WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Березинский Сергей Вениаминович

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ

НЕФТЕГАЗОВОГО КОМПЛЕКСА СТРАН

ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Специальность: 08.00.14. – Мировая экономика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Москва – 2012 г.

Работа выполнена на кафедре Международных проблем ТЭК  МИЭП и Д Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД РОССИИ

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ  член-корреспондент РАН,

доктор технических наук, профессор

Салыгин Валерий Иванович 

 

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:  доктор экономических наук

Федоровский Александр Николаевич

  кандидат экономических наук

  Иванов Александр Сергеевич

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ – Институт востоковедения РАН

Защита состоится «22» марта 2012 г., в 15:00 часов на заседании диссертационного совета Д 209.002.06 при Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, г. Москва, проспект Вернадского, 76.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России (www.mgimo.ru).

Автореферат разослан «17» февраля 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Соколова М.И

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Восточноазиатский вектор энергетической дипломатии России становится все более значимым. В силу совпадения интересов государства и бизнеса, в равной степени заинтересованных в диверсификации внешнеэкономических связей, расширение присутствия российских компаний на новых рынках, в том числе в Юго-Восточной Азии (ЮВА) становится актуальной долгосрочной задачей.

Страны региона традиционно играют заметную роль в становлении и развитии мирового и особенно восточноазиатского рынков нефти и газа: нефть и газ в субрегионе добывается с конца XIX века. Здесь был построен один из первых в мире заводов по сжижению природного газа (СПГ), в регионе расположена одна из наиболее обширных зон шельфовой добычи нефти и газа (в последнее время и на больших глубинах). Именно в ЮВА впервые в мировой практике были сформулированы и применены соглашения о разделе продукции (СРП). Кроме того, в Сингапуре создан один из крупнейших в мире нефтеперерабатывающих комплексов, где функционирует ведущий современный центр по производству оборудования для шельфовой добычи нефти и газа, а также осуществляется до 20% мирового объема торговых операций с нефтью и не менее 50% – с СПГ.

Процесс становления мощного НГК в ЮВА, начавшийся в 1970-е годы и его бурный рост в последующие десятилетия – несомненно явление, в значительной степени влияющее на процесс развития мировых рынков нефти и газа, требующее теоретического осмысления, в том числе и как существенного элемента глобализации и регионализации мировой экономики.

В отечественной научной литературе такого рода аналитическая работа проводилась более четверти века назад, и за это время объект исследования претерпел весьма значительные изменения. С исследовательских позиций необходимость такого рода анализа вызвана, на наш взгляд, тем обстоятельством, что за последние 25 лет нефть и газ ЮВА стали весомым фактором мировых энергетических рынков, в частности, способствовали процессу становления глобального рынка СПГ – относительно нового и все еще слабоизученного явления в мировой экономике.

В практическом плане для упомянутого анализа есть, как минимум, три причины:

1. Присутствие России на нефтегазовом рынке Восточной Азии нецелесообразно ограничивать одним из её субрегионов или отдельными странами, поскольку ведущие конкуренты России действуют в рамках всего региона; это тем более целесообразно, что проникновение российских нефтегазовых компаний в ряд других районов мира (Ближний Восток, Латинская Америка, Африка) во все большей степени лимитируются факторами риска – политическими и иными;

2.  Именно в ЮВА, где такого рода факторы риска значительно ниже, возможно проникновение российских нефтегазовых компаний в самых разных формах – и оно уже началось;

3.  В ЮВА имеются немалые возможности для координации нефтегазовой политики РФ и стран субрегиона (в том числе на рынках третьих стран и на мировом рынке в целом), что представляется особенно актуальным в связи с намечаемыми планами расширения мощностей по производству СПГ на российском Дальнем Востоке. Все это в совокупности делает рассмотрение поднятых в диссертации вопросов актуальными как в научном, так и в практическом плане.

Объектом исследования является система организации и функционирования современного нефтегазового комплекса в странах ЮВА.

Предмет исследования – государственная политика стран ЮВА в нефтегазовой отрасли, взаимодействие членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в сфере энергетики, эволюция деятельности в регионе иностранных нефтегазовых корпораций, прежде всего ТНК, развитие национальных нефтегазовых компаний.

Хронологические рамки исследования охватывают 1990-е годы XX столетия и первое десятилетие XXI в.

Степень научной разработанности темы. В отечественной научной литературе  были опубликованы лишь две крупных работы по избранной теме, авторы которых изучили проблемы начального этапа формирования НГК в странах ЮВА — в 1970-е годы, статьи по данной проблематике крайне немногочисленны и в основном не относятся к избранному в диссертации новейшему периоду.

Однако в отечественной экономической науке имеются важные исследования в областях, близких к теме диссертации. В связи с этим следует отметить фундаментальный труд, подготовленный в МГИМО под редакцией и руководством академика РАН А. В. Торкунова, коллективные монографии ученых ИМЭМО РАН под редакцией академика РАН Н. А. Симония, исследования, вышедшие под редакцией академика РАН С. А. Ситаряна, монографические исследования А. Д. Богатурова, А. Д. Воскресенского, С. В. Жукова.

Большую помощь автору оказали сборник статей, выпущенный Институтом экономики (отделение международных экономических и политических исследований) под редакцией М. Е. Тригубенко, материалы Никитского клуба, статьи А. Аязбекова (Казахстан), Н. М. Байкова,

Н. Пусенковой и А. Бессоновой, И. Томберга, а также труды ученых МГУ им. М. В. Ломоносова, МГИМО, Института Востоковедения РАН.

Историография исследования азиатского сегмента мирового рынка газа, в том числе СПГ, крайне ограничена автору, обследовавшему обширный объём печатных и электронных изданий на русском и английском языках за достаточно репрезентативный период (как минимум за последнее десятилетие), удалось обнаружить лишь одну подготовленную в России диссертационную работу, в которой затрагиваются проблемы, связанные с упомянутым региональным рынком

Зарубежная научная литература по избранной теме немногочисленная и представлена в основном журнальными статьями, материалами конференции и рабочими документами некоторых региональных и международных организаций (МВФ, МБРР, АТЭС и др.), посвященными, за редким исключением, отдельным странам ЮВА. Среди работ иностранных авторов обращают на себя внимание труды П. Хорнсела, исследования, проводимые и публикуемые сингапурскими учеными Института изучения Юго-Восточной Азии под научным руководством М. Хана, статьи в периодических специальных изданиях (прежде всего в The Oil & Gas Journal) Ю. Уоткинса, ряда других авторов.

Цель исследования состоит в выявлении основных тенденций и последствий развития современного нефтегазового комплекса ЮВА. В связи с этим возникла необходимость решить в работе следующие задачи:

  • уточнить объем и оценить динамику ресурсной базы субрегиона по нефти и газу, а также тенденции и перспективы добычи нефти и газа в отдельных странах ЮВА;
  • определить роль стран ЮВА в международной торговле нефтью и газом (в том числе специфику их положения на этих рынках);
  • исследовать нефтяную и газовую политику стран ЮВА, особенности регионального сотрудничества этих стран в нефтегазовой сфере на двустороннем и многостороннем уровнях;
  • выделить внешнеполитические факторы развития нефтегазового сектора в ЮВА, а также связанные с этим проблемы безопасности;
  • определить специфику организации и коммерческой стратегии корпоративного сектора нефтегазовой промышленности стран региона (на примере малазийской компании Петронас);
  • оценить возможности проникновения российских компаний на субрегиональный рынок нефти и газа и взаимодействия стран ЮВА и России в области энергетики.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней дана итоговая характеристика основных тенденций развития нефтегазовой индустрии в ЮВА в первое десятилетие XXI в., на основании чего приводится обобщающая оценка современного состояния и перспектив участия стран региона в международной торговле нефтью и газом.

Лично автором получены следующие научные результаты.

1. Установлены изменения в обеспечении стран ЮВА ресурсами нефти и газа, сдвиги, происходящие в условиях освоения и распределения углеводородов, связанные с растущим вовлечением морских месторождений, в результате чего усложняются геологические условия добычи и возникает угроза межгосударственных и корпоративных споров о принадлежности запасов углеводородных ископаемых.

2. Путем сопоставления развития отдельных государств ЮВА выявлены приоритеты и механизмы правительственной политики, способствовавшей укреплению нефтегазовой отрасли в регионе (диверсификация внешнеэкономических связей, поддержка национальных энергетических компаний), а также решения, подрывавшие устойчивость ее роста (недостаток внимания развитию инфраструктуры, игнорирование принципов рыночного ценообразования, неадекватная транспорентность отрасли).

3. На опыте стран региона подтверждено, что нарушение баланса в соотношении государства и частного бизнеса в пользу усиления роли бюрократии приводит к перекосам в функционировании нефтегазового комплекса, снижению его эффективности и росту коррупции.

4. Установлены новейшие тенденции в государственной политике по развитию внешнеэкономических связей, в зависимости от состояния внутреннего спроса на углеводороды. Рост внутреннего спроса побуждает правительства стран ЮВА поддерживать стремление национальных энергетических компаний добиваться доступа к участию в освоении зарубежных месторождений нефти и газа.

5. Выявлены предпосылки экономического и политического характера (потребность в модернизации инфраструктуры, пиратство, терроризм), побуждающие страны ЮВА уделять внимание проблемам стабильности и безопасности транспортировки нефти и газа.

6. Уточнено направление трансформации связей с внешними инвесторами, включая появление новых партнеров из числа азиатских стран (Китай, Индия, Республика Корея), позволяющее странам АСЕАН снизить зависимость от ТНК и укрепить свои внешнеэкономические позиции.

7. Очерчены проблемы и потенциальные конфликты, связанные со столкновением интересов отдельных стран ЮВА и других государств (прежде всего Китая) при разработке месторождений на спорных участках морского шельфа.

8. Выявлены возможные направления взаимодействия государственных  и коммерческих институтов России и государств-членов АСЕАН в нефтегазовой сфере, включая совместное освоение месторождений, в том числе в третьих странах, поставки СПГ из России в ЮВА (сотрудничество с Сингапуром).

Теоретическое и практическое значение работы определяется тем, что изложенный и обобщенный автором фактический материал, а также содержащиеся в работе оценки и сделанные диссертантом выводы могут быть использованы российскими государственными и общественными организациями, причастными к определению внешнеэкономического курса страны на восточноазиатском направлении. Кроме того, данная работа может оказаться полезной для отечественных коммерческих структур, интерес которых к энергетическому потенциалу стран ЮВА в последние годы существенно вырос.

Основные положения диссертации могут быть использованы также в учебном процессе для преподавания ряда дисциплин (экономика ЮВА, регионоведение, международные экономические отношения в АТР).

При работе над диссертацией автор исходил из необходимости следовать приоритетам аналитического исследования, стремясь не оказаться вовлеченным в справочно-описательный стиль изложения. Угроза такого рода всегда существует при попытке оценить ситуацию столь масштабного и многоликого явления как современный этап развития энергетики стран ЮВА. Поэтому диссертант не ставил перед собой задачу в каждом разделе описать максимально полно ситуацию в изучаемой отрасли всех государств исследуемого региона. Страновой материал в диссертации, будучи базой проведенной аналитической работы, представлен в той мере, в какой он позволяет дать характеристику магистральным тенденциям, в решающей степени определяющим развитие нефтегазовой индустрии стран ЮВА.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили труды упомянутых выше российских и зарубежных ученых, изучавших тенденции развития нефтегазового комплекса и международных экономических отношений в Азиатско-тихоокеанском регионе. В процессе работы над диссертацией использовались методы сравнительного, количественного и системного анализа. В отдельных случаях имел место критический анализ экспертных оценок.

Первоисточниками фактического материала для написания работы стали официальные документы и статистические издания исследуемых государств-членов АСЕАН, международных организаций и исследовательских центров. В западной литературе имеется лишь несколько чисто прикладных исследований по избранной автором теме, которые рассчитаны на корпоративное использование, и они практически недоступны для рядового исследователя.

Поэтому при подготовке настоящей диссертации были использованы в основном отраслевые печатные и электронные журналы (см. список использованной литературы) на английском языке, а также статистические издания в первую очередь наиболее авторитетное ежегодное обозрение British Petroleum Statistical Review of World Energy, International Energy Agency, Energy Information Administration, а также публикации Комитета по энергетике АТЭС. В ходе диссертационного исследования широко использовалась также региональная и страновая периодика.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные выводы диссертационного исследования докладывались на ежегодных межинститутских научных конференциях «Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития» в ИВ РАН 2009 г. и Обществе исследователей стран островной ЮВА "Нусантара" в 2008 г.

Проведенное исследование позволило сформулировать ряд принципиальных положений, которые выносятся автором на защиту:

1. Несмотря на относительное снижение экспортных возможностей нефтяной промышленности в 1990-2000-е годы нефтегазовая индустрия ЮВА получила значительное развитие. Отмечается также устойчивая тенденция расширения внутреннего спроса на углеводороды и продукцию их переработки.

2. Опыт стран ЮВА побуждает рассматривать вопрос о роли государства в развитии нефтегазовой отрасли через призму экономической целесообразности, а не приверженности той или иной идеологии. В индонезийских условиях государство не явилось гарантом предотвращения хаоса и правонарушений в развитии ключевой для экономики страны нефтегазовой отрасли. Малазийская практика позволяет судить о возможности на определенном этапе сбалансированного соотношения административно-правовых и коммерческих методов управления нефтегазовой госкорпорацией. Наконец, Сингапур демонстрирует свой вариант подхода государства к участию в развитии нефтегазовой отрасли, избегающий прямого вовлечения в торгово-посреднические операции при обеспечении благоприятных условий функционирования и модернизации нефтегазовой промышленности, а также поддержании при необходимости наиболее дорогостоящих и технологически сложных проектов.

3. Национальный бизнес (за исключением Малайзии) не обладает достаточным потенциалом для того, чтобы взять на себя задачу обеспечения стабильного устойчивого развития нефтегазового комплекса. Надежды же, связанные с приходом новых, альтернативных инвесторов из числа китайских, индийских, южнокорейских и ряда других компаний, не оправдались в той мере, в какой на это рассчитывали в правящих кругах ЮВА. Главная причина состоит в ограниченности научно-технологических и кадровых ресурсов азиатских нефтегазовых компаний. Вместе с тем нельзя недооценивать значение проникновения новых инвесторов в региональную нефтегазовую промышленность. Они поддерживают конкурентную среду, облегчают стабильный выход готовой продукции на внешние рынки, расширяют переговорные возможности правительств стран ЮВА.

4. Обозначилось стремление государств ЮВА, в первую очередь Таиланда, активнее участвовать в региональных торгово-посреднических операциях. Хотя в ближайшее время им едва ли удастся составить конкуренцию Сингапуру в качестве крупного центра производства и торговли продукцией нефтепереработки и нефтехимии, однако можно ожидать постепенное перераспределение некоторых торгово-посреднических функций между государствами ЮВА.

5. В регионе имеется значительный конфликтный потенциал, осложняющий межгосударственные отношения. В основе конфликтов лежит существование спорных нефтегазовых месторождений на морском шельфе, на которые претендуют также ряд других государств.

6. Россия и государства ЮВА (в зависимости от ситуации) могут рассматриваться на мировом энергетическом рынке как конкуренты, и как партнеры. Учитывая растущий региональный спрос на углеводороды, целесообразно развивать непосредственную производственную и торгово-посредническую деятельность российских нефтегазовых компаний в странах ЮВА, укрепляя кооперационные связи с местными компаниями, особое внимание уделяя расширению своего присутствия во Вьетнаме, который мог бы стать эффективным плацдармом проникновения в энергетический комплекс стран АСЕАН.

7. Российскому бизнесу потребуется внешнеполитическая поддержка государства с тем, чтобы снизить политические риски, связанные с гипотетической угрозой оказаться быть втянутым в возможные территориальные  конфликты и получить возможность на государственном уровне участвовать в освоении шельфовых месторождений в регионе.

II. Основное содержание работы

Структура работы. Цели и задачи исследования обусловили следующую структуру работы: диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения, включающие семь таблиц. Список использованной литературы состоит из 42 источников, опубликованных в РФ и 70 зарубежных источников, а также из перечня интернет-ресурсов.

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи исследования, показана степень ее разработанности, дается краткое описание глав.

В первой главе исследуется состояние и предпосылки модернизации нефтегазовой промышленности стран региона, особенности энергетической политики отдельных стран ЮВА. В 1990-2000-е годы доля ресурсов этих государств в общемировых запасах нефти постепенно снижалась, составив в 2010 1,2%, тогда как доля газа в общемировых запасах возросла и оценивалась в том же году в 4% (см. таблицы 1 и 3).

  Таблица 1

Запасы нефти в странах ЮВА

(млн. т)

Страны

1980

1985

1990

1995

2000

2005

2010

% от общемировых запасов (2010)

Бруней

178

192

151

151

164

151

151

0,1

Вьетнам

-

-

30

110

300

420

640

0,4

Индонезия

1600

1260

740

685

700

575

507

0,3

Малайзия

247

479

493

712

616

726

754

0,4

Мьянма

3

4

7

7

7

7

7

0

Таиланд

-

13,6

41,1

41,1

68,5

68,5

68,5

0

Всего по ЮВА

2028

1948,6

1462,1

1706,1

1855,5

1947,5

2127,5

1,2

Источник: рассчитано по: BP Statistical Review of World Energy. June 2011. http://www.bpcom/statisticalreview Данные по Мьянме взяты из базы данных Службы энергетической информации США (US Energy Information Agency) – http://tonto.eiadoegov/cfapps/ipdbproject/iedindex3.cfm?tid=5&pid=54&aid=2&cid=&syid=1980&eyid=2011&unit=TBP

Эта разнонаправленность проявляющихся тенденций усложняет общую картину развития нефтегазовой отрасли. В целом, странам ЮВА в текущем десятилетии пришлось решать задачу предотвращения снижения нефтедобычи. Частично это проблему удалось преодолеть за счет внедрения нового оборудования, обеспечившего повышение отдачи действующих месторождений.

       Однако в наибольшей степени возможность поддержания устойчивого состояния отрасли зависит от освоения шельфовых зон, что бросает странам региона вызовы технологического и политического характера. В ЮВА наметилось если не коренное изменение позиции и влияния отдельных стран, то, по крайней мере, корректировка их роли в развитии нефтегазового сектора. Крайними полюсами этого процесса можно назвать Индонезию и Вьетнам. Значение индонезийских поставок на региональный рынок нефти и газа снизилось в 2000-е годы, поскольку страна испытывает острую потребность в удовлетворении стремительно растущего внутреннего спроса. Во Вьетнаме же прослеживалась тенденция роста нефтедобычи и экспорта.

Таблица 2

Добыча нефти в странах ЮВА

(млн. т)

Страны

1980

1985

1990

1995

2000

2005

2010

% от общемировой добычи (2010)

Бруней

11,7

8,1

7,3

8,5

9,4

10,1

8,5

0,2

Вьетнам

0,0

0,0

2,7

7,7

16,2

19,4

15,4

0,4

Индонезия

79,0

68,3

74,4

76,5

71,5

53,0

49,1

1,2

Малайзия

13,2

21,6

29,9

35,6

33,7

33,9

34,3

0,9

Мьянма

13,4

8,5

0,7

0,5

0,7

1,0

1,1

0

Таиланд

-

2,0

2,5

3,6

7,0

10,8

13,4

0,3

Всего по ЮВА

117,3

108,5

117,5

132,4

138,5

128,2

121,8

3,0

Рассчитано по: BP Statistical Review of World Energy.

June 2011(http://www.bpcom/statisticalreview).

В странах ЮВА создана мощная газодобывающая индустрия, на основе которой сложился комплекс современных предприятий и соответствующей инфраструктуры, обеспечивающей производство и экспорт СПГ. Вместе с тем в 2000-е годы сформировались препятствия, затрудняющие дальнейшее наращивание промышленных запасов газа, в том числе за счет геологоразведочных работ и освоения морских месторождений.

Дисбаланс между внутренним и внешним спросом, проблемы взаимоотношений национальных компаний и внешних инвесторов, колебания во внутренней и внешней политики – вот только некоторые вопросы, от решения которых зависят перспективы отрасли.

Обобщая процесс развития нефтегазовой отрасли в ЮВА на современном этапе, следует обратить внимание на тенденцию усиления взаимосвязи собственно энергетических, технологических и политических аспектов развития этой индустрии, имеющей важное значение с точки зрения судеб региональной экономики. В частности, в Индонезии возникли трения между внешними инвесторами и правительством, стремящимся перенаправить добываемые нефть и газ для нужд национальных потребителей.

Государства АСЕАН связывают будущее своей нефтегазовой отрасли с освоением месторождений, расположенных в акватории прибрежных морей. Между тем именно на этом направлении заложена «мина замедленного действия» в виде нерешенных территориальных проблем. Территориальные споры в большинстве своем связанны именно со столкновением интересов национальных нефтегазовых комплексов стран АСЕАН и других государств.

Однако единых подходов к решению такого рода конфликтов до сих пор в рамках АСЕАН выработано не было. Данная проблематика, по сути, передана для обсуждения заинтересованным сторонам. Однако в условиях неопределенности принципов, на которых могли бы строиться межгосударственные переговоры по поводу освоения морских нефтегазовых ресурсов, и общего стремления избежать политических, тем более, военных конфликтов, в странах региона возникает побуждение, не обсуждая вопрос по существу, позволить своим национальным энергетическим компаниям приступить в спорных зонах к организации добычи нефти и газа явочным путем.

Таблица 3

Запасы газа в странах ЮВА

(трлн. куб м)

Страны

1980

1985

1990

1995

2000

2005

2010

% от общемировых запасов (2010)

Бруней

0,21

0,24

0,33

0,40

0,37

0,34

0,36

0,2

Вьетнам

-

-

0,02

0,15

0,17

0,22

0,56

0,3

Индонезия

0,82

1,98

2,86

1,95

2,68

2,48

3,18

1,7

Малайзия

0,85

1,49

1,64

2,27

2,34

2,48

2,39

1,3

Мьянма

0,09

0,27

0,27

0,27

0,29

0,54

0,49

0,3

Таиланд

0,29

0,22

0,22

0,18

0,36

0,30

0,30

0,2

Всего по ЮВА

2,26

4,20

5,34

5,22

6,21

6,36

7,28

4,0

Источник: рассчитано по: BP Statistical Review of World Energy. June 2011. http://www.bpcom/statisticalreview Данные по Мьянме взяты из базы данных Службы энергетической информации США (US Energy Information Agency) – http://tonto.eiadoegov/cfapps/ipdbproject/iedindex3.cfm?tid=5&pid=54&aid=2&cid=&syid=1980&eyid=2011&unit=TBPD

В контексте этой проблемы особо следует упомянуть отношения Китая и стран-членов АСЕАН. Китай проявляет интерес к освоению нефтегазовых месторождений Южно-Китайского моря. При этом, поскольку члены АСЕАН не выступают единой стороной при обсуждении территориальных вопросов с КНР, Пекин имеет возможность перевести дискуссии по спорным проблемам на двусторонний уровень. В современных действиях Пекина просматривается сочетание жесткого отстаивания своих интересов в отношении возможности освоения конкретных нефтегазовых проектов на шельфе прибрежных морей и стремление вести обсуждения всех связанных с этим аспектов и территориальных споров на двустороннем уровне с политикой формирования благоприятных условий сотрудничества с членами АСЕАН в целом. В частности, Китай демонстрирует готовность оказывать содействие в модернизации экономического потенциала стран ЮВА. В связи с этим КНР, несмотря на последствия мирового кризиса, собирается вложить финансировать модернизацию транспортной инфраструктуры, гидросооружений и т. д. Есть все основания ожидать, что такая политика сочетания неуступчивости по территориальным спорам и готовности к предоставлению экономической помощи на льготных условиях будет продолжена и в обозримой перспективе.

Таблица 4

Добыча газа в странах ЮВА

(млрд. куб м)

Страны

1980

1985

1990

1995

2000

2005

2010

% от общемировых добычи (2010)

Бруней

8,6

8,6

8,9

11,8

11,3

12,0

12,1

0,4

Вьетнам

0

0,04

0,04

0,7

1,4

3,96

6,53

0,2

Индонезия

18,5

32,3

43,9

60,7

65,2

71,2

69,7

2,3

Малайзия

-

10,3

17,8

28,9

45,3

59,9

62,5

2,0

Мьянма

0,4

0,9

0,9

1,6

3,4

12,2

12,4

0,4

Таиланд

-

3,1

6,5

11,4

20,2

23,7

28,9

0,9

Всего по ЮВА

27,5

55,2

78,0

115,1

146,8

183,0

192,1

6,2

Источник: рассчитано по: BP Statistical Review of World Energy. June 2011. http://www.bpcom/statisticalreview

Соединенные Штаты также имеют интересы в нефтегазовой промышленности ЮВА, в развитии которой принимают участие практически все ведущие американские энергетические компании. Они принимают участие в освоение месторождений, принадлежность которых в некоторых случаях оспаривается рядом стран, включая Китай. Конструктивных предложений по территориальным спорам, которые могли бы быть принятыми всеми государствами ЮВА, а также другими заинтересованными сторонами пока сделано не было. А значит, развитие нефтегазовой отрасли стран ЮВА в долгосрочной перспективе в той ее части, которая касается освоения богатых морских ресурсов, остается неопределенным, поскольку оно будет зависеть от трудно предсказуемого внешнеполитического фактора.

Во второй главе анализируются роль стран ЮВА в международной торговле нефтью и газом. Отдельно рассматривается значение Сингапура в развитии нефтегазового комплекса ЮВА, проблема обеспечения безопасности при транспортировке углеводородов.

Страны ЮВА обеспечивают около 9% мирового экспорта природного газа. Из них около 18-20% доставляется внутри региона трубопроводным транспортом, в то время как остальная часть в виде СПГ (1/3 от мирового оборота) экспортируется. При этом страны региона играют заметную роль в снабжении СПГ энергетическими ресурсами ведущих экономик Азиатско-тихоокеанского региона, в частности, составляя весомую долю в импорте газа Японии (56%), Республики Корея (44%), Тайваня (85%), а в ближайшей перспективе выходя с крупными поставками газа на рынок Китая. Возросший китайский спрос на газ усилит конкуренцию за поставки СПГ в Восточной Азии, особенно учитывая тот факт, что Индонезия собирается сократить объём своего экспорта, чтобы удовлетворить внутренние потребности в природном газе.

Позиции Сингапура как регионального центра торговли углеводородными ресурсами и продуктами их переработки остаются по-прежнему прочными. Связано это с тем, что конкурентам непросто обеспечить лучшие условия для ведения нефтяного бизнеса. В частности, рынок нефти в Индии, на котором заметна роль госкорпораций, сильно зарегулирован. В Китае остаются такие проблемы как сохраняющийся валютный контроль, недостаточная транспарентность бизнеса, правила «деловой игры», прописанные под цели развития китайских государственных энергетических компаний.

Стало общепринятым отмечать роль государства в сингапурской экономике. В то же время относительно нефтегазового сектора этот тезис требует существенных оговорок. Воздействие государства было заметно при создании необходимой инфраструктуры по хранению и перевалки нефтяных грузов, а также при привлечении инвестиций с целью создания крупных нефтеперерабатывающих мощностей. При этом в Сингапуре, в отличие от других стран ЮВА, правительство не выступает продавцом или покупателем нефти, не вмешивается в ценообразование, дистанцируется от позиции каких-либо участников торговых сделок.

Такая позиция заявлена властями на фоне отсутствия собственной нефте- и газодобычи и крупных национальных нефтяных компаний. Суммируя сказанное, следует подчеркнуть, что нефтегазовая отрасль в Сингапуре находится вне сферы непосредственного воздействия со стороны государства. Это обстоятельство в конечном итоге делает местный рынок гораздо более привлекательным для торговых компаний, а также связанных с отраслью транспортных, логистических, информационно-аналитических фирм, чем другие коммерческие центры ЮВА.

Одновременно в Сингапуре создаются современные технологические возможности для торговли газом. Правительство намерено жестко контролировать реализацию этого проекта, поскольку он имеет исключительно важное значение с точки зрения энергетики страны и перспектив Сингапура на азиатском рынке СПГ.

Таким образом, Сингапур за счет целого комплекса мер политического, административного, экономического и финансового характера сумел и в первом десятилетии XXI века обеспечить благоприятные условия, позволяющие этому государству в обозримой перспективе рассчитывать на удержание позиций ключевого регионального игрока на рынке нефти и газа и продукции их переработки.

Строительство трансграничных трубопроводов в ЮВА получило развитие в 1990-е годы. Первый такого рода газопровод соединил Малайзию и Сингапур в 1991 г., затем в 1999 г. был построен газопровод между Мьянмой и Таиландом, а в 2001 г. – были подписаны соглашения о соединении газопроводом Индонезии с Сингапуром и Малайзией. К проекту проявлен интерес как в Азиатско-тихоокеанском регионе, так и за его пределами. Структуры АТЭС, рассматривающие перспективы создания региональной энергетической системы, рекомендуют изучить возможность соединить газопроводом ЮВА с материковым Китаем и Тайванем. Однако и десятилетие спустя после его инициирования этот региональный проект по-прежнему не реализован, хотя страны-члены АСЕАН не отказались от выполнения намеченного. Целый ряд причин политического, технического, финансового характера встали на пути строительства. Однако наиболее серьезные препятствия носят юридический и коммерческий характер.

Рассматривая договоренности, относящиеся к появлению трансазиатского газопровода, следует подчеркнуть, что пока они носят достаточно общий характер, что присуще этапу концептуальных оценок и принятию соглашений о намерениях. На стадии воплощения проекта в жизнь потребуется более детальная проработка вопросов страхования рисков, допусков поставщиков к трубопроводам и других аспектов, гарантирующих прохождения газа от месторождения до конечного потребителя в конце цепочки. Такие вопросы труднее всего поддаются решению, что существенно замедляет реализацию идеи.

Обсуждение оптимизации путей транспортировки углеводородов странами АСЕАН непосредственно связано с задачей обеспечения безопасности транспортировки нефти и газа как для местных производителей и потребителей, так и для партнеров, расположенных за пределами ЮВА. В 2000-е годы проблема пиратства оказалась дополнена угрозой распространения терроризма. После террористической атаки 11 сентября 2001 г. уже в качестве реальной стала восприниматься угроза потенциального нападения на электростанции, нефте- и газопроводы, нефтехранилища, предприятия по сжижению газа и прочие объекты энергетической инфраструктуры.

Вместе с тем, обсуждение данной проблематики выходит за рамки АСЕАН, привлекая к себе внимание АТЭС. Энергетический форум АТЭС счел необходимым подчеркнуть, что члены этой организации должны обеспечить безопасность снабжения стран региона энергетическими ресурсами с учетом всех видов возможных угроз. В этих условиях насущной становится задача выработки и реализации согласованных международных усилий по обеспечению безопасности развития энергетической инфраструктуры и путей транспортировки нефти и газа в ЮВА. Проблема, однако, осложняется тем, что в регионе имеется значительный конфликтный потенциал, осложняющий политический климат в ЮВА. Например, существуют спорные нефтегазовые месторождения на морском шельфе, на которые помимо стран-членов АСЕАН свои претензии выдвигают КНР и Тайвань.

Однако и промедление с решением вопросов, касающихся обеспечения региональной безопасности, также грозит негативными последствиями. В этих условиях возможно поэтапное продвижение к четко обозначенным целям.

Первым практическим шагом могло бы стать проведение международной конференции под эгидой АТЭС, в рамках которой ведущие страны–поставщики, государства–транзитеры и основные потребители энергоресурсов договорились бы об основополагающих принципах обеспечения энергетической инфраструктуры и гарантировании бесперебойных поставок углеводородов в регионе. Альтернативный путь, подразумевающий либо действия отдельных государств ЮВА, либо вмешательство внешних сил, может привести, в первом случае, к консервации сложившейся ситуации, во втором – к провоцированию военно-политической напряженности.

Третья глава посвящена исследованию приоритетов стран АСЕАН в модернизации нефтегазовой отрасли, особенности корпоративных структур стран ЮВА на примере малазийской компании Петронас. Дается оценка перспектив взаимодействия стран ЮВА и России в нефтегазовой отрасли.

Современная политика стран АСЕАН в отношении нефтегазового комплекса носит противоречивый характер. В тенденциях, определяющих направление развития комплекса по добыче, транспортировке и переработке углеводородов, просматриваются рост влияния государства и стремление активизировать приток в отрасль иностранного капитала, желание в первоочередном порядке удовлетворить внутренний спрос и в то же время постараться не потерять позиции на внешнем рынке. Между тем проблемы нефтегазовой индустрии в странах АСЕАН носят общие черты, влияющие на направление ее развития.

Особое место в современной стратегии развития нефтегазовой индустрии отводится задаче создания производственной системы, связывающей всю технологическую цепочку: добыча, транспортировка, переработка, продажа конечного продукта. Кроме того, ставка делается на модернизацию инфраструктуры, электроэнергетики и связанных с ней отраслей. Причем эта модель поддержания роста отрасли становится типичной практически для всех стран АСЕАН.

В частности, в 2000-е годы на фоне роста цен на энергоносители происходил процесс наращивания мощностей электроэнергетики и по переработке углеводородов, а также энергоёмких производств переработки сырья в Индонезии, Брунее, Вьетнаме, Таиланде. Практически все государства региона приступили к модернизации нефтегазовой отрасли, а некоторые из них обозначили готовность развивать переработку углеводородов. Отчетливо проявились попытки добиться более выгодных условий взаимоотношений с ТНК, привлечь новых партнеров из числа стран с развивающимися рынками. Очевидно стремление повысить эффективность национальных нефтегазовых компаний. Кроме того, налицо активизация внешнеэкономической экспансии, связанной как с необходимостью обеспечить доступ к нефтегазовым ресурсам других государств, так и с желанием расширить свои внешнеторговые возможности.

Между тем упомянутые выше приоритеты стран АСЕАН объективно с высокой степенью вероятности подразумевают столкновение интересов этих государств, что проявляется и в периодически вспыхивающих территориальных спорах, и в борьбе за внешние рынки, и в обостряющейся конкуренции за источники инвестиций и современных технологий добычи и переработки углеводородов.

Борьба за доступ к месторождениям нефти и газа дополняется конкуренцией продукции переработки углеводородного сырья, одновременно развивающейся в ряде стран ЮВА. Рост конкуренции внутри АСЕАН подрывает потенциал регионального сотрудничества в нефтегазовой сфере. Однако последствия мирового кризиса, снижение глобального спроса на энергоносители, потребность в улучшении инвестиционного климата в регионе будут понуждать членов АСЕАН к компромиссам в решении спорных вопросов, к партнерству в развитии инфраструктуры, необходимой  нефтегазовой отрасли.

Опыт нефтегазовых компаний стран АСЕАН демонстрирует своеобразные пути становления и развития национального предпринимательства, его взаимоотношений с государством и транснациональными компаниями. Малазийская нефтегазовая корпорация Petronas представляет собой один из таких примечательных примеров формирования и трансформации относительно молодых азиатских энергетических компаний. Будучи структурообразующим корпоративным звеном в национальной энергетической политике, компания Petronas контролирует развитие нефтегазовой отрасли, оставаясь при этом единственной в стране крупной компанией, полностью принадлежащей государству. Зарубежные компании, стремящиеся развернуть добычу нефти и газа должны заключать с Petronas соглашения о разделе продукции (СРП). В сфере розничной торговли и маркетинга Petronas приходится выдерживать жесткую конкуренцию на внутреннем рынке с Shell, Chevron и BP. Вместе с тем примечательно, что правительство не идет на введение ограничений деятельности ТНК в стране, дабы не допустить монополизацию «розницы» национальным производителем.

История Petronas знает разные этапы, которые характеризуются впечатляющими взлетами и падениями. Однако, начиная с 1990-х годов, компания переживает подъем, который продолжается и в первое десятилетие нового века. Этому способствуют благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура и последовательная реализация  стратегии развития, а также продуманная система управления компанией. Позитивные тенденции в развитии Petronas не следует в слишком большой мере связывать с этими условиями. Большее значение имеет реализация на протяжении трех десятилетней долгосрочной государственной стратегии перенесения приоритета развития отрасли с добычи углеводородного сырья на его переработку.

В связи с этим на протяжении 1990-х и в 2000-е годы были сделаны крупные инвестиции в нефтехимию, в результате чего удалось полностью удовлетворить внутренний спрос на нефтепродукты, который раньше в значительной части покрывался за счет импорта из Сингапура. Треть добываемой ежегодно нефти компания перерабатывает на трех своих НПЗ общей мощностью 12,7 млн. т в год. Особо следует отметить роль инновационного фактора в развитии компании, которая уделяет постоянное внимание укреплению собственной базы НИОКР. Все это позволило компании войти в число 500 крупнейших корпораций мира, а также, согласно итогам 2010 г., оказаться в «пятерке» самых экономически эффективных нефтяных компаний.  Благодаря росту доходов от нефти и газа малазийским правительством длительное время реализуется политика поддержки низких цен на широкую гамму товаров (в соседнем Таиланде бензин на 60% дороже, чем в Малайзии). Всего же сумма субсидий на товары, обеспечиваемая за счет государственного бюджета и компании Petronas, в три раза превышает расходы на образование и здравоохранение вместе взятые. При этом субсидирование косвенно распространяется и на соседей Малайзии. Согласно правительственным оценкам в 2005 г. не менее 10% дизельного топлива и бензина, реализованного в стране по льготным ценам, оказалось в конечном итоге в Таиланде, Сингапуре и на Филиппинах. Что касается капиталовложений компании, то только около четверти инвестиций  они вкладывают в геологоразведку, освоение промыслов и добычу нефти и газа. Прочие капиталовложения направляются на модернизацию инфраструктуры, связанной с транспортировкой, хранением и реализацией углеводородов, а также на развитие мощностей по их переработке. Все это позволяет поддерживать высокий уровень и эффективность всего вертикально интегрированного бизнеса, начиная от добычи сырья и кончая реализацией готовой продукции.

Petronas присуща активная деятельность на внешних рынках, прежде всего в странах Азии. С одной стороны, добиваясь доступа к месторождениям углеводородов за рубежом, компания стремится пополнить подконтрольные ей запасы нефти и газа, добыча которых призвана в какой-то мере компенсировать потери, связанные с ухудшением условий добычи в Малайзии. С другой стороны, Petronas настойчиво ищет новые рынки сбыта конечной продукции, в том числе за счет развивающихся экономик государств Юго-Восточной Азии, стран Содружества Независимых Государств (СНГ) и Ближнего и Среднего Востока.

Энергетический фактор имеет веские основания стать определяющим с точки зрения перспектив российской внешнеэкономической политики в отношении стран АСЕАН. Принципиально важным представляется то обстоятельство, что российские партнеры также демонстрируют встречное стремление развивать сотрудничество в энергетике. При этом страны АСЕАН превращаются не только в перспективный рынок сбыта энергетических ресурсов. Одновременно обозначился спрос на участие энергетических компаний, способных конкурировать за доступ к нефтяным и газовым месторождениям с ТНК, давно действующими в регионе. Среди прочих в ЮВА активно проникают нефтегазовые компании Китая и Индии. В этих условиях и российские компании имеют шанс получить  свою долю на этом рынке. В наибольшей степени сотрудничество в сфере НГК характерно для российско-вьетнамских отношений. Причем развитие двустороннего российско-вьетнамского партнерства в энергетике оказывается весьма перспективным делом как для Ханоя, так и для Москвы. Вьетнаму это даст реализацию новых программ развития, а России откроет новые возможности выхода на рынки третьих стран.

В заключении диссертации подводятся итоги работы, делаются обобщения и выводы относительно характера и перспектив трансформации нефтегазового комплекса ЮВА, влияния этого процесса на внешнеэкономические интересы России в этом районе мира.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в периодических научных изданиях,

рекомендованных ВАК РФ

  1. Роль Сингапура в нефтегазовом комплексе ЮВА // Нефть, газ и бизнес Выпуск III – 2010 г. – М.: Российский Государственный Университет нефти и газа им. Губкина, 2010 – 0,8 п.л.
  2. Приоритеты стран АСЕАН в развитии нефтегазовой отрасли // Нефть, газ и бизнес Выпуск IV – 2010 г. – М.: Российский Государственный Университет нефти и газа им. Губкина, 2010 – 0,9 п.л.

Публикации в других научных изданиях

  1. Малазийская нефтегазовая компания Петронаc: история успеха // Малазийско-индонезийские исследования. Выпуск XVIII. Ред. кол. Алиева Н.В. (науч. ред.) Дорофеева Т. В., Сикорский В. В. – М.: Ключ, 2008. – 0,6 п. л.
  2. Тенденции и перспективы нефтегазового комплекса Брунея // Юго-Восточная Азия, актуальные проблемы развития. Идеология, история, культура, политика экономика. Выпуск XII. ЮВА 2008-2009 гг. – М.: Институт востоковедения РАН, 2009. – 0,6 п.л.
  3. Энергетика по-тайски // Север – Юг – Россия 2008: ежегодник. – М.: Институт мировой экономики и международных отношений РАН, 2009. – С. 125-130 – 0,6 п. л.

Общий объём работ, опубликованных автором по теме диссертации, составляет 3,5 п. л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.