WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Гневашева Вера Анатольевна

Развитие молодежного сегмента  рынка труда

на основе формирования профессиональных компетенций

через систему высшего профессионального образования

Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством

(экономика труда)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Научно-образовательном центре проблем социального развития ОАО «Всероссийский центр уровня жизни».

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор Меньшикова Ольга Ивановна

первый заместитель генерального директора ОАО «Всероссийский центр уровня жизни»

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Кашепов Алексей Владимирович

профессор кафедры экономики Факультета финансов, экономики и управления

НОУ «Российский новый университет» 

доктор экономических наук, профессор

Разумов Александр Александрович

заместитель генерального директора

ФГБУ «Научно-исследовательский институт труда и социального страхования»

доктор экономических наук, профессор

Топилин Анатолий Васильевич

заведующий сектором демографии, миграционной политики и регулирования рынка труда Центра развития человеческого капитала и политики занятости

ФБНУ «Институт макроэкономических исследований»

Ведущая организация:

ФГБУ ВПО  «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова»

Защита состоится «03» октября 2012 г. в «13.00» часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 224.001.01 при ОАО «Всероссийский центр уровня жизни» по адресу: 105043, Москва, ул. 4-я Парковая, д. 29, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ОАО «ВЦУЖ», ауд.408.

Автореферат разослан «___» _________ 2012 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат экономически наук, доцент  Н.В. Акумова

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Современное развитие экономики труда сопряжено с изменениями общества в целом, с постепенным переходом общества к информационному типу. Сущность информационной революции сводится к необходимости трансформации образовательных технологий, являющихся прямой производительной силой способности индивида генерировать и обрабатывать новое знание. Современные социально-экономические изменения общества рассматриваются как переход от «материальной» к «интеллектуальной» экономике, «экономике, базирующейся на знаниях» (knowledge-based economy). «Knowledge-based economy» определяет в качестве ключевых факторов развития материального и нематериального производства научные знания и специализированные навыки их носителей, выявляет проблемы качества рабочей силы, подготовки, формирования профессиональных компетенций, переподготовки и повышения квалификации кадров; формирования конкурентоспособности работников; профессиональной ориентации населения; мобильности кадров; социального положения трудящихся и их социальной защиты. Приоритетными направлениями инвестиций в экономике, основанной на знаниях, экономике постиндустриального, информационного общества, преимущественно, выступают:  информационные системы, технологии профессионального образования. Новая оценка обществом высшего профессионального образования, возможностей получения и использования данного блага в условиях формирования рабочей силы, позволяет во многом предопределить с одной стороны государственную стратегию развития системы высшего профессионального образования, призванную способствовать достижению необходимого уровня профессиональных компетенций трудовых ресурсов, с другой – стратегию государственного регулирования рынка труда: в том числе, через механизмы снижения структурной диспропорции на рынке труда; повышения качества рабочей силы; достижения равновесия на рынке труда путем формирования профессиональных компетенций кадров, отвечающих потребностям работодателей.

В начале периода трансформаций рынка труда России меняется отношение населения к высшему профессиональному образованию, а именно: теряется его социально-экономическая значимость в силу высокой ставки дисконтирования населения, то есть ожиданий быстрого дохода с меньшими затратами. Период реформирования рынка труда также характеризуется высокой долей структурной безработицы, то есть несоответствием уровня профессиональных компетенций работников занимаемым должностям, потребностям рынка. По мере развития рынка труда появляется интерес населения к профессиональному образованию и стремление сформировать профессиональные компетенции согласно существующим представлениям о востребованности специальностей с целью получения будущих доходов, как платы за приобретенный уровень компетенций и его реализацию по месту занятости. В силу несовпадения во времени процессов формирования спроса на программы профессиональной подготовки со стороны потенциальных работников и спроса на подготовленных специалистов со стороны потенциальных работодателей проблема структурной безработицы ставится еще острее, возникает перепроизводство специалистов, невостребованных на рынке труда, растет безработица и в первую очередь безработица среди молодежи с высшем профессиональным образованием. Все это определяет необходимость системного изучения мотивации молодежи в процессе формирования ею профессиональных компетенций, особенностей профессиональной ориентации молодых людей в современных социально-экономических условиях, ожиданий молодежи от полученных профессиональных компетенций с целью выявления сложившихся тенденций социально-экономического поведения молодежи в процессе профессионального становления, выявления существующих диспропорций, их социально-экономической оценки. На основании подобного системного изучения вышеперечисленных процессов возможна разработка  перекрестных, комплексных программ государственного и рыночного регулирования сфер труда и занятости, и в частности молодежного сегмента рынка труда с одной стороны, и сферы профессионального образования как системы, обладающей социально-экономическим потенциалом для формирования рабочей силы и развития общества в целом — с другой, что позволит минимизировать структурные диспропорции на рынке труда, а также оптимизировать расходы на профессиональное образование, в том числе затрачиваемые из федерального бюджета, повысить уровень профессиональной подготовки кадров, обеспечить рост трудового потенциала нации.

Степень разработанности проблемы. Большой вклад в изучение вопросов общественного прогресса и значимости категории «знания» в нем внесли следующие ученые: Д. Белл, Дж. Гэлбрейт, В. Ростоу, А. Хайек и др. В области изучения институциональных и социокультурных факторов социально-экономического развития общества следует отметить работы А. Аузана, А. Ахиезера, П. Бергера, А.Г. Грязновой, Г. Дилигенского, В.Л. Иноземцева, Т. Лукмана, Д. Норта, А. Панарина, Р. Патнэма, К. Поланьи, В. Тамбовцева, В. Г. Федотовой и др. Структурные изменения в совокупной рабочей силе, интерес к факторам экономического роста и экономической динамике явились причинами возникновения и развития теории человеческого потенциала. Истоки ее просматриваются в работах Л. Вальраса, Ф. Листа, Д. С. Милля, В. Петти, Н. Сениора, Г. Сиджвика, А. Смита, Ж. Б. Сэя, И. Г. фон Тюнена, И. Фишера и др. Вопросы формирования рабочей силы и ее качества, а также вопросы профессиональной ориентации персонала, оценки человеческого и трудового потенциала работника рассматривались в трудах Г. Беккера, Й. Бен-Порэта, М. Блауга, С. Боулза, А.И. Добрынина, Б. Корнейчук, Р. Лейарда, А. Льюиса, Дж. Минсера, Дж. Псахаропулоса, Н.М. Римашевской, А. Сена, Ф. Уэлча, Э. Хансена, Т. Шульца, Б.Г. Юдина и др.

Вопросы, связанные с профессиональным становлением молодежи в различных аспектах изучены в следующих теоретических и практических направлениях: теория развития личности на основе единства компонентов общего, профессионального и социально-культурного образования (Ю.К. Бабанский, В.И. Гинецинский, Б.Ф. Ломов и др.); теория развития профессионального образования (П.Ф. Анисимов, В.П. Беспалько, Е.Я. Бутко, Е.А. Гнатышина, К.Г. Кязимов, П.Н. Новиков, и др.); деятельностный подход к процессу обучения (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн и др.); компетентностный подход (В.И. Байденко, Э.Ф. Зеер, И.А. Зимняя, А.К. Маркова, А.В. Хуторской и др.); технологический подход (П.Р. Атутов, В.П. Беспалько, В.В. Гузеев, М.В. Кларин, В.М. Монахов, Г.К. Селевко, М.А. Чошанов и др.); концептуальные идеи взаимообусловленности деятельности и профессиональной компетентности личности (В.А. Афанасьев, Д.М. Гвишиани, В.М. Глушков, В.А.Трапезников и др.); технологии и методики моделирования образовательного процесса (А.Я. Найн, П.И. Пидкасистый, В.А. Сластенин, Н.Н. Тулькибаева, Н.Е. Эрганова и др.).

К изучению возможностей моделирования и прогнозирования спроса на труд, а также проблем труда и занятости обращались такие западные ученые, как:  Е. Р. Берндт,  Р. Дж. Болл,  Е.Б.А. Кур, Д. Хамермеш,  Т. Хазлдайн,  Дж.М. Хендерсон,  Д. Сапсфорд, З. Цанатос, Р.Е. Квандт и др. Из российских ученых большой вклад в развитие подходов к изучению рынка труда и процессов формирования рабочей силы внесли: А.Н. Ананьев, В.Н. Бобков, М.Х. Гарсия-Исер, Ю.Н. Герций, Е.Ш. Гонтмахер, Г.П. Дегтярев, Р.И. Капелюшников,  А.В. Кашепов, Р.П. Колосова,  А.Г. Коровкин, Т.В. Кузьминова, В.А. Литвинов, И.С. Маслова, И.Д. Мацкуляк, О.И. Меньшикова, В.Г. Павлюченко, А.Л. Пиддэ, А.А. Разумов, Т.О. Разумова, С.Н. Смирнов, Н.А. Смирнова, А.В. Топилин, Л.С. Чижова, С.И. Шкурко и др. Вопросы доступности образования, трудовой мобильности населения, взаимосвязи социального капитала и социальной мобильности, образования как ресурса вертикальной мобильности, определения тенденций и перспектив развития системы высшего профессионального образования, социально-экономического положения домохозяйств как фактора формирования образовательных стратегий, перспектив формирования образовательных стратегий и т.д. описаны в работах: Е. М. Авраамовой, О. А. Александровой, Е. В. Кулагиной, Л.А. Миграновой, А.А. Овсянникова, Н.М. Римашевской, А.Ю. Шевякова и др. К проблемам развития образования и становления учреждений высшего профессионального образования в России обращались: З. А. Абасов, Б.С. Гершунский, С.П. Мясоедов, А. П. Огурцов, Н. П. Пищулин, Т. В. Сохраняева, Ю.В. Яковец и др.

Проблемы занятости молодежи как отдельной социально-экономической, возрастной и образовательной группы рассматриваются в работах Е.Б. Бреевой, М.Х. Гарсия-Исер, И.К. Золотовой, Р.П. Колосовой, Н.В. Поляковой, Л.С. Чижовой и др. Проблемы изучения ориентаций молодежи на высшее образование, ценности образования и профессии в сознании молодежи, ее образовательных планов выявляются и описываются С.С.Балабановым, Н.В. Кузьминой, Ф.Р.Филипповым и др. Исследования интересов, потребностей и мотивов личности в сфере образования в связи с переходом к трудовой и профессиональной деятельности, вопросы профессионального самоопределения молодежи анализируются в работах И.С. Кона, Э.Ф. Зеера, Г.Е. Зборовского, Д.Л. Константиновского, А.В. Юпитова, В.А. Якунина. Вопросы трудового поведения студентов и выпускников вузов, влияния трудовой мотивации и ориентации на процесс их адаптации на рынке труда изучаются в работах и исследованиях: В.И. Герчикова, М.Н. Вражновой, В.В. Карезина, Т.Л. Клячко, А.Б. Максименко, Т.Г. Мясоедовой, И.А. Пашинян, В.В. Радаева, А.Ю. Смоленцевой, К.А. Тамирова, А.Ш. Ходжаева, Е.В. Щепкиной и др.

Вместе с тем, представленные теоретические и эмпирические исследования ученых не в полной мере отражают проблемы современного молодежного сегмента рынка труда, динамику мотиваций молодежи в процессе профессионального становления, современные социально-экономические особенности спроса молодежи на профессиональное образование, меняющиеся социально-трудовые отношения молодежи, тенденции изменения молодежного сегмента рынка труда на основе формирования профессиональных компетенций через систему высшего профессионального образования в современной России.

Цель исследования – теоретико-методологическое обоснование развития молодежного сегмента рынка труда на основе формирования профессиональных компетенций через систему высшего профессионального образования в современных социально-экономических условиях.

Для достижения поставленной цели в работе решены следующие задачи:

  1. систематизированы особенности формирования и развития рынка труда России, в том числе и молодежного сегмента; определен характер взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг в условиях «экономики, основанной на знаниях»;
  2. дана характеристика процесса формирования профессиональных компетенций рабочей силы через систему высшего профессионального образования в современных социально-экономических условиях России; уточнено понятие «профессиональные компетенции»;
  3. разработана методологическая интерпретация социально-экономической оценки высшего профессионального образования как экономического блага в современной экономике труда РФ; обоснована доступность образовательных услуг высшего профессионального образования как экономического блага в процессе формирования профессиональных компетенций молодежи;
  4. определено общественное восприятие учреждения высшего профессионального образования как агента социализации в системе трудовой социализации молодежи и профессионального образования как ценности в процессе формирования молодыми людьми профессиональных компетенций;
  5. представлена функциональная зависимость спроса на образовательные услуги высшего профессионального образования для современных социально-экономических условий в РФ и выявлены ее экономические характеристики;
  6. раскрыты поведенческие установки молодежи в отношении программ высшего профессионального образования в процессе формирования профессиональных компетенций и обоснована типология моделей инвестиционного поведения молодежи России в отношении высшего профессионального образования;
  7. разработаны направления развития молодежного сегмента рынка труда; предложены схемы взаимодействия рынка образовательных услуг и рынка труда в современных социально-экономических условиях России; определен комплекс мероприятий макро- и микроэкономического регулирования развития молодежного сегмента рынка труда в процессе формирования профессиональных компетенций в современных социально-экономических условиях.

Область диссертационного исследования соответствует пункту 5.7 паспорта специальности 08.00.05 - экономика и управление народным хозяйством (экономика труда) «Проблемы качества рабочей силы, подготовки, формирования профессиональных компетенций, переподготовки и повышения квалификации кадров; формирование конкурентоспособности работников; профессиональная ориентация населения».

Объект исследования – молодежь на рынке труда.

Предмет исследования –  социально-трудовые отношения, возникающие в процессе формирования профессиональных компетенций молодежи через систему высшего профессионального образования.

Теоретико-методологические основы исследования.

При написании диссертационной работы использованы труды зарубежных и отечественных ученых, позволяющие раскрыть социально-экономическую значимость высшего профессионально образования в процессе формирования рабочей силы, как в историческом ракурсе, так и в условиях современных тенденций экономической трансформации  рынка труда и общества в целом. 

В исследовании использованы методы научной абстракции, анализа и синтеза, комплексный подход к исследованию рассматриваемой проблемы, статистические группировки, структурный анализ, метод экспертных оценок, а также методы моделирования и прогнозирования, а именно: регрессионный анализ, факторный и детерминационный анализ данных, в том числе таблицы правил, контент-анализ, качественный анализ эмпирических данных.

Информационные основы исследования включают законы и законодательные акты в сфере социально-трудовых отношений, рынка труда РФ, занятости и безработицы, высшего профессионального образования; статистические данные Федеральной службы государственной статистики, ЮНИСЕФ, РМЭЗ ГУ Высшей школы экономики; а также результаты авторских мониторинговых и экспедиционных эмпирических исследований, проведенных при финансовой поддержке Правительства г. Москвы, Департамента семейной и молодежной политики г. Москвы, Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области, государственных фондов поддержки научных исследований (РГНФ и РФФИ) за период 2001-2010 гг. среди которых можно отметить следующие:

  • мониторинговое эмпирическое исследование «Российский вуз глазами студентов» — проект Союза негосударственных вузов и Московского гуманитарного университета. Период проведения: 2001 г. – по настоящее время;
  • экспедиционное исследование «Образовательный потенциал учреждений высшего профессионального образования регионов как ресурс построения инновационной экономики». Проект № 08-02-05503е/И РГНФ. Тематический конкурс «Теоретические основы инновационной экономики». Период проведения: 2008 год;
  • мониторинговое исследование «Студент Московского гуманитарного университета» — внутренний проект Московского гуманитарного университета. Период проведения: 2004 – 2006 – 2008 гг.;
  • исследование «Особенности трудовой социализации подростков», проведенное кафедрой социологии Московского гуманитарного университета (МосГУ) совместно с Институтом фундаментальных и прикладных исследований МосГУ (Центром социологии молодежи) по заказу Московского центра труда и занятости молодежи «Перспектива». Период проведения: 2004 – 2008 гг.;
  • исследование «Бизнес-образование в негосударственных вузах» при поддержке Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области и Национального союза негосударственных вузов. Период проведения: 2008 год и др.

Основные результаты исследования, полученные лично автором, обладающие научной новизной и выносимые на защиту, заключаются в следующем:

1. Выявлены и систематизированы особенности развития молодежного сегмента рынка труда в РФ, а именно: раскрыта специфика молодежного сегмента рынка труда как особого сегмента совокупного рынка труда, определены субъекты и институты этого сегмента рынка труда, показаны основные проблемные поля, обусловливающие возникновение напряженности на данном сегменте рынка труда, в том числе структурные диспропорции, вызванные несоответствием в современных условиях спроса и предложения рабочей силы в качественном и количественном соотношении. На основе эмпирических исследований выявлена специфика теневого рынка труда молодежи, детерминированы и представлены особенности базовой профессиональной ориентации и трудовой мотивации современной российской молодежи; обусловлена роль профессионального образования как фактора социальной защищенности молодежи.

2. Предложено определение понятия «профессиональные компетенции», которое методологически характеризуется, как мера приобретенных индивидом способностей приносить доход, включающих в себя на базе имеющихся (врожденных) способностей, приобретенные в течение жизни знания, умения, навыки посредством профессионального образования, а также полученные в рамках трудовой деятельности (обучение на рабочем месте) в соответствии с достигнутым профессиональным уровнем. В определении сделан акцент на экономическую и инвестиционную составляющую результатов профессиональной подготовки молодежи с учетом качественной оценки процесса применения профессиональных компетенций, а именно занятости по профилю подготовки и количественной, а именно – удовлетворения инвестиционных ожиданий молодежи посредством трудового дохода в соответствии с полученным  профессиональным образованием.

3. Представлена социально-экономическая оценка образовательных услуг высшего профессионального образования как экономического блага, включенного в систему потребления населения, доказана доступность экономического блага «образовательные услуги высшего профессионального образования» в современных социально-экономических условиях в рамках принятого в исследовании ракурса рассмотрения данного вопроса. Выявлена функциональная зависимость факторов: доля обучающихся в системе ВПО на платной основе; среднедушевой денежный доход населения в регионах РФ, удельный вес численности населения с денежным доходом менее прожиточного минимума по регионам РФ, квинтильное распределение населения по доходным группам в регионах РФ.

       4. Обоснована социальная составляющая высшего профессионального образования, отражающая восприятие молодежью вуза как агента трудовой социализации, а высшего профессионального образования как ценности, имеющей глубинное общественное значение в ценностной иерархии современного общества. Представлены современные особенности общественного восприятия учреждений высшего профессионального образования в системе трудовой социализации молодежи и профессионального образования как ценности в процессе формирования ею профессиональных компетенций.

       5. На основе общей функции спроса на экономическое благо путем верификации факторов, выявлена функциональная зависимость спроса на образовательные услуги высшего профессионального образования для современных социально-экономических условий в РФ и даны ее экономические характеристики. В исследовании предложено два варианта множественной регрессии в соответствии с выбранными факторами.

6. Обобщены и систематизированы особенности инвестиционных ожиданий молодежи от процесса формирования профессиональных компетенций. На основе результатов авторского мониторинга детерминированы и методологически интерпретированы основные типы поведенческих установок молодежи РФ в отношении инвестиций в высшее профессиональное образование. Раскрыты качественные и количественные характеристики особенностей подгрупп. По итогам систематизации полученных данных о потребительских и инвестиционных ожиданиях современной российской молодежи от формирования профессиональных компетенций  предложена типология доминантных моделей поведения молодежи в отношении инвестиций в профессиональное образование.

7. Разработаны направления развития молодежного сегмента рынка труда; определена схема взаимодействия рынка образовательных услуг и рынка труда в современных социально-экономических условиях; представлен комплекс мероприятий макро- и микроэкономического регулирования развития молодежного сегмента рынка труда в процессе формирования профессиональных компетенций; обоснованы особенности внедрения предложенного комплекса мероприятий для развития молодежного сегмента рынка труда с учетом современных социально-трудовых отношений в Российской Федерации.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования представлены в виде аналитических отчетов заказчикам проектов, перечисленных в пункте «Информационная база исследования», для разработки федеральных, региональных программ по молодежной политике, политике занятости и профессиональной ориентации молодежи, а также докладывались на международных и российских конференциях и семинарах, в том числе:  международной конференции «Социальное развитие, социальные траектории и маргинальные тенденции» (Национальный открытый университет, г. Дели, Индия, 2008 г.); международной конференции «Гражданская позиция формирования общественного благосостояния, социальной политики и включенности индивида в жизнедеятельность общества»  (Международная ассоциация социологов, Институт Пиреус, Греция, 2009 г.); международной конференции «Образование и новые образовательные технологии» (г. Барселона, Испания, 2010 г.); международной конференции «Профессиональные ориентации населения и новые образовательные технологии» (г. Валенсия, Испания, 2011 г.); международной конференции «Высшее образование для XXI века» (МосГУ, г. Москва, 2005-2010 гг.). Исследования диссертанта получали поддержку: Федерального агентства по делам молодежи (участник I Всероссийского форума победителей «Прорыв», 2009 г.); российских (РГНФ, РФФИ) и зарубежных научных фондов, в том числе Международной академии наук (Лауреат бронзового знака им. И.П. Павлова, диплом и поощрительный грант-стипендия Международной академии наук за активную научную деятельность, 2006 г.);  Центрального европейского университета (Венгрия, г. Будапешт); Университета глобальной  экономики (Германия, г. Киль); а также Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области  (победитель конкурса «Лидер в образовании – 2007» в номинации «Лучший молодой ученый» (2007 г.)).

Результаты исследования также внедрены в Московском гуманитарном университете при проведении эмпирических и полевых исследований, обработки данных, а также подготовке аналитических отчетов, рекомендаций и экспертных заключений для разработки федеральных, региональных программ по молодежной политике, политике занятости и профессиональной ориентации молодежи как на федеральном, так и региональном и муниципальном уровнях, по проектам: «Оценка эффективности региональных программ по снижению напряженности на рынке труда по направлениям» по заказу ВЦИОМ от Министерства здравоохранения и социального развития РФ; «Особенности трудовой социализации молодежи в современных условиях», проведенного по заказу Департамента семейной и молодежной политики г. Москвы в рамках городской целевой программы «Молодежь Москвы»; «Бизнес-образование в негосударственных вузах» и мониторинг «Российский студент» при поддержке Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области и Национального союза негосударственных вузов.

За время подготовки диссертационного исследования (2006-2012 гг.) под руководством автора по теме диссертации выполнено 10 научно-исследовательских проектов по грантам отечественных (РГНФ и РФФИ), и зарубежных научных фондов. По темам грантов РГНФ имеются соответствующие идентификационные карточки о государственной регистрации тем и результатов исследований автора в ЦИТИС.

Выводы и предложения диссертационного исследования были использованы автором при подготовке учебных курсов «Управление трудовыми ресурсами», «Развитие человеческого потенциала», «Управление занятостью» и написании учебно-методических комплексов и учебных пособий по ним, в том числе с грифом УМО РФ.

По теме диссертационного исследования опубликовано 110 научных работ, общим объемом  288 п.л., из них автора 146,82 п.л., в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, опубликовано 25 работ, общим объемом  14,05 п.л., из них автора 12,15 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав (13 параграфов), заключения, списка литературы и приложений.

Текст диссертации содержит 356 с., 61 таблицу, 52 рисунка. Список литературы включает 563 наименования.

Содержание работы:

Глава 1. Рынок труда России: особенности формирования и развития

1.1. Анализ трансформации рынка труда в условиях реформирования экономики России: выявление структурных диспропорций

1.2. Особенности формирования молодежного сегмента рынка труда в России и его роль в процессе развития современного рынка труда

    1. Развитие рынка труда в условиях «экономики, основанной на знаниях»: предпосылки взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг

Глава 2. Особенности взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг: предпосылки формирования профессиональных компетенций рабочей силы через систему высшего профессионального образования в современных российских социально-экономических условиях

    1. Рынок образовательных услуг и высшее профессиональное образование как экономическое благо: особенности определения

2.2. Роль профессионального образования в процессе формирования рабочей силы в России

2.3. Трансформация понятия «профессиональные компетенции» в условиях современного рынка труда

Глава 3. Условия формирования профессиональных компетенций молодежи через систему высшего профессионального образования в современных условиях

3.1. Образовательный потенциал учреждений высшего профессионального образования как ресурс построения инновационной экономики

3.2. Доступность высшего профессионального образования в процессе формирования профессиональных компетенций молодежи в современных условиях

3.3. Система высшего профессионального образования как агент трудовой социализации молодежи в процессе формирования профессиональных компетенций

Глава 4. Ожидания молодежи РФ от процесса формирования профессиональных компетенций и особенности ее потребительского выбора программ профессиональной подготовки

4.1. Особенности формирования потребительских предпочтений современной российской молодежи в отношении программ профессиональной подготовки

4.2. Типология образцов инвестиционного поведения молодежи России в отношении высшего профессионального образования

Глава 5. Направления развития молодежного сегмента рынка труда в России

5.1. Интегрированные схемы взаимодействия рынка образовательных услуг и рынка труда через построение инновационных учреждений высшего профессионального образования

5.2. Мероприятия макро- и микроэкономического регулирования молодежного сегмента рынка труда в процессе формирования профессиональных компетенций

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

  1. Выявлены и систематизированы особенности развития молодежного сегмента рынка труда в РФ. Раскрыта специфика молодежного сегмента рынка труда как особого сегмента совокупного рынка труда. Даны характеристики теневого рынка труда молодежи. Детерминированы и представлены особенности базовой профессиональной ориентации и трудовой мотивации современной российской молодежи. Обусловлена роль профессионального образования как фактора социальной защищенности молодежи.

В соответствии со стратегией государственной молодёжной политики в РФ, утверждённой распоряжением правительства РФ от 18 декабря 2006 года N 1760-р, к категории молодёжи в России относятся граждане России от 14 до 30 лет. В этой связи, «необходимо отметить несовпадение возрастных группировок в статистике различных секторов. В частности, если в российской статистике труда и в статистике образования приняты группировки, совместимые с международными стандартами статистики труда (МОТ) и образовательной статистики (ЮНЕСКО, Евростат), то статистика здравоохранения и, особенно, статистика правонарушений используют собственные возрастные группировки, не в полной мере совпадающие с международными стандартами и не позволяющие проводить сопоставления не только с международными показателями, но и с национальными данными об образовании и рынке труда. Это приводит, в частности, к тому, что в некоторых исследованиях границы возрастной когорты, относящейся по международным стандартам к молодежи (15-24 года) расширены до верхней границы в 29 лет»1.

Таблица 1. Распределение численности безработных России по возрастным группам (в процентах к итогу)2

в том числе в возрасте, лет

до 20

20-24

25-29

30-34

35-39

40-44

45-49

50-54

55-59

60-72

1995

11,5

18,0

13,9

14,4

14,0

11,0

7,6

4,2

4,0

1,6

2000

8,6

17,0

13,3

11,3

14,2

13,4

10,1

5,9

3,1

2,9

2005

10,5

17,9

13,0

11,3

9,5

11,2

11,6

9,0

3,6

2,4

2006

9,5

21,6

13,9

9,3

10,0

10,0

12,2

8,4

3,8

1,3

2007

9,0

20,5

11,7

12,3

9,0

11,5

11,8

9,2

3,5

1,6

2008

9,2

20,2

12,2

11,8

9,9

9,2

10,5

9,6

5,1

2,4

2009

6,5

21,4

14,5

10,9

9,9

8,9

10,9

9,5

5,4

2,0

2010

6,2

21,3

15,0

11,5

9,3

8,6

10,8

9,9

5,4

2,0

Существенной проблемой сегодня, с точки зрения развития молодежного сегмента рынка труда, как части совокупного, первично определяемого возрастным критерием, является молодежная безработица (таблица 1). По данным Международной организации труда (МОТ) половина безработных в мире — люди в возрасте до 24 лет.

Современный молодежный рынок труда России, как часть мирового, характеризуется увеличивающимся разрывом между трудовыми притязаниями молодых и возможностями их удовлетворения. Поскольку молодежь, как правило, не имеет практического опыта трудовой деятельности (либо он недостаточен), ее высокие требования к оплате труда, а также несоответствие профессионального уровня подготовки требованиям работодателей делают проблематичным поиск подходящей работы. Оценивая результаты многих современных исследований, можно утверждать, что выработанный стереотип «модные специальности» по-прежнему привлекает основное внимание абитуриентов. В ответ на спрос абитуриентов (потребителей) формируется перечень образовательных программ, который предлагают вузы, провоцируя усиление действия паутинообразной модели трудоустройства на молодежном сегменте рынка труда, усугубляя структурные диспропорции занятости молодежи. Достаточно широко представлен в рамках молодежного сегмента трудовых отношений и теневой сектор, особый акцент здесь стоит поставить на формировании трудовых предпочтений молодых людей. По данным исследования3 была произведена оценка трудовых предпочтений молодежи в возрасте 14-18 лет, занятых в теневом секторе экономики, и выявлены основные проблемы их трудовой деятельности. В результате исследования было определено, что работа, к которой прибегают молодые люди для «зарабатывания» денег на определенные нужды не носит для них какой-то значимости в плане обогащения своего человеческого капитала и ориентации на перспективы трудовой деятельности. Главное для них — результат, выражающийся в  определенном доходе. С точки зрения простой модели инвестиций в человеческий капитал, респонденты, в большинстве своем, обладают высокой индивидуальной ставкой дисконтирования, они ценят «сегодня», как, может быть, наиболее значимый и реальный момент времени, перспективы будущего для них не играют столь важной роли. Возникновению проблем на молодежном рынке труда предшествует и период ранней трудовой социализации молодежи.

При условии формирования профессиональных компетенций через систему высшего профессионального образования (ВПО), социально-экономическая значимость приобретенных профессиональных компетенций может быть определена как форма социальной защищенности профессиональных групп, в том числе и в рамках молодежного сегмента рынка труда. Среди основных форм социальной защищенности, применительно к процессу формирования рабочей силы можно отметить – уровень профессиональных компетенций (уровень профессионального образования), доступность профессионального образования, то есть экономического блага, наличие которого статистически предполагает для индивида уровень дохода, социальный статус, стабильность трудовой деятельности. По итогам авторского исследования  высшее профессиональное образование сегодня, вне зависимости от уровня и качества оказываемых услуг, приобретает, преимущественно, черты атрибутивного блага посредствам производных (сопутствующих) благ (престиж вуза, наличие диплома, престиж диплома, приобретаемые в процессе обучения связи, гарантии вуза по трудоустройству и т.д.), позволяющих индивиду также чувствовать себя социально защищенным, претендовать по факту окончания учебного учреждения и получения диплома на более высокий социальный статус.

Молодежь, представляя социально уязвимую группу населения страны, нуждается в поддержке, в том числе и со стороны государства – как гаранта ее прав и свобод, как хозяйствующего субъекта, способного сформировать для нее правомочный, справедливый и такой необходимый рынок труда. Для построения эффективного рынка труда необходимо подойти к решению проблемы профессиональной ориентации и трудовой социализации молодежи комплексно, оценивая все стадии воспроизводства трудовых ресурсов, формируя интегрированные схемы взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг. Определив предложение труда, а также потенциал работодателей, можно, создавая интегрированные модели профессионального образования и занятости, сформировать востребованную, согласно квалификационным требованиям и профессиональным компетенциям, рабочую силу, что приведет к снижению и возможному устранению в будущем диспропорций рынка труда, сохранению трудового потенциала молодежи, а, соответственно, нации в целом.

2. Предложено определение понятия «профессиональные компетенции», которое методологически характеризуется как мера приобретенных индивидом способностей приносить доход, включающих в себя на базе имеющихся (врожденных) способностей, приобретенные в течение жизни знания, умения, навыки посредством профессионального образования, а также полученные в рамках трудовой деятельности (обучение на рабочем месте) в соответствии с достигнутым профессиональным уровнем. В формулировке сделан акцент на экономическую и инвестиционную составляющую результатов профессиональной подготовки молодежи с учетом качественной оценки процесса применения профессиональных компетенций, а именно занятости по профилю подготовки и количественной, а именно – удовлетворения инвестиционных ожиданий молодежи посредством трудового дохода в соответствии с полученным  профессиональным образованием.

Профессиональные компетенции – понятие достаточно актуальное для современного рынка труда, важное в определении направлений профессионального образования и оценки уровня подготовки специалистов, качества рабочей силы. В этом контексте западная экономическая наука, сформировав видение инвестиционных ожиданий от подготовки кадров, рациональности в потреблении, определения профессионального образования как экономического блага, преимущественно оперирует понятием человеческого капитала, вкладывая в него в большей степени  экономический смысл, предполагая рациональность потребления индивидом профессионального образования как экономического блага с сопряженными данному процессу инвестиционными ожиданиями  приращения собственного дохода. Термин же «профессиональные компетенции» не столь однозначен в определении методологической базы его изучения и имеет в своей интерпретации ряд трактовок и подходов к пониманию.

Обобщая все подходы к пониманию профессиональных компетенций, можно выделить два основных направления толкования понятия компетенции: способность человека действовать в соответствии со стандартами; и характеристики личности, позволяющие ей добиваться результатов в работе. Первый подход можно условно назвать «функциональным», поскольку он основан на описании задач и ожидаемых результатов, а второй — «личностным», так как в фокусе — качества человека, обеспечивающие успех в работе. 

Радикальным способом определения «профессиональных компетентностей» работника можно считать подход Д. Макклелланда, который предлагал выявлять лиц с устойчивым эффективным и неэффективным производственным поведением и находить статистически обоснованные различия в их поведении.

Американские специалисты в сфере психологии труда, как правило, являются сторонниками «личностного» подхода. Они традиционно ограничивают объем понятия профессиональной компетенции либо качествами личности, либо знаниями, умениями, способностями, и используют аббревиатуру KSAO: знания (knowledge); умения (skills); способности (abilities); иные характеристики (other).

Представители британской школы психологии труда, как правило, придерживаются «функционального» подхода, согласно которому профессиональные компетенции — способность действовать в соответствии со стандартами выполнения работы.

«В континентальной Европе, более популярны два других подхода (на примере Франции и Германии). Изучение и развитие компетентностного подхода во Франции началось в 80-ых, и стало особенно популярным с начала 90-ых. Появление и развитие компетенций прошло через несколько стадий: после первого появления идеи внутри организаций, появился инструментарий для практиков и консультантов в области управления персоналом, и затем формирование концептуального представления о компетенциях, и, наконец, появление критических подходов. Основной этап развития компетентностного подхода начался в 1984 г. и был связан с необходимостью разработки новых моделей компетенций. Органы государственной власти Франции стали поощрять разработку подходов на основе компетенций с 1993 г., когда национальное бюро по трудоустройству, ANPE (Agence nationale l’emploi), изменило свое видение в сторону систем на основе компетенций, чем стимулировало широкое обсуждение этого вопроса в академических кругах (Le Boterf, 1994; Minet  1994, и др.). Предприятия приняли систему индивидуальной оценки компетенций вместо того, чтобы положиться на квалификации (Durand, J. P., 2000), что способствовало большей гибкости, но иногда подвергало опасности систему гарантий занятости населения (Arnaud, Lauriol, 2002). Дальнейшим импульсом для развития компетентностного движения послужило введенное в 90-ых годах право граждан на независимую оценку компетенций (bilan de competences) для того, чтобы иметь возможность индивидуального развития в рамках профессии (Joras, 2002). Понятие компетенции с середины 90-ых становится все более и более популярным в системе управления персоналом (как в исследованиях, так и на практике) и ассоциируется с несколькими различными нормативными моделями и методами, появляются инструменты для развития и измерения компетенций (Dietrich, 2003; Klarsfeld, Roques, 2003; Paraponaris, 2003; Trepo, Ferrary, 1998). В некоторых отраслях тяжелой промышленности континентальной Европы введены системы оплаты труда на основе компетенций (Oiry, 2003; Klarsfeld и Saint-Onge, 2000). Следующим толчком для развития компетенций послужила поддержка Ассоциацией работодателей MEDEF (Mouvement des Entreprises de France) запуска проекта «Объективные компетенции» (MEDEF, 2002), призывающего использовать компетентностный подход в организациях (Dupray, 2003; Klarsfeld и Oiry, 2003)»4.

В российской науке и практике понятиями «компетентность» и «компетенция» стали оперировать лишь в конце 90-х гг. XX в. В частности, в концепции модернизации российского образования впервые на период до 2010 г. был предусмотрен переход на компетентностный подход в образовании, где  главным результатом образования определялись уровни компетентностей как предметных, так и широких ключевых. Основной подход в трактовке «профессиональных компетенций», который применялся в отечественной науке и практике – это функциональный. Так, в частности, активно использовался термин «Знания, умения, навыки» («ЗУНы») для обозначения интеллектуальных и поведенческих стандартов, которым должен соответствовать сотрудник.

В исследовании представлен подробный анализ известных в отечественной и западной науке подходов к определению термина «профессиональные компетенции».

Обобщив приведенные в исследовании трактовки понятия «профессиональные компетенции», автором предложено его уточнение, а именно: профессиональные компетенции в современных условиях, в частности, для современного рынка труда, определяются как мера приобретенных индивидом способностей приносить доход, включающих в себя на базе имеющихся (врожденных) способностей, приобретенные в течение жизни знания, умения, навыки посредством профессионального образования, а также полученные в рамках трудовой деятельности (обучение на рабочем месте) в соответствии с достигнутым профессиональным уровнем. В формулировке сделан акцент на экономическую и инвестиционную составляющую результатов профессиональной подготовки молодежи с учетом качественной оценки процесса применения профессиональных компетенций, а именно занятостью по профилю подготовки и количественной, а именно – удовлетворения инвестиционных ожиданий молодежи посредством трудового дохода в соответствии с полученным  профессиональным образованием.

Решение поступить в учреждение высшего профессионального образования предполагает осознанность индивидом того, что его будущие доходы зависят от уровня образования, и он делает свой выбор, таким образом, что расходы на образование являются инвестициями. Наряду с программами общей профессиональной подготовки сегодня широкое распространение в процессе формирования профессиональных компетенций получает «обучение на рабочем месте» (on-the-job training, OJT), определяемое в системе управления как функция управления персоналом, а именно: развитие персонала. Необходимость постоянного повышения квалификации приводит к тому, что мероприятия по адаптации персонала к требованиям производства продолжаются на всем протяжении функционирования организации. В немалой степени изменяется такое направление кадровой политики как продвижение. Горизонтальные перемещения становятся не менее важной характеристикой развития персонала, нежели вертикальные. Вертикальное и горизонтальное продвижение в условиях динамичного производства возможно только при условии повышения квалификации как постоянно действующего регулятора. Причем, исходя из затрачиваемого времени и периодичности, надо признать, что повышение квалификации становится приоритетным направлением кадровой политики, охватывающим всевозрастающую часть персонала. Вместе с тем в процессе формирования профессиональных компетенций ключевую роль играет базовый уровень, полученный индивидом в рамках учреждений профессионального образования и предопределяющий его дальнейшее профессиональное становление. В этой связи, целью профессионального обучения кадров должно стать создание системы непрерывного образования персонала на основе оптимального сочетания различных форм подготовки новых работников, их переподготовки и обучения вторым и т.д. профессиям, повышения их квалификации и уровня знаний с учетом динамичных изменений в технике, технологии, организации производства, в тесной увязке с их индивидуальным профессионально-квалификационным продвижением. Целостная система подготовки и переподготовки, обеспечивающая воспроизводство квалифицированного персонала в соответствии с потребностями рыночной экономики, должна быть рассчитана на то, чтобы воздействовать на каждого работника в течение всей его трудовой жизни и опираться на социально-экономическое развитие.

3. Представлена социально-экономическая оценка образовательных услуг высшего профессионального образования как экономического блага, включенного в систему потребления населения, доказана доступность экономического блага «образовательные услуги высшего профессионального образования» в современных социально-экономических условиях в рамках принятого в исследовании ракурса рассмотрения данного вопроса. Полученные теоретические выводы апробированы на данных официальной статистики путем выявления функциональной зависимости факторов: доля обучающихся в системе ВПО на платной основе; среднедушевой денежный доход населения в регионах РФ, удельный вес численности населения с денежным доходом менее прожиточного минимума по регионам РФ, квинтильное распределение населения по доходным группам в регионах РФ.

Образовательные услуги в системе, в том числе, высшего профессионального образования, характеризуются в зависимости от способа финансирования, как общественное благо, производство которого обеспечивается государством и частное благо, спрос на которое определяется в силу существующей покупательной способности населения. Сегодня предложение образовательных услуг высшего профессионального образования на 58,5 %5 сформировано государственными и муниципальными учреждениями высшего профессионального образования. В этой связи, условия равновесия на рынке образовательных услуг высшего профессионального образования, с учетом характера финансирования профессионального образования, практически на 50% определяется государством (более подробная информация представлена в исследовании). Будучи общественным благом, образовательные услуги высшего профессионального образования (ВПО) характеризуются с позиции неисключаемости из потребления и неконкурентоспособности. Критерий неконкурентности формируется в силу превышения предложения образовательных услуг на сегодняшний день над спросом, что формирует существенную конкуренцию среди производителей данного блага, но не потребителей. Критерий исключаемости из потребления для блага «образовательные услуги ВПО» определяется лишь уровнем подготовки (способностями) абитуриентов, т.е. формально — результатом Единого государственного экзамена, что, по сути, означает, что наличие аттестата об окончании среднего общеобразовательного учреждения позволяет выпускнику поступить в вуз.

Определяя образовательные услуги ВПО как частное благо, следует рассматривать механизм рыночного формирования спроса и предложения, процесс ценообразования, что в свою очередь обусловлено потребительским поведением и возможностями (уровнем благосостояния) потребителей. Уровень благосостояния семей абитуриентов можно рассмотреть, проанализировав статистические данные по населению РФ в отношении формируемого ими потребительского спроса на образовательные услуги ВПО.

Для анализа платежеспособности населения в ответ на существующее предложение программ высшего профессионального образования в РФ были рассмотрены субъекты РФ в рамках федеральных округов по критериям:

  • среднедушевой денежный доход населения,
  • потребительские расходы в среднем на душу населения,
  • среднемесячная номинальная начисленная заработная плата,
  • ценовой диапазон стоимости образовательных услуг очной формы обучения в вузах в региональных центрах субъектов РФ.

Статистической базой исследования являются следующие данные:

  1. статистические данные Федеральной службы государственной статистики6.
  2. результаты авторского мониторинга «Российский вуз глазами студентов» за период 2001-2009 гг.

Степень дифференциации среднедушевого денежного дохода позволяет характеризовать особенности потребительского поведения большей части населения страны как схожие, определяя образовательные услуги ВПО как одно из благ, входящих в потребление населения на примере Центрального федерального округа (ЦФО), обозначим степень корреляции потребительских расходов в среднем на душу населения в субъектах Центрального федерального округа с ценовыми максимальными и минимальными оценками рассматриваемого блага «образовательные услуги ВПО» в вузах субъектов ЦФО. Максимальная положительная корреляция наблюдается между потребительскими расходами в среднем на душу населения и максимальной ценой на образовательные услуги в вузах региональных центров субъектов ЦФО. Выявленные корреляционные связи показывают, что по мере роста стоимости блага «образовательные услуги ВПО» спрос на него растет быстрее, чем на благо «образовательные услуги ВПО» более дешевой категории, что обусловлено стремлением потребителей выбирать более престижные факультеты и специальности с учетом того, что в будущем можно будет рассчитывать на более интересную и высокооплачиваемую работу, что подтверждается и результатами авторского исследования.

По данным мониторинга «Российский вуз глазами студентов» цель поступления в вуз «получить в будущем интересную, высокооплачиваемую работу» ставили перед собой большинство опрошенных (таблица 2). Данная позиция остается доминирующей среди остальных возможных целей поступления в вуз на протяжении всего периода проведения мониторинга.

Подобным образом, как для ЦФО, в исследовании были рассмотрены особенности потребительского поведения населения в отношении блага «образовательные услуги ВПО» еще по шести федеральным округам.

Таблица 2. Выбор респондентами позиции «иметь в будущем интересную и высокооплачиваемую работу» при ответе на вопрос о цели поступления в вуз за период 2004-2009 гг. (в %)7

2004

2005

2006

2007

2008*

2009

«иметь в будущем интересную работу»

61,0**

44,6

72,3

60,0

84,3

42,5

«иметь в будущем высокооплачиваемую работу»

29,6

25,4

38,7

37,3

76,6

51,4

* В 2008 году каждая позиция оценивалась согласно критериям значимости, в таблице представлена наибольшая значимость в оценках

**отвечая на вопрос,  респонденты могли выбрать до 5 позиций из перечня, включая вариант «другое»

Корреляционные отношения потребительского поведения населения Северо-Западного федерального округа (СЗФО) характеризуются схожими значениями с полученными по ЦФО, то есть ростом потребительского спроса на образовательные услуги ВПО с ростом дохода (эластичностью спроса на образовательные услуги ВПО  по доходу). В целом по величине среднедушевого денежного дохода на душу населения в месяц СЗФО занимает в РФ четвертое место, в то время как по численности студентов в вузах округа – второе, после Центрального ФО.

Южный федеральный округ (ЮФО) характеризуется закрытостью информации по стоимости обучения в вузах. В то же время по количеству вузов в округе ЮФО занимает третье место в стране после ЦФО и ПФО, при этом стоит отметить, что в округе в равной степени представлена как система государственного образования, так и негосударственного (соотношение государственных и негосударственных вузов 77:73 соответственно). По количеству же студентов, обучающихся в вузах и по величине среднедушевого денежного дохода в месяц, ЮФО занимает последнее среди рассматриваемых федеральных округов РФ — седьмое место8.

Приволжский федеральный округ (ПФО) характеризуется высокой степенью корреляции между минимальной стоимостью образовательных услуг и уровнем потребительских расходов, а также высокой степенью корреляции между минимальной и максимальной стоимостью образовательных услуг в вузах.

По уровню среднедушевого денежного дохода Уральский федеральный округ (УФО) занимает второе место (после ЦФО) и третье место по численности студентов высших учебных заведений на 10000 человек  населения. В данном округе доминирует система государственного образования: из 73 вузов УФО 53 — государственные либо муниципальные учреждения. Корреляционные отношения показывают высокую прямую взаимосвязь между уровнем потребительских расходов и стоимостью образовательных услуг по критерию эластичности спроса на образовательные услуги по доходу.

Характер корреляционных отношений для Сибирского федерального округа (СФО) определяется относительно высоким уровнем дохода населения субъектов СФО по сравнению с доходами населения остальных субъектов РФ, а также практически равномерным распределением доходов между субъектами СФО. Потребление образовательных услуг населением СФО может быть охарактеризовано с позиции эффекта Веблена – престижность потребления, при этом кривая спроса на образовательные услуги характеризуется как менее эластичная  и имеет участки с положительным наклоном.

Дальневосточный федеральный округ (ДФО) занимает третье место по уровню среднего денежного дохода в месяц и пятое место по численности студентов высших учебных заведений на 10000 человек. В округе доминирует система государственного образования: доля учреждений высшего профессионального образования составляет 0,74. Уровень дохода населения во многом определяет спрос на образовательные услуги, а значит, оказывает влияние на формирование цены данного блага, тем не менее, диапазон цен на образовательные услуги не представляется широким.

Обобщая полученные результаты, можно отметить, что существующий диапазон цен на программы высшего профессионального образования вполне коррелирует с распределением доходов населения и их расходами на прочие товары и услуги. В то же время инвестиционные ожидания населения в большей степени выражены по отношению к программам высшего профессионального образования более высокой стоимости как критерию и большей отдачи от инвестиций в будущем, что отражает тенденция превалирования потребления программ высшего профессионального образования большей стоимости в отношении менее дорогих. Представленный корреляционный анализ подтверждает возможность рассмотрения блага «образовательные услуги ВПО» как экономического, включенного в систему потребления населения.

Рассмотрим доступность блага «образовательные услуги ВПО» путем сравнения доли обучающихся на платной основе со средним доходом по региону, а также с уровнем бедности в РФ за период 2000-2009 гг., что может позволить оценить положение «бедных» в России в отношении доступности потребления услуг ВПО. Теоретически можно предположить, что положение «бедных» в отношении доступности услуг ВПО должно быть хуже, чем других доходных групп.

Таблица 3. Расчетные данные для оценки доступности блага «образовательные услуги ВПО» в России за период 2000-2009 гг. по уровню среднего дохода и уровню бедности9

кол-во студентов (тыс. чел.) по данным ФСГС

кол-во студентов, обучающихся на платной основе (тыс. чел.) по данным ФСГС

доля обучающихся  в системе ВПО на платной основе

среднедушевой денежный доход населения в мес. (руб.) X1

уд. вес численности населения с денежным доходом менее прожиточного минимума (в % от общей численности) X2

2000

4270,8

1468,8

0,343917

2281,1

29

2005

5985,3

2982,6

0,498321

8111,9

17,7

2006

6133,1

3143,7

0,512579

10196

15,2

2007

6208,4

3276,8

0,527801

12602,7

13,3

2008

6214,8

3356,2

0,540033

14940,6

13,4

2009

6135,6

3371,7

0,549531

16856,9

13,2

На основе расчетных данных (таблица 3) была получена функциональная зависимость (1):

  Y = 0,68+(8,94Е–07)X1–0,0117X2                                               (1)

где Y – доля обучающихся  в системе ВПО на платной основе; X1– среднедушевой денежный доход населения в мес. (руб.); X2 – уд. вес численности населения с денежным доходом менее прожиточного минимума (в % от общей численности).

Оценка надежности регрессии определяется с помощью показателя – коэффициента множественной детерминации – R2  – статистики, значение которого для рассматриваемой зависимости соответствует значению:  R2=0,98, то есть 98% вариации объясняется факторами, включенными в уравнение регрессии, а 2% – прочими факторами. Полученная зависимость показывает, что при условии роста «бедности» населения, он (рост «бедности» населения) будет происходить гораздо более быстрыми темпами, нежели будет сокращаться доля студентов, обучающихся на платной основе. Иначе говоря, даже при условии сокращения доходов, население не стремится отказаться от получения высшего профессионального образования на платной основе, так же как и рост доходов населения не приводит к резкому росту спроса на программы ВПО, что может означать, что имеющийся уровень дохода населения и распределение цен на программы ВПО, а также объем предложения программ ВПО позволяют в полной мере обеспечить спрос населения на образовательные услуги высшего профессионального образования. Исследование показало, что при построении аналогичных зависимостей на основе детализации доходных групп населения, используя квинтильное распределение, полученные коэффициенты при факторах рассматриваемых доходных групп населения, отражают обратную зависимость, выраженную в большей или меньшей степени. Наибольшее влияние на изменение результативного показателя (доля обучающихся в системе ВПО на платной основе) оказывают первая и третья доходные группы в квинтильном распределении (рост доли населения на единицу в первой и третьей доходных группах соответственно приводит к снижению доли студентов, обучающихся на платной основе на 0,378 и 0,369 единицы соответственно). В четвертой из рассматриваемых групп доходы растут более быстрыми темпами, по сравнению с остальными доходными группами, практически в прямой корреляционной связи с темпами роста доли студентов, обучающихся на платной основе. Столь малые и обратные корреляции между долей обучающихся на платной основе за рассматриваемый период 2000-2009 гг. и доходными группами, изменением их уровня дохода, позволяют говорить о том, что потребительское поведение населения в отношении блага «образовательные услуги ВПО» в современных социально-экономических условиях в малой степени обусловлено именно уровнем дохода населения. Существующий сегодня диапазон цен на образовательные услуги ВПО и уровень дохода населения, согласно полученным в исследовании функциональным зависимостям и их экономической оценке, позволяет населению учиться, а имеющееся предложение услуг ВПО в полной мере обеспечивает потребительский спрос.

Выбор специальности для студентов характеризуется как выбор рационального потребителя, нацеленный на ожидания приращения своего дохода по окончании вуза. И поэтому ключевую роль в выборе играет не столько сама специальность, по которой обучается студент, сколько те выгоды, которые она может ему дать в будущем в совокупности факторов с общим престижем вуза и получаемым дипломом по его окончании. По данным мониторинга на решение получить высшее образование оказывают влияние преимущественно такие установки, как: «иметь в будущем интересную работу», «иметь в будущем высокооплачиваемую работу», «получить диплом», «получить знания». Оценивая рациональный выбор потребителей образовательных услуг высшего профессионального образования в рамках конечного продукта, а именно «диплома» в сравнении с социальной ценностью образовательных услуг, а именно «знаниями», были рассмотрены корреляционные взаимосвязи данных позиций с определяемым респондентами уровнем материального положения их семей. Для оценки корреляционных связей был использован метод построения таблицы правил в рамках программного пакета «DA система. Версия 5.0 для Windows»10 (Детерминационный пакет обработки статистических данных). Детерминационный анализ связи выбора позиций «диплом» и «знания» как цели поступления в вуз определяется уровнем материального положения респондентов. Больший уровень дохода студентов предполагает, в большинстве, и рациональность в потреблении. Выбор вуза, отношение к учебе в нем, а более всего планы на будущее коррелируют с представлениями о престиже учебы в данном вузе и престиже его диплома, иными словами — престиже вуза для работодателя, для тех или иных социальных групп и в целом для общества (на уровне общественного мнения). Как показывают исследования, выявленные тенденции характерны как для представителей государственной, так и негосударственной системы образования. Полученные результаты позволяют рассматривать высшее профессиональное образование в современных социально-экономических условиях как благо в структуре потребления населения и характеризуют его с экономической точки зрения как «товар роскоши», а с точки зрения характера потребления как «производное благо», для которого приращение полезности потребления носит производный характер и достигается не за счет непосредственно конечного потребления блага (получение знаний), а за счет приобретения его производных характеристик (престиж, диплом, связи, интересная работа и т.д.) и использования их для наращивания своих социальных и экономических преимуществ на рынке труда и в обществе в целом.

4. Обоснована социальная составляющая высшего профессионального образования, отражающая восприятие молодежью вуза как агента трудовой социализации, а высшего профессионального образования как ценности, имеющей глубинное общественное значение в ценностной иерархии современного общества. На основе авторских исследований определены научно-практические предпосылки и выявлены теоретико - методологические основы интерпретации современных особенностей общественного восприятия учреждений высшего профессионального образования в системе трудовой социализации молодежи и профессионального образования как ценности в процессе формирования ею профессиональных компетенций.

С целью эмпирической характеристики значимости высшего профессионального образования в системе трудовой социализации молодежи представим результаты трех авторских исследований, проведенных за период 2004-2008 гг.11

По итогам исследования «Особенности трудовой социализации подростков12» были получены следующие результаты. В своем стремлении найти работу, учеба для большинства подростков (62,6%) остается приоритетным видом деятельности. Но 10,8% опрошенных готовы бросить учебу, если «предложат хорошую работу», 15,4% – затруднились ответить. Основным мотивом поиска работы для подростков является желание иметь карманные деньги (53,3%). Немногим более трети опрошенных (33,2%) находятся в поиске работы, желая испытать себя. Для 16,4% подростков – это способ занять свое свободное время. Из-за небольшого дохода семьи ищут работу 15,8% опрошенных. По совету родителей поиском работы занялись 4,8%, по примеру друзей – 2,2%. Родители 44,7% подростков одобряют их намерение найти работу. Почти у трети ребят (28%) родители равнодушны к стремлению их детей работать, считают, что дети сами должны принять решение. Отрицательное отношение к занятости детей выражают родители 8,6% опрошенных. 14,5% подростков затруднились ответить на вопрос об отношении родителей к их поискам работы. В ходе исследования был также  проведен  экспертный опрос. В качестве экспертов выступили руководители и сотрудники ГУ МЦ «Дети улиц», сотрудники префектуры северо-восточного административного округа и правоохранительных органов. Эксперты очертили более широкий круг проблем трудовой социализации подростков. Выделение специалистами такой проблемы как «неинтересная работа, которая в будущем не пригодится» соотносится с желанием значительной части подростков, опрошенных на ярмарке вакансий, иметь работу, связанную с профессией во взрослой жизни. Как проблема экспертами названо «желание подростков иметь высокий заработок при отсутствии соответствующей квалификации», что также коррелирует с результатами анкетирования подростков. Результаты исследования показывают, что на рассматриваемом этапе социализации возникает противоречие во влиянии двух разных по сути агентов социализации на поведение подростов, а именно: «семья», преимущественно позитивно оценивающая выбор подростка работать и «система профессионального образования». Несмотря на стремление респондентов к получению квалификации, профессионального образования, понимание его значимости, высокая индивидуальная ставка дисконтирования подростков в силу их возраста и позитивного отношения института «семьи» к трудовой деятельности молодых людей зачастую демотивирует их учиться (получать профессиональное образование). Необходимость получения образования все же есть, но определяется она атрибутивной значимостью, то есть дипломом, приобретаемыми в процессе обучения связями и т.д. Такая необходимость в образовании возникает в поведенческих установках молодежи несколько позже, наличие данного дополнительного атрибута – диплома – важно для повышения социального статуса молодых людей в процессе дальнейшей трудовой социализации. Все это есть итог современной ускоренной социализации подростков в силу значительных социально-экономических трансформаций общества последних лет, частичной материализации системы ценностей молодежи.

Объектом второго исследования «Особенности социализации молодежи в современных условиях13» является молодежь, принимавшая участие в выездных семинарах студенческого актива г. Москвы, проводимых Департаментом семейной и молодежной политики г. Москвы в рамках городской целевой программы «Молодежь Москвы» (2007–2009 гг.). Результаты исследования показали, что респонденты в целом позитивно ориентированы на развитие своих жизненных планов. В качестве основных критериев «хорошей жизни» молодые люди определяют «материальное благополучие» и «хорошую семью». В ответах респондентов, в том числе и в силу их возраста, видны установки, определенные извне – со стороны старшего поколения, отвечая на вопросы, молодые люди часто руководствуются именно известными им установками, не вкладывая в них собственный смысл, а тем более, не реализуя их в своей жизни. Среди основных агентов социализации в исследовании были определены: «институт власти»; «институт гражданственности»; «образование»; «ближайшее окружение, семья»; «институт религии». Наиболее действенными для респондентов агентами социализации, по их мнению, являются с одной стороны: семья – родители, родственники, с другой – друзья. Образование как система знаний и навыков, реализуемая через агентов социализации – учебные заведения – не представляет для молодых людей значимой ценности. На вопрос: «Как Вы считаете, является ли сегодня высшее образование гарантией жизненного успеха?» практически 80 % респондентов ответили либо отрицательно, либо затруднились с ответом. Основной целью обучения респонденты видят возможность добиться успеха в жизни. Факт получения знаний не играет ключевой роли в процессе обучения респондентов, данную позицию выбрал лишь каждый третий. Достаточно устойчивой в определении цели поступления в вуз и в гендерном, и в возрастном аспектах остается позиция «иметь в будущем интересную работу». Существенным снижением оценок отмечена позиция «иметь в будущем высокую зарплату», так же преимущественно за счет снижения оценок со стороны юношей. Определяющим критерием «хорошей» работы для респондентов является тот факт, что она должна быть интересной. Основными стремлениями респондентов искать работу во время обучения является необходимость в карманных деньгах (71,43 %) и возможность испытать себя (42,86 %). Период активизации желания работать параллельно с обучением относится к возрастному диапазону 17-19 лет. Среди основных проблем, с которыми столкнулись молодые люди при устройстве на работу, можно отметить: «невозможность совмещения работы и учебы»; «появились проблемы с учебой». При этом, отвечая на сопутствующий вопрос: «Если Вам предложат хорошую работу, но для этого нужно бросить учебу, как Вы поступите?», 69,0 % ответили, что «продолжат учебу, потому что это важнее». Среди прочих проблем, которые отмечают респонденты по итогам трудоустройства, следующие: «предлагают маленькую зарплату»; «не берут из-за отсутствия опыта»; «не хотят официально оформлять»; «предлагают неквалифицированную работу». Наличие факторов взаимовлияния образовательной и трудовой социализации можно определить через стремление респондентов получить в будущем интересную и высокооплачиваемую работу. Молодые люди понимают, что образование нужно, но насколько и в каких формах, для них остается не осмысленным фактом. Скорее всего, посыл получить образование задан респондентам извне – определен малой социальной группой – семьей, и априори воспринят молодежью. Активность к включенности в трудовую деятельность поддерживается необходимостью иметь собственные деньги, при этом молодые люди готовы приложить усилия и заручится терпением, но возможности получения денег молодыми людьми оцениваются с позиции «деньги не пахнут». Основная сложность, с которой сталкивается опрошенная молодежь в процессе социализации, может быть охарактеризована в общем как период отделения от малой социальной группы и активное взаимодействие с внешним социальным окружением. Свой жизненный успех респонденты склонны определять через собственные способности, умения, знания. В процессе социализации молодежи образование играет значимую роль, но степень его влияния во многом определяется ценностными установками, сформированными в семье, как агенте социализации прямого воздействия. Респонденты, преследуя одну из целей успешной жизни – «иметь интересную, высокооплачиваемую работу», осознают важность образования для ее достижения, скорее как необходимого, а не достаточного фактора, тем самым определяя образование как атрибутивный фактор, значимый для успешной трудовой социализации.

В мониторинге «Студент Московского гуманитарного университета14: особенности профессионального становления» зафиксированы базовые характеристики трех этапов социализации студентов Московского гуманитарного университета под воздействием института социализации – высшего учебного заведения: первый, когда студенты, участвующие в опросе были первокурсниками (2004 г.), второй, проведенный в 2006 году, когда те же студенты обучаются уже на третьем курсе и третий, проведенный в 2008 году, когда ранее опрашиваемые респонденты обучаются на пятом курсе университета. Из многообразных институциональных факторов социализации наиболее существенен для данного исследования учреждение высшего профессионального образования. Полученные данные следует рассматривать как материал для анализа социализационного воздействия университета на обучающихся в нем студентов. Ответы респондентов по мере их обучения на 1, 3 и 5 курсах на вопрос «Для чего Вы учитесь?» имеют тенденцию к изменению. Выбор позиции «для самосовершенствования» изменяется с 28,4 % ответивших на 1 курсе к 38,2 % на 3 курсе и к 33,3 % на 5 курсе. Стремление получить диплом у студентов возрастает с 20,9 % выбравших эту позицию на 1 курсе к 27,6 % на 3 курсе и к 53,3 % на 5 курсе. Стремление приносить пользу людям в поведении респондентов постепенно гаснет, что показывает снижение процентов выбора данной позиции с 15,5 % на 1 курсе к 8,1 % на 3 курсе и к 3,3 % на 5 курсе. Трактовка обучения как возможности получить интересную работу в будущем и добиться успеха сохраняет в оценках респондентов устойчивые позиции. По мере перехода студентов на старшие курсы, они все более склонны считать, что в современных условиях существует возможность достичь высокого положения в обществе благодаря честному и добросовестному труду. Процент отрицающих такую вероятность снижается с 25,0 % на 1 курсе к 19,5 % на 3 курсе и к 13,3 % на 5 курсе. Определяя свои планы после окончания вуза наряду с устойчиво сохраняющим свои позиции ответом «пойду работать», интересно проследить изменения в двух других позициях, а именно: «займусь собственным бизнесом» и «обзаведусь семьей». Определяя образ для подражания и ориентира в жизни, студенты на протяжении всего периода обучения все меньше склонны выбирать позицию «родственники». В ответах респондентов на вопрос «От чего в основном зависит реализация Ваших жизненных планов?» происходит изменение динамики. Так позицию «от того, насколько хорошим профессионалом я стану» выбирают все меньшее количество респондентов, так ответили: 75,7 %  респондентов на 1 курсе, 61,8 % - на 3 курсе и 50,0 % - на 5 курсе. Возрастает значение позиций «от моих личных связей с нужными людьми» — с 42,6 % на 1 курсе до 56,7 % на 5 курсе; а так же позиции «от поддержки родителей» — с 14,9 % на 1 курсе к 19,5 % на 3 курсе и к 36,7 % на 5 курсе. Устойчивой является позиция «от собственной инициативы и настойчивости». Достижение благополучия и успеха в жизни определяется для студентов 5 курса гораздо в большей степени «инициативностью, находчивостью, предприимчивостью». Утрачивают свою актуальность в их представлениях: «способности, талант», «образование». Среди основных проблем, с которыми столкнулись студенты на пятом курсе, выступает проблема поиска работы и трудоустройства. По мере социализации в рамках высшего учебного заведения ценностные ориентации студентов имеют тенденцию изменения, хотя значимость самого учебного заведения высшего профессионального образования как агента социализации в этом процессе крайне мала. В поисках самого себя студенты отталкиваются от ценностных ориентаций, привитых семьей – базовым агентом социализации, и как показывают исследования, влияющим на респондентов на очень длительном их жизненном отрезке. Семья остается для молодежи, по сути, ключевой ценностью и в своей будущей жизни они стремятся к получению собственной благополучной семьи. Не менее важной, сформированной в процессе вторичной социализации, является ценность материального благополучия, для реализации которой, как представляют сами респонденты, образование играет не последнюю роль. Помимо диплома респонденты видят в качестве сопутствующих факторов достижения материального благополучия: поддержку родителей, наличие связей собственных и своей семьи с нужными людьми. Исследование показало, что процесс включенности студента в процесс социализации в вузе следует рассматривать как влияние системы взаимозависимых факторов, каждый из которых играет свою роль в формировании и развитии личности студента. Студенты на протяжении обучения в вузе стремятся сформировать свою собственную жизненную траекторию, определяя себя как личность. Образование при этом теряет для них значимость как исключительно необходимое благо для достижения жизненного успеха. Возможность достижения успеха в жизни студентами определяется через собственную инициативность, собственные связи с нужными людьми, наличие диплома. Условно позитивная направленность развития личности студентов по мере обучения в системе высшего образования формирует их как специалистов, обладающих по сравнению с теми, кто не имел возможности пройти процесс обучение, большими возможностями для успешной реализации своих жизненных планов.

5. На основе общей функции спроса на экономическое благо путем верификации факторов, выявлена функциональная зависимость спроса на образовательные услуги высшего профессионального образования для современных социально-экономических условий в РФ и даны ее экономические характеристики. В исследовании предложено два варианта множественной регрессии в соответствии с выбранными факторами.

Определим функцию спроса на рассматриваемое благо «образовательные услуги высшего профессионального образования» в современных социально-экономических условиях, детерминируя рассматриваемое благо как частное. Рассмотрим два варианта функциональной зависимости. В первом в качестве зависимой переменной возьмем «расходы населения на образовательные услуги ВПО», а в качестве факторов: «min стоимость услуг ВПО (руб.)»; «max стоимость услуг ВПО (руб.)»; «среднедушевой доход в месяц в распределении по субъектам РФ (руб., 2009 г.)»; «численность молодежи (15-29 лет) по субъектам РФ в процентах к общей численности населения по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.»; «уровень безработицы молодежи (15-29 лет) (в % по субъектам РФ, по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.)». На основе исходных данных построим функцию множественной регрессии (2). Оценка надежности регрессии определяется с помощью показателя – коэффициента множественной детерминации – R2  – статистики, значение которого для рассматриваемой зависимости соответствует значению:  R2=0,88, то есть 88% вариации объясняется факторами, включенными в уравнение регрессии, а 12% – прочими факторами. Получаем зависимость (2).

Y=2920179,4–46,3X1+51,2X2+79,3X3–193562,4X4–33526,4X5        (2)

где Y – расходы населения на образовательные услуги ВПО по субъектам РФ(тыс.руб) по данным РМЭЗ 2010 год; Х1 – min стоимость услуг ВПО в субъектах РФ (руб.); Х2 – max стоимость услуг ВПО в субъектах РФ(руб.); Х3 – среднедушевой доход в месяц в распределении по субъектам РФ (руб., 2009 г.); Х4 – численность молодежи (15-29 лет) по субъектам РФ в % к общей численности населения по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.; Х5 – уровень безработицы молодежи (15–29 лет) (в % по субъектам РФ, по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.)

Теоретически коэффициент перед ценой должен получиться отрицательным, а перед доходом — положительным, потому что образование — нормальное благо, даже пусть и инвестиционное. В рассматриваемой зависимости коэффициент перед доходом соответствует теоретическим представлениям и является положительным, перед фактором, отражающим минимальную стоимость блага «образовательные услуги ВПО» в субъектах, — отрицательным, что также отвечает теории, а вот перед фактором максимальной цены на благо «образовательные услуги ВПО» – положительным, что, по сути, показывает прямую корреляционную связь, то есть фиксирует, что при последующем росте максимальной цены блага «образовательные услуги ВПО», расходы на него будут увеличиваться, так как и было отмечено ранее. Благо «образовательные услуги ВПО» большей ценовой категории характеризуется для населения дополнительными потребительскими преимуществами, поэтому при росте доходов население выбирает и более дорогое благо «образовательные услуги ВПО». Сравнивая коэффициенты по абсолютной величине, следует отметить, что наибольшее влияние на результативный показатель оказывают факторы: Х4 – численность молодежи (15-29 лет) по субъектам РФ в процентах к общей численности населения (по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.) и Х5 – уровень безработицы молодежи (15–29 лет) (в % по субъектам РФ, по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.).

Второй вариант функциональной зависимости для характеристики спроса населения на благо «образовательные услуги ВПО» определим двумя функциями с зависимыми переменными и факторами соответственно:

  1. Y – количество студентов учреждений ВПО на 10000 чел по субъектам РФ по данным ЮНИСЕФ за 2009/2010 г. (чел.); Х1 – min стоимость услуг ВПО по субъектам РФ (руб.); Х2 – max стоимость услуг ВПО по субъектам РФ (руб.); Х3 – среднедушевой доход в месяц в распределении по субъектам РФ (руб., 2009 г.); Х4 – численность молодежи (15-29 лет) по субъектам РФ в процентах к общей численности населения по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.; Х5 – уровень безработицы молодежи (15-29 лет) (в % по субъектам РФ, по данным ЮНИСЕФ, 2009 г.). R2=0,52. R=0,72.

2)  Y – количество студентов учреждений ВПО на 10000 чел по субъектам РФ по данным ЮНИСЕФ 2009/2010 г. (чел.); Х1 – средняя стоимость услуг ВПО по субъектам РФ (руб.); Х2 – среднедушевой доход в месяц в распределении по субъектам РФ (руб., 2009 г.); Х3 – численность молодежи (15-29 лет) по субъектам РФ в % к общей численности населения по данным ЮНИСЕФ 2009 год; Х4 – уровень безработицы молодежи (15-29 лет) (в % по субъектам РФ, по данным ЮНИСЕФ 2009 г.). R2=0,49. R=0,69.

Подробно описание данных зависимостей представлено в исследовании. Общий вывод по полученным функциональным зависимостям состоит в следующем. Коэффициенты множественной корреляции R для рассматриваемых зависимостей (0,72 и 0,69 соответственно) позволяют определять связь между факторами как функциональную. В то же время значения показателей R2 – статистики свидетельствуют, что в рассматриваемых функциях учтены не все факторы. Сравнивая коэффициенты по абсолютной величине, следует отметить, что наибольшее влияние на результативный показатель, как в первой, так и во второй зависимости оказывают факторы: численность молодежи (15-29 лет) по субъектам РФ в % к общей численности населения по данным ЮНИСЕФ 2009 год и уровень безработицы молодежи (15–29 лет) (в % по субъектам РФ, по данным ЮНИСЕФ 2009 г.). Полученные коэффициенты при ценовых факторах позволяют характеризовать спрос на благо ВПО как высокоэластичный по доходу.

Рассматривая общественный сектор производства и потребления блага «образовательные услуги высшего профессионального образования», то есть, характеризуя данное благо как общественное, так же можно определить спрос на него как высокоэластичный, что свойственно общественным благам, в целом, так как, получая больший доход, население увеличивает спрос на общественные блага, демонстрируя по принципу «фискальной иллюзии» согласие на рост налогового бремени.

Резюмируя полученные результаты, отметим, что потребительские ожидания в отношении блага «образовательные услуги ВПО» характеризуют поведение населения как специфическое. Несмотря на то, что согласно полученным уравнениям регрессии благо ВПО экономически определяется как нормальное экономическое благо с присущими ему экономическими характеристиками, все же с потребительской точки зрения оно обладает рядом особенностей. Производный характер потребления блага «образовательные услуги ВПО», который можно проследить как в расчетах, так и в результатах мониторинга, показывает, что благо, преимущественно, покупается не для конечного потребления – приращения полезности индивида путем формирования профессиональных компетенций, увеличения знаний, умений и навыков, наращивания человеческого потенциала и т.д., а для успешной трудовой социализации индивида с получением лучшей, хорошо оплачиваемой работы и профессиональных перспектив. В этом контексте для населения более важным оказывается не само благо как таковое, а те атрибутивные факторы, которые ему сопутствуют (диплом; престиж вуза; связи, формируемые в вузе; возможности трудоустройства вузом и т.д.), и чем больше подобных атрибутов, тем больше и стоимость самого блага, именно атрибутивные факторы во многом определяют в конечном итоге и цену блага, а значит и потребительские предпочтения населения.

6. Обобщены и систематизированы особенности инвестиционных ожиданий молодежи от процесса формирования профессиональных компетенций. На основе результатов авторского мониторинга детерминированы и методологически интерпретированы основные типы поведенческих установок молодежи РФ в отношении инвестиций в высшее профессиональное образование. Раскрыты качественные и количественные характеристики особенностей подгрупп. По итогам систематизации полученных данных о потребительских и инвестиционных ожиданиях современной российской молодежи от формирования профессиональных компетенций  предложена типология доминантных моделей поведения молодежи в отношении инвестиций в профессиональное образование.

Материалы проведенных авторских исследований по изучению поведения молодежи в процессе формирования профессиональных компетенций позволяют выделить ряд групп с типичными мотивами поведения в отношении потребительских ожиданий от приобретаемых программ высшего профессионального образования. Рассмотрим типологию образцов инвестиционного поведения молодежи России в отношении высшего профессионального образования на примере результатов мониторинга «Российский вуз глазами студентов». По итогам общероссийского исследования студенческой молодежи гуманитарного профиля подготовки за период 2001 – 2009 гг. были выявлены некоторые тенденции. Осуществляя выбор учебного заведения заранее, молодые люди, преимущественно московских вузов, предпочитают получать среднее общее образование в специализированных средних общеобразовательных школах, лицеях, гимназиях. Предпосылки поступления в элитные государственные высшие учебные заведения закладываются, в том числе, и через успешность обучения в школе. Существует определенная связь между уровнем материальной обеспеченности семьи молодого человека и его будущим выбором вуза. Из тех, кто совмещает работу с учебной, каждый пятый считает, что это мешает качественному обучению, но необходимо в силу плохого материального положения семьи. В распределении процент студентов с плохим материальным положением на сегодняшний день очень незначителен. По мнению студентов, добиться высокого положения в обществе сегодня можно благодаря добросовестному и честному труду, но образование в данном случае не играет ключевой роли. Факт получения образования, в сознании молодежи, еще не гарантирует жизненного благополучия. Для достижения жизненных целей студентам, по их оценкам, необходимо опираться на собственные силы. Образовательный потенциал вуза студентами оценен достаточно хорошо, однако в их оценках отмечается технологический недостаток оснащения учебного процесса. «Хорошая жизнь» респондентами представляется через такие категории, как: «материальная обеспеченность», «хорошая семья», «здоровье», «хорошая работа». Причем отмеченные позиции практически равнозначимы и формируют в сознании молодежи картину успешной жизни. В целом студенты достаточно оптимистичны в своих жизненных прогнозах, уверены в профессиональных перспективах, смотрят в будущее с надеждой и оптимизмом. По окончании вуза они собираются работать по специальности, повышать свою квалификацию, отчасти заниматься наукой, некоторые, несмотря на общее проявление патриотизма в ответах, видят реализацию своих жизненных перспектив в другой стране. Результаты проведенных автором исследований за период 2001-2009 гг. показывают ретрансляцию общих поведенческих установок общества в сознании молодежи, а также влияние новых критериев хозяйственной жизнедеятельности, проистекающих из процесса формирования рыночной экономики, а также глобализации и интернационализации знаний. На основе приведенных результатов исследования можно определить следующие основные типы поведенческих установок молодежи РФ в отношении инвестиций в высшее профессиональное образование (по данным на 2009 г. с учетом тенденции за период проведения мониторинга).

По критерию «интерес к учебе» определяются две группы студентов:

«мотивированные на обучение» — представляющие большинство среди респондентов, проявляющие высокий личный интерес к учебе (45,2%), определяющие свое обучение в вузе как возможность в будущем получить интересную, высокооплачиваемую работу (85,5%);

«немотивированные на обучение»  — представляющие меньшинство по оценкам исследования, невоспринимающие ценность высшего образования (8,5%), обучающихся только из принуждения родителей (7,5%), либо государства (нежелание служить в армии) (10,8%), поведение данной группы можно определить как оппортунистическое (удобное, социально выгодное).

По критерию «платность обучения» ярко выражена доминантная по основным характеристикам группа респондентов согласно территориальному делению страны  и особенностям различных мест проживания:

«ответственные в обучении» — представители региональных негосударственных вузов в большей степени в рамках общей группы студентов негосударственных вузов в целом по рассматриваемым территориям, понимающие значимость расходной статьи на обучение  в контексте потребительских расходов собственных домохозяйств в целом, представители из региональных семей со средним уровнем дохода. Для данной категории студентов платность обучения является стимулом к успешной учебе (40,7%), они предъявляют повышенные требования к условиям учебного процесса, и в меньшей  степени довольны теми условиями, которые им сегодня предлагают вузы (27,8%), определяют образовательные услуги как частное благо, обладающее всеми соответствующими рыночными характеристиками, то есть соотношением цены и качества, обеспечивающим приращение полезности потребителя, то есть в данном контексте получение отдачи от инвестиций в будущем — по окончании обучения в процессе занятости  (86,2%).

По критерию «цель поступления в вуз» определяется доминирующая группа респондентов с инвестиционным характером поведения, то есть мотивированная на получение образования с целью иметь в будущем интересную, высокооплачиваемую работу и претендовать на отдачу от инвестиций в образование (83,8%). Данная группа характеризуется низкой индивидуальной ставкой дисконтирования, ориентирована на долгосрочные вложения средств с отложенной доходностью.

По критерию «образование – гарантия жизненного успеха» определяются три группы студентов с дополнительным делением по статусу вуза и территориальному размещению:

студенты государственных региональных вузов склонны считать честный и добросовестный труд возможностью достичь высокого положения в обществе (50,1%), а высшее образование – гарантией жизненного успеха (45,0%), воспринимающие образование как ценность и как критерий стратификации общества;

студенты московских негосударственных вузов рассматривают вероятность того, что честный и  добросовестный труд приведет к высокому положению в обществе (45,6%), и определяют  наличие высшего образования вполне возможным способом  жизненного успеха (40,9%), по окончании обучения студенты данной группы, преимущественно, будут работать по специальности (74,3%), полученной в вузе, оценивая свои профессиональные перспективы достаточно высоко (78,6%);

студенты московских государственных вузов в целом не склонны считать образование гарантией жизненного успеха (40,3% затрудняются с ответом), скорее другие, неформальные и стохастические варианты позволяют достичь высокого положения в обществе.

Обобщая приведенные основные типы поведенческих установок потребителей экономического блага «образовательные услуги высшего профессионального образования», можно представить типологию моделей инвестиционного поведения современной российской молодежи в отношении инвестиций в образование по следующим критериям: «образование как экономическое благо»; «образование как инвестиционный ресурс»; «осознанность восприятия образования как экономического блага и инвестиционного ресурса».

По критерию «образование как экономическое благо» характеризуются  две модели инвестиционного поведения современной российской молодежи, определяемые как: «потребители» и «реципиенты».

«Потребители» формируют, согласно законам рынка, платежеспособный спрос на экономическое благо «образовательные услуги высшего профессионального образования с предварительной оценкой цели потребления (цели поступления в вуз, выбора специальности) по значимым критериям (престиж вуза, престиж диплома, ожидаемые будущие доходы и вероятность их наступления и т.д.), характера блага (вуз, специальность и т.д.); стоимости блага; его качества (обеспеченность вуза; условия для учебы, научной, спортивной и художественной деятельности, проживания; оснащенность аудиторий; благоприятность климата; уровень профессорско-преподавательского состава и т.д.).

«Реципиенты» формируют спрос на благо «высшее профессиональное образование» по принципу фискальной иллюзии, проявляющейся в силу восприятия блага как общественного, то есть с присущими ему характеристиками, как то: неисключаемость из потребления и неконкурентность;  в неосознанной рациональности  потребления, спровоцированного давлением ближнего и дальнего окружения.

По критерию «образование как инвестиционный ресурс» представлены две модели инвестиционного поведения:

«инвесторы» — определяют благо с позиции прямых и альтернативных издержек (стоимость обучения, упущенная выгода в случае учебы, а не работы) и выгод (диплом, знания, специальность, престиж диплома в материальном выражении - ожидаемые доходы); поведение «инвесторов» характеризуется низкой индивидуальной ставкой дисконтирования;

«аутсайдеры» — не определяющие образование как инвестиционный ресурс, и поэтому не включенные в систему рыночных отношений по приобретению блага «образовательные услуги высшего профессионального образования»; поведение «аутсайдеров» характеризуется высокой индивидуальной ставкой дисконтирования. Данная категория молодых людей определяет образование как сопутствующее занятие своей обычной жизни, продиктованное  внешним окружением, общественными нормами.

По критерию «осознанность восприятия образования как инвестиционного ресурса и экономического блага», молодые люди подразделяются на две группы:

«взрослые» — представители данной группы характеризуются устойчивостью ценностной системы, сформированной преимущественно семьей, включенностью в современное социально-экономическое пространство, рациональностью оценок, инициативностью;

«дети» — представители данной группы характеризуются низким социальным статусом семьи, с передачей детям низкой целеустремленности и низкого уровня потребностей, нигилистическим отношением к долгосрочным проектам, ведомостью, отсутствием четких целей, отсутствием устойчивости личностного формирования, неосознанностью ответственности, стремлением следовать правилам-шаблонам.

Представленные типы поведенческих установок молодежи в отношении инвестиций в высшее профессиональное образование и модели ее инвестиционного поведения позволяют формировать политику оказания услуг ВПО в соответствии с целями заинтересованных в этом процессе хозяйствующих субъектов. Причем спектр целей, формирующихся в рамках данной деятельности, очень широк: от максимизации прибыли по платным программам подготовки до определения приоритетных направлений политики профессиональной подготовки молодежи с последующей ее эффективной занятостью на современном рынке труда.

       

7. Разработаны направления развития молодежного сегмента рынка труда; определена схема взаимодействия рынка образовательных услуг и рынка труда в современных социально-экономических условиях; представлен комплекс мероприятий макро- и микроэкономического регулирования развития молодежного сегмента рынка труда в процессе формирования профессиональных компетенций; обоснованы особенности внедрения предложенного комплекса мероприятий для развития молодежного сегмента рынка труда с учетом современных социально-трудовых отношений в РФ.

Рассмотренные в диссертационном исследовании формы интеграции рынка труда и образовательного пространства, максимального приближения требований к подготовке рабочей силы к непосредственно учреждениям ее формирования позволяют сделать вывод, что данный процесс сегодня является сложным и неоднозначным. Каждая из форм имеет свои преимущества и недостатки и должна отвечать требованиям направления социально-экономического развития. В российской экономике представлен целый веер различных хозяйствующих субъектов, специфика их территориального расположения, потребностей, объемов производства и темпов экономического развития предполагает и возможность использования разных форм интеграции рынка образовательных услуг и рынка труда. Так, например, монопсонии, активно развивающиеся сегодня в силу специфики размещения природных ресурсов в государстве, а также транспортных путей, в большей степени склонны к использованию корпоративных форм образования. В то время как на масштабных территориях, малонаселенных, протяженных в пространстве возможны к использованию университеты распределенного типа. В центрах сосредоточения населения, науки, производства, образования необходимо формирование исследовательских вузов. Сегодня в России действуют отдельные варианты всех рассмотренных  схем, однако этот процесс – процесс наращивания образовательного потенциала государства путем построения форм активного взаимодействия образования и рынка труда требует централизованной комплексной государственной программы, учитывающей специфику российской действительности, как территориальную, так и социально-экономическую. Только в этом случае возможно максимальное обеспечение подготовки специалистов в соответствии с потребностями как национального, так и мирового рынка труда. Проанализированные в диссертационном исследовании мероприятия по максимальному сближению рынка труду и рынка образовательных услуг как механизм минимизации структурных диспропорций рынка труда и повышения качества рабочей силы, могут быть более эффективными в случае их использования в комплексной системе регулирования двух рынков. Обобщая представленные в исследовании  направления развития молодежного сегмента рынка труда, можно перечислить следующие основные группы мероприятий возможные к применению с целью увеличения эффективности проводимых государством и частным сектором мер по повышению качества рабочей силы в процессе формирования профессиональных компетенций молодежи через систему высшего профессионального образования:

Интегрированные схемы взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг:

  • формирование интегрированных форм взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг посредством создания и развития инновационных форм образовательных учреждений, активно взаимодействующих с рынком труда, участвующих в формировании эффективного предложения рабочей силы, то есть соответствующего объему и качеству потенциального спроса. Среди таких интегрированных форм можно отметить: исследовательские вузы, корпоративные университеты, вузы распределенного типа.

Баланс трудовых ресурсов как мера макроэкономического регулирования рынка труда:

  • формирование баланса трудовых ресурсов с акцентом на изучение в процессе расчета баланса трех фаз процесса воспроизводства трудовых ресурсов, а именно: формирование, распределение и использование. Особый интерес представляет третья фаза – использование, оценка которой позволяет сформировать предложение рабочей силы, соответствующее спросу по объему и качеству.

Мера микроэкономического регулирования рынка труда:

  • прогнозирование занятости в отраслях, секторах экономики, отдельных предприятиях с целью определения спроса на объем и качество рабочей силы в среднесрочной перспективе, достаточной для профессиональной подготовки трудовых ресурсов, с целью формирования соответствующего объему и качеству рабочей силы предложения. Возможности прогнозирования, применяемые на отдельных предприятиях, позволят повысить эффективность занятости, сформировать структуру занятости, отвечающую реальным потребностям производственного процесса организации.

Меры микроэкономического регулирования рынка образовательных услуг:

  • развитие системы подготовки кадров в соответствии с Болонской конвенцией с учетом профессиональной структуры и объема компетенций, необходимых для национальной экономики;
  • развитие системы «непрерывного образования», включающей и объединяющей в едином комплексе все уровни профессиональной подготовки рабочей силы. Укрупнение центров профессиональной подготовки рабочей силы позволит обеспечить более эффективное распределение ресурсов и осуществить контроль за формированием предложения рабочей силы на основе прогнозного спроса на нее; а также взаимодействие с работодателями в системе интегрированных форм рынка труда и рынка образовательных услуг;
  • развитие системы образовательного кредита, гарантированного государством, а также системы грантов на профессиональное образование больших конкурентных преимуществ;
  • развитие конкурентной среды в сфере высшего образования за счет формирования и развития интегрированных форм взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг с гарантиями трудоустройства при соответствии качества и объема запрашиваемой потенциальным работодателем рабочей силы;
  • формирование селективной поддержки системы профессионального образования за счет развития практики государственного заказа на подготовку специалистов;
  • разработка системы индикаторов оценки качества образовательного процесса в вузе посредством проведения ежегодного мониторинга студентов как части аккредитационной проверки по разработанному инструментарию.

Подводя итог, следует отметить, что представленный комплекс мер предполагает последовательное воздействие на рынок труда путем изучения спроса и предложения, прогнозирования занятости, формирования баланса трудовых ресурсов; влияния на рынок образовательных услуг через государственные программы регулирования уровня подготовки специалистов, основываясь на накопленном отечественном опыте с учетом перехода на Болонскую систему подготовки кадров, универсализацию критериев аккредитационной оценки вузов в соответствии с  потребительскими и инвестиционными ожиданиями обучающихся. Основой данного механизма является гармоничное осуществление макро- и микроэкономического регулирования сферы образования и сферы труда, где государство, путем прогнозирования занятости, совместно с инновационными университетскими комплексами, построенными по принципу венчурного финансирования, поддерживает баланс трудовых ресурсов в стране через совместные государственные программы регулирования уровня профессиональной подготовки в процессе формирования профессиональных компетенций трудовых ресурсов. В вопросах развития самой системы профессионального образования основной акцент делается на укреплении научно-образовательного сотрудничества, интеграции образования и производства через систему гибкого, открытого и непрерывного профессионального образования в том объеме или в той мере, в которой приобретенные профессиональные компетенции будут способствовать реализации трудового потенциала, удовлетворять инвестиционные ожидания их носителей, позволять эффективно использовать трудовые ресурсы. Оценка значимости экономической составляющей блага образовательные услуги высшего профессионального образования, включение в комплекс мероприятий по формированию рабочей силы, изучение инвестиционных ожиданий населения при наращивании профессиональных компетенций, непрерывность профильного образования, реализованная посредством новых информационно-коммуникативных технологий, в соответствии с особенностями территориального размещения и социально-экономической спецификой регионов и территорий необходимы для максимального обеспечения уровня профессиональных компетенций трудовых ресурсов страны и, в частности, молодежи, требованиям современной экономики и общества в условиях глобализации мирового хозяйства и интеграции российского рынка труда, в целом, и молодежного сегмента рынка труда, в частности, в мировое трудовое пространство.

Работы, опубликованные автором, по теме диссертационного исследования

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК

  1. Гневашева, В. А. Российский вуз глазами студентов: данные VI этапа (2006 г.) [Текст] / В. А. Гневашева, С. В. Луков, О. О. Намлинская // Знание. Понимание. Умение. 2006. №3. С. 189–198. (1,2 п. л. / 0,4 п.л.)
  2. Гневашева, В. А. «Общественное благо» и формирование рынка образовательных услуг        [Текст] / В.А. Гневашева // Знание. Понимание. Умение. 2006. №4. С. 73–77. (0,4 п. л.)
  3. Гневашева, В.А. Становление профессиональной позиции личности [Текст] / В.А. Гневашева, Э.В. Сукталиева, Н.Ф. Терпугова // Знание. Понимание. Умение. М., 2007. № 3. С. 60-64. (0,5 п.л. / 0,2 п.л.)
  4. Гневашева, В. А. Функция спроса на занятость в применении к отраслевым рынкам труда РФ [Текст] / В. А. Гневашева // Горный информационно – аналитический бюллетень. М., 2008. № 8. С. 66-72.  (0,5 п.л.)
  5. Гневашева, В. А. Значимость понятия «общественное благо» при формировании рынка образовательных услуг [Текст] / В. А. Гневашева // Экономические науки. М., 2008. № 10(47). С. 445-449  (0,5 п.л.)
  6. Гневашева, В. А. Социально-экономическая значимость понятия образования как «общественного блага» [Текст] / В. А. Гневашева // Экономика образования. М., 2008. № 6 (49). С. 33-45. (0,5 п.л.)
  7. Гневашева, В. А. Образование как фактор производства в условиях постиндустриального общества [Текст] / В. А. Гневашева // Горный информационно – аналитический бюллетень. М., 2009. № 1. С. 68-73.  (0,5 п.л.)
  8. Гневашева, В. А. Высшее образование в условиях новых социально-экономических формаций российского общества [Текст] / В. А. Гневашева // Экономический вестник. Ростов-на-Дону,  2008. № 4 (3). С. 384 – 387. (0,5 п.л.)
  9. Гневашева, В. А. Социальные и культурные ценностные ориентации молодежи [Текст] / Вал. Луков, В. Гневашева, Н. Захаров, Вл. Луков, С. Луков, О. Намлинская // Alma mater : Вестник высшей школы.  2008. №2. С. 46–56. (1,2 п. л. / 0,4 п.л.)
  10. Гневашева, В.А. Образование как фактор производства в информационном обществе [Текст] / В. А. Гневашева // Alma Mater. Вестник Высшей Школы. 2009. № 4. С. 5-14. (0,5 п.л.)
  11. Гневашева, В. А. Трансформация рынка труда в изменяющемся российском обществе [Текст] / В. А. Гневашева // Terra Economicus. Ростов-на-Дону, 2009. № 1 (2). С. 5-9.  (0,5 п.л.)
  12. Гневашева, В. А. Социальный образ студенческой молодежи России [Текст] / В. А. Гневашева // Труд и социальные отношения. М., 2009. № 1. С. 84 – 88. (0,5 п.л.)
  13. Гневашева, В. А. Образовательный потенциал российских вузов [Текст] / В. А. Гневашева // Федерализм. М., 2009. № 1(53). С. 192 – 195. (0,5 п.л.)
  14. Гневашева, В. А. Возможности применения инверсионной производственной функции для оптимизации занятости в секторе «образование» [Текст] / В. А. Гневашева // Экономика образования. М., 2010. № 4. С. 37-45. (0,5 п.л.)
  15. Гневашева, В. А. Доступность блага «образовательные услуги высшего профессионального образования» в современной России [Текст] / В. А. Гневашева // Экономика образования. М., 2010. № 3. С. 23-38. (0,5 п.л.)
  16. Гневашева, В. А. Роль образования в развитии российского общества [Текст] / В. А. Гневашева // Народонаселение. М., 2009. №4(44). С. 45-52. (0,5 п.л.)
  17. Гневашева, В. А. Типология образцов инвестиционного поведения молодежи РФ [Текст] / В. А. Гневашева // Знание. Понимание. Умение. 2010. №2. С. 237-242. (0,5 п.л.)
  18. Гневашева, В. А. Роль высшего профессионального образования в процессе формирования трудовых ресурсов в РФ: предпосылки формирования молодежного рынка труда [Текст] / В. А. Гневашева // Горный информационно – аналитический бюллетень. М., 2011. № 6. С. 345-350. (0,5 п.л.)
  19. Гневашева, В. А. Образовательный потенциал вуза – человеческий потенциал студента [Текст] / В. А. Гневашева // Горный информационно – аналитический бюллетень. М., 2011. № 7. С. 350-356. (0,5 п.л.)
  20. Гневашева, В. А. Структурная безработица как следствие отсутствия интеграции рынка труда и сектора образовательных услуг высшего профессионального образования [Текст] / В. А. Гневашева // Экономика образования. М., 2011. № 4. С. 38-50. (0,75 п.л.)
  21. Гневашева, В. А. Образование в условиях инновационной экономики: проблема определения [Текст] / В. А. Гневашева // Знание. Понимание. Умение. 2011. №1. С. 34–39. (0,5 п.л.).
  22. Гневашева, В. А. Высшее профессиональное образование в системе ценностей современной молодежи [Текст] / В. А. Гневашева // Знание. Понимание. Умение. 2011. №2. С. 126–130. (0,5 п.л.).
  23. Гневашева, В.А. Сущность и будущность «экономики знаний» [Текст] / В. А. Гневашева // Международные процессы. 2011. Том 9. № 3(27). С. 67-77. (0,5 п.л.)
  24. Гневашева, В.А. Особенности формирования спроса на программы высшего профессионального образования в современной России [Текст] / В. А. Гневашева // Вестник ВЭГУ. Уфа. № 1 (57). С. 2012. С. 28-32. (0,5 п.л.)
  25. Гневашева, В.А. Доступность высшего профессионального образования в процессе формирования рабочей силы в современных российских социально-экономических условиях [Текст] / В. А. Гневашева // Вопросы статистики. № 5. 2012. С.62-69. (0,5 п.л.)

Монографии

  1. Гневашева, В. А. Рынок труда: особенности социально-экономического моделирования [Текст] / В.А. Гневашева. М.: МосГУ, 2007. (15,25 п.л.)
  2. Гневашева, В.А. Социально-экономическая значимость образования в развитии современного общества [Текст] / В.А. Гневашева. М.: МосГУ, 2010. (11,75 п.л.)
  3. Гневашева, В.А. Социальные и культурные ценностные ориентации российской молодежи: теоретические и эмпирические исследования [Текст] / В.А. Гневашева. М.: МосГУ, 2011. (19 п.л.)

Коллективные монографии

  1. Гуманитарное знание: тенденции развития в XXI веке [Текст] / Вал. А. Луков, Вл. А. Луков, Б. Г. Юдин, В.А. Гневашева [и др.] ; под общ. ред. Вал. А. Лукова. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2006. (25 п.л./2,0 п.л.).
  2. Marijatta Vanhala –  Aniszewski and Lea Siilin (eds.) Voices and Values of Young People – Representations in Russian Media // Youth and Mass Media: Interaction, Trust and Expectations [Gnevasheva V., Namlinskaia O.] // Finland. Aleksanteri Series 6 / 2007. (14,4 п.л./1 п.л.).
  3. Высшее образование и гуманитарное знание в XXI веке [Текст] / Под общ. ред. Вал. А. Лукова и Вл. А. Лукова.  М.: МосГУ, 2009. (48,6 п.л./2,0 п.л.)
  4. Диалог организационных культур в создании общеевропейского пространства высшего образования: монография [Текст] / С.В. Луков, Б.Н. Гайдин, В.А. Гневашева, К.Н. Кислицын, Э.К. Погорский. М.: МосГУ, 2010. (16,25 п.л./2,0 п.л.)
  5. Методология исследований систем управления [Текст] /А.М. Афонин, О.О. Баканова, В.П. Борисенко, В.А. Гневашева, Ю.Е. Ефремова, С.А. Заркова, Е.О. Прозорова, Э.А. Смирнов, В.А. Соловьев, Ю.Н. Царегородцев. М. : МосГУ, 2011. (12,75 п.л./1,5 п.л.)

Публикации в зарубежных изданиях

  1. Gnevasheva V.A. The Role of Education in the Development of Russian Society // Russian Education and Society. Vol. 53, no 4. 2011. Pp.84-96. ISSN 1060-9393. (0,5 п.л.)
  2. Europe Forum Philosophy Documentations / Eds.: Werner Busch, Edgar Fuhrken. Deutschland, 2011. Pp.58. ISBN 2225-0425 // Gnevasheva V.A. Social Value Orientations of Russian Youth: the Thesaurus Conception. (3 п.л. / 0,5 п.л.)
  3. Gnevasheva V.A. The Role of Education in the Development of Russian Society // Russian Education and Society. Vol. 53, no 4. 2011. Pp.84-96. ISSN 1060-9393. (0,5 п.л.)
  4. Gnevasheva V.A. The Thesaurus Conception of Russian Youth // Sociology Study ISSN 2159-5526. 2011. Volume 1, Number 2. (0,5 п.л.).
  5. Gnevasheva V.A. Priority Directions of National Policy of Regulation of Mutual Relations between Youth and Mass Media: The Theoretical and Empirical Researches // Sociology Study ISSN 2159-5526. 2011. Volume 1, Number 3. (0,5 п.л.).
  6. Gnevasheva V.A. Education as the merit and private economic good: empirical results of monitoring research (Russia 2001-2010) / Publications EDULearn11 – International Conference on Education and New Learning Technologies. Spain – Valencia. 2011 (0,5 п.л.).
  7. Gnevasheva V.A., Falkovskaya K.I. Education in the value orientations system of Russian youth / Publications EDULearn10 – International Conference on Education and New Learning Technologies. Spain – Valencia. 2010 (0,5 п.л./ 0,25 п.л.).
  8. Marijatta Vanhala –  Aniszewski and Lea Siilin (eds.) Voices and Values of Young People – Representations in Russian Media // Youth and Mass Media: Interaction, Trust and Expectations [Gnevasheva V., Namlinskaia O.] pp. 17-33 // Finland. Aleksanteri Series 6 / 2007. (14,4 п.л./1 п.л.).

               

Других публикаций по теме диссертации 69, общим объемом 137 п.л., из них автора 75,9 п.л., в том числе:

  1. Гневашева, В. А. Особенности занятости и безработицы в российской экономике в переходный период [Текст] / В. А. Гневашева // Социально-экономическая политика : уровень жизни населения РФ. Научная конференция аспирантов ВЦУЖ. Тезисы докладов. М. : ВЦУЖ, 2002. С. 57-59  (0,25 п.л.)
  2. Гневашева, В. А. Применение методов прогнозирования на рынке труда: возможности, проблемы и перспективы [Текст] / В. А. Гневашева // Уровень жизни регионов России. М. : ВЦУЖ, 2003. № 4. С. 61-63  (0,25 п.л.)
  3. Гневашева, В. А. Рынок труда и тенденции занятости в переходной российской экономике [Текст] / В. А. Гневашева // Рукопись депонирована в ИНИОН РАН  14.05.2003 г. № 57986. (2,6 п.л.)
  4. Гневашева, В. А. Прогнозирование занятости в экономике: методы и оценки [Текст] / В. А. Гневашева // Научная разработка. М.: Оракул-Ключ. 2003. (2,25 п.л.)
  5. Гневашева, В. А. Прогнозирование спроса на труд в экономике [Текст] / В. А. Гневашева // Научная конференция аспирантов ВЦУЖ. Тезисы докладов. М. : Изд-во ВЦУЖ. 2003. С. 13-18 (0,25 п.л.)
  6. Гневашева, В. А. Тенденции изменения уровня занятости в период реформ [Текст] / В. А. Гневашева // Сборник трудов молодых ученых МУМ : Проблемы реформирования современной российской экономики. В. 1. М. : Изд-во МУМ. 2003.  (0,25 п.л.)
  7. Гневашева, В. А. Образование и образованный человек в XXI веке [Текст] / В. А. Гневашева // Реферативный обзор. М. : МосГУ. 2004. № 1 (1). (1,6 п. л.).
  8. Гневашева, В. А. Прогнозирование занятости как возможность оптимизации структуры государственных расходов в социальной сфере [Текст] / В. А. Гневашева // Государство и общество: философия, экономика, культура: Доклады и выступления на международной научной конференции 14–15 апреля 2005 г. М. : ЛЕНАНД, 2005. (0,3 п. л.).
  9. Гневашева, В. А. Проблемы занятости молодежи [Текст] / В. А. Гневашева // Актуальные проблемы гуманитарных исследований : Доклады и материалы научной конференции, проведенной Институтом гуманитарных исследований 21 декабря 2004 г. в рамках научной сессии, посвященной 60-летию МосГУ, 2004 / отв. ред. Вал. А. Луков. М. : МосГУ, 2004. С. 37-41. (0,35 п. л.).
  10. Луков, Вал. А. Федеральная целевая программа «Дети села Центрального федерального округа Российской Федерации» : проект [Текст] / В. А. Луков, В. А. Гневашева. М., 2005. (6,0 п. л. / 3,0 п.л.).
  11. Гневашева, В. А. «Общественное благо» и формирование рынка образовательных услуг        [Текст] / В. А. Гневашева // Знание. Понимание. Умение. 2006. №4. С. 73–77. (0,4 п. л.) То же : Интернет : www.mosgu.ru [2006]
  12. Гневашева, В. А. Исследовательский университет (проблема определения) [Текст] / В. А. Гневашева // Брошюра. М. : МосГУ. 2006. (2,5 п. л.).
  13. Гневашева, В. А. Российский студент: социальный облик (по материалам мониторинга «Российский вуз глазами студентов») / Вал. А. Луков, В.А. Гневашева. М. : МосГУ, 2008. (3,5 п.л. / 1,75 п.л.).
  14. Гневашева, В. А. Человеческий капитал как гуманитарная константа [Текст] / В. А. Гневашева // Гуманитарные константы : материалы конференции Ин-та гуманит. исследований Моск. гуманит. ун-та, 16 февр. 2008 г. : сб. науч. статей.  М. : МосГУ, 2008. (0,5 п.л.).
  15. Гневашева, В. А. Студент МосГУ: социализационная динамика (сравнительный анализ материалов мониторинга) / Вал. А. Луков, В.А. Гневашева.  М. : МосГУ, 2008. (1,5 п.л. / 0,75 п.л.).
  16. Гневашева, В. А. Образовательный потенциал учреждений высшего профессионального образования как ресурс построения инновационной экономики [Текст] / В. А. Гневашева // Молодежь и инновационное развитие России. Научная конференция. М. : МосГУ, 2008. (0,5 п.л.).
  17. О тенденциях в развитии университетского образования в России и мире: научно-аналитический доклад / Авт.: Вал.А. Луков, Вл.А. Луков, В.А. Гневашева, Н.В.Захаров, Г.Ю. Канарш, Б.Н. Гайдин, С.В. Луков, О.В. Долженко; под общ.ред. Вал.А. Лукова. М.: Изд-во Моск гуманит. ун-та, 2009. (3,5 п.л./ 0,5 п.л. автора).
  18. Гневашева, В. А. Теоретико-методологические особенности образования в России как социально-экономического фактора развития человеческого потенциала нации [Текст] / В. А. Гневашева // Очерки по методологии комплексного изучения человека / отв. ред. Б. Г. Юдин ; Моск. гуманит. ун-т. Ин-т фундамент. и приклад. исследований ; Междунар. акад. наук. Отд. гуманит. наук Рус. секции. М. : МосГУ, 2009. (1 п.л.)
  19. Гневашева, В. А. Образование как фактор технологического развития общества [Текст] / В. А. Гневашева // Высшее образование для XXI века: VI международная научная конференция. Москва, 19-21 ноября 2009 г. : доклады и материалы. Ч. 1 / под общ. Ред. И.М. Ильинского. М. : МосГУ, 2009. (0,5 п.л.).
  20. Гневашева, В. А. Инновационное образование и проблемы создания распределенного университета [Текст] / В. А. Гневашева // Высшее образование для XXI века: VII международная научная конференция. Москва, 18-20 ноября 2010 г. : доклады и материалы. Ч. 1 / под общ. ред. И.М. Ильинского. М. : МосГУ, 2010. С. 244-254. (0,5 п.л.)

Подписано в печать ______________г. Заказ № _____ Тираж 100 экз.

Формат 60х84 1/16. Объем 2,0 п.л.

Издательство Московского гуманитарного университета, печатно-множительное бюро

111395, Москва, ул. Юности, 5/1


1        Положение молодежи в России. Аналитический доклад ЮНЕСКО. М., Издательство «Машмир», 2005. С. 9-35.

2        По данным Федеральной службы государственной статистики URL:http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_13/IssWWW.exe/Stg/d1/05-15.htm

3        Трудовая социализация подростков: По материалам социологического исследования «Особенности трудовой социализации подростков» (этап 2004 г.): Кол. монография /Под общ. ред. А. И. Ковалевой, Вал. А. Лукова. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005. (В.А. Гневашева – в составе творческого коллектива, по обработке данных и подготовке отчета.)

4        По материалам публикации Francoise DeLamare Le Deist & Jonathan Winterton Human Resource Development International, Vol. 8, No. 1, 27 – 46, March 2005 // Перевод: Епутаев Я. Ю. Что такое компетенции? / URL:http://www.hr-portal.ru

5        В 2010/2011 учебном году по данным Федеральной службы государственной статистики (www.gks.ru) в РФ насчитывалось 1115 вузов, из них 653 – это государственные и муниципальные учреждения и 462 – негосударственные.

6        По данным Федеральной службы государственной статистики: URL:http://www.gks.ru

7        По результатам авторского мониторинга «Российский вуз глазами студентов» за период 2004-2009 гг.: Гневашева В.А. Социальные и культурные ценностные ориентации российской молодежи: теоретические и эмпирические исследования: Науч. моногр. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011.

8        В работе рассматривались существовавшие на момент 01 января 2009 года семь федеральных округов РФ, а именно: Центральный ФО, Южный ФО, Северо-Западный ФО, Приволжский ФО, Уральский ФО, Сибирский ФО и Дальневосточный ФО.

9        По данным Федеральной службы государственной статистики: URL:http:// http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/population/wages/

10        Разработчик программы «DA – система 5.0 для Windows» Контекст (1989-2006)

11        Вклад автора – обработка данных, подготовка аналитических отчетов по исследованиям.

12         Особенности трудовой социализации подростков // Аналитический отчет. 2005-2006 гг.

13         Особенности социализации молодежи в современных условиях // Отчет о научно-исследовательской работе. М., 2009. (Вклад автора – обработка данных, подготовка аналитического отчета)

14        Гневашева В. А. Студент МосГУ: социализационная динамика (сравнительный анализ материалов мониторинга) / Вал. А. Луков, В.А. Гневашева М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.