WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Пономарев Владислав Николаевич

Особые экономические зоны, технопарки и промышленные кластеры как инструменты инновационного развития (мировая практика и е применимость в России)

Специальность 08.00.14 – «Мировая экономика»

Автореферат диссертации на соискание учной степени кандидата экономических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре «Мировая экономика» ФГБОУВПО «Государственный университет управления»

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор Быков Александр Наумович

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор Ленчук Елена Борисовна кандидат экономических наук Сабурова Екатерина Леонидовна

Ведущая организация: Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

Защита диссертации состоится 23.01.2012 г. в 14:00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.049.11 в Государственном университете управления по адресу: 109542 Москва, Рязанский проспект, 99 в зале заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУВПО «Государственный университет управления», с авторефератом – на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru/.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим направлять по адресу университета.

Автореферат разослан 19.12.2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д.212.049.11.

доктор экономических наук, профессор В. С. Якушкин I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Инновации всегда оказывали существенное влияние на относительную успешность отдельных стран и регионов. В современном же мире, стремительно движущемся от модели обособленных, слабо связанных друг с другом государств к плотной их интеграции в единое мировое сообщество, инновационная активность важна как никогда.

Несколько последних десятилетий преобразили мир: на арену вышли молодые, динамично развивающиеся государства Юго-Восточной Азии, республики бывшего СССР, страны Латинской Америки. К концу 1990-х гг. они стали выступать на равных с развитыми странами в гонке технологий. Так, в пятрку самых инновационно-активных государств мира (согласно Global Innovation Index 20111) вошли два подобных государства: Гонконг и Сингапур.

Для государств бывшего СССР и, прежде всего, России, формирование хорошо проработанной и эффективной инновационной политики является одним из наиболее важных вызовов современности. Общеизвестным является тот факт, что своими темпами экономического развития они обязаны усиленной эксплуатации оставшихся производственных мощностей и интенсивной добыче природных ресурсов. В России эта проблема, по мнению многих учных, уже достигла своей критической стадии, когда моральный и физический износ оборудования грозит полной остановкой заводов и фабрик, и окончательным превращением государства в сырьевой придаток стран Запада.

С начала 1990-х гг. руководством России неоднократно предпринимались попытки модернизации отечественной экономики с применением различных подходов, но большинство из них окончились провалом ввиду отсутствия необходимых институтов и фондов развития. Финансовый кризис 2008-2010 гг. особенно остро высветил критическое состояние инновацион URL: http://www.globalinnovationindex.org/gii/GII%20COMPLETE_PRINTWEB.pdf ного развития в России, что привело к разработке новой стратегии интенсификации народного хозяйства, основывающейся на создании и комплексном использовании тех самых недостающих институтов.

Тем не менее, до сих пор не до конца ясны механизмы планирующихся преобразований и реформ, особенно те аспекты, которые касаются эффективного взаимодействия России с другими государствами в сферах обмена знаниями, разработки и торговли продукцией высокотехнологичных производств, привлечения иностранных партнров, укрепления позиций отечественных компаний на мировом рынке и т. д.

Более того, вс ещ существует ряд противоборствующих течений в отношении реализации инновационной политики, обусловленных расхождением интересов различных государственных ведомств (например, Министерства образования и науки и Министерства экономического развития, Министерства промышленности и торговли и Министерства связи и коммуникаций, федеральных и региональных властей и т. д.).

Другими словами, отсутствует единый вектор и модель развития, которые позволяли бы избежать деструктивных процессов в системе государственной инновационной политики. Этим и определяется актуальность данной диссертационной работы, посвящнной анализу существующих в мире инструментов инновационного развития и формированию адаптированной к российским условиям модели их эффективного комплексного использования для модернизации и интенсификации отечественной экономики, а также е более плотной интеграции в мировые экономические отношения.

Предметом исследования являются инновационные процессы, протекающие в различных странах мира и, в частности, на территории Российской Федерации, используемые в них инструменты инновационного развития, а также пути их оптимизации в России в условиях интенсификации е экономики, ускоряющейся глобализации и вс более плотной интеграции в мировые экономические отношения и процессы международного технологического обмена.

Объектом исследования являются страны мира, уделяющие значительное внимание инновационному развитию, в первую очередь, Россия, КНР, Индия, Франция, ФРГ, США, Аргентина и Бразилия.

Цель и задачи. Основной целью диссертационной работы является комплексное изучение инструментов инновационного развития как в наиболее продвинутых в технологическом плане странах мира, так и в государствах, в недавнем прошлом близких к России по уровню экономического развития, и сумевших достичь ощутимых результатов за счт использования упомянутых инструментов, а также формирование на его основе рекомендаций по модернизации инновационных процессов (и составляющих их элементов) на территории РФ для интенсификации е экономики и внешнеэкономических связей.

Данная целевая установка предопределила выбор и решение следующих задач:

Систематизация понятийного аппарата и теоретических положений в сфере инновационного развития государства, включая государственное регулирование в области научно-технической и инновационной деятельности, организации на территории государства акселераторов интенсификации экономического развития в виде таких инструментов инновационной политики, как особые экономические зоны, технопарки, промышленные кластеры и проч.;

Изучение современных мировых тенденций в области применения вышеупомянутых инструментов в Юго-Восточной Азии, Европе и странах Северной, Центральной и Южной Америк;

Исследование существующих в России возможностей для перехода на интенсивный путь развития экономики и интенсификации внешнеэкономических связей, включая наличие инструментов инновационной политики, проработанность законодательства в этой сфере и степень готовности рыночных агентов к предполагаемым в связи с этим переменам;

Вынесение рекомендаций по устранению выявленных недостатков современного государственного регулирования в области инновационного развития, а также по оптимизации инновационных процессов, протекающих на территории как РФ, так и сопредельных государств; для целей интенсификации экономики и внешнеэкономических и научнотехнических связей России с другими странами.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили труды отечественных и зарубежных учных в области развития мирового хозяйства и современных экономических отношений, в частности, интенсивного развития экономики, инновационной политики, управления особыми экономическими зонами, технопарками и промышленными кластерами в условиях расширяющихся процессов глобализации, среди них: О. Т. Богомолов, А. Н. Быков, Ю. А. Арутюнов, Е. Б. Ленчук, Г. А. Власкин, С. Васильев, В. В. Киселева, М. Г. Колосницына, Н. Н. Котляров, Т. А. Исмаилов, И. А. Кузнецова, С. В. Мартынова, С. А. Рыбаков, Н. А. Орлова, Н. А. Новицкий, Ю. И. Ефимычев, И. В. Захаров, Л. П. Гончаренко, Г. С. Гамидов.

При подготовке диссертации автор также опирался на труды зарубежных экономистов, включая специалистов из стран СНГ, рассматривающих различные аспекты теории инновационного развития и его инструментов.

Среди них: Й. Шумпетер, Дж. Гэлбрейт, Б. Лундвалл, Р. Солоу, К. Фримен, Р. Нельсон, М. Портер, С. Радошевич, М. Арангурен, К. Дас, М. Дельгадо, Д. Дохсе, К. Кетельс, Г. Майер цу Ккер, Д. Наггайя, А. Пойхонен, О. Солвелл, П. Цяньшэн, В. Кай.

Комплексный характер исследования предопределил необходимость применения различных методологических примов и подходов: диалектического подхода, принципов логического, сравнительного и системного анализа.

В целях методологического и сопоставительного анализа использовались российские и зарубежные законы и другие законодательные акты по научно-технической, инновационной и социально-экономической политике;

аналитические материалы ряда наиболее успешных в развитии национальных инновационных систем стран и международных организаций; материалы тематических конференций и симпозиумов.

Информационно-статистической базой исследования послужили данные международной статистики, специализированные периодические издания и материалы, тематические обзоры и отчты России, зарубежных стран и международных организаций.

Помимо этого, большую помощь в подготовке работы оказали базы данных проектов по картографированию промышленных кластеров в Европе (European Cluster Observatory) и странах Северной Америки (Cluster Mapping Project, International Cluster Competitiveness Project, Canadian Cluster Data).

Научная новизна исследования заключается в том, что на основе проведнного многостороннего анализа особенностей использования особых экономических зон, технопарков и промышленных кластеров в экономике зарубежных стран Азии, Европы и Северной и Южной Америки была выявлена их роль в реализации инновационной политики, изучено их взаимодействие между собой, а также их влияние на качественную составляющую трансграничных операций этих стран, на основании чего стало возможным очертить возможные механизмы оптимизации инновационного процесса на территории Российской Федерации для целей интенсификации экономики России и е внешнеэкономических связей.

К числу конкретных положений, выводов и практических рекомендаций, претендующих на новизну предлагаемых трактовок и решений, можно отнести следующие:

На основе анализа мировой практики использования ОЭЗ, технопарков и промышленных кластеров в качестве инструментов инновационной политики; а также существующего институционального базиса российской национальной инновационной системы; был предложен метод организации инновационных процессов на территории государства по принципу инновационного конвейера. В его рамках подразумевается, что этапы коммерциализации технологической наработки, от создания идеи до вывода готовой высокотехнологичной продукции на национальный и зарубежный рынки, строго увязаны с использованием конкретных институтов инновационного развития (ИИР): научноисследовательских, инфраструктурных, финансовых и производственных.

Учитывая особенности экономико-географического положения России и уровень е современного развития, а также необходимость повышения наукомкости отечественного экспорта, была выдвинута гипотеза, что максимальная эффективность использования ИИР может быть достигнута в рамках территориально ограниченных структур, для удобства называемых зонами инновационного развития (ЗИР), представляющих собой кластерные образования, функционирующие по принципу инновационного конвейера и ориентированные на выпуск высокотехнологичной продукции, востребованной на мировом рынке.

Для обеспечения лучшей управляемости ЗИР было принято решение положить в их основу модульную систему, применяющуюся в рамках многих современных транснациональных корпораций. При подобном подходе каждый модуль является относительно самостоятельным и выполняет строго определнные функции. Помимо этого, каждый модуль может иметь в своей структуре множество подмодулей, обладающих собственными (зачастую, уникальными) ресурсами развития. В соответствии с принципом инновационного конвейера в рамках зон инновационного развития были выделены четыре макромодуля: исследовательский («генератор»), инфраструктурный («окружающая среда»), финансовый («финансовый родник») и производственный («производитель»), – которые, в свою очередь, распадаются на подмодули, представляющие собой реально существующие ИИР (в том числе, ОЭЗ, технопарки и промышленные кластеры). При этом предполагается, что ядром всей системы, без которого принципиально невозможно е функционирование, являются именно инфраструктурные институты развития.

Отталкиваясь от опыта стран Азии, Европы и обеих Америк, а также принимая во внимание особенности исторического развития системы государственного управления (ГУ) отечественными ОЭЗ и технопарками, была предложена структура ГУ зонами инновационного развития, позволяющая избежать излишней бюрократизации управленческого процесса и снизить административные барьеры для резидентов ЗИР.

Важным моментом при этом является то, что подобная система может включать в себя как государственные органы, так и частные управляющие компании, что в целом повышает е эффективность.

Основываясь на комплексном анализе специфики потенциальных резидентов ЗИР как отечественного, так и иностранного происхождения, была разработана система распределнных льгот и стимулов, включающая в себя четыре их вида: завлекающие, фиксирующие, распределяющие и целевые стимулы. Целью этой системы является обеспечение функционирования в рамках ЗИР инновационного процесса по принципу инновационного конвейера; включая переход технологической наработки из одного модуля в другой в зависимости от стадии процесса е коммерциализации.

Наконец, с учтом задач, ставящихся перед конкретными зонами инновационного развития в областях укрепления позиции России на мировом рынке высокотехнологичной продукции, интенсификации процессов международного научно-технического обмена, а также повышения общей эффективности экономики РФ как на национальном, так и на региональном уровнях; были предложены варианты размещения первых ЗИР (национальных и транснациональных), а также конкретизированы заинтересованные стороны и целевые рынки для каждой из таких зон.

Научная разработанность темы. Проблемы повышения эффективности инновационных процессов в экономике и их влияния на внешнеэкономические связи государства затрагиваются в большом числе работ зарубежных учных (прежде всего, Европейского Союза, Китая, Индии и США). Тем не менее, до сих пор наблюдается наличие множества подходов к данной проблеме (один из которых, например, выразился в создании Зелной книги инноваций в ЕС – основного руководства по инновационной политике для его стран-членов).

В России, в связи с появлением новой Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года (далее по тексту – «Стратегия»), в 2009-2010 гг. появилось существенное число работ, посвящнных возможным путям развития экономики. Некоторые из них, в том числе, затрагивают особые экономические зоны и технопарки, а также промышленные кластеры. Несмотря на это, на момент написания работы не было обнаружено ни одного комплексного исследования, объединяющего эти, а также прочие инструменты инновационного развития в единую систему, аналогичную предложенным зонам инновационного развития.

Следует отметить, что в Стратегии, а также в ряде публикаций деловой прессы упоминается понятие «инновационный лифт», близкое к предлагаемой в данной работе модели «инновационного конвейера», однако между ними, судя по приводимому краткому описанию механизма действия, есть существенные различия. Помимо этого, на момент написания диссертационного исследования не существовало ни одного исследования, подробно описывающего механизм «инновационного лифта».

Данная работа является попыткой сделать шаг вперд в интенсификации российской экономики и е трансграничных операций, а также инициализации и/или оптимизации протекающих на е территории инновационных процессов.

Практическая значимость исследования состоит в прикладном характере постановки ряда проблем и выработанных рекомендаций в отношении разработки инновационной политики, формирования НИС и интенсификации экономики и внешнеэкономических связей России. Его результаты могут быть использованы в деятельности государственных органов Российской Федерации, ответственных за разработку стратегии перевода страны на инновационный путь развития. Также основные положения данной диссертационной работы могу представлять интерес для научных сотрудников и преподавателей ВУЗов, занимающихся изучением процессов инновационного развития в России и странах мира.

Апробация результатов работы.

Основные научные положения, методические рекомендации и практические результаты диссертации докладывались и обсуждались на пяти научно-практических конференциях, в том числе: на 24-ой Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов «Реформы в России и проблемы управления» (Москва, ГУУ, 2009 г.), на 26-й Всероссийской научной конференции молодых ученых «Реформы в России и проблемы управления» (Москва, ГУУ, 2011 г.), на I-й Международной научной конференции «Актуальные проблемы и современное состояние общественных наук в условиях глобализации» (Москва, МИИ, 14-15 мая 2011 г.), на VI-й Международной научно-практической конференции «Современные проблемы народнохозяйственного комплекса» (Москва, МИИ, 21-23 июля 2011 г.), на II Международной научной конференция «Гуманитарные науки и современность» (Москва, МИИ, 2011 г.).

Результаты диссертационного исследования внедрены в научную и проектную деятельность Научно-внедренческого центра Международного исследовательского института. Некоторые результаты диссертационного исследования использовались при подготовке спецкурсов и циклов лекций в учебном процессе в Государственном университете управления.

Структура и объм работы. Диссертационная работа изложена на 1страницах машинописного текста; проиллюстрирована 4 таблицами, 10 рисунками и состоит из введения, трх глав, заключения, списка литературы, включающего 219 источников (из них 59 отечественных и 160 зарубежных авторов), и 22 приложений.

Логика исследования определила следующую структуру работы:

Введение Глава 1. Инновационная экономика и е инструменты в условиях глобализации 1.1 Эволюция понятия инновационной экономики в условиях углубляющейся международной интеграции в технико-экономической сфере 1.2 Современные подходы к определению и структуризации инновационной политика государства как основы его инновационного развития 1.3 Инструменты инновационной политики Выводы по первой главе Глава 2. Мировая практика применения инструментов инновационной экономики 2.1 Роль ОЭЗ и технопарков в технико-экономическом развитии стран зарубежья 2.2 Зарубежный опыт использования промышленных кластеров для интенсификации экономики Выводы по второй главе Глава 3. Комплексное использование ОЭЗ, технопарков и промышленных кластеров для интенсификации экономики и внешнеэкономических связей России 3.1 Анализ современного состояния российской системы институтов инновационного развития 3.2 Организация инновационных процессов на территории России по принципу инновационного конвейера 3.3 Функции, структура и особенности географического расположения зон инновационного развития Выводы по третьей главе Заключение Литература Приложения II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении к работе датся обоснование актуальности темы диссертационного исследования, характеризуется степень ее разработанности, формулируются объект, предмет, цель и задачи исследования, а также указываются положения, выносимые на защиту.

Отталкиваясь от поставленных во введении задач, были сформированы три группы изучаемых проблем: (1) формирование понятийного аппарата и исследование роли особых экономических зон, технопарков и промышленных кластеров в структуре системы государственного управления инновационным развитием стран мира; (2) особенности использования этих инструментов в инновационной политике зарубежных государств; и, наконец, (3) анализ возможностей, существующих в настоящее время в России в отношении протекающих на е территории инновационных процессов, а также путей их оптимизации за счт комплексного использования ОЭЗ, технопарков и промышленных кластеров.

В соответствии с первой группой проблем, был сформирован необходимый теоретический базис, используемый в работе, изучены и дополнены понятия инновационной экономики, инновационной политики государства, национальных и региональных инновационных систем, промышленных кластеров, особых экономических зон и технопарков.

Было установлено, что наиболее динамично научно-технологическая сфера стала развиваться во второй половине ХХ века, пройдя ряд эволюционных стадий, от послевоенной модели «технологического толчка» до современных сетевых моделей развития. В это же время появились и такие инструменты интенсификации экономики, как промышленные кластеры, технопарки и особые экономические зоны. На протяжении всего нескольких десятилетий было образовано большое количество их видов, из которых в итоге выделились наиболее успешные и распространнные, занявшие сво место в инновационных системах как экономически развитых государств, так и ряда динамично развивающихся азиатских стран (таких, как Гонконг, Сингапур, Китай, Индия, Южная Корея, Тайвань и других).

Как показали исследования, проведнные в рамках второй группы проблем, практика применения ОЭЗ, технопарков и промышленных кластеров как инструментов инновационной политики сложилась относительно недавно: в конце XX – начале XXI веков. Это было обусловлено множеством одновременно действующих факторов, таких, как:

окончание холодной войны, открытие ряда прорывных технологий (в частности, в микроэлектронике), развал СССР, принятие Китаем политики повышения открытости экономики и проч. Так или иначе, стало очевидным, что структура международной конкуренции изменилась необратимо и чтобы занять достойное место на мировом рынке, странам пришлось искать и создавать новые конкурентные преимущества;

Сами по себе такие инструменты, как особые зоны и промышленные кластеры не являлись чем-то принципиально новым, но, с учтом описанных перемен, стали необходимыми локомотивами роста для многих государств, поскольку позволяли задействовать ранее нетронутые механизмы экономики.

Использование инструментов инновационного развития сильно разнится в зависимости от экономического уровня государства, особенностей его национальной культуры и исторического развития, экономикогеографических факторов и политического строя. Тем не менее, можно вывести несколько общих закономерностей:

a. Развитые страны Европы и Северной Америки начали использовать особые экономические зоны раньше, чем любой другой регион мира. Несмотря на это, они не реализовали весь потенциал ОЭЗ и в настоящее время используют их лишь для экспортной переработки и хранения грузов вне таможенных территорий;

b. Наиболее активно особые зоны использовались развивающимися странами Юго-Восточной Азии, которым требовалось масштабное вливание иностранного капитала в связи с перестройкой экономик и повышением открытости последних. В частности, в настоящий момент именно в Китае находятся лучшие специалисты по ОЭЗ и развиваются наиболее смелые и перспективные проекты в этой области;

c. Страны Латинской Америки стали своеобразным примером промежуточной стадии между двумя упомянутыми выше крайностями, используя потенциал ОЭЗ в разумной степени и постепенно двигаясь в сторону превращения всех зон в частные;

d. В то время, как особые зоны в целом являются уже довольно хорошо исследованным инструментом, этого нельзя сказать о промышленных кластерах. Ввиду неоднозначности терминологии выделяются несколько десятков видов кластеров, однако их можно сгруппировать в несколько крупных страт. Наиболее пристальное внимание к проблемам изучения кластеров стало уделяться в середине-конце 1990-х гг.

после создания М. Портером фундаментальной методологии их выявления и измерения, что привело к запуску нескольких крупных проектов по картографированию и изучению кластеров в различных регионах мира, прежде всего, в Северной Америке и Европе;

e. Также, имеющиеся исследования показали, что лучше всего кластеры сформировались в экономически развитых странах, не испытывающих недостатка капитала и квалифицированных трудовых ресурсов, причм были выделены два основных пути их формирования:

«снизу-вверх» (классический пример: «Кремниевая долина» в США) и «сверху-вниз» (например, «полюса конкурентоспособности» во Франции);

f. Более внимательный анализ позволил установить, что наличие сильных кластеров в государстве непосредственно влияет на базовые показатели экономического развития и инновационную активность страны. Нельзя не заметить и того, что при совместном использовании описанных выше инструментов инновационного развития (как, например, в Китае) этот эффект мультиплицируется.

Таким образом, не является удивительным тот факт, что неотъемлемой характеристикой наиболее динамично развивающихся государств стало чтко отлаженное взаимодействие и разделение ролей между институтами, формирующими их национальные инновационные системы. Тем не менее, было замечено, что способы применения этих инструментов варьируются в зависимости от региона мира: так, в КНР они увязаны в единую централизованную систему проектами «Ключевые технологии» (Key Technologies R&D Program), «863», «973», «Факел» (Torch Project) и «Вспышка» (Spark Project)2; в то время как в Европе и США их развитие шло практически независимо, хотя это, в конечном итоге, и не помешало им занять свои ниши в системе управления инновационным развитием государства и успешно дополнять друг друга.

Изучение текущего состояния инновационного развития России и долгосрочных планов руководства страны по модернизации и интенсификации экономики в рамках третьей группы проблем привело нас к выводу о том, что сохранение текущей модели развития («инерционный сценарий» в терминологии Правительства РФ) не является целесообразным. Наиболее оптимальным, по ряду факторов, приведнных в работе, должен стать «прорывной» сценарий, предусматривающий коренную перестройку отечественной экономики и позволяющий снять излишнюю социальную напряжнность, а также выправить структурные дисбалансы в народном хозяйстве.

Ряд экономико-географических и исторических факторов показал, что наиболее близкой для России в этом случае является китайская система государственного управления в сфере инноваций3. Более того, проект российских особых зон второго поколения во многом является заимствованием положительного опыта КНР.

Стоит заметить, что, несмотря на схожие предпосылки развития, российская экономика во многом отличается от Китая и Индии. Во-первых, стоимость рабочей силы в РФ слишком велика для того, чтобы успешно конкурировать с азиатскими государствами. Во-вторых, сильная коррупционная составляющая сводит на нет даже самые успешные начинания, ввиду своего существования на самых разных уровнях государственного управления. Втретьих, обширная «утечка мозгов» наряду со стареющим профессорскопреподавательским составом, а также деструктивной образовательной политикой, проводимой властями, сильно снижает шансы на успешную реализа Подробнее см. URL: http://www.china.org.cn/english/features/China2004/107131.htm Подробнее см.: Salter B., Cooper M., Dickins A. China and the global stem cell bioeconomy:

an emerging political strategy? // Regenerative Medicine. 2006. Т. 1. № 5. С. 671–6цию прорывного сценария развития. В-четвртых, ни Китай, ни Индия не являются в такой же мере обеспеченными природными ресурсами, как Россия, что во многом стимулирует их к поиску альтернативных источников национального дохода и не позволяет их экономикам стать зависимыми только от одного из них.

В связи с этими факторами, России придтся начинать интенсивное развитие с гораздо более «высокого старта», нежели азиатским государствам.

Это неизбежно повлечт за собой повышенные расходы на модернизацию инфраструктуры, существующих производств, повышение квалификации населения и, особенно, уже работающих предпринимателей и руководства крупных компаний, и т. д. Именно поэтому невозможно охватить процессом прорывного развития всю территорию страны, но важно сконцентрироваться на отдельных очагах.

Помимо этого, в условиях современной международной конкуренции России будет гораздо сложнее найти свои ниши и рынки сбыта: Китаю и Индии удалось в конце XX века совершить серьзный экономический рывок, заполонив рынки развитых стран дешвой массовой продукцией, начиная с текстиля и заканчивая бытовой техникой. В настоящее время эти рынки уже поделены, и без по-настоящему прорывных технологий пытаться войти на них бессмысленно.

Тем не менее, в условиях повышающейся открытости рынков южноазиатских стран, а также динамичного развития ряда государств ближнего зарубежья (прежде всего, стран ЕврАзЭс и Таможенного союза) для Российской Федерации открываются новые возможности технико-экономической кооперации и доступ к новым потребителям. Наиболее очевидными товарами, которые отечественные предприятия могли бы предложить этим рынкам, являются аэрокосмические аппараты, медицинское оборудование, программное обеспечение, новые композитные материалы (в том числе изготовленные по нанотехнологическим процессам), нефтегазовые технологии и образовательные услуги.

Помимо этого, становится возможна организация совместных межнациональных проектов в области науки и техники, формирование транснациональных кластеров и систем производства инновационной продукции.

Отталкиваясь от практики наиболее успешных и динамичных государств мира, а также принимая во внимание наличие в РФ необходимой, хотя и не развитой, институциональной базы, был осуществлн перенос зарубежных принципов организации инновационных процессов на российскую действительность. Учитывая необходимость в крайне интенсивном развитии высокотехнологичных отраслей экономики, нами была выдвинута рекомендация по организации взаимодействия между инструментами инновационного развития, прежде всего, инфраструктурными, по конвейерному принципу;

подразумевая, что все этапы коммерциализации технологической наработки, от создания идеи до вывода готового продукта на национальный и зарубежный рынки, должны быть организованы в виде «конвейера», в рамках которого отдельные модули отвечают за строго определнные функции.

Подобный инновационный конвейер можно охарактеризовать как целостную экономическую систему, обеспечивающую непрерывный процесс генерации новаторских продуктов, осуществляющийся преимущественно на национальной территории при активном использовании возможностей, предоставляемых институтами инновационного развития, и включающий в себя этапы разработки, коммерциализации и вывода готовой продукции на национальный и, приоритетно, зарубежный рынок.

Его структура может быть описана сонаправленным воздействием четырх основных элементов (см. Рис. 1 ниже):

«Окружающая среда», включающая в себя образования, ответственные за создание инфраструктурных, социальных, творческих, информационных и прочих нефинансовых условий, необходимых для разработки и продвижения продукта;

«Финансовый родник», представляющий собой совокупность экономических агентов, обеспечивающих финансовую поддержку продукта на разных стадиях, о которых будет сказано ниже;

«Генератор» – учные и изобретатели, ответственные за создание наработок, потенциально способных к коммерциализации, а также промышленных образцов на основе данных наработок;

«Производитель» – предприятие, превращающее промышленный образец в товар, готовый к выводу на рынок и выполняющее все сопутствующие действия, необходимые для его успешной реализации.

Рисунок 1 – Принципиальная модель инновационного конвейера Говоря о физической реализации данного подхода, принципиально важными представляются также следующие принципы:

Территориальная ограниченность: невозможно одновременно охватить инновационным процессом всю территорию России, важнее сконцентрироваться на создании точек экономического роста и развития, своеобразных территорий, или зон инновационного развития (ЗИР), в рамках которых перечисленные выше институты будут взаимодействовать по отлаженной схеме;

Специализация и кластеризация: для достижения наиболее оптимальных экономических характеристик системы целесообразно определить е специализацию (как правило, не более 5-7 отраслей) и стимулировать формирование в рамках зон инновационного развития промышленных кластеров на базе этой специализации;

Система льгот и стимулов: хорошо организованная система льгот и стимулов позволит сделать процессы входа и перемещения резидентов между модулями более мягкими, а также дифференцировать инвесторов и подобрать им оптимальное расположение в зависимости от цели их инвестиций и направления бизнеса;

Предварительные маркетинговые исследования и ориентация на целевой рынок: при выборе места расположения будущих точек инновационного развития очень важно чтко представлять потенциальные рынки сбыта готовой продукции и, в случае физических товаров (в отличие от, например, программных продуктов), располагать их в максимально возможной близости от конечного потребителя;

Качественная инфраструктура: современные технические процессы предъявляют особые требования к качеству инфраструктуры, в рамках которой создатся проект. К подобным требованиям, прежде всего, относятся: стабильное энергоснабжение, сейсмоустойчивые площадки, качественная очистка воды и стабильное водоснабжение, удобные подъездные пути и высокий уровень дорожного покрытия, экологичность используемых инфраструктурных сооружений (особенно важно для точных производств), обеспеченность широкими каналами для передачи данных через Интернет и другие сети и проч. Поэтому крайне важно уделить ей должное внимание при проектировании площадок особых экономических зон, технопарков и бизнес-инкубаторов;

Возможности для трансграничной кооперации: при организации ЗИР в приграничных территориях следует учитывать возможности для расширения либо изначального создания проекта в качестве трансграничного, когда часть институтов и инфраструктуры находится в одном государстве, а часть – в другом. В настоящее время обширные возможности для создания подобных проектов предоставляются в рамках Таможенного Союза России, Казахстана и Белоруссии;

Использование модульного подхода к организации, имеющего множество преимуществ: чткое разделение функций и полномочий между различными модулями и их органами управления; лгкая управляемость и возможность рекомбинации модулей; упрощение бизнес-процессов;

возможность достижения «конвейерного» эффекта за счт правильного расположения модулей и использования распределнной системы льгот. Описанные выше элементы инновационного конвейера в рамках ЗИР представляют собой ни что иное, как макро-модули, разбивающиеся, в свою очередь, на модули меньшего масштаба, некоторые из которых представлены на рис. ниже:

Рисунок 2 – Модули, входящие в структуру зон инновационного развития После определения предполагаемого институционального «скелета» будущей системы инновационного развития России были внимательно рассмотрены мотивы, цели и особенности потенциальных резидентов ЗИР. Соответственно, в зависимости от их происхождения (отечественные, смешанные, иностранные предприятия), размеров (малые, средние и крупные) и предполагаемого объма участия в данных зонах, были вынесены предположения касательно наиболее оптимальных для них точек входа и применимой системы льгот и стимулов.

С точки зрения обеспечения конвейерного эффекта все применимые стимулы были разделены на четыре основных группы:

1. «Завлекающие»: стимулы данного вида предоставляются одноразово при регистрации компании в качестве резидента одного из модулей ЗИР и действуют, как правило, в течение ограниченного времени (до 510 лет). В качестве примера можно привести, например, освобождение от уплаты налога на имущество организации на срок до 5-10 лет с момента регистрации в качестве резидента одного из модулей «Окружающей среды»;

2. «Фиксирующие» стимулы позволяют удержать резидента в том или ином модуле ЗИР и действуют либо неограниченно долго, либо на протяжении длительного периода (более 10 лет либо до достижения резидентом определнных критериев (например, объм экспортноимпортных операций, капитализация и проч.);

3. «Распределяющие» или «заменяющие» стимулы тесно связаны с предыдущей группой. Основная их цель состоит в том, чтобы перевести резидента ЗИР из одного модуля в другой. Как правило, эти стимулы являются одноразовыми и предоставляются в течение ограниченного времени (5-10 лет);

4. «Целевые» стимулы предназначены для ориентирования резидентов ЗИР на выполнение определнных задач, производство определнного вида продукции и тому подобное. Они предоставляются по достижении предприятиями определнных показателей (например, уменьшение ставки налога на прибыль компании при условии инвестирования ею более N% чистой прибыли в НИОКР/модернизацию производства/повышение квалификации персонала/приведение производства или бизнес-процессов в соответствие с определнными стандартами и т.п.).

Часть этих стимулов мы можем наблюдать в рамках особых экономических зон нового поколения, однако большая их часть относится к завлекающим и фиксирующим, упуская из виду другие виды стимулов.

В качестве «целевой аудитории» зон инновационного развития в данном случае рассматриваются, прежде всего, малые и средние предприятия, для которых ЗИР предоставляют необходимые щадящие условия для ускоренного развития и вывода высокотехнологичной продукции на национальный и внешние рынки.

Помимо этого, данные зоны имеют ряд других, не менее важных функций, как-то: стимулирование развития технико-экономических отношений в рамках интеграционных группировок, в которые входит Россия; активное включение РФ в процессы мирового научно-технического обмена; создание благоприятных условий для размещения на российской территории подразделений транснациональных корпораций и инвесторов из ближнего зарубежья; плотная кооперация с зарубежными промышленными кластерами (в особенности с имеющими органы самоуправления); диверсификация, развитие и оптимизация отечественной логистической сети и, наконец, интенсификация развития регионов России.

Выполнение той или иной из этих функций, по нашему мнению, определяет выбор местоположениях зон инновационного развития. Так, с точки зрения развития отношений в рамках Таможенного союза и ЕврАзЭс, в целом, целесообразно организовать совместные зоны инновационного развития на границах с Казахстаном и Белоруссией в Новосибирской, Омской, Челябинской, Оренбургской и Смоленской областях. Это позволит российским предприятиям получить доступ не только к рынкам самих союзных государств, но также, через Казахстан, к рынкам центрально-азиатских государств (Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия) и, через Белоруссию, к европейским потребителям. Более того, бурно развивающийся казахстанский рынок дат обширные возможности для кооперации в сфере информационных, ядерных, нефтехимических и космических технологий; в то время как наиболее вероятные сферы сотрудничества с Белоруссией относятся к производству оборудования (преимущественно вычислительного и медицинского), а также фармацевтической и химической отраслям.

С точки зрения более активного включения России в процессы мирового научно-технического обмена большой интерес могут привлечь ЗИР, сформированные на основе уже существующих кластеров Центрального и Северо-Западного федеральных округов, в частности, зеленоградского, дубнинского и санкт-петербургского. Также возможно формирование микро-зоны инновационного развития на базе иннопарка «Сколково». Устоявшаяся специализация данных территорий и зарекомендовавшие себя научноисследовательские учреждения и успешные предприятия позволяют говорить о возможности образования в них площадки для международного диалога в областях атомной энергетики, информационных и телекоммуникационных технологий, генетики и биотехнологий, новых композитных материалов и нанотехнологий. Основными партнрами в данном случае могут стать как государства и компании стран Запада, так и динамично развивающиеся игроки из Юго-Восточной Азии. Целевые рынки сбыта подобной продукции, в первую очередь, включают государства СНГ и Юго-Восточной Азии, поскольку Западная Европа и США как минимум в отношении продукции точных производств и биотехнологической сферы привыкли полагаться на свои предприятия. Также для более успешной интеграции в азиатские экономические процессы интерес могут составлять зоны, расположенные вблизи китайской границы, в Амурской области и на Дальнем Востоке.

Для транснациональных корпораций и инвесторов из ближнего зарубежья интерес могут представлять зоны инновационного развития, расположенные вблизи от основных транспортных магистралей и потенциальных рынков сбыта. В этом отношении для компаний, ориентирующихся на внутренний рынок РФ и на доступ к рынку качественных специалистов, наиболее привлекательными окажутся зоны центральной России. Для тех же предприятий, что рассматривают ЗИР как инструмент для выхода на рынки сопредельных с Россией государств, оптимальным выбором будет размещение своих подразделений в приграничных либо расположенных на минимальном удалении от границы зонах.

Для целей кооперации с зарубежными кластерами предприятий, на наш взгляд, географическая удалнность является не столь критичной, как специализация ЗИР. В этом случае зоны инновационного развития будут выступать своеобразными площадками для обмена опытом и технологиями, проведения международных промышленных и научных форумов, симпозиумов, выставок и тому подобное. Критически важным при этом является собственное волеизъявление как резидентов, так и администрации зон к организации подобного сотрудничества. Наиболее очевидными партнрами на начальном этапе развития ЗИР, на взгляд автора, являются государства ЕврАзЭс и Шанхайской организации сотрудничества. Тем не менее, если подобная модель межгосударственного взаимодействия окажется успешной, следует ожидать также постепенного налаживания отношений с более развитыми кластерами стран Запада.

Далее, для диверсификации, развития и оптимизации логистической сети, находящейся на территории России, важное значение будут иметь ЗИР, специализирующиеся на инновациях в области морского, авиационного и автомобильного транспорта; поддержания транспортных путей в круглогодичной доступности; портовой инфраструктуры и т. п. На наш взгляд, приоритетными при этом в настоящее время должны стать портовые ЗИР, обеспечивающие наджное функционирование Северного морского пути. Несомненно, подобные проекты заинтересуют государства, располагающие хорошо развитыми мощностями по выпуску кораблей, самолтов, железнодорожных вагонов и локомотивов, контейнеров, погрузочно-разгрузочных устройств и проч., такие, как, например, Южная Корея, Китай, Великобритания, США и другие.

Наконец, с точки зрения регионального развития России следует создавать зоны инновационного развития (пусть и небольшие) в подавляющем большинстве регионов. Это требуется для избегания дальнейшего отставания в развитии отдельных субъектов федерации и активации его имеющегося инновационного потенциала. При этом, очевидно, далеко не во все регионы удастся привлечь иностранных инвесторов. Тем не менее, организация подобных зон на местах позволит решить ряд проблем социального, экономического и инфраструктурного планов, как-то: применение современных технологий, постепенная модернизация местных производств, воспитание предпринимательского и инновационного образа мышления граждан, подготовка региона к более полной интеграции в национальную и мировую экономику.

В заключение, в работе был проведн сравнительный анализ зон инновационного развития и такого современного европейского инструмента, как технологические платформы (ТП). Несмотря на схожие черты, ЗИР и ТП имеют ряд принципиальных различий, связанных, во-первых, с ролью государства в развитии каждого из этих институтов, и во-вторых, с качественным составом заинтересованных сторон. Так, как можно судить из изложенного выше и официальной методики Европейского Союза в отношении организации технологических платформ, ЗИР характеризуются более существенной долей государственного вмешательства и заинтересованности в их результатах, в то время как основной движущей силой ТП являются предприятия, выступающие в роли инициаторов и основных потребителей разрабатываемых в рамках платформ технологий. Тем не менее, в работе было сделано предположение, что, учитывая институциональную неразвитость и неготовность российских компаний выступать в роли движущих факторов реструктуризации отечественных инновационных процессов, зоны инновационного развития могут стать необходимым фундаментом и ядром формирования в будущем российских технологических платформ.

Таким образом, можно заключить, что оптимизация структуры инновационных процессов на территории России за счт комплексного использования особых экономических зон, технопарков и промышленных кластеров в форме организации разнонаправленных зон инновационного развития позволит снять ряд наиболее острых проблем, вставших как во внутри-, так и во внешнеэкономической сферах. Это позволит Российской Федерации не только перенастроить национальную экономику на интенсивный путь развития, включая модернизацию существующих и создание новых высокотехнологичных производств, повышение занятости населения и уровня его квалификации, снятие чрезмерной зависимости экономики от торговли природными ресурсами; но и занять достойные позиции на мировых рынках высоких технологий, привлечь в страну дополнительные потоки иностранных инвестиций и обратить процесс «утечки мозгов».

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Статьи, опубликованные в рекомендованных ВАК изданиях 1. В. Н. Пономарев. Построение инновационной экономики в России:

применимость модели инновационного конвейера. // Вестник университета (ГУУ). 2010. № 26. Стр. 164-167. – 0,32 п. л.

2. В. Н. Пономарев. Анализ приоритетных типов компаний-резидентов зон инновационного развития. // European Social Science Journal. 2011.

№ 4. Стр. 385-388. – 0,30 п. л.

3. В. Н. Пономарев. Система модулей и распределнных стимулов в зонах инновационного развития. // European Social Science Journal. 2011. № 9.

Стр. 395-401. – 0,35 п. л.

Статьи, опубликованные в прочих научных изданиях 1. В. Н. Пономарев. Построение инновационной экономики в России в условиях глобализации: модель инновационного конвейера. // Материалы 24-й Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов «Реформы в России и проблемы управления». 2009. Вып. 4.

М.: ГУУ. Стр. 263-265. – 0,16 п. л.

2. В. Н. Пономарев. Зоны инновационного развития в структуре национальной инновационной системы: мировая и отечественная практика. // Общественные науки. 2011. №2. Стр. 182-187. – 0,47 п. л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.