WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПЛОСКИХ ЕЛЕНА ВИКТОРОВНА

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ СЕМЕЙНЫХ ДОМОХОЗЯЙСТВ В РЕГИОНЕ С

ВЫСОКИМ ДЕМОГРАФИЧЕСКИМ ПОТЕНЦИАЛОМ: ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

(НА ПРИМЕРЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)

Специальность:  08.00.05 – «Экономика и управление народным хозяйством: экономика народонаселения и демография»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Душанбе 2012

Диссертационная работа выполнена на кафедре экономической теории

Кыргызско-Российского Славянского университета

Научный руководитель:         доктор экономических наук,

профессор Г.В. КУМСКОВ

Официальные оппоненты:       член-корр. РАН,

доктор экономических наук,

профессор С.В. РЯЗАНЦЕВ

доктор экономических наук,

профессор Р.У. УЛЬМАСОВ

доктор экономических наук

профессор М.Е. БАСКАКОВА

Ведущая организация:         Институт экономики им. Д.А. Алышбаева

НАН Кыргызской Республики

Защита диссертации состоится «  »  2012 г. в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета ДМ 047.015.01 по присуждению ученой степени доктора и кандидата экономических наук при Институте экономики и демографии Академии наук Республики Таджикистан по адресу: 734024, г. Душанбе, ул. Айни, 44.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной библиотеке Академии наук Республики Таджикистан по адресу: г. Душанбе, пр. Рудаки, 33. Объявление о защите диссертации и автореферат диссертации

«  »  2012 г. размещены на официальном сайте института www.demography.tj и направлены для размещения в сети Интернет Министерства образования и науки Российской Федерации по адресу:

referat_vak@mon.gov.ru

Автореферат разослан « »  2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат экономических наук, доцент               Х.Абдуллоев

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Исследование особенностей формирования и развития семейных домохозяйств в регионе с высоким демографическим потенциалом в условиях кардинальной перестройки всей системы социально-экономических отношений, является весьма актуальным. Трансформационный период, который переживает Кыргызстан на пути осуществления экономических реформ, сопровождался целым рядом явлений, которые не только привели к ухудшению жизненных условий большей части населения, но и существенно нарушили условия жизнедеятельности домохозяйств. В первую очередь речь идет о преобразованиях в аграрном секторе экономики, связанных с ликвидацией колхозов и совхозов, и созданием крестьянско-фермерских хозяйств, которые в Кыргызской Республике, как правило, формируются не только на базе членов одной семьи, но и с привлечением дальних родственников, земляков и т.д. Именно факт того, что в условиях экономической нестабильности возникает необходимость увеличения числа производителей на основе семейных связей, привлечения дальних родственников, рядом живущих людей для осуществления совместной производственной деятельности, позволяет говорить об определенной трансформации понятия «семейное домохозяйство» в условиях региональной специфики среднеазиатского региона. В данных условиях, семейное домохозяйство выступает как категория, не являющаяся синонимом ни домохозяйства, как такового, ни синоним семьи.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена также и тем, что Кыргызская Республика имеет ряд специфических региональных особенностей в демографическом развитии. В настоящее время в стране происходит переход к новому типу рождаемости и численного состава семей. Сокращается доля родившихся по порядку рождения и особенно рожденных 5-м ребенком и последующими детьми, что, естественно, обусловливает снижение детности в семьях и домохозяйствах. В результате в расширенном воспроизводстве населения республики вместо многодетности становится все более устойчивым превалирование среднедетности, свидетельствующее о том, что Кыргызстан вступает в новую стадию демографического перехода.

Трансформация социальных норм детности происходит в результате изменений характера воспроизводства и функций семьи, однако в различных регионах страны этот процесс не синхронен. Дело в том, что традиции многодетности отличаются своей инерционностью, глубоким проникновением в сознание людей и подвержены влиянию религии, и в условиях Кыргызской Республики они сохраняются на тех территориях, где большинство населения представлено коренной национальностью. При этом в нынешних условиях экономического спада, обострения проблем в сфере занятости и на рынке труда, роста бедности населения усилилась прямая зависимость между числом детей в семье и бедностью. В этой ситуации ограничение рождаемости для многих семей становится фактически стратегией выживания.

Еще одной особенностью демографического развития Кыргызской Республики является изменение региональных показателей воспроизводства населения Кыргызстана, тесно связанное с массовой внутренней и внешней миграцией, и, прежде всего, с территориальным перераспределением населения и трансформацией его этнической структуры. В своей основе миграционные перемещения населения не оптимальны, поскольку не создаются новые браки, рушатся семьи, портится здоровье населения. Тем самым миграция, подрывая первичность демографических функций, выполняемых семейными домохозяйствами, оказывает негативное воздействие на обеспечение оптимальных условий для расширенного воспроизводства, что в целом способствует ухудшению демографического потенциала.

В этом отношении, применяемый в работе подход к демографическому потенциалу, как к некоему сценарию будущего демографического развития, учитывающего совокупность всех демографических процессов, имеющих место на современном этапе социально-экономического развития страны, позволяет говорить о проведенном автором комплексном подходе к исследованию современного семейного домохозяйства с учетом региональной специфики среднеазиатского региона.

Возросшая на современном этапе общественная значимость исследования данной проблемы собственно и определила актуальность выбранной темы диссертационной работы.

Степень разработанности проблемы. Исследованиям демографических и экономических проблем семьи и домохозяйства, демографической составляющей (демографического поведения) семьи, анализу и моделированию семейной структуры населения, различным аспектам жизнедеятельности семейных домохозяйств уделяется все больше внимания. Об этом свидетельствует значительное увеличение за последнее десятилетие числа монографических работ, статей и диссертаций, рассматривающих эти проблемы. Среди российских ученых, работы которых привлекают особенное внимание по данной проблематике, можно выделить публикации А.И.Антонова, В.А.Артемова, С.Ю.Барсуковой, Н.М. Калмыковой, В.Н. Бобкова, Э.К. Васильевой, И.Н. Веселковой, И.Е. Калабихиной, А.Г. Волкова, В.В. Елизарова, В.М. Жеребина, Н.В. Зверевой, М.С Мацковского, С.В. Кадомцевой, В.М. Медкова, В.Д. Патрушева, Г.А. Пруденского, В.В. Радаева, Г.П.Журавлева, В.В. Смагина, А.Н. Романова, С.Г. Струмилина, А.Г. Харчева, В.П. Тышкевич и др.

В области теории развития населения, демографических концепций качественных переходов в развитии населения следует выделить работы Д.И.Валентея. А.Г.Вишневского, А.П.Капицы, С.В.Захарова, Н.В.Зверевой, В.А.Ионцева, А.Я.Кваши, М.А.Клупта, О.В.Лармина, Л.Л.Рыбаковского, В.С.Стещенко, А.А.Саградова, А.П.Судоплатова, В.И. Переведенцева, Б.Ц.Урланиса и др.

Вопросам изучения демографического поведения, его детерминации и различным аспектам социально-демографической и семейной политики посвящены исследования А.И.Антонова, В.Н.Архангельского, М.Е.Баскаковой, В.А.Борисова, Е.Б.Бреевой, А.Г.Волкова, Л.Е.Дарского, В.Г.Доброхлеб, В.В.Елизарова, А.Е.Ивановой, В.М.Медкова, Л.В.Овчаровой, Н.М.Римашевской, А.Б.Синельникова, Е.Н.Феоктистовой, М.В.Гордеевой, Т.А.Федотовской, О.В.Самариной, Е.И.Куприяновой, О.В.Кучмаевой и др.

Вопросы регулирования миграционных процессов в контексте их воздействия на демографическое развитие глубоко изучены в трудах В.А.Ионцева, И.В.Ивахнюк, С.В.Рязанцева, О.Д.Воробьевой, Г.С.Витковской, Ж.А.Зайончковской, Е.С.Красинеца, В.И.Мукомеля, А.Н.Каменского, А.В. Топилина, И.А.Алешковского, Т.Н.Юдиной, С.Е.Метелева, В.М.Моисеенко, О.С.Чудиновских и др.

Методологические основы аналитического демографического прогнозирования нашли отражение в работах Б.Н.Баркалова, Г.Ш.Бахметовой, А.Я.Боярского, М.Б.Денисенко, С.П.Ермакова, С.А.Новосельского, М.В.Птухи, С.В.Соболевой, О.В.Староверова, Н.А.Твороговой, Д.М.Эдиева и др.

Среди теоретических положений потенциальной демографии, (включая концепции и факторы демографических переходов) важное место занимают исследования Дж.Бонгаартса (J.Bongaarts), В.Зелинского (W.Zelinsky), Р.Истерлина (R.Easterlin), Дж.Колдуэлла (J.Caldwell), Д.Коулмена (D.Coleman), Д. ван де Каа (D. vandeKaa), А.Ландри (A.Landry), Ф.Ноутстайна (F.W.Notestein), Р.Лестега (R.Lesthaeghe), Г.Беккера (G.S.Becker.), Дж.Буржуа-Пиша, М.Окольского, А.Омрана (A.Omran), Т.Соботки (T.Sobotka), А.Сови (A.Sovy),  С.К.Уоткинс (S.С.Watkins) и др.

В республиках Средней Азии проблемы демографического поведения населения нашли отражение в трудах С.И.Исламова, Х.А.Абдуллоева, С.Х.Хабибова, М.К.Касымовой, А.Д.Джаббарова, Д.С.Амоновой, М.Д.Мирджалоловой, Х.У.Умарова, З.С.Султанова, Ф.С.Исламова, Д.О.Кандиеровой, Т.Д.Усмановой, Р.У.Ульмасова, Х.А.Акрамовой, Э.Ш.Рахмонова, Ф.М.Сатарова и др. (Таджикистан); У.М.Искакова, А.Н.Алексеенко, М.Б.Татимова (Казахстан); М.К.Караханова, И.Р.Муляджанова, Д.А. Алимовой, Р.К.Юсупова (Узбекистан); Ш.Громан (Туркменистан). В Кыргызской Республике существенный вклад в разработку проблемы взаимного влияния экономических и демографических процессов внесли такие ученые, как Е.П.Чернова, Н.Х.Кумскова, В.М.Плоских, К.А.Алиев, Г.В.Кумсков, С.Кадыралиев, Т.А.Аттокуров, О.К.Козубаев, З.И.Кудабаев, Б.А.Сарыгулов, В.Н.Дмитриенко, Л.М.Торгашева, Л.П.Кузнецова, Л.Н.Недолужко.

В то же время в кыргызстанских публикациях вопросам, посвященным комплексным исследованиям современной семьи и домохозяйства, уделяется недостаточно внимания. Остается не полностью раскрытой региональная специфика формирования демографического потенциала, а также методология прогноза сценариев перспективного демографического развития страны. Малоизученность данной проблематики не позволяет обосновать меры по совершенствованию государственной поддержки семейных домохозяйств, выступающих залогом обеспечения демографической безопасности.

Актуальность темы диссертационной работы обусловила цель и задачи исследования.

Целью исследования является выявление закономерностей и особенностей развития семейных домохозяйств и их влияние на семейное демографическое поведение, и демографические процессы в Кыргызской Республике. Для достижения цели диссертационного исследования предусматривалось решение следующих основных задач:

  • проанализировать существующие теории и концепции народонаселения и демографического перехода применительно к региональной специфике развития населения;
  • систематизировать эволюцию взглядов на семью и домохозяйство как субъекты демографического и экономического развития;
  • определить методологические подходы к исследованию семейного домохозяйства и охарактеризовать его демографические и экономические функции;
  • исследовать демографический потенциал как объект анализа будущего демографического развития региона и выявить региональную специфику подхода к определению высокого демографического потенциала;
  • провести комплексный анализ демографического развития населения Кыргызстана (численности, состава и демографической структуры населения; рождаемости и особенностей репродуктивного поведения; смертности и ее влияния на демографический потенциал; влияния миграции на тенденции демографического развития);
  • дать оценку функциональных особенностей семейных домохозяйств и их влияния на демографический потенциал региона;
  • на основе осуществленного прогноза, определить сценарий будущего демографического развития Кыргызстана, учитывающий совокупность всех демографических процессов;
  • обосновать меры по формированию системы государственной поддержки семейных домохозяйств, способствующих оптимизации как демографического, так и экономического развития страны;
  • разработать и предложить меры по обеспечению демографической безопасности, как залога сохранения и развития государства.

Объектом исследования являются семейные домохозяйства, функционирующие в современных рыночных условиях (на примере Кыргызской Республики).

Предметом исследования являются особенности формирования и развития семейных домохозяйств в регионе с высоким демографическим потенциалом.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования являются фундаментальные концепции и положения, представленные в классических и современных трудах отечественных, российских и зарубежных ученых в области экономики народонаселения, общей теории населения, демографии, экономики семьи и домохозяйства, социологии, экономико-математического моделирования. Аргументация теоретических положений и полученных выводов осуществлялась автором на основе принципов и методов теоретического и системного анализа, разработанных в области современного экономического, демографического и социологического научного знания. Для решения поставленных задач применялись диалектический и аналитический методы, методы сравнительного, статистико-экономического, типологического и эконометрического анализа, потенциальной демографии, аналитического демографического прогнозирования и графического представления, а также комплексный и стратегический подходы к изучаемым процессам и явлениям. Обработка и анализ фактических данных осуществлялись с использованием инструментария программных средств.

Информационная и эмпирическая база. Информационную базу исследования составили законодательные акты и нормативные документы Кыргызской Республики, теоретические разработки, материалы монографических исследований, научные статьи, публикации в периодических изданиях, материалы аналитических докладов и научных конференций ПРООН, ФНООН, ЮНИСЕФ, МОТ, ВОЗ. В процессе исследования использовались данные Национального статистического комитета Кыргызстана (материалы национальных переписей населения, выборочных обследований бюджетов домохозяйств и рабочей силы и пр.), данные международной статистики, размещенные на официальных сайтах агентств ООН, Всемирного банка, национальных статистических служб стран СНГ.

Область исследования. Исследование выполнено в соответствии со следующими разделами паспорта специальностей ВАК Минобрнауки РФ рамках специальности 08.00.05 - экономика и управление народным хозяйством: экономика народонаселения и демография а) п. 7.17. - методологические основы и методы демографического анализа и прогнозирования динамики и структуры населения; экономический и демографический подходы к изучению к миграции населения; методы регионального анализа миграционных процессов; б) п. 7.6 динамика, исторические и этнотерриториальные особенности воспроизводства населения, взаимодействие его составляющих, эволюция различных типов воспроизводства населения; в) п. 7.2 – население и экономическое развитие, их взаимосвязь и взаимообусловленность; экономическое поведение населения, его демографическая дифференциация, демографический фактор экономического развития и оборонного потенциала; демографическое развитие, темпы и пропорции общественного воспроизводства.

Наиболее существенные результаты, полученные лично автором и их научная новизна.

1. Впервые проведен комплексный анализ экономического и демографического развития семейных домохозяйств на базе современных разработок в области общей теории населения, теории и концепций демографического перехода, который позволил дать объяснения изменений демографических процессов и их связей с условиями жизни и с процессами социально-экономического развития.

2. Дана авторская трактовка понятия «семейного домохозяйства» c учетом региональной специфики среднеазиатского региона. Данное понятие предполагает отличное от употребляемого в статистической практике значение, суть которого заключается в отражении специфических особенностей сложившихся условий жизни, обусловленных негативными преобразованиями в экономической системе страны и направленных на повышение уровня обобществления производства и обеспечения средств для организации трудовой деятельности. Исходя из обозначенных условий, семейное домохозяйство определяется как многофункциональное объединение совместно проживающих и хозяйствующих единиц, способствующее оптимизации как экономического, так и демографического развития.

3. Уточнено понятие «демографический потенциал». Настоятельность уточнения была обусловлена необходимостью учета специфики демографического и экономического развития территории, ее региональных особенностей. С точки зрения автора, при определении демографического потенциала речь должна идти не о сумме разных демографических процессов, а о взаимодействии этих процессов, направленных на воспроизводство населения.

4. Выявлены основные факторы поддержания высокого демографического потенциала Кыргызстана с учетом региональной специфики государств Средней Азии: положительный прирост населения (1,4%); ярко выраженная этническая дифференциация рождаемости, обусловленная тем, что показатели воспроизводства в значительной мере определяются доминирующей по численности этнической группой - кыргызами; превалирующее соотношение в составе населения групп до трудоспособного (32,4%) и трудоспособного возрастов (61,0%) и пр.

5. Выявлены негативные факторы влияния миграции на сохранение оптимального демографического потенциала: усиление процессов моноэтнизации общества, расцениваемое как проявление региональной специфики в формировании демографического потенциала; снижение удельного веса в возрастном составе населения лиц, находящихся в трудоспособном и репродуктивном возрастах; ухудшение показателей профессионально-квалификационной структуры населения. Наблюдаемые тенденции изменения количественных и качественных характеристик демографического потенциала Кыргызстана в результате воздействия указанных факторов аналогичны для всех стран среднеазиатского региона.

6. Разработан демографический прогноз, позволивший оценить перспективы формирования демографического потенциала региона на основе двух сценариев (с рождаемостью выше и ниже среднего уровня).

Расчеты, осуществленные автором исследования, позволили обосновать неизбежность прохождения республикой в перспективный период очередной стадии демографического перехода. При этом по прогнозным данным в Кыргызстане сохранится тенденция роста численности населения.

7. Предложены меры по совершенствованию государственной поддержки семейных домохозяйств, направленные на обеспечение высокого демографического потенциала. При обосновании предлагаемого комплекса мер, автор исходил из положения о первичности демографических функций, выполняемых семейными домохозяйствами и сохранении этих оптимальных демографических функций для обеспечения расширенного воспроизводства.

Теоретическая значимость полученных результатов заключается в расширении и углублении научных представлений о семейном домохозяйстве как институте, выступающем в качестве демографического субъекта, в обосновании его роли в общественном производстве в особых, специфических условиях перехода страны на рыночные отношения, в условиях политической и экономической нестабильности.

Результаты исследования создают теоретические предпосылки для более глубокого понимания сущности процессов изменения демографического потенциала с учетом специфики среднеазиатского региона, а также для углубления научно-исследовательских работ. Они могут быть использованы при разработке новых и совершенствовании имеющихся курсов лекций и спецкурсов по демографии. Выводы и рекомендации работы могут быть использованы специалистами, докторантами, аспирантами и студентами, осуществляющими исследовательскую, учебную и преподавательскую деятельность в области экономики народонаселения, гендерной экономики, демографической политики. Результаты диссертационного исследования используются в преподавании курсов «Экономика народонаселения и демография», «Экономика семьи и домохозяйства» в Кыргызско-Российском Славянском университете.

Научная и практическая значимость исследования. Полученные автором новые научные результаты, обоснованные теоретические выводы и предложения могут послужить основанием для дальнейших теоретических и прикладных исследований в области экономики народонаселения и демографии. Практическая значимость исследования состоит в том, что использованные в диссертации методологические подходы, полученные теоретические выводы и практические рекомендации, направленные на совершенствование механизма адаптации семейных домохозяйств к условиям рыночной экономики, могут быть применены органами законодательной и исполнительной власти при разработке и совершенствовании государственной демографической и социальной политики в Кыргызстане.

Апробация результатов исследования. Полученные на различных этапах исследования результаты и выводы прошли апробацию и получили положительную оценку на научных конференциях, семинарах, заседаниях круглых столов международного, регионального и вузовского уровней в городах Москва, Прага, Бишкек и др. в 2004-2012 гг. Среди них: Национальный форум «Настоящее и будущее народонаселения России» (г. Москва: UNFPA, 3-4 ноября 2004 г.); Международный семинар «Проблемы экономической политики стабилизации в рамках социально-ориентированной рыночной экономики» (г. Бишкек: КРСУ, 27 сентября 2005 г.); Международный семинар «Цели развития тысячелетия и международные дебаты по населению и развитию» (г. Бишкек: КРСУ, 5 октября 2006 г.); Центрально-азиатская Региональная встреча парламентариев по вопросам репродуктивного и сексуального здоровья молодежи (г. Бишкек, 27-28 июня 2006 г.); Научно-практическая конференция «Кыргызстан: проблемы социально-экономического и демографического развития» (г. Бишкек, 24 марта 2007 г.).; Международная конференция «Миграция и развитие» (г. Москва, МГУ, 13-15 сентября 2007 г.); Международный семинар «Демографические прогнозы: осуществление и толкование» (г. Бишкек, г. Братислава, UNFPA, 24-27 сентября 2007 г.); Научно-практическая конференция « Миграция и демографическое развитие» (г. Бишкек: КРСУ, 29 ноября 2007 г.); Международная конференция «Современные методы демографического прогнозирования» (г. Прага, 14-15 июля 2008 г.); Центрально-Азиатский Региональный семинар «Современные методы демографического анализа» (г. Бишкек, 3-7 ноября 2008 г.); Научно-практическая конференция «Тенденции экономического и демографического развития в Кыргызской Республике» (г. Бишкек, 12 октября 2008 г.); Научно-практическая конференция «Социально-экономическое развитие КР в трансформационный период» (г. Бишкек, 14 апреля 2009 г.); Круглый стол под эгидой ФН ООН «Реагирование на экономический кризис: инвестирование в женщин» (г. Бишкек, 5 июля 2009 г.); Научно-практическая конференция «Теоретические и практические вопросы трансформационной экономики» (г. Бишкек, 27 мая 2010 г.); Международная конференция «Демографическая ситуация в Кыргызской республике» (г. Бишкек, 15 апреля 2010 г.); Научно-практическая конференция «Современные проблемы развития экономики Кыргызстана» (г. Бишкек, 17 мая 2011 г.); Научно-практическая конференция «Проблемы трансформации экономики на современном этапе»  (г. Бишкек, 7 июня 2012 г.). Результаты исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры экономической теории Кыргызско-Российского Славянского университета.

Теоретические выкладки диссертационной работы были применены по теме исследования «Тенденции развития народонаселения, структура и параметры качества жизни» в рамках проекта ФНООН «Поддержка политического и государственного руководства для пропаганды реализации целей МКНР в отношении развития народонаселения, репродуктивного здоровья и права, включая гендерное равноправие и равенство».

Отдельные материалы работы были использованы при выполнении научно-прикладных исследований в рамках реализации Проекта KYR /02/02/03/00-Р07-3374 «Демографические и гендерные факторы в развитии планирования народонаселения» в Подпрограмме Фонда народонаселения ООН «Стратегии развития народонаселения» по темам: «Демографическое развитие Кыргызской Республики (включая сценарий развития населения на длительную перспективу (до 2100г.); «Демографический прогноз населения Кыргызской Республики (тенденции и перспективы)».

Результаты исследования нашли практическое применение в Министерстве труда, занятости и миграции Кыргызской Республики при разработке Концепции демографической и миграционной политики.

Публикации результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования опубликованы в 37 печатных работах, в т.ч. в 5 монографиях, 16 статьях в изданиях, входящих в перечень ВАК России, всего объемом около 60 п.л.

Структура диссертационной работы последовательно раскрывает содержание исследования и состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографического списка использованной литературы.

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

1. Впервые проведен комплексный анализ экономического и демографического развития семейных домохозяйств на базе современных разработок в области общей теории населения и теории и концепций демографического перехода.

Проведенный в работе комплексный анализ особенностей формирования и развития семейных домохозяйств обусловил необходимость глубокой проработки существующих теорий и концепций в области развитии населения и тенденций его изменения. В этих целях автором исследования в работе дана подробная характеристика различных подходов и взглядов ученых, касающихся общей теории населения (С.Т.Струмилин, Д.И.Валентей, Б.Ц.Урланис, А.Боярский, А.Вишневский и др.), и отражающих характер связи населения с факторами развития демографических процессов и обратное влияние населения на условия своей жизни. Данная системная связь означает, что изменение одного из условий, влияющих на демографический процесс, изменяет и другие условия, воздействующие на демографическое развитие.

Автором проанализированы теории демографического перехода, включая концепции второго и третьего демографического перехода, (А.Дюмонт и Леруа-Больё, А.Ландри, Ф.Ноустайн, Дирк ван де Каа), а также четвертого демографического перехода, позволяющего прогнозировать сценарий будущего демографического развития мира с учетом таких процессов, как международная миграция населения и брачность (В.А.Ионцев).

В концепциях демографического перехода характерной чертой выступает пристальное внимание тенденциям изменения рождаемости и смертности (первый демографический переход), характеристика перехода от буржуазной к индивидуалистической модели семьи (второй переход). Причем, если в теории первого демографического перехода снижение рождаемости было обусловлено заботой о семье и потомках, то в концепции второго демографического перехода на первый план вышли благосостояние и развитие индивида, нежелание нести бремя родительства.

В настоящее время в российской демографической литературе, отмечая в качестве основного недостатка концепции первого и второго демографического перехода полное исключение из рассмотрения миграционной компоненты роста населения, активно обсуждаются сформировавшиеся концепции третьего демографического перехода (Дэвид Коулмен) и четвертого (В.А.Ионцев). Причем, если в концепции третьего демографического перехода прогноз естественного движения населения основан на тенденциях изменении этнического состава населения стран Западной Европы путем «замещения» коренного населения пришлым населением, то четвертый демографический переход, основанный на учете таких процессов, как миграция населения и внебрачная рождаемость, прогнозирует не замещение коренного населения пришлым, а его ассимиляцию, «смешение» национальностей.





Анализируя тенденции демографического развития стран с низким демографическим потенциалом (стран Западной Европы), показатели внебрачной рождаемости, происходящей в результате смешанных браков, автор исследования разделяет точку зрения о четвертом демографическом переходе, как о возможном сценарии будущего демографического развития мира.

Исходя из данной точки зрения, в работе демографический переход рассматривается как смена типов воспроизводства населения, как исторический процесс перехода от экстенсивного типа воспроизводства с высокими показателями уровней смертности и рождаемости к интенсивному типу воспроизводства с низкими уровнями смертности и рождаемости. При этом количественную меру воспроизводства населения определяет режим воспроизводства, характеризуемый с помощью коэффициентов рождаемости и смертности, средней продолжительности жизни, коэффициентов брачности, разводимости, динамики численности населения, его половозрастной структуры. Качественные же характеристики, опирающиеся на анализ и соотношение показателей, характеризуются автором как демографические переходы. Данное утверждение обосновывается выявленной закономерностью - сменой типов воспроизводства в соответствии со сменой этапов общественного производства - от присваивающего к аграрному, а от него – к индустриальному и далее к постиндустриальному. При этом, демографический переход рассматривается как промежуточный тип воспроизводства населения, завершающийся стабилизацией. Так, в индустриально развитых странах и, в том числе, в России второй демографический переход закончился в 1960-х годах, где господствующей стала модель простого воспроизводства. По оценке автора исследования, в большинстве развивающихся стран демографический переход завершится не ранее середины нынешнего столетия, а рост численности населения мира может продлиться вплоть до ХХII века. 

Характеризуя два основных типа воспроизводства населения – патриархально-крестьянский (традиционный) с высокими уровнями рождаемости и смертности и промышленно-городской (современный) с низкими уровнями рождаемости и смертности, автор исследования оценивает страны СНГ по их нахождению по этапам демографического перехода. На современном этапе государства Содружества переживают третий и четвертый этапы демографического перехода. Третий этап характерен для государств Средней Азии. Здесь рождаемость удерживается на достаточно высоком уровне - в два-три раза выше, чем в России, Белоруссии, Украине. К четвертому депопуляционному этапу к концу ХХ века вплотную подошли к Армения и Грузия, где естественный прирост уже начинает приближаться к нулевому показателю.

Рисунок 1. Показатели рождаемости, смертности, естественного
прироста (убыли) в странах СНГ.

Принципиальной позицией автора является положение, согласно которому функционирование человека как живого существа предполагает реализацию различных потребностей. Какие-то из них могут быть удовлетворены самостоятельно взрослым человеком, какие-то - только совместно с кем-либо. В данном ракурсе семейное домохозяйство, будучи объектом экономики народонаселения, рассматривается в работе как активный субъект современной рыночной экономики, ее устойчивого развития, и в то же время является основным институтом воспроизводства народонаселения.

Подчеркивается, что анализ потребностей домохозяйств и степени их удовлетворения позволяет установить связь между экономическими и демографическими показателями. Данные потребности формируют мотивацию поведения семьи (в том числе репродуктивного, брачного и миграционного) и, следовательно, от степени их удовлетворения зависят структура и подвижность населения. Так, неудовлетворенные потребности могут послужить стимулом к миграции, пересмотру репродуктивных намерений, привести к расторжению брака, либо оказать негативное воздействие на качество населения (здоровье, уровень образования и т.д.).

Зависимость демографических процессов: рождаемости, смертности и миграции от экономических параметров развития проявляется по-разному (т.е. характер и степень влияния неудовлетворенных потребностей на эти процессы не одинаковы). Это один из наиболее спорных вопросов, нашедших отражение, как в общей теории населения, так и в теории и современных концепциях демографического перехода. Попытки установления характера этой взаимозависимости нередко приводят к прямо противоположным результатам.

Анализируя сложившуюся ситуацию в области экономического и демографического развития семейных домохозяйств, автор приходит к выводу о том, что, во-первых, уровни рождаемости зависят от целого ряда факторов, как формирующих мотивацию репродуктивного поведения, так и определяющих условия реализации репродуктивного выбора. Рассмотрение одного из них, без учета влияния прочих, не может раскрыть ни характера связи, ни, тем более, степени влияния каждого из факторов на рождаемость в отдельности. Во-вторых, доходы должны рассматриваться, прежде всего, как средство для осуществления сложившихся намерений, в том числе и репродуктивных. Поскольку потребность в воспроизводстве может занимать любое место в иерархии индивидуальных или семейных потребностей, предположение о том, что увеличение доходов способно спровоцировать рост рождаемости может подтвердиться только в том случае, если потребность в очередном ребенке является основной среди прочих нужд, удовлетворение которых в той или иной мере зависит от величины семейных доходов. В свою очередь, снижение доходов может привести к пересмотру репродуктивных намерений при условии, что увеличение семьи оценивается как препятствие на пути к удовлетворению других, более приоритетных потребностей. В обоих случаях связь «доходы – рождаемость» определяется более значимым фактором – мотивацией репродуктивного поведения.

Разрыв между этими двумя показателями, как индикатор неудовлетворенной потребности, может проявляться на уровне отдельных домохозяйств, социальных групп, а также представлять общую для большинства населения тенденцию. Кроме того, он может быть как положительным («желаемый» размер семьи больше фактического), так и отрицательным. Очевидно, что чем выше уровень жизни семейной пары (социальной группы, общества в целом) и, соответственно, чем больше возможностей достигнуть планируемого размера семьи, тем меньше вероятность возникновения разрыва между показателями рождаемости.

Состав факторов, определяющих репродуктивный выбор, характер и степень влияния каждого из них на представление об идеальном размере семьи отличны не только для населения разных стран, но и для отдельных социальных групп одной страны. Кроме того, одни и те же факторы могут восприниматься в разных обществах как доводы «за» или «против» увеличения числа детей в семье. Именно различная мотивация репродуктивного поведения, по мнению автора, делает безосновательным межстрановое сравнение реакции показателей рождаемости на изменение уровня жизни и сводит на нет попытки установления всеобщих закономерностей, отражающих характер влияния экономических факторов на репродуктивный выбор.

2. Дана авторская трактовка понятия семейного домохозяйства с учетом региональной специфики среднеазиатского региона.

В диссертационной работе автором введено в научный оборот понятие «семейного домохозяйства», предполагающее отличное от употребляемого в статистической практике значение. Суть данного отличия заключается в специфических особенностях сложившихся условий региона Средней Азии и, в том числе, Кыргызстана, обусловленных негативными преобразованиями в экономической системе страны и, в частности, в аграрном секторе, ограниченностью сфер приложения труда и возможностей получения доходов членами домохозяйств. Ликвидация совхозов и колхозов свела на нет уровень обобществления производства и лишила возможности изыскания средств для организации трудовой деятельности во вновь созданных крестьянско-фермерских хозяйствах. Выделенные сельским жителям участки земли не обрабатываются, поскольку на уровне семьи для этого отсутствует возможность как физического, так и материального обеспечения. А поэтому возникает необходимость объединения вокруг какой-то одной авторитетной семьи дальних родственников, земляков, хороших знакомых. За счет этого появляется возможность привлечения дополнительных средств и рабочей силы для ведения совместного хозяйства.

В этом видении автор определяет семейное домохозяйство как многофункциональное объединение совместно проживающих и хозяйствующих единиц, способствующее оптимизации как экономического, так и демографического развития. В отличие от принятого в статистике близкого по значению деления домохозяйств на частные, расширенные, составные и пр., вводимое в научный оборот понятие «семейного домохозяйства» прежде всего, характеризует собой региональную специфику, обусловленную национальными традициями и менталитетом коренного населения.

Анализ экономического и демографического развития семейных домохозяйств Кыргызстана свидетельствует о том, что в условиях экономической нестабильности при неадекватном развитии рыночных отношений расслоение общества стало неизбежным, т.е. в республике наметилась негативная тенденция экономического развития - растущее социальное и имущественное расслоение общества.

Существующая с 1996 г. статистика бедности показывает, что до 2000 года общий уровень бедности практически не снижался. Причиной этого является тот факт, что экономический рост до 2000 г. не был ориентирован непосредственно на сокращение бедности, т.е. не было так называемой стратегии Pro-Poor-Growth. Более того, экономический кризис 1998 г. немедленно сказался на уровне бедности, повысив его почти на 13%, причем увеличение бедности произошло как в городской, так и в сельской местности. Уровень бедности в 2000 г. составил около 62%, при этом в категории очень бедных оказалось 32,9% населения. Причем две трети бедного населения проживали в сельской местности, на что сильное влияние оказали преобразования в аграрном секторе. Только начиная с 2000 г. в республике численность бедного, а также очень бедного населения стала стабильно снижаться (см. рис. 2).

Рисунок 2. Уровень бедности в Кыргызстане, 2000-2009 гг.

(бедные в процентах ко всему населению)

Тяжелые экономические условия способствовали тому, что возникла необходимость увеличения числа производителей на основе семейных связей, началось объединение разных хозяйств вокруг какой-то одной семьи, дальних родственников, земляков, рядом живущих людей в семейные домохозяйства.

Если при проведении всех предыдущих переписей населения учитывались такие категории, как «семья», а также «член семьи, живущий отдельно», а также «одиночка», то в национальных переписях населения Кыргызстана 1999 и 2009 гг. учитывались не только семьи, но и, что очень важно, домохозяйства. Сведения о домохозяйствах дают возможность оценить перспективы развития современной семьи, служат уникальным источником информации, необходимой для определения приоритетных направлений семейной и социально-демографической политики.

В отличие от семьи, домохозяйство может при совместном ведении домашнего хозяйства и совместном проживании включать в свой состав членов, не связанных родственными или брачными отношениями, а также состоять из одиночек. Таким образом, категория частное «домохозяйство» определяется как совокупность (группа) лиц, проживающих совместно и ведущих общее домашнее хозяйство, или одно лицо, проживающее самостоятельно. Следовательно, категория домохозяйства шире категории семьи, так как включает и семейные, и несемейные домохозяйства, родственников и одиночек.

Для Кыргызстана – страны с высокой рождаемостью – характерны расширенные по размеру домохозяйства. Кроме того, здесь имеют большое влияние тесные родственные связи, характерные для азиатских народов. За последний десятилетний период при значительном росте численности населения (на 11,3%) общее число домохозяйств увеличилось незначительно (на 3,3%), однако их средний размер вырос. При этом число одиночных, а также нуклеарных (простых) домохозяйств сократилось, а расширенных и составных, имеющих большое число членов домохозяйств, напротив, возросло.1

Одной из причин роста размера домохозяйств является высокая рождаемость - основной фактор, ведущий к увеличению численности населения страны. С начала 2000-х годов в Кыргызстане отмечался рост рождаемости. Однако, поскольку рождаемость резко сократилась в 1990-х годах, численность детей моложе 18 лет снизилась в частных домохозяйствах за десятилетний период более чем на 50 тыс. человек.

Другим фактором, предопределяющим увеличение размера домохозяйства, является снижение числа людей, живущих в одиночку. Необходимо отметить и то, что за десятилетний период значительно сократилась численность европейских национальностей (русских, украинцев немцев и др.), живущих в небольших по размеру домохозяйствах. В то же время отмечается рост населения коренной и других азиатских национальностей, проживающих в больших сложных домохозяйствах. Имело место и влияние экономического кризиса на благосостояние населения, что заставило проживать женатых/замужних детей вместе с родителями.

Однако основной фактор, способствующий увеличению размера домохозяйств, по мнению автора исследования, это экономические причины, способствующие образованию семейных домохозяйств на базе ядра – одной семьи, или нескольких лиц, проживающих вместе, которые объединяются для совместного обеспечения себя пищей и всем необходимым для жизни. Лица в этой группе могут объединять полностью или частично свои доходы и вести хозяйство более или менее на началах общего бюджета; они могут быть родственниками или не родственниками, или представлять комбинацию родственников и не родственников.

Таблица 1

Распределение домохозяйств по размеру в 1999 и 2009 гг.

(по данным переписей населения на 24 марта, единиц)

2009

1999

2009 в % к 1999

Все населенные пункты

в том числе

Все населенные пункты

в том числе

Все населенные пункты

городские

сельские

городские

сельские

Всего домохозяйств

1 145 707

473 089

672 618

1 109 633

477 723

631 910

103,3

в том числе домохозяйства, состоящие:

из 1 человека

98 934

64 849

34 085

123 388

86 633

36 755

80,2

из 2 человек

126 680

77 284

49 396

141 964

85 350

56 614

89,2

из 3 человек

152 391

83 031

69 360

157 707

85 599

72 108

96,6

из 4 человек

200 315

90 865

109 450

198 319

89 718

108 601

101,0

из 5 человек

201 361

70 346

131 015

178 489

61 976

116 513

112,8

из 6 человек

154 462

41 863

112 599

136 985

35 641

101 344

112,8

из 7 и более человек

211 564

44 851

166 713

172 781

32 806

139 975

122,4

Средний размер домохозяйства, человек

4,7

3,8

5,2

4,3

3,5

4,9

109,3

Демографическое своеобразие домохозяйств проявляется, прежде всего, в показателе их среднего размера, который отражает совокупное влияние ряда демографических особенностей. Средний размер домохозяйства будет тем выше, чем больше в нем детей и чем выше доля сложных семей. В 2009 г. средний размер частных домохозяйств в целом по республике составил 4,7 чел., в городах - 3,8, в селах - 5,2. Из 1-4-х человек состояла половина домохозяйств, из 5-6 – более 30% домохозяйств и около 20% имели в своем составе 7 и более человек. В городской местности наиболее распространены домохозяйства, состоящие из 2-4–х человек (53% городских домохозяйств). В сельской местности преобладают домохозяйства размером 5 и более человек (61% сельских домохозяйств). Это связано с разницей в бытовом укладе городских и сельских жителей. В городских поселениях ниже рождаемость, менее распространено проживание в одном домохозяйстве с родителями или другими родственниками, а также намного выше доля одиночных домохозяйств.

В территориальном разрезе самый большой размер частных домохозяйств отмечался в Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областях (5,3-5,9 чел.), где высок удельный вес кыргызского и узбекского населения, традиционно проживающего несколькими семьями. Самый маленький размер домохозяйств характерен для столицы (3,6 чел.). В других областях он представлен следующим образом: в Нарынской и Таласской областях – 5-5,1 чел.; г. Ош – 4,5; Иссык-Кульской – 4,2 и Чуйской области – 3,8 человека.

Таблица 2

Распределение домохозяйств по типам и числу членов домохозяйств в 1999, 2009 гг. (по данным переписей населения на 24 марта)

Типы домохозяйств

Годы

Число

домохозяйств,

единиц

Численность

членов

домохозяйств,

человек

Средний

размер

домохозяйств,

человек

Все домохозяйства

1999

1 109 633

4 787 757

4,3

2009

1 145 707

5 334 513

4,7

Домохозяйства, состоящие из одного человека

1999

123 388

123 388

1,0

2009

98 934

98 934

1,0

Нуклеарные домохозяйства

1999

674 463

2 842 126

4,2

2009

639 634

2 672 673

4,2

Расширенные домохозяйства

1999

291 089

1 728 902

5,9

2009

386 951

2 455 855

6,3

Составные домохозяйства

1999

19 528

86 858

4,4

2009

20 168

106 888

5,3

Прочие домохозяйства

1999

1 165

6 483

5,6

2009

20

163

8,2

Анализируя распределение домохозяйств по типам и числу членов, выявлено, что самый большой размер отмечался у расширенных домохозяйств (6,3 чел.), на их долю приходилось 387 тыс., или 33,8% (26,2% – 1999 г.) домохозяйств. Из табл. 2 видно, что за десятилетний период значительно сократилось число одиночных, нуклеарных и прочих домохозяйств, а число расширенных и составных домохозяйств, напротив, возросло. Численность членов в расширенных домохозяйствах увеличилась почти на 750 тыс. чел., или в 1,4 раза. Таким образом, эти данные подтверждают наше предположение об объединении нескольких семей (и не родственников) в одном семейном домохозяйстве.

Характеризуя домохозяйства по этническому составу, отмечается, что из 1 млн. 146 тыс. домохозяйств, учтенных переписью 2009 г., домохозяйства, где все члены принадлежали к одной национальности, составили 1 млн. 57 тыс., или 92% от общего числа всех домохозяйств (90% – в 1999 г.). Число интернациональных домохозяйств составило 89 тыс., или 8%, против 10% в 1999 г., т.е. произошло сокращение их числа.

В 2009 г. в структуре мононациональных домохозяйств домохозяйства кыргызов составили 70%; узбеков и русских – по 12%; дунган – 1,1% (остальных национальностей менее 1%). И за десятилетний период произошел рост, в основном, этих мононациональных домохозяйств (за исключением русских). Такое распределение весьма приблизительно соответствует изменениям в этническом составе общей численности населения.

Средний размер мононациональных домохозяйств кыргызов увеличился с 4,7 в 1999 г. до 4,9 человека – в 2009 г. Кроме того, увеличение отмечается среди узбекских домохозяйств (с 5,1 до 5,4 чел.), уйгурских (с 3,8 до 4,1 чел.) и таджикских (с 4,8 до 5,1 чел.). Среди остальных мононациональных домохозяйств этот показатель либо остался неизменным (русские, украинцы, турки и др.), либо сократился (дунгане, татары, казахи, немцы). Таким образом, автором исследования делается вывод о том, что рост численности населения среднеазиатских национальностей и их родственные связи, способствующие совместному проживанию, увеличили как число мононациональных домохозяйств, так и их средний размер.

Анализ показал и то, что если число мононациональных домохозяйств за межпереписной период возросло как в городских поселениях, так и в сельских, то распространенность интернациональных домохозяйств по прежнему больше в городах, чем в селах (соответственно, 10% и 6% от общего числа домохозяйств). Этнический состав национально-смешанных семей составил 79,1 тыс., или 7,7% общего числа семей в 2009 г. против 105,4 тыс., или 11%, – в 1999 г.). Из их числа наиболее распространенным типом, как среди славянских, так и среди среднеазиатских национальностей, был тот, где схожи основные особенности культур. Так, доля семей, состоящих из кыргызов и казахов или кыргызов и узбеков, составила 12-14% в общем числе разно-национальных семей. Аналогичная ситуация прослеживалась и у русских: здесь число семей, состоящих из русских и украинцев, составило 12%, русских и немцев и русских и татар – 4-5%.

За десятилетний период доля национально-смешанных семей кыргызов и русских удвоилась, как и кыргызов и дунган (в 1,7 раза), кыргызов и уйгуров (в 1,5 раза), кыргызов и узбеков (в 1,4 раза) и др. В то же время удельный вес национально-смешанных семей с такими национальностями, как русские, украинцы, немцы и татары, сократился, что связано со снижением их численности вследствие эмиграционного оттока.

В региональном разрезе наибольший удельный вес национально-смешанных домохозяйств отмечался в столице и Чуйской области (12%), Иссык-Кульской области (8%). Для остальных регионов он примерно одинаков: Ошская область – 4%, Баткенская, Джалал-Абадская и Таласская – по 6%. Наименьшее число таких домохозяйств зарегистрировано в Нарынской области (1%), где население остается однородным по этническому составу.

Таким образом, в ходе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что тенденция к увеличению среднего размера домохозяйств, их укрупнению на основе родственных и неродственных связей, особенно наглядно проявилась начиная с итогов переписи населения 1999 г. В значительной степени это было обусловлено экономическими условиями жизнедеятельности. Способствовало этому и то, что в рассматриваемый период, после распада Советского Союза, многочисленных эмигрантов-горожан европейских этносов заменили новоселы-сельчане азиатских национальностей с их более многочисленным составом домохозяйств. А в сельской местности, где всегда была более высокая, чем в городах, рождаемость, и население традиционно проживало по несколько поколений в домохозяйствах, данная тенденция усилилась за счет сложившихся экономических обстоятельств.

3. Уточнено понятие «демографический потенциал».

Настоящее исследование предполагало уточнение понятия демографического потенциала. Работ, посвященных категории «демографический потенциал» в настоящее время достаточно много. Уже, начиная с Э.Фильрозе, известного польского демографа, который написал книгу «Потенциальная демография», была сделана попытка сформулировать определение демографического потенциала, выделить основные факторы, влияющие на жизненный потенциал определенной группы лиц, определить его зависимость от числа рождений, числа смертей, структуры умерших по возрасту, показателей средней продолжительности предстоящей жизни для отдельных возрастных групп, старения и миграции населения.

При определении демографического потенциала применяются различные методологии. Есть чисто математический подход, где с помощью математических моделей пытаются показать некую картину будущего демографического развития. Делаются попытки объяснить его через систему ряда демографических показателей, выходя на некоторые демографические прогнозы. Применяется и социологический подход, когда под демографическим потенциалом пытаются понять совокупность социальных связей, позволяющих более эффективно осуществлять демографическое поведение, воспроизводство и т.д.

Существует и подход, определяющий потенциал собственно с демографических позиций, под которым понимается совокупность населения (народонаселения) с определенными характеристиками, необходимыми для социально-экономического развития данной территории.2  В данном случае для оценки демографического потенциала применяются количественные и качественные показатели, которые выступают критерием для его сравнения по странам (регионам). К числу основных количественных показателей относятся абсолютная численность населения и показатели, характеризующие тенденции ее изменения. Не менее значимы для оценки демографического потенциала и качественные показатели, в числе которых основное место занимают детализированные показатели структуры и состава населения территории по полу и возрасту, брачной, этнической, образовательной структурам и пр.

С точки зрения автора, определение демографического потенциала с позиций демографического подхода, является наиболее предпочтительным. Единственное, что мы в своем уточнении добавляем - это то, что в данном случае речь идет не о сумме разных демографических процессов, а о взаимодействии этих процессов, направленных на воспроизводство населения. Причем это уточнение обусловлено спецификой демографического и экономического развития территории, ее региональными особенностями.

Анализ количественных показателей демографического потенциала свидетельствует о сохранении тенденции роста численности населения Кыргызстана за последние полвека (см. рис. 3).

Рисунок 3. Численность постоянного городского и сельского населения по данным переписей населения 1959-2009 гг. (тысяч человек)

По данным переписи населения 2009 г. численность наличного населения (с учетом временно проживающих) составила 5 млн. 108 тыс. чел., численность постоянного населения (с учетом временно отсутствующих) – 5 млн. 363 тыс. чел. За десятилетний период численность наличного населения страны увеличилась на 256,9 тыс. человек, или на 5,3%. И городское, и сельское население увеличилось в равной мере – на 5,2-5,4%.

Однако следует отметить, что, начиная с 1970-х годов, в Кыргызстане наблюдается последовательное снижение темпов прироста численности населения. Если в период между переписями 1959-1970 гг. среднегодовой темп прироста составлял 3,2%, то в последующем десятилетии он уменьшился до 2,1%; в 1980-е годы – до 2%; в 1990-е годы – до 1,2% и в 2000-е годы – до 1,1%. Прирост городского населения за весь полувековой период был ниже сельского, исключение составляют лишь 1960-е и 1970-е годы – период бурного процесса индустриализации страны.

К специфическим особенностям демографических процессов Кыргызстана относится традиционно высокий уровень общего коэффициента рождаемости при относительно низком уровне общей смертности, и он является определяющей переменой в увеличении численности населения при отрицательном миграционном балансе.

Территориальные различия в темпах роста населения обусловили изменения в его размещении. За два последних десятилетия горные регионы находились в состоянии демографической стагнации. На юге, благодаря высокой рождаемости, население быстро увеличивалось, а в северной части страны, главным образом, из-за сочетания значительного миграционного оттока за пределы республики и притока населения из ее других регионов, наблюдался умеренный демографический рост.

В 1999-2009 гг., главным образом, из-за международного миграционного оттока, а также низкого естественного прироста в городских поселениях и высокого – в сельской местности, доля (но не численность) городского населения в общей численности населения республики сократилась. В результате уровень урбанизации в 2009 г. составил только 34,1%, против 34,8% в 1999 г. Сегодня Кыргызстан является одной из наиболее аграрных стран, а, кроме того, одной из редких стран в мире, переживших процесс рурализации.

Основная часть населения страны (около 80%) расселена в низкогорной зоне (до 1500 м над уровнем моря); небольшая часть (15%) – в среднегорной зоне (до 2000 м) и немногим меньше (9%) – в высокогорной зоне страны (от 2000 м и свыше 3000 м над уровнем моря).

Наибольшее увеличение плотности населения произошло также на равнинных зонах. Здесь она составляет более 60 человек на 1 кв. км, против 13 человек на 1 кв. км – в среднегорных (Иссык-Кульская область, часть районов Джалал-Абадской и Таласской областей) и 7 человек на 1 кв. км. – в высокогорных зонах (Нарынская область и некоторые районы др. областей).

Характеризуя качественные показатели демографического потенциала Кыргызстана, прежде всего, необходимо отметить интенсивность процессов в изменении этнического состава населения. Этническую структуру населения и ее изменение можно расценивать как самостоятельный фактор, формирующий возрастную структуру населения страны в целом.

Кыргызстан – страна полиэтничная. Народы, проживающие на ее территории, демографически неоднородны. Дифференциация в показателях возрастной структуры 12-ти наиболее значительных по своей численности национальностей в 2009 г. очень велика (см. табл. 3). Среди них отчетливо выделяются две группы: демографически молодые дунгане, кыргызы, турки, узбеки и таджики, и демографически старые русские, татары, украинцы. К последним близки также немцы и корейцы. Промежуточное положение занимают уйгуры, казахи и «другие национальности».

Таблица 3.

Удельный вес и показатели возрастной структуры 12 народов Кыргызстана по переписи 2009 г. все население(*)

Национальности

Процент в общей численности населения

Медианный возраст, лет

Процент населения в возрасте, лет:

индекс старения

Все

100,0

23,73

30,3

6,4

0,9

21

Дунгане

1,1

22,34

34,1

4,8

0,4

14

Кыргызы

70,9

22,53

32,0

4,8

0,7

15

Турки

0,7

22,81

31,6

4,8

0,6

15

Узбеки

14,3

23,04

32,0

5,4

0,6

17

Таджики

0,9

23,26

31,3

5,8

0,6

18

Другие национальности**

1,2

25,09

26,7

7,5

1,0

28

Уйгуры

0,9

26,46

27,3

7,2

0,5

27

Казахи

0,6

28,31

23,3

6,9

0,7

30

Немцы

0,2

30,62

18,3

11,0

1,5

60

Корейцы

0,3

33,34

19,8

13,0

1,3

66

Русские

7,8

37,45

15,9

19,4

2,9

122

Татары

0,6

38,85

14,9

20,3

3,1

136

Украинцы

0,4

54,01

6,0

38,3

7,1

642

(*) национальности ранжированы по величине медианного возраста.

За последние полвека этнический состав сильно трансформировался. В 1959 г. удельный вес русских был чуть более 30%, а вместе с украинцами, немцами и татарами – 41,5%, т.е. больше, чем доля самих кыргызов. Однако за пятьдесят лет ситуация резко изменилась. В 2009 г. кыргызы составляют почти 71% населения страны, тогда как перечисленные выше национальности – только 9, в т.ч. русские – 7,8%. Процесс нарастания моноэтничности шел непрерывно, но его плавность была нарушена в последние два десятилетия. Особенно выделяется период с 1989 по 1999 г., когда удельный вес кыргызов вырос сразу на 12,5 процентных пункта – больше, чем между переписями 1959 и 1989 гг. (11,9 п.п.). Причиной стал миграционный отток русских, хотя в относительном выражении еще больше потеряли в своей численности немцы, украинцы и татары. Массовый исход русских в 1990-е годы привел также к тому, что второй по численности национальностью стали узбеки. Вообще, с 1999 г. национальности, демографически сходные с кыргызами, вошли в пятерку самых многочисленных, помимо кыргызов и русских.

Параллельно с этим идет процесс расселения этнических кыргызов и выходцев из Кыргызстана в постсоветских странах, прежде всего – в России и Казахстане. В этих странах кыргызстанцы формируют новые диаспоры, постоянно пополняющиеся за счет трудовых мигрантов из страны. Это новое для Кыргызстана явление, оно начало бурно разворачиваться в 2000-е гг. и, скорее всего, процесс формирования зарубежных диаспор будет продолжаться в ближайшее десятилетия.

Анализируя изменения возрастного состава населения, автор отмечает особенность того, что в 1950-е годы Кыргызстан относился к группе демографически старых стран мира, занимая очень высокую позицию по всем показателям, измеряющим старение. Однако такое положение сохранялось недолго. Бурный рост числа рождений в 1950-1960-е годы омолодил возрастную структуру населения Кыргызстана, и уже в 1970 году значения двух показателей – медианного возраста и доли детей – сместились к шестому и четвертому децилю, соответственно. Направление движения этих показателей населения Кыргызстана не выбивается из общего русла изменений тех лет: тенденция к омоложению была свойственна в эти годы подавляющему большинству стран. Необычна лишь очень высокая скорость изменений. Особенность Кыргызстана в том, что поначалу он был очень далек от плотной массы стран с молодой возрастной структурой населения, но быстро – уже в 1965 г. по доле детей до 15 лет и в 1970 г. по медианному возрасту – с ней слился.

Переход в группу молодых стран – качественный скачок в позиции Кыргызстана. В дальнейшем темпы изменения этих двух индикаторов больше не опережали темпы изменения соседних децилей. Напротив, с 1980 г. возникло заметное отставание, и к 1995 г. был пройден важный рубеж: их значения пересекли границу пятого дециля, делящего все страны на две равные части, так что Кыргызстан «официально» присоединился к половине стран с молодым населением. Но поскольку в этой половине темпы роста медианного возраста и убыли доли детей после 1995 г. оказались заметно выше, чем в Кыргызстане, то он продолжил движение к все более и более молодым населениям мира.

К 2010 г. Кыргызстан оказался в числе 40% демографически самых молодых стран по значению медианного возраста и доли детей в населении. В том же направлении – от старости к молодости – менялось положение Кыргызстана в мире по показателю, непосредственно измеряющему степень старения, – удельному весу населения в возрасте 60 лет и старше.

Особенность эволюции возрастной структуры населения Кыргызстана в общемировом контексте состоит в том, что, изначально обладая довольно старой по меркам 1950-х – 1960-х годов возрастной структурой населения, Кыргызстан переместился к 2000-м гг. из группы относительно старых стран в группу молодых.

Данная особенность проявилась в изменении относительного положения Кыргызстана по удельному весу трудоспособного населения. Так, в 1965-1970 гг., когда уровень этого показателя достиг минимума, опустившись ниже 50%, Кыргызстан переместился не к медианному значению для всех стран, как это произошло по удельному весу детей, а гораздо ниже – к границе второго дециля, поскольку по доле пожилых он находился в то время достаточно высоко – между восьмым и седьмым децилями. Важно подчеркнуть, что достигнутые Кыргызстаном во второй половине 1960-х значения доли населения в рабочих возрастах были экстремально низки. В последующие годы Кыргызстан по удельному весу населения 15-59 лет переместился со 156-го места на 64-е. В итоге общая демографическая нагрузка снизилась к 2010 г. в 1,8 раза в сравнении с 1965 г. Однако, за исключением 1985 г., уровень демографической нагрузки в 1970-2000 гг. на общемировом фоне оставался умеренно высоким, и только в самые последние годы ситуация изменилась.

Все это приводит к выводу о том, что процесс омоложения возрастной структуры населения не отличает Кыргызстан от других стран, ибо этот процесс является закономерным для данной стадии демографического перехода (рост уже высокого уровня рождаемости вследствие улучшения здоровья женщин, снижение смертности, способствующее увеличению показателей воспроизводства). Отличие Кыргызстана – в необычно высоком удельном весе пожилых и необычно долгом его снижении.

Необычный характер изменения возрастной структуры во многом связан с изменениями этнического состава населения Кыргызстана. Снижение удельного веса русских, украинцев, татар, и схожих с ними по демографическим характеристикам народов препятствовало старению населения страны в последние 20-лет. Значимым влияние снижения удельного веса русских и других народов европейского происхождения стало после 1970 г., а по-настоящему важным – после 1989 г. – в годы массового оттока русских, без которого в 1990-е годы доля пожилых не уменьшилась бы, а увеличилась. И хотя в 2000-е годы эффект этого фактора ослаб, в городском населении его воздействие на снижение доли пожилых в 1989-2009 гг. было очень весомым.

Демографическая неоднородность этнических групп остается важнейшим фактором региональной дифференциации показателей возрастной структуры населения даже в 2009 г. Русские и остальные демографически старые народы (татары, казахи, украинцы, немцы) проживают преимущественно в Бишкеке, Чуйской и Иссык-Кульской областях, что определяет особое положение этих регионов по отношению к остальным областям страны, населенным азиатскими народами. Это же объясняет крайне незначительную территориальную дифференциацию сельского населения, в котором удельный вес этих этносов совсем мал. Кроме того, снижение удельного веса русских в 1999-2009 гг., в т.ч. в результате миграции, привело к заметному стиранию региональных различий в возрастном составе, особенно в городском населении.

Все это позволило сделать вывод о том, что этническую структуру населения Кыргызстана и ее изменение можно расценивать как самостоятельный (наряду с другими демографическими процессами) фактор, формирующий возрастную структуру населения страны в целом. В этом – главная особенность эволюции возрастной структуры населения Кыргызстана за прошедшие полвека. Но поскольку в 2009 г. удельный вес русских, татар и украинцев стал мал (8,8%), данный фактор сходит со сцены. Он остается актуальным для населения в городах, где удельный вес этих национальностей составляет 17%, а в возрасте 60 лет и старше – 51,5%.

4. Выявлены основные факторы поддержания высокого демографического потенциала с учетом региональной специфики государств Средней Азии.

В ходе проведенного исследования автором диссертационной работы выявлены факторы, обусловливающие сохранение высокого демографического потенциала в Кыргызстане. Проанализировав характер и соотношение процессов естественного движения населения (рождаемости и смертности) было установлено, что абсолютное число рождений превышает абсолютное число смертей, что свидетельствует о сохранении положительного естественного прироста населения. В 2011г. темп прироста численности населения составил 1,4%. Выше среднестранового темп прироста численности населения отмечался в Баткенской области (1,8%), Джалал-Абадской области и г. Бишкек (по 1,7%) за счет высокого естественного прироста в этих областях положительного сальдо по внутренней миграции населения в столице.

Население Кыргызстана в демографическом отношении молодое: на начало 2012г. 32,4% общей численности составляли дети и подростки, 61,0% – лица в трудоспособном возрасте и 6,6% - лица старше трудоспособного возраста.

Для анализа выделяют три основные возрастные группы: население в трудоспособном, до- и старше трудоспособного возраста. В возрастной группе моложе трудоспособного возраста отмечается ежегодное сокращение, происходящее из-за снижения рождаемости в 1990-х годах. За последние годы значительными темпами продолжает увеличиваться численность населения в трудоспособном возрасте (с 3 млн. 96 тыс. чел., или 59,0% в общей численности населения – в начале 2007г. до 3 млн. 384 тыс., или 61,0% - в начале 2012г.). Эта тенденция обусловлена пополнением этой возрастной категории молодыми людьми 1980-х, начала 1990-х годов рождения, когда в стране отмечался всплеск рождаемости. Благодаря росту численности лиц трудоспособного возраста, снижается коэффициент демографической нагрузки, составивший на начало 2012г. 640 чел. (на начало 2007г.  – 695 чел.).

Для Кыргызстана характерна ярко выраженная этническая дифференциация рождаемости, поэтому общенациональные, то есть рассчитанные для всего населения, показатели воспроизводства в значительной мере определяются доминирующей по численности этнической группой – кыргызами. Доля кыргызов в населении растет, соответственно, усиливается и их роль в формировании генеральных тенденций рождаемости. Так, если в 1989г. дети, рожденные матерями кыргызками, составляли 64,9% всех новорожденных, то в 1999 и 2009 гг. эта цифра увеличилась до 71,4% и 73,8%, соответственно. Существенная часть рождений приходилась и на узбечек (1989г. – 15,0%, 1999 г. -15,9%, 2009 г. -16,2%), тогда как вклад русских женщин в общую рождаемость, особенно в последние годы, был невелик (1989 г. – 10,4%, 1999 г. – 5,5%, 2009 г. - 3,9%)3.По результатам переписей, доля кыргызов в постоянном населении республики составляла 52,4% в 1989 г., 64,9% в 1999 г. и 70,9% в 2009 г. Доля узбеков в те же годы была, соответственно 12,9%, 13,8% и14,3%; доля русских –21,5%, 12,5% и 7,8%.

В динамике общенациональных показателей рождаемости в период с 1989 по 2009 гг. можно выделить два этапа: снижение, продолжавшееся до 2000 г., и последующий рост. К 2009 году численность родившихся достигла своего максимального за рассматриваемый двадцатилетний период значения - 135,5 тысяч.

Суммарный коэффициент рождаемости (СКР) в 1990 г. снизился более чем на36% (с 3,78 детей на 1 женщину в 1989 г. до 2,40 в 2000г.), в последующее десятилетие значение этого показателя увеличилось на 20%, достигнув 2,88 в 2009 г4. Среди бывших союзных республик по значению СКР Кыргызстан в последние годы уступает только Таджикистану. Согласно классификации ООН вместе с другими среднеазиатскими республиками и Азербайджаном он входит в группу государств, в которых уровень рождаемости выше порога простого замещения поколений (СКР>2,1).1 Для сравнения отметим, что Армения, Грузия, Молдова и Эстония находятся в группе государств со значением СКР от 1,5 до 2,1. Россия, Беларусь, Латвия, Литва и Украина - в группе с самой низкой рождаемостью (СКР<1,5)5.

Яркой чертой современной демографической ситуации является существенный рост рождаемости в г. Бишкеке и Чуйской области – регионах, где традиционно проживала основная часть некоренного населения. Именно эти регионы испытывают наиболее ощутимые потери от внешней миграции и, в тоже время, принимают основной поток внутренних мигрантов. Примечателен и тот факт, что массовая миграция сельских жителей в города приводит к повышению рождаемости в городских поселениях и сглаживанию разрыва между показателями рождаемости «город-село».

Характеризуя тенденции в изменении показателей смертности, в работе указывается на то, что после получения независимости начался новый этап в динамике. В первой половине 1990-х гг. показатели смертности ухудшились. Эта тенденция не укладывалась в рамки теории эпидемиологического перехода. В 1994 году ожидаемая продолжительность жизни при рождении снизилась до своего полувекового минимума и составила у мужчин 61,1 года, у женщин – 69,9 года. Страна повернула вспять, в направлении второй стадии перехода. В дальнейшем уровень смертности в республике снижался вплоть до 2000 г., затем, после пятилетнего периода стабилизации, сокращение смертности продолжилось. В результате продолжительность жизни в 2009 году приблизилась к максимальным значениям, которые наблюдались в период антиалкогольной кампании.

В течение последних двух десятилетий советского периода ожидаемая продолжительность жизни при рождении у мужчин в Кыргызстане и России была практически одинаковой. Однако после 1991 г. показатели смертности мужчин в Кыргызстане стали даже лучше, чем в России, несмотря на большую разницу в уровнях жизни двух стран. У женщин лучшие показатели сохранились у россиянок. Следует отметить, что линии увеличения продолжительности жизни за последние годы в Кыргызстане и в России были практически параллельны. При этом одно существенное отличие сохранялось: разница в значениях продолжительности жизни при рождении между мужчинами и женщинами в Кыргызстане меньше, чем в России. В 2009 году она составляла 7,9 лет, в то время как в России – 11,9 лет.

До середины 1960-х г. Кыргызстан занимал лидирующие позиции по продолжительности жизни среди стран третьего мира. Но с 1970-х гг. в этой сфере не наблюдается прогресса. За последние 20 лет ожидаемая продолжительность жизни практически не выросла. В итоге республика по этому показателю в 2009 году занимала 111 место среди 180 стран мира6

.

Остается высокой материнская смертность. В 2011г. от осложнений беременности, родов и послеродового периода умерли 82 женщины, или 54,8 женщины на 100 тыс. родившихся живыми. Важнейшей характеристикой здоровья населения является младенческая смертность. В 2004г. осуществлен переход Кыргызстана на международные критерии живорождения и, соответственно, младенческой смертности, когда в органах ЗАГС началась регистрация смерти новорожденных с низкой массой тела (от 500 до 1000г) и дополнительными признаками жизни. В течение 2007-2011гг. ежегодно от различных заболеваний, отравлений и травм из 1000 новорожденных умирал 21-31 ребенок.

Сравнение возрастных коэффициентов смертности в Кыргызстане с другими странами подтверждает неоднозначность процессов изменения смертности в республике. В Кыргызстане смертность в детских возрастах выше по сравнению не только с развитыми, но и со многими странами третьего мира. Завышенным представляется и уровень смертности в трудоспособных возрастах. Однако, в Кыргызстане он ниже, чем в России и некоторых странах Восточной Европы.

Что касается соотношения мужской и женской возрастной смертности, то в Кыргызстане, как и в России, смертность мужчин в возрастных группах после 10 лет начинает существенно превышать женскую смертность. Хотя это превышение менее значительное, чем в России, но оно позволяет говорить о наличии феномена мужской сверхсмертности в республике.

Структуры заболеваемости и смертности по причинам в стране нельзя назвать современными. В структуре заболеваемости взрослого населения ведущее место принадлежит болезням органов дыхания, мочеполовой системы и органов пищеварения. У детей на первом месте также находятся болезни органов дыхания, на втором – инфекционные и паразитарные заболевания, а на третьем – болезни органов пищеварения. Если рассматривать структуру смертности всего населения, то на основе ведущей роли, которую играют болезни системы кровообращения (49% всех смертных случаев), можно сделать вывод о том, что республика находится на третьей стадии эпидемиологического перехода. Но возросший в прошедшие годы удельный вес внешних причин смерти (до 10% всех смертей) свидетельствует о признаках обратного перехода. В тоже время сравнительно высокий уровень смертности от социально-обусловленных инфекционных причин, а также неинфекционных болезней дыхательных путей и болезней системы пищеварения ставит под сомнение устойчивость нахождения на третьей стадии.

Фактором поддержания высокого демографического потенциала страны выступают и социально-экономические процессы. Показатели уровня жизни населения, затрат государства, доступности для населения услуг здравоохранения и образования, наличие жилья и комфортных условий жизни и пр., оказывают огромное влияние на демографический потенциал. Так, например, показатели смертности людей в трудоспособном возрасте и в Кыргызстане, и в России обусловлены распространением негативных социальных явлений - безработицы, стрессов, пьянства, наркомании и т.п. Пониженные показатели рождаемости могут быть обусловлены отсутствием жилья и достойной зарплаты.

Анализ сложившейся ситуации в Кыргызской Республики в области реализации социально-экономических процессов свидетельствует о том, что указанные факторы на настоящий момент оказывают негативное влияние на формирование демографического потенциала, что требует корректировки политики экономического развития страны.

Характеризуя показатели социально-экономического развития Кыргызстана в диссертационной работе были выявлены следующие тенденции. В начальный период независимости с 1991 по 1998 гг. экономическое развитие страны сопровождалось кризисными явлениями. Рост экономики возобновился с 1999 г. С 1999 по 2001 гг. ВВП ежегодно увеличивался на 3,7-5,4%; в 2003 -2004 гг. его среднегодовой прирост составлял 7%. Политическая нестабильность в 2005 г. оказала негативное воздействие на экономику и привела к снижению ВВП по сравнению с 2004 г. на 0,2%. В дальнейшем рост экономики республики восстановился. Однако, негативное воздействие на него оказал разворачивающийся мировой экономический кризис: в 2009 г. ВВП увеличился всего на 2,9%. При этом экономика республики еще не достигла дореформенного состояния: ВВП в 2009 г. составлял 99,4 % от уровня 1990г. Единственной отраслью экономики, которая достигла и превысила уровень развития последних лет советского периода истории, явилось сельское хозяйство.

Результаты исследования показали, что секторами, определяющими дальнейшее развитие Кыргызстана, по-прежнему являются сельское хозяйство и промышленность. Так, увеличение объемов сельскохозяйственного производства на 1% обеспечивало рост ВВП почти на 0,38%, а промышленного производства – на 0,24%. В этих секторах экономики сосредоточена большая доля занятого населения, поэтому их развитие может привести к росту занятости и, соответственно, сокращению бедности. Серьезный вклад в обеспечение экономического роста вносит развитие транспорта и связи. Рост на 1% в этих секторах ведет к увеличению ВВП на 0,18%, в то время как аналогичный рост в торговле и социальной сфере увеличивает ВВП соответственно на 0,11% и 0,10%. Вклад финансового сектора в экономическое развитие республики невелико: его расширение на 1% вело к росту валового внутреннего продукта примерно на 0,02%. Таким образом, решающую роль в выводе экономики Кыргызстана из кризиса должно сыграть ускоренное развитие реального сектора экономики.

Одним из главных негативных последствий экономических реформ в Кыргызской Республике, начавшихся в конце 1980-х годов и незавершенных до сих пор, является отход от практически полной занятости. Катастрофическое сокращение экономики, когда страна за первые пять лет независимости потеряла половину своего ВВП, сопровождалось возникновением и ростом масштабов безработицы. Другая причина, затрудняющая решение проблем занятости, кроется в демографических особенностях страны. Неудивительно, что естественным решением проблемы безработицы стала трудовая миграция главным образом в Россию и Казахстан, а также в страны дальнего зарубежья. По экспертным оценкам, ежегодное количество трудовых мигрантов в России и Казахстане в отдельные периоды достигает одного миллиона человек.

В работе проанализирована двойственную роль трудовой миграции в демографическом развитии. Несмотря на то, что французский ученый Альфред Сови в 50-х годах ХХ века уже затрагивал этот вопрос, автором исследования предпринята попытка показать не просто какие-то негативные моменты, связанные с трудовой миграцией, но и выйти на некие плюсы, которые она дает для развития государства в целом.

Подчеркивается, что в современных условиях миграционные процессы в значительной степени определяют интенсивность демографического развития отдельных территорий, к числу которых можно отнести и Кыргызскую Республику. Миграция населения выступает в данном случае важным фактором формирования численности и состава ее жителей. Это обусловлено большими масштабами и высокой интенсивностью миграционного движения в республике за последние годы.

Эмиграционные процессы в Кыргызстане можно расценить как с позитивной, так и негативной стороны. Позитивная сторона заключается в определенном снятии напряжения на рынке труда, негативная – представлена выбытием значительной части квалифицированных работников, что ослабляет интеллектуальный и профессиональный потенциал республики.

Анализируя потоки трудовой миграции, представляется целесообразным определить предпосылки и перспективы вовлечения денежных переводов трудовых мигрантов в экономику страны. На настоящий момент в Кыргызстане в процессы внешней трудовой миграции вовлечено (в зависимости от различных оценок масштабов трудовых потоков) от 12 до 26% экономически активного населения.

Несомненно, что иностранная валюта, зарабатываемая гражданами за рубежом, играет позитивную роль в экономике страны - экспортере рабочей силы. Денежные переводы способствуют уменьшению бедности населения. Переводы мигрантов, проходя через банковский сектор, становятся важным источником иностранной валюты, позволяющим странам выезда импортировать жизненно необходимые товары или выплачивать внешние долги. При этом осознание возможностей, с помощью которых денежные переводы трудовых мигрантов оказывают влияние на социально-экономическое развитие стран выезда, все более увеличивается.

Автор подчеркивает, что поскольку переводы в Кыргызстане составляют значительную долю ВВП (около 30%, что составляет около полутора миллиардов долларов США), правительство страны должно регулировать трудовые потоки, разрабатывая систему эффективного использования денежных переводов мигрантов в целях развития не только отдельных домохозяйств, но и национальной экономики в целом. Одной из мер стимулирования инвестиций для целей развития могла бы стать разработка мер по изменению соотношений между двумя основными типами переводов денег трудовыми мигрантами – официальным и неофициальным в сторону увеличения доли первого из них.

Важно то, что существующая экономическая ситуация в Кыргызской Республике стимулирует приток денежных переводов трудовых мигрантов в страну, однако при этом складывается ситуация, когда можно ожидать общего положительного воздействия на ВВП, но в меньшей степени, чем на частное потребление. При этом рост внутреннего производства потребительских товаров и услуг, спровоцированный переводами, может привести к некоторому росту занятости и в целом оказать положительное воздействие на социально-экономическое развитие страны.

Рассматривая положительные стороны влияния трудовой миграции на экономическое развитие страны, отмечается и тот факт, что с точки зрения демографии, конечно это очень негативное явление, приобретающее такие масштабы, которые в настоящее время и в Кыргызстане, и в Таджикистане, и в Узбекистане наносит существенный негативный удар по демографическому развитию, не только современному, но и будущему, закладывая своеобразную мину под демографический высокий потенциал.

5 .Выявлены негативные факторы влияния миграции на сохранение оптимального демографического потенциала.

Анализ миграционных процессов показал и обратное их воздействие на формирование демографического потенциала. Тенденции миграционного оттока, как по безвозвратной международной миграции, так и трудовой миграции, зачастую трансформирующуюся в безвозвратную, оказывают существенное воздействие на изменение численности населения, ухудшая ее качественные характеристики в плане изменения этнической, половозрастной и образовательной структуры. В частности, происходят процессы моноэтнизации общества, а поскольку различия в репродуктивных установках и показателях рождаемости у разных народов (азиатского и славянского происхождения) неоднородны, данный фактор можно охарактеризовать как проявление региональной специфики в формировании демографического потенциала. В результате миграционного оттока снижается удельный вес в возрастном составе населения лиц, находящихся в трудоспособном и репродуктивном возрастах, ухудшаются показатели профессионально-квалификационной структуры населения. При этом автором подчеркивается, что наблюдаемые за межпереписной период тенденции изменения количественных и качественных характеристик демографического потенциала в Кыргызстане аналогичны для всех стран среднеазиатского региона.

Проведенный автором исследования анализ показал, что ситуация в области миграционного движения населения в различные периоды имела определенные тенденции и существенно менялась на протяжении нескольких десятилетий. Так, с конца 50-х годов важным источником роста населения республики, наряду с естественным, был миграционный прирост. С 1970 г. республика стала терять население. Миграционная активность жителей Кыргызстана резко возросла в начале 90-х годов, а ее пик пришелся на 1993 г., когда из страны эмигрировали 143,6 тыс. человек. В этот период, впервые за послевоенные годы, было зафиксировано сокращение численности населения страны.

Фактические данные современного состояния развития миграционных процессов показывают, что в 2010г. миграционные изменения происходили в результате значительного усиления, как внутристрановых передвижений, так и миграции населения за пределы страны. Миграционный отток населения за пределы страны составил -50,6 тыс. чел. (-29,6 тыс. чел. – в 2009г.), т.е. увеличился на 21,0 тыс. чел., или в 1,7 раза. По-прежнему, как и в предыдущие годы, в 2010г. основную долю эмигрантов (86%) составили лица трудоспособного возраста.

Рисунок 4. Валовая миграция населения по потокам миграции

в 2009-2010гг. (тыс. человек)

Анализ статистических данных позволил сделать вывод о том, что произошедшие за период перехода к рыночным отношениям изменения в политической, экономической и социальной сферах общественной жизни республики, связанные с реформами, чрезвычайно обострили проблему миграции населения. Низкие стартовые экономические условия Кыргызской Республики поставили ее в неравное положение по сравнению с другими странами СНГ, такими как Россия, Казахстан, обладающими большим экономическим потенциалом. Широкая сфера приложения труда в этих странах привлекает большие массы рабочей силы извне, в том числе из Кыргызстана.

Наряду с внешней миграцией в трансформационный период широкое развитие получили внутренние миграционные процессы. При этом миграционные потери отдельных территорий внутри страны обусловлены узостью сферы приложения труда, что, естественно, стимулирует отток населения в экономически развитые районы республики.

Миграция из сельских районов в города является преобладающей формой межобластного территориального перемещения населения. Этот процесс, прежде всего, коснулся г. Бишкек. В то же время численность населения малых городов, поселков городского типа, крупных сел за период сократилась, что обусловлено снижением объемов общественного производства, остановкой крупных и средних предприятий, значительным сокращением финансирования социальной сферы.

Внутренняя миграция в основном присуща коренному населению, которое устремляется в столицу в надежде на то, что здесь легче найти сферу приложения своего труда. При этом сельская местность республики теряет наиболее молодую, активную и образованную часть населения, изменяется ее социальная и профессионально-квалификационная структура.

На настоящий момент тенденции, характерные развитию внутренних миграционных процессов на протяжении последних лет, продолжают сохраняться. В 2010г. объем валовой внутриобластной миграции составил 19,0 тыс. чел. (17,6 тыс. чел. – в 2009г.), т.е. увеличился на 1,4 тыс. чел., или на 8%. Что касается межобластных потоков, то здесь, также произошло увеличение числа мигрантов (с 47,1 тыс. чел. – в 2009г. до 50,7 тыс. чел. – в 2010г.) на 3,6 тыс. чел., или на 8%.

Проведенный анализ сложившейся ситуации в области миграционного движения населения Кыргызстана позволил констатировать, что эмиграционный потенциал еще не исчерпан. Наряду с этнической эмиграцией на первый план выходит экономическая, обусловленная снижением уровня жизни, неопределенностью жизненных перспектив, неэффективностью социальной защиты населения.

Сложившаяся на настоящий момент ситуация в области миграционных процессов свидетельствует о том, что для поддержания высокого демографического потенциала страны необходима выработка государственной миграционной политики, направленной на оптимизацию миграционных перемещений населения на основе создания условий жизнеобеспечения, расширения сферы приложения труда, занятости и доходов.

6. Разработан демографический прогноз, позволивший оценить перспективы формирования демографического потенциала региона на основе двух сценариев (с рождаемостью выше и ниже среднего уровня).

При разработке демографического прогноза были использованы два промежуточных сценария – с рождаемостью выше и ниже среднего уровня. Сценарий с рождаемостью выше среднего уровня, предполагал, что рождаемость до 2050 года будет в точности соответствовать сценарию с высокой рождаемостью, а после этого будет снижаться на 10 и выше процентов.

По сценарию с рождаемостью ниже среднего уровня, предполагалось, что рождаемость до 2050 года будет в точности соответствовать сценарию с низкой рождаемостью, а после 2050 года снизится на 10% и ниже.

Сценарий постоянной рождаемости означает, что темпы роста вплоть до 2150 года останутся такими же, какими они были в 1990-1995 годах. Но данный сценарий маловероятен. По сценарию постоянной рождаемости рост населения окажется самым бурным.

Сценарий средней рождаемости предполагал, что рождаемость к 2055 году стабилизируется на уровне простого воспроизводства (2 ребенка на одну женщину). Согласно этому сценарию, население Земного шара достигнет к 2050 году 9,4 миллиардов человек, к 2100 – 10,4.

Таблица 4

Прогноз численности населения Кыргызской Республики

на период до 2100г.

Годы

Темп роста

и изменения

численности населения

Прогнозная числ-ть

нас-я тыс.чел.

В том числе

Удельный вес, %

мужчины

женщины

город, нас-е.

сельск. нас-е.

город нас-е

сельск. нас-е

2010

базовый год

5467

2690

2777

1995

3472

36,5

63,5

2015

105,4

5762

2835

2927

2195

3567

38,1

61,9

2020

105,0

6050

2977

3073

2444

3606

40,4

59,6

2025

104,4

6316

3107

3209

2741

3575

43,4

56,6

2030

103,8

6556

3219

3337

3094

3462

47,2

52,8

2035

103,2

6766

3315

3451

3417

3349

50,5

49,5

2040

102,4

6928

3395

3533

- 3700

3228

53,4

46,6

2045

101,4

6997

3422

3575

3939

3058

56,3

43,7

2050

100,4

7025

3435

3590

4166

2859

593 1

40J

2055

99,8

7011

3435

3576

4347

2664

62,0

38,0

2060

99,5

6976

3418

3558

4500

2476

64,5

35,5

2065

99,2

6920

3391

3529

4602

2318

66,5

33,5

2070

99,0

6851

3357

3494

4666

2185

68,1

31,9

2075

98,8

6769

3317

3452

4671

2098

69,0

31,0

2080

98,5

6667

3267

3400

4614

2053

69,2

30,8

2085

98,2

6547

3208

3339

4544

2110

69,4

30,6

2090

98,2

6429

3150

3279

4475

1954

69,6

30,4

2095

99,0

6364

3118

3246

4442

1922

69,8

30,2

2100

99,8

6352

3112

3240

4446

1906

70,0

30,0

Во всех перечисленных сценариях использован факт неуклонного снижения смертности во всем мире. Так же предусматривался сдвиг возрастной структуры в сторону старшего возраста по всем рассматриваемым сценариям.

Кыргызская Республика имеет ряд специфических региональных особенностей, как в демографическом, так и в экономическом развитии. Исходя из этого, в составленном прогнозе были учтены факторы влияния на численность населения, такие как: миграция населения (международная, внешняя трудовая и внутренняя трудовая миграция), распространение теневых экономических отношений, коррупционные процессы и пр. Совокупность перечисленных и других факторов, проанализированных автором исследования, позволила обосновать неизбежность прохождения республикой в перспективный период очередной стадии демографического перехода.

По расчетным данным сохранится тенденция роста и изменения численности населения Кыргызстана. По прогнозу максимальная численность населения республики в 2050г. достигает 7025 тыс. чел. с учетом внешней миграции, а после этого процесс абсолютного уменьшения численности приведет к тому, что в 2100г. численность населения республики снизится до 6352 тыс. чел.

Наряду с расчетными данными прогнозной численности населения были определены параметры изменения возрастной структуры, старения населения, ожидаемой продолжительности жизни и пр.

В составленном прогнозе понижение темпов роста и изменения численности населения определяется на весь период вплоть до 2100г. Но если до 2050 г. идет увеличение численности населения с понижающими темпами прироста благодаря относительно высокой рождаемости, то после 2050 г. предусматривается демографический переход к абсолютному уменьшению численности населения республики, который отражает общемировую тенденцию. Этот факт есть результат общей закономерности демографического развития, присущее всему населению мира.

7. Предложены меры по совершенствованию государственной поддержки семейных домохозяйств, направленные на обеспечение высокого демографического потенциала.

При разработке мер по совершенствованию государственной поддержки семейных домохозяйств автор исходил из обоснованного в теоретической части работы положения о первичности демографических функций, выполняемых семейными домохозяйствами и сохранения этих оптимальных демографических функций для обеспечения расширенного воспроизводства. В соответствии с указанным концептуальным подходом актуальным становится вопрос об устранении негативных проявлений в развитии демографической ситуации.

  • В этих целях обосновывается необходимость разработки стратегической цели государственной политики в области народонаселения, которую можно сформулировать как создание благоприятных условий и предпосылок, отвечающих демографическим интересам общества в целом и каждой личности в отдельности, на основе повышения уровня жизни населения.
  • В целях сохранения оптимальных демографических функций того же расширенного воспроизводства автором исследования предлагается усилить государственное воздействие на регулирование миграционных процессов, в настоящее время оказывающих негативное воздействие на формирование демографического потенциала страны. В частности, указывается на необходимость повышения роли государства и банковской сферы в плане привлечения денежных переводов трудовых мигрантов на цели инвестиционного развития, а также по изменению соотношения расходуемых трансфертов на потребление и сбережения в сторону накопления (вложения средств в активы).
  • Акцентируя внимание на том, что поддержание оптимального демографического потенциала является залогом обеспечения демографической безопасности государства, предлагаются такие меры обеспечения государственной поддержки семейных домохозяйств, как создание благоприятных экономических условий на основе льготной налоговой и кредитной политики, микрофинансирования, более широкого распространения лизинговых услуг, расширения государственных закупок продукции, производимой семейными домохозяйствами и пр.
  • Учитывая тенденции в изменениях в структуре семьи, когда на смену буржуазной модели приходит индивидуалистическая модель, обусловленная нежеланием нести бремя родительства и сопровождаемая ростом числа разводов, сожительств и внебрачной рождаемости, на первый план выходит задача повышения роли воспитательной функции, выполняемой семейными домохозяйствами. Данная тенденция, характерная для стран Западной Европы и находящая проявление в снижении уровня рождаемости, создает угрозу сохранения высокого демографического потенциала и в Кыргызстане, о чем свидетельствуют показатели увеличения доли внебрачных детей. Несмотря на кажущуюся, на данный момент благоприятную ситуацию, для Кыргызстана, с его небольшой численностью населения, это может обернуться процессом ускоренной депопуляции. Задача государства в решении этой проблемы заключается в создании условий для обеспечения благосостояния и развития индивида, в пропаганде здорового образа жизни и укрепления института семьи, а также возрождения и сохранения духовно-нравственных традиций семейных отношений.
  • Исходя из вышеизложенных мер, предлагаемых автором исследования по совершенствованию государственной поддержки семейных домохозяйств, представляется целесообразной разработка комплексной социально-демографической политики, направленной на регулирование социально-демографических процессов и их оптимизацию.

III. ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ АВТОРОМ ОПУБЛИКОВАНЫ

СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Монографии

  1. Плоских Е.В. Особенности формирования трудового потенциала молодежи Кыргызстана в условиях рыночных преобразований. - Бишкек: Илим, 2004. - 119 с.
  2. Плоских Е.В. Домохозяйство как субъект рыночной экономики. - Бишкек, Изд-во КРСУ, 2008. - 147 с.
  3. Плоских Е.В. Социально-демографические аспекты исследования экономики семьи и домохозяйства в рыночных условиях. - Бишкек, Изд-во КРСУ, 2012.- 220 с.
  4. Плоских Е.В. Теоретические аспекты исследования демографического потенциала. - Бишкек, Изд-во КРСУ, 2012. – 198 с.
  5. Плоских Е.В. Особенности формирования и развития семейных домохозяйств в регионе с высоким демографическим потенциалом: теория и методология исследования. - Бишкек, Изд-во КРСУ, 2012. – 237 с.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Российской Федерации:

  1. Плоских Е.В. Международная трудовая миграция в Кыргызстане: проблемы развития // Вестник КРСУ. - 2005. - Том 5. №4. – (С. 3-8), (в соавтор.)
  2. Плоских Е.В. Домохозяйство в международной системе национальных счетов // Вестник КРСУ. - 2011. - Том 11. №5. - (С. 59-63).
  3. Плоских Е.В. Эволюция взглядов на домашнее хозяйство в истории мировой экономической науки // Вестник КРСУ. - 2011. – Том 11. №5. – (С. 63-66).
  4. Плоских Е.В. Сущность и экономическое содержание понятия «семья» // Вестник КРСУ. - 2012. - Том 12. №3. - (С. 161-165).
  5. Плоских Е.В. Сравнительный анализ теоретических концепций поведения домашнего хозяйства // Вестник КРСУ. - 2012. - Том 12. №6. - (С. 172-176).
  6. Плоских Е.В. Место и роль домашних хозяйств в системе национального богатства // Вестник КРСУ. - 2012. - Том.12. №6. – (С. 176-180).
  7. Плоских Е.В. Функции семьи в процессе воспроизводства человеческого капитала // Вестник РТСУ, Душанбе. - 2012. - №1(36). – (С.91-94).
  8. Плоских Е.В. Концепции государственной поддержки семейных домашних хозяйств // Вестник ТНУ, Душанбе: «Сино». - 2012. - №2/2. - (С.134-138).
  9. Плоских Е.В. Демографический подход к исследованию экономики семьи // Вестник педагогического университета, Душанбе. - 2012. - №3(46). – (С.222-226).
  10. Плоских Е.В. Основные теоретические подходы к исследованию экономики семьи // Вестник педагогического университета, Душанбе. - 2012. - №3(46). - (С.218-222).
  11. Плоских Е.В. Особенности формирования режима воспроизводства населения // Вестник КРСУ. - 2012. - Том.12. № 8. - (С.115-119).
  12. Плоских Е.В. Основные тенденции социально-экономического расслоения семей в Кыргызстане // Вестник КРСУ.- 2012. - Том.12. № 8.- (С.119-124).
  13. Плоских Е.В. Трансформация модели демографического поведения населения // Вестник КРСУ. - 2012. - Том.12. № 9. - (С.123-127).
  14. Плоских Е.В. Роль репродуктивного и самосохранительного поведения населения в формировании демографического потенциала // Вестник КРСУ. - 2012. - Том.12. № 9. - (С.127-132).
  15. Плоских Е.В. Концептуальные подходы к определению демографического потенциала // Вестник КРСУ. - 2012. - Том.12. № 10. - (С.89-94).
  16. Плоских Е.В. Основные индикаторы демографического потенциала и методика регионального демографического прогноза // Вестник КРСУ. - 2012. - Том.12. № 10.- (С.94--99).

Публикации в других изданиях:

  1. Плоских Е.В. Демографический прогноз населения Кыргызской Республики. Тенденции и перспективы – Бишкек: ЮНФПА, 2002. (74 с.), (в соавтор.).
  2. Плоских Е.В. Права и экономическая свобода женщин в трансформирующемся обществе Кыргызстана. Результаты социологического исследования. - Бишкек, UNFPA, 2002. – (30 с.), (в соавтор.).
  3. Плоских Е.В. Формирование социальных стандартов жизни в рыночных условиях. - Бишкек: Центр экономических и социальных реформ при МФ КР, 2003. (45 с.), (в соавтор.).
  4. Плоских Е.В. Молодежь КРСУ в зеркале социологических опросов. – Бишкек: КРСУ, 2003. (42 с.).
  5. Плоских Е.В. Современные подходы к проблеме самозанятости // В сб.: Проблемы трансформационной экономики. - Бишкек: КРСУ, 2004. (С. 213-218).
  6. Плоских Е.В. Трудовой потенциал населения: эволюция понятий и современная интерпретация // В сб.: Проблемы трансформационной экономики - Бишкек: КРСУ, 2004. (С.203-213).
  7. Плоских Е.В. Анализ развития ситуации во внутримиграционных перемещениях населения на примере новостроек г.Бишкек. // В сб.: Актуальные проблемы развития экономики Кыргызстана на современном этапе. - Бишкек: КРСУ, 2005. (С.186-203), (в соавтор.).
  8. Плоских Е.В. Качество жизни как показатель социально-экономического развития страны. // В сб.: Проблемы развития экономики Кыргызстана. - Бишкек: КРСУ, 2006. (С.66-79), (в соавтор.).
  9. Плоских Е.В. Гендерный подход к анализу человеческого потенциала с позиций устойчивого человеческого развития. // В сб.: Кыргызстан: проблемы социально-экономического развития. - Бишкек: КРСУ, 2007. ( С.59-93), (в соавтор).
  10. Демографическое развитие Кыргызской Республики. – Бишкек: ЮНФПА, 2007. (50 с.), (в соавтор.).
  11. Плоских Е.В. Домохозяйство как субъект и часть экономической системы. // В сб.: Тенденции экономического и демографического развития в Кыргызской Республике - Бишкек: КРСУ, 2008. (С.147-150).
  12. Плоских Е.В. О некоторых аспектах семейных отношений в трансформационном обществе. // В сб.: Социально-экономическое развитие Кыргызской Республики в трансформационный период. - Бишкек: КРСУ, 2009, (С.190-193).
  13. Плоских Е.В. Потребитель и его экономическое поведение в системе экономических отношений // В сб.: Современные проблемы развития экономики Кыргызстана. - Бишкек: КРСУ, 2011. (С.198-205.).
  14. Плоских Е.В. Сущность и роль домохозяйства в работах русских экономистов // В сб.: Теоретические и практические вопросы трансформационной экономики - Бишкек: КРСУ, 2010, (С.188-198).
  15. Плоских Е.В. Понятийный аппарат экономических исследований домохозяйства. // В сб.: Проблемы трансформации экономики на современном этапе. - Бишкек: КРСУ, 2012, (С.181-186).
  16. Плоских Е.В. Потребительское поведение семейного домохозяйства как механизм реализации его социально-экономических функций. В сб.: Проблемы трансформации экономики на современном этапе.- Бишкек: КРСУ, 2012, (С.186-195).

1 Торгашева Л.М. Численность и состав населения. / В кн.: Население Кыргызстана в начале XXI века. / Под ред. М.Б. Денисенко. - Б.: 2011. - .С. 45-48.

2 Рязанцев С.В., Айдрус И.А., Письменная Е.В. Демографический потенциал как основа развития системы высшего образования. - Учеб. пособие. – М.: РУДН, 2008. – С. 4-5.

3 Недолужко Л. Рождаемость и планирование семьи. / В кн. Население Кыргызстана в начале XXI в. UNFPA. –Б.:2011-.С.119.

4 Там же, С.120.

5 United Nations Secretariat, 2010 p. 9.

6 UNDP Database http://hdrstats.undp.org/en/tables/default.html






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.