WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Веселов Дмитрий Александрович

Переход от стагнации к развитию в теории экономического роста c человеческим капиталом

Специальность 08.00.01 – Экономическая теория

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре макроэкономического анализа факультета экономики в федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Научный консультант: доктор технических наук, профессор Алескеров Фуад Тагиевич

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор кафедры прикладной институциональной экономики МГУ им.М.В.Ломоносова.

Дорошенко Марина Евгеньевна кандидат экономических наук, доцент кафедры математических методов в экономике Российской экономической школы Тонис Александр Самуилович

Ведущая организация: Санкт-Петербургский экономико-математический институт РАН

Защита состоится 26 апреля в 14 00 на заседании диссертационного совета Д 212.048.в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» по адресу: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 20, ауд 3

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Автореферат разослан 26 марта 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета, д.э.н Д.В. Нестерова 1.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В современной экономике в ряде развивающихся стран не существует тенденции устойчивого экономического роста. Большая часть таких стран обладает низким уровнем доходов на душу населения. Как оказалось, неоклассические модели теории роста не способны объяснить растущий разрыв в доходах между богатыми и бедными странами. В 1990 – 2000е гг. развились новые направления экономической теории, такие как теория эндогенного роста, обобщенная теория роста, а также новая политическая экономия теории роста, создавшие методологический аппарат для анализа причин и возможностей выхода из состояния стагнации.

Новая теория роста заново открыла дискуссию относительно государственной политики стимулирования роста. Было показано, что наличие положительных внешних эффектов от накопления физического и человеческого капитала обуславливает существование ловушек бедности самоподдерживающихся механизмов, препятствующих развитию. Ловушка бедности порождает стагнацию, то есть феномен отсутствия устойчивых положительных темпов роста. В этих условиях государство способно обеспечить переход от стагнации к развитию за счет мер политики стимулирования роста.

Эта концепция используется для обоснования межгосударственных программ помощи бедным странам, а также для обоснования масштабных государственных инвестиций в новые «точки роста», в том числе на территории бедных регионов.

В то же время, перераспределение ресурсов в условиях неэффективного государства создает стимулы к рентоориентированному поведению, что само по себе приводит к возникновению ловушек бедности.

Особую актуальность для развивающихся стран приобретают вопросы, являющиеся принципиально важными при анализе выхода экономики из ловушки бедности. Какова природа длительной стагнации? Какие факторы отвечают за переход от стагнации к устойчивому росту? Должно ли правительство ускорять переход от стагнации к развитию, какими методами и при каких условиях? Кроме того, для развивающихся стран, в которых общество все более активно вовлечено в принятие политических решений, важно определить условия, при которых экономическая политика стимулирования роста может быть поддержана большинством агентов, и обосновать роль ценностных установок при переходе от стагнации к развитию.

Сформулированные выше вопросы являются актуальными и для российской экономики. Долгосрочные перспективы экономического роста в России не являются однозначно определенными. Выявление и обоснование траекторий экономического роста в развивающихся странах может подсказать набор потенциальных траекторий российской экономики, а также найти ключевые факторы, определяющие выбор траектории. Кроме того, актуальным для России является вопрос о том, при каких условиях большинство населения поддержит меры, направленные на устойчивое экономическое развитие.

Степень разработанности проблемы. Переход от мальтусианской стагнации к этапу устойчивого роста объясняется в рамках моделей обобщенной теории роста, разработанных О. Гэйлором, Д. Вейлом, Э.Маунфордом, О.Мова, П.

Хоуиттом, М. Кремером, М.Гудфрендом. Развитые страны прошли этот переход в XIX веке, развивающиеся страны - в XX веке, или же не прошли вовсе. В доиндустриальный период основным катализатором перехода являлись поддерживающие друг друга рост численности населения и рост технического прогресса. В то же время, этот механизм не может в полной мере объяснить отсутствие устойчивого роста в развивающихся странах мира сегодня. Феномен стагнации объясняется в рамках концепции ловушек бедности, предложенной в ранних работах по теории развития 1940-1950х гг. П Розенштейна-Родана, Р.Нурксе, Х.Лейбенстайна, и развитой в работах 1990-2000х гг. К. Азариадиса, Ф. Дрейзена, А. Д’Отюма, Ф. Мишеля, O. Гэйлора, С. Реддинга, Д. Тсидона.

Модели ловушек бедности подчеркивают важность провалов рынка, при наличии которых фирмы и агенты, осуществляющие инвестиции в физический или человеческий капитал, либо не принимают во внимание благоприятное воздействие своих инвестиций на экономику в целом, либо не имеют возможности финансировать выгодные проекты ввиду несовершенств рынка капитала. Эмпирические исследования Д.Блума, Д.Кэннинга, Ж.Севильи, У.Истерли, Д.Майер-Фульке, Д.Куа, Л. Притчетта подверждают существование ловушек бедности на межстрановом уровне. Помимо провалов рынка причиной ловушки бедности могут быть и провалы государства. Работы Г. Мехлама, К.

Моэма и С. Торвика иллюстрируют возможность существования ловушки бедности за счет распределения ренты, порождаемой перераспределительной политикой государства или неэффективными рыночными институтами.

Особую важность провалы государства приобретают при объяснении низких темпов роста в странах, богатых природными ресурсами. Проблема отсутствия устойчивого роста в ресурсных экономиках обсуждается в рамках исследований К.Сала-и-Мартина, А.Сабраманана, Д.Айшема, В.П. Полтеровича, В.В. Попова, А.С Тониса, В.Д.Матвиенко, Н.А Волчковой.

Альтернативный взгляд на стагнацию в бедных мира дает теория эндогенного роста, представленная в работах Д. Аджемоглу, Ф. Агиона, Ф.Зилиботти, П. Хоуитта, Ч. Джонса. Причиной стагнации является неспособность бедных стран мира заимствовать уже существующие технологии ввиду низкого уровня человеческого капитала, неразвитых институтов финансового рынка, других институциональных барьеров. В отечественной литературе данный подход развит в работах В.П. Полтеровича, В.В. Попова, А.С Тониса, обсуждающих проблему оптимальной политики стимулирования роста на разных стадиях развития экономики. Значимые результаты в области теории роста в отечественной литературе представлены также в работах К.Ю. Борисова, В.Д. Матвеенко, Ю.А.Кузнецова, О.В. Мичасовой и других. Проблемы человеческого капитала исследовались B.C. Автономовым, Р.И.

Капелюшниковым, В.Л. Макаровым, Д.В. Нестеровой, Р.М. Нуреевым, и другими.

Политический выбор общества в отношении ставок подоходных налогов и величины субсидий на образование и его воздействие на темпы экономического роста и благосостояние рассмотрены в работах А. Алесины, Д. Гломма, Б.

Равикумара, Т. Пикетти, Р. Фернандеса и Р. Рогерсона. В то же время, эти работы рассматривают лишь один механизм перераспределения. Единственным исключением является работа Г. Леви, который рассматривает специфический случай политического равновесия в экономике с пожилыми и молодыми агентами.

Объектом исследования является феномен перехода от стагнации к устойчивому росту в развивающихся странах мира. Предметом исследования являются механизмы, обуславливающие стагнацию, а также меры экономической политики, способствующие переходу от стагнации к развитию.

Цель исследования – выявить условия, определяющие возможность перехода от стагнации к развитию в экономике с положительными внешними эффектами от накопления человеческого капитала. В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

• Провести критический анализ существующей литературы в области теории роста, объясняющей причины стагнации в развивающих странах мира.

• Построить модель вертикальных инноваций эндогенной теории роста, дополненную человеческим капиталом. Выявить условия, при которых экономическая политика в виде инвестиционных субсидий фирмам и субсидий на образование работникам ведет к переходу от стагнации к устойчивому росту.

• Определить потенциальные траектории экономического роста в в базовой модели, включив в нее дополнительный фактор – природную ренту.

• Выявить условия, при которых политика стимулирования роста будет поддержана простым большинством агентов.

Теоретическая и методологическая основа. Методы исследования.

Методологической основой разработанной модели служат две модели теории роста: шумпетерианская модель роста Ф. Агиона и П.Хоитта (модель вертикальных инноваций) и модель эндогенного роста с человеческим капиталом Р.Лукаса. Модель вертикальных инноваций рассматривает экономический рост как производную технического прогресса, обусловленного коммерческими решениями фирм об инвестициях в исследования и разработки. Модели теории роста с человеческим капиталом рассматривают экономический рост как следствие накопления знаний и навыков работниками. При этом решение об инвестициях в образование (в человеческий капитал) является микрообоснованным. Индивидуальные решения работников о накоплении человеческого капитала моделируются в рамках модели перекрывающихся поколений с образованием, предложенной в работах К.Азариадиса, С.Реддинга, Г.Беккера.

При анализе политической реализуемости мер по стимулированию роста применяются методы новой политической экономии, предложенные в работах А.Алесины, Т.Пирсона, Г.Табеллини, Т.Вердье. В рамках данного подхода агенты, различающиеся по уровню доходов, ценностям, статусу, принимают коллективное решение относительно государственной политики в рамках существующей политической системы. В диссертации рассматривается простая форма принятия политических решений, предложенная в работе Р.Фернандеса и Р.Рогерсона, в которой политическим равновесием является допустимое распределение, поддержанное простым большинством голосов. В основе построенной модели лежит гипотеза о том, что потенциальный уровень доходов в будущем влияет на текущие предпочтения агентов относительно перераспределительной политики. Эта гипотеза была предложена в работах Р.Бенабу и Е.Ок, и была подтверждена эмпирическими исследованиями А.Алесины, Е.Ла Феррара.

Научная новизна исследования. Научная новизна представленного исследования определяется следующим:

• Предложена модификация базовой модели вертикальных инноваций теории эндогенного роста, обобщающая существующие подходы к анализу ловушек бедности. В предложенной модели одновременно существуют провалы рынка в виде положительных внешних эффектов от накопления человеческого капитала работниками, а также провалы государства в виде распределения части доходов государственного бюджета в пользу агентов, занимающихся не производственной деятельностью, а поиском ренты. В отличие от существующих моделей ловушек бедности предложенная модель позволяет учесть влияние провалов государства на возможность выхода из состояния стагнации.

• Показано, что ключевыми параметрами, влияющими на возможность перехода от стагнации к развитию, являются размер рынка, степень защиты прав собственности и степень влияния групп интересов на перераспределительную политику государства. Определены пороговые значения параметров, при которых государственная политика стимулирования роста в виде инвестиционных субсидий и субсидий на образование окажется эффективной.

• Показано, что базовая модель, дополненная механизмом извлечения и перераспределения природной ренты, позволяет получить траектории экономического роста в развивающихся странах, выявленные в рамках эмпирических исследований Л.Притчетта, Р.Хаусмана, Д.Родрика. Впервые дается обоснование в рамках теоретической модели выявленным Л.Притчеттом пяти группам траекторий по выборке стран за 1960-1990 годы.

• Разработана модель с агентами, различающимися по вероятности успеха инвестиций в образование. В отличие от существующих моделей политической экономии теории роста рассматриваются одновременно два инструмента перераспределения – субсидия на образование и подушевой трансферт. Найдены условия, при которых политика стимулирования роста в виде субсидий на образование будет реализована в политическом равновесии.

Теоретическая и практическая значимость работы. Все изложенные выше аспекты научной новизны могут рассматриваться как определенный вклад в теорию роста и новую политическую экономию теории роста. Разработанная в диссертации методика анализа перехода от стагнации к развитию с учетом провалов рынка и государства может применяться научно-исследовательскими организациями и аналитическими центрами для формулирования политики перераспределения трансфертов между бедными и богатыми регионами.

Материалы диссертации используются при преподавании курсов макроэкономики для 1 курса магистратуры и 2 и 3 курсов бакалавриата отделения прикладной математики и информатики НИУ ВШЭ.

Апробация результатов исследования. Результаты работы были представлены автором на различных научных конференциях и семинарах:

• «Economic Transition - 20 years after», Corvinus University, Будапешт (Венгрия), ноябрь 2011 г • «III World Economic Congress», конференция Международной экономической ассоциации (IEA), Tsinghua University, Пекин (Китай), июль 2011 года • научный семинар «Математическая экономика» ЦЭМИ РАН, Москва, 2 июня 2011 г.

• XI и XII Международная апрельская конференция НИУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества, Москва, апрель 2010,2011г • Конференция Европейской Ассоциации Сравнительных Исследований (EACES), г. Тарту (Эстония), август 2010 г.

• I Конгресс Новой экономической ассоциации, Москва, декабрь 2009 г.

• Конференция молодых ученых "Ломоносов 2009" МГУ, Москва, апрель 2009 г.

Публикации. Основные результаты диссертации опубликованы в 5 работах, общим объемом 3.2 п.л. Из них 1 работа опубликована в журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки России, общим объемом 0.95 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, содержащего 140 наименований.

Основная часть работы изложена на 147 страницах.

2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены объект и предмет исследования, указаны элементы научной новизны, а также практической значимости полученных результатов.

В первой главе диссертации представлен обзор моделей, описывающих механизм перехода от стагнации к устойчивому росту в развитых странах мира, а также причины феномена длительной стагнации в наиболее бедных странах мира.

Проанализированы результаты эмпирических исследований, показывающих, что, несмотря на временные ускорения темпов роста, во многих развивающихся странах мира экономический рост не является устойчивым. В параграфе 1.рассмотрена обобщенная теория роста, предложенная О. Гэйлором и Д.Вейлом.

Эта теория описывает механизм перехода от стагнации, наблюдавшейся в период до индустриальной революции в развитых странах мира, к этапу современного устойчивого роста. Подобный переход был вызван самоподдерживающимся процессом, при котором рост численности населения ускоряет технический прогресс, а технологические изменения приводят к дальнейшему росту численности населения. В момент перехода, благодаря ускоренным темпам технического прогресса, возникает спрос на человеческий капитал (образование), что приводит к демографическим изменениям и ведет к устойчивому росту доходов на душу населения. С точки зрения данного подхода, дифференциация уровней доходов между странами объясняется тем, что переход от стагнации к устойчивому росту происходил неодновременно в разных странах мира. В то же время, длительная стагнация бедных стран мира не может быть полностью объяснена в рамках данной теории.

В параграфе 1.2 рассматриваются основные подходы к анализу причин стагнации в теории роста с человеческим капиталом: положительные внешние эффекты от образования, наличие несовершенств финансового рынка, ограниченная способность стран к заимствованию уже существующих технологий. В параграфе 1.3. рассмотрены модели политической экономии теории роста, которые объясняют политический выбор общества относительно субсидий на образование и его воздействие на экономический рост.

Во второй главе диссертации построена модель шумпетерианской теории роста с человеческим капиталом, в рамках которой определяются условия перехода от стагнации к развитию. В основе лежит простая версия модели вертикальных инноваций Ф. Агиона и П. Хоуитта с одним конечным благом и одним промежуточным продуктом. Как и в базовой модели, экономический рост является следствием инвестиций фирм в повышение качества промежуточного продукта. При создании нового вида промежуточного продукта фирма временно становится монополистом на рынке, и получает положительную прибыль.

Повышение качества промежуточного продукта может быть связано как с созданием новых, так и с заимствованием уже существующих технологий.

В отличие от стандартной модели вертикальных инноваций Ф.Агиона и П.

Хоитта в предложенной модели используются следующие новые предпосылки:

во-первых, вероятность успеха проекта фирмы по повышению качества промежуточного продукта является эндогенной величиной, и положительно зависит от запаса человеческого капитала в экономике. Во-вторых, в рамках модели труд делится на квалифицированный и неквалифицированный. Для осуществления инвестиционного проекта фирмам необходимо использовать квалифицированный труд, который предоставляют работники, получившие образование. Работники, в свою очередь, принимают решение об инвестициях в образование, исходя из максимизации собственной функции полезности. Решения работников об образовании моделируются в рамках простой двухпериодной модели перекрывающихся поколений по методологии Р.Лукаса и С.Реддинга.

Производственная функция в секторе конечного продукта выглядит как (1) Y = Ax, 0<<1, где Y – валовый продукт сектора, x – промежуточный товар, используемый для производства конечного продукта, и А – уровень текущей технологии, отражающий качество промежуточного продукта, – параметр модели. В секторе промежуточного продукта одна единица неквалифицированной рабочей силы производит одну единицу продукта. После успешного осуществления проекта по повышению качества промежуточного продукта, фирма временно, на один период, становится монополией на данном рынке и получает положительную прибыль. Найм одной единицы квалифицированного труда позволяет фирме - инноватору создать промежуточный продукт нового качества A, где >1 с вероятностью (H), где H – средний уровень человеческого капитала в экономике. Функция (H) – монотонно возрастающая от минимального значения MIN до единицы.

Задача фирмы состоит в максимизации ожидаемой прибыли от инвестиций в повышение качества промежуточного продукта (2) max{(Ht )t - wtSnt}, nt где nt – величина спроса на квалифицированную рабочую силу, wst – заработная плата квалифицированного труда, t – прибыль инноватора в период t. В начале периода t фирмы нанимают квалифицированную рабочую прибыль и, в случае успеха, в конце периода t получают прибыль.

Размер прибыли инноватора определяется как (3) t = ( -1)xt, где µ – наценка инноватора - монополиста, отражающая характеристики институтов, влияющих на ожидаемую прибыль инноватора (в том числе институты, принуждающие к исполнению контрактов и регулирующие защиту прав собственности), xt – численность занятых в секторе производства промежуточного продукта. Заработная плата в секторе производства промежуточного продукта нормирована к единице.

Задача работников состоит в максимизации ожидаемых доходов в течение жизни. В первом периоде жизни агенты принимают решение, получать образование или нет, а во втором периоде агенты заняты в секторе исследований и разработок или в секторе производства промежуточного продукта в зависимости от уровня образования. Предполагается, что работники имеют разный уровень первоначальных навыков, и временные затраты на образование будут различаться в зависимости от типа работника. Пусть агент типа b тратит ·b единиц времени на образование, где – параметр модели. Тогда агент будет получать образование, если wtS - bwt wt ++(4).

Предположим также, что параметр b распределен равномерно и непрерывно от нуля до единицы. Тогда функция предложения квалифицированной рабочей силы выглядит как wtS -nt = L (5), где L – численность населения, – экзогенный параметр модели, отражающий издержки на образование. Уравнение (5) показывает, что численность агентов, получающих образование и входящих в число квалифицированной рабочей силы, положительно зависит от разницы заработных плат в квалифицированном и неквалифицированном секторе. Человеческий капитал общества в целом (H) рассчитывается как среднее значение человеческого капитала отдельных агентов.

Динамика человеческого капитала, выведенная из микроэкономических обоснований, задается уравнением Ht+1 = (1+ it - )Ht (6), где it – доля агентов, получающих образование, – параметр модели. Уравнение (6) имеет следующий экономический смысл: при низкой доле агентов, получающих образование (it<), знания и навыки теряются, и совокупный человеческий капитал снижается. При it> доля агентов, получающих образование, достаточна для того, чтобы обеспечить рост уровня человеческого капитала.

Рис. 1 иллюстрирует динамику модели.

Рис. 1. Динамика модели По оси абсцисс указана доля агентов, получающих образование (i). По оси ординат вероятность успеха инвестиционного проекта для фирм. Кривая i=выводится из равенства спроса и предложения на квалифицированную рабочую силу и имеет следующий экономический смысл. При высоких значениях человеческого капитала вероятность успеха проектов по повышению производительности труда растет. Это ведет к росту спроса на квалифицированную рабочую силу со стороны фирм и к увеличению числа людей, получающих образование.

В модели существует эффект порога: при низких уровнях запаса человеческого капитала и фирмам и работнику не выгодно осуществлять инвестиции в повышение качества промежуточного продукта и в образование. В этом случае экономика находится в ловушке бедности, и темпы экономического роста равны нулю. При высоких уровнях запаса человеческого капитала фирмы предъявляют спрос на квалифицированную рабочую силу, а работники осуществляют инвестиции в образование. Инвестиции в образование работников еще более увеличивают запас человеческого капитала в обществе, что приводит экономику в равновесие с максимальной вероятностью успеха и постоянными темпами роста.

В зависимости от экзогенных параметров модели может существовать как два, так и одно устойчивое равновесие. Существует пороговое значение размера рынка (L) и наценки инноватора (µ), для которого даже при минимальном уровне человеческого капитала фирмам выгодно нанимать квалифицированную рабочую силу в количестве, превышающем L. В этом случае будет существовать лишь равновесие с положительными темпами роста (Рис. 2).

Рис. 2 Переход от стагнации к росту В параграфе 2.3 рассматриваются условия эффективности политики стимулирования роста. Пусть правительство вводит субсидию для фирм, осуществляющих проекты по повышению уровня качества промежуточного продукта, и финансирует эту субсидию за счет аккордных налогов, собираемых с населения. Инвестиционная субсидия отражает меры правительства, снижающие издержки фирм, занимающихся проектами по созданию и заимствованию существующих технологий: льготные режимы налогообложения и налогового администрирования, создание инфраструктуры, меры, направленные на упрощение доступа к кредитованию. В рамках модели инвестиционная субсидия (s) определяется как доля от затрат фирм на квалифицированную рабочую силу – единственного вида затрат фирмы на проект.

Возможности правительства по финансированию инвестиционной субсидии ограничены налоговыми доходами бюджета. Тогда для простого ограничения реализуемости политики, при котором максимальная ставка аккордного налога ограничена сверху (t 2 - (7)..

Условие (7) показывает, что существуют пороговые значения параметров размера рынка (L) и степени защиты прав собственности (µ), при которых инвестиционная субсидия окажется эффективной мерой для выхода из ловушки бедности.

Полученное условие можно расширить для случая существования провалов государства. Предположим, что доля налоговых поступлений идет не на стимулирование создания новых технологий, а на финансирование различных групп интересов. Агенты имеют выбор между производственной деятельностью и поиском ренты: либо получать образование и быть занятыми в секторе создания нового продукта, либо вступать в борьбу за ренту. Для упрощения предполагается, что не существует никаких дополнительных потерь от борьбы за ренту, и вероятность получения ренты зависит лишь от числа участников борьбы за ренту. В этом случае возможности выхода из ловушки бедности при одновременном существовании провалов рынка и государства проиллюстрированы на Рис. 3.

Рис. 3. Переход от стагнации к росту в модели с провалами государства Область 1 на Рис. 3 иллюстрирует случай, когда ввод инвестиционной субсидии приводит к повышению издержек фирм, и выход из ловушки бедности за счет государственной политики невозможен. В области 2 субсидия снижает издержки фирм, однако размер субсидии является недостаточным для выхода из ловушки бедности. Выход из ловушки бедности за счет политики стимулирования роста возможен лишь для области 3, в которой параметры размера рынка и наценки инноватора относительно высоки, и при этом степень влияния групп интересов на распределение доходов бюджета относительно низкая. В области 4 существует единственное равновесие с положительными темпами роста.

В параграфе 2.3 построенная модель расширяется включением в анализ природной ренты. В этом случае степень влияния групп интересов становится эндогенной и определяется размером природной ренты. Пусть у правительства существует доступ к природной ренте в размере на душу населения. В соответствии с выводами эмпирических исследований Д. Aйшема, К. Сала-иМартина о влиянии природной ренты на интенсивность рентоориентированного поведения введем предположение о том, что () – монотонно возрастающая функция, где '()>0, ''()<0. Тогда воздействие природной ренты на возможности выхода из ловушки бедности определяется двумя противоположными эффектами: с одной стороны, природная рента сдвигает ограничение реализуемости политики, позволяя расширить возможности ввода инвестиционной субсидии, с другой стороны, природная рента приводит к росту влияния групп интересов на проводимую политику и снижению ее эффективности. Увеличение природной ренты будет отрицательно влиять на возможности выхода экономики из ловушки бедности, если выполнено условие (8) +1- < 0.

Результат влияния природной ренты на возможности выхода из ловушки бедности зависит от двух параметров, - эластичности функции () и начального уровня влияния групп интересов . Чем выше степень влияния групп интересов , тем более рост природной ренты приводит к росту стимулов к поиску ренты. Количество агентов, занимающихся поиском ренты, растет, а количество занятых в квалифицированном секторе снижается.

Построенная модель позволяет обосновать существование основных видов траекторий экономического роста в развивающихся странах, выделенных в рамках эмпирических исследований по выборке за 1960-1990 годы (Pritchett, 2000, Hausmann, Rodrik, 2005).

Стационарное состояние модели с минимальным уровнем человеческого капитала характеризует динамику в наиболее бедных странах мира, преимущественно африканских. Эти страны находятся в ловушке бедности, темпы экономического роста в этих странах длительное время незначительно отличаются от нуля. Стационарное состояние с максимальным уровнем вероятности успеха инвестиционных проектов характеризует развитые страны.

Эти страны обладают устойчивыми положительными темпами роста. Ряд развивающихся стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки пережили процесс перехода от стагнации к росту во второй половине XX века, от нулевых темпов роста они перешли к устойчивым положительным темпам роста.

Включение в модель природной ренты, влияющей на стимулы агентов к поиску ренты, позволило получить еще два потенциальных вида траекторий роста в развивающихся странах, выявленных в эмпирическом исследовании Притчетта (2000). Во-первых, траекторию «горы», при которой ускорение роста сменяется экономическим спадом, в то время как усредненные темпы роста остаются около нуля. Такая траектория характерна для большинства стран, экспортирующих природные ресурсы. В рамках модели подобная динамика интерпретируется следующим образом: если страна изначально находится в ловушке бедности и характеризуется низкой эффективностью государства (высокой степенью влияния групп интересов при распределении ренты), то положительный шок природных ресурсов не будет приводить к изменению основных переменных (запаса человеческого капитала, уровня технологий), а окажет влияние лишь на текущие колебания темпов роста. Траектория «горы» согласно исследованию Притчетта (2000) хорошо описывает динамику большинства стран Персидского залива, а также ряда стран Африки и Латинской Америки, преимущественно экспортеров сырья.

Наконец, модель дает возможность описать заключительный случай, названный в исследовании Притчетта (2000) траекторией «плато». В этом случае положительные темпы роста сменяются длительной стагнацией. В рамках модели этот случай возможен, если положительный шок природной ренты происходит в стране, находящейся в фазе движения от стадии ловушки бедности к траектории сбалансированного роста. Рост доходов от природных ресурсов в данной стране усиливает интенсивность борьбы за ренту, что приводит к снижению доли квалифицированных агентов, работающих в секторе создания новых технологий.

В этом случае возникает эффект гистерезиса, временные колебания природной ренты, приводят к долгосрочному отрицательному воздействию на темпы экономического роста.

В третьей главе определяются условия политической поддержки мер по стимулированию роста. Для этого рассматривается проблема политического выбора в модели с двумя инструментами перераспределения: подушевым трансфертом и субсидиями на образование. В отличие от подушевых трансфертов субсидии на образование зачастую являются перераспределением от наименее инициативных слоев общества к наиболее инициативным. В то же время, все агенты получают выгоду от такой политики в будущем за счет более высоких темпов роста экономики.

В параграфе 3.1 представлена модель с неоднородными агентами, осуществляющими коллективный выбор относительно ставки налогообложения, а также вида политики перераспределения. Эта модель отличается от прочих моделей политической экономии теории роста, рассмотренных в параграфе 1.3, двумя особенностями. Во - первых, агенты выбирают не только ставку налогообложения, но и тип перераспределения; во - вторых, неоднородность агентов проявляется не в их уровне первоначальных доходов, а в их способности к осуществлению рисковых проектов, повышающих производительность труда.

Рассмотрим предпосылки модели. Каждый агент обладает двумя возможностями: либо получать гарантированный выигрыш равный текущему уровню человеческого капитала h, либо понести безвозвратные потери сh для финансирования рискового проекта по повышению уровня человеческого капитала (образование). В случае успеха проекта доход по нему составит h, где >0. Вероятность успеха проекта различается между агентами и равна i для агента типа i. Агенты нейтрально относятся к риску и максимизируют ожидаемый выигрыш.

Предполагается существование трех групп населения, для которых выполнено условие 1> 2> 3. Доли этих групп в общей численности населения равны p1, p2, p3 соответственно. Для определенности вводится предположение о том, что при нулевой ставке налогов и трансфертов первой группе населения выгодно инвестировать в проект, в то время как второй и третьей не выгодно.

В экономике существуют два инструмента перераспределения, подушевой трансферт (Tr), который выплачивается всем агентам без исключения, и субсидия на образование (s), которая выплачивается лишь агентам, осуществляющим инвестиции в образование. Источником финансирования в обоих случаях является подоходный налог. В общем случае ввод трансфертов за счет подоходных налогов замедляет накопление человеческого капитала и темпы экономического роста, а ввод субсидии ускоряет темпы экономического роста.

Тогда выигрыши агентов, которые получают гарантированный доход V(е=0) или финансируют рисковый проект V(е>0), равны соответственно (9) V (e = 0) = h (1- t) + Tr, V (e > 0) = h i (1- t) + Tr + s, где t – ставка подоходного налога. Выполняется условие сбалансированного бюджета, при котором сумма собранных подоходных налогов равна сумме выплаченных субсидий и трансфертов.

Рассмотрим выигрыш агентов для разных уровней налогов, субсидий и трансфертов. Если субсидии отсутствуют, и единственным инструментом перераспределения являются трансферты, то агенты с наименьшим уровнем доходов из групп 2 и 3 предпочтут положительную ставку налогообложения, позволяющую перераспределить доходы от группы 1 к группам 2 и 3. При этом ставка налога не должна быть слишком высокой, чтобы группа 1 не меняла свое решение осуществлять инвестиции. В этом случае выигрыш каждой из групп населения равен V1( ) = V2 ( ) = V3 ( ) = p2 + p3 + p1(1 - c) (10) где – ставка подоходного налога в экономике с трансфертами.

Теперь рассмотрим выигрыш агентов при разных ставках подоходных налогов и субсидий, в случае, если трансферты равны нулю. На Рис. 4 изображен размер подушевой субсидии на образование и доли агентов, получающих образование, при разных уровнях подоходного налога.

Рис. 4. а) доля агентов, получающих образование (n). в зависимости от ставки подоходного налога (t), б) величина субсидии на образование (s), Уровень ti на Рис. 4 отражает пороговые значения ставок налогообложения, при которых часть агентов группы i начинают получать образование, а уровень ti показывает пороговое значение ставок налогообложения, при которых все агенты группы i получили образование. По мере роста ставки подоходного налога у все большего числа агентов возникает стимул осуществлять инвестиции в образование, поскольку они позволяют получать субсидию. Размер субсидии на образование – немонотонная функция по ставке подоходного налога. По мере увеличения ставки подоходного налога все больше агентов стремится получать образование, что приводит к снижению подушевого уровня субсидии на отдельных интервалах. В то же время, по мере роста ставки налогообложения, стимулы к получению образования растут, и количество агентов, получающих образование, увеличивается (Рис 4.а).

На Рис. 5 изображены функции выигрышей агентов групп 1, 2 и 3 для каждого уровня ставки налогообложения, выведенные в параграфе 3.Рис. 5. Функции выигрышей (Vi(t)) агентов групп 1, 2 и 3 для разных уровней p3 > p2(1 - 2) > ставок подоходного налога: а) выполнено условие и б) выполнено условие p3 < p2(1 - 2) и < 2.

Немонотонная зависимость субсидий на образование от ставок подоходного налога ведет к тому, что функции выигрышей агентов являются неоднопиковыми.

При t [0,t2 ] ввод небольшой субсидии на образование позволяет получить дополнительный доход агентам первой группы, которые являются единственными получателями этой субсидии. Дальнейшее повышение субсидии в конечном итоге позволяет увеличить выигрыш и членам второй группы, агенты третьей группы, для которой вероятность успеха рискового проекта наименьшая, несут убытки от ввода инвестиционной субсидии.

В параграфе 3.2 оценивается политическое равновесие в построенной модели. Политическое равновесие определяется как набор параметров политики (ставок налога, размер трансферта и инвестиционной субсидии), при котором для простого большинства агентов данное распределение является наилучшим в классе всех допустимых распределений. Показано, что распределения с положительной субсидией и положительным трансфертом не могут быть политическим равновесием, поскольку всегда большинство агентов предпочтет распределение с одним видом перераспределения. В построенной модели существуют лишь два потенциальных политических равновесия: равновесие с положительным трансфертом и ставкой налогообложения из уравнения (10) и равновесие с положительной субсидией и ставкой налогообложения tДоказывается, что необходимым и достаточным условием выбора равновесия с положительной субсидией на образование является условие (1- p1)(2 - 3) > p1(1 - 3) + p2(1+ c - 2 ) (11) Условие (11) позволяет выявить факторы, которые являются определяющими для выбора политического равновесия с субсидиями на образование, стимулирующими экономический рост. Ключом к пониманию выбора политического равновесия является распределение вероятностей успеха инвестиционного проекта для каждой группы (i). Этот параметр может иметь несколько интерпретаций. Во – первых, i отражает ценностные характеристики общества, степень инициативности, предпринимательский дух, веру в успех, умение опираться на свои силы, принимать риск и достигать результата. Если этими характеристиками обладает меньшинство агентов, в то же время все остальные существенно отличаются от них по степени инициативности, то согласно нашей модели общество будет склонно выбирать подушевые трансферты, а не инвестиционную субсидию. В другой ситуации, когда ценностные установки предприимчивости меньшинства поддержаны схожими установками основной части населения, но существенно отличаются от мировосприятия третьей группы, будет выбрана инвестиционная субсидия Другой интерпретацией параметра i может быть качество среднего образования и, в более общем случае, эффективность социального лифта. Если значительная доля населения, группы 1 и 2, верит в то, что своими силами они могут добиться успеха, инвестиционная субсидия будет поддержана большинством. Таким образом, модель дает дополнительное теоретическое объяснение результатам эмпирических исследований А.Алесины, Т.Пикетти, Е.Лютмера и М.Сингала, показывающих, что мотив простого перераспределения выше в странах, где нет эффективного социального лифта или же не распространены ценностные установки успеха, риска, предпринимательского духа.

В параграфе 3.4 была рассмотрена более общая версия базовой модели, в которой распределение способностей агентов непрерывно. Несмотря на то, что в модели с непрерывным распределением способностей (i) политическое равновесие определить невозможно, показывается, что в этом случае оптимальной политикой, максимизирующей благосостояние, будет именно ввод субсидий на образование, а также рассматривается ряд численных примеров, иллюстрирующих воздействие политики перераспределения на темпы экономического роста.

В заключении изложены основные выводы и результаты, полученные в ходе проведенного исследования.

3. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ РАБОТЫ В рамках исследования было выявлено несколько ключевых факторов, определяющих возможности перехода от стагнации к устойчивому росту в развивающихся странах. Малый размер рынка, отсутствие институтов, гарантирующих возможность получения прибыли инноватора, и низкий уровень человеческого капитала формируют условия для возникновения ловушки бедности, устойчивого равновесия с нулевыми темпами роста.

Возможности выхода из ловушки бедности за счет политики стимулирования роста являются ограниченными. Показано, что существуют пороговые значения размера рынка и качества институциональной среды, при превышении которых государственная политика стимулирования роста в виде инвестиций в инфраструктуру, поддержки новых проектов за счет государственных фондов, способна вывести экономику из состояния стагнации. В то же время, в странах с высоким уровнем вмешательства групп интересов в перераспределительную политику государства подобные меры будут неэффективными: ввод инвестиционной субсидии приведет не к снижению, а к увеличению издержек фирм.

Построенная модель объясняет две существующие тенденции экономического развития: ловушка стагнации характеризует, в первую очередь, страны с наиболее низким уровнем доходов на душу населения. В то же время, страны с высокой интенсивностью поиска ренты и со средним уровнем доходов на душу населения также в большинстве своем не способны перейти от стагнации к росту.

Модель позволяет впервые обосновать пять групп траекторий экономического роста в развивающихся странах, выявленных в рамках эмпирического исследования Л. Притчетта. Наиболее бедные страны мира испытывают состояние длительной стагнации с нулевыми темпами роста (ловушка бедности), развитые страны мира характеризуется устойчивыми темпами роста, группа развивающихся стран перешла из фазы стагнации в фазу устойчивого роста. Модель, дополненная включением природной ренты, описывает траекторию, характерную для большинства экспортеров природных ресурсов: резкое ускорение роста, сменяемое экономическим спадом, – а также траекторию, для которой положительные темпы роста сменяются длительной стагнацией.

В третьей главе диссертации выводятся условия, при которых политика стимулирования роста в виде субсидий на образование будет предпочтительней политики простого перераспределения для большинства агентов. Показано, что выбор равновесной политики критически зависит от распределения индивидуальных вероятностей успеха рисковых инвестиционных проектов, которые отражают ценностные характеристики общества, а также эффективность социального лифта. Политика стимулирования роста будет реализована лишь в обществе, в котором индивидуальные вероятности успеха рисковых инвестиционных проектов сильно не различаются для наиболее талантливого меньшинства и среднего класса.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

1. Веселов Д.А. Провалы рынка и провалы государства в модели перехода от стагнации к развитию // Журнал новой экономической ассоциации.- 2011.- № 12. - С. 24-40 (0,95.п.л.).

Другие публикации 2. Веселов Д.А. Ловушка бедности в странах, богатых природными ресурсами: Препринт WP 12/2010/04. – М.: Изд. дом Государственного университета - Высшей школы экономики, 28 c.

(1 п.л.).

3. Веселов Д.А. Оптимальное накопление капитала в ресурсной экономике. Препринт WP 12/2009/06. - М.: Изд. дом Государственного университета - Высшей школы экономики, 2009. - 32 c. (0,9 п.л.) (в соавторстве с Бондаренко О.Ю., вклад автора – 0,п.л).

4. Веселов Д.А. Накопление капитала в ресурсных экономиках // Сб.

трудов XI Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества. – М.: Изд. дом Государственного университета - Высшей школы экономики, 2010. - С. 472-483, 0.п.л. (в соавторстве с Бондаренко О.Ю., вклад автора – 0,25 п.л).

5. Веселов Д.А. Индустриализация в условиях роста цен на сырье // Сб. работ студенческого научного семинара АНЦЭА. - М.: ИИФ «СПРОС» КонфОП, 2007. - С. 116-127 (0,5 п.л.).

Лицензия ЛР № 020832 от 15 октября 1993 г.

Подписано в печать 23 марта 2012 г. Формат 60x84/Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1,2.

Тираж 100 экз. Заказ №___. Типография издательства НИУ ВШЭ, 125319, г. Москва, Кочновский пр-д, д.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.