимальным сочетанием рассматриваемых показателей): Чукотский автономный округ, Тюменская область, г.Москва, Сахалинская область, Красноярский край.

В качестве завершающего этапа корреляционно-регрессионного анализа, реализуемого в случае, если между результирующей переменной и факторным признаком был определен высокий уровень связи, выступает определение уравнения регрессии, что также можно реализовать с помощью средств табличного редактора MS Excel. Например, можно построить диаграммы рассеяния (рисунки 1-2), в которых следует выбрать интересующие данные и построить по ним линии тренда. Фактически, представленные линии тренда и будут являться графиками функции уравнения регрессии. На рисунках 1-2 отражены уравнения регрессии с графиками их функций, а также коэффициентами достоверности аппроксимации, представляющими значение процентной доли изменчивости значений зависимой переменной, которые могут быть объяснены с помощью полученного уравнения.

Далее, аналогичным образом, был проведен анализ по ведущим секторам экономики (рисунки 3-9). Расчеты проводились по данным статежегодников: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Статистический сборник. – М.: Росстат, 2006; Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Статистический сборник. – М.: Росстат, 2011.

2005                                                2010

Рисунок 3. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» по субъектам РФ

                       2005                                                2010

Рисунок 4. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Добыча полезных ископаемых» по субъектам РФ

                       2005                                                2010

Рисунок 5. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Обрабатывающие производства» по субъектам РФ

                       2005                                                2010

Рисунок 6. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» по субъектам РФ

                       2005                                                        2010

Рисунок 7. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Строительство» по субъектам РФ

                       2005                                                2010

Рисунок 8. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Оптовая и розничная торговля…» по субъектам РФ

                       2005                                                2010

Рисунок 9. Связь между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по виду деятельности «Транспорт и связь» по субъектам РФ

В таблице 3 представлена сводная информация о значениях коэффициентов линейной корреляции между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по основным видам экономической деятельности.

Таким образом, на основе корреляционно-регрессионного анализа по предложенной методике, заметная связь между показателями валового регионального продукта на душу населения и сальдированного финансового результата, соотнесенного с остаточной стоимостью основных фондов, в отраслях обрабатывающего производства, оптовой и розничной торговли, транспорта и связи в подавляющем большинстве субъектов федерации. Это отражает активность процесса формирования принципов кластерного функционирования регионального воспроизводства и показывает приоритеты регионального управления.

Таблица 3 – Сводная таблица коэффициентов линейной корреляции между показателями валового регионального продукта в расчете на душу населения и отношения сальдированного финансового результата организаций к остаточной стоимости основных фондов по основным видам экономической деятельности, за 2005 и 2010 годы *

Связь между рассматриваемыми показателями по видам экономической деятельности:

Показатели линейной корреляции, ед.

Качественная характеристика

2005

2010

- все виды деятельности в совокупности

0,5

0,6

заметная

- сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

0,0

0,3

слабая

- добыча полезных ископаемых

0,1

0,3

умеренная

- обрабатывающие производства

0,7

0,6

заметная

- производство и распределение электроэнергии, газа и воды

0,2

0,2

слабая

- строительство

0,4

0,0

слабая

- оптовая  и розничная торговля…

0,4

0,5

заметная

- транспорт и связь

0,4

0,5

заметная

* Исходные и сводная таблицы составлены и рассчитаны автором по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Статистический сборник. – М.: Росстат, 2006 - С.351-352, 355-357, 369-370, 375-376, 876-879; Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Статистический сборник. – М.: Росстат, 2011 - С.353-354, 357-367, 379-380, 387-388, 886-889. 

Вместе с тем, корреляционно-регрессионный анализ показал практическое отсутствие линейной взаимосвязи между показателями валового регионального продукта на душу населения и сальдированного финансового результата, соотнесенного с остаточной стоимостью основных фондов, в таких отраслях, как сельское хозяйство, производство и распределение электроэнергии, воды и газа, строительство, что является свидетельством неразвитости в данных сферах региональных экономик кластерных принципов функционирования. Последнее необходимо учитывать более внимательно при определении стратегий развития регионов после вступления России во Всемирную торговую организацию.

Выводы о повышающейся роли кластеризации регионального воспроизводства как формы адаптации к требованиям глобализации мировой экономики подтверждаются и конкретной практикой регионального развития в настоящее время. Так, экономико-географическое положение Санкт-Петербурга позволяет выступать хозяйственному комплексу города в роли организующего центра обширной территории, расположенной в границах Северо-Западного экономического района Российской Федерации, реализующего, помимо всего прочего, функции транспортного, делового, торгового, промышленного и культурного центра региона и обслуживая внешнеэкономические связи практически всех регионов России.

На рисунке 10 представлены диаграммы, отражающие структуру валовой добавленной стоимости, созданной всеми отраслями хозяйственного комплекса по совокупности регионов Российской Федерации и Санкт-Петербургу в 2010 году.

Рисунок 10. Сопоставление отраслевой структуры валовой добавленной стоимости (ВДС) по совокупности регионов Российской Федерации и г.Санкт-Петербург в 2010 году (диаграмма построена автором на основе данных: Федеральная служба государственной статистики // Официальный сайт. – URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/otr-stru10.xls)

Рассматривая нижнюю диаграмму, отражающую структуру ВДС по Санкт-Петербургу, следует отметить, что в экономике хозяйственного комплекса города важное место занимает обрабатывающая промышленность, т.к. ее доля в общем объеме ВДС, увеличиваясь все последние годы, в 2010 году достигла 24,1% (для сравнения, доля ВДС, создаваемая обрабатывающей промышленностью по совокупности российский регионов, в 2010 году составила 17,7%). Следующими за обрабатывающей промышленностью по объему доли в общем объеме ВДС в экономике Санкт-Петербурга выступают отрасли, образующие сектор оптовой и розничной торговли, ремонта и сервисного обслуживания (18,7% в общей ВДС, а по совокупности регионов России – 19,3%) и отрасли, образующие сектор операций с недвижимым имуществом (18,2% от общей ВДС, а по совокупности регионов России – 11,2%).

Учитывая тот факт, что связь между показателями рентабельности и концентрации производства наибольшим образом прослеживается именно в секторе обрабатывающей промышленности, а также тот факт, что отрасли обрабатывающей промышленности играют важную роль в экономике Санкт-Петербурга, было проведено исследование кластеризации воспроизводственного процесса промышленности города.

Рисунок 11. Динамика налоговых поступлений от промышленных предприятий в бюджетную систему Российской Федерации и бюджет Санкт-Петербурга в период с 2004 по 2010 годы, в ценах 2004 года (диаграмма рассчитана и построена автором на основе данных: Концепция развития промышленного комплекса Санкт-Петербурга до 2020 года. – С.13; Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. – Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/tab4.xls)

В настоящее время в сфере промышленного производства Санкт-Петербурга функционирует более 700 крупных и средних промышленных предприятий и порядка 20 тыс. малых. Профильные отрасли обрабатывающей промышленности Санкт-Петербурга (судостроение, энергомашиностроение и отрасли оборонно-промышленного комплекса) представляют собой значительную часть производственно-научного потенциала не только региона, но и всей страны, что объясняет особую роль промышленного комплекса города в процессах развития национальной экономики.

Кроме того, промышленность Санкт-Петербурга играет важную роль и в процессах обеспечения бюджетных доходов, в т.ч. и на федеральном уровне. На рисунке 11 представлена диаграмма отражающая динамику налоговых поступлений от промышленных предприятий в бюджетную систему Российской Федерации и бюджет Санкт-Петербурга. Видно, что за рассматриваемый период объем бюджетных поступлений в Федеральный бюджет, формируемых в отраслях обрабатывающей промышленности, увеличился на 124,4% (с 11,9 млрд.руб. в 2004 году до 26,7 млрд. руб. в 2009 году). В свою очередь поступления в бюджет города увеличились на 47,3% (с 16,5 млрд. руб. до 24,3 млрд. руб.). Стоит отметить, что экспертные расчеты позволяют говорить о том, что если к данной цифре прибавить налоги, поступающие из сопровождающих производств, в т.ч. сферы услуг, а также прибавить налоги, получаемые от производств в IT-секторе (как происходит в развитых странах мира), то получится, что доля обрабатывающей промышленности в бюджете Санкт-Петербурга может достигать одной трети от всего его объема, что является весьма существенным фактором, оказывающим влияние на социально-экономическое развитие народнохозяйственного комплекса. 

Так, например, на сегодняшний день в промышленном комплексе Санкт-Петербурга можно выделить ряд формирующихся кластеров, находящихся на разных стадиях развития – от этапов зарождения «критической массы» «стартапов» (фармацевтический кластер, кластер машиностроения и металлообработки, кластер теле-радио-аппаратуры, протокластеры легкой промышленности и деревообработки, строительный кластер) до этапов активного формирования и роста (энергетическое машиностроение, судостроение и судоремонт, автомобилестроение и производство автокомпонентов, радиоэлектронная промышленность и приборостроение, пищевая промышленность). В результате формирования кластерной инфраструктуры, позитивная динамика развития крупнейших предприятий Санкт–Петербурга (ОАО «Силовые машины», ОАО «Ижорские заводы», ОАО «Кировский  завод», ОАО «Адмиралтейские верфи», ОАО «Корпорация «Аэрокосмическое оборудование», ОАО «Ленинец», ОАО «Звезда» и других) во многом стала опосредоваться спецификой развития предприятий-смежников, функционирующих в рамках одного кластера.

В утвержденной в ноябре 2010 года Промышленным советом Санкт-Петербурга Концепции развития промышленного комплекса до 2020 года разработано три основных сценария (негативный сценарий, сценарий доминирования процессинга, сценарий фокусированного инновационно-технологического развития) развития промышленного комплекса этого региона. При этом в качестве основного сценария в разработку был принят третий сценарий – сценарий фокусированного инновационно-технологического развития, предполагающий выход петербургской промышленности на позиции центра технологического превосходства и занимающего значимые позиции на мировых рынках.

Таблица 3 – Приоритетные отрасли и направления развития промышленности Санкт-Петербурга на перспективу до 2020 года *

Отрасль

Направления

Радиоэлектроника и приборостроение:

- теле-радио-аппаратура, мультимедийные инфо- и телекоммуникационные системы;

- гаджеты развлекательного и образовательного назначения;

- системы навигации;

- новые приборы и изделия медицинского назначения;

- ресурсоэффективность;

- системы безопасности.

Фармацевтика:

- персонифицированные лекарственные средства: фармакогенетика, нанофармакология;

- лекарства на основе биологических субстанций;

- новые способы доставки лекарств.

Текстильное и швейное производство:

- технологии автоматической закройки;

- дизайн изделия,  разработка элементов уникального дизайна (стиля).

Автомобилестроение и производство автокомпонентов:

- локализация производства автокомпонентов;

- электромобили, новые концепции мобильности – комплекс решений для Санкт-Петербурга.

Энергомашиностроение:

- альтернативная энергетика;

- энергоэффективность.

Электротехника:

- электросетевые технологии и Smart grid.

Металлургия и металлообработка:

- материаловедение.

* таблица составлена автором по данным: Концепция развития промышленного комплекса Санкт-Петербурга до 2020 года. – СПб., 2010.

Указанный сценарий развития промышленности предполагает проведение серьезной ориентирующей политики как со стороны субфедеральных, так и федеральных властей, основные направления которой должны заключаться в выборе приоритетных векторов развития, их обосновании и программной поддержки, мер содействия формированию структуры инновационных кластеров, институциональные меры по поддержке концентрации и интеграции (кластеризации) в перспективных секторах.

При этом основными ориентирами инновационного сценария развития промышленности названы:

- сохранение высокой роли промышленности в структуре ВРП и занятости населения;

- рост объемов технологически-сложных производств;

- формирование оптимальной пространственной организации промышленности, способствующей повышению эффективности процессов кластеризации;

- реорганизация системы подготовки кадров для промышленности;

- повышение инвестиционной привлекательности и увеличение объема инвестиций в перспективные отрасли промышленности.

Другими словами, в качестве оптимального пути развития промышленного комплекса Санкт-Петербурга названа кластеризация, основанная на технологическом базисе, который, в свою очередь, ориентирован на формирование в промышленности региона центров технологического превосходства и выходом на мировые позиции на инновационных рынках по основным направлениям (таблица 3). При этом важно понимать, что для отраслей традиционной промышленности, ориентированных на традиционные рынки и основывающих производства на традиционных технологиях, в долгосрочной перспективе существует серьезная угроза окончательного сворачивания.

Таблица 4 – Прогнозы показателей, отражающих динамику наиболее
перспективных секторов мирового рынка *

Сектор рынка

Прогнозные темпы роста (до 2015)

Объем рынка 2010 ($ млрд), оценка

Объем рынка 2015 ($ млрд), оценка

Электросетевые технологии, Smart grid

21,60%

17,25

50

Электромобили, гибриды

до7%

до 1 млн шт.

до 1,5 млн шт.

Биотехнологии

до 15%

до 150

до 270

Нанотехнологии

до 45%

50-95

до 3000 (с новыми материалами)

Цифровое телевидение

23-25%

до 500 млн.пользователей

1,5 млрд пользователей

Энергоэффективность

от 5 до 20%

17

до 250-300

Новая энергетика (без smart grid)

7-15%

150

210

Микроэлектроника

15%

400

650

Информационные, телекоммуникационные и мультимедийные системы

22-26%

100

250

*таблица составлена на основе данных: Концепция развития промышленного комплекса Санкт-Петербурга до 2020 года.

Для реализации инновационного сценария Концепции развития промышленности Санкт-Петербурга был сформулирован специальный механизм действий. Данный механизм предусматривает реализацию мероприятий в области инновационного и инвестиционного развития промышленного комплекса города, а также мероприятий, предусмотренных ведомственными и региональными целевыми программами, пилотными инвестиционными и инновационными проектами. При этом отмечено, что Концепция развития промышленного комплекса Санкт-Петербурга представляет собой элемент скоординированной системы концепций и стратегий, реализующих долгосрочные цели социально-экономического развития, и представленных в форме нормативных актов. Исходя из этого, выделяются основные элементы механизма реализации избранного сценария Концепции, совпадающие по смыслу с основными ориентирами инновационного сценария развития промышленности города. Среди них инвестиционные, институциональные, кадровые, инфраструктурные, правовые.

При этом, предусматривается формирование инновационных кластеров с обязательным базированием их ядра и/или важнейших элементов в Санкт-Петербурге как наиболее крупном инновационном центре макрорегиона. Кроме того, кластер должен претендовать на решение крупных проблем, объединяющих большое количество участников; государство должно участвовать в поддержке создаваемых и развивающихся кластеров, а формирование системы центров технологического превосходства должно стать сопряженным с приведением структуры Правительства Санкт-Петербурга в соответствие с научно-обоснованными нормами управления (таблица 4).

В целом, на примере формирования санкт-петербургских воспроизводственных кластеров, налицо объективная необходимость непосредственного государственного участия в процессах территориальной кластеризации в качестве достаточного условия эффективного менеджмента, предопределяющего формы, ориентиры и приоритеты региональной политики. Это отражает процессы трансформации экономического содержания государства и его интеграции в рыночное пространство, являющиеся современными приоритетами модернизации по векторам регионального и федерального управления. 

Кроме того, анализ динамики структуры промышленности Санкт-Петербурга показывает эффективность кластеризации регионального воспроизводства в качестве содержательного компонента глобализации, представляемой как сложный процесс ускоряющихся и увеличи­вающихся в масштабах потоков идей, капитала, технологий, техники, товаров и услуг по всему миру в условиях нарастающей информационной открытости и новых форм интеграции. Это позволяет определить приоритеты государственной региональной политики и механизм ее реализации, предусматривающий реализацию мероприятий развития хозяйственного комплекса, сопряженных с ведомственными и региональными целевыми программами, пилотными инвестиционными и инновационными проектами.

Для повышения эффективности процессов кластеризации региональных воспроизводственных подсистем требуется такая структура государственной региональной политики (рис. 12), которая выделяет приоритеты территориальной концентрации федеральных и региональных стратегий кластеризации, разделяемых по инвестиционным ориентирам (промышленно-образовательные подкомплексы и инновационно-сервисные структуры соответственно) и интегрируемых по интересам предпринимательской прибыли и повышения социально-экономического положения населения, что позволяет модернизировать воспроизводственные параметры с учетом вызовов глобализации.

Рисунок 12. Приоритеты региональной экономической политики

Выводы  и  предложения

В Итоговом докладе о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 года "Стратегия-2020: новая модель роста – новая социальная политика" отмечается, что конфигурация основных факторов, отражающих специфическое историческое наследие и определяющих особенности прохождения Россией современной стадии развития, формирует основные вызовы, стоящие перед российской экономикой.

Во-первых, «ножницы конкурентоспособности»: относительно высокие издержки на труд на фоне низкого качества институтов. В результате соотношение «риск/доходность» оказывается малопривлекательным для инвесторов.

Во-вторых, «демографический крест»: рост социальных обязательств бюджета на фоне сокращения доли трудоспособного населения.

В-третьих, вызовы сырьевой зависимости проявляют себя в сфере макроэкономики и институциональном секторе и служат консервации плохой деловой среды, замедляют трансфер технологий и ноу-хау.

В-четвертых, разрывы в развитии. Уровень развития человеческого капитала не соответствует качеству институциональной среды, это приводит к «утечке мозгов», переносу центров прибыли предприятий high-tech, IT-сектора и «новой экономики» за рубеж.

С учетом проблем дифференциации регионального развития данный вариант вызовов нельзя считать системным. Т.е., практически не уделено внимания самой острой проблеме регионального развития. Требуется еще добавление основных региональных противоречий и перспектив его разрешения, который видится в кластерном принципе развития воспроизводства.

В данном контексте, во-первых, следует признать, что современное противоречие финансирования развития регионов заключается в отсутствии принципа приоритетного инвестирования развития региональных кластеров. Для его преодоления требуются бюджетные инструменты по финансированию адресных программ развития промышленных и инновационных секторов крупного, среднего и малого бизнеса, который целесообразно ассоциировать по кластерно-региональному принципу, что позволит объединить интересы государственного управления и частного предпринимательства на региональном уровне.

Во-вторых, определять наиболее эффективные управленческие формы следует учитывая непосредственную зависимость кластеризации регионального воспроизводства от развития малого предпринимательства (обеспечивающего перманентную сбалансированность в сервисных и инновационных секторах за счет мобильности способов использования ограниченных производственных ресурсов), а последнего – от реальной политики местной власти (ставки аренды, местное ценообразование, неформальные поборы, обязательства по несению повышенной социальной нагрузки и т.п.).

В-третьих, модель регионального развития малого бизнеса необходимо строить на основе  государственно-частного партнерства в рамках кластеризации воспроизводства, представляющих собой модернизированный способ интеграции регионального управления и развития гражданского общества, с учетом основных тенденций мирового экономического развития, показывающих, что малый бизнес обеспечивает оптимальное  соотношение предельных параметров занятости и доходов в силу концентрации активности в региональной сфере услуг, отсутствия мотивов сверхприбыли.

Список публикаций по теме диссертации

Монографии

  1. Тарасов Н.А., Татуев А.А. Особенности, тенденции и проблемы социально-экономического развития регионов // СПб., 2010. - 11,3 п.л. (в том числе автора - 0,7 п.л.)
  2. Тарасов Н.А. Особенности современной кластеризации регионального экономического развития / Краснодар, 2011. - 9,5 п.л.
  3. Тарасов Н.А. Специфика воспроизводственной кластеризации региональной экономики / М., 2012. - 12,5 п.л.

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК

  1. Тарасов Н.А. Исследование процессов обеспечения социально-экономического развития регионов // Terra economicus ("Пространство экономики").- 2009. - Т. 7. - № 2. - 0,5 п.л.
  2. Тарасов Н.А., Керефов М.А. Актуальные проблемы региональной экономики и пути их решения // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. - 2009. - № 24 (57) - 0,8 п.л.- (в том числе автора - 0,4 п.л.).
  3. Тарасов Н.А., Нагоев А.Б. Особенности повышения роли региональной экономической политики // Экономический анализ: теория и практика. - 2009. - № 36. - 0,6 п.л. (в том числе автора – 0,3 п.л.).
  4. Тарасов Н.А. Стратегические приоритеты региональной экономической политики // Terra economicus ("Пространство экономики").- 2010. - Т. 8. - № 1. - 0,45 п.л.
  5. Тарасов Н.А. Формирование экономических кластеров и устойчивость регионального развития // Terra economicus ("Пространство экономики").- 2010. - Т. 8. - № 4. - 0,5 п.л.
  6. Тарасов Н.А. Противоречия современного регионального развития // Вопросы экономики и права.- 2010. - № 12.- 0,45 п.л.
  7. Тарасов Н.А. Кластерные принципы регионального развития // Экономические науки.- 2011. - № 11. - 0,5 п.л.
  8. Тарасов Н.А. Теоретические основы кластеризации пространства региональных экономических отношений // Вопросы экономики и права.- 2011. - № 11. - 0,4 п.л.
  9. Тарасов Н.А. Критерии и условия устойчивого регионального развития // Вестник института Дружбы народов Кавказа "Теория экономики и управления народным хозяйством". - 2011. - № 5. - 0,7 п.л.
  10. Тарасов Н.А. Кластеризация регионального развития и проблемы формирования новых экономических отношений // Управленческое консультирование.- 2012. - №1. - 0,8 п.л.
  11. Тарасов Н.А. Принципы стратегического развития регионов России // Terra economicus ("Пространство экономики").- 2012. - Т. 10. - № 2. - 0,8 п.л.
  12. Тарасов Н.А. Отраслевые особенности процессов кластеризации региональной экономики // Вестник Адыгейского государственного университета. - 2012.- № 3. - 0,75 п.л.
  13. Татуев А.А., Тарасов Н.А. Необходимость формирования экономических кластеров регионального развития // Terra economicus ("Пространство экономики").- 2012. - Т. 10. - № 2. - 0,85 п.л. - (в том числе автора - 0,45 п.л.).
  14. Тарасов Н.А. Приоритеты стратегического развития регионов России // Вестник института Дружбы народов Кавказа "Теория экономики и управления народным хозяйством". - 2012. - № 3. - 0,6 п.л.
  15. Тарасов Н.А., Татуев А.А. Региональные особенности кластерного регионального воспроизводства // Terra economicus ("Пространство экономики").- 2012. - Т. 10. - № 3. - 0,9 п.л. (в том числе автора - 0,45 п.л.).
  16. Тарасов Н.А., Ашхотов А.М. Функциональная роль региональной экономики в социальном развитии// Terra economicus ("Пространство экономики").- 2012. - Т. 10. - № 3. - 0,8 п.л.  - (в т. числе автора - 0,45 п.л.).
  17. Тарасов Н.А. Формирование стратегических приоритетов воспроизводственной кластеризации регионального экономического пространства // Вопросы экономики и права.- 2012. - № 8. - 0,6 п.л.
  18. Тарасов Н.А. Кластеризация региональной хозяйственной деятельности в условиях глобализации экономики // Экономические науки.- 2012. - № 8. - 0,5 п.л.

Публикации в других научных изданиях

  1. Тарасов Н.А., Альгин А.П. Организация системы  обеспечения безопасности населения и территорий в России  // Северо-Западная академия государственной службы. Ежегодник. 2001. Сборник научн. статей / Отв. ред. В.В. Чубинский. – СПб.: Изд-во СЗАГС,  2002. С.85-97. - 0,9 п.л. (в том числе автора - 0,45 п.л.).
  2. Тарасов Н.А. Современное социально-экономическое положение в России и Российско-Китайские отношения  // Journal of Tianjian Administration Insitute. – 2002. №3. Р.62-64. – 2,0 п.л.
  3. Тарасов Н.А., Алесковский В.В. Система управления в сфере взаимодействия общества и природы // Северо-Западная академия государственной службы. Ежегодник 2003: Сб. науч. статей / Под общ. ред. В.А. Шамахова. – СПб.: Изд-во СЗАГС, 2003. С. 11 21. - 0,8 п.л. (в том числе автора - 0,4 п.л.).
  4. Тарасов Н.А.  Антикризисное управление в системе государственного реформирования кризисных отраслей экономики // Система государственной власти и управления в России: Материалы ежегодного Международного научного форума / Под общ. ред. В.А.Шамахова. – СПб.: Изд-во СЗАГС; Изд-во «Образование-Культура», 2003. 684с. С.505-509. - 0,4 п.л.
  5. Тарасов Н.А. Исторические особенности организационно-экономических форм российского территориального развития / Материалы региональной научно-практической конференции "Научно-организационные и экономические аспекты генезиса формирования, планирования и прогнозирования региональных экономических систем".- Ессентуки: РИА-КМВ, 2006.- 0,45 п.л. 
  6. Тарасов Н.А., Яновский В.В. Проектный подход в управлении стратегическим развитием урбанизированных систем // Современный менеджмент: проблемы и перспективы: труды научно-практической конференции. 15 марта 2007г. /  Ред. кол.: В.И.Малюк (отв.ред) и др.  - СПб.: Издательство Политехнического университета, 2007. - 0,5 п.л. (в том числе автора - 0,25 п.л.).
  7. Тарасов Н.А. Основной принцип интеграции регионального воспроизводства в условиях рыночной трансформации / Материалы IX региональной научно-практической  конференции "Современная наука глазами молодого поколения".- Кисловодск: филиал СевКавГТУ, 2007.- 0,4 п.л.
  8. Тарасов Н.А. Особенности трактовок региональной экономики / Материалы научно-практической конференции "Проблемы социально-экономического развития регионов" 22-24 октября 2007 г. - Сочи: Академия повышения квалификации руководящих работников и специалистов курортного дела, спорта и туризма, 2007.- 0,45 п.л.
  9. Тарасов Н.А. Теоретические основы регионального воспроизводства в рыночных условиях / Тенденции, проблемы и перспективы развития социально-экономических систем: межвузовский сборник научных трудов. – М.: Международный институт системной организации науки, 2008.- 0,55 п.л.
  10. Тарасов Н.А. Трансформация предметной области региональной экономики/ Материалы научно-практической конференции "Актуальные проблемы экономики, образования и науки". – Кисловодск: филиал ГОУ ВПО "РИНХ", 2008.- 0,5 п.л.
  11. Тарасов Н.А. Интеграция научных подходов к определению предмета региональной экономики / Материалы международной научно-практической конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной модернизации". Сборник научных статей, часть 3. - Краснодар, 2009. - 0,45 п.л.
  12. Тарасов Н.А., Власова Е.Н. Инфраструктура как сфера реального взаимодействия государства и бизнеса // Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы: Материалы I Межрегиональной конференции. Санкт-Петербург, 20-22 апреля 2009 г. – СПб.: Изд-во СЗАГС, 2009. - 0,4 п.л. (в том числе автора - 0,2 п.л.).
  13. Тарасов Н.А. Конкурентоспособность в контексте регионального развития / Материалы Всероссийской научной конференции "Актуальные проблемы социально-экономического развития", 16-18 апреля 2009.- Кисловодск: Издательский центр "КИЭП". - 2009. - 0,45 п.л.
  14. Тарасов Н.А. Конкурентоспособность и кластеризация регионального экономического развития / Материалы международной научной конференции "Перспектива-2009". - Нальчик: КБГУ, 2009. - Т.2.- 0,5 п.л.
  15. Тарасов Н.А. Формирование кластерно-полюсных основ региональной экономики / Материалы научно-практической конференции "Актуальные вопросы посткризисной экономики", 16-20 ноября 2009 г. - Сочи: Академия повышения квалификации руководящих работников и специалистов курортного дела, спорта и туризма, 2009. - 0,45 п.л.
  16. Тарасов Н.А. Особенности управления реформированием экономики региона / Материалы XI Международной научной конференции ГУ-ВШЭ по проблемам развития экономики и общества. - М.: ГУ-ВШЭ, 2010. - 0,45 п.л.
  17. Тарасов Н.А. Исследование специфики применения кластерного подхода в региональных экономических системах  // Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы: Материалы 2 Международной конференции. СПб., 20-21 апреля 2010г. - СПб.: Изд-во СЗАГС, 2010.- 0,4 п.л.
  18. Тарасов Н.А. Особенности управления региональной экономикой в современных условиях / Материалы Международной научно-практической конференции "Проблемы функционирования и развития экономики регионов Северного Кавказа и ЮФО: вызовы и решения". - Нальчик, 2010. - 0,45 п.л.
  19. Тарасов Н.А. Стратегическая управленческая траектория регионального управления / Материалы международной научной конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России – к эффективной и нравственной экономике (г. Сочи)", 30 сентября - 4 октября 2009 года. - Краснодар: изд-во Южного института менеджмента, 2010. - 0,7 п.л.
  20. Тарасов Н.А. Регион как самостоятельная территориальная воспроизводственная система / Материалы Международной  научно-практической конференции «Инновационные технологии в производстве, науке и образовании», посвященной 90-летию Грозненского государственного нефтяного института имени акад. М.Д. Миллионщикова, 7 - 9 октября 2010 года. - Грозный: ГГНИ, 2010. - 0,5 п.л.
  21. Тарасов Н.А. Кластеризация как приоритетная форма развития региональной экономики / Сборник научных трудов Киевского национального экономического университета по материалам VIII Международной научной конференции "Проблемы современной экономики и институциональная теория", 14-15 октября 2010 г. - Киев, 2010 - 0,5 п.л.
  22. Тарасов Н.А. Формирование предпосылок кластерного функционирования экономики в российских регионах / Тенденции, проблемы и перспективы развития социально-экономических систем: межвузовский сборник научных трудов. - М.: Международный институт системной организации науки, 2011.- 0,45 п.л.
  23. Тарасов Н.А. Специфика стратегии регионального агарного развития / Материалы Всероссийской научной конференции "Актуальные проблемы социально-экономического развития", 16-18 апреля 2011. - М.: Издательский центр МГУПП. - 2011. - 0,45 п.л.
  24. Тарасов Н.А. Исследование понятия и особенностей экономического пространства  региона  // Научные труды Северо-Западной академии государственной службы.- Т.2,  вып.1. Государственная власть и местное самоуправление в России: история и современность.- СПб.: Изд-во СЗАГС, 2011.- 0,4 п.л.
  25. Тарасов Н.А. Проблема кластеризации региональной экономики в контексте развития добывающих и обрабатывающих производств / Материалы международной научно-практической конференции "Образование-2011".- М.: МГУ им.М.В. Ломоносова, 2011.- Т.2.- 0,7 п.л.
  26. Тарасов Н.А. Отраслевые ограничения процессов региональной кластеризации / Материалы  I межрегиональной научно-практической конференции докторантов и аспирантов по специальности научных работников 08.05.00 - "Экономика и управление народным хозяйством".- Шахты: ЮРГУЭС, 2011. -  0,9 п.л.
  27. Тарасов Н.А. Приоритеты региональной отраслевой кластеризации / Материалы Всероссийской конференции "Формирование, развитие и прогнозирование социально-экономических систем: методы и способы управления", Кисловодск, 21-22 апреля 2011 г.- Кисловодск: КИЭП, 2011. - 0,45 п.л.
  28. Тарасов Н.А. Особенности развития региональных промышленных кластеров / Материалы Всероссийской научно-практической конференции "Золотой треугольник: образование, наука и практика", 28 апреля 2011 г. - Пятигорск, ИНЭУ, 2011.- 0,6 п.л.
  29. Тарасов Н.А. Формирование региональных воспроизводственных кластеров Санкт-Петербурга // Современные научные исследования. - 2011.- № 2.- 0,8 п.л. 
  30. Тарасов Н.А. Приоритеты эффективной кластеризации региональной экономики // Материалы Международной научно-практической конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: потенциал и перспективы реализации социальных и технологических инноваций" (г. Сочи: 29 сентября - 3 октября 2011 года). - Краснодар: изд-во ЮИМ, 2011.- 0,5 п.л.
  31. Тарасов Н.А. О роли функционирующего кластера в развитии региона // Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы: Материалы 3 Международной конференции. СПб., 21 апреля 2011г. - СПб.: Изд-во СЗАГС, 2011.- 0,4 п.л.
  32. Тарасов Н.А. Современные особенности российского регионального воспроизводства / Материалы научной конференции "Проблемы экономического развития и управления на Северном Кавказе" - Карачаевск: изд-во КЧГУ, 2011. - 0,5 п.л.
  33. Тарасов Н.А., Яновский В.В. Образовательный кластер для подготовки государственных и муниципальных служащих // Императорский Царскосельский Лицей в истории России XIX-XXI вв. К 200-летию со дня основания Императорского Царскосельского Лицея: Тезисы докладов международной научной конференции. СПб., 20-21 октября 2011г.- СПб.: Изд-во СЗИ РАНХиГС, 2011.- 0,4 п.л. (в том числе автора - 0,2 п.л.).
  34. Тарасов Н.А. Особенности процессов кластеризации промышленности города и региона // Наука и образование. - М.: Издательский центр РГСУ. - 2011.- № 4.- 0,6 п.л.
  35. Тарасов Н.А. Формирование новых экономических отношений в процессе региональной кластеризации // Научные труды Северо-Западной академии государственной службы. -Т. 2, вып.3. - 2011.- 0,9 п.л.
  36. Тарасов Н.А., Алесковский В.В. Нормативно-критериальный (количественный) подход к категоризации малых и средних предприятий  // Государство и бизнес. Вопросы теории и практики: моделирование, менеджмент, финансы: Материалы 3 Международной конференции. СПб., 21 апреля 2011г. - СПб.: Изд-во СЗАГС, 2011. - 0,8 п.л. (в том числе автора - 0,4 п.л.).
  37. Тарасов Н.А. Приоритеты стратегического развития регионов России / Материалы Международной научно-практической конференции "Новая индустриализация и инновационное развитие России" (Сочи, 26-28 января 2012г.).- Краснодар: изд-во КубГУ, 2012.- 0,6 п.л.
  38. Тарасов Н.А. Кластеризация регионального воспроизводства: необходимость и эффективность / Материалы Международной научно-практической конференции "Научно-правовое обеспечение развития инновационной экономики и модернизации промышленной политики России". Научный институт им. Вайцмана, Реховот, Израиль, 5-9 февраля 2012г.- Нетания, 2012.- 0,75 п.л.
  39. Тарасов Н.А. Приоритеты кластеризации региональной экономики в контексте основных видов производственной деятельности / Сборник материалов ХIV Международной научно-практической конференции "Актуальные вопросы современной науки" (31 января 2012г.). - Таганрог, 2012. - 0,55 п.л.
  40. Тарасов Н.А. Отраслевая эффективность процессов кластеризации региональной экономики / Социальные и гуманитарные науки и инновации в современном мире / Материалы Всероссийской научно-практической конференции.- Сургут: Сургутский филиал ФГБОУ ВПО СибАДИ, 2012. - 0,5 п.л.
  41. Тарасов Н.А. Целесообразность реализации стратегии кластеризации в процессах развития регионов России // Проблемы экономики и менеджмента.- 2012.- № 2(6) - 0,45 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.