WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СУЛИМАНОВ АДАМ РАХМАНОВИЧ

Программно-целевое управление развитием региональных экономических кластеров

(на примере агрокластеров чеченской республики)

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным  хозяйством: региональная экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Шахты, 2012

       Работа выполнена в Северо-Кавказском институте – филиале ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научный руководитель:        

Киселева Наталья Николаевна – доктор экономических наук, профессор

Официальные оппоненты:        

Попова Татьяна Дмитриевна – доктор экономических наук, профессор,  профессор кафедры «Организация производства и управления» ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса»

Иванов Николай Прокофьевич – доктор экономических наук, профессор, 

ФГАОУ  ВПО  «Северо-Кавказский федеральный университет», профессор кафедры экономического анализа и аудита

Ведущая организация:

  ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Защита состоится 21 декабря 2012 года в 16.00 на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.313.02 по экономическим наукам при ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса» по адресу: 346500, г. Шахты Ростовской области, ул. Шевченко, д. 147, корпус 2,  ауд. 247.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Южно-Российский  государственный  университет экономики и сервиса»  (г. Шахты Ростовской области, ул. Шевченко, д. 147).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ЮРГУЭС www.sssu.ru.

Автореферат разослан 20 ноября 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  С.Н. Новоселов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Необходимость преодоления межрегиональной дивергенции и перехода проблемных регионов к модели «догоняющего» развития обусловили поиск новых более конкурентоспособных форм их пространственной организации. Мировой опыт и практика модернизационных преобразований в опорных российских регионах позволяют рассматривать в качестве такой формы региональные кластеры. Будучи эффективной моделью государственно-частного партнерства и взаимодействия бизнес-структур, кластеры выступают источником конкурентоспособности региона. Кластерный поход, основанный на учете положительных синергетических эффектов региональной агломерции, сетевых эффектов, диффузии инноваций, способен выступить ускорителем социально-экономического развития проблемных регионов, препятствовать депривации сельских территорий.

Формирование общих условий кластерообразования связано с разработкой комплексной системы стратегического планирования кластерного развития территории. Стратегия развития регионального кластера и программа ее реализации являются основанием для осуществления комплексной государственной поддержки кластерных инициатив и развития кластерного потенциала.

Таким образом, императив обеспечения целостности экономического пространства определяет необходимость модернизации программно-целевого управления социально-экономическим развитием проблемных регионов, формирования кластерных стратегий и сетевых моделей взаимодействия.

Степень разработанности проблемы. Имеющиеся в научной литературе публикации в исследуемой области можно условно сгруппировать по тематической направленности следующим образом:

  • теоретические, методические и прикладные аспекты формирования и функционирования кластеров и их влияние на развитие региональных систем представлены в трудах Ю. Лавриковой, Л. Маркова, Л. Мясниковой, Р. Некрасова, И. Пилипенко, М. Портера, А.Татаркина, Т. Цихан, М. Энрайта, Л. Шеховцевой, М. Ягольницера и других зарубежных и отечественных ученых;
  • вопросы повышения эффективности агропродовольственного комплекса региона исследованы в работах Г. Беспахотного, А. Емельянова, Э. Крылатых, А. Нагоева, С. Новоселова, Е. Савватеева, И. Ушачева;
  • проблемами организации интегрированных систем кластерного типа в агропромышленном комплексе региона занимались О. Богданова, Г. Боуш, И. Горетов, Н. Киселева, Н. Климова, В. Константинович, Ю. Леметти, Р. Некрасов, В. Суровцев, М. Сухова;
  • программно-целевой подход к управлению региональной системой и ее отдельными подсистемами широко представлен в работах А. Адамеску, Д. Еделева, Н. Иванова, М. Керефова, В. Кистанова,  Б. Кузыка, В. Кушлина, В. Лексина, П. Минакира, И. Митрофановой, Р. Попова, И. Рисина, А. Татуева, Швецова, Ю. Яковца.

Анализируя многообразие фундаментальных подходов и прикладных исследований по раскрытию отдельных сторон очерчиваемой в диссертации тематике, отметим, что в экономической литературе доминирует точка зрения, в соответствии с которой к региональным условиям формирования кластеров относят высокий уровень диверсификации экономики региона, концентрации производства и конкуренции. Процесс кластерообразования рассматривается преимущественно применительно к опорным регионам, где эти условия уже сформированы. Практически вне поля зрения остаются вопросы формирования условий для создания кластеров в проблемных регионах, а также перспективы их развития и взаимодействия участников кластеров.

Рассматривая подходы к программно целевому управлению региональным развитием, отметим, что, несмотря на повышенный интерес к вопросам разработки и реализации региональных стратегий, планов, программ, основной акцент сделан на разработку стратегий социально-экономического развития регионов и комплексных программ. При этом на региональном уровне недостаточно внимания уделяется формированию отраслевых и кластерных стратегий, а также программ очагового типа, направленных на формирование территориально-производственных комплексов или кластеров.

Данные обстоятельства в сочетании с актуальностью исследования обусловили выбор темы диссертации, формулировку ее цели и задач.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в теоретическом обосновании и инструментарно-методическом обеспечении процесса развития региональных экономических кластеров на основе программно-целевого подхода (на примере аграрной сферы региона).

Достижение поставленной цели обусловило постановку следующих задач:

  • конкретизация понятия «агрокластер» и оценка влияние кластерных структур на конкурентоспособность региона;
  • исследование инструментарно-методологического базиса программно-целевого управления  развитием аграрной подсистемы региона  на основе кластерного подхода;
  • системная диагностика тенденций и перспектив развития пространственных социально-экономических систем аграрного региона;
  • алгоритмизация процесса разработки целевых региональных программ очагового типа, направленных на формирование экономических кластеров;
  • моделирование взаимодействия участников регионального экономического кластера на примере аграрной сферы;
  • определение перспективных направлений совершенствования институциональных условий формирования региональных экономических кластеров.

Объектом исследования выступает структурная организация региональных экономических кластеров в аграрной сфере и программно-целевые инструменты, обеспечивающие  их развитие. Предметом исследования являются управленческие отношения, возникающие в процессе формирования и развития региональных кластеров, институциональные условия, факторы и ресурсы вовлечения экономики проблемных регионов в инновационно ориентированное развитие.

Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта специальностей ВАК. Диссертационное исследование выполнено в соответствии с пунктами  3.3. «Пространственная организация национальной экономики; формирование, функционирование и модернизация экономических кластеров и других пространственно локализованных экономических систем»; 3.6. «…Региональные инвестиционные проекты: цели, объекты, ресурсы, эффективность»; 3.15. «Инструменты разработки перспектив развития пространственных социально-экономических систем. Прогнозирование, форсайт, индикативное планирование, программы, бюджетное планирование, ориентированное на результат, целевые программы, стратегические планы»; 3.22. «…Закономерности и особенности организации и управления экономическими структурами в регионах. Абсолютные и относительные преимущества региональных экономических кластеров. Исследование проблем производственной, транспортной, энергетической, социальной и рыночной инфраструктуры в регионах».

Теоретико-методологической основой исследования являются фундаментальные положения кластерных концепций регионального развития, исследования по вопросам инструментарно-методической поддержки процесса разработки стратегий и программ развития территорий.

Инструментарно-методический аппарат диссертационной работы представляет собой сочетание базовых приемов научного исследования: монографическое обследование, ситуационный, структурно-функциональный  и сравнительный анализ, методы экономико-математического моделирования, аналитико-прогностические методы. При обработке информации применялись аналитические пакеты программы Microsoft Excel.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики и ее территориальных органов,  Министерства сельского хозяйства Чеченской Республики, рейтингового агентства «Эксперт РА», результаты разработки федеральных и региональных целевых программ, Стратегии социально-экономического развития Чеченской Республики, а также данные, публикуемые в периодической печати.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в авторском подходе к теоретическому обоснованию и разработке практических рекомендаций по формированию региональных экономических кластеров в аграрном секторе на основе программно-целевого подхода.

       Наиболее существенные результаты проведенного исследования, содержащие научную новизну, которые выносятся на защиту, представлены в следующих положениях:

  1. Дополнено определение агрокластера с позиции его роли в институционализации региональных интересов (интересов населения, проживающего на данной территории), отраслевых интересов и интересов хозяйствующих субъектов (специализированных поставщиков факторов производства, предприятия по производству сельскохозяйственного сырья, организации в области его глубокой переработки и сбыта конечной продукции, конкурирующих, но при этом ведущих совместную работу с целью снижения трансакционных издержек и роста синергетического эффекта), что позволило предложить авторский подход к разработке стратегии развития регионального экономического кластера на основе согласования экономических интересов.
  2. Разработана модель процесса производства в сельском хозяйстве Северо-Кавказского федерального округа в форме производственной функции, позволившая оценить ключевые параметры, влияющие на конечный выпуск сельскохозяйственной продукции в регионе, с учетом вклада каждого из факторов в региональный экономический рост, что позволило обосновать возможные сценарии и стратегические направления развития региона в условиях восстановительного роста.
  3. Доказана необходимость региональных целевых программ очагового типа, направленных на формирование региональных экономических кластеров на базе создания единой инфраструктуры, комплексного освоения и использования территориальных сочетаний естественных и экономических ресурсов, региональной специализации и кооперации производства, и предложен алгоритм их разработки, позволяющий максимально полно реализовать потенциал формируемых агрокластеров.
  4. Спроектированы модели региональных экономических кластеров с учетом специализации сельского хозяйства отдельных муниципальных районов (кластер по производству мяса и мясных продуктов, плодово-ягодный кластер, кластер по производству изделий из кожи и шерсти) и определены механизмы формирования кластерных взаимосвязей, основанные на использовании потенциала сельскохозяйственной кооперации, ассоциативных форм взаимодействия бизнеса, развитии региональной рыночной инфраструктуры.
  5. Выявлены приоритетные направления региональной политики формирования кластерообразующих условий (повышение уровня конкуренции и степени концентрации производства, улучшение инновационной составляющей инвестиционного климата, диверсификация структуры экономики, стимулирование отраслей и сфер региональной экономики, которые способны дать синергетический эффект и содействовать росту эффективности использования трудовых ресурсов территории) и инструменты их реализации.
  6. Сформулированы предложения по созданию целостной иерархической системы поддержки региональных инвестиционных проектов, включающей системы внебюджетного и государственного инвестирования кластерных инициатив, ориентированной на долгосрочное вложение капитала в экономику региона и обеспечение как экономической, так и социальной эффективности реализуемых проектов.

Теоретическая и практическая значимость исследования проблемы заключается в том, что разработанные в диссертации положения помогут теоретически  и  методически  решить  важную  региональную  проблему – обеспечение ускоренного инновационного развития проблемных регионов за счет формирования и функционирования региональных экономических кластеров.

Непосредственно практическое значение исследования состоит в том, что предложенные концептуальные подходы и теоретико-методологические решения по программно-целевому управлению процессом кластерообразования в регионе доведены до конкретных практических рекомендаций и могут быть использованы органами управления Чеченской Республики в ходе разработки отраслевой стратегии развития агропромышленного комплекса, отдельных региональных целевых программ и частных кластерных стратегий.

Исследование позволит обогатить теоретическим и эмпирическим материалом учебные курсы по предметам «Региональная  экономика и территориальное планирование»,  «Планирование и прогнозирование», отдельные  спецкурсы  по  проблемам  регионального развития.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертационного исследования докладывались автором на методологических семинарах преподавателей и аспирантов в Чеченском государственном университете (2010-2012); на региональной научно-практической конференциях «Актуальные проблемы региона» (Нальчик, 2004); IX региональной научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому Региону» (Ставрополь, 2005); научных конференциях «Научно-организационные и экономические аспекты генезиса формирования, планирования и прогнозирования региональных экономических систем» (Ессентуки, 2006), «Актуальные проблемы экономики, образования и науки» (Кисловодск, 2008), «Социально-экономические проблемы регионов ЮФО» (Владикавказ, 2008), «Региональная экономика: проблемы и решения» (Нальчик, 2009), Международной научно-практической конференции «Проблемы функционирования и развития экономики регионов Северного Кавказа и ЮФО: вызовы и решения» (Нальчик, 2010), «Проблемы экономического развития и управления на Северном Кавказе» (Карачаевск, 2011); межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы устойчивого развития регионов России» (Ростов-на-Дону, 2011),  и др.

Результаты исследования являются составной частью исследовательского  проекта № «2012-1.2.2-12-000-3002-029» "Исследование потенциала экономического роста и обеспечения социальной безопасности депрессивных регионов", реализуемого в рамках Федеральной целевой программы "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России" на 2009-2013 годы.

Основные положения, рекомендации и предложения диссертационного исследования представлены в Министерство экономического развития Чеченской Республики. Ряд положений исследования используется в образовательном процессе в Чеченском государственном университете.

Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 12 научных работ общим объемом 5,1 п.л., в том числе 4 статьи в журналах «Фундаментальные исследования», «TERRA ECONOMICUS», «Управление экономическими системами», которые входят в реестр журналов, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для опубликования материалов по кандидатским и докторским диссертациям.

Структура работы определена основной целью исследования и порядком решения поставленных задач. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка литературы и приложений.

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, отражены его цели и задачи, характеризуется теоретическая и методологическая основа, определены объект и предмет исследования, показана научная новизна, практическая значимость и апробация диссертационной работы.

В первой главе рассмотрены теоретико-методологические и институциональные основы программно-целевого управления кластерным развитием региона, обоснована необходимость применения кластерного подхода к повышению конкурентоспособности региона.

Во второй главе предложен алгоритм формирования комплексной системы стратегического планирования кластерного развития аграрного сектора региона, включающий, технологическую схему разработки региональной стратегии развития агросферы,  концепции и программы ее кластерного развития региона в период восстановительного роста. Особое внимание уделено ситуационному и сценарному анализу развития регионального аграрного сектора с использованием производственной функции.

В третьей главе разработан механизм программно-целевого управления  кластерным развитием аграрной сферы региона, направленный на формирование кластерообразующих условий, укрепление внутрикластерных взаимосвязей и обеспечение финансовой поддержки кластерных инициатив.

В заключении обобщены важнейшие выводы и практические рекомендации по результатам проведенного исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Задачи преодоления рецессии в экономике региона в восстановительный период необходимо решать в условиях усиливающейся конкуренции на различных уровнях и в различных сферах экономической деятельности. В складывающихся условиях переход от модели «догоняющего» к модели «опережающего» развития возможен лишь за счет наращивания конкурентных возможностей региона.

В условиях глобализации уровень конкурентоспособности экономики региона зависит от эффективности функционирования но­вых конкурентоспособных форм организации производства – региональных экономических кластеров, под которыми понимают сконцен­трированную на некоторой территории группу взаимосвязанных компаний; поставщиков оборудования, комплектующих и специали­зированных услуг; инфраструктуры; научно-исследовательских институтов; вузов и других образовательных организаций, взаимодо­полняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущест­ва отдельных компаний и организаций, а также кластера в целом.

Региональные кластеры можно классифицировать по ряду признаков (схема 1).

Признак

Тип кластера

Характеристика

Степень интеграции в национальную экономику

Неторгующие (местные) кластеры

Обслуживают местные рынки и не подвержены конкуренции между регионами

Торгующие кластеры

Ориентированы на экспорт продукции за пределы региона

Географическая близость

Локальные

Географически концентрированные предприятия, испытывающие влияние агломерационного эффекта

Размытые

Географически удаленные друг от друга горизонтально или вертикально связанные фирмы

Отраслевая близость

Специализированные

Формируются на основе цепочки создания стоимости, четко определенной сетями поставок. Объединение  специализированных поставщиков вокруг нескольких ключевых предприятий

Неспециализированные

Разобщенные в отраслевом отношении интегрированные структуры, не отвечающие требованию объединения специализированных поставщиков и связанных с ними учреждений. Включают предприятия различной отраслевой специализации

Характер вовлечения в производство

Производственные

Основаны на использовании природных ресурсов, создают материальные продукты

Сервисные

Оказывают услуги

Компетентностные

Концентрация бизнеса в конкретной области технических знаний или компетентности в регионе. Создают знание как объект, удовлетворяющий определенные потребности

Схема 1 – Классификация региональных кластеров

* Составлена автором по материалам исследования

Обобщение представленных в научной литературе подходов к трактовке категорий «агрокластер» позволяют определить агрокластер как форму институционализации интересов, сконцентрированной на определенной территории группы взаимосвязанных компаний и организаций, включающих специализированных поставщиков факторов производства, предприятия по производству сельскохозяйственного сырья, организации в области его глубокой переработки и сбыта конечной продукции, конкурирующих, но при этом ведущих совместную работу с целью снижения трансакционных издержек и роста синергетического эффекта, а также интересов населения, проживающего на данной территории.

Кластерный подход в управлении региональным развитием реализуется в форме кластерной политики. В мировой практике можно выделить две модели, в рамках которых осуществляется кластерная политика – либеральная (США, Великобритания, Австралия, Канада), в рамках которой кластер рассматривается как рыночный организм, а роль федеральных властей заключается в снятии барьеров для его естественного развития, и дирижистская (Япония, Корея, Сингапур, Швеция, Франция, Финляндия, Словения), предполагающая активное участие государства в формировании и развитии кластеров. Анализ проводимой в России кластерной политики свидетельствует о формировании дирижистской модели, которая, на наш взгляд, наиболее эффективна в современных российских условиях. Реализацию такой модели кластерной политики необходимо рассматривать по трем иерархическим уровням (рис. 1).

Реализация эффективной кластерной политики предполагает разработку стратегий, ориентированных на формирование региональных экономических кластеров.

Приоритетные стратегические направления формирования региональных экономических кластеров должны определяться с учетом региональных особенностей, среди которых в Чеченской Республике прежде всего следует выделить высокие удельный вес сельского населения и уровень сельской безработицы (таблица 1). Это позволяет определить в качестве приоритетного направления кластерной политики в Чеченской Республике поддержку развития региональных агрокластеров.

Таблица 1 – Удельный вес городского и сельского населения и уровень безработицы в 2010 году, %

Регион

Удельный вес городского и сельского населения

Уровень безработицы

город

село

город

село

Российская Федерация

73,7

26,5

6,4

10,8

Северо-Кавказский федеральный округ

49,1

50,9

13,8

20,3

Чеченская Республика

35,0

65,0

40,0

44,7

* Составлена по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Стат.сб./ Росстат. – М., 2011. – С.58; Обследование населения по проблемам занятости [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b10_30/Main.htm

Рисунок 1 – Основные элементы кластерной политики по иерархическим уровням

* Составлен автором по материалам исследования

Проведенный в работе анализ показателей эффективности и результативности аграрного сектора Чеченской Республики, выступающий основой разработки отраслевой стратегии, выявил низкую производительность труда (261,7 тыс. руб. при среднероссийском значении 385,1 тыс. руб.) при наметившейся тенденции роста эффективности использования основных фондов (с 0,2 руб. в 2007 г. до 1,02 руб. в 2010 г.).

Ситуативный анализ позволил обосновать вывод о том, что животноводство региона обладает более сильными конкурентными позициями, чем растениеводство, и его дальнейшее развитие, а также развитие сопряженных с ним отраслей,  необходимо рассматривать в качестве приоритетного направления развития аграрной сферы региона. Возможности для развития животноводства  создает емкий ненасыщенный региональный и национальный потребительский рынок. Мясом собственного производства Чеченская Республика обеспечивает население лишь на 36 %. Объемы ввозимой на территорию региона мясной продукции за период с 2007 по 2011 годы увеличились почти в 2 раза,  при отсутствии вывоза произведенной продукции за пределы региона. Потребление мяса на душу населения в Чеченской Республике в 2010 году составило 50 кг, что в среднем ниже, чем по Российской Федерации – 66,7 кг и по Северо-Кавказскому Федеральному округу – 51 кг и ниже рекомендуемых медицинских норм питания (81 кг).

Стратегия развития регионального аграрного сектора должна также базироваться на исследовании пространственного потенциала развития.

Анализ пространственного потенциала развития сельского хозяйства Чеченской Республики в разрезе муниципальных образований (табл. 2) позволил выделить 5 групп сельских территорий с позиции их вклада в развитие сельского хозяйства Республики: 1) полюса роста аграрного сектора региона; 2) опорные территории; 3) трудолимитированные территории с интенсивным типом сельскохозяйственного производства; 4) территории экстенсивного развития; 5) районы невыраженной аграрной специализации.

К полюсам роста отнесены районы, вносящие значительный вклада в развитие сельского хозяйства Республики и характеризующиеся объемом сельскохозяйственной продукции на душу населения, превышающим среднерегиональное значение в 2 и более раза и, как следствие высоким уровнем сельскохозяйственного производства. К таким районам относятся Надтеречный, Наурский, Шелковской, Ножай-Юртовский районы Чеченской Республики.

Под опорными территориями предлагаем понимать районы с высокой долей в общем объеме производимой сельскохозяйственной продукции региона, объем сельскохозяйственной продукции на душу населения превышает среднерегиональное значение. В эту группу регионов входят Грозненский, Гудермесский, Урус-Мартановский, Шалинский и Веденский районы.

Трудолимитированные территории с интенсивным типом сельскохозяйственного производства характеризуются незначительным вкладом в общерегиональный объем сельскохозяйственного производства при высоком уровне развития сельскохозяйственного производства. Лимитирующим фактором развития аграрного сектора данных районов выступает низкая численность населения. Так, доля населения Шаройского района составляет лишь 0,24% в общей численности населения Чеченской Республики, Итум-Калинского – 0,43%.

Таблица 1 – Показатели, характеризующие уровень развития сельскохозяйственного производства в муниципальных образованиях Чеченской Республики в 2010 году

Муниципальное образование

Доля территории в общем объеме производимой сельскохозяйственной продукции в регионе, %

Объем сельскохозяйственной продукции на душу населения, млн.руб.

Соотношение уровня сельскохозяйственного производства со  среднерегиональным, %

Чеченская Республика

100

8,58

100,0

Ачхой-Мартановский

5,39

7,48

87,1

Веденский

4,49

13,27

154,6

Грозненский

10,79

9,92

115,6

Гудермесский

9,45

13,17

153,5

в том числе  г. Гудермес

0,86

2,06

24,0

Надтеречный

8,72

17,02

198,4

Наурский

9,53

18,95

220,9

Ножай-Юртовский

7,47

16,44

191,6

Урус-Мартановский

8,14

12,39

144,4

Курчалоевский

7,99

7,62

88,9

Сунженский

1,85

9,58

111,6

Шалинский 

8,21

13,09

152,6

Шатойский

1,91

12,37

144,2

Шаройский

0,61

21,46

250,1

Шелковской

10,47

21,29

248,1

Итум-Калинский

0,99

19,57

228,0

г. Грозный

2,30

0,92

10,7

г. Аргун

0,83

3,05

35,6

* Авторские расчеты по: Продукция сельского хозяйства Чеченской Республики: статистический бюллетень. – Грозный, 2011. – С.10; Чеченская Республика в цифрах. 2011: Краткий статистический сборник. – Грозный, 2011. – С.152.

К территориям экстенсивного развития отнесены районы с достаточно высоким удельным весом в общем объеме сельскохозяйственного производства Республики. Однако объем сельскохозяйственной продукции на душу населения ниже среднерегионального значения, что свидетельствует о том, что вклад в общерегиональное производство достигается за счет значительного объема используемых факторов производства при низкой их производительности. В данном случае речь идет о Курчалоевском и Ачхой-Мартановском районах.

Районы невыраженной аграрной специализации представлены Сунженским и Шатойским районами, вклад которых в общий объем сельскохозяйственного производства является незначительным в условиях отсутствия ограничений по трудовым ресурсам при относительно высокой отдаче от используемых факторов производства.

На основе данных таблицы 3 построена трехфакторная производственная функция, характеризующая зависимость объемов выпуска сельскохозяйственной продукции в СКФО от объема ресурсов, вовлеченных в отрасль:

В полученной модели параметр а0 рассматривался как постоянная, то есть а0=const. Данный параметр учитывает рост производительности факторов производства под влиянием НТП, изменений условий хозяйствования в аграрной сфере, совершенствование институциональной среды и системы стратегического управления развитием аграрного сектора экономики. Изменение данных факторов во времени выступает как трудо-, земле- и капиталосберегающий фактор и требует построения динамической производственной функции, в которой время t фигурирует в качестве самостоятельного фактора производства, влияющего на объем выпускаемой сельскохозяйственной продукции.

Таблица 3 – Продукция сельского хозяйства и ресурсы, используемые для ее производства

РД

РИ

КБР

КЧР

РСО

ЧР

СК

Продукция сельского хозяйства (Q), млн. руб.

2007

33545

2379

16746

10129

10327

6921

69071

2008

40306

2978

19459

12397

14194

8547

76415

2009

45502

2943

20505

14719

15174

10380

67702

2010

49602

3248

24136

17070

17807

10885

82852

Стоимость основных фондов (K), млн. руб.

2007

36881

4630

10192

16150

6948

33984

54477

2008

42170

3840

11372

17160

7849

10304

68957

2009

54113

4193

13622

18747

8867

11006

75495

2010

59793

4312

14396

19120

6429

10688

84881

Численность занятых (L),

тыс. чел.

2007

249,3

6,7

68,1

36,3

45,8

37,1

218,0

2008

250,6

7,6

65,1

36,5

45,8

40,5

216,0

2009

249,1

7,3

66,3

37,4

45,5

33,1

215,0

2010

246,5

6,4

67,7

40,0

45,6

41,6

215,9

Посевные площади (Z),

тыс. га

2007

270,0

49,5

278,6

117,0

149,6

165,3

2872,4

2008

275,0

56,9

297,1

113,4

167,6

183,8

2945,1

2009

274,5

57,5

297,9

135,2

173,0

199,0

2972,9

2010

271,0

62,7

297,1

121,9

160,6

189,0

2890,5

Сокращения: РД – Республика Дагестан;        РИ – Республика Ингушетия; КБР – Кабардино-Балкарская Республика; КЧР – Карачаево-Черкесская Республика; РСО – Республика Северная Осетия – Алания; ЧР – Чеченская Республика; СК – Ставропольский край

* Составлена  по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008 – 2011: Стат.сб./ Росстат. – М., 2008 – 2011.

Дать точную оценку влияния технологических и институциональных преобразований в аграрной сфере на изменение производительности факторов производства не представляется возможным. Однако исследование динамики объемов выпуска сельскохозяйственной продукции и величины используемых факторов производства с использованием модели Я. Тинбергена позволяет определить тренд такого влияния. Сравнение значений модельного и фактического объемов выпуска сельскохозяйственной продукции за анализируемый период  годы позволило получить следующий вид динамической производственной функции:

,

где - кинетическая компонента, показывающая вклад технического прогресса; = 0,0733 – эффективность используемых технологий; t – время.

Использование обоснованной производственной функции позволило оценить ключевые параметры, влияющие на конечный выпуск сельскохозяйственной продукции (табл. 4).

Рост предельных продуктов труда и земли вызван ростом средней производительности этих факторов. Неизменно низкое значение предельной производительности капитала свидетельствует об использовании избыточного объема морально и физически устаревших машин и оборудования, не способных обеспечить интенсивный рост производства.

Таблица 4 – Параметры, влияющие на конечный выпуск сельскохозяйственной продукции в СКФО

Годы

, млрд. руб.

, млрд. руб.

, млрд. руб.

2008

161,9

0,1

8,4

1646,1

85,7

19,2

2009

177,9

0,1

9,0

1918,8

96,9

19,8

2010

190,5

0,1

10,1

2027,8

107,0

18,9

* Авторские расчеты

В развитых экономиках предельная норма технологического замещения труда капиталом   уменьшается. Это означает, что действует закон убывающей предельной нормы замещения: при неизменном выпуске труд становится менее производительным относительно производительности капитала. Предельная норма технологического замещения труда капиталом в экономике регионов СКФО росла в абсолютном измерении , что  характеризует слабый трудоинтенсивный тип технического прогресса. С увеличением объема используемого основного капитала убывает его отдача, выражающаяся в снижении предельного продукта.

Значение кинетической компоненты , свидетельствует об экстенсивном характере прироста сельскохозяйственного производства.

Сравнение значений коэффициентов эластичности (=0,091204; =0,614965; =0,195336) приводит к выводу о том, что в регионах СКФО, в том числе и Чеченской Республике, в сельском хозяйстве доминирует устаревший технологический уклад, основанный на использовании трудоемких технологий. Так, однопроцентной увеличение количества фактора производства труд приводит к росту объема сельскохозяйственной продукции на 0,6%, в то время как однопроцентное увеличение фактора производства земля – на 0,2%, а капитала – лишь на 0,09%.

В качестве причины низкого вклада фактора земля в увеличение объема сельскохозяйственного производства можно обозначить снижение плодородия почв и недостаточную эффективностью мероприятий направленных на их восстановление. 

Логика представленного выше анализа позволяет обозначить три сценария развития.

Первый сценарий – сценарий экстенсивного развития при полной занятости. Данный сценарий предполагает вовлечение в производство дополнительных ресурсов. Увеличение объема используемых факторов производства возможно за счет использования в сельском хозяйстве труда ныне безработного населения Чеченской Республики (235 тыс. чел) и неиспользуемых сельскохозяйственных угодий, площадь которых по приблизительным оценкам составляет 130 тыс. га, а также полное обновление изношенных основных фондов.

Реализация данного сценария обеспечит прирост объема сельскохозяйственного производства в Республике около 66%. Таким образом, данный сценарий не позволит реализовать конкурентные преимущества региона и зафиксирует его низкие конкурентные позиции в национальном хозяйстве.

Второй сценарий описывает экстенсивный тип догоняющего развития. В его основу положены следующие рассуждения. В 1991 году объемы производства сельскохозяйственной продукции в Чеченской Республике соответствовали значению данного показателя в Кабардино-Балкарской Республике (1,6 млрд. руб.), превышая на 33% значение аналогичного показателя для Карачаево-Черкесской Республики и на 50% для Республики Северная Осетия - Алания. Это позволяет говорить, что природно-ресурсный потенциал Чеченской Республики не только не уступает ряду других северокавказских регионов, но и превосходит их. При этом сегодня объем сельскохозяйственного производства в Чеченской Республике в 2,2 раза меньше, чем в Кабардино-Балкарии, в 1,6 раза меньше, чем в  Карачаево-Черкессии и в Северной Осетии – Алании. Учитывая этот факт, а также то, что среднегодовой прирост производства сельскохозяйственной продукции в этих регионах составляет около 7%, догоняющий тип развития предусматривает рост объема сельскохозяйственного производства в Чеченской Республике на 300%.

Реализация сценария экстенсивного догоняющего развития потребует, наряду c полным использованием имеющихся резервов труда и земли, увеличить к 2025 году объем капитала в 26,5 раз. В связи с чем такой сценарий представляется нам и малореалистичным, и низкоэффективным.

Третий сценарий – инновационный тип догоняющего развития. Он предполагает, наряду с параметрами K, L, Z заложенными в первом сценарии ускорение темпов научно-технического прогресса, использование инновационных технологий в сельскохозяйственном производстве, что приведет к изменению параметра , который будет равен 2,34. Производственная функция в этом случае примет вид:

Реализация последнего сценария возможна лишь на базе создания единой инфраструктуры, комплексного освоения и использования территориальных сочетаний естественных и экономических ресурсов, специализации и кооперации производства, и требует реализации программ очагового типа, направленных на формирование и развитие кластерных инициатив.

Средством воплощения стратегии развития аграрной сферы являются целевые программы, которые отражают способ достижения поставленной в стратегии цели.        Следует отметить, что большинство разрабатываемых и реализуемых региональных программ являлись фронтальными – охватывали своим влиянием социально-экономические процессы крупных региональных систем, или локальными – были ориентированы на совершенствование структуры городов или городских агломераций. Такие программы зачастую становились способом бюджетного софинансирования множества разрозненных проектов, нежели средством обеспечения прогрессивных структурных сдвигов в аграрной сфере региона, сглаживания социальных противоречий. Более эффективными, на наш взгляд, являются программы очагового типа, направленные на формирование экономических  кластеров на базе создания единой инфраструктуры, комплексного освоения и использования территориальных сочетаний естественных и экономических ресурсов, специализации и кооперации производства.

В работе предложен алгоритм разработки концепции и программы развития кластера, который включает: формирование портфеля кластеров, оценку кластерного потенциала региона и предпосылок его создания, определение целей, задач, целевых ориентиров, границ и структуры кластера, разработку технологии взаимодействия внутри кластера, выявление институциональных «разрывов», не позволяющих обеспечить эффективное взаимодействие участников кластера, обоснование сфер и механизма сотрудничества участников в рамках кластера, разработку плана программных мероприятий с указанием сроков, ответственных, ресурсов и их источников.

Мониторинг состояния аграрной сферы Чеченской Республики, потенциала рынка и  предлагаемых к реализации в регионе проектов позволил обозначить следующие потенциальные кластеры: кластер по производству мяса и мясных продуктов, плодово-ягодный кластер, кластер по производству изделий из шерсти.

Кластерные структуры возникают в институциональной среде, характеризующейся определенными качественными свойствами, стимулирующими процесс кластеризации.

Важными свойствами институциональной среды, способствующими процессу кластерообразования, являются высокий уровень конкуренции, побуждающий местные хозяйствующие субъекты к интеграционному взаимодействию, и высокий уровень концентрации производства. Доминирование хозяйств населения в производстве сельскохозяйственной продукции региона свидетельствует о преобладании натурального и мелкотоварного производства и практически полном отсутствии конкуренции между производителями как важнейшего элемента кластерной формы организации бизнеса. Особо следует отметить тот факт, что доля сельскохозяйственных организаций в общем объеме производства продукции растениеводства в Чеченской Республике в 1,5 раза меньше, чем в России в целом и имеет тенденцию к снижению. Аналогичная картина наблюдается и в отношении продукции растениеводства крестьянских (фермерских) хозяйств (табл. 5).

Особенно низкий уровень концентрации производства характерен для животноводства Чеченской Республики. Если в Российской Федерации на долю сельскохозяйственных организаций приходится 48,7% всей животноводческой продукции, в среднем в СКФО – 16,9%, то в Чеченской Республике эта доля составляет лишь 1,6%. Незначительна доля крестьянских (фермерских) хозяйств.

Таким образом, низкие конкуренция и концентрация производства приводят к недостаточной критической массе участников агрокластера.

В этой связи большое значение для Чеченской Республики играет развитие малых форм хозяйствования в аграрной сфере региона. С этой целью реализуется республиканская целевая программа «Поддержка начинающих фермеров в Чеченской Республике на период 2012 – 2014 годов», в качестве цели которой определено развитие крестьянских (фермерских) хозяйств для увеличения производства и сбыта сельскохозяйственной продукции путем обеспечения условий для создания, расширения и модернизации производственной базы начинающих фермерских хозяйств; создания условий для крестьянских (фермерских) хозяйств по доступности финансовых ресурсов; стимулирования перехода граждан, занимающихся ведением личного подсобного хозяйства, в крестьянские (фермерские) хозяйства.

К условиям, стимулирующим процесс кластерообразования в регионе, можно также отнести хороший инвестиционный климат.

По данным рейтингового агентства «Эксперт РА» за 2011 год инвестиционный рейтинг Республики оценивается как 3D, что означает низкий потенциал, экстремальный риск. В инвестиционном рейтинге регионов Республика занимает 85-е место по инвестиционному риску и 77-е по инвестиционному потенциалу. Наименьший инвестиционный риск – экологический, наибольший – финансовый и криминальный. Наибольший инвестиционный потенциал – инфраструктурный, наименьший – туристический и инновационный.

Таблица 5 – Структура продукции по категориям хозяйств (в фактических ценах; в процентах от хозяйств всех категорий)

Наименование  территории

Сельскохозяйственные

организации

Хозяйства

населения

Крестьянские (фермерские) хозяйства, индивидуальные предприниматели

2009

2010

2009

2010

2009

2010

Растениеводство

Российская Федерация

43.8

40.5

44.6

48.4

11.6

11.1

Северо-Кавказский федеральный округ

43.1

45.5

42.3

38.8

14.6

15.7

Республика Дагестан

9.2

11.2

82.3

80.3

8.5

8.5

Республика Ингушетия

22.0

25.4

59.4

63.8

18.6

10.9

Кабардино-Балкарская Республика

17.3

20.5

47.0

39.5

35.7

40.0

Карачаево-Черкесская Республика

47.4

44.6

41.6

43.0

11.0

12.4

Республика Северная Осетия-Алания

31.3

36.5

49.0

48.1

19.7

15.4

Чеченская Республика

36.7

26.1

53.4

66.3

9.9

7.6

Ставропольский край

69.9

69.4

17.6

16.9

12.5

13.7

Животноводство

Российская Федерация

46.9

47.8

49.5

48.3

3.6

3.9

Северо-Кавказский федеральный округ

18.4

16.9

72.6

73.0

9.1

10.0

Республика Дагестан

10.7

10.3

79.2

77.0

10.1

12.7

Республика Ингушетия

0.7

1.5

86.3

82.3

13.0

16.1

Кабардино-Балкарская Республика

12.6

15.2

72.4

70.0

15.0

14.8

Карачаево-Черкесская Республика

13.5

12.8

68.0

67.7

18.6

19.5

Республика Северная Осетия-Алания

10.1

8.6

84.0

84.9

5.8

6.5

Чеченская Республика

2.6

1.4

94.3

95.5

3.1

3.1

Ставропольский край

38.5

34.6

56.0

60.2

5.5

5.2

* Составлена  по: Продукция сельского хозяйства Чеченской Республики в 2010 году: стат. бюллетень./  Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Чеченской Республике. – Грозный, 2011. – С.21-22.

Поэтому улучшение инвестиционного климата Республики в период восстановительного роста, прежде всего, предполагает проведение активной инновационной политики в регионе, способствующей максимальному использованию интеллектуальных и научно-технических ресурсов региона. Эффективными механизмами инновационной политики региона в условиях восстановительного роста являются: 1) установление в бюджете региона минимально допустимых затрат на финансирование науки и инноваций и придание этим статьям статуса защищенных; 2) создание инновационных центров, таких как Инновационный консалтинговый центр, Центр аграрных реформ, Центр научно-технической информации, и Координационного совета по инновациям, осуществляющего аналитические исследования инновационных возможностей.

Одним из определяющих условий формирования кластера выступает диверсифицированная структура экономики.

Анализ структуры обрабатывающих производств экономики Чеченской Республики (табл. 6) позволяет утверждать, что агропромышленный комплекс производит преимущественно продукцию невысоких переделов. В то время как в Российской Федерации суммарный среднедушевой объем производства отраслей переработки сельскохозяйственного сырья превосходит среднедушевой объем производства продукции сельского хозяйства, в среднем по регионам экономические результаты отраслей пищевой и легкой промышленности в расчете на одного жителя с учетом входящей в цену созданной добавленной стоимости отстают от экономических результатов сельского хозяйства.

Таблица 6 – Объемы производства продукции сельского хозяйства, отраслей пищевой и легкой промышленности в экономике регионов СКФО в 2010 году, тыс. рублей на душу населения

Продукция сельского хозяйства

Производство пищевых

продуктов,

включая

напитки, и

табака

Текстильное

и швейное

производство

Производство кожи,

изделий из

кожи и производство

обуви

Российская Федерация

18,3

22,4

1,3

0,3

Северо-Кавказский федеральный округ

21,6

8,2

0,3

0,1

Республика Дагестан

16,7

3,1

0,0

0,0

Республика Ингушетия

7,9

0,1

0,0

0,0

Кабардино-Балкарская Республика

28,1

12,4

0,5

0,2

Карачаево-Черкесская Республика

35,6

12,0

0,3

0,0

Республика Северная Осетия-Алания

25,0

7,9

0,4

0,0

Чеченская Республика

8,6

0,4

0,0

0,0

Ставропольский край

29,7

16,5

0,8

0,2

* Составлена по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Стат. сб. / Росстат. - М., 2011. – С. 54, 844.

Одним из эффективных инструментов, стимулирующих создание перерабатывающих производств в Чеченской Республике, являются агропромышленные пред­принимательские зоны.

Региональная кластерная политика должна базироваться на поддержке тех отраслей и сфер региональной экономики, которые способны дать синергетический эффект и дать толчок к самостоятельному развитию предпринимательства. Такой эффект, в частности, обеспечивает транспортная инфраструктура, которая обеспечивает надёжность связей между хозяйствующими субъектами, а также доступ потребителей к производимой продукции. Неслучайно ключевым фактором в первых теориях размещения производства (Й. Тюнена, Лаундхарта, Вебера) выступали транспортные издержки.

Современное состояние транспортной инфраструктуры в Чеченской Республике не позволяет обеспечить снижение удельных трансакционных и транспортных издержек предпринимательских структур и активизировать кластеризацию региональной экономики. Косвенным свидетельством недостаточного уровня развития транспортно-логистической инфраструктуры региона выступает неуклонное снижение доли региона в перевозке грузов, а также доли транспорта в инвестициях в основной капитал, которая и без того в 5 раз ниже среднероссийского уровня (табл. 7).

Таблица 7 – Показатели развития транспорта в регионе

2006

2007

2008

2009

2010

Доля грузов, принятых к перевозке железнодорожным транспортом общего пользования на территории субъекта РФ в составе СКФО, в общем объеме грузов, отправленных железнодорожным транспортом общего пользования в СКФО,

тыс. тонн

Чеченская Республика

10,5

10,5

10,4

9,2

7,5

Доля региона в перевозке грузов автомобильным транспортом организаций в общем объеме по СКФО, тыс. тонн

Чеченская Республика

46,4

32,1

36,7

29,0

27,2

Доля транспорта в инвестициях в основной капитал, %

Чеченская Республика

2,5

2,1

9,9

6,6

4,7

Российская Федерация

18,3

17,3

21,5

24,2

24,4

*Авторские расчеты по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Стат.сб./ Росстат. – М., 2011. – С.645, 647, 940 – 941

Одними из наиболее эффективных с точки зрения стимулирования кластерообразования элементов транспортной инфраструктуры выступает транспортно-распределительные центры, позволяющие проводить анализ, аккумуляцию и перераспределение потоков товарно-материальных ценностей внутри региона, как между отдельными предпринимательскими структурами внутри кластеров, так и между кластерами. Создание сети транспортно-распределительных центров в регионе на основе реализации механизмов государственно-частного партнёрства обеспечит синергетический эффект за счёт экономии затрат предпринимательских структур при совместном использовании инфраструктуры и специального оборудования и приводит к росту к превращению потенциальных и латентных кластеров в сильные и устойчивые.

Необходимым условием кластерообразования в агропромышленном комплексе региона, на наш взгляд, должна стать структурная перестройка системы торговли и товародвижения сельскохозяйственной продукции и продовольствия.

Рассматривая в контексте нашего исследования агрокластер как форму институционализации экономических интересов, следует отметить их ключевую роль в повышении степени трудозанятости сельского населения. Это особенно актуально для Чеченской Республики. По данным 2010 года уровень безработицы в среднем по регионам СКФО составил 16,9% при среднероссийском значении 7,5%. При этом в экономике Чеченской Республики значение данного показателя достигло  43,1%. Поэтому решение задачи по созданию кластерообразующих условий должно предваряться глубокими технико-экономическими и социально-экономическими исследованиями динамики демографических показателей территорий в разрезе поселений. Такой подход предопределяет следующий алгоритм действий:

  1. определение в разрезе поселений количества и качества трудоспособного населения, не занятого регулярной трудовой деятельностью;
  2. оценка потенциальных возможностей территорий, прилегающих к поселениям на предмет создания рабочих мест (реконструкция и новое строительство рабочих производственных и иных объектов) и соответствующих затрат;
  3. исследование предпочтений местного населения к конкретным видам деятельности для учета в стратегическом плане создания мест приложения труда;
  4. разработка в разрезе поселений модельных карт трудоизбыточности (трудодефицита) региона.

Такие карты должны содержать информацию о резервах высвобождения работников в действующих организациях и их предрасположенность к видам деятельности; незанятом трудоспособном населении, включая лиц пенсионного возраста, и его предпочтения видов работ; вхождении в трудоспособный возраст молодежи по годам планируемого периода с предложениями по ее трудоиспользованию; выбытии работников по возрасту или по другим причинам, его компенсация миграционными потоками (приток, отток).

На основе полученных карт входящих в регион поселений целесообразно разрабатывать варианты их эффективного кластерного развития. Определяющее значение в решении оптимизационной задачи размещения производств и поддержки кластерных инициатив, наряду со степенью трудозанятости населения, будут иметь плодородие почв, имеющийся природно-ресурсный, и инфраструктурный потенциал территорий, сложившиеся специализация и производственные связи.

Отличительной особенностью предлагаемого подхода к поддержке кластерных инициатив выступает то, что, если для фирм – потенциальных участников кластера критерием эффективности вхождения в кластер является минимизация приведенных затрат на создание и развитие на территории конкретного производства (сумма затрат на производство продукции и ее доставку потребителям), то для региональных правительственных структур, входящих в кластер, в качестве такого критерия следует рассматривать заработную плату трудоспособного населения.

Такая форма поддержки социальной стабильности будет, в свою очередь, стимулировать экономический рост в отраслях пищевой промышленности и создавать условия по расширению внутреннего спроса на продовольственном рынке, и, тем самым, создавать благоприятные условия для формирования агрокластеров.

Кооперационное взаимодействие участников регионального агропромышленного кластера представлено на рисунке 2.

Особенность данной кластерной модели заключается в интеграции в региональный агропромышленный кластер, наряду с государственными структурами и крупным агробизнесом,  потребительских кооперативов.

В сложившихся экономических условиях сельское хозяйство ограничено возможностями привлечения частного капитала вследствие его более высокой доходности в других отраслях, что является сдерживающим фактором для роста вложений в аграрную сферу. В этой связи необходимо формирование и развитие системы институтов сбережения, аккумулирования и распределения капитала в сферу агропромышленного производства, создание многоуровневой инвестиционной системы сельского хозяйства, ориентированной на долгосрочное вложение капитала в отрасль, включающей совокупность взаимосвязанных институтов формирования и распределения капитализируемых сбережений и широкий спектр инструментов, обеспечивающих достижение относительного равновесия спроса и предложения капитала в аграрном секторе экономики, позволит расширить возможности для увеличения ресурсного потенциала сельского хозяйства.

В качестве перспективных институтов финансирования кластерных инициатив в работе рассматриваются паевой фонд сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов, фонды финансовой взаимопомощи, агропромышленные лизинговые фонды, агропромышленный венчурный инновационный фонд, а также институт ипотечного кредитования.

Рис. 2 – Модель взаимодействия участников агропромышленного кластера Чеченской Республики

* Авторское обобщение

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

В работе обобщены и дополнены теоретические и методологические основы формирования региональных экономических кластеров в аграрной сфере, которые показывают взаимообусловленность процессов социально-экономического развития территорий и эффективности реализации кластерных инициатив и доказывают необходимость интеграции кластерного подхода в комплексные стратегии и программы социально-экономического развития регионов, а также в отдельные отраслевые и секторальные программы и проекты.

Проведенный комплексный анализ социально-экономических тенденций в аграрном секторе региона в условиях восстановительного роста на основе диагностики показателей его эффективности и результативности, а также пространственного потенциала развития сельского хозяйства региона в разрезе муниципальных образований, определил, что, несмотря на наличие ряда факторов, которые оказывают сдерживающее воздействие на функционирование аграрной сферы, в регионе формируются предпосылки перехода на кластерную модель развития.

Предложенный в диссертационном исследовании авторский подход сценарного прогнозирования развития регионального аграрного сектора на основе производственной функции позволил определить три сценария развития региона: экстенсивное развитие при полной занятости; экстенсивный тип догоняющего развития; инновационный тип догоняющего развития. Обоснована предпочтительность последнего сценария с точки зрения сокращения межрегиональной дифференциации.

Установлено, что формирование кластерообразующих условий в регионе требует активной региональной политики, направленной на повышение уровня конкуренции и степени концентрации производства в аграрной сфере, улучшение инновационной составляющей инвестиционного климата региона, диверсификацию структуры экономики, стимулирование отраслей и сфер региональной экономики, которые способны дать синергетический эффект.

Для формирования ресурсной базы поддержки инвестиционных проектов, направленных на формирование и функционирование региональных экономических кластеров аграрной сферы, предлагается создание целостной региональной инвестиционной системы, включающей такие институты, как паевой фонд сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов, фонды финансовой взаимопомощи, агропромышленные лизинговые фонды, венчурный инновационный фонд, а также институт ипотечного кредитования.

Апробация предложенного механизма программно-целевого управления кластерным развитием аграрного сектора региона, основанного на индивидуальных особенностях территории, подтвердила его адекватность и практическую значимость для решения существующих острых социально-экономических задач Чеченской Республики.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы  в

следующих научных работах:

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

  1. Сулиманов А.Р.  Методические рекомендации антикризисного управления  сельскохозяйственным предприятием / С-А.Ш. Оздамиров, А.Р. Сулиманов // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2007. – Том.5. №4. Часть 2. – 0,6 п.л. ( в т.ч. авт.0,3 п.л.)
  2. Сулиманов А.Р. Кластерный подход к повышению конкурентоспособности региона / А.Р. Сулиманов // Фундаментальные исследования. – 2012. - №9. Часть 3. – 0,5 п.л.
  3. Сулиманов А.Р. Системная диагностика развития аграрной сферы региона / А.Р. Сулиманов // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. – 2012. - №9.  [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://uecs.ru/regionalnaya-ekonomika/item/1550-2012-09-24-11-45-57 – 0,5 п.л.
  4. Сулиманов А.Р. Инновационное развитие регионального агропромышленного комплекса на основе укрепления кластерных взаимосвязей / Н.Н. Киселева, А.Р. Сулиманов // Terra economicus («Пространство экономики»). – 2012. - Том 8 № 3. Часть 2. – 0,5 п.л. ( в т.ч. авт.0,25 п.л.)

Публикации в других научных изданиях

  1. Сулиманов А.Р. Современное состояние регионального АПК и особенности развития его производственной инфраструктуры / С.М. Хуранова, С-А.Ш. Оздамиров, А.Р. Сулиманов // Перспектива: Межвузовский сборник научных трудов. – Нальчик: КБГУ, 2006. – 0,3 п.л. ( в т.ч. авт.0,1 п.л.)
  2. Сулиманов А.Р. Формирование комплексной системы стратегического планирования кластерного развития региона // Материалы региональной научно-практической конференции «Научно-организационные и экономические аспекты генезиса формирования, планирования и прогнозирования региональных экономических систем». – Ессентуки: РИА-КМВ, 2006. – 0,5  п.л.
  3. Сулиманов А.Р. Методические разработки формирования функциональной стратегии перерабатывающих предприятий АПК / А.Р. Сулиманов, Х.М. Байбатыров // Общество. Культура. Экономика. Управление: межвуз. сб. науч. тр. – Ставрополь: ИСПИ ЮРНОЦ РАН, 2007. – 0,4 п.л. ( в т.ч. авт.0,2 п.л.)
  4. Сулиманов А.Р. Разработка концепции и программы кластерного развития региона // Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы экономики, образования и науки». – Кисловодск: филиал ГОУ ВПО «РИНХ», 2008. – 0,5 п.л.
  5. Сулиманов А.Р. Формирование стратегии государственной инновационной политики / А.Р. Сулиманов, С-А.Ш. Оздамиров, Цагалова Л.С. // Региональная экономика: проблемы и решения. – Нальчик: КБГУ, 2009. – 0,3 п.л. ( в т.ч. авт.0,1 п.л.).
  6. Сулиманов  А.Р. Формирование кластерообразующих условий в проблемных регионах // Материалы научной конференции «Проблемы экономического развития и управления на Северном Кавказе». – Карачаевск: изд-во КЧГУ, 2011. – 0,5 п.л.
  7. Сулиманов  А.Р. Формы взаимодействия участников регионального экономического кластера // Материалы межрегиональной НПК ППС, молодых ученых и студентов «Актуальные проблемы устойчивого развития регионов России», РГЭУ (РИНХ), 25 апреля 2011г. – Ростов-на-Дону: РГЭУ, 2011. – 0,5 п.л.
  8. Сулиманов  А.Р. Теоретические основы программно-целевого управления кластерным развитием региона / А.Р. Сулиманов // Социально-экономический и политико-правовой концепт развития Северного Кавказа / Под общ. ред. Н.Н. Киселевой. Научное издание. – Пятигорск: РИА КМВ, 2012. – 0,5 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.