WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Кучерявый Павел Вадимович

Региональные (субрегиональные) банки развития в мировой экономике: критерии оценки их инвестиционной деятельности

Специальность 08.00.14 - Мировая экономика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре международных экономических организаций и европейской интеграции Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» и в Отделе глобальных экономических проблем и внешнеэкономической политики Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН).

Научный консультант: доктор экономических наук Зуев Владимир Николаевич

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, дирек тор Центра интеграционных иссле дований Евразийского банка разви тия Винокуров Евгений Юрьевич кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН Дмитриев Сергей Сергеевич

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития Российской Федерации»

Защита состоится «___» __________ 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 002.003.01 при ИМЭМО РАН по адресу: 117997, г. Москва, ул. Профсоюзная, д. 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИМЭМО РАН.

Автореферат разослан «___» __________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат экономических наук А.С. Четверикова I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В последние годы все большую значимость в мировой экономике и глобальном распределении инвестиционных ресурсов приобретают региональные и субрегиональные банки развития (далее - РБР и СРБР), создаваемые группами стран для реализации масштабных инвестиционных проектов, которые, с одной стороны, вследствие своей специфики (невысокая норма прибыли, длительность возврата вложений, значительные объемы испрашиваемых средств и т.д.) не могут быть профинансированы с опорой исключительно на коммерческие источники, а с другой стороны - не могут быть реализованы государствамиреципиентами самостоятельно из-за недостаточности бюджетных ресурсов и ограниченности доступа к рынкам долгового капитала. Так, общий объем годовых операций системообразующих РБР и СРБР, к которым относятся Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатский банк развития (АзБР), Африканский банк развития (АфБР) и Межамериканский банк развития (МАБР), за период 20072010 гг. увеличился на 39 % со 101 до 140 млрд. долл. США.

По нашим оценкам, совокупный размер проектной деятельности всех региональных и субрегиональных банков развития (на сегодняшний день к их числу относится 20 международных финансовых организаций) в 2011 г.

составил порядка 160 млрд. долл. США, при общей стоимости проектов, с учетом всех источников финансирования, на уровне 0,5 трлн. долл. США.

Таким образом, в 2011 г. из 16,5 трлн. долл. США совокупного объема инвестиций в мире около 3 % пришлось на проекты, реализуемые с участием РБР и СРБР. Это достаточная величина для оказания банками существенного «направляющего влияния» на глобальный инвестиционный и воспроизводственный процесс, а также осуществления контрциклического регулирования мировой хозяйственной системы.

Именно в контексте регулирования мировой экономики региональные и субрегиональные банки развития в последние годы приобрели дополнительную значимость, став одним из ключевых механизмов реализации мер, направленных на смягчение негативных последствий глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. Для этого странами-членами ведущих РБР и СРБР в кризисный период были приняты решения о значительном увеличении уставных капиталов этих банков в целях формирования у них адекватной столь масштабным и сложным задачам ресурсной базы (АзБР и АфБР - на 200 %, МАБР - на 70 %, ЕБРР - на 50 %).

В настоящее время региональные и субрегиональные банки развития являются крупнейшим по размеру накопленных ресурсов кластером международных финансовых институтов, их совокупные чистые активы на конец 2011 г. составляли порядка 1,2 трлн. долл. США. Для сравнения, активы Международного банка реконструкции и развития - единственного глобального многостороннего банка развития (далее - МБР) - по состоянию на 30 июня 2011 г. составили только 314 млрд. долл. США1.

Несмотря на то, что формирование уставных капиталов РБР и СРБР осуществляется преимущественно за счет взносов государств-акционеров, до настоящего времени не был выработан единый подход к оценке эффективности инвестиционной деятельности этих банков. Сложность в данном вопросе, прежде всего, заключается в том, что дать такую оценку посредством анализа традиционного набора банковских показателей (приращение активов, рост чистой прибыли, показатели рентабельности капитала и т.д.) не представляется возможным ввиду уникальности возлагаемых на банки развития функций и некоммерческой основы их деятельности.

Одновременно на этом фоне, в отсутствие релевантных моделей оценки, эффективность работы международных финансовых организаций, в т.ч.

РБР и СРБР, уже исторически является объектом масштабной критики со стороны как экспертных, так и политических кругов.

Таким образом, в настоящее время приобрел особенную актуальность вопрос выработки единого подхода к оценке эффективности инвестиционной деятельности РБР и СРБР, учитывающего специфику работы последних и предусматривающего оценку выполнения ими функций по устойчивому социально-экономическому развитию государств-бенефициаров.

Решение указанной проблемы имеет большое значение и для России, которая является крупнейшей страной операций и/или мажоритарным акционером ряда региональных и субрегиональных банков развития - ЕБРР, Евразийского банка развития (ЕАБР), Черноморского банка торговли и развития (ЧБТР). При этом сотрудничество с этими институтами имеет стратегическое значение для развития экономики нашей страны. В частности, ЕБРР является крупнейшим институциональным инвестором в Российской Федерации, по состоянию на начало 2012 г. им профинансировано 714 проектов с долей собственного участия на сумму 21,4 млрд. евро (общая стоимость этих проектов с учетом всех источников финансирования составляет около 60,3 млрд. евро)2.

Степень разработанности проблемы. В последние годы большое внимание зарубежных экономистов было уделено проблеме эффективности международных финансовых организаций (Н. Бердсталл, Д. Филипс, Л. Ройас-Суарес, Э. Трумэн, Х.А. Окампо, П. Жаке). При этом наиболее острой критике данная эффективность подверглась в трудах экономистов, Международный банк реконструкции и развития // Международный банк реконструкции и развития: [сайт]. URL: http://siteresources.worldbank.org/EXTANNREP2011/ Resour ces/80706161315496634380/8136490-1315496813876/IBRDFinancialStatementsandInternal ControlReports.pdf (дата обращения: 05.07.2012).

Европейский банк реконструкции и развития // Европейский банк реконструкции и развития: [сайт]. URL: http://www.ebrd.com/downloads/research/factsheets/russia.pdf (дата обращения: 05.07.2012).

работавших в системе многосторонних банков развития или консультировавших правительства развивающихся государств в вопросах сотрудничества с ними (Дж. Стиглиц, Дж. Перкинс). Существенное внимание зарубежных и отечественных исследователей было уделено РБР и СРБР в контексте создания региональных общественных благ (А. Моди, И. Гранберг, Т. Сандлер, Р. Феррони, К. Воллрад) и развития интеграционных процессов (В. Зуев, А. Абалкина, А. Либман, М. Головнин, Р. Агарвала). Вопросы институциональных особенностей и преимуществ РБР и СРБР хорошо отражены в работах Дж. Гриффит-Джонс, Р. Калперера, Д. Хертовой. Исследования Ф. Сагасти, П. Волкера, Ф. Прада и Х.А. Гуррии посвящены будущей роли МБР в системе международных финансовых организаций.

Моделям оценки проектных операций МБР уделено внимание в методологических трудах Дж. Кусека, Р. Риста, М. Беккера и К. Радаелли.

Однако существующая на сегодняшний день литература лишь частично охватывает предмет нашего исследования. В частности, до настоящего времени не предпринимались попытки по выработке композитных (интегральных) показателей эффективности инвестиционной деятельности многосторонних институтов развития, а также моделей оценки, позволяющих сравнивать эффективность работы различных международных организаций. Не принималось в расчет совокупное воздействие проектов МБР на социально-экономическое развитие государств-реципиентов, не производилось соотнесение этого воздействия с затратами стран-акционеров на формирование уставных капиталов банков.

Цель диссертационного исследования заключается в разработке системы критериев для оценки эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития.

Задачи исследования. Поставленная цель диссертации предопределяет необходимость последовательного решения следующих задач:

1. Определить место и роль региональных и субрегиональных банков в мировой экономике в целом и в экономике России в частности.

2. Выявить существующие проблемы, связанные с оценкой эффективности работы РБР и СРБР, и предложить пути их устранения.

3. Определить ключевые особенности институционального устройства и объективно обусловленные направления инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития.

4. Выявить создаваемые банками в рамках инвестиционной деятельности системно значимые эффекты социально-экономического развития и предложить индикаторы для их измерения.

5. Разработать композитный показатель эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития.

6. Апробировать систему критериев для оценки эффективности инвестиционной деятельности на примере Черноморского банка торговли и развития, эмпирически подтвердить достоверность сделанных выводов.

Объектом исследования выступают региональные и субрегиональные банки развития, предметом исследования - инвестиционная деятельность этих банков.

Методологическая и теоретическая основа исследования. В ходе работы применялись методы логического, сравнительного экономического, статистического и эконометрического видов анализа, методы обобщения, системного синтеза, группирования и классификации, динамический анализ бизнес-моделей.

Теоретическую базу исследования составили труды зарубежных исследователей в сфере международных финансово-экономических отношений Р. Калперера, И. Гранберг, Р. Феррони, Т. Сандлера, Ф. Сагасти, А. Моди, Е. Милнера, Ф. Прада, К. Воллрада, С. Краснера, Х. Ли, Д. Арка, Р. Риста, Дж. Кусека, Д. Филипса, Э. Трумэна, П. Жаке, Л. Ройас-Суарес, Х.А. Окампо, Н. Кумара, К. Радаелли, А. Гросса, Т. Йепеса, Н. Бердсталл, Дж. Стиглица, М. Беккера, Дж. Перкинса, В. Каррингтона, Д. Хертовой, Е. Карраско, О. Моррисея, Р. Агарвала, Х.А. Гуррии, Дж. Гриффит-Джонс, М. Морисона, П. Волкера, а также российских ученых и исследователей В. Зуева, А. Либмана, А. Абалкиной, М. Головнина, Л. Красавиной.

Информационно-статистической базой исследования послужили нормативно-правовые документы, регулирующие сотрудничество России с многосторонними банками развития, официальные периодические и справочные издания и специальные информационно-аналитические материалы Минфина России, МИДа России, Банка России, а также материалы и документы «Группы-20», ЕБРР, АзБР, МАБР, других международных финансовых организаций.

Научная новизна исследования. Основные научные результаты диссертации, отражающие ее научную новизну, состоят в следующем:

1. На основе ретроспективного анализа показателей операционной деятельности всех существующих региональных и субрегиональных банков развития выявлена роль этих банков как наиболее значимого в настоящее время источника финансирования инвестиционных проектов в развивающихся странах, по сравнению с иными действующими в этих странах международными финансовыми организациями.

2. Обоснована возможность применения единых критериев для оценки эффективности инвестиционной деятельности всех институтов, относящихся к региональным и субрегиональным банкам развития.

3. На основе классификации общих направлений операционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития определены системно значимые социально-экономические эффекты, создаваемые в рамках реализации проектных инициатив этих банков для их государствбенефициаров. В число выделенных эффектов вошли: эффект социального развития, эффект экономического развития, бюджетный эффект, эффект развития региональной интеграции и кооперации, эффект инновационного развития, эффект инфраструктурного развития, эффект развития финансовой системы, эффект сохранения окружающей среды. Установлена связь между степенью проявления этих эффектов и результативностью операций региональных и субрегиональных банков развития.

4. Для оценки каждого из рассматриваемых эффектов развития предложен алгоритм применения индикаторов, отражающих наиболее значимые качественные и/или количественные параметры реализуемых региональными и/или субрегиональными банками развития проектов и служащих инструментарием измерения конечных результатов этих проектов.

5. Предложен и обоснован композитный показатель эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития, позволяющий проводить оценку степени выполнения банками функций по стимулированию социально-экономического развития их государств-реципиентов, а также выйти на прикладную функцию сопоставления эффективности работы различных институтов. Возможность применения системы композитного показателя эмпирически подтверждена результатами ее апробирования на Черноморском банке торговли и развития.

Практическая значимость исследования. Практическая значимость исследования определяется возможностью использования предложенной системы критериев при осуществлении оценки эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития.

Разработанные в рамках диссертации подходы позволяют акционерам и менеджменту банков на любом этапе осуществлять комплексный, прозрачный и экономичный мониторинг работы РБР и СРБР и на основе его результатов принимать в отношении банков оптимальные управленческие решения. Универсальность предложенных критериев позволяет с их применением производить сопоставление эффективности работы региональных и субрегиональных банков развития, действующих в разных частях развивающегося мира.

Для Российской Федерации наличие разработанной системы имеет особенное значение при работе с теми институтами, где Россия является основным (одним из основных) акционеров, располагает в них стратегическим влиянием, принимает активное участие в реализации финансируемых проектов, что позволяет повысить эффективность использования РБР и СРБР в интересах России.

Полученные в диссертации результаты могут быть использованы также в процессе преподавания основного учебного курса «Мировая экономика» и специальных курсов в высших учебных заведениях.

Апробация и публикации. Основные положения, выводы и практические рекомендации, полученные в ходе исследования, апробированы на Черноморском банке торговли и развития. Результатами апробирования стали: 1) повышение качества инвестиционного портфеля ЧБТР с точки зрения полноты выполнения им задачи по стимулированию социальноэкономического развития государств-акционеров; 2) улучшение внутрибанковских систем мониторинга и оценки результатов инвестиционной деятельности; 3) сокращение операционных и иных рисков.

Результаты работы используются Минфином России, МИДом России, Минэкономразвития России и Банком России при оценке инвестиционной деятельности ряда МБР с российским участием в акционерном капитале - ЕБРР, ЕАБР и Межгосударственного банка, а также при принятии управленческих решений в отношении ЧБТР.

По теме диссертации опубликовано шесть статей, в том числе три статьи в изданиях ВАК (одна из них в соавторстве), общим объемом 4,2 п.л., авторский вклад – 3,9 п.л.

Структура исследования. Структура диссертационной работы, определенная целью, задачами и логикой исследования, состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, списка акронимов и сокращений, приложения:

Введение Глава 1. Место и роль региональных и субрегиональных банков развития в мировой экономике 1.1. Объективно обусловленные предпосылки создания региональных и субрегиональных банков развития 1.2. Региональные и субрегиональные банки развития в системе международных финансовых организаций 1.3. Взаимоотношения региональных и субрегиональных банков развития с Российской Федерацией Глава 2. Проблемы оценки эффективности и особенности функционирования региональных и субрегиональных банков развития 2.1. Существующие проблемы оценки эффективности инвестиционной деятельности и пути их решения 2.2. Особенности институционального устройства 2.3. Объективно обусловленные направления инвестиционной деятельности Глава 3. Новые подходы к оценке эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития 3.1. Эффекты социально-экономического развития и системы индикаторов для их измерения 3.2. Композитный показатель эффективности инвестиционной деятельности 3.3. Оценка эффективности инвестиционной деятельности Черноморского банка торговли и развития Заключение Библиография Список акронимов и сокращений Приложение II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, раскрывается научная новизна и практическая значимость результатов. В данном разделе уделено внимание информационной и методологической базе, на которой строится исследование.

Первая глава посвящена рассмотрению отдельных аспектов работы региональных (субрегиональных) банков развития с точки зрения экономической теории, определению места и роли этих банков в мировой экономике в целом и в российской экономике в частности.

На основе ретроспективного анализа показателей операционной деятельности всех действующих РБР и СРБР в период 2007-2010 гг. определено, что в системе международных финансовых организаций эти институты формируют крупнейший по объему агрегированных ресурсов кластер многосторонних организаций с совокупными активами на уровне 1,2 трлн.

долл. США. Выявлена роль региональных и субрегиональных банков развития как наиболее значимого в настоящее время источника финансирования инвестиционных проектов в развивающихся странах, по сравнению с другими действующими в этих странах международными финансовыми организациями.

Показано, что на протяжении исследованного автором временного периода крупнейшие РБР и СРБР, несмотря на негативные для их работы последствия глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., продолжали наращивать масштабы операционной деятельности. Общий объем годовых операций системообразующих РБР и СРБР - ЕБРР, АзБР, МАБР, АфБР и ЕИБ - в период 2007-2010 гг. значительно увеличился - со 101 до 140 млрд. долл. США.

Автором обобщены подходы ведущих мировых исследователей к вопросу о дальнейших перспективах работы РБР и СРБР. Установлено, что в настоящее время превалируют две основные концепции. Согласно первой из них (Х.А. Гуррия, П. Волкер), роль региональных и субрегиональных банков развития в будущем будет заключаться в сглаживании колебаний на международных рынках капитала, усиливающихся в периоды финансовой нестабильности, - функция контрциклического регулирования мировой хозяйственной системы. В соответствии со второй концепцией (Ф. Прада, Ф. Сагасти, Ст. Гриффит-Джонс) в качестве главной перспективной функции РБР и СРБР определяется дополнение этими банками работы глобальных и национальных институтов развития.

Автор исследования, в свою очередь, предлагает и обосновывает альтернативный подход, в соответствии с которым региональные и субрегиональные банки развития в будущем будут выполнять расширенный перечень функций, включающий, в том числе, и упомянутые выше.

Так, на основе анализа структурных изменений, происходящих в мировой экономике, а также с учетом набора факторов, ограничивающих экономический рост развивающихся стран, составлен прогноз, что в меняющейся глобальной финансовой архитектуре наиболее заметно повысится роль РБР и СРБР в решении в этих странах следующих задач:

- поддержка реального сектора экономики - посредством финансирования проектов в обрабатывающих отраслях с высокой долей добавленной стоимости, прежде всего в странах БРИКС;

- создание и модернизация объектов инфраструктуры - через развитие государственно-частных партнерств, через осуществление функции ведущих кредиторов, принимающих на себя основные риски и привлекающих в проекты внешнее финансирование;

- сохранение окружающей среды и развитие «зеленой экономики» - путем финансирования программ в области энергоэффективности и использования альтернативных источников энергии;

- становление национальных финансовых рынков - за счет внедрения на местных рынках капитала новых финансовых инструментов (облигации в национальных валютах, GDP-linked bonds и др.);

- контрциклическое регулирования хозяйственных систем развивающихся государств в периоды финансово-экономической нестабильности - посредством реализации проектов, направленных на создание большого числа рабочих мест (строительство, сельское хозяйство), путем поддержки стабильного функционирования национальных банковских систем за счет предоставления ликвидности местным финансовым институтам.

Сделан прогноз, что повышение значимости РБР и СРБР как инструмента содействия международному развитию, в том числе с учетом продемонстрированных ими возможностей контрциклического регулирования мировой экономики во время кризиса 2008-2009 гг., а также осуществляемого в настоящее время процесса по докапитализации ключевых институтов (ЕБРР, АзБР, МАБР, АфБР), произойдет уже в среднесрочной перспективе - на временном горизонте в 3-4 года.

Автором выделяются следующие этапы сотрудничества России с региональными и субрегиональными банками развития:

Первый этап (1993-2003 гг.) - Россия является активным суверенным заемщиком у РБР и СРБР;

Второй этап (2003-2006 гг.) - переход к преимущественному использованию механизмов сотрудничества, не приводящих к увеличению государственного долга; РБР и СРБР сфокусировали работу в России на долговом и долевом финансировании частных компаний;

Третий этап (2006 г. - н.в.) - Российская Федерация приступила к проведению политики финансовой экспансии по линии многосторонних институтов развития - создаются ЕАБР и Антикризисный фонд ЕврАзЭС.

Автором определено, что по состоянию на начало 2011 г. объем проектных инвестиций региональных и субрегиональных банков развития в российскую экономику превысил 25 млрд. долл. США, дополнительно было мобилизовано софинансирование на сумму около 50 млрд. долл. США.

Значимость этих инвестиций определяется тем обстоятельством, что они осуществлялись на льготных (нерыночных) финансовых условиях. Без этого фактического субсидирования процентной ставки со стороны банков ряд проектов не был бы реализован. На основе проведенного автором исследования отраслевой структуры операционных портфелей ЕБРР, ЕАБР, ЧБТР, СИБ и ЕИБ установлено, что основной объем инвестиций РБР и СРБР в России приходится на наиболее приоритетные для ее экономики направления: производственная и социальная инфраструктура, обрабатывающая промышленность, финансовый сектор. Сделан вывод, что проектная деятельность РБР и СРБР соответствует долгосрочным приоритетам социально-экономического развития Российской Федерации.

В связи с возрастающей ролью региональных и субрегиональных банков развития в мировой хозяйственной системе в целом и в экономике Российской Федерации в частности автор пришел к выводу о наличии потребности в кратчайшее время внедрить в РБР и СРБР универсальную систему критериев для оценки эффективности их инвестиционной деятельности.

Вторая глава посвящена систематизированию используемых на текущем этапе алгоритмов оценки работы региональных и субрегиональных банков развития, выделению недостатков и ограничений этих алгоритмов, формулированию авторских решений по устранению выявленных недостатков, исследованию институциональных особенностей РБР и СРБР, определению объективно обусловленных целей и задач инвестиционной деятельности этих банков.

Обобщена критика зарубежных исследователей, посвященная недостаткам работы международных финансовых организаций, а также существующим подходам к мониторингу и оценке этой работы. Путем анализа применяемых моделей оценки определено, что в настоящее время эффективность операционной деятельности многосторонних банков развития, в том числе РБР и СРБР, оценивается по трем основным направлениям. Первое заключается в анализе соответствия фактически полученных экстенсивных показателей работы банков за отчетный период заложенным на этапе планирования проектировкам. Вторая группа оценочных индикаторов отражает эффективность организации инвестиционного процесса и внутрикорпоративных процедур в банке. Третий из используемых на сегодняшний день подходов к оценке деятельности многосторонних банков развития заключается в анализе реализации ими конкретных инвестиционных инициатив на основе сопоставления плановых и итоговых значений проектных показателей, после чего проектам присваиваются соответствующие рейтинги эффективности. Как следствие, оценка эффективности работы банков становится производной, рассчитанной от рейтингов успешности реализации отдельных проектов, без учета их масштаба, стратегической приоритетности, взаимосвязи, затрат по капитализации банков.

Установлено, что данные подходы заложены в основу как всех внутренних систем оценки РБР и СРБР, так и обеих существующих трансинституциональных оценочных систем - COMPAS и MOPAN.

Выделены следующие недостатки COMPAS и MOPAN:

- эти системы не дают возможности оценить конечные результаты воздействия, оказываемого банками на социально-экономическое развитие их государств-бенефициаров, не учитывают масштабы и взаимосвязи различных проектных инициатив;

- COMPAS и MOPAN не предусматривают расчета композитного показателя эффективности инвестиционной деятельности, с помощью которого может производиться сопоставление результатов работы различных РБР и СРБР;

- в рамках рассмотренных систем проводится лишь выборочная оценка элементов работы региональных и субрегиональных банков (для COMPAS - выборочная проверка операций, для MOPAN - выборочная оценка работы банков по странам операций);

- используемые в расчетах COMPAS рейтинги успешности инвестпроектов определяются банками на основе различных внутренних методик оценки, что делает указанные рейтинги несопоставимыми между собой;

- COMPAS и MOPAN не учитывают эффективность использования региональными и субрегиональными банками развития взносов акционеров по формированию их уставных капиталов.

Сделан вывод, что для устранения выявленных недостатков и ограничений COMPAS и MOPAN разрабатываемая в рамках исследования система критериев оценки эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития, прежде всего, должна давать возможность сопоставления результатов работы различных институтов.

Для достижения этой цели при оценке банков нами предлагается использовать универсальные для всех РБР и СРБР индикаторы эволюционного воздействия, отражающие полноту выполнения ими функций по социально-экономическому развитию государств-реципиентов и сводящиеся в единый композитный (интегральный) показатель. Расчетное значение данного показателя предлагается принять за основной критерий эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития. При этом для оценки результативности использования РБР и СРБР бюджетных ресурсов государств-акционеров по формированию их уставных капиталов в композитный показатель предложено интегрировать критерий качества использования банками собственного капитала. Помимо этого, для обеспечения высокой точности оценки, что не достигается в настоящее время COMPAS и MOPAN, автор предлагает применять разрабатываемую систему ко всем инвестиционным инициативам региональных и субрегиональных банков развития.

На основе анализа функционирования и организационного устройства системообразующих РБР и СРБР (АзБР, АфБР, МАБР, ЕБРР, ЕИБ, БРСЕ, ИБР и СИБ) выделены и обобщены их институциональные особенности.

К наиболее значимым из выявленных особенностей относятся:

1. Статус первоклассных заемщиков - рассмотренные РБР и СРБР, имея долгосрочные рейтинги эмитента долговых обязательств на уровне «ААА» от всех международных рейтинговых агентств (Standard and Poor's, Fitch Ratings, Moody's Investors Service), способны фондировать свою операционную деятельность на рынках капитала на максимально благоприятных условиях.

2. Устойчивое финансовое положение: а) РБР и СРБР обладают высококачественными инвестиционными портфелями (размер сформированных провизий по рисковым активам в среднем составляет менее 1 % от суммы выданных кредитов); б) для рассмотренных банков характерна высоколиквидная структура балансов - их ликвидные казначейские активы в среднем составляют порядка 50 % всей валюты баланса; в) объявленный капитал большинства РБР и СРБР включает гарантированную часть (callable capital), которая оплачивается акционерами по первому требованию высших органов управления банков и является своеобразной «подушкой безопасности» РБР и СРБР (может составлять до 96 % всего капитала - МАБР); г) как правило, региональные и субрегиональные банки развития имеют низкое значение показателя финансового левериджа - в ряде случаев (ЕБРР, АфБР и МАБР) на уровне 203-276 %, что добавляет устойчивости финансовому положению этих банков.

3. Преференциальный статус работы в странах операций - на их территории РБР и СРБР освобождаются от уплаты любых видов налогов, таможенных сборов и прочих платежей, от регулирования со стороны центральных (национальных) банков, иных финансовых регуляторов, от норм регистрационного права, от судебного преследования.

На базе исследования социально-экономических потребностей государств-бенефициаров региональных и субрегиональных банков развития автором выделены и обобщены объективно обусловленные цели деятельности РБР и СРБР. К этим общим целям были отнесены: 1) содействие социально-экономическому развитию; 2) продвижение процессов региональной интеграции и кооперации; 3) решение проблем экологической направленности на территории государств-участников.

На основе проведенного анализа инвестиционной деятельности всех существующих РБР и СРБР определено, что первая из указанных целей достигается банками посредством: 1) развития реального сектора экономики; 2) создания и модернизации общественной и производственной инфраструктуры; 3) развития человеческого потенциала; 4) развития микро-, малого и среднего бизнеса; 5) содействия инновационному развитию; 6) содействия внедрению энергоэффективных технологий; 7) развития национального финансового сектора; 8) мобилизации инвестиционного капитала; 9) развития институциональной среды рыночной экономики.

Вторая из названных целей достигается банками путем: 1) содействия интенсификации региональной торговли; 2) стимулирования взаимных инвестиций; 3) укрепления региональных производственных цепочек; 4) выравнивания асимметричности экономического развития стран региона.

Экологические проблемы решаются РБР и СРБР через: 1) модернизацию неэкологичных производств; 2) продвижение использования возобновляемых источников энергии; 3) финансирование проектов по устранению техногенных загрязнений окружающей среды и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций; 4) содействие сохранению и защите дикой природы, биоразнообразия; 5) финансирование проектов по смягчению последствий изменения климата; 6) поддержку мер по снижению объемов выбросов парниковых газов в атмосферу.

Установлено, что цели работы, а также инструментарий их достижения (конкретные операционные задачи) в целом едины для всех двадцати функционирующих в настоящее время РБР и СРБР. На основании этого сделан вывод о возможности использования общих критериев для оценки эффективности инвестиционной деятельности всех региональных и субрегиональных банков развития.

Третья глава посвящена определению системно значимых социально-экономических эффектов, создаваемых в рамках реализации проектных инициатив региональных и субрегиональных банков развития для их государств-бенефициаров, формированию систем индикаторов для измерения этих эффектов, разработке композитного показателя эффективности инвестиционной деятельности РБР и СРБР.

На основе группирования общих операционных задач региональных и субрегиональных банков развития по сопряженным с их решением эффектам социально-экономического развития выделяются следующие эффекты инвестиционной деятельности РБР и СРБР:

Эффект социального развития - связан с воздействием реализуемых РБР и СРБР проектов на качество и условия жизни и труда человека, на решение проблемы бедности в государствах-реципиентах;

Эффект экономического развития - связан с развитием предприятий реального сектора экономики, микро-, малого и среднего бизнеса, со становлением институтов рыночной экономики;

Бюджетный эффект - изменение входящих и исходящих потоков централизованных фондов денежных средств вследствие инвестиционной деятельности РБР и РБР (является производным от эффекта экономического развития);

Эффект развития региональной интеграции и кооперации - выражается в изменении объемов и структуры торговых и инвестиционных потоков между государствами-участниками РБР и СРБР;

Эффект инновационного развития - связан с внедрением коммерциализированных новшеств, обладающих повышенной эффективностью (взаимосвязан с эффектами социального и экономического развития, бюджетным эффектом и эффектом сохранения окружающей среды);

Эффект инфраструктурного развития - связан с созданием и модернизацией объектов социальной и производственной инфраструктуры (усиливает собой эффекты социального и экономического развития);

Эффект развития финансовой системы - связан с развитием в рамках инвестиционных проектов РБР и СРБР различных сегментов финансового сектора государств-реципиентов;

Эффект сохранения окружающей среды - защита дикой природы, сохранение биоразнообразия, смягчение негативных последствий климатических изменений и т.д.

На основе анализа механизмов влияния выделенных эффектов развития на социально-экономическое положение государств-бенефициаров для каждого из них предложен алгоритм применения индикаторов, отражающих наиболее значимые качественные и/или количественные параметры реализуемых РБР и/или СРБР проектов и служащих инструментом для измерения конечных результатов этих проектов. Предложено 38 индикаторов эволюционного воздействия.

В их состав включены как уже используемые в ряде внутрибанковских и трансинституциональных (COMPAS и MOPAN) оценочных систем показатели, так и измененные или оригинальные, ранее не применявшиеся, индикаторы:

для эффекта социального развития: индикаторы изменения доходов населения, уровня занятости, квалификации рабочей силы и условий труда, а также индикатор-признак вынужденного переселения людей;

для эффекта экономического развития: показатели экономической полезности, доли инвестиций в основной капитал, приоритетности проекта для банка, создания условий для развития конкурентной среды в экономике, содействия развитию предприятий малого и среднего бизнеса;

для бюджетного эффекта: показатели приведенного бюджетного дохода и бюджетной эффективности проекта;

для эффекта развития региональной интеграции и кооперации: показатели предельных эффектов взаимной торговли и инвестиций;

для эффекта инновационного развития: индикатор наличия признака инновационности, индикаторы-признаки использования маркетинговых, продуктовых, технологических и организационных инноваций, показатели целевого финансирования инновационных разработок, инновационной емкости проекта, экономической полезности инноваций;

для эффекта инфраструктурного развития: индикаторы-признаки присутствия проекта в плане регионального развития, согласования проекта на международном, национальном и региональных уровнях (демонстрируют соответствие проекта действиям властей и его приоритетность);

для эффекта развития финансовой системы: показатели предельной мобилизации стороннего капитала, мобилизации финансового сектора, внедрения международных стандартов отчетности и управления, мобилизации страховых и лизинговых компаний, индикаторы-признаки контроля над проектом и организации проектного финансирования;

для эффекта сохранения окружающей среды: индикаторы-признаки воздействия инвестиционного проекта на охраняемые природные территории, наличия заключений экологической экспертизы, использования экологически опасных материалов, использования вторичного сырья, восстановления окружающей среды.

Для всех перечисленных индикаторов предложены методики и расчетные формулы (где применимо) для определения их значений.

Предложена пятибалльная система оценки степени воздействия создаваемых в ходе инвестиционных проектов РБР и/или СРБР эффектов развития на социально-экономическое положение проектных регионов (диапазон: от -1 до 3 баллов):

значительное позитивное воздействие (3 балла) - проект приводит к долгосрочным социально-экономическим выгодам для региона;

умеренное позитивное воздействие (2 балла) - воздействие является ощутимым, но не влечет значительных долгосрочных выгод;

незначительное позитивное воздействие (1 балл) - выявлено иное позитивное воздействие на регион;

нейтральное воздействие (0 баллов) - воздействие не выявлено (темпы развития региона приближены к текущим);

отрицательное воздействие (-1 балл) - воздействие, приводящее к социально-экономическим потерям для региона.

Для каждого из 38 выделенных индикаторов предложен инструментарий по переводу его значений в пятибалльную систему путем: а) оценки отдельных параметров проекта; б) сводной оценки набора свойств проекта;

в) сопоставления проектных показателей с аналогичными показателями в регионе реализации проекта; г) сопоставления проектных показателей с предложенными автором бенчмарками (нормирование); д) оценки на основе опроса экспертных мнений.

С использованием выделенных индикаторов предложен и обоснован композитный показатель эффективности инвестиционной деятельности РБР и СРБР, позволяющий проводить оценку степени выполнения банками функции стимулирования социально-экономического развития государствреципиентов, и значение которого в разрабатываемой системе предложено принять за основной критерий эффективности работы РБР и СРБР.

Расчет показателя производится по следующему алгоритму:

1. Сначала осуществляется оценка отдельных индикаторов в рамках проектов регионального или субрегионального банка развития.

2. Полученные значения индикаторов эволюционного воздействия переводятся в пятибалльную систему.

3. На основе полученных балльных оценок индикаторов измеряются показатели эффектов социально-экономического развития.

4. Далее с учетом значений оцененных эффектов развития определяется общая эффективность конкретных инвестиционных проектов.

5. Следующим шагом является оценка эффективности активного проектного портфеля исследуемого института.

6. На последнем этапе определяется композитная оценка эффективности инвестиционной деятельности РБР или СРБР.

Предложена система необходимых расчетных формул:

PoIi i IoEIj, (1) k где: IoEIj - значение j-го индикатора эволюционного воздействия (Indicator of Evolution Impact); PoIi - балльная оценка i-го свойства j-го индикатора (Property of Indicator); k - коэффициент перехода от суммы баллов к балльной шкале от -1 до 3.

IoEIj j SEDE, (2) k где: SEDE - значение показателя эффекта социально-экономического развития (Socioeconomic Development Effect); IoEIj - балльная оценка j-го индикатора; k - коэффициент перехода от арифметической суммы баллов к шкале от -1 до 3.

SEDEi i CIoPEj, (3) где: CIoPEj - композитный показатель эффективности j-го инвестиционного проекта (Composite Index of Project Effectiveness); SEDEi - балльная оценка i-го эффекта развития j-го инвестиционного проекта.

CIoPPE CIoPEj *Wj, (4) j где: CIoPPE - композитный показатель эффективности проектного портфеля (Composite Index of Project Portfolio Effectiveness); CIoPEj - композитный показатель эффективности j-го проекта; Wj - вес j-го проекта в портфеле.

PP CIoPPE* EC CIoIAE R, (5) PP где: CIoIAE - композитный показатель эффективности инвестиционной деятельности (Composite Index of Investment Activity Effectiveness); CIoPPE - композитный показатель эффективности проектного портфеля; PP - размер проектного портфеля (Project Portfolio); EC - размер собственных средств (Equity Capital); R - размер сформированных резервов под возможные потери по ссудам.

Предложенная система оценки эффективности апробирована на Черноморском банке торговли и развития. На основе предоставленной ЧБТР проектной информации по его пяти инвестиционным операциям (все - в разных странах-членах и в различных отраслях экономики) и в соответствии с разработанной системой по формулам (1) и (2) рассчитаны значения индикаторов эволюционного воздействия и показателей эффектов социально-экономического развития для этих проектов. По формуле (3) определена общая эффективность каждого из рассматриваемых инвестиционных проектов.

Проекты ЧБТР были проранжированы по степени их эффективности:

ОАО «ТольяттиАзот» (химическая промышленность, Российская Федерация) - общая эффективность проекта оценена на уровне 2,1 балла; «KCM S.A. Environmental and Technical Improvements Project» (металлургическая промышленность, Республика Болгария) - 1,9 балла; «Alfa Nafta Petroleum» (энергетическая отрасль, Украина) - 1,9 балла; «Istanbul Metro / Light Rail Transport Project» (транспортная инфраструктура, Республика Турция) - 1,балла; «Banca Comerciala Carpatica» (финансовый сектор, Республика Румыния) - 1,4 балла.

Сделав допущение, что эффективность рассмотренных проектов соответствует средней эффективности остальных активных операций ЧБТР по соответствующим им отраслевым секторам инвестиционного портфеля, а также с учетом структуры этого портфеля по состоянию на 31 декабря 2010 г. (финансовый сектор - 42 %, транспортная и муниципальная инфраструктура - 18 %, энергетика - 17 %, общая промышленность - 14 %, телекоммуникации - 8 %, прочее - 1 %) по формуле (4) произведен расчет показателя эффективности инвестиционного портфеля ЧБТР на начало 2011 г.3, его значение составило 1,62.

Эффективность проектов в области общей промышленности рассчитана как среднеарифметическое между показателями эффективности по проектам «ТольяттиАзот» и «KCM S.A. Environmental and Technical Improvements Project» и составляет 2,0 балла.

Для телекоммуникационного и прочих секторов (в общей сложности 9 % портфеля) сделано допущение, что средняя эффективность проектов в этих секторах соответствует средней оценке по всем рассмотренным в работе проектам, т.е. составляет 1,8 балла.

С учетом этого показателя, а также имевшихся на 31 декабря 2010 г.

значений размера текущего инвестиционного портфеля ЧБТР (673 млн. евро), размера собственного капитала (506 млн. евро) и размера сформированных провизий на покрытие потерь по рисковым активам (43 млн. евро) по формуле (5) рассчитано значение композитного показателя эффективности инвестиционной деятельности Черноморского банка торговли и развития на конец 2010 г., которое составило 2,03.

На основе полученных данных сделаны выводы об эффективности работы ЧБТР. Как следует из расчетов, рассмотренные проекты наиболее эффективны в области социального и экономического развития, а также в части воздействия на окружающую среду: диапазон средних оценок по проектам - от 2,4 до 2,6 баллов (см. Диаграмму 1).

Диаграмма Расчетные значения показателей эффектов социально-экономического развития по проектам Черноморского банка торговли и развития баллы 3,2,1,0,Проект 1 Проект 2 Проект 3 Проект 4 Проект Проект 1 – «Alfa Nafta Petroleum», Проект 2 - ОАО «ТольяттиАзот», Проект 3 – «KCM S.A. Environmental and Technical Improvements Project», Проект 4 – «Banca Comerciala Carpatica», Проект 5 – «Istanbul Metro / Light Rail Transport Project».

В отношении создания бюджетного эффекта, эффекта инновационного развития и эффекта развития финансовой системы (диапазон оценок - от 1,4 до 1,6 баллов) автор пришел к выводу о недостаточной эффективности работы банка по этим направлениям и наличии значительного резерва для дальнейшего роста. Наименее успешные результаты были установлены в области развития региональной интеграции и кооперации (средняя оценка - 0,6 балла) и инфраструктурного развития (средняя оценка - 1,2 балла).

социального экономического бюджетного Показатель эффекта развития инновационного инфраструктурного эффекта развития окружающей среды Показатель развития эффекта эффекта Показатель региональной Показатель интеграции и финансовой развития кооперации Показатель Показатель развития эффекта эффекта Показатель сохранения Показатель системы развития эффекта эффекта Проведенный на базе разработанной системы оценочных критериев анализ эффективности деятельности Черноморского банка торговли и развития позволил автору сформировать комплекс мер по ее повышению.

Указанный комплекс мер предусматривает следующие действия:

1. Увеличение общего объема операций в структуре инвестиционного портфеля, производящих трансграничные эффекты для нескольких государств-участников ЧБТР, а также проектных операций, предусматривающих компоненты инфраструктурного развития (значения показателей эффекта развития интеграции и кооперации и эффекта инфраструктурного развития по состоянию на конец 2010 г. были оценены как наименьшие - 0,6 и 1,2 балла, соответственно).

2. Сокращение объема операций в финансовом секторе (42 % проектного портфеля по состоянию на начало 2011 г.), обладающих, как показали расчеты, наименьшей общей эффективностью среди всех направлений инвестиционной деятельности Черноморского банка торговли и развития (1,4 балла).

3. Проведение мер, направленных на повышение качества дебиторской задолженности по проектному портфелю (реструктуризация или продажа проблемных активов, открытие вспомогательных кредитных линий), и расформирование в связи с этим ранее созданных резервов на возможные потери по ссудам, составлявших на конец 2010 г. 43 млн. евро или 6,4 % всего кредитного портфеля (среднее значение этого показателя у ведущих РБР и СРБР находится на уровне 1 %).

4. Увеличение размера проектного портфеля банка за счет привлечения дополнительных ресурсов на международных и национальных рынках долгового капитала - создание «финансового рычага» на собственный капитал банка (значение финансового левериджа ЧБТР на конец 2010 г.

составило 78 %, что существенно ниже аналогичного показателя у других институтов по группе региональных и субрегиональных банков развития - от 203 до 1 076 %).

Предложенная система мер в течение 2011 г. использовалась на практике менеджментом Черноморского банка торговли и развития. Это позволило повысить качество проектного портфеля ЧБТР с точки зрения полноты выполнения банком задач по стимулированию устойчивого социальноэкономического развития государств-акционеров, согласно предложенной в исследовании системе оценочных критериев. В частности, в портфеле операций банка была увеличена доля проектов в области инфраструктурного развития: проект развития туристической инфраструктуры в Болгарии (7,5 млн. евро, дата подписания соглашения - 13 октября 2011 г.), проект строительства 75 газонакопительных станций в Украине (30 млн. долл.

США, дата подписания - 5 сентября 2011 г.), проект развития муниципальной инфраструктуры в Батуми (16 млн. евро, дата подписания - 18 августа 2011 г.). Увеличена доля операций, предусматривающих трансграничные эффекты для нескольких государств-участников ЧБТР, - проект развития металлургического комбината «Kurum International Ltd» в Албании (100 %ая дочерняя структура турецкой группы компаний «Kurum») (20 млн. евро, дата подписания - 19 июня 2011 г.), российский проект «Europlan CJSC» по поддержке экспорта промышленного оборудования, в том числе для предприятий на территории других участников ЧБТР (20 млн. долл. США, дата подписания - 12 июля 2011 г.). Использование в банке концепции композитного показателя эффективности привело к улучшению внутрибанковских систем мониторинга и оценки проектной деятельности, к сокращению операционных и иных банковских рисков. Ее применение не потребовало дополнительных операционных расходов со стороны Черноморского банка торговли и развития.

Эмпирическая апробация результатов и выводов диссертационного исследования на Черноморском банке торговли и развития подтвердила их справедливость и достоверность.

В заключении подведены итоги исследования и даны окончательные выводы обобщающего характера, важнейшими из которых являются следующие:

На основе ретроспективного анализа показателей операционной деятельности всех существующих региональных и субрегиональных банков развития выявлена роль этих банков как наиболее значимого в настоящее время источника финансирования инвестиционных проектов в развивающихся странах, по сравнению с иными действующими в этих странах международными финансовыми организациями.

На основе анализа структурных изменений, происходящих в мировой экономике, а также с учетом набора факторов, ограничивающих экономический рост развивающихся государств, эффективности предпринятых РБР и СРБР мер контрциклического регулирования в период кризиса 2008-20гг. и осуществляемого процесса докапитализации основных региональных и субрегиональных банков развития сделан прогноз, что на временном горизонте в 3-4 года (2015-2016 гг.) наиболее заметно повысится роль этих банков в решении в развивающихся странах следующих задач: а) развитие реального сектора экономики; б) создание и модернизация объектов общественной и производственной инфраструктуры; в) сохранение окружающей среды, развитие «зеленой экономики» и энергоэффективности; г) развитие локальных рынков капитала; д) осуществление мер контрциклического регулирования экономики в периоды кризисов.

Выделены этапы сотрудничества Российской Федерации и региональных и субрегиональных банков развития: а) 1993-2003 гг. - этап, на котором Россия являлась активным суверенным заемщиком у РБР и СРБР; б) 2003-2006 гг. - переход к преимущественному использованию механизмов сотрудничества, не приводящих к увеличению объема государственного долга; РБР и СРБР в этот период сфокусировали работу в России на долговом и долевом финансировании частных компаний; в) с 2006 г. - этап, когда Россия приступила к проведению политики финансовой экспансии по линии многосторонних институтов развития, при ее активном участии создаются Евразийский банк развития и Антикризисный фонда Евразийского экономического сообщества.

На основе анализа функционирования и организационного устройства системообразующих региональных и субрегиональных банков выделены и обобщены институциональные особенности этих банков, основными из которых являются: а) наличие статуса первоклассных эмитентов долговых обязательств; б) устойчивое финансовое положение; б) преференциальные условия деятельности на территории государств-участников. На примере работы РБР и СРБР в период глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. эмпирически доказано, что выявленные особенности, в частности, дают банкам значительные возможности для проведения мер контрциклического регулирования мировой хозяйственной системы.

На основе проведенного исследования социально-экономических потребностей государств-бенефициаров региональных и субрегиональных банков развития выделены и обобщены объективно обусловленные цели деятельности РБР и СРБР. К этим общим целям были отнесены: а) содействие социально-экономическому развитию; б) продвижение процессов региональной интеграции и кооперации; в) решение проблем экологической направленности.

Определено, что цели работы, а также инструментарий их достижения (конкретные операционные задачи) в целом идентичны для всех РБР и СРБР. Был составлен вывод о возможности использования единых критериев для оценки эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития.

На основе классификации направлений операционной деятельности региональных и субрегиональных банков определены системно значимые социально-экономические эффекты, создаваемые в рамках проектных инициатив этих банков для их государств-бенефициаров. В число выявленных эффектов вошли: эффект социального развития, эффект экономического развития, бюджетный эффект, эффект развития региональной интеграции и кооперации, эффект инновационного развития, эффект инфраструктурного развития, эффект развития финансовой системы, эффект сохранения окружающей среды. Установлена связь между степенью проявления этих эффектов и результативностью операций региональных и субрегиональных банков развития.

Для оценки каждого из рассматриваемых эффектов предложен алгоритм применения индикаторов, отражающих наиболее значимые качественные и/или количественные параметры реализуемых региональными и/или субрегиональными банками инвестиционных проектов и служащих инструментарием измерения конечных результатов этих проектов.

Предложен и обоснован композитный показатель эффективности инвестиционной деятельности региональных и субрегиональных банков развития, позволяющий проводить оценку степени выполнения РБР и СРБР функций по стимулированию социально-экономического развития государств-реципиентов, а также выйти на прикладную функцию сопоставления эффективности работы различных институтов. Возможность применения предложенного композитного показателя эмпирически подтверждена полученными результатами его апробирования на Черноморском банке торговли и развития, где достигнуто повышение качества текущего проектного портфеля, улучшение системы мониторинга и внутренней оценки проектной деятельности, снижение операционных рисков.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

1. Кучерявый П. Теоретические предпосылки создания региональных и субрегиональных банков развития: региональные общественные блага // Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). - 2010. - № 9. - С.93-98. (0,п.л.).

2. Кучерявый П. Социально-экономические эффекты инвестиционной деятельности // Лизинг. Технологии бизнеса. - 2011. - № 8. - С.23-30. (0,8 п.л.).

3. Кучерявый П., Андронова И. Азиатский банк развития: инвестиции в развитие // Вестник международных организаций. - 2011. - № 4. - С.61-67. (0,6 п.л., личный вклад автора 0,3 п.л.).

Другие статьи, опубликованные автором:

4. Кучерявый П. Роль Африканского банка развития в финансировании стран Африки // Африка в поисках стратегии взаимодействия. Сборник статей. Ежегодник. - М. : РУДН. - 2010. - С.275-287.

(0,6 п.л.).

5. Кучерявый П. Международные банки развития как надгосударственные инструменты смягчения последствий глобального финансово-экономического кризиса // Современная экономическая теория и реформирование экономики России. Материалы научнопрактической конференции (М.27.11.2009 г). - М.: ЗАО «Издательство «Экономика». - 2010. - С.187-193. (0,6 п.л.).

6. Кучерявый П. Региональные и субрегиональные банки развития :

эффекты и индикаторы эволюционного воздействия // Евразийская экономическая интеграция. - 2011. - № 4. - С.45-63. (1,3 п.л.).







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.