WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

Козлов Артем Андреевич

Организация эффективного взаимодействия государственных органов и предпринимательских структур

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика предпринимательства)

 

Автореферат

  диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Санкт-Петербург - 2012

Работа выполнена в Санкт-Петербургском университете управления и экономики.

Научный руководитель:

доктор экономических наук, доцент

Бородушко Ирина Васильевна

Официальные оппоненты:

Колтынюк Борис Аронович

доктор экономических наук, профессор

НОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет управления и экономики», профессор кафедры экономики предприятия и предпринимательства

Плотников Владимир Александрович

доктор экономических наук, профессор

Юго-Западный государственный университет,

профессор кафедры региональной экономики и менеджмента

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный технологический институт (технический университет)

Защита состоится «___» ______________  2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д521.009.01 при Санкт-Петербургском университете управления и экономики по адресу 190103 г. Санкт-Петербург, Лермонтовский пр. д.44.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского  университета управления и экономики, автореферат представлен на сайте www.spbume.ru

Автореферат разослан «_____» ________________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

I. общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современных условиях развития системы социально-экономических отношений частный бизнес и государство все активнее вступают в сотрудничество в поисках новых путей решения задач общества на условиях партнерства. Вместе с тем, государственно-частное партнерство (ГЧП) в настоящее время недостаточно активно используется в качестве инновационного инструмента, способного повлиять на экономический рост и качество жизни россиян.

В мировой практике хозяйствования широко используются возможности государственно-частного партнерства на основе таких инструментов взаимодействия бизнеса и государства, как концессионные соглашения; реализация кластерной политики  на  региональном  и  муниципальном уровнях управления; использование  финансовых  институтов,  в первую очередь, государственных банков развития,  для привлечения долгосрочных инвестиций в приоритетные сферы региональной экономики.

Развитие государстве нно-частного партнерства в Российской Федерации  сдерживается административными барьерами, отсутствием высококвалифицированных кадров специалистов как в органах власти, так и в бизнесе. В недостаточной мере разрабатываются стратегические социальные  программы  и  инвестиционные проекты с привлечением частных  инвестиций, не обеспечивается эффективное использование концессионных и лизинговых механизмов.

Вместе с тем, уроки мирового финансово-экономического кризиса 2007 – 2010 г.г. продемонстрировали необходимость поиска новых форм и механизмов взаимодействия власти и частного предпринимательства с целью повышения социально-экономической эффективности функционирования и развития народного хозяйства в целом. Очевидно, что государство в условиях рыночных отношений не может решать за счет бюджетных средств и административных возможностей весь спектр инфраструктурных и социальных проблем. Вместе с тем, и частный бизнес во многих случаях ограничен и финансово, и организационно для реализации масштабных проектов собственными силами. В этой связи симбиоз государства и частного бизнеса является перспективным направлением как повышения доходности деятельности субъектов частного предпринимательства, так и более эффективного использования государственной собственности, и более качественного, результативного решения широкого спектра социально-экономических проблем федерального, регионального и локального значения.

Степень разработанности проблемы. Основы теории и методологии взаимодействия государства и частного бизнеса заложены в трудах ведущих представителей классического, неоклассического и институционального направлений экономической мысли - Дж. М. Кейнса, А. Маршалла, Дж. Нэша, В. Парето, П. Самуэльсона, Р. Харрода и др. В современной зарубежной экономической науке исследованию проблем организации взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства посвящены исследования Э.Аткинсона, Д.Стиглица, Г.Таллока, И.Шихаты, Т.Барнекова, Р.Бойла, Л.Джезируски, М.Б.Джеррарда, С.Китадзима, Ф.Кука, Д.Рича.

Изучению различных аспектов взаимодействия государства и бизнеса посвящены исследования ряда российских ученых: М.Н.Афанасьева, Н.С.Шашиной, С.Ю.Глазьева, Г.В. Горланова, Г.А.Дробота, С.С. Евтюхова, А.Д.Некипелова, И.М.Осадчей, Д.А. Розенкова, А.Ю.Зудина, Я.Ш.Паппэ, С.П.Перегудова, Ф.И.Шамхалова и др.

Особенности и проблемы государственно-частного партнерства анализируются в трудах А.В. Баженова, А.Н.Асаула, А.И.Добрынина, О.С.Белокрыловой, О.В. Богаевской, В.Г.Варнавского, М.А. Дерябиной, Л.И.Ефимовой, В.В. Кнауса, М.В. Курбатовой, А.Е. Лебедева, М.В. Матявиной, В.А.Михеева, Д.А. Розенкова, В.А. Симхович, А.А. Спиридонова, С.С. Трачук, К.С. Фиоктистова, С.А. Хавиной.

Важные политико-правовые аспекты государственно-частного партнерства в России нашли свое освещение в работах Н.П.Голубецкой, М.В.Вилисова, С.С.Сулакшина, Е.А.Хрусталевой, В.И.Якунина.

Вместе с тем,  в специальной литературе недостаточно полно освещены вопросы формирования методического инструментария оценки экономической эффективности взаимодействия органов государственной власти и субъектов частного предпринимательства, а также формирования взаимовыгодных механизмов долгосрочного устойчивого государственно-частного партнерства.

Объектом исследования является процесс организации взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства.

Предметом исследования выступают управленческие отношения, возникающие в процессе организации эффективного взаимодействия государственных органов и предпринимательских структур.

Цель исследования состоит в научном обосновании и разработке организационных подходов и рекомендаций по повышению эффективности взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства в рамках института государственно-частного партнерства.

В соответствии с целью исследования выделены следующие основные задачи диссертационной работы:

- уточнить сущность и содержание экономической категории «государственно-частное партнерство»;

- выделить основные предпосылки и социально-экономические последствия формирования института государственно-частного партнерства;

- разработать расширенную классификацию видов государственно-частного партнерства;

- рассмотреть зарубежный опыт организации и осуществления взаимоотношений власти и субъектов частного предпринимательства;

- проанализировать основные проблемы взаимодействия органов государственной власти и субъектов частного предпринимательства в экономике Российской Федерации целом и г. Санкт-Петербурге в частности;

- разработать рекомендации по совершенствованию методического инструментария оценки эффективности проектов государственно-частного партнерства;

- предложить механизмы совершенствования организации государственно-частного партнерства и его нормативно-правового обеспечения.

Область исследования. Диссертационная работа выполнена в соответствии с паспортом научной специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (8. Экономика предпринимательства: п. 8.20. Организация взаимодействия властных и предпринимательских структур; п. 8.23. Особенности организации и развития частно-государственного предпринимательства).

Теоретическую и методологическую основу диссертационного исследования составили научные труды отечественных и зарубежных специалистов по проблемам взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства, результаты фундаментальных и прикладных исследований в области оценки факторов, влияющих на формирование института и механизмов государственно-частного партнерства, программные документы органов государственной власти, федеральные и региональные нормативно-правовые акты, официальные статистические данные и материалы периодической печати.

В процессе исследования были использованы диалектический метод, предопределяющий изучение явлений в их постоянном развитии и взаимосвязи. В работе применялись также методы ситуационного, динамического, экономико-статистического анализа, методы оценки эффективности инвестиционных проектов, табличная и графическая  формы представления эмпирико-фактологической информации.

Информационную основу исследования составили программные и отчетные материалы Министерства экономического развития Российской Федерации, данные Федеральной службы государственной статистики, Комитета по инвестициям и стратегическим проектам г. Санкт-Петербург, Инвестиционного фонда Российской Федерации, законодательные и нормативно-правовые акты РФ и субъектов РФ, материалы периодической печати, ресурсы сети Интернет.

Апробация результатов исследования.

Основные положения и выводы диссертации докладывались на: межвузовской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Инновационное развитие регионов России»; опубликованы в форме статьи на IV  Международной  научно-практической  конференции «Управление инновационным развитием регионов и корпоративных структур. Стратегия инновационного развития регионов Северо-Запада России: опыт и проблемы»

Публикации. Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в 6 публикациях общим объемом 2,7 п.л., в том числе 4 публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, объемом 2,1 п.л.

Структура диссертационной работы.

Во введении обосновывается выбор темы, раскрывается ее актуальность, оценивается степень теоретической разработанности, формулируются цель и задачи, выделяется научная новизна и обосновывается практическая значимость исследования. 

В первой главе «Теоретические основы взаимодействия власти и частного предпринимательства» рассмотрены основные особенности взаимодействия властных и частных структур; обосновано определение понятия государственно-частного партнерства; выделены основные предпосылки и социально-экономические последствия формирования и развития института государственно-частного партнерства; дополнена классификация видов государственно-частного партнерства; подвергнут анализу зарубежный опыт организации взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства.

Во второй главе «Направления и проблемы взаимодействия власти и предпринимательских структур в России» выделены основные тенденции и закономерности развития различных форм взаимодействия власти и бизнеса в отечественной экономике; подвергнута анализу нормативно-правовая база, регламентирующая процесс взаимодействия бизнеса и власти; рассмотрены основные проблемы реализации инвестиционных проектов в сфере ГЧП, в том числе осуществляемых в экономике г. Санкт-Петербург; проанализированы особенности социальной ответственности в системе взаимодействия власти и частного предпринимательства.

В третьей главе «Совершенствование методов взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства» предложен показатель мультипликатора эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования схем государственно-частного партнерства; разработаны новые методы организации взаимодействия властных и предпринимательских структур; структура типового регионального закона «Об организации и функционировании региональных центров государственно-частного партнерства».

В заключении диссертации обобщены выводы и рекомендации по результатам исследования.

II. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Уточнено содержание категории «государственно-частное партнерство»

На основе критического анализа существующих подходов предлагается собственное определение исследуемой категории. По нашему мнению, государственно-частное партнерство целесообразно рассматривать в двух аспектах - широком и узком, а именно:

1. В узком смысле государственно-частное партнерство (ГЧП) представляет собой механизм долгосрочного взаимовыгодного взаимодействия власти и предпринимательских структур, заключающийся в инвестировании частных финансовых ресурсов в объекты государственной собственности и последующем совместном управлении ими.

2. В широком смысле государственно-частное партнерство представляет собой институт долгосрочной устойчивой легальной кооперации финансово-инвестиционных, организационно-управленческих и интеллектуальных ресурсов органов государственной власти и частного предпринимательства для совместного решения социально значимых задач.

Рассмотрение ГЧП и как особого механизма, и как социально-экономического института позволяет снять определенные противоречия в трактовке данной категории. В частности, в современной России механизмы ГЧП периодически реализуются, однако о полноценном институте государственно-частного партнерства говорить пока не приходится: ключевые признаки ГЧП как института (наличие специального, непротиворечивого законодательства и правоприменительной практики, развитая инфраструктура, существенное влияние ГЧП на социально-экономическое развитие государства в целом) в настоящее время не сформированы. Между тем, именно институционализация ГЧП позволит придать использованию данного механизма массовый характер.

В предлагаемом определении нашли отражение ключевые, неотъемлемые характеристики государственно-частного партнерства (долгосрочность, взаимовыгодность, легальность), позволяющие в совокупности отграничить ГЧП от иных форм взаимодействия государства и частного предпринимательства.

Кроме того, необходимо четко разграничивать такие понятия как «государственно-частное партнерство», «управленческое партнерство» и «социальное партнерство». Несмотря на то, что в ряде источников, преимущественно иностранных, государственно-частное партнерство и управленческое партнерство рассматриваются в качестве синонимов, подобный подход представляется методологически не вполне корректным. Сугубо формально, исходя из определений, управленческое партнерство может иметь место и между представителями исключительно частных управленческих структур, без участия государства. Социальное же партнерство представляет собой систему взаимоотношений между работодателями, государственными органами и представителями наемных работников, опирающуюся на переговоры, поиск взаимоприемлемых решений в регулировании трудовых и иных социально-экономических отношений.

В целом, государственно-частное партнерство представляет собой частный случай отношений публично-частного партнерства (ПЧП), поскольку последние включают в своей состав, помимо отношений органов государственной власти и частного бизнеса, еще и долгосрочное взаимовыгодное взаимодействие органов местного самоуправления и предпринимательских структур. В свою очередь, ПЧП является лишь одной из форм легальных (т.н. «белых») форм взаимодействия власти и бизнеса наряду с государственным заказом, приватизацией и др.

2. Систематизированы основные социально-экономические предпосылки и последствия формирования института государственно-частного партнерства, определяющие его социально-экономическую роль

Формирование и развитие института государственно-частного партнерства во второй половине XX века обусловлено рядом взаимосвязанных объективных социально-экономических предпосылок, системному рассмотрению которых в специальной литературе уделяется недостаточное внимание.

Рис. 1. Основные объективные предпосылки и социально-экономические последствия формирования и развития института  ГЧП в современной мировой экономике (систематизировано автором).

Как показано на рис. 1, со стороны органов государственной власти важнейшей предпосылкой формирования и развития института государственно-частного партнерства является невозможность эффективного решения всего спектра задач социально-экономического развития исключительно за счет бюджетных ресурсов. Вместе с тем, полная или даже частичная приватизация ряда отраслей социальной сферы и инфраструктуры даже в условиях либеральной рыночной экономики является нецелесообразной, поскольку наиболее приоритетные с точки зрения обеспечения долгосрочного прогрессивного социально-экономического развития государства объекты недвижимости все же целесообразно сохранять в государственной или муниципальной собственности. Соответственно, органы государственной власти различного уровня вынуждены искать различные сложные формы взаимодействия с субъектами частного предпринимательства, которые и составляют основу государственно-частного партнерства.

Со стороны же собственно субъектов частного бизнеса предпосылки к использованию инструментария ГЧП в своей деятельности могут быть весьма разнообразны: от стремления к инвестированию капитала в потенциально прибыльные инвестиционные проекты (например, платные дороги) до экономически убыточных вложений имиджевого характера в развитие объектов социальной сферы. Последнее органично вписывается в весьма популярную в настоящее время в развитых государствах Запада концепцию социальной ответственности бизнеса.

Помимо собственно эффективного решения текущих социальных проблем, одним из существенных последствий результативной реализации схем ГЧП является повышение привлекательности государства, региона или территории муниципального образования для будущих инвесторов. Действительно, если институт ГЧП эффективно функционирует, например, в отдельном регионе, то такого рода регион, при прочих равных условиях, характеризуется большей развитостью производственной и социально-бытовой инфраструктуры, что предпочтительно как для потенциальных инвесторов в новые проекты (не обязательно на основе ГЧП), так и с точки зрения удержания и привлечения высококвалифицированной, производительной рабочей силы.

Относительно малоисследованным в специальной литературе является вопрос о характере влияния такой легальной формы кооперации ресурсов и интересов власти и бизнеса как ГЧП на теневые, в т.ч. коррупционные формы взаимодействия. По нашему мнению, действует следующая закономерность: чем больше возможностей для реализации взаимовыгодных проектов ГЧП в государстве или регионе, тем меньше стимулов к организации коррупционного взаимодействия, чреватого существенными рисками для участников таких отношений.

В целом, разделение обязанностей между государством и частным капиталом может варьироваться от исполнения негосударственными компаниями функций подрядчика до полной передачи отдельных полномочий государства в частные руки. При этом государство перекладывает часть рисков на компании частного сектора, одновременно пользуясь опытом и творческими возможностями последнего. Дополнительным преимуществом такого партнерства для государства может быть сокращение потребностей в бюджетном финансировании проектов. В свою очередь, частные компании получают новых заказчиков и потребителей или даже целые рынки сбыта, обычно более стабильные по сравнению с традиционными рыночными нишами.

3. Дополнена классификация видов государственно-частного партнерства

Классификация видов государственно-частного партнерства по существенному спектру признаков позволит потенциальным субъектам ГЧП выбрать максимально предпочтительный для себя вид партнерства в зависимости от конкретных условий возможного взаимодействия власти и частных предпринимательских структур и сформировать соответствующие индивидуальные, взаимовыгодные механизмы взаимодействия. С этой целью автором дополнен существующий спектр классификационных признаков государственно-частного партнерства (таблица 1).

В частности, важное значение имеет классификация видов государственно-частного партнерства в зависимости от субъектного состава органов государственной власти и представителей частного бизнеса. Как правило, в одной схеме ГЧП принимает участие со стороны частного бизнеса единственный субъект. Однако достаточно перспективным представляется вид ГЧП, при котором в качестве соинвесторов участвуют несколько частных компаний, что дает возможность и мобилизовать больший объем капитала, и распределить финансовые риски. Наконец, жизнеспособным является вид ГЧП, в котором, помимо основного инвестора, участвуют дополнительные участники, например страховые компании, деятельность которых позволяет уменьшить часть рисков проекта. Кроме того, инвестор в проект ГЧП может осуществить долгосрочный аутсорсинг части собственных функций – например, кадровому агентству, компании, занимающейся IT-технологиями и т.п.

По признаку субъектного состава органов государственной власти или местного самоуправления, участвующих в проектах публично-частного партнерства, помимо ПЧП «в чистом виде» (федерального, регионального или муниципального) могут, по нашему мнению, иметь место и смешанные формы, которые пока, к сожалению, в РФ практически не распространены на практике. Между тем, межрегиональное ГЧП могло бы иметь место, например, при создании межрегиональных масштабных инновационных технопарков (на границе одного или нескольких регионов), поскольку быстро инвестировать средства в создание крупного инновационного комплекса такого рода в современных условиях бюджетной недостаточности развития региональных экономик может позволить себе далеко не каждый регион Российской Федерации. Кроме того, перспективным видом партнерства может быть многоуровневое партнерство, в котором участвуют несколько органов власти различного уровня в пределах своей компетенции (например, регион и муниципалитет).

Таблица 1

Классификация видов государственно-частного партнерства

(по материалам собственных исследований)

Классификационный признак

Виды государственно-частного партнерства

Предлагаемые классификационные признаки

6. Множественность субъектов частного бизнеса

- ГЧП, в котором присутствует единственный субъект со стороны частного бизнеса;

- ГЧП, в котором участвует несколько субъектов частного бизнеса на равноправной (паритетной) основе;

- ГЧП, в котором присутствуют основные (инвесторы) и дополнительные субъекты частного бизнеса.

7. Активность роли государства в осуществлении ГЧП

- ГЧП, в котором государственная власть играет пассивную роль;

- ГЧП, в котором осуществляется паритетное управление объектом партнерства со стороны государства и частного бизнеса;

- ГЧП, в котором государственная власть играет ключевую роль, а частный бизнес – дополнительную.

8. Вещное право, на основе которого реализуется ГЧП

- ГЧП, основанное на праве собственности;

- ГЧП, основанное на арендном праве;

- ГЧП, основанное на праве хозяйственного ведения или оперативного управления;

- ГЧП, основанное на иных вещных правах;

- ГЧП, предусматривающее трансформацию вещных прав на объект ПЧП во времени.

9. Инновационная составляющая ГЧП

- партнерство, нацеленное на достижение инновационного эффекта;

- партнерство, вызывающее вторичный инновационный эффект;

- неинновационное (традиционное) ГЧП.

При выборе конкретного варианта реализации проекта ГЧП важно изначально максимально четко определить и роль государства, которая, в соответствии с предлагаемой классификацией, может быть пассивной (если, например, орган государственной власти выступает исключительно в роли арендатора), паритетной или ведущей. В последнем случае (например, при реализации наиболее социально значимых проектов, переход которых в негосударственную собственность нецелесообразен) частный инвестор может играть второстепенную роль (например, выступая в качестве собственника незначительной доли в собственности проекта).

Важной представляется и классификация видов ГЧП в зависимости от права собственности на объект партнерства. Как правило, в данной сфере в той или иной форме существуют два вещных права: право собственности и аренда. Однако, на наш взгляд, перспективным является и развитие видов государственно-частного партнерства на основе использования также иных вещных прав, предусмотренным законодательством РФ, таких, например, как право хозяйственного ведения или оперативного управления – такого рода права являются по содержанию более «узкими» по сравнению с правом собственности, но одновременно позволяют государству более тщательно контролировать ход работ по проекту и снижают риск недобросовестности со стороны представителей частного бизнеса.

В зависимости от фактора срочности можно выделить ГЧП со строго установленным сроком (например, обычная концессия на разработку недр), ГЧП, которое реализуется до достижения некоторой экономически или социально значимой цели (например, ГЧП по обучению педагогов региона информационным технологиям или благоустройству территории за счет частных компаний с предоставлением последним на данной территории каких-либо преференций - конкретные сроки такого рода проектов могут быть достаточно «размытыми», но критерии достижения целей партнерства в любом случае должны быть сформулированы максимально четко), а также условно-бессрочное партнерство, в договоре которого конкретный срок его завершения четко не регламентирован.

Наконец, в современных условиях инновационной модернизации отечественной экономики принципиальное значение  имеет и предлагаемая классификация государственно-частного партнерства в зависимости от инновационной составляющей. Так, ГЧП может как непосредственно быть нацелено на достижение инновационного эффекта, так и вызывать такого рода эффект в сопряженных отраслях – например, отрасли производства оборудования, необходимого для реализации проекта. Очевидно, что ГЧП, генерирующее в той или иной форме инновационные эффекты, должно рассматриваться в качестве особого приоритета со стороны государства.

4. Предложен метод расчета показателя мультипликатора эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования схемы государственно-частного партнерства

Одним из классических методов оценки эффективности инвестиций  является расчет чистой приведенной стоимости (NPV) проекта. В наиболее общем виде характер влияния использования схемы государственно-частного партнерства на экономическую эффективность инвестиционного проекта, измеряемую методом чистой приведенной стоимости, представлен на рис. 2. В целом, использование схемы ГЧП может положительно повлиять и на сметную стоимость проекта, и на динамику чистых денежных потоков, генерируемых проектом, и на величину ставки дисконтирования в направлении ее уменьшения.

Рис. 2. Направления повышения чистой приведенной стоимости инвестиционного проекта при использовании инструментария государственно-частного партнерства (по материалам собственных исследований).

В первую очередь, при условии применения схем государственно-частного партнерства снижается риск коррупции, неоправданной аффилированности и прочих злоупотреблений, вероятность негативных эффектов от которых в России, да вероятно и во многих других государствах мира, достаточно высока в том случае, если управление проектом осуществляется только чиновниками или их непосредственными представителями, без привлечения независимых субъектов частного предпринимательства. Кроме того, механизм ГЧП позволяет быстрее мобилизовать существенный размер инвестиционных ресурсов, необходимых для полноценной реализации крупных инвестиционных проектов (быстрее и, при прочих равных условиях, по более низкой ставке, чем это имело бы место, если бы проект финансировало только государство, или только частный инвестор). Соответственно, чем быстрее начинается эксплуатационная стадия инвестиционного проекта, тем выше и величина чистой приведенной стоимости.

Соответственно, предлагается следующая формула мультипликатора эффективности использования механизма ГЧП в инвестиционном проекте, позволяющего повысить уровень его экономической эффективности (1).

M = (NPV(+ГЧП)/ NPV(-ГЧП)) * 100%  (1)

где M – мультипликатор эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования инструментария государственно-частного партнерства;

NPV(+ГЧП) – чистая приведенная стоимость инвестиционного проекта с использованием инструментария ГЧП;

NPV(-ГЧП)– чистая приведенная стоимость аналогичного инвестиционного проекта без использования инструментария ГЧП

При использовании показателя мультипликатора эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования инструментария государственно-частного партнерства теоретически возможны следующие крайние варианты:

а) в том случае, если чистая приведенная стоимость проекта с использованием ГЧП положительна, а без использования ГЧП отрицательна, то эффективность применения схем ГЧП является абсолютно предпочтительной (без них проект попросту не может быть реализован), и вопрос идет лишь об оптимизации конкретных параметров такого рода схемы;

б) в том случае, если чистая приведенная стоимость проекта без ГЧП положительна, а с использованием механизма ГЧП отрицательна (подобная ситуация является теоретически возможной, хотя и, вероятно, крайне редкой на практике вследствие всех преимуществ, которые представляет механизм государственно-частного партнерства), то использование механизма ГЧП для данного проекта нецелесообразно;

в) во всех остальных случаях использование механизма ГЧП целесообразно в том случае, если значение мультипликатора эффективности (M) больше 100%; соответственно, при различных вариантах использования механизма ГЧП следует реализовывать тот, значение мультипликатора эффективности по которому выше.

Предлагаемый метод расчета мультипликатора эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования инструментария государственно-частного партнерства рассматривается в работе на материалах ОАО «Западный скоростной диаметр». Строительство платной скоростной автомагистрали «Западный скоростной диаметр» (ЗСД) является одним из важнейших направлений решения транспортной проблемы Санкт-Петербурга. Это стратегический инвестиционный проект городского и федерального значения, определяющий развитие города в качестве крупного транспортного узла мирового уровня

В целом, в настоящее время наиболее вероятными являются следующие варианты организации и финансирования данного инвестиционного проекта:

1. Корпоративные облигации так и не будут размещены среди частных инвесторов; они будут выкуплены Правительством Санкт-Петербурга или Правительством РФ из средств Федерального бюджета, но уже на коммерческой основе, а ОАО «ЗСД» будет преобразовано, например, в ГУП (государственное унитарное предприятие), то есть проект будет реализован без использования механизма ГЧП. В этом случае чистая приведенная стоимость составит NPV1 = - 5767 млн.руб. Тем самым, без использования инструментария государственно-частного партнерства инвестиционный проект строительства и эксплуатации Западного скоростного диаметра является экономически неэффективным (NPV<0).

2. Корпоративные облигации планируется разместить между частными инвесторами, но управление будет осуществлять нынешнее руководство ОАО «ЗСД», без привлечения частной управляющей компании. Данный вариант ГЧП, по нашему мнению, можно назвать пассивным. В данном случае структура финансирования инвестиционного проекта будет выглядеть следующим образом: 4800 млн.руб. – ранее инвестированные собственные средства проекта; 25000 млн.руб. –заемные средства частных инвесторов, полученные посредством размещения корпоративных облигаций. В данном случае структура капитала проекта ГЧП будет выглядеть следующим образом: 16,1% - собственные средства; 83,9% - долгосрочные заемные средства.

NPV2 = - 29 800 + 2920 / ((0,135*0,161 + 0,08*0,839)*(1 – 0,1)) = 

= 7069 млн.руб. (2)

Тем самым, с использованием инструментария ГЧП инвестиционный проект становится экономически эффективным (NPV> 0).

3. Корпоративные облигации на сумму 25 млн.руб. будут полностью размещены между частными инвесторами, а для управления проектом эксплуатации Западного скоростного диаметра будет привлечена частная компания на правах концессионера. Подобный вариант схемы ГЧП позволит повысить эффективность текущего управления проектом в силу более высокой среднестатистической эффективности частного бизнеса по сравнению с чиновниками, занимающимися частными проектами. Объем и структура финансирования в данном случае будут полностью аналогичны второму варианту. Предположим, что средний доход по проекту за счет рациональной рекламной, дисконтной, сервисной и т.п. политики возрастет на 5%, а эксплуатационные издержки (например, в результате внедрения таких современных передовых технологий, как “бережливое производство” и бюджетирование) снизятся в долгосрочном периоде на три процентных пункта. Тогда чистый денежный поток составит 3181 млн.руб. в год. Соответственно:

NPV3 = - 29 800 + 3181 / ((0,135*0,161 + 0,08*0,839)*(1 – 0,1)) = 

= 10364млн.руб. (3)

Тем самым, мультипликатор эффективности инвестиционного проекта в случае использования третьего варианта по отношению к второму составит:

M = (10 364 / 7069) *100 % = 146,6% (4)

Тем самым, использование инструментария ГЧП выводит проект строительства и эксплуатации Западного скоростного диаметра на безубыточность. При этом, при прочих равных условиях, активное использование инструментария ГЧП (с привлечением услуг частной управляющей компании) повысит эффективность проекта на 46,6%.

Следует отметить, что необходимым условием качественного применения данного метода является высокий уровень релевантности, достоверности исходной финансово-экономической информации по проекту.

5.Разработан механизм привлечения инвестиций в проекты государственно-частного партнерства с использованием эмиссии и размещения конвертируемых облигаций

В настоящее время активность частных инвесторов в финансировании проектов государственно-частного партнерства в Российской Федерации является недостаточной. В этой связи актуальной является проблема формирования новых механизмов привлечения в проекты ГЧП частных инвесторов, в том числе средних и мелких. Для решения указанной проблемы предлагается механизм финансирования проектов государственно-частного партнерства с использованием такого относительно редкого в отечественной финансово-инвестиционной практике инструмента как конвертируемые облигации (рис.3).

Классическая конвертируемая облигация  – это долговая ценная бумага, которая дает инвестору право выбора: рассматривать данную ценную бумагу как чистую облигацию с заложенной в ее условиях доходностью или по достижении оговоренного срока конвертировать ее в определенное число (обыкновенных) акций.

Рис. 3.2.1. Предлагаемый механизм организации финансирования проекта ГЧП с использованием конвертируемых облигаций

На начальном этапе учредитель проекта (орган государственной власти или местного самоуправления – самостоятельно либо в изначальном партнерстве с частным стратегическим инвестором) создает акционерное общество, которое будет изначально осуществлять управление проектом. Это общество осуществляет эмиссию облигаций в объемах, необходимых для полного финансирования потребности проекта ГЧП в инвестиционных ресурсах. Такого рода облигации могут размещаться как на открытом фондовом рынке (например, бирже ММВБ в России или ладе мировых фондовых площадках), так и по закрытой подписке, среди заранее определенного круга приобретателей.

Как показано на рис. 3, при размещении конвертируемых облигаций на открытом фондовом рынке буде иметь место и дополнительный информационный эффект для собственника (ов) проекта ГЧП. Рост котировок облигаций на бирже относительно динамики среднего биржевого индекса (средневзвешенной цены всех котируемых ценных бумаг сходного типа) будет являться одним из наиболее общих индикаторов повышения эффективности проекта ГЧП, по крайней мере, в восприятии инвесторов, осуществляющих операции на фондовом рынке.

Соответственно, владелец облигации имеет право на получение фиксированного дохода на данный фондовый инструмент (который входит в состав себестоимости продукции или услуг, предоставляемых проектом ГЧП), но не имеет права на участие в управлении проектом.

Необходимо отметить, что в мировой практике конвертируемые облигации конвертируются обычно именно в обыкновенные акции. На наш взгляд, в зависимости от специфики конкретного проекта необходимо предоставить возможность конвертации их и в привилегированные акции. Привилегированные акции представляют своего рода промежуточный инструмент между обыкновенными акциями и корпоративными облигациями: они дают право на получение дивиденда, но не дают возможности участия в управлении проектом ГЧП. Вероятно, способ конвертации облигаций в привилегированные акции может быть интересен для определенных групп частных инвесторов, с учетом того, что колеблемость котировок привилегированных акций на бирже обычно ниже, чем колеблемость котировок обыкновенных акций.

Далее, по наступлении определенного срока (или в течение срока, или до его истечения – конкретный вариант срока конвертации может быть различным, в зависимости от индивидуальных особенностей проекта ГЧП) каждый владелец облигации может принять индивидуальное инвестиционное решение – остаться ли ему по отношению к проекту в качестве кредитора (облигационера) или трансформироваться в собственника, то есть реализовать свое право на конвертацию (изменение формы инвестиционного инструмента) из облигации в обыкновенные или привилегированные акции проекта в определенной, заранее установленной пропорции.

В случае трансформации в собственника инвестор теряет право на фиксированный гарантированный процент, но приобретает возможность получения дивидендов из чистой прибыли, генерируемой проектом государственно-частного партнерства. Положение акционера является более рискованным, чем положение владельца облигаций, поскольку чистой прибыли у проекта может и не быть, и даже при наличии таковой общее собрание акционеров может принять решение о реинвестировании всей прибыли или большей ее части. Вместе с тем, в случае получения существенного экономического эффекта потенциальный размер дивидендов по проекту ГЧП также ничем не ограничен. Кроме того, собственники проекта получают часть его имущества в случае банкротства проекта в самую последнюю очередь – в этом смысле финансовые интересы держателей облигаций также в большей мере защищены. Наконец, собственники обыкновенных акций получают право на участие в управлении проектом ГЧП в форме участия в общих собраниях акционеров.

Наиболее значимыми критериями принятия решения о конвертации облигаций в акции для конкретного держателя облигаций инвестиционного проекта государственно-частного партнерства, по нашему мнению, могут быть:

а) тип частного инвестора – так, для агрессивного инвестора более предпочтительной является конвертация облигаций в акции, а для консервативного, напротив, сохранение инвестиций в проект в форме облигаций как более надежного финансового инструмента;

б) перспективы проекта – очевидно, что если в будущем с высокой долей вероятности ожидается существенный рост доходов и прибыли проекта, конвертация облигаций в акции целесообразна; если же перспективы доходности проекта ГЧП неопределенны, то частный инвестор имеет больше стимулов к страхованию возможных рисков посредством принятия решения об отказе от конвертации;

в) состояние рынка ценных бумаг в целом – в том случае, если и акции, и облигации проекта ГЧП обращаются на фондовом рынке и на рынке имеет место устойчивая тенденция роста котировок биржевого индекса, то решение о конвертации является целесообразным (в особенности, если инвестор не является излишне консервативным), поскольку обычно в условиях устойчивого долгосрочного подъема рынка ценных бумаг цена акций растет более быстрыми темпами, чем цена облигаций;

г) размер инвестиций – в том случае, если объем приобретенных частным инвестором облигаций является существенным, решение о конвертации более целесообразно, поскольку больший объем конвертированных в облигации обыкновенных акций дает инвестору больше возможности (больший объем голосов) при принятии решений в процессе управления проектом государственно-частного партнерства.

Вопрос о сроках конвертации, в соответствии с предлагаемой схемой, тоже должен решаться индивидуально, в зависимости от специфики конкретного проекта ГЧП. Очевидно, что для инновационных проектов, по которым, при высоком уровне риска, возможны в будущем крайне существенные доходы, должен быть установлен срок конвертации по принципу «до определенной даты» (например, в течение нескольких лет с начала реализации проекта ГЧП), поскольку, когда уже будет очевидно, что инновационный проект способен генерировать существенную рентабельность, подавляющее большинство облигаций будут конвертированы, что уже не вполне выгодно для государства как первоначального инициатора проекта. Напротив, если государство или муниципалитет не хотят, чтобы частные инвесторы в течение первых лет существенно вмешивались в управление проектом (например, исходя из тех или иных соображений социального плана), то срок возможной конвертации следует установить «после определенной даты».

Кроме того, вероятно, что чем дольше возможный период конвертации, тем ниже, при прочих равных условиях, должен быть процент по облигациям.

В целом, предлагаемый механизм позволит государству привлечь дополнительные инвестиционные ресурсы для реализации масштабных проектов ГЧП. Для частных инвесторов привлекательность такого рода механизма заключается в следующем:

- существенно увеличивается диапазон возможностей в сфере оптимизации параметров доходности и риска инвестиций;

- появляется возможность участия в управлении проектом ГЧП в случае принятия положительного решения о конвертации облигаций в акции;

- мелкие частные инвесторы получают возможность участия в финансировании проектов государственно-частного партнерства, поскольку обычно номинал корпоративных облигаций является довольно небольшим.

III. Вклад автора в проведенное исследование

Личный вклад автора в проведенное исследование состоит в следующем:

1. Обоснован подход к определению понятия «государственно-частное  партнерство» в узком и широком смысле, что позволяет рассматривать ГЧП не только как механизм, но и социально-экономический институт взаимодействия государственной власти и хозяйствующих субъектов.

2. Разработаны новые критерии классификации видов государственно-частного партнерства, позволяющие потенциальным субъектам ГЧП выбирать максимально предпочтительный для себя вариант партнерства в зависимости от конкретных условий возможного взаимодействия.

3. Разработан механизм привлечения частных инвестиций в проекты государственно-частного партнерства, основанный на расчете чистой приведенной стоимости проекта.

4. Предложен методический подход к определению структуры и содержания типового регионального закона «Об организации и функционировании региональных центров государственно-частного партнерства»

IV. Научная новизна и практическая значимость результатов исследования

Научная новизна результатов исследования состоит в развитии теоретических положений и разработке научно-обоснованных рекомендаций по вопросам повышения эффективности организации взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства в Российской Федерации, совершенствования механизмов государственно-частного партнерства.

Научная новизна подтверждается следующими полученными в ходе исследования научными выводами и результатами, выносимыми на защиту:

1. На основе критического анализа существующих подходов предлагается определение понятия государственно-частного партнерства. В узком смысле, государственно-частное партнерство представляет собой механизм долгосрочного взаимовыгодного взаимодействия власти и предпринимательских структур, заключающийся в инвестировании частных финансовых ресурсов в объекты государственной собственности и последующем совместном управлении ими. В широком смысле,  государственно-частное партнерство представляет собой институт долгосрочной устойчивой легальной кооперации финансово-инвестиционных, организационно-управленческих и интеллектуальных ресурсов органов государственной власти и частного предпринимательства для совместного решения социально значимых задач.

2. Выделены основные социально-экономические предпосылки и последствия формирования института государственно-частного партнерства, определяющие его социально-экономическую роль. Основными предпосылками являются недостаточность бюджетных ресурсов для решения всего спектра социально-экономических и инфраструктурных задач, необходимость поиска представителями частного бизнеса новых сфер инвестирования капитала и реализация концепции социальной ответственности бизнеса. Важнейшими последствиями развития института ГЧП выступают ускоренное эффективное решение текущих задач экономического развития, формирование среды, благоприятной для привлечения инвестиционных и кадровых ресурсов в долгосрочной перспективе, а также снижение рисков коррупционных и иных теневых, неэффективных форм взаимодействия власти и бизнеса.

3. Дополнена классификация видов государственно-частного партнерства такими классификационными признаками как множественность субъектов частного бизнеса в рамках ГЧП, роль государства в осуществлении партнерства, организация взаимоотношений власти и бизнеса, вещное право, на основе которого реализуется партнерство, и инновационная составляющая государственно-частного партнерства. Расширенная классификация позволит потенциальным субъектам ГЧП выбрать максимально предпочтительный для себя вид партнерства в зависимости от конкретных условий возможного взаимодействия власти и частных предпринимательских структур.

4. Предложен показатель мультипликатора эффективности инвестиционного проекта в зависимости от применения схем государственно-частного партнерства. Мультипликатор представляет собой отношение чистой приведенной стоимости проекта с использованием схем государственно-частного партнерства к чистой приведенной стоимости того же проекта без использования ГЧП (либо соотношение чистых приведенных стоимостей проектов с использованием различных вариантов государственно-частного партнерства). Предлагаемый показатель позволяет оценить изменение эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования того или иного варианта государственно-частного партнерства.

5.Разработан механизм привлечения инвестиций в проекты государственно-частного партнерства с использованием эмиссии и размещения конвертируемых облигаций, которые дают возможность частному инвестору в течение строго определенного срока трансформироваться из кредитора (владельца облигации) в собственника (акционера) части имущества проекта ГЧП.  Предлагаемый механизм позволит государству привлечь дополнительные инвестиционные ресурсы для реализации масштабных проектов ГЧП. Для частных инвесторов привлекательность такого рода механизма заключается в том, что существенно увеличивается диапазон возможностей в сфере оптимизации параметров доходности и риска инвестиций, а также появляется возможность участия в управлении проектом ГЧП в случае принятия положительного решения о конвертации облигаций в акции.

Теоретическая значимость исследования заключается в уточнении сущности, содержания и видов государственно-частного партнерства как важнейшей формы взаимодействия государства и субъектов частного предпринимательства, обосновании новых методических подходов к оценке эффективности государственно-частного партнерства, формировании предложений о новых методах взаимодействия власти и субъектов частного предпринимательства.

Практическая значимость исследования. Основные теоретические и методические положения доведены до уровня конкретных практических рекомендаций и могут быть использованы в практической деятельности органов власти различного уровня для принятия нормативных актов и управленческих решений по формированию и развитию системы поддержки и взаимодействия с предпринимательскими структурами.

Предложенная структура типового регионального закона «Об организации и функционировании региональных центров государственно-частного партнерства» может быть использована органами государственной власти и местного самоуправления Российской Федерации при организации РЦГЧП.

Механизм государственно-частного партнерства с использованием конвертируемых облигаций может быть использован для организации и финансирования крупных проектов ГЧП федерального и регионального значения. Предложенный показатель мультипликатора эффективности инвестиционного проекта в зависимости от использования инструментария государственно-частного партнерства может быть использован для оценки эффективности проектов ГЧП любого масштаба и отрасли экономики и социальной сферы.

Полученные результаты исследования также могут быть использованы при преподавании экономических дисциплин в высших учебных заведениях по курсам «Основы предпринимательства», «Экономика предприятия», «Государственное регулирование экономики».

V. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Козлов А.А.  Государственное регулирование предпринимательства в России и за рубежом // Экономика и управление. Российский научный журнал 2011. - №8. 0,7 п.л.
  2. Козлов А.А.  Государственно-частное партнерство: сущность, классификация // Управление экономическими системами: электронный научный  журнал,  2012. №2. URL: http://www.uecs.ru 0,6 п.л.
  3. Козлов А.А. Активизация процессов государственно-частного партнерства на основе использования конвертируемых облигаций// Управление экономическими системами: электронный научный  журнал,  2012. №2. URL: http://www.uecs.ru 0,4 п.л.
  4. Козлов А.А. Социальная ответственность в системе взаимодействия власти и частного предпринимательства// Экономика и управление. Российский научный журнал 2012. - №3. 0,4 п.л.
  5. Козлов А.А. Власть и бизнес на пути к инновациям // Стратегия инновационного развития регионов Северо-Запада России: опыт и проблемы: материалы IV  международной  научно-практической  конференции. В 2 частях, часть 1. – СПб.: Издательство Санкт-Петербургской академии управления и экономики, 2009. – 0,3 п.л.
  6. Козлов А.А. Взаимоотношение предпринимательства и власти в развитии инноваций в России на примере Санкт-Петербурга // Инновационное развитие регионов России: материалы межвузовской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов. СПб.: Издательство ГОУ ВПО «Государственная полярная академия», 2009. – 0,3 п.л.

Козлов Артем Андреевич

АВТОРЕФЕРАТ

Отпечатано с готового оригинал-макета

В Информационно-издательском центре

Санкт-Петербургского университета управления и экономики

Подписано в печать 18.04.2012.  Печать Riso.

Формат 60×841/16. Объем 1,25 п.л. Тираж 80 экз.

190103, С.- Петербург, Лермонтовский пр., 44.

Тел. (812) 451-19-15, 313-39-41







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.