WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Милевский Станислав Сергеевич

ЛИЧНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ

Специальность 08.00.01 – «Экономическая теория»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Кострома – 2012

Работа выполнена в Костромском государственном университете им.

Н.А. Некрасова

Научный консультант: Заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор, Гибало Николай Петрович

Официальные оппоненты: Вахрушев Дмитрий Станиславович, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой финансов и кредита Ярославской государственной сельскохозяйственной академии Шапошникова Вера Вадимовна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры экономической теории Костромского государственного технологического университета

Ведущая организация: Ивановский государственный энергетический университет им. В.И. Ленина

Защита состоится «16» мая 2012 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.094.01 при Костромском государственном университете имени Н.А. Некрасова по адресу: 156961, г. Кострома, ул. Мая, 16, корп. «В», ауд. «23».

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова.

Автореферат разослан «15» апреля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, к.э.н., доцент Е.Б. Степанов I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Экономическое развитие мировой и отечественной экономики в настоящее время характеризуется стремительными изменениями, которые сопровождаются усложнением экономических отношений и трансформацией качественных и количественных параметров экономических процессов под воздействием информатизации.

Становление информационного технологического способа производства, идущего на смену индустриальному, выдвигает перед современной экономической наукой проблему комплексного осмысления происходящего.

Учет многообразия новых факторов и новых тенденций экономической динамики вызывают необходимость развития экономической науки, что продиктовано причинами как нормативного, так и позитивистского характера. В полной мере это относится и к исследованию личных экономических интересов – одной из основополагающих категорий экономической науки, неотъемлемому элементу общественного воспроизводства. Наблюдаемые на поверхности под воздействием информатизации изменения как в системе потребностей, так и в области мотивации субъектов, нередко демонстрирующие усиление внешней иррациональности индивидуального экономического поведения, существенно актуализируют проблематику исследования личных интересов в информационной экономике. При этом сложность поставленной задачи, необходимость выявления глубинных причинно-следственных связей между личными интересами и информатизацией экономических отношений, ориентирует на оправданность методологического синтеза, сочетания методологического инструментария разных направлений экономической науки. Немаловажно и то, что в контексте нормативного аспекта весьма значимым представляется постоянное накопление и углубление знаний о закономерностях формирования, проявления и реализации личных экономических интересов в целях выработки наиболее взвешенных управленческих решений и адекватного государственного регулирования имманентно усложняющихся социальноэкономических процессов. Тем самым познание внутренней природы, выявление специфики, характерных черт и форм осуществления личных экономических интересов в информационной экономике выступает необходимой предпосылкой формирования эффективной системы согласования и гармонизации экономических интересов.

Состояние научной разработанности проблемы. На ранних этапах развития экономической науки личные интересы с различных сторон рассматривали античные философы Демокрит, Платон, Аристотель, мыслители средневековья Ф. Аквинский и Ф. Бэкон, философы-просветители ХVIII в. К. Гельвеций, П. Гольбах, Д. Дидро, Э.Б. де Кондильяк, один из основоположников экономического либерализма А. Тюрго, социалистыутописты А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн. В дальнейшем особое внимание личным интересам уделялось в работах классиков политической экономии А. Смита и Д. Риккардо, основателей марксистской научной парадигмы К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, Г.В. Плеханова и др. Существенный вклад в разработку проблематики личных интересов и их роли в мотивации индивидуального экономического поведения внесли работы зарубежных исследователей Е. Бём-Баверка, Г. Беккера, Дж. Кейнса, Ф. Котлера, Р. Коуза, Р. Мак-Айвера, Д. МакФаддена, А. Маршалла, А. Маслоу, К. Менгера, А. Пигу, А. Сена, Ф. Хайека, П. Хейне и др. В отечественной науке авторами глубоких политико-экономических и теоретико-прикладных исследований, посвященных личным экономическим интересам, являются Л.И. Абалкин, В.М. Агеев, Р.А. Белоусов, Е.Ф. Борисов, Н.Н. Бородин, Б.Я. Гершкович, Г.А. Егиазарян, Т.А. Заславская, А.Г. 3дравомыслов, Ф.П. Кошелев, В.В. Куликов, В.Н. Лавриненко, В.И. Лившиц, В.А. Медведев, В.М. Мелиховский, И.Я. Обломская, В.В. Радаев, Е.М. Скаржинская, И.И. Столяров, И.С. Шаршов и др. Особенности формирования и реализации личных экономических интересов в условиях транзитивной экономики анализируют В.С. Автономов, М.К. Басков, Б.Д. Бабаев, Н.П. Гибало, Л.С. Гребнев, П.А. Канапухин, И.Т. Корогодин, О.Ю. Мамедов, П.А. Игнатовский, В.И. Пефтиев, П.В. Таранов, Ю.И. Хаустов, Н.С. Чернецова, В.М. Юрьев и др. Отдельные прикладные аспекты взаимосвязи экономических интересов и функционирования отечественной экономической системы нашли отражение в работах Н.А. Александровой, З.В. Брагиной, А.В. Бузгалина, Д.С. Вахрушева, В.П. Дудяшовой, Р.И. Капелюшникова, А.И. Колганова, Р.М. Нуреева, В.М. Полтеровича, Н.Н. Свиридова, М.И. Скаржинского, А.И. Тяжова, Р.А. Яковлева и др. В диссертации личные экономические интересы рассматриваются в условиях становления информационной экономики, которая как феномен подробно исследуется в работах С.А. Дятлова, В.Л. Иноземцева, М. Кастельса, Э.Г. Кочетова, М.В. Кулакова, Л.С. Леонтьевой, А.Г. Мовсесяна, Р.М. Нижегородцева, А.А. Пороховского, А.Г. Поршнева, Е.Б. Степанова, А.И. Татаркина, Ф. Уэбстера, Р.И. Цвылева и др. Вместе с тем, при достаточно большом объеме научной литературы, посвященной различным аспектам проблематики экономических интересов, остаются неразработанными многие теоретические проблемы, к числу которых следует отнести особенности формирования и реализации личных интересов в условиях информатизации экономических отношений.

Гипотеза. Исследование личных экономических интересов позволит:

во-первых, рассмотреть личные интересы как априорную теоретическую модель, генерирующую формирование информационной экономики; вовторых, верифицировать и теоретически подтвердить значимость и достоверность данной модели в формате методологического синтеза институциональной и поведенческой теории; в-третьих, определить основные тренды трансформации личных интересов в системе информационных экономических отношений и усилить категориальный аппарат современной экономической науки.

Цель исследования состоит в том, чтобы в контексте формирования информационной экономики определить особенности функционирования личных интересов в системе экономических отношений, а также показать воздействие этих интересов на информационные процессы модернизации народного хозяйства.

Поставленная цель определила решаемые задачи:

- рассмотреть личные интересы как объект политикоэкономических исследований и раскрыть их содержание в контексте методологического синтеза институциональной и поведенческой теории;

- уточнить характеристику информационной экономики и выявить внутренние причины её формирования с учётом фактора личных экономических интересов;

- выявить каналы воздействия информатизации на трансформацию индивидуальных экономических интересов;

- на основе рассмотрения сочетания и взаимодействия каналов влияния информатизации на личные интересы объяснить природу роста потребительской активности в информационной экономике;

- раскрыть особенности формирования и реализации личных интересов в России в условиях информатизации.

Объектом исследования в диссертации выступают личные экономические интересы. Предмет исследования – экономические отношения, отражающие процессы формирования и реализации личных экономических интересов в информационной экономике.

Методологические и теоретические основы исследования определяются сочетанием нормативных и позитивных принципов анализа, использованием методологического синтеза институциональной и поведенческой экономической теории. Исследование базируется на принципах единства исторического и логического, а также критическианалитического подхода к анализу экономических явлений, противоречивом характере общественных процессов, обращении к общественной практике как критерию истины. В качестве теоретических основ в диссертации используются разработки и научные концепции различных экономических школ и направлений: классической политической экономии, марксизма, неоклассической теории, институционализма, эволюционной теории, теории глобализации, новой политической экономии, поведенческой экономической теории. В процессе исследования институциональных факторов формирования и реализации личных интересов в информационной экономике автор опирался на теоретические разработки как основоположников традиционного и нового институционализма Т. Веблена, Дж. Бьюкенена, Дж.К. Гэлбрейта, Дж. Коммонса, У. Митчелла, Р. Коуза, О. Уильямсона, Г. Беккера, Дж. Стиглера, Дж. Стиглица, Д. Норта, так и российских ученых В. Автономова, Н. Гибало, Р. Капелюшникова, В. Маевского, Р. Нуреева, А. Олейника, В. Полтеровича, В. Радаева, М. Скаржинского, Е. Скаржинской, В. Тамбовцева, А. Шаститко и др. Кроме того, на формирование авторской концепции повлияли работы представителей поведенческого направления экономической науки С. Делавиньи, Д. Канемана, Дж. Катоны, Х. Лейбенстайна, Ю. Ольсевича, И. Павлова, Г. Саймона, В. Смита, Л. Сэвиджа, А. Тверски и др.

Область исследования. Диссертация выполнена в соответствии с п.

1.1. Политическая экономия: структура и закономерности развития экономических отношений; экономические интересы; теория «информационной», «постиндустриальной» экономики и «экономики, основанной на знаниях» специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК.

Цели, задачи, объект и предмет исследования определили структуру и логику диссертации, состоящую из двух глав, в которых последовательно анализируются теоретико-методологические основы и институционально-поведенческие аспекты формирования и реализации экономических интересов, выявляются особенности функционирования информационной экономики в контексте взаимообусловленности с закономерностями трансформации экономических интересов, обосновываются направления информационного воздействия на процессы формирования и реализации личных экономических интересов.

Научная новизна работы заключается в следующем:

1. Конкретизировано содержание экономических интересов на основе комплексного использования методологического аппарата институциональной и поведенческой экономической теории. Во-первых, институциональный подход ориентирует на необходимость учета социальной обусловленности экономических интересов от совокупности сложившихся норм и правил экономического поведения. Во-вторых, в рамках поведенческой экономики интерес целесообразно обозначить как результат обработки субъективно значимой информации, поступающей в процессе социально-экономической деятельности и формирующей мотивы экономического поведения индивидов. Тем самым интерес есть феномен взаимодействия субъектов с внешней средой в процессе экономической деятельности по поводу конкретизации потребности и условий ее удовлетворения, проявляющийся через субъективную оценку значимости того или иного блага.

2. В контексте методологического синтеза институционального и поведенческого подходов информационная экономика представлена как совокупность институциональных изменений, осуществляемых посредством информатизации производительных сил и обусловленных спецификой процесса формирования и реализации личных интересов. На основе этого доказано, что вектор информационной трансформации норм индивидуального экономического поведения и взаимодействия между экономическими субъектами задан сущностными характеристиками и сложной психоэмоциональной и социальной природой принятия решений. В связи с этим информатизация общества представлена как этап эволюции институциональных форм согласования личных интересов.

3. Произведена оценка роли и направлений воздействия информационной экономики на трансформацию личных экономических интересов.

На базе этого выделены и классифицированы каналы влияния информационной экономики на изменение личных интересов (воспроизводственный, канал кастомизации, финансовый, коммуникационный, мотивационностимулирующий, познавательный, канал сервисизации, интеллектуальный, социальный, иждивенческий).

4. Доказано существование синергетического эффекта, обеспечивающего стремительный рост потребительской активности в информационной экономике и связанного с тем, что в современном обществе удовлетворение информационных потребностей направлено на потребительское знание. Тем самым синергетический эффект возникает на основе комплементарного сочетания и взаимодействия мотивационно-стимулирующего, познавательного и коммуникационного каналов влияния информатизации на личные экономические интересы.

5. Выявлены особенности формирования и реализации личных интересов в национальном хозяйстве в условиях информатизации, обусловленные спецификой институциональной среды и эксклюзивами проникновения процессов информатизации в глубинную основу социальноэкономической практики.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивается соответствием выбранной методологии поставленным цели и задачам, наличием системы логических доказательств и аргументов, подтверждением теоретических посылок фактическим материалом, практическими результатами, содержащимися в аналитических и информационных материалах, собранных автором в ходе исследования.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что на основе институционализма и поведенческой экономической теории разработаны новые теоретические обоснования функционирования личных интересов в условиях информатизации. Тем самым, выполненное диссертационное исследование расширяет существующее в экономической литературе направление изучения экономических отношений информационного общества, дополняет его теоретический аппарат, создает возможность дальнейшего углубленного исследования современных тенденций трансформации экономических интересов и развития института потребления. Практическая значимость исследования заключается в обосновании необходимости активизации и расширения состава инструментов государственного регулирования экономических интересов в контексте воздействия на синергетический эффект роста потребительской активности в современных условиях с позиции институциональной и поведенческой экономической теории. Результаты работы могут быть использованы в преподавании закономерностей формирования и реализации личных интересов в системе экономических отношений информационной экономики.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации получили апробацию на различных международных и межрегиональных конференциях, прошедших в 2008-2012 гг., где автор выступал с докладами и сообщениями, большинство из которых опубликованы:

Международной научно-практической конференции «Экономическая наука – хозяйственной практике» (Кострома, КГУ им. Н.А. Некрасова, 2008-2011 гг.), Шестой межрегиональной университетской научнопрактической конференции «Актуальные проблемы современной экономической науки» (Ярославль, РГГУ, 2011 г.), Всероссийской научнопрактической конференции «Инновационные процессы в экономике и обществе» (Чебоксары, ЧИЭиМ, 2012), Межвузовской научно-практической конференции «Особенности социально-экономической и финансовой политики в условиях модернизации современного общества» (Воронеж, ВЗФЭИ, 2012). Отдельные теоретические положения диссертации используются в процессе подготовки и преподавания учебной дисциплины «Институциональная экономика» в Костромском государственном университете им. Н.А. Некрасова. По теме диссертации автором опубликовано работ. Объем публикаций по теме диссертации составляет 6,6 печатных листа.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Конкретизировано содержание экономических интересов на основе комплексного использования методологического аппарата институциональной и поведенческой экономической теории. Проблематика исследования категории «экономический интерес» занимает значительное место в экономической науке, что обусловлено её многоплановостью и философской глубиной. В наиболее общем виде интересы представляют собой объективные мотивы деятельности людей, отражающие их место в системе общественного производства. При этом они являются порождением и социальным проявлением потребностей – интерес возникает, когда удовлетворение потребности осознается как конкретная цель. Тем самым автор соглашается с мнением о недопустимости отождествления экономических интересов и потребностей, а также с доминированием интересов в цепочке «потребность-интерес-мотив». В то же время, потребности и способы их удовлетворения отражают причину и форму проявления экономических интересов. В этой связи исследование глубинной природы личных экономических интересов сталкивается с проблемой рациональности экономического поведения индивидов, что вытекает из предположения об осознанности индивидами своих интересов. Неоклассическое понимание закономерностей формирования потребительских предпочтений основано на допущении о рациональности экономического субъекта, способного находить наиболее выгодные решения и максимизировать полезность потребляемых благ. Такая позиция в современной экономической науке подвергается значительной критике. В частности, отмечается, что реальные потребители не в состоянии осуществлять оптимальный выбор в условиях нарастающей сложности. Более того, в действительности наблюдается нестабильность предпочтений экономических агентов во временном и ситуационном аспектах. Необходимость уточнения сложной природы экономических интересов в этом контексте оправдывает целесообразность обращения к методологии институционального направления в экономической науке. В рамках институционализма нерациональность экономического поведения объясняется тем, что на реальный потребительский выбор существенное влияние оказывают институты – сложившиеся формальные и неформальные нормы и правила поведения. Воздействие институтов на формирование личных интересов и дальнейший потребительский выбор проявляется в том, что они уменьшают неопределенность в ходе социально-экономического взаимодействия и структурируют правила повседневной жизни. Кроме того, и на процесс формирования интереса, и на процесс выбора способа его реализации в форме активной деятельности индивидов влияют такие факторы институционального характера, как социальное соперничество и стремление к подражанию. Таким образом, институциональный подход ориентирует на необходимость учета социальной обусловленности экономических интересов от совокупности сложившихся норм и правил экономического поведения.

Вместе с тем, объясняя иррациональность экономического поведения, институциональный подход по-прежнему не позволяет в должной мере ответить на вопрос о внутренней природе экономических интересов, обусловленных, в свою очередь, сложной природой индивидуальных потребностей. По мнению автора, решение данной проблемы возможно через обращение к выводам поведенческой экономической теории, повышающей объяснительную способность традиционной экономической науки за счет более реалистичного психологического обоснования поведения индивидов и учитывающей в явном виде психологические особенности человеческого восприятия, суждения и действия. Значимость такого обращения в процессе изучения природы личных интересов объясняется тем, что поведенческая экономика способствует дальнейшему прояснению и уточнению различий между нормативным и позитивным исследованием процессов принятия решений. В терминах поведенческой экономики в работе экономический интерес предложено рассматривать как объективный результат психической обработки субъективно значимой информации, поступающей в процессе социально-экономической деятельности и формирующей мотивы экономического поведения индивидов. Иначе говоря, интерес есть феномен взаимодействия субъектов с внешней средой по поводу конкретизации потребности и условий ее удовлетворения, проявляющийся через субъективную оценку значимости того или иного блага. При этом включение в экономический анализ поведенческих факторов позволяет сделать вывод о производности личных интересов от инстинктов, эмоций, черт характера, психофизических процессов, механизмах высшей нервной деятельности человека. Учет приоритетности психоэмоциальных факторов позволяет объяснить многие парадоксы, наблюдаемые в потреблении реальных индивидов и показывающие возможную внешнюю иррациональность личных интересов (например, избыточное потребление высококалорийных продуктов питания). Автор полагает, что комплексное применение институционального и поведенческого подходов обусловлено их непротиворечивостью и потенциальной взаимодополняемостью. Таким образом, осуществленный в работе методологический синтез позволяет объяснить объективную иррациональность экономического поведения, традиционно рассматриваемую с позиции максимизации полезности, наличием совокупности институционально-поведенческих факторов. Основываясь на выводах представителей институционального и поведенческого направлений, можно утверждать, что личные интересы формируются на основе сложного комплекса индивидуальных и коллективных психологических предпочтений, опыта, привычек, интуиции, сложившихся норм и правил.

2. В контексте методологического синтеза институционального и поведенческого подходов информационная экономика представлена как совокупность институциональных изменений, осуществляемых посредством информатизации производительных сил и обусловленных спецификой процесса формирования и реализации личных интересов. Стремительные изменения в экономическом поведении индивидов в условиях становления информационной экономики и проявления постиндустриальных тенденций потребовали уточнения сущности процессов информатизации экономических отношений, а также закономерностей их формирования в контексте проблематики личных экономических интересов. В работе показано, что информатизация является сложным, многоплановым и неоднозначным явлением, отражающим существенное и возрастающее влияние информационных технологий на все аспекты социально-экономической жизни общества. В экономической науке предлагаются различные подходы к пониманию феномена «информатизации». Первоначально наибольшее развитие получил количественный подход, заложивший основу статистической теории информатизации. Принципом семантической теории информатизации является исследование ее качественных характеристик, среди которых выделяются полезность, полнота, оперативность. Для прагматической теории важными являются свойства достоверности, адекватности, экономичности информатизации. Существенный прорыв в развитии теории информатизации совершен с появлением функционально-кибернетической концепции, рассматривающей принцип единства информации и управления в самоорганизующихся и самоуправляющихся социально-экономических системах. В этой теории информатизация лежит в основе обеспечения устойчивого развития экономических систем.

Учитывая обозначенные этапы развития теории информатизации, можно сделать вывод о том, что информатизация экономических отношений представляет собой доминирующую тенденцию постиндустриального развития, связанную с внедрением в экономические отношения информационных технологий. Информационная экономика в целом характеризуется такими особенностями, как становление информации как самостоятельного фактора производства, расширение масштабов информационной деятельности страны, создающей новые рабочие места в информационной индустрии (ядро которой составляют производство компьютерной техники, средств автоматизации, коммуникации и программных продуктов), автоматизация производственных процессов и человеческой деятельности, влияние информации на альтернативы решения социальных задач. Указанные особенности определяют характер влияния информатизации на трансформацию экономических отношений.

Вместе с тем, автор полагает возможным и необходимым рассматривать информационную экономику как закономерный этап эволюции институциональных форм согласования личных интересов. Это вытекает из нацеленности личных экономических интересов на удовлетворение потребностей, которые, в свою очередь, в экономике рыночного типа напрямую зависят от обмена результатами труда с другими субъектами. Иначе говоря, реализация личного интереса становится возможной через удовлетворение интересов других субъектов, о чем убедительно говорили представители классической политической экономии. Следовательно, уровень удовлетворения индивидуальных потребностей и степень реализации личных интересов являются производными от развитости общественного разделения труда, которое неотделимо от способов обмена и передачи информации между субъектами. Информацию в данном случае следует понимать, с одной стороны, как набор сигналов, передаваемых от носителя информации к потребителю, с другой стороны, как совокупность информационных сигналов, генерирующих формирование социальноэкономических институтов в целях удовлетворения потребности в снижении неопределенности. Иначе говоря, от степени доступности информации в широком смысле зависит разнообразие и уровень удовлетворения потребностей, а значит, и реализация личных экономических интересов. Одновременно формируются необходимые предпосылки для институциональной экспансии и диффузии, что трансформирует институциональную среду хозяйствования в направлении ориентированности на личные интересы. Таким образом, эволюция общества направлена на повышение степени информированности субъектов, совершенствование способов и инструментов накопления и передачи информации. В работе показано, что логическая связь представленных рассуждений усиливается при рассмотрении личных экономических интересов в контексте методологического синтеза институционального и поведенческого подходов. Речь в данном случае идет о том, что разнообразие интересов и потребностей является зависимым от возможного количества обрабатываемой индивидами субъективно значимой информации, формирующей мотивы экономического поведения индивидов. Одновременно в координатах методологического индивидуализма уместно сослаться на объяснение содержания институтов интересами индивидов. Таким образом, в работе доказано, что вектор информационной трансформации норм индивидуального экономического поведения и взаимодействия между экономическими субъектами задан сущностными характеристиками и сложной психоэмоциональной и социальной природой принятия решений.

3. Произведена оценка роли и направлений воздействия информационной экономики на трансформацию экономических интересов.

Автор полагает, что влияние информационной экономики на трансформацию системы экономических интересов индивидов целесообразно проследить через выделение каналов, по которым осуществляется данное воздействие. При этом необходимо учитывать промежуточное положение интересов между потребностями индивидов и действиями для их удовлетворения (см. рисунок 1).

В первую очередь выделяется «воспроизводственный» канал, обусловленный тем, что информатизация оказала существенное влияние на содержание воспроизводственных процессов. В данном случае мы имеем ввиду наиболее осязаемую взаимосвязь между появлением новых информационно-компьютерных технологий и экономическим развитием. Накопленные, усвоенные и используемые информация и знания играют роль главного производственного ресурса и фактора развития. Именно резкий рост производительности труда, обусловленный проникновением информационных технологий во все стадии воспроизводственного процесса, создал объективные предпосылки для увеличения потребления, которое отражает рост потребностей и тем самым демонстрирует доминирование потребительского мотива в системе личных экономических интересов индивидов. В какой-то степени производным (и в то же время самостоятельным) от воспроизводственного канала является канал «кастомизации», под которым в рамках диссертационного исследования понимается производство персонифицированных товаров, нашедших покупателя ещё до своего производства, что становится возможным только благодаря информационным технологиям. Расширение разнообразия товаров и услуг в ответ на развитие спроса становится типичной и хорошо оправдывающей себя стратегией конкурентной борьбы.

И Н Ф О Р М А Т И З А Ц И Я П О Т Р Е Б Н О С Т И М О Т И В Ы ЛИЧНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ Рисунок 1 – Каналы влияния информатизации на личные экономические интересы Конкуренция привела к тому, что доступное по цене изделие должно не просто соответствовать индивидуальным требованиям потребителя, а совпадать с ними. Для промышленности это означает необходимость решения сложнейшей информационно-технологической задачи – организации массового производства по индивидуальным заказам, что возможно только с помощью современных информационных технологий, в том числе через приём заказов потребителей через Интернет. Автор обращает внимание на то, что как таковой феномен кастомизации находит свое объяснение в рамках примененного ранее синтеза институционального и поведенческого подходов. Индивидуализация потребления, отражающая специфичность личных экономических интересов на современном этапе, может рассматриваться как своеобразный протест против стандартизации потребления, возникшей на этапе формирования индустриальной экономики – технологические возможности, реализующиеся на основе монополистической концентрации промышленных предприятий, сглаживали инсоциальный канал финансовый канал канал сервесизации канал кастомизации иждивенческий канал познавательный канал интеллектуальный канал коммуникационный канал воспроизводственный канал мотивационно-стимулирующий канал дивидуальные различия, что привело к росту спроса на персонализацию.

Очевидно, что данный протест как распространенная норма поведения обусловлен психоэмоциональными факторами, а именно биологической и генетической предрасположенностью природы человека к индивидуализации и самоидентификации, проявляющейся в стремлении отличаться от других. Более того, сам «протест» отражает психоэмоциональные закономерности поведения индивидов. Данный контекст рассмотрения проблематики влияния информатизации на личные экономические интересы также подтверждает оправданность и необходимость комплексного применения методологии институционального и поведенческого подходов.

Также автор показывает особое значение «мотивационностимулирующего» канала, проявляющегося в том, что информационные технологии позволяют не только донести информацию о товаре или услуге до потенциального потребителя, но и стимулируют к активному их потреблению. Значимость данного канала для динамичного развития современных экономических систем трудно переоценить. На практике покупательский процесс начинается с формирования экономического интереса, то есть именно с того момента, когда индивид осознает потребность в продукте или услуге. Тем самым генерация знания потребителя о продукте выступает необходимой предпосылкой формирования экономических интересов. Автор считает, что особенно значимым является «финансовый» канал, влияние которого также представляется многоаспектным.

Благодаря информационным технологиям возникают принципиально новые услуги со стороны кредитных институтов – пластиковые карты, Интернет-банкинг, мобильный банкинг и т.д. Одновременно с этим существенно видоизменяется механизм предоставления традиционных банковских услуг. Возникшая доступность финансовых ресурсов позволяет удовлетворять потребности потребителей без наличия денежных средств, что непосредственно влияет на изменение личных экономических интересов. Отметим при этом произошедшие институциональные трансформации – приобретение товаров и услуг в кредит становится устойчивой нормой экономического поведения, на которой во многом основывается функционирование современного «общества потребления». «Коммуникационный канал» проявляется в том, что формирование информационного общества характеризуется новыми формами коммуникации, которые придают специфику взаимодействию между людьми. Всемерное распространение сотовой связи и популярность социальных сетей являются убедительным подтверждением этого. Автор солидаризируется с мнением М. Кастельса о том, что социум коммуникативен по своей сути, он является миром общения, в котором новые информационные технологии становятся одним из важнейших инструментов ориентации человека в пространстве и взаимодействия людей друг с другом. На уровне экономической теории приоритетность данного посыла демонстрирует возросшую значимость потребности в общении (которая принимает экономические грани) и одновременно объясняет специфику экономических интересов и потребностей, их нерациональность в координатах традиционного подхода, ставящего во главу угла максимизацию полезности. В дальнейшем автор определяет «познавательный» канал, связанный с тем, что информатизация усиливает потребности индивидов в получении новой информации и новых знаний. В качестве доказательства данного тезиса уместно сослаться на данные Фонда общественного мнения, в соответствии с которыми вторым по популярности мотивом пользователей Интернета (после общения) выступает получение новых знаний в той или иной области (за рамками профессионального использования данной информации).

Значимость этого позволяет говорить о существовании разновидности личных интересов – информационном интересе, выступающем выражением информационных потребностей, активной формой их существования.

Проявляясь на стадии информационно-потребительской деятельности, информационный интерес обусловливает внутреннюю структуру деятельности человека по формированию информационной потребности.

Также в работе выделены каналы «целеполагания», связанные с изменением форм и способов реализации осознанных индивидами экономических интересов. Если в первом случае речь шла о том, что информатизация существенно повлияла на формирование потребностей и тем самым трансформировала экономические интересы индивидов, то теперь имеются ввиду изменения в их воплощении в объективно-реальном результате деятельности, поскольку интересы отражаются в сознании людей в виде поставленных целей и побуждений воли к их достижению. Канал «сервисизации» проявляется в том, что благодаря информатизации сфера услуг стала доминирующей и прогрессирующей областью применения общественно необходимого труда. В работе показано, что сервисизация экономики характеризует два взаимосвязанных и взаимообусловливающих процесса. Во-первых, это возрастание удельного веса услуг в макроэкономических показателях, численности занятого населения, количества хозяйствующих субъектов. Во-вторых, это проникновение услуг в процесс материального производства. Как следствие в контексте проблематики экономических интересов и рассмотрения «целеполагающего» аспекта сервисизация рассмотрена автором комплексно. С одной стороны, сервисизация влияет на выбор индивидами сфер трудовой деятельности. С другой стороны, она создает предпосылки для развития малого предпринимательства, ориентированного на сферу услуг, в том числе информационного характера. Близким по содержанию является «интеллектуальный» канал, под которым понимается возросшая под воздействием процессов информатизации роль интеллектуального капитала, воплощенного в знаниях, умениях, опыте, квалификации людей. В современных условиях интеллектуальный капитал оказывает наиболее сильное влияние на процессы эволюционной социализации общества. Его ведущая роль в этих процессах среди других разновидностей капитала знаменует начало перехода капиталистического общества в новую инновационную фазу своего развития – в общество социализированной капитализации знаний. В таком обществе знания, включаясь в интеллектуальный капитал, все больше и больше становятся непосредственной производительной силой, воспроизводящей инновационный характер его эволюции. Применительно к проблематике реализации индивидуальных экономических интересов значимость интеллектуального канала проявляется в том, что в современных условиях возрастает интенсивность труда, наиболее конкурентоспособными становятся те субъекты, которые способны адекватно обрабатывать и генерировать информационные потоки. Иначе говоря, степень реализации личных интересов и уровень удовлетворяемых потребностей напрямую связывается со способностью индивидов к постоянному саморазвитию и приращению интеллектуального капитала, который, в свою очередь, неотделим от количества и качества обладаемой информации. Также в диссертации выделен «социальный» канал, тесно связанный с представленным ранее «коммуникационным» каналом и понятием социального капитала, выражающего связи между людьми. При этом имеются ввиду специфические связи, которые сопряжены как с ожиданиями определенного поведения от вовлеченных в эти связи людей, так и с их взаимными обязательствами. Тем самым в диссертации социальный капитал рассматривается в политэкономическом смысле, поскольку он может накапливаться, конвертироваться в другие формы капитала, приносить выгоду в материальной форме его обладателю. В результате коммуникации между индивидами посредством информационных систем позволяют удовлетворять не только потребности в общении как таковом, но и выступают значимым условием реализации экономических интересов. Весьма специфическим представляется «иждивенческий» канал. В определенной степени он является производным от воспроизводственного канала и канала «сервисизации». Трансформация производительных сил под воздействием информационных технологий привела не только к кардинальным сдвигам в структуре занятости, но и значительно усугубила проблему безработицы. В этих условиях проводимая государством социальная политика становится объективной необходимостью, при этом одновременно приводит к росту иждивенческих настроений. Усиление данной негативной тенденции осуществляется под воздействием фактора мультипликативности – рост государственных расходов на фоне снижения мотивации к труду стимулирует совокупный спрос и становится одним из ключевых факторов экономического развития. В результате формируется своеобразная ловушка, внешним подтверждением которой выступает текущий долговой кризис в странах Евросоюза.

4. Доказано существование синергетического эффекта, обеспечивающего стремительный рост потребительской активности в информационной экономике и связанного с тем, что в современном обществе удовлетворение информационных потребностей направлено на потребительское знание. Выявленные ранее каналы определяют направления, по которым процессы информатизации воздействуют на изменение личных экономических интересов. Несмотря на существенность всех вышеперечисленных каналов, особое влияние на динамику современного экономического развития имеют «мотивационно-стимулирующий», «коммуникационный» и «познавательный» каналы (см. рис. 2).

И Н Ф О Р М А Т И З А Ц И Я мотивационно-стимулирующий канал коммуникационный познавательный канал канал Синергетический эффект рост потребительской активности О Б Щ Е С Т В О П О Т Р Е Б Л Е Н И Я Рисунок 2 – Синергетическое влияние мотивационно-стимулирующего, коммуникационного и познавательного каналов на рост потребительской активности Именно современные информационные технологии позволяют донести до индивидов как декларативное (общее представление о покупке), так и процедурное (подробные сведения) знания, при этом активно задействуются эмоциональные аспекты. В работе показано, что в действительности механизм осознания экономического интереса представляет собой сложный процесс, включающий ряд взаимосвязанных стадий обработки потребителем информации. Однако и в этом случае правомерно говорить об особой значимости институционально-поведенческих факторов. Так, в контексте рассмотрения современных тенденций изменения характера личных интересов и воздействия «мотивационно-стимулирующего» канала особое внимание привлекает феномен значительно возросшей эмоциональной окраски процессов реализации товаров и услуг, отражающий эволюцию потребительских ценностей и фактически демонстрирующий преобладание нерациональности современного спроса, а также снижение функциональности индивидуального потребления. В отдельных работах указанный феномен получил название «экономика впечатлений». Действительно, современный маркетинг наиболее существенное влияние уделяет эмоциональной составляющей при организации стимулирования продаж. В работе отстаивается позиция, что объяснение подобной тенденции возможно в рамках ранее представленного методологического синтеза институционального и поведенческого направлений экономической науки, в контексте которого наиболее четко обозначена возросшая роль институциональных и особенно психоэмоциальных факторов формирования личных экономических интересов.

Дальнейшее рассмотрение специфики проявления познавательного и коммуникационного канала позволяет особо отметить тот факт, что информационные потребности (подкрепленные мотивационностимулирующим воздействием) выступают все большим мотиватором экономической деятельности людей. При этом наблюдается синергетический эффект, связанный с тем, что в современном обществе удовлетворение информационных потребностей зачастую направлено на потребительское знание. Таким образом, генетическая предрасположенность человека к восприятию новой информации, врожденное любопытство, о котором говорят представители поведенческой экономической теории, наслаиваясь на безграничные возможности современных информационных технологий, приводят к колоссальному росту спроса, являются основными факторами динамики экономического развития. При этом ориентация на целесообразные нормы потребительского поведения, обусловленная усилением социально общения по каналам информационных систем, приводит к синхронизации индивидуальных экономических интересов. В результате можно сделать вывод о том, что информатизация является объективным инструментом формирования общества потребления. В этой связи позиция автора дополняет имеющуюся в экономической науке точку зрения У. Витта, объясняющего рост потребления возрастающим разнообразием потребительских товаров, предлагаемых на рынках на основе возрастающей специализации спроса потребителей, а также увеличением потребительского знания.

5. Выявлены особенности формирования и реализации личных интересов в национальном хозяйстве в условиях информатизации, обусловленные спецификой институциональной среды и эксклюзивами проникновения процессов информатизации в глубинную основу социально-экономической практики. Проведенный в диссертации анализ показал, что особенности трансформации процессов формирования и реализации личных экономических интересов в России под воздействием информатизации экономики обусловлены рядом факторов. Прежде всего, активное проникновение информационных технологий по времени совпало с рыночными реформам начала 1990-х гг. (хотя отдельные аспекты информатизации имели место и дореформенный период). Поэтому переход к информационной экономике сопровождался нестабильностью политического и экономического положения в стране. Более того, можно говорить о наслоении двух тенденций – кардинальных социально-экономических преобразований в результате формирования экономической системы рыночного типа, и шедших параллельно процессах информатизации. На основе синтеза институционального и поведенческого подходов в работе сделан вывод о том, что данное наслоение существенно повлияло на рост индивидуализации, на концентрацию внимания индивидов именно на реализации личных экономических интересов. В институциональном плане это обусловлено активным импортом рыночно-западных образцов экономического поведения, что осуществлялось при непосредственном использовании информационных технологий. В поведенческом смысле обозначенные институциональные изменения стали возможными благодаря сложной природе человека и его биологической нацеленности на выживание. В то же время в работе показано, что неоднозначность результатов рыночного реформирования на фоне информатизации общества объясняется тем, что формирование личных экономических интересов во многом обусловлено спецификой национального экономического менталитета.

Менталитет как характеристика экономической жизни людей выступает системой взглядов, оценок, норм и умонастроений, основывающейся на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях и задающей вместе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного иерархию ценностей, а следовательно и характерные для представителей данной общности убеждения, идеалы, склонности, интересы и другие социальные установки, отличающие эту общность от других. Иначе говоря, национальная экономическая ментальность, будучи основополагающим неформальным институтом, формируется под влиянием объективных условий жизни нации и определяет характер социальноэкономических норм – формальных институтов, которые, в свою очередь, формируют историческую траекторию хозяйственного развития национальной экономической системы. Автор солидаризируется с мнением о том, что для российской экономической ментальности является достаточно значимым и характерным преобладание коллективистских ценностей над индивидуальными. Такая традиция сложилась исторически под влиянием совокупности природно-географических факторов и была усилена в период функционирования административно-командной экономики. На основе доминирования государственных формальных институтов преобладало мнение о приоритетности общественных интересов над коллективными и личными. При этом личный интерес рассматривался через удовлетворение двух других форм интересов. Иначе говоря, реализация общественного интереса выступает основой удовлетворения коллективного, а удовлетворение коллективного интереса формирует условия для удовлетворения личных интересов. Очевидно, что такая установка, существовавшая на протяжении длительного периода времени, выступает своеобразным тормозом на пути формирования принципиально иной, рыночноиндивидуалистической, институциональной среды.

Дальнейший анализ показал, что выявленные и представленные ранее каналы влияния информатизации на изменение личных экономических интересов в целом характерны для отечественной экономики, однако имеют свою специфику. В частности, достаточно специфическим является воспроизводственный канал. Российская экономика характеризуется крайне неравномерным и при этом недостаточным проникновением информационных технологий в реальное производство. Имеющиеся примеры активной компьютеризации производительных сил, как правило, связаны с размещением на российской территории иностранных предприятий. Схожие тенденции характерны для канала сервисизации, что в совокупности определяет специфичность интеллектуального канала, который, в свою очередь, недостаточно развит в силу инерционности института образования. В то же время финансовый, мотивационно-стимулирующий, коммуникативный, познавательный и социальный каналы соответствуют общемировым тенденциям. Автор указывает на то, что формирование общества потребления, представленное раннее как результат синергетического эффекта влияния информатизации на формирование и реализацию личных экономических интересов, в России ограничивается проблемой дифференциации доходов, сопровождаемой и усиливаемой региональными факторами. Уровень потребления различных социальных групп значительно отличается, что не может не отражать различий в процессах формирования и реализации личных интересов, а также в степени влияния информационных факторов. В работе отмечено, что данная тенденция есть результат влияния не только объективных факторов, связанных с низким уровнем доходов и оплаты труда, отсутствием социальных лифтов и т.д., но и в значительной мере выступает логическим отражением неоднородности институциональной среды, опосредующей мотивационные аспекты личных интересов индивидов. Тем самым в институционально-поведенческом плане правомерно говорить о дифференциации общества с точки зрения целеполагания.

В заключении сформулированы основные методологические и теоретические выводы, полученные в ходе диссертационного исследования, а также соответствующие им рекомендации.

Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

СТАТЬИ В РЕЦЕНЗИРУЕМЫХ НАУЧНЫХ ЖУРНАЛАХ, СОДЕРЖАЩИХСЯ В ПЕРЕЧНЕ ВАК 1. Гибало Н.П., Милевский С.С. Каналы влияния информатизации на личные экономические интересы // Вестник КГУ. – 2012. – № 1. (0,п.л., в соавторстве, вклад автора 0,3 п.л.) 2. Милевский С.С. Особенности формирования и реализации личных интересов в России в условиях информатизации экономики // Вестник КГУ. – 2012. – № 1. (0,5 п.л.) 3. Милевский С.С. Тенденции изменения личных интересов в условиях информатизации экономики // Труды Вольного экономического общества России. – Т. 163. – 2012. (0,5 п.л.) 4. Милевский С.С. Личные экономические интересы: институционально-поведенческий подход // Микроэкономика. – 2012. – № 2. (0,4 п.л.) СТАТЬИ И ТЕЗИСЫ В ЖУРНАЛАХ И НАУЧНО-ТЕМАТИЧЕСКИХ СБОРНИКАХ 5. Милевский С.С. Интеллектуальный капитал как условие формирования инновационно-информационной экономики и индикатор трансформации индивидуальных экономических интересов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Инновационные процессы в экономике и обществе». – Чебоксары: ЧИЭиМ, 2012. (0,п.л.) 6. Милевский С.С. Социальная политика государства и личные экономические интересы // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Особенности социально-экономической и финансовой политики в условиях модернизации современного общества». – Воронеж: ВЗФЭИ, 2012. (0,3 п.л.) 7. Милевский С.С. Интеллектуализация труда как фактор современного экономического развития // Материалы III Международной научнопрактической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Молодёжь и общество: проблемы и перспективы развития». – Ярославль: ЯФ МФЮА, 2012. (0,2 п.л.) 8. Милевский С.С. К вопросу о доминировании потребительского мотива в системе личных экономических интересов информационного общества // Проблемы Новой политической экономии. – 2011. – № 34. (0,5 п.л.) 9. Милевский С.С. Поведенческая экономика как новое направление экономических исследований // Проблемы Новой политической экономии. – 2011. – № 1-2. (0,4 п.л.) 10. Милевский С.С. О взаимосвязи экономических интересов и экономических отношений // Материалы Шестой межрегиональной университетской научно-практической конференции «Актуальные проблемы современной экономической науки». – Ярославль: РГГУ, 2011. (0,п.л.) 11. Милевский С.С. Личный интерес как доминанта экономической модели А. Смита // Проблемы социально-экономического развития регионов России: Межвузовский сборник научных трудов. – Рыбинск:

РФ ВВАГС, 2011. (0,4 п.л.) 12. Милевский С.С. Влияние информатизации общества на трансформацию экономических интересов и потребностей // Материалы Шестой межрегиональной университетской научно-практической конференции «Актуальные проблемы современной экономической науки». – Ярославль: РГГУ, 2011. (0,4 п.л.) 13. Милевский С.С. Содержание и характерные черты информационной экономики // Проблемы Новой политической экономии. – 2010. – № 1-2. (0,4 п.л.) 14. Милевский С.С. Экономический интерес как стимул развития общественного производства // Материалы конференции «Экономическая наука – хозяйственной практике». – Кострома, 2010. (0,2 п.л.) 15. Милевский С.С. Проблематика взаимосвязи экономических интересов и отношений собственности в экономической науке // Актуальные проблемы развития экономики и управления: Межвузовский сборник научных статей. – Рыбинск: РФ ВВАГС, 2010. (0,6 п.л.) 16. Милевский С.С. К вопросу о сущности экономических интересов // Финансово-экономический кризис и пути выхода из него: Сборник научных статей. – Ярославль: НИИ «Кассиопея», 2009. (0,5 п.л.) 17. Милевский С.С. Национальный менталитет и формирование личных экономических интересов // Актуальные проблемы развития российской экономики в условиях формирования информационного общества. Межвузовский сборник научных трудов. – Ярославль: Аверс Плюс, НИИ «Кассиопея», 2008. (0,4 п.л.) МИЛЕВСКИЙ СТАНИСЛАВ СЕРГЕЕВИЧ АВТОРЕФЕРАТ Подписано в печать 12.04.2012. Формат 60х84 1/Бумага писчая. Печ. л. 1,2. Тираж 100 экз.

Отпечатано КГУ им. Н.А. Некрасова 156961, г. Кострома, ул. 1 Мая,






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.