WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На  правах  рукописи

 

ЗАЙЦЕВ  Владислав Геннадьевич

Прогнозирование  и планирование социально-экономического

развития региона

08.00.05  - Экономика и управление  народным хозяйством:

региональная экономика

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

  кандидата экономических наук

 

Кисловодск - 2012

Работа выполнена  в НОУ  ВПО «Кисловодский институт экономики и права»

Научный руководитель:

доктор экономических наук, профессор Булгакова Лариса Николаевна

Официальные оппоненты:

Токаев Нох Хасанбиевич,  доктор экономических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им.

К.Л. Хетагурова», заведующий кафедрой финансов и кредита

Салпагарова Светлана Биляловна, кандидат экономических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Пятигорский  государственный  гуманитарно-технологический университет», доцент кафедры менеджмента

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет»

Защита состоится  «30» апреля 2012 года в «13:00» на заседании объединенного  совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ.521.002.01  при НОУ ВПО «Кисловодский институт экономики и права»  по адресу: 357700, г. Кисловодск, ул. Р. Люксембург, 42.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке  НОУ ВПО «Кисловодский институт экономики и права».

  Автореферат разослан: 29 марта 2012 года

  Ученый секретарь

  диссертационного совета Бостанова А.И.

  Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В  последние  годы в России фактически идет формирование системы прогнозирования и планирования экономики, представляющих собой процессы разработки экономических и социальных прогнозов, планов и программ развития, на  основе  которых определяются  цели  социально-экономического развития регионов, уточняются программные мероприятия и приоритеты в развитии регионально-хозяйственных комплексов. 

В России организация прогнозирования  и планирования и их порядок устанавливаются и регулируются такими законодательными документами, как:  Федеральный закон "О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации», Постановление Правительства РФ «О порядке разработки прогноза социально-экономического развития Российской Федерации». Элементы территориального планирования введены Градостроительным кодексом  РФ  в конце 2004 г.  В мае 2009 г. подписан указ Президента «Об основах стратегического планирования в Российской Федерации». Для многих отраслей и регионов разработаны стратегические планы. Во всех  регионах страны написаны стратегии социально-экономического развития на 10-15 лет. Постепенно внедряются механизмы частно-государственного партнерства и проектного финансирования. Создано Агентство стратегических инициатив, формируются его региональные отделения. Во многих регионах и городах  составляются собственные планы стратегического развития, но качество разрабатываемых документов обычно неудовлетворительно. В отрыве от них существуют, не давая сколько-нибудь значительного эффекта, многочисленные институты развития – технопарки, специальные экономические зоны, венчурные компании.

Российскими учеными  в результате проведенных исследований были выявлены проблемы и трудности, которые имеют место при организации и осуществлении процесса планирования,  влияют на эффективность этого процесса на  уровне  каждого отдельного  взятого  региона.  Ключевыми проблемами при этом являются:  неопределенность  в  методологическом  подходе  к  управлению социально-экономическим  развитием  региона, разделение законодательной и исполнительной ветвей власти, недостаток  организационного  обеспечения  процесса  стратегического  планирования  и  отсутствие  контура  стратегического  планирования  на уровне  муниципальных  образований, недостаточно глубокое  макроэкономическое прогнозирование, которое ограничивается, как правило,  использованием данных Федерального  агентства  государственной  статистики.

На сегодня еще нет универсальных методов управления, нет универсальных методологий стратегического планирования и прогнозирования.  Названных обстоятельств достаточно, чтобы считать  планирование  социально-экономического  развития  региона  пока неэффективным и  безрезультатным  процессом. Таким образом, неопределенность  в  методологическом  подходе  к  управлению социально-экономическим  развитием  региона является одной из самых важных проблем, поскольку данный подход лежит в основе процесса стратегического планирования. В настоящее время существует несколько таких подходов – отраслевой подход, создание «точек роста», кластерный подход. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки.

Необходимо выбрать единый  подход для управления социально-экономическим развитием, который  целесообразно при этом утвердить на уровне регионального законодательства. Разработка и утверждение единого методологического подхода к управлению социально-экономическим развитием и, соответственно, к стратегическому планированию на уровне региона позволит сформировать инструментарий макроэкономических, социологических, политических и иных изысканий, проведение которых непременно потребуется при разработке стратегии развития региона.

Перечисленные проблемы и значимость задач, требующих поиска новых методологических решений, определили актуальность выбранной темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы.

Региональная экономика, опирающаяся на исследования зарубежных ученых У. Айзарда, А. Вебера, В. Леонтьева, А. Леша и др. и отечественных ученых А.Г. Аганбегяна, Э.Б. Алаева, И.Г. Александрова, А.В. Бабкина, К.А. Багриновского, М.К. Бандмана, Н.Н. Баранского, В.Г. Беломестнова, Е.И. Бухвальда, С.Д. Валентея, В.И. Вернадского, А.Г. Гранберга, Р.С. Гринберга, В.В. Кистанова, Н.Н. Колосовского, В.В. Кулешова, Н.Н. Некрасова, В.С. Немчинова, А.Ф. Никольского, А.Е. Пробста, В.Ю. Рогова, В.И. Самарухи, Ю.Г. Саушкина, Т.В. Светник, В.Е. Селиверстова, В.И. Суслова, А.И. Татаркина, Я. Г. Фейгина, А.П. Черникова, Р.И. Шнипера, А.Ф. Шуплецова и др., в своем развитии основывается на разнообразных экономических теориях.

Это, прежде всего, теории общего экономического равновесия, воспроизводственных процессов, экономического спроса и предложения, экономической географии, а также ряд теорий междисциплинарного характера: научно-технического прогресса, устойчивого развития, макро- и микроэкономики, межрегиональных экономических отношений, размещения производительных сил, расселения населения и др. Однако вопросы прогнозирования и стратегического планирования социально-экономического развития региона при переходе страны и регионов на постиндустриальную экономику с учетом ее мировой глобализации не получили пока достаточного освещения.

Фундаментальные проработки проблем эффективного управления региональным развитием отражены в работах Бакланова П.Я., Бекетова Н.В., Белокрыловой О.С., Гранберга А.Г., Гуриевой Л.К., Долятовского В., Дудова А.С., Иванова П.М., Игнатова В.Г., Карачаровского В., Кетовой Н.П., Клейнера Г.Б., Киселевой Н.Н., Курдюкова С.И., Лексина В.Н., Мамедова О.Ю.,  Матвеевой Л.Г., Некрасова Н.Н., Попова Р., Пчелинцева О.С., Румянцева А.А., Сигова В.И., Токаева Н.Х., Тяглова С.Г., Филобоковой Л.Ю., Швецова А.Н., Щедровицкого П.Г.и др.

Механизмы формирования стратегии регионального развития, в частности вопросы преодоления социально-экономической асимметрии на основе использования теорий регионального роста, получили развитие в работах Дружинина А.Г., Иншакова О.В., Карпова Е.В., Коломийченко О.В., Копеина В.В., Леонтьева С.В., Лисовцевой Л.Н., Любовного В.Я., Марченко Г., Мачульской О., Позднякова А., Лавровского Б., Масакова В., Сенькова В.И., Филимоновой Е.А. и др.

Разработке проблемы социально-экономического развития и модернизации экономики региона уделено внимание в работах многих современных авторов. Особое внимание в обсуждении данной проблематики уделено решению вопроса о разработке моделей реструктуризации экономической системы региона, который рассматривался в трудах Антонова А.С., Баглая М.В., Башкунова А.А., Безрукова А.В., Беляниной И.В., Загорской Т.В., Капицына В.М., Кистанова В.В., Лейбо И.Ю., Манохина В.М., Олех Л.Г., Плиева А.Г., Родомана Б.Б., Савка А.Г., Сенякина И.Н., Страшуна Б.А., Тишакова В.А., Черкасова К.В., Чиркина В.Е., Чудесова В.В., Энтина Л.М. и др.

Вопросами планирования и прогнозирования социально-экономического развития региональных единиц занимались российские ученые Гаджиев Ю.А., Гранберг А.Г., Гутман Г.В., Жилкин С.Ф., Захарова  А.В., Казанчева Х.К.,  Коваленко Е.Г., Крымов  В.Б.,  Кузнецова О.В., Магданов П.В.,  Пилипенко  И.В., Полтерович В.М. , Сафонова З.А., Тихомиров Н.П.,  Швецов А.,  Штульберг Б.М. и др.

Анализ проблем трансформации экономического потенциала Северо-Кавказского региона проведен в работах Божко Е.А., Гавва В.Н., Дождиковой Ю.Ю., Лапина Е.В., Минакира П., Мищенко В.В., Растворцевой С.Н., Сабитовой Н.М., Свиридовой С.С.

Вопросами комплексной оценки и прогнозирования социально-экономического развития, управления экономическим потенциалом  субъектов Северо-Кавказского федерального округа  занимались Акинин П. В., Галачиева С.В., Дудов А.С., Игнатов В.Г., Куянцев И.А., Микрюкова М.Ю., Новикова И.В., Токаев Н.Х., Цымбаленко  С.В., Яковлева С.В., Янукян  А.П. и др.

В Российской Федерации значительный объем региональных исследований проводится  Российской  Академией  наук  (РАН). Особое  значение  приобретают исследования  инновационного  потенциала  экономики,  секторов  экономики, финансового  сектора  региона, новых проблем  роста  человеческого  капитала  как основы  развития  экономики  знаний. 

Однако, несмотря на наличие фундаментальных подходов к исследованию проблем поляризации регионального развития, теоретико-методологические подходы к выработке планово-управленческих решений в большей степени являются универсальными и не обеспечивают согласованность интересов субъектов региональной системы. Теория «полюсов роста» в том виде, как она интерпретируется в системе российской экономики, показала свою несостоятельность в обеспечении устойчивого сбалансированного внутрирегионального развития.

На сегодня  методологический инструментарий прогнозирования и планирования социально-экономического развития регионов разработан все еще недостаточно. Одной из основных задач прогнозирования является предсказывание так называемых пороговых величин процессов развития: предельно допустимых значений показателей и выявление возможных сроков крупных сдвигов, знаменующих качественное изменение изучаемых процессов.

Осложняющим  моментом  при этом  является  недостаточность исходной  статистической базы  исследования. Опрометчивые решения на уровне Федерации подрывают основы нормального функционирования регионов и, следовательно, всей страны. Прогнозы могут исключать подобную ситуацию. Однако анализ ситуации показывает недооценку этого инструмента. Никакие самые совершенные методы не смогут компенсировать недоучет прогноза и расчета показателей, допускаемым федеральным центром, причинами которых являются  бессодержательность экономической политики и отсутствие в ней системы целеполагания, сводящие роль прогноза к расчету технических параметров для подготовки бюджета на основе примитивной экстраполяции сложившихся тенденций, слабая подготовка кадров, занимающихся прогнозированием в регионах, слабая обеспеченность специалистов программными продуктами в сфере прогнозирования.  Большая часть проблем в прогнозировании возникает и из-за нестабильности экономики страны в целом в постреформенный период, стремлении к необратимости процессов разрушения прежней системы управления экономикой, углубления  зависимости  экономики России от международного  капитала путем разрушения  ее самодостаточности и подрыва конкурентоспособности, прежде всего в наукоемких отраслях.

Все вышеперечисленное определяет большую значимость проведения  дальнейшего исследования  и совершенствования существующих подходов к развитию и модернизации региональной экономики.

Недостаточная изученность проблемы прогнозирования и планирования устойчивого социально-экономического развития региона обусловили актуальность темы диссертационного исследования, его цель, задачи, предмет и объект, методическую и практическую значимость.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является социально-экономическая подсистема Северо-Кавказского федерального округа и, в частности, Ставропольского края.

Предметом исследования выступают управленческие отношения, складывающиеся  в процессе прогнозирования и планирования устойчивого развития  региональных  социально-экономических систем.

Теоретическая база исследования. Теоретической основой исследования являются объективные законы функционирования процесса прогнозирования и планирования социально-экономического развития региона, важнейшие положения современной экономической теории, результаты фундаментальных исследований ведущих отечественных и зарубежных специалистов в области региональной экономики.

Методологическая основа исследования состоит в использовании диалектического метода познания, ретроспективного анализа социально-экономических процессов, индуктивного и дедуктивного методов исследования закономерностей, статистического метода измерения динамики и прогнозирования, экспертных оценок, методов графического отображения результатов исследования.

Актуальность и недостаточная разработанность существующих методов прогнозирования социально-экономического развития регионов, информационно-статистической и законодательно-правовой базы для его проведения,  предопределили выбор темы диссертационного исследования, цель и задачи, а также логику изложения.

  Цель и задачи исследования

Цель диссертационного исследования состоит в совершенствовании теоретических и методологических основ и в разработке практических рекомендаций по долгосрочному  и среднесрочному прогнозированию и стратегическому планированию социально-экономического развития региона с учетом его специфики и реализации государственной стратегии устойчивого развития в современных условиях российской экономики.

В соответствии с целью поставлены и решены следующие задачи:

- исследовать и дополнить теорию и методологию прогнозирования социально-экономического развития региона;

- обосновать очередность этапов процессов прогнозирования,  стратегического и индикативного планирования социально-экономического развития региона с учетом современных тенденций стратегического перехода страны на инновационную модель и основных аспектов устойчивого развития ее территорий;

- сформулировать авторские подходы к формированию условий интенсивного развития экономики региона, с учетом совершенствования диффузного механизма при очаговой и широкомасштабной экономике;

- определить специфические особенности социально-экономического прогнозирования регионов Северо-Кавказского федерального округа, разработать адаптированные индикаторы его интенсивного развития;

- усовершенствовать методический инструментарий по долгосрочному прогнозированию, разработке частных прогнозов и стратегическому планированию социально-экономического развития региона;

- выявить особенности и тенденции развития экономики Ставропольского края и разработать практические рекомендации по составлению прогнозов, и планирования, а также реализации программы социально-экономического развития региона до 2025 г.

Информационную базу исследования составили данные официальной статистики, законодательные и нормативные документы по развитию экономики  России,  субъектов Северо-Кавказского федерального округа, в частности, Ставропольского края, а также данные по социально-экономическому развитию указанных регионов.

  Работа выполнена в соответствии с паспортом специальности 08.00.05: экономика и управление народным хозяйством: региональная экономика) п.п. 3.10. «Исследование традиционных и новых тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и развития региональных социально-экономических систем; 3.13. «Инструменты сглаживания пространственной поляризации (федеральные трансферты, инвестфонд, фонд региональной поддержки, налоговая система и др.), эффективность их применения; полюса и центры роста в региональном развитии; 3.14. «Проблемы устойчивого сбалансированного развития регионов; мониторинг экономического и социального развития регионов»; 3.15. «Инструменты разработки перспектив развития пространственных социально-экономических систем. Прогнозирование, форсайт, индикативное планирование, программы, бюджетное планирование, ориентированное на результат, целевые программы, стратегические планы».

  Методы исследования. Диссертационное исследование базируется на фундаментальных принципах экономической теории и макроэкономики.

На базе системного подхода в работе использовались такие конкретные методы, как: применением методов  экономико-управленческого анализа, статистики, структурно-логического и экономико-математического моделирования.

Научная новизна исследования заключается в разработке методического инструментария и научно-практических рекомендаций по управлению прогнозированием и планированием социально-экономического развития региона.

Конкретное приращение научных знаний в указанной  области состоит в следующем:

- обоснованы концептуальные основы прогнозирования  экономики регионов, базирующиеся на совершенствовании политики государственного регулирования, направленной на выравнивание экономики страны и формирование полюсов роста различного ранга, в зависимости от близости уровней  развития регионов,  состояния и качества использования их экономического потенциала, возможности его консолидации и интеграции в рамках осуществления инновационных проектов, направленных на модернизацию регионального производства, что обеспечит возможность разработки обоснованной стратегии  социально-экономического развития каждого региона;

- разработан алгоритм прогнозирования  социально-экономического развития макрорегиона, учитывающий специфику субъекта в регионе, специализацию и экономические факторы производства, уровень занятости населения и социальные условия его проживания на данной территории, определяющий взаимосвязи между основными показателями, характеризующими уровни развития экономики субъекта и макрорегиона,  позволяющий методологически обосновать стратегию, индикативное планирование и разработку целевых программ их развития;

- предложен показатель интенсивности развития экономики региона, дополняющий систему существующих ключевых показателей социально-экономического прогнозирования,  характеризующий преимущественную форму интенсивного воспроизводства в регионе, уровень  затрат живого и овеществленного труда в отраслях региона, скорость протекания производственных процессов, их насыщенность квалифицированными  трудовыми ресурсами, затраты ресурсов на единицу производимой продукции и т.д., позволяющий прогнозировать эффективность интенсификации и оптимальную структуру регионального производства; 

- разработана методика составления частных прогнозов социально-экономического развития региона, базирующаяся  на предложенной модели модернизированного «золотого правила экономики», определяющего конкретные зависимости не только между темпами роста прибыли, объема активов, объемов реализации продукции и ее себестоимости, но и между показателями финансовой устойчивости и экономической рентабельности активов, что позволяет существенно расширить возможности объективной оценки валового регионального продукта по способу «добавленной стоимости», деятельности предприятий и отраслей региона, обосновать конкретные условия  и повысить точность прогнозирования социально-экономического развития региона;

-  разработан методический инструментарий прогноза, стратегии и сформулированы приоритетные направления социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) и Ставропольского края, определяющий условия инновационного и интенсивного развития основных отраслей регионального производства, с учетом специфики каждого субъекта СКФО, межрегиональных связей и внутренних рынков сбыта, что может послужить моделью прогнозирования для других территориальных образований страны.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. 

Теоретическая значимость исследования состоит в обосновании и разработке теоретических, методологических и методических рекомендаций по прогнозированию, стратегическому планированию и программированию социально-экономического развития региона основе модернизации и с учетом специфики региональной экономики.

Полученные выводы и результаты могут послужить в качестве теоретической основы для составления прогноза, разработки стратегии и программы устойчивого социально-экономического развития регионов страны на принципах рационального природопользования и инновационных преобразований. Обоснованные в диссертационной работе способы, методы и инструменты анализа социально-экономических процессов, происходящих на разных уровнях управления, послужат методической основой для проведения подобных исследований в целях прогнозирования и разработки программ социально-экономического развития, муниципальных образований регионов, в частности регионов Северо-Кавказского федерального округа.

  Апробация и внедрение результатов исследования. Основные концептуально-теоретические положения и выводы, а также прикладные рекомендации диссертационного исследования нашли отражение в докладах и выступлениях автора и получили положительную оценку  на научных семинарах Кисловодского института экономики и права в течение 2009-2011 г.г. Результаты исследования  регулярно докладывались и обсуждались на ежегодных конференциях преподавателей и аспирантов «Методология системных исследований в гуманитарных отраслях науки» в Кисловодском институте экономики и права в 2009-2011 г.г.; на Всероссийской конференции «Формирование, развитие и прогнозирование социально-экономических систем: методы и способы управления» (Кисловодск, 2011).

Результаты исследования апробированы, внедрены и используются  Министерством экономического развития Ставропольского края при разработке прогнозов и планировании социально-экономического развития региона,  что  подтверждается  справкой о внедрении.

Основные положения и результаты диссертационного исследования используются также  в образовательном процессе НОУ ВПО «Кисловодский институт экономики и права».

Публикации. По теме диссертации автором опубликованы 8 печатных работ общим объемом  8,5  печатных листа (в том числе авт. – 8,2 п.л.).

Структура диссертации обусловлена целями и задачами, сформулированными в исследовании.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Во введении обоснована актуальность темы, определены цели и задачи исследования, его научная новизна и практическая значимость.

  В первой главе «Эволюция методологий прогнозирования социально-экономического развития регионов» изложены основы регулирования регионального развития, представлен анализа отечественного и зарубежного опыта экономики регионов, обозначены методологические проблемы разработки социально-экономических прогнозов.

Во второй главе «Основные направления совершенствования методов прогнозирования социально-экономического развития региона» исследована существующая система  инструментов государственного регулирования экономического развитьия регионального хозяйственного комплекса, предложен авторский подход к формированию диффузионного механизма, как залога эффективной модернизации оегиональной экономики, изложена авторская методика оценки интенсивности развития регионального производства во взаимосвязи с показателями качества жизни населения,  предложен методический инструментарий оценки и прогнозирования социально-экономического развития региона.

В третьей главе «Оценка тенденций и прогноз социально-экономического развития экономики Ставропольского края» представлены анализ тенденций и альтернатив развития региона в составе Северо-Кавказского федерального округа, комплексный прогноз социально-экономического развития региона и инструменты индикативного планирования регионального развития.

Основное содержание  работы

Прогнозирование социально-экономического развития региона – это предвидение будущего состояния экономики и социальной сферы, составная часть государственного регулирования экономики, призванная определять направления развития регионального комплекса и его структурных составляющих. В состав прогноза социально-экономического развития региона входят набор частных прогнозов, отражающих будущее отдельных сторон жизни общества, и комплексный экономический прогноз, отражающий в обобщенной форме развитие экономики и социальной сферы региона.

В частных прогнозах оцениваются:

  • демографическая ситуация в регионе;
  • состояние природной среды, включая такие сферы, как разведанные запасы природных ископаемых, земельные, водные и лесные ресурсы;
  • будущее состояние научно-технических достижений и возможность их внедрения в производство;
  • основные факторы производства (капитал, труд, инвестиции);
  • величина и динамика спроса населения на товары и услуги;
  • платежеспособный спрос населения на отдельные товары и услуги;
  • темпы развития отдельных отраслей народного хозяйства, территорий и других общественно значимых сфер деятельности.

В качестве рабочих инструментов комплексного прогноза используются: экстраполяция сложившихся в прошлом тенденций в развитии экономики и социальной сферы на будущее, эконометрические расчеты на базе данных системы национального счетоводства, система макроструктурных моделей, включающая модифицированную модель межотраслевого баланса, модель динамики капитала и инвестиций в реальный сектор экономики. Эта модель пока не имеет завершенного вида и используется лишь для экспериментальных прогнозных расчетов.

Разработка комплексного экономического прогноза региона преследует две цели. Во-первых, он должен предоставить правительству региона информацию для принятия решений в области экономической и социальной политики. Во-вторых, его показатели служат основой для разработки показателей проекта государ­ственного бюджета региона.

Прогноз социально-экономического развития региона базируется на определенных научных теориях, объясняющих особенности функционирования и развития регионального хозяйственного комплекса. Эти теоретические постулаты в основном те же, что и для национальной экономики: теория стадий экономического роста У.Ростоу, неоклассическая теория роста (традиционно неоклассические модели роста строятся на моделях Харрода—Домара и Солоу—Тинбергена), теория развития А.Льюиса, модель структурных преобразований Х.Ченери, теория внешней зависимости.

В современной практике получили большое распространение два основных подхода к построению государственной региональной политики: «политика выравнивания» уровней развития регионов и «теория полюсов роста».

«Политика выравнивания» – это поддержка отдельных регионов в целях ускоренного развития путем перераспределения средств федерального бюджета в их пользу на определенный период времени за счет других регионов. Объективными основаниями для ее проведения являются экологические катастрофы, экономическая депрессия, неблагоприятные условия и т. д.

«Теория полюсов роста» французского экономиста Ф. Перру получила наиболее широкое признание  В ее основе лежит представление о ведущей роли отраслевой структуры экономики и в первую очередь лидирующих отраслей, создающих новые товары и услуги.  Дальнейшее развитие теория Ф. Перру получила в  Концепции «полюсов роста» Ж.-Р. Будвиля,  в работах П. Потье об осях развития, в теории «полюсов роста» Х.Р. Ласуэна.

Согласно теории городской агломерации Х. Ричардсона, основным фактором роста  является  концентрация  производственной  деятельности  в  городах, являющимися  крупными  промышленными  центрами.  В  теории  Дж.  Фридмана  "центр-периферия"  принято,  что  экономический рост  концентрируется  исключительно  в  городах.  Т. Хегерстрандом была разработана теория диффузии инноваций, которая  по территории  различных  инноваций , по его мнению, может быть трех типов: диффузия  расширения  (инновация  равномерно  распространяется  по  всем  направлениям от точки возникновения); диффузия перемещения (распространение в определенном направлении); смешанная диффузия.

С  теорией  диффузии  инноваций  тесно  связана  теория  жизненного  регионального  цикла,  согласно  которой, производство  товаров  охватывает несколько  стадий:  появление  нового  продукта,  рост  его  производства,  зрелость (насыщение), сокращение. В  соответствии  с  теорией  П.  Кругмана  и  П.  Ромера  основным фактором  экономического  роста  является  скопление  производственной деятельности  в  определенных  регионах.  Эта  концентрация  дает  выигрыш предприятиям благодаря увеличению своего размера или за счет положительных экстерналий,  возникающих  вследствие  присутствия  на  рынке  других  фирм.

В условиях  глобализации  экономики,  международной  интернационализации экономических связей, усиления конкуренции различными исследователями было обращено  внимание  на  теорию  новых  форм  пространственной  организации производства.  Формирование  кластеров,  цепочек  добавленной  стоимости, экономика обучения,  внедрение инноваций в настоящее время рассматриваются в качестве  основных  форм,  механизмов  повышения  конкурентоспособности, ускорения экономического развития стран и регионов.

Проведенный автором, в контексте определения наиболее адекватной специфике нового региона модели социально-экономического развития, глубокий анализ положительных и отрицательных качеств неоклассических моделей (табл.1) и теорий кумулятивного регионального роста (табл.2) позволил сделать методологически важный вывод о том, что ни одна из рассмотренных теорий не формирует достаточных условий для благоприятного устойчивого развития региона (особенно в разрезе федеральных округов), что явилось причиной разработки новой теории сбалансированного регионального развития. Это объясняется как самой природой федеральных округов в России, так и организацией управления в них: на сегодняшний день систему федеральных округов в широком смысле следует рассматривать как переход от двухзвенной «федеральный центр - субъекты Федерации» к трехзвенной «федеральный центр - федеральные округа - субъекты Федерации» структуре государственного управления в системе федеральной власти.

Таблица 1 – Систематизация основных положений неоклассических моделей

  регионального роста

Систематизация основных положений неоклассических моделей регионального роста

Преимущества:

Недостатки:

  • возможность измерять региональные эффекты;
  • определение направления движения факторов производства, товаров и услуг, а также степень накопления капитала по регионам;
  • выявлять степень влияния производственных и пространственных факторов на темпы роста экономики регионов;
  • предсказывать конвергенцию, благодаря наличию положительной зависимости между темпом роста экономики и различием между текущим и равновесным уровнем дохода в экономике.
  • слишком строгие предпосылки, используемы для объяснения регионального роста, избыточное внимание к обрабатывающему сектору;
  • пренебрежение к социальным и политическим факторам;
  • игнорирование инноваций и каналов их распространения в экономике;
  • рассмотрение роста как последовательно сменяющие друг друга однородные равновесные состояние, а также допущение однородности экономического пространства и времени;
  • использование в своих моделях условий свободной или совершенной конкуренции.

В Российской Федерации значительный объем региональных исследований проводится  Российской  Академией  наук  (РАН).

Разработана  методология  составления стратегических  документов  регионального  развития.  Президиум  РАН  своим  постановлением  от  18  ноября  2008  г.  утвердил  30 программ  фундаментальных  исследований  Президиума  РАН  на  2009-2011  гг.

Среди  них  программа  №  24  "Фундаментальные  проблемы  пространственного развития  Российской  Федерации:  междисциплинарный  синтез".  Впервые комплексные  пространственные  и  региональные  исследования  получили 

Таблица 2 – Систематизация основных положений теорий кумулятивного

регионального роста

Систематизация основных положений теорий кумулятивного регионального роста

Преимущества:

Недостатки:

  • учет реальных региональных факторов, особенно факторов размещения производства;
  • использование инноваций и их распространения как основного фактора роста территорий, особенно каналов распространения;
  • обладание определенными возможностям выравнивания межрегиональных уровней экономического развития путем диффузии нововведений и индустриализации;
  • наличие больших возможностей практического применения, из-за простаты исходных предпосылок и определенности объекта роста, позволяющее широкое использования при разработке конкретных программ региональной политики;
  • определение экономического роста как последовательного ряда сменяющих друг друга неравновесных состояний, в котором равновесие рассматривается как временное и непостоянное явление.
  • не учитывается значение малых предприятий, зачастую определяющие характер региональной экономики;
  • региональная политика, ориентирована на насаждение крупных предприятий индустрии, которые игнорируют специфику региона; 
  • не учитывается природа транснациональных фирм в развитии регионального экономического пространства.

статус программы Президиума РАН. Заслуживают внимания также многочисленные работы ученых Московского государственного  университета  им.  М.В.  Ломоносова,  Института  экономики переходного  периода  и  многих  других  научно-исследовательских  организаций, консалтинговых центров. 

В последние годы региональные исследования отличаются разнообразием и глубиной научных подходов. Об этом свидетельствуют, например, названия секций на XXXVI Европейском конгрессе Ассоциации региональных наук: "Федерализм, субсидирование и регионы", "Методология регионального анализа", "Региональные рынки труда", "Региональная политика и планирование регионального развития в условиях  новой  европейской  действительности",  "Инновационная  политика  в регионах",  "Структурные  изменения  и  экономическое  сближение  регионов", "Региональный аспект политики охраны окружающей среды".

Таким образом, в  последние  годы в России фактически идет формирование системы прогнозирования и планирования экономики. Элементы территориального планирования введены Градостроительным кодексом  РФ  в конце 2004 г.  В мае 2009 г. подписан указ Президента «Об основах стратегического планирования в Российской Федерации». Для многих отраслей и регионов разработаны стратегические планы. Во всех  регионах страны написаны стратегии социально-экономического развития на 10-15 лет. Предпринята, правда, неудавшаяся вследствие кризиса, попытка перейти к трехлетнему скользящему бюджетному планированию. Постепенно внедряются механизмы частно-государственного партнерства и проектного финансирования. Создано Агентство стратегических инициатив, формируются его региональные отделения. Во все большем количестве регионов и городов составляются собственные планы стратегического развития, но качество разрабатываемых документов обычно неудовлетворительно. В большинстве случаев стратегии оказываются набором благих пожеланий. В отрыве от них существуют, не давая сколько-нибудь значительного эффекта, многочисленные институты развития – технопарки, специальные экономические зоны, венчурные компании. Российское правительство взяло курс на «точечную» или «очаговую» модернизацию, выделяя сектора производства, университеты и технопарки, подлежащие щедрой государственной поддержке. Эта идея кажется привлекательной: необходимо сконцентрировать ресурсы на тех направлениях, где есть шансы в короткие сроки стать если и не лидерами, то, по крайней мере, в один ряд со странами Запада. Однако, концентрация  усилий может быть эффективной, если точки концентрации, «очаги» отобраны на основе экспертизы хорошо просчитанных проектов и открытого обсуждения, если при этом ясно, как точечные достижения распространяются на всю экономику. В противном случае сообщение о назначении приоритетов является сигналом для работников неприоритетных направлений о том, что их усилия не будут поддержаны.  Тем самым громадная масса людей фактически исключается из процесса модернизации.

Вопрос о  том, следует ли начинать модернизацию с немногих центров или, напротив, действовать широким фронтом в разных его аспектах и модификациях неоднократно возникал в теории развития. Однако однозначного ответа результаты этих дебатов пока не дали.

Самым важным в решении этого вопроса является  исследование  механизмов диффузии полученных результатов при реализации той или другой стратегии в другие регионы или отрасли. Отсутствие на сегодня эффективных диффузионных механизмов является  одной из существенных причин неудачи модернизации во многих странах

Однако, на наш взгляд,  нельзя не согласиться с глубоко  обоснованным и рациональным мнением по этому вопросу известного ученого Полтеровича В.М., который приводит нас к выводу, что  типичной стратегией успешных стран является все-таки экономическая широкомасштабная интерактивная модернизация с использованием индикативного планирования и постепенным улучшением институтов и демократизацией».

Процесс регионального расслоения важнейших экономических показателей  с первой половины 90-х гг. протекал в России с исключительно высокой интенсивностью.

Установившаяся в конце 80-х гг. относительная близость регионов страны по экономическим и социальным параметрам сменилась в дальнейшем их все более углубляющимся различием. Доминирующей тенденцией территориального и, прежде всего, экономического развития первой половины 90-х гг. является усиление межрегиональных диспропорций. Характерным для этого периода можно считать асимметричный тип регионального развития.

Одной из целей экономической политики государства в этих условиях является выравнивание диспропорций в развитии экономики регионов. Межрегиональное выравнивание призвано сглаживать чрезмерную региональную дифференциацию. Следует отметить, что дифференциация бюджетная, где действуют механизмы выравнивания, меньше, чем дифференциация по экономическому развитию в целом, и тем объективно тормозит экономическое развитие.

Одним из главных направлений решения проблемы дифференциации регионов является создание институциональной инфраструктуры, поскольку эффективность региональной политики во многом зависит от того, как организованы и как функционируют институты, созданные для ее проведения.

  В диссертации нами предложен  усовершенствованный механизм  диффузионного выравнивания, принципы которого базируются на результатах кластерного анализа ситуации в субъектах Федерации, сложившейся до и после формирования полюсов роста в регионе и окончательной оценки целесообразности формирования  такого «полюса роста». Подробно принципы  и методы такой оценки будут показаны ниже на примере субъектов Северо-Кавказского федерального округа.

В начале 2010 года Президентом РФ принято решение о выделении из состава Южного Федерального округа (ЮФО) нового Северо-Кавказского округа (СКФО), в который вошли все республики российского Кавказа за исключением Адыгеи. Создание СКФО отвечает общественно-политическим реалиям, сложившимся на Юге России, устойчивой региональной общности населяющих Северный Кавказ народов. Помимо территориальной близости, эти регионы объединяют накопившиеся за последние годы проблемы в их социально-экономическом развитии. Появление Северо-Кавказского федерального округа свидетельствует о переходе общественно-политических и социально-экономических отношений на Северном Кавказе в новое качество и о существенном преодолении сопряженных с этим процессом рисков.

Принятие решения о создании СКФО рассматривается как новое качество общественно-политических отношений на Северном Кавказе, стремление к преодолению масштабных геополитических и этнополитических рисков. Определенный уровень стабильности уже достигнут в системе отношений власти, местного самоуправления, политических партий, общественных объединений. При этом весомым фактором продолжают оставаться фамильные, клановые, тейповые, диаспорные связи, которые реализуются и в позитивных, и в негативных проявлениях. В данном контексте логичен состав нового округа, так как включенные в него республики отличаются сходством судеб, традиций и менталитета народов, общими путями социально-экономического и политического развития в постсоветский период. Вместе с тем субъекты отличаются своеобразием интересов, особенностями позиционирования в межрегиональном диалоге и в общении с федеральным центром, что выдвигает на первый план эффективное использование уже накопленного в них потенциала.

Анализ программ социально-экономического развития депрессивных районов показывает, что они представляют собой по существу перечень инвестиционных предложений с нечетко определенными источниками финансирования. В большинстве случаев они направлены на реализацию локальных мероприятий и представляют собой лоббирование краткосрочных интересов отдельных политических и общественных групп, при этом инвесторы не заинтересованы вкладывать капитал при отсутствии четкой и понятной стратегии развития территории. Реализация концепции саморазвития регионов сопровождается, как правило, значительными общественными издержками, что не позволяет в полной мере обеспечить принцип сохранения и укрепления целостности воспроизводственной базы территории, поскольку не ориентировано на реализацию стратегических целей. В противовес концепции саморазвития регионов существует административно-иерархический подход к управлению территориями, в соответствии с которым решение проблем социально-экономического развития рассматривается главным образом на макроуровне.

С позиции управления сбалансированным развитием региона важную роль играет рациональное использование имеющегося экономического потенциала, а также поиск новых источников развития: сокращение нерациональных бюджетных расходов, использование экономико-географического положения территорий, кадрового, правового, финансового, налогового, социального, интеллектуального, экономического  потенциала.

Северо-Кавказский федеральный округ имеет благоприятные условия для развития агропромышленного комплекса, туризма, санаторно-курортной сферы, электроэнергетики, добывающих и обрабатывающих секторов промышленности, а также развитые транзитные функции.

Однако до сих пор естественные преимущества остаются нереализованными, поскольку Северо-Кавказский федеральный округ  по-прежнему не обладает инвестиционной привлекательностью в силу нестабильности экономической и социально-политической обстановки.

Некоторые субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, принадлежат к числу наименее экономически развитых субъектов Российской Федерации в силу крайне низкого уровня развития экономики и социальной сферы, характеризующейся высокой степенью безработицы, сложной криминогенной обстановкой и напряженной этнополитической ситуацией.

По таким ключевым социально-экономическим показателям, как валовой региональный продукт на душу населения, производительность труда и средняя заработная плата, бюджетная обеспеченность, уровень развития реального сектора экономики и вовлеченность во внешнеэкономическую деятельность, Северо-Кавказский федеральный округ заметно отстает от других федеральных округов (табл. 3 и 4).

Кроме того, большинство субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, уже на протяжении многих лет продолжают оставаться реципиентами. Однако средства федерального бюджета направляются в основном на поддержание социальной сферы и в значительно меньшей степени - на стимулирование развития реального сектора экономики.

По предварительным данным, основные показатели социально-экономического развития в субъектах Северо-Кавказского округа в 1 квартале 2011 года по сравнению с 1 кварталом 2010 года выглядят следующим образом: среди входящих в состав СКФО, удалось правильно определить экономические приоритеты - среди лидеров можно назвать

Таблица 3- Анализ динамики объемов валового регионального продукта  в целом по РФ и

регионам Северо-Кавказского Федерального округа за 2004-2010 г.г., млн. руб.

Показатели

2004

год

2005

год

2006

год

2007

год

2008

год

2009

год

2010

год

ВРП по субъектам

РФ (в тек.

ценах),

(млрд. руб.)

13964,3

18034,3

22492,1

27963,9

33908,7

32072,5

37160,2

*129,1

*124,7

*124,3

*121,2

*94,6

*115,8

по Северо-Кавказскому ФО

275606,3

352070,0

457117,5

573220,1

728230,9

795453,2

946589,3

*127,0

*130,6

*125,4

*127,0

*109,2

*119,1

Ставро-

польский

край

122235,4

146569,3

181675,1

222239,6

274992,0

277466,8

315157,1

100,0

*141,2

*148,6

*137,9

*96,7

*106,7

Республика Дагестан

80 712,4

90 442,6

124 153,5

156 928,8

211 260,2

252832,7

285278,9

*112,1

*137,3

*126,4

*134,6

*119,7

*112,8

Республика Ингушетия

6 210,4

7 419,3

9 033,5

16 812,4

19 199,5

18953,3

21536,7

*119,5

*121,7

*186,1

*114,2

*98,7

*113,6

Кабардино-Балкарская Республика

29 052,9

36 833,4

43 309,7

48 908,7

58 629,2

65660,1

76056,5

*126,8

*117,6

*112,9

*119,8

*112,0

*115,8

Карачаево-Черкесская Республика

13 127,2

16 724,3

23 260,1

27 469,7

35 257,0

38584,1

43324,1

*127,4

*139,1

*118,1

*128,3

*109,4

*112,3

Республика Сев. Осетия-

Алания

24 268,0

31 182,2

43 341,2

52 804,8

57 867,6

64081,4

74844,8

*128,5

*139,0

*121,8

*109,6

*110,7

*116,8

Чеченская Республика

22 898,9

32 344,4

48 056,1

65 623,5

64308,3

69675,7

-

*141,2

*148,6

*136,5

*98,0

*108,3

Справочно:

Краснодарский край

313 623,6

372 929,8

483 950,7

648 211,3

808 703,6

861603,3

1008152

*118,9

*129,7

*133,8

*124,7

*106,5

*117,0

Ростовская область

221 167,4

263 051,5

340 012,5

450 434,7

576 386,1

555917,1

632196,9

*119,0

*129,3

*132,5

*128,0

*96,4

*113,7

* - цепные темпы роста, в %.

Ист.:  авт. расчеты по материалам Федеральной службы государственной статистики

Республику Дагестан, Кабардино-Балкарскую Республику и Республику Северная Осетия - Алания. Однако процесс позитивных преобразований идет в республиках еще крайне медленно.

На текущий момент реальный сектор экономики Северо-Кавказского федерального округа развит слабо:

- доля аграрного сектора в валовом региональном продукте достигает 22 процентов (по Российской Федерации - 5 процентов);

- доля продукции обрабатывающих производств не превышает 15 процентов (по Российской Федерации - 19 процентов).

Основной вклад в валовой региональный продукт вносит сектор государственного управления и сфера социальных (в том числе коммунальных) услуг, доля которых в валовом региональном продукте составляет до 55 процентов (по Российской Федерации - 16 процентов).

Таблица 4 – Динамика валового регионального продукта на душу населения

  Северо-Кавказского Федерального округа за 2004-2010 г.г., руб.

ВРП на душу населения

2005

2006

2007

2008

2009

2010

ВРП  по субъектам 

РФ (ВДС- в текущих

основных ценах)

-всего, руб.

126 014,2

157 853,5

196 770,0

238 867,4

225 547,2

261 616,1

Южный федеральный

округ

67 870,2

86 983,6

114 980,8

145 921,7

145 464,8

165 510,4

Республика Адыгея

38 389,5

47 814,4

65 924,6

81 756,4

93 711,5

104 803,1

Республика Калмыкия

33 482,3

44 607,4

60 152,2

73 005,1

84 448,0

84 127,0

Краснодарский край

73 146,3

94 914,1

126 815,8

156 637,1

167 260,9

193 156,5

Астраханская область

70 393,9

85 611,5

100 610,6

147 099,4

133 593,0

143 904,9

Волгоградская область

76 824,5

95 952,1

126 901,8

160 024,2

145 510,6

167 293,0

Ростовская область

60 906,4

79 261,4

105 607,0

135 619,0

131 246,8

147 573,6

Северо-Кавказский

федеральный округ

39 059,5

50 547,7

63 059,3

79 546,6

85 313,7

93 697,1

Республика Дагестан

34 370,5

46 853,8

58 703,9

80 110,1

94 635,0

96 089,9

Республика Ингушетия

15 320,7

18 442,4

33 890,1

38 057,0

36 989,9

52 596,9

Кабардино-Балкарская

Республика

41 132,8

48 517,7

54 872,3

65 137,1

73 519,0

88 528,8

Карачаево-Черкесская

Республика

38 625,3

54 081,1

64 172,3

83 579,8

90 338,5

90 527,4

Республика Северная

Осетия-Алания

44 332,9

61 749,3

75 225,8

82 188,8

91 370,9

105 019,9

Чеченская Республика

19 876,2

27 567,6

40 167,5

54 156,5

51 313,4

55 287,5

Ставропольский край

54 002,6

67 144,2

82 215,3

101 616,4

102 335,2

113 817,2

Ист.: По данным Федеральной службы государственной статистики

Безработица в Северо-Кавказском федеральном округе остается крайне высокой - ее официальный уровень варьируется от 8 до 55 процентов, что в 1,5 - 9 раз превышает среднероссийский уровень. Имеет место скрытая безработица и высокий процент занятости населения в низкооплачиваемых секторах экономики.

В большинстве отраслей экономики Северо-Кавказского федерального округа значения показателей производительности труда ниже средних значений этих показателей по Российской Федерации.

Все субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, имеют низкие показатели качества жизни населения.

Бюджеты Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Карачаево-Черкесской Республики и Чеченской Республики являются высоко дотационными. За последние 10 лет объем средств федерального бюджета, ежегодно выделяемых Правительством Российской Федерации для оказания финансовой поддержки бюджетам субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, существенно увеличился. Сейчас как никогда важно запустить механизмы создания новых рабочих мест, формировать условия для старта новых проектов, стимулировать развитие малого и среднего предпринимательства, местной промышленности, сельского хозяйства, строительства, инфраструктуры в самом широком смысле этого слова. Необходимо научиться использовать в полной мере очевидные конкурентные преимущества Северного Кавказа, уникальный природный потенциал. Для этого предстоит улучшить инвестиционный климат в регионе, навести порядок в социальной и бюджетной сферах, в контрольно-надзорных органах, в целом в

Рис. 1. Структура объемов производства Северо-Кавказского федерального округа

Ист.: По материалам Министерства регионального развития РФ.

Рис. 2. Отраслевая структура валового регионального продукта СКФО.

Ист. По материалам Министерства регионального развития РФ.

строительство-12,5%; оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования-21,3%; гостиницы и рестораны - 2,1%; транспорт и связь-9,4%; финансовая деятельность-0,1%; операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг – 4,6%; государственное управление и обеспечение военной безопасности, обязательное социальное страхование-9,6%; образование – 5,8%; здравоохранение и предоставление социальных услуг – 6%; предоставление прочих услуг (коммунальных, социальных и персональных) – 1,3%; рыболовство, рыбоводство – 0,1%; с/х, охота и лесное хозяйство – 13,9%; добыча полезных ископаемых – 0,9%; обрабатывающие производства – 8,1%; производство и распределение электроэнергии, газа и воды – 4,3%.

структурах власти, обеспечив при этом жесткий контроль за использованием государственных средств. Таким образом, предстоит существенно повысить эффективность федеральной политики.

Премьер-министр РФ В.В. Путин  определил ряд задач, решение которых позволит значительно улучшить социально-экономическое положение Северо-Кавказского федерального округа. Одной из них глава правительства назвал наведение порядка в государственном аппарате, во власти. Путин предложил начать с территориальных органов федеральных ведомств, которые должны стать реальным инструментом развития региона, призваны быть оплотом законности и порядка.

Сегодня вопросу координации и повышении эффективности деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти уделяется много внимания.

Актуальность проводимого сегодня мероприятия также обусловлена возрастающей необходимостью качественно нового подхода к решению государственных задач по реализации мероприятий, предусмотренных Стратегией развития СКФО до 2025 года. От эффективной деятельности территориальных органов во многом зависит социально-экономическое развитие субъектов СКФО и округа в целом.

На 01 января 2011 года в Северо-Кавказском федеральном округе насчитывалось 184 территориальных органа, в т.ч. 13 – окружных. Численность работников ТО в СКФО составила – 35 071 чел. Расходы на содержание - 15,5 млрд.руб.; в т.ч. на заработную плату – 9,8 млрд.руб. Армия чиновников огромна. Нужно, чтобы такой же была и отдача от их деятельности.

  В обеспечении эффективного развития экономики в условиях развития рыночных отношений значение выравнивания уровней социально-экономического развития всех регионов страны, являющегося важнейшей закономерностью размещения производства, важным фактором ускорения темпов развития не только наиболее отсталых территорий, но и страны в целом, очень велико.

Главной задачей целевой программы поддержки должно быть использование механизмов сближения и выравнивания уровней развития регионов особой государственной поддержки с развитыми регионами. При этом Федеральная помощь депрессивным регионам  рассматривается как первоочередная, поскольку их тяжелое положение вызвано сложностью проводимых структурных преобразований в экономике, но они располагают значительным экономическим потенциалом, который можно быстро мобилизовать. Для этих регионов предпочтительна поддержка на основе среднесрочных программ с конечной целью полного изживания этого типа регионов.

У слаборазвитых регионов (куда входят и все республики Северного Кавказа), где острая социально-экономическая обстановка вызвана недостаточным производственным потенциалом, целесообразно выравнивать уровни развития на базе долгосрочных программ, предусматривая масштабные инвестиции.

В настоящее время региональная экономическая политика, проводимая как центральными органами власти, так и самими субъектами Федерации, ориентирована на множество целей, но все они могут быть сведены к двум простым моделям: модели эффективности - максимизация роста национальной экономики (с учетом оптимального распределения ресурсов в пространстве – полюсов роста) и модели равенства - снижение межрегиональных различий показателей доходов, благосостояния и роста. Обе модели имеют свои достоинства и недостатки. Модель эффективности может стимулировать наиболее эффективные регионы путем перераспределения в их пользу общих ресурсов развития. Это обеспечивает более быстрый рост совокупного благосостояния, но и увеличивает межрегиональную дифференциацию. Модель равенства (выравнивающий тип экономики) ориентирована на сглаживание межрегиональных различий путем распределения ресурсов с учетом необходимости первоочередной поддержки отстающих регионов. В этом случае приходится идти на относительное снижение совокупного благосостояния.

Механизмом "саморегулирования" межрегиональной дифференциации является мобильность факторов производства (переливы капитала и миграционные процессы), за счет которых происходит рыночное регулирование территориальных пропорций (например, привлечение капитала в депрессивные регионы либо отток избыточной рабочей силы из регионов с высоким уровнем заработной платы). Однако в условиях "падающей" экономики механизмы рыночного саморегулирования оказались подавленными, поскольку кризис оказал значительное влияние на пространственную мобильность товаров и факторов производства.

Таким образом, государство вынуждено сейчас и, должно, по нашему мнению,  и в дальнейшем регулировать региональное развитие, перераспределяя часть ресурсов через Центр, по крайней мере, для того, чтобы устранять грозящие социальными взрывами аномальные отклонения в регионах. При этом будут оставаться регионы, которые должны получать государственную поддержку, несмотря на все разговоры о необходимости поиска внутрирегиональных источников развития. Одним из регионов, развитие которого, видимо, и в дальнейшем будет существенно ориентировано на государственную поддержку, является Северо-Кавказский федеральный округ.

Региональные отклонения параметров республик Северного Кавказа от среднероссийского уровня стали аномальными, т. е. уровень территориальной дифференциации требует государственного вмешательства.

Федеральная региональная политика в отношении данного региона  направлена преимущественно на устранение аномальных межрегиональных отклонений, что позволяет сглаживать наиболее острые проблемы, но эта политика никоим образом не является стимулирующей развитие территорий.

Представляется, что необходимо проведение не только нивелирующей, а также  и стимулирующей политики, на основе которой регион должен получить шанс создания эффективной хозяйственной системы. Поскольку ориентация исключительно на методы выравнивания среднедушевой бюджетной обеспеченности вряд ли принесет особые результаты, то одним из возможных вариантов построения региональной политики в отношении СКФО  может стать политика, нацеленная на выравнивание или, по крайней мере, приближение условий хозяйствования в регионе к средним условиям по стране и создание возможностей для реализации его сравнительных преимуществ.

Эффективная реализация региональной политики, нацеленной на создание одинаковых по сравнению с другими российскими регионами условий социально-экономического развития, должна привести к росту итоговых экономических показателей  в целом по макрорегиону, и на его отдельных территориях. Для этого необходимо измененить методы государственной поддержки каждого региона и создать эффективные компенсационные механизмы. Этот тезис не противоречит принятой в настоящее время политике сглаживания аномальных межрегиональных отклонений через систему межбюджетных трансфертов, поскольку выравнивание бюджетной обеспеченности направлено на сглаживание межрегиональной дифференциации, а компенсационные механизмы призваны стимулировать развитие региона.

С учетом всех проблем, необходимо выработать объективные критерии реформирования (реструктурирования) российского внутреннего геополитического пространства. Такими критериям, на наш взгляд,  должны являться:

1) Установление масштаба новообразуемых регионов, соответствующего потребностям их эффективного жизнеобеспечения и управляемости. Не следует допускать ни чрезмерного дробления территориальных единиц,  ни гигантомании регионами;

2) Учет мнения и интересов жителей регионов,;

3) Учет существующих противоречий и конфликтов интересов в исторически многонациональных регионах, поддержание и укрепление существующего «баланса интересов»; 

4) Упрощение и повышение надежности и эффективности всей системы общегосударственной власти.

Исследование  макрорегиона и понятия экономического равновесия в такой региональной системе допускает много модификаций.  Возникает вопрос - если каждый регион находит оптимальное решение исходя из интересов своего населения, то при каких условиях общего рынка (ценах обмена, тарифах, налогах и т.п.) сочетание региональных решений даст сбалансированное решение для всей системы регионов? Для такого случая естественным случаем экономического равновесия в системе регионов, является вариант, когда  для каждого из них сальдо межрегионального обмена, измеряемое в ценах равновесия, равно нулю.

Предполагается, что органы регионального управления, выражающие интересы населения своего региона, стремятся найти такие экономические решения, которые при имеющихся возможностях наилучшим образом удовлетворяют потребности населения (максимизируют благосостояние, используя оптимум Парето).

Для вычисления рассмотренных выше оптимальных состояний и эффектов межрегиональных взаимодействий используются многорегиональные многоотраслевые модели. Информационную их основу, по нашему мнению, должны составлять национальные и региональные межотраслевые балансы.

Любая цивилизованная страна поддерживает свои слаборазвитые территории, это так называемая выравнивающая региональная политика. Даже немного сгладить экономическую дифференциацию пока не получается, и это не только российская проблема. В  докладе Мирового банка за 2009г., посвященному пространственному развитию, убедительно показано, что рост экономического неравенства регионов характерен для всех стран мира. Это следствие объективно растущей концентрации экономики в территориях с более благоприятными условиями для бизнеса. А вот смягчить территориальное неравенство в доступе к базовым социальным услугам государство может, и  это уже происходит в развитых странах благодаря мощной и эффективной перераспределительной политике. Инвестировать для развития нужно в более сильных, а перераспределять в пользу слабых. В России пока растет и экономическое, и социальное неравенство регионов, это показывают расчеты коэффициента Джини для регионального неравенства, а также показатели индекса промышленного производства и ожидаемой продолжительности жизни. Хотя слабые регионы улучшают свои показатели, но на фоне сильных они отстают, поэтому растет дифференциация. В исследовании Мирового банка определен пороговый уровень экономического развития, при котором региональное социальное неравенство в стране перестает расти. Он примерно равен 10 тысячам долларов душевого ВВП по паритету покупательной способности. А у нас 13,7 тысячи долларов по 2007 году. Тем не менее в России тенденция усиления социальной дифференциации регионов пока сохраняется. На это влияет специфика России: огромная территория, слаборазвитая инфраструктура, низкая плотность населения, разный уровень урбанизации. Важна не только структура, но и обоснованность приоритетов поддержки регионов.

Чтобы ускорить переход к инновационной модели экономики государство должно меньше вмешиваться в экономику. Инновационная экономика – это экономика людей, а люди концентрируются в городах. Вкладывать средства надо в людей и города, а не только в нанотехнологии. Серьезная  проблема сегодня – образование, качество которого резко снижается. В инновационной экономике роль человеческого ресурса заведомо выше и человек более мобилен. Пока же  ситуация такова, что  страна еще не осознала ценность человеческих ресурсов – квалифицированных, мобильных и конкурентоспособных.

Таким образом, базовая цель новой региональной политики заключается в том, чтобы сократить различия в социально-экономическом развитии регионов, сохранив комфортные условия для проживания. Государство же должно определить, каким будет баланс между двумя базовыми векторами региональной политики – выравнивающим и стимулирующим. Политика государственного регулирования должна быть  направлена на выравнивание экономики страны и формирование полюсов роста различного ранга, в зависимости от близости уровней  развития регионов,  состояния и качества использования их экономического потенциала, возможности его консолидации и интеграции в рамках осуществления инновационных проектов, направленных на модернизацию регионального производства, что обеспечит возможность разработки обоснованной стратегии  социально-экономического развития каждого региона.

Далее в работе рассмотрены методологические проблемы разработки социально-экономических прогнозов в России.

Система национальных счетов является сводным и обобщающим инструментом проведения экономических расчетов. Региональная система национальных счетов обеспечивает целостное видение экономических процессов прежде всего в форме потоков финансовых ресурсов, что в основном раскрывает сущность происходящих процессов в экономике рыночного типа. Она позволяет определить обобщающие показатели развития отраслей, секторов и институциональных единиц на различных стадиях процесса воспроизводства и взаимно увязать эти показатели между собой.

Прогнозы социально-экономического развития включают количественные показатели и качественные характеристики развития макроэкономической ситуации, экономической структуры, научно-технического развития, внешнеэкономической деятельности, динамики производства и потребления, уровня и качества жизни, экологической обстановки, социальной структуры, а также систем образования, здравоохранения и социального обеспечения населения.

Сложность проблем, возникающих перед руководством страны и регионов в трансформационный период, порождает многообразие направлений их решения.

Ввиду весьма жестких ограничений только по одному виду ресурсов –инвестициям - главная проблема состоит в обосновании источников именно этого вида ограниченных производственных ресурсов.

В работе исследованы существующие на сегодня методы оценки экономики региона, его социально-экономического развития. Регулирование регионального развития базируется на использовании совокупности методов, важнейшими из которых являются: балансовый, программно-целевой, нормативный, метод оптимизации регионального развития.

Система инструментов государственного регулирования экономического развития регионального хозяйственного комплекса включает, как указывалось выше: прогноз социально-экономического развития, стратегический план и концепцию развития региона, региональные программы развития, индикативный план развития региона, бюджет региона.

Исходными в перечне документов, регламентирующих социально-экономическое развитие страны и региона, являются анализ и прогноз социально-экономического развития региона, отдельных его отраслей, крупных многоотраслевых комплексов, отдельных сфер жизнедеятельности общества.

Критериальные показатели развития экономики региона представляют собой систему индикаторов, характеризующих ее состояние и динамику

Эффективность экономики региона имеет двустороннюю направленность: во-первых, это соотношение достигнутых результатов хозяйственной деятельности региона с величиной приведенных затрат (т.е. внутренняя эффективность экономики региона); во-вторых, это степень участия данной территориальной единицы в решении общефедеральных задач.

Другим обобщающим показателем является рост ВВП или произведенного национального дохода на душу населения.

Наряду с обобщающими показателями используются частные показатели, характеризующие эффективность использования отдельных видов производственного потенциала региона: экономия основных и оборотных фондов, материальных затрат, а также повышение эффективности использования живого труда, производственных фондов, природных и материальных ресурсов.

Частными показателями эффективности являются производительность труда, материало-, трудо- и фондоемкость продукции, которые отражают удельные затраты сырья и материалов, труда и фондов на единицу производимой продукции. По результатам анализа динамики изменения этих показателей на фоне динамики факторов, влияющих на их величину, можно судить, как меняется эффективность регионального воспроизводственного процесса.

В целом производится оценка и расчет более 200 прогнозных показателей. Непосредственным результатом воздействия производительных сил на экономический потенциал в масштабе общества является, как известно, вало­вой внутренний продукт (ВВП), а в масштабе региона — валовой регио­нальный продукт (ВРП). Он является важнейшим показателем регио­нального развития и в то же время вполне корреспондирует с главным макроэкономическим показателем ВВП.

Существуют различные методы обработки информации: методы  дефлятирования; экстраполяции; моделирования; экономико-математический метод; метод экспертных оценок и др.

В процессе  составления предварительного прогно­за, анализируются все факторные составляющие экономики региона и России в целом, не забывая при этом, что регион есть часть целого — национальной экономики. Однако при этом учитываются и внешние факторы развития:

Региональные прогнозные разработки отличаются рядом специфических особенностей. Для них характерны относительно узкий круг прогнозируемых параметров, меньшая достоверность и устойчивость в сравнении с экономическими планами (при сравнительно широком механизме реализации), более общие показатели на верхнем (федеральном) уровне и конкретные, детальные на нижеследующих (субъектов Федерации). В этих прогнозах отражена специфика регулирования рыночной экономики - сочетание механизма саморегуляции с административно-правовыми началами планомерности.

Рассмотренные в диссертации  методы и подходы к планированию регионального производства и прогнозированию социально-экономического развития региона, несмотря на их огромную теоретическую и практическую значимость, в современных условиях хозяйствования нуждаются в дальнейших обсуждениях,  дискуссиях, доработке и совершенствовании.

В диссертации рассмотрен также вопрос совершенствования системы показателей, применяемых при прогнозировании регионального развития.

Предложен показатель интенсивности развития экономики региона, дополняющий систему существующих ключевых показателей социально-экономического прогнозирования,  характеризующий преимущественную форму интенсивного воспроизводства в регионе, уровень  затрат живого и овеществленного труда в отраслях региона, скорость протекания производственных процессов, их насыщенность квалифицированными  трудовыми ресурсами, затраты ресурсов на единицу производимой продукции и т.д., позволяющий прогнозировать эффективность интенсификации и оптимальную структуру регионального производства.

В условиях рыночной экономики конкурентоспособными могут быть только те предприятия и отрасли, которые достигают высокого уровня эффективности производства, и эта проблема может быть решена только  переходу на интенсивный тип развития экономики.

С экономической точки зрения, увеличивать объем производства валовой продукции и прибыли можно наращиванием до оптимального размера авансированного капитала и улучшением эффективности его использования. Возможно также различное сочетание этих двух факторов.

Поэтому оправдано интенсивность трактовать с учетом не только размера авансированного капитала, но и достигнутых результатов производства, прежде выхода валовой продукции как материальной основы формирования конечного показателя эффективности - прибыли.

Задача состоит в том, чтобы определить степень влияния авансированного капитала и эффективности его использования на прирост валовой продукции. Значение результатов такого анализа весьма важно, поскольку речь идет об определении экономического типа развития предприятия, отрасли, региона (типа воспроизводства). Экономический тип развития - это понятие, отражающее определенное динамическое соотношение между изменением во времени величины авансированного капитала и объема производства валовой продукции.

На практике интенсивный и экстенсивный типы воспроизводства тесно переплетены между собой. Поэтому нельзя утверждать, что интенсификация не сопровождается развитием производства на уже достигнутой технической основе. Вместе с тем, даже при колоссальном развитии производительных сил, когда интенсификация является господствующим типом воспроизводства, экстенсивный тип также присутствует. Так, в отрасли, имеющей самые современные средства производства, может происходить абсолютное увеличение численности работающих, если потребность в производимой ею продукции возрастает.

Также различают фондоемкую и фондосберегающую формы интенсивного воспроизводства. При фондоемком воспроизводстве рост производительности живого труда достигается в результате увеличения затрат прошлого труда на единицу производимой продукции. При фондосберегающем воспроизводстве происходит уменьшение затрат не только живого, но и овеществленного труда. Причем последние могут иногда сокращаться быстрее, чем первые.

В экономической литературе получила распространение трактовка повышения производительности труда как экономии живого труда на единицу производимой продукции при одновременном росте затрат овеществленного труда. Тем самым признается только одна форма интенсивного воспроизводства – фондоемкая, в то время как фондосберегающая форма незаслуженно замалчивается или даже отрицается.

В плане  совершенствования методического инструментария  прогнозирования и планирования рассмотрим также  структуру одного из основных показателей, характеризующих развитие экономики региона – валовой региональный продукт.

  Известно, что уровень жизни населения в значительной мере характеризуется структурой валового внутреннего продукта ВВП по использованию – на уровне страны, ВРП - на уровне региона. В частности, одним из основных показателей уровня жизни населения,  применяемых в международных сравнениях, на сегодня остается величина ВВП на душу населения.

Формализованное выражение совокупного объема регионального продукта – валового регионального продукта (ВРП) можно представить  следующим выражением:

ВРП = потребление населения (ПН) + инвестиции фирм (ИФ) + расходы государства (РГ)  + изменение запасов  (ИЗ)  (1)

При этом  частный показатель – потребление населения (ПН) -  представляет собой сумму расходов конечных пользователей на покупку товаров и услуг, т.е. сумму расходов пользователей на приобретение таких основных материальных благ, как: товары первой необходимости (продовольственные и промышленные); образование; медицинские услуги; жилищно-коммунальные услуги; приобретение жилья  и др.

Тогда  формула расчета ВРП на душу населения, характеризующая  качество жизни (КЖ), может быть  представлена  в следующем виде:

ВРП/ЧН  = КЖ = ПН/ЧН +  (ИФ + РГ + ИЗ)/ЧН =  (ВРП1  +  ВРП2)/ ЧН (2) 

Здесь: ЧН – среднегодовая численность населения региона.

В науке и практике используются и другие два способа расчета ВРП, а именно,  как сумма доходов субъектов хозяйственной дея­тельности, созданных в процессе производства и как метод его исчисления, основанный на концепции добавленной стоимости. Добавленная стоимость (ДС), как известно,  представляет собой разницу между выручкой от реализации продукции (отрасли в целом) (ВР) и стоимостью сырья и материалов, потребленных при производстве данной продукции (СМ).

Просуммиро­вав добавленную стоимость, создаваемую во всех секторах эконо­мики региона (ДСj), можно определить величину показателя ВРП, ха­рактеризующего рыночную ценность всех конечных товаров и ус­луг, произведенных за счет использования ресурсов данной территории:

(ДСj) = (ВРj - (СМj)  (3).  Также можно записать, что показатель ВРj  можно условно записать и так: ВРj = (Прибыль j + Затраты j).

Таким образом, показатель ВРП на душу населения, рассчитанный по методу «добавленной стоимости»,  можно определить, как:

ВРП/ЧН =  ((Прибыль j + Затраты j) - (СМj))/ЧН (4)

В этом выражении показатель (Прибыль j + Затраты j) представляет собой  сумму результативных показателей деятельности всех сфер экономики региона. Исходя из этого и анализируя выражения (1; 2), можно сказать, что  повышение показателя подушевого ВРП, в первую очередь, возможно  при увеличении  объемов ВРП, а значит  увеличения потребительских расходов населении и объема инвестиций. С другой стороны, как следует из выражения (4), такое повышение может обеспечить увеличение суммы  валового дохода  (объема реализации) всех отраслей экономики региона. В плане методологического решения этого противоречия нами было исследовано известное в науке «золотое правило экономики для предприятий», которое определяет условия экономического роста производства для хозяйствующих субъектов, исследуя взаимосвязи между показателями: «прибыль-затраты-выручка-активы», и которое, как известно, выражается следующей зависимостью:

ТПРБП > ТПРВР  >  ТПРА (5)

Здесь: БП, ВР и А – соответственно, балансовая прибыль, выручка от реализации и активы предприятия. 

Также были рассмотрены результаты исследования теории финансового левериджа, которые привели к следующим выводам: прирост нетто-результата эксплуатации инвестиций (НРЭИ) должен быть больше прироста активов (капитала) предприятия  и должен соответствовать следующим выражениям:

При этом,  должен быть  > 1,

а          (6)

Здесь: ПП  - коэффициент покрытия прироста активов нетто-результатом эксплуатации инвестиций;

- сумма НРЭИ за лет;        ; Абаз - объемы актива предприятия, соответственно в отчетном году  и на начало базового года; Апр- объем актива  в прогнозном (будущем периоде); n -  число лет анализируемого периода;  ЭРпр  - прогнозное значение экономической рентабельности активов предприятия.

- прирост нетто-результата эксплуатации инвестиций должен превышать прирост расходов предприятия по кредитам, т.е. прирост балансовой прибыли должен быть больше прироста расходов по кредитам, так как:

НРЭИ = БП + %-ты за кредит.

  В плане дальнейшего исследования этого вопроса, рассмотрим известное в литературе “золотое правило экономики”, которое сравнивает между собой три показателя, характеризующих деятельность предприятия, за два или более периода: ТПриб. > ТВР. > ТАктив.. > 100%;  [7] 

  • темп изменения прибыли;
  • темп изменения выручки от реализации;
  • темп изменения активов.

При этом предприятие признается эффективно функционирующим (как говорят, соблюдается «золотое правило»), если одновременно соблюдаются следующие условия:

  • темп изменения прибыли выше 100% (т.е. наблюдается прирост);
  • темп роста прибыли выше темпа увеличения выручки;
  • темпа увеличения выручки выше темпа прироста активов.

Именно такое соотношение означает, что на предприятии имеет место экономический рост производства, т.е.:

  • экономический потенциал предприятия увеличивается (рост активов);
  • объем реализации возрастает опережающими темпами, т.е., активы используются все более эффективно;
  • прибыль растет быстрее, чем выручка, что говорит об относительном снижении издержек.

Правда необходимо отметить, что в отдельных случаях (активное инвестирование, освоение новых сфер деятельности) «золотое правило» может в краткосрочном периоде не выполняться, однако, это еще не означает, что в долгосрочном периоде предприятие действует неэффективно.

С учетом выведенных зависимостей  «золотое правило экономики» можно переписать по-другому, т.е. не через темпы роста, а  через темпы прироста тех же показателей, и как определяющего условия не только экономического роста производства, но и его преимущественную интенсификацию:

ТПриб. Прир.> ТВР. Прир.> ТАктив. Прир.> 2;  (8)

С другой стороны, учитывая формулы (6) «золотое правило экономики» можно конкретизировать записав его в виде следующей системы выражений, определяющей  условия экономического роста при одновременной преимущественной интенсификации производства и необходимых уровнях рентабельности и платежеспособности предприятия:

ТПриб. Прир.> ТВР. Прир.> ТАктив. Прир.> 2; 

ТНРЭИ > {ТАктив.* (АБаз./ НРЭИБаз.) – 1}  (9)

ТПриб.'  > {ТАктив.* (АБаз./ Приб.'Баз.) – 1}

В работе [3] были также выведены следующие зависисмости

         (10)               .                (11)

Здесь: ; ;        .

Аотч., Абаз. – объем активов за отчетный и базовый годы соответственно;

ЭРотч. – экономическая рентабельность активов отчетного года;

Тэр. – темп роста экономической рентабельности.

Далее допустим, что темп роста прибыли от реализации соответствует темпу роста балансовой прибыли (т.е. темпы роста составляющих балансовой прибыли: операционных и внереализационных доходов и расходов – оставляем без изменения).

Используя известное выражение

ВР – себестоимость = Прибыль от реализации                (12)

можем записать: ТПР = Т (ВР – С\С).                                         (13)

Здесь: ТПР – темп роста прибыли от реализации; ВР – выручка от реализации;

С\С – себестоимость реализованной продукции.

Зависимость (5) запишем в следующем виде:

.                                         (14)

Используем выражение (13) и проведем ряд математических преобразований.

,  где:  - выручка от реализации отчетного и будущего года, соответственно;  - себестоимость реализованной продукции отчетного и будущего года, соответственно.

.

Введем обозначения:

; .

Тогда:

.                                         (15)

Используя выражение (15), можем записать:

.                         (16)

Далее используем известное выражение из теории операционного левериджа, а именно

Обозначим этот результат как “”. Проведя ряд математических преобразований, получим:

       (17)       или   (18)

Подставляя выражение (18) в выражение (17),  получим:

.                       (19)

Используя выражения (12 и 13), найдем :

.        (20)

Таким образом, мы получили систему зависимостей (21 -23 ):

Полученные выражения конкретизируют “золотое правило экономики”, т.е. определяют конкретные зависимости не только между темпами роста балансовой прибыли, объема активов, объема реализации, но и темпами роста себестоимости.

Дополнив эту систему выражением:                 (24)                и зависимостью:

,  (25)

определяющей взаимосвязи между коэффициентами ликвидности, финансовой устойчивости, объемом активов и экономической рентабельностью активов, мы тем самым получаем модель так называемого “модернизированного золотого правила экономики”, которое существенно способствует  объективной оценке  деятельности хозяйствующего субъекта (предприятия или отрасли).

Мы считаем возможным и целесообразным применение  описанного и представленного выше модернизированного золотого правила экономики  не только к предприятиям, но и к отраслям региона и его экономике в целом.

  Вернемся еще раз к формулам (3: 4), описывающим определение валового регионального продукта  по способу «добавленной стоимости», т.е., когда, просуммировав добавленную стоимость, создаваемую во всех секторах эконо­мики региона (ДСj), можно определить величину показателя ВРП, ха­рактеризующего рыночную ценность всех конечных товаров и ус­луг, произведенных за счет использования ресурсов данной территории:  (ДСj) = (ВРj - (СМj).

Или: ВРП/ЧН =  ((Прибыль j + Затраты j) - (СМj))/ЧН. 

Поскольку в  этом выражении показатель (Прибыль j + Затраты j) представляет собой  сумму результативных показателей деятельности всех сфер экономики региона, а показатель (СМj)) – определяет сумму т.н. промежуточного потребления сырья и материалов, то можно сказать, что система выражений  (21-25) определяет условия и возможности прогнозирования развития экономики региона и его социально-экономического развития.

В диссертации представлены результаты применения изложенной методики на примере Ставропольского края.

Сопоставление основных параметров динамики социально-экономического развития Ставропольского края и России свидетельствует о достаточно устойчивых по годам и большинству параметров темпах роста региона (табл. 5).

За десять последних лет 52% показателей динамики экономического роста края были выше, чем в среднем по России. Наиболее устойчиво росли за эти годы реальные доходы населения, розничный товарооборот и ВРП края. Среднегодовой темп роста ВРП за последние девять лет превышал среднероссийские темпы роста ВВП более чем на 1,7 процентных пункта. Одновременно, в динамике некоторых параметров социально-экономического развития края наблюдается выраженная

Таблица 5 –  Структура валового регионального продукта Ставропольского края по видам

экономической деятельности за 2004-2010 г.г.

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Всего по экономике края

100

100

100

100

100

100

100

в том числе

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

20.8

15.2

13.7

16.3

14.1

10.6

12.5

Рыболовство, рыбоводство

-

-

0.05

0.0

0.1

0.1

0.1

Добыча полезных ископаемых

1.6

2.1

2.8

1.0

1.0

0.8

0.8

Обрабатывающие производства

13.8

14.0

14.8

14.2

14.9

12.4

14.1

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

5.6

6.9

6.3

5.0

5.0

6.1

6.3

Строительство

6.3

5.3

7.1

7.9

7.9

7.3

6.9

Оптовая и розничная торговля; ремонта а/т средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

17.1

17.3

17.4

19.0

20.1

20.7

21.1

Гостиницы и рестораны

1.1

1.3

1.6

1.6

1.6

1.9

2.0

Транспорт и связь

13.2

15.0

12.3

10.6

10.8

11.0

10.1

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

5.0

6.0

5.7

6.0

5.7

6.4

5.9

Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

4.2

4.3

6.7

6.9

7.3

8.3

7.6

Образование

4.2

4.2

4.2

4.2

4.1

5.2

4.5

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

5.8

5.9

6.1

6.4

6.3

7.9

7.1

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

1.2

1.1

1.2

1.1

1.1

1.2

1.0

Ист.: по данным Ежегодника «Ставрополье-2011»

неустойчивость, - годы высокой динамики роста перемежаются отдельными годами абсолютного спада. Такие спады были зафиксированы в 19% случаев,

большая часть из которых приходится на динамику сельскохозяйственного производства (что вполне объяснимо) и строительных работ, и особенно -  прямых иностранных инвестиций.

В результате среднегодовые темпы роста отдельных параметров экономики Ставропольского края превышали среднероссийские как по динамике ВРП (ВВП) в целом, так и в пяти из остальных восьми анализируемых параметров. В наибольшей степени устойчиво высокие и постоянно опережающие среднероссийские темпы роста край удерживает по ВРП, промышленному и сельскохозяйственному производству (рис. 3 и 4).

В таблице 4 представлены результаты оценки структурных показателей ВРП Ставропольского края по видам экономической деятельности, которые показывают значительное снижение доли объемов производства в общем объеме валового продукта региона (с 20,8% 2004 г. до 12,5% в 2010 г.).

Наибольший вклад в ВРП края вносят четыре основных вида экономической деятельности, каждый из которых дает 13-18% ВРП:

торговля, обрабатывающие производства, сельское хозяйство, транспорт и связь. В 2008 г. они дали в сумме 60,5% ВРП края, что на 2 процентных пункта ниже, чем в 2005 г. Выросла доля торговли и  строительства, снизилась – транспорта и сельского хозяйства, однако значительных изменений  в отраслевой структуре ВРП за 4 года не произошло.

В социальной сфере Ставропольского края наблюдаются многие из тенденций, характерных для России в целом. В частности, сокращается численность населения.

По-прежнему серьёзной проблемой в крае является высокий уровень бедности. Несмотря на то, что в период с 2000 по 2009 годы в крае прослеживается устойчивая тенденция сокращения доли малоимущего населения, данный показатель выше, чем в среднем по России. Это связано, в первую очередь, со значительной долей сельского населения.

 

Рис.3 -  Динамика ВРП  Рис. 4 -  Динамика промышленного производства

Ист.: По материалам «Стратегии социально-экономического развития Ставропольского края на период до 2020 года»

 

В соответствии со Стратегией социально-экономического развития Ставропольского края до 2020 г. полюсами роста в перспективном периоде выступают две сложившиеся агломерации: Ставропольско-Михайловская городская агломерация, агломерация городов-курортов КМВ, а также развивающиеся агломерации, тяготеющие к городам Буденновску, Невинномысску, Благодарному, Светлограду, Изобильному и Новоалександровску.

Все механизмы реализации Стратегии должны быть направлены на смену модели экономического роста, основанного на принципиально иных экономических и технологических приоритетах.

Важнейшим элементом механизма реализации Стратегии является экономическая политика органов государственной власти, базирующаяся на системном стратегическом планировании развития экономики, отдельных отраслей, сфер деятельности и территорий и принятии оперативных управленческих решений.

Совершенствование региональной системы управления будет осуществляться на следующих принципах:

  • государственно-частное партнерство;
  • прозрачность и эффективность взаимодействия власти, бизнеса и общества;
  • сокращение административных процедур и барьеров;
  • внедрение механизмов эффективного взаимодействия регионального уровня власти и органов местного самоуправления;
  • профессионализма и ответственности;
  • повышение качества бюджетного управления;
  • создание финансовых стимулов для развития муниципальных образований;
  • программно-целевого метода формирования и реализации социальной политики;
  • системы показателей оценки деятельности органов государственной власти по реализации Стратегии;
  • мониторинг реализации Стратегии;

Список публикаций по теме диссертации

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК

1. Зайцев В.Г. Реструктуризация крупной экономической системы: проблемы, задачи, возможные перспективы развития )на примере Северо-Кавказского федерального округа) // Terra economicus (Экономический вестник Ростовского государственного университета). 2010. Том 8. № 3  (0,5 п.л.).

2. Ващенко Р.В., Зайцев В.Г.  Оценка  взаимосвязей  между показателями, характеризующими  функционирование отраслей, производственных комплексов и товарных рынков региона и его социально-экономическое развитие //Управление экономическими системами. – 2011. - №10. - Режим электронного доступа: URL: http://uecs.mcnip.ru. – 0,6 п.л. (авт. 0,3 п.л.).

3. Зайцев В.Г. Методические основы  формирования условий сбалансированного развития экономики региона на основе использования модели межотраслевого баланса.  // Управление экономическими системами. - – 2011. - №11. - Режим электронного доступа: URL: http://uecs.mcnip.ru. – 0,6 п.л.

4. Булгакова Л.Н., Зайцев В.Г. Совершенствование  методов прогнозирования  развития региональной экономики//Управление экономическими системами. –

– 2012. - №2. - Режим электронного доступа: URL: http://uecs.mcnip.ru. – 0,5 п.л.

Публикации в других научных изданиях

5. Зайцев В.Г. Теория и практика структурных трансформаций экономической системы региона и его ресурсных потоков. – Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2009,  4,7 п.л.

6. Зайцев В.Г. Управление процессом региональной модернизации посредством формирования концепции социально-экономического развития региона //Актуальные проблемы экономического развития Российской Федерации /Под ред. д.э.н. проф. Ю.С.Давыдова. – Пятигорск: ПГЛУ, 2010, 0,6 п.л.

7. Зайцев В.Г. Трансформация ресурсного потенциала макрорегиона в процессе его системных преобразований //Ресурсы управления эффективным развитием структур городского хозяйства региона КМВ.- Пятигорск: Изд-во «РИА КМВ».- 2010. - 0,5 п.л.

8. Зайцев В.Г. Методологические проблемы  прогнозирования и планирования региональной экономики // Современные научные исследования. – Кисловодск: Издат.  центр КИЭП. - 2011. – 4. -  0,5 п.л.

  Подписано в печать 26.03.12.  Бумага типографская №1.

Гарнитура Таймс.  Усл. п.л. 1,4. Тираж 110 экз.  Заказ 198.

  Издательский центр НОУ ВПО «Кисловодский институт

  экономики и права».

  357700,  г. Кисловодск, ул. Розы Люксембург, 42.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.