WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

АЗИЕВА РАИСА ХУСАИНОВНА

ИМПЕРАТИВЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СТРУКТУРНЫМИ ПАРАМЕТРАМИ ИНТЕГРАЦИИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ КОМПЛЕКСОВ В НЕФТЯНОЙ ОТРАСЛИ

08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: промышленность)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических  наук

Владикавказ 2012

Работа выполнена в Федеральном бюджетном учреждении науки Институте информатики и проблем регионального управления Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук.

Научный консультант

доктор технических наук, профессор

Иванов Петр Мацович

Официальные оппоненты:

Колбачев Евгений Борисович, доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный технический университет (НПИ)», научный руководитель Высшей школы управления, декан факультета инноватики и организации производства, профессор кафедры «Экономика и управление предприятием»;

Дзанайты Хадзымат Георгиевич, доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Горский государственный аграрный университет», заведующий кафедрой экономики АПК и внешней экономической деятельности;

Моргоев Борис Темирболатович, доктор экономических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л.Хетагурова», профессор кафедры экономики и предпринимательства.

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный технический университет»

Защита состоится 30 мая 2012 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета ДМ212.246.03 при ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет)» по адресу: 362021, г. Владикавказ, ул. Николаева, 44

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет)»

Автореферат разослан «___» ________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета ДМ212.246.03,

доктор экономических наук                                                А.Т. Киргуев

Общая характеристика работы

Актуальность диссертационного исследования. Процессы глобализации мировой экономики в течение последних двух десятилетий привели к серьезным изменениям в отраслях нефтегазового комплекса. В связи с истощением разрабатываемых запасов усиливается глобальная конкуренция за доступ к новым источникам полезных ископаемых. Необходимость разработки новых, менее эффективных месторождений углеводородов, ведущая к значительному увеличению затрат на производство единицы продукции, непрерывный рост стоимости материально-технических ресурсов, использующихся для поддержания технического состояния и развития производственных мощностей, высокая волатильность цен на топливо, нестабильность мирового финансового рынка – все это делает весьма рискованным и проблематичным успешное развитие компаний, осуществляющих добычу, транспортировку и реализацию углеводородов. Перспективы российского нефтегазового комплекса существенно зависят от перечисленных факторов, поскольку связаны с разработкой новых неосвоенных месторождений, расположенных в труднодоступных регионах с тяжелыми климатическими и горно-геологическими условиями, и необходимостью создания соответствующей инфраструктуры.

Рост конкуренции и усиление рисков диктуют необходимость выбора новых ориентиров развития. Субъекты управления нефтегазовым комплексом России стоят перед проблемой совершенствования концептуальных подходов, методов, инструментов, используемых при подготовке и принятии стратегических решений в новой нестабильной среде. Несмотря на то, что в отраслях топливно-энергетического комплекса уже сформированы управленческие структуры, отвечающие специфике деятельности в рыночных условиях, учитывая высокую инерционность и капиталоемкость российского нефтегазового комплекса, жизненно необходимо уже в данный момент  и в дальнейшем на постоянной основе в целях достижения устойчивости и эффективности его развития в долгосрочной перспективе совершенствовать методы управления, и в первую очередь, стратегической направленности.

Указанные аспекты обусловливают необходимость проведения развер­нутого системного анализа нефтяного комплекса с импликацией его сущностных свойств и проявлений в практическую плоскость южных нефтеносных регионов с высокой степенью выработанности месторождений, и, соответственно, определяют актуальность темы исследования.

Степень разработанности проблемы. В отечественной экономической литературе до 1992 года проблемы стратегического планирования рассматривались лишь эпизодически, прежде всего как опыт управления в капиталистических фирмах, например, в работах Ю. П. Васильева, М. М. Крейсберга, А. Р. Стерлина, А. Л. Семенова. Особо следует отметить В.М. Архипова, который обосновал необходимость разработки стратегического плана на крупных советских промышленных предприятиях, что носило явно революционный характер в тот период време­ни.

Одними из первых работ в области теории стратегическо­го планирования, являются монографии А.Н.Петрова и Ю.В.Гусева. За последние годы появилось значительное  количество публикаций в области стратегического планиро­вания и управления отечественных  авторов. Обращают на себя внимание работы В. М. Архипова, О. С. Виханского, А. П. Градова, А. Т. Зуба, В. С. Катькало, С. В. Попова,  Э. А. Уткина, Р. А. Фатхутдинова П.С.Читипаховяна и др.

Исследованиями проблем науки и практики формирования и развития территориально-отраслевых производственных комплексов, на разных этапах и в разных условиях, занимались многие ученые и целые научные коллективы.  Различным  аспектам  формирования  и развития отраслевых  производственных комплексов посвящены работы: М. М. Албегова, С. С. Артоболевского, Н.А. Асаул, М.К. Бадмана, Е.Н. Басалаевой, А.Г. Ю.Г. Бинатова, Гранберга, Б. В. Губина, М. Ф. Дриго, И. Б. Куркиева, В. Н.Лексина, Р. Ю. Малова, И. В. Митрофановой,  Р. Ю. Оганесова, В. З. Петросянц,  В. Е. Селивестрова,  Е. А. Турковой, И. Г. Ушачева, И. В. Шариковой, А. Н. Швецова, Б. М. Штульберга и ряда других исследователей.

В научной литературе теоре­тическим и практическим аспектам развития нефтяного комплекса посвя­щены работы многих российских ученых: А.Ф. Андреева, Ю.К. Ахриева, А.И. Беглова, Ю.П. Борисова, Г.Г. Бурлака, И.Я. Вайнера, Л.Н. Видгопа, М.Я. Гинзбурга, В.И. Грайфера, М.Н. Григорьева, О.А. Дельмана, В.Ф. Дунаева, Р.Е. Дунюшкиной, Д.А. Забелиной, Э.Ф. Каминского, Е.С. Ме-лехина, СИ. Королевой, Е.А. Михайловой, Г.А. Полякова, В.М. Тищенко, В.А. Хавкина и др.

Практические вопросы добычи и переработки нефти, формирования рынка нефтепродуктов рассматривались в публикациях В.Ю. Алекперова, С.М. Богданчикова, СА. Березина, Т.М. Канделаки, Е.А. Козловского, Н.А. Мальцева, В.М. Тарасюка, Ю.К. Шафраника, И.Х. Юсуфова и др.

К наиболее содержательным исследованиям местных ученых в области регионального нефтепродуктообеспечения можно отнести труды Ю.Г. Бина-това, Д.С. Григорьевой, Л.Е. Голищевой, В.В. Кузьменко, Ю.Г. Лесных, И.В. Михоненко, А.А. Пельменевой, П.С Петкова, Ю.В. Распопова, А.П. Скрипкина, В.Е. Сомова и др.

В то же время, вопросы выявления императивов стратегического управления структурными параметрами интеграции производственных комплексов, как концептуального вектора системы управления нефтяной отраслью, с точки зрения его системного рассмотрения, в условиях воздействия стратегических факторов на основе реализации методов и инструментов управления исследованы недостаточно. Актуальность проблемы, теоретиче­ская, методологическая и практическая значимость вопросов совершенство­вания управления развитием нефтекомплекса с целью обеспечения его устойчивости определили выбор темы настоящего исследования.

Цель и задачи исследования.  Цель исследования - выявить на основе анализа состояния и перспектив развития нефтяного комплекса России императивов стратегического управления структурными параметрами интеграции при формировании территориально-отраслевых производственных нефтяных комплексов и определить основные направления стратегического управления этими комплексами для повышения эффективности их функционирования и превращения в основных факторов устойчивого экономического роста и выравнивания уровней социально-экономического развития отдельных регионов.

Для реализации поставленной цели исследования в диссертационной работе последовательно ставились и решались следующие задачи:

- обобщить теоретические положения в области формирования стратегии, планирования и стратегического управления процессами интеграции при формировании территориально-отраслевых производственных комплексов с уточнением сущности основных категорий и выявлением императивов, особенностей, составляющих содержание стратегического планирования и управления нефтяным комплексом;

- определение места топливно-энергетического комплекса в системе межотраслевых комплексов как системообразующей отрасли и выявить основные цели ее функционирования;

- проведение анализа современного состояния территориально-отраслевого нефтекомплекса, государственного регулирования системы недропользования, цен, инвестиционных процессов, а также оценка состояния и основных тенденций развития нефтяного комплекса России и макрорегиона;

- анализ тенденций развития нефтехимического комплекса и становление нефтеперерабатывающего производства СКФО и ЮФО в разрезе отдельных регионов;

- характеристика состояния экономики  Чеченской Республики и ее нефтегазового сектора;

- анализ состояния изученности запасов, степени выработки и перспектив развития месторождений углеводородного сырья  Чеченской Республики;

- определение путей развития системы стратегического управления территориально-отраслевым нефтекомплексом;

- анализ методических основ использования инновационного ресурсного потенциала как элемента стратегического управления нефтяным комплексом;

- исследование механизма менеджмент-маркетинга в системе стратегического управления на основе концепции маркетингового взаимодействия;

- определить роль региональной политики в формировании и развитии нефтекомплекса как фактора устойчивого развития территории;

- разработать технологию построения территориально-отраслевого нефтегазового кластера на Юге России.

Объект исследования представлен сложно-структурированным и пространственно-локализованным по различным регионам нефтяным комплексом России, процессами, механизмами и особенностями его системной организации.

Предмет исследования представлен организационно-экономическими и управленческими отношениями, системно взаимосвязанными со стратегическими процессами модернизации национальной экономики, и инструментами и императивами стратегического управления структурными параметрами интеграции при формировании территориально-отраслевых нефтекомплексов.

Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта специальностей ВАК (по экономическим дисциплинам). Исследование выполнено в соответствии п.п.: 1.1.1. «Разработка новых и адаптация существующих методов, механизмов и инструментов функционирования экономики, организации и управления хозяйственными образованиями в промышленности», 1.1.3. «Механизмы формирования корпоративных образований в российской экономике с учетом глобализации мировой экономики», 1.1.13. «Инструменты и методы менеджмента промышленных предприятий, отраслей, комплексов», 1.1.14. «Диверсификация вертикально- и горизонтально-интегрированных хозяйственных структур», 1.1.19. «Методологические и методические подходы к решению проблем в области экономики, организации управления отраслями и предприятиями топливно-энергетического комплекса», 1.1.20. «Состояние и перспективы развития отраслей топливно-энергетического, машиностроительного, металлургического комплексов», 1.1.21.  «Состояние и основные направления инвестиционной политики в топливно-энергетическом, машиностроительном и металлургическом комплексах» Паспорта специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: промышленность).

Теоретико-методологические основы исследования. Междисциплинарный, многоаспектный и многоуровневый характер проблемы интеграции территориальных производственных комплексов в национальное хозяйство обусловил необходимость использования в процессе ее исследования совокупности следующих теоретико-методологических подходов с использованием следующих теорий и положений экономической науки:

- общая теория систем, в рамках которой территориально – производственные комплексы, изучаются как сложная многослойная, полиструктурная, иерархическая система, состоящая из множества разнокачественных компонент (подсистем, структур, элементов), связанных между собой различными видами отношений и связей, а также эффектами синергии;

- воспроизводственный подход, позволяющий рассматривать нефтяной комплекс в качестве целостной воспроизводственной системы, обеспечивающей воспроизводство социально-территориальной общности, совокупного продукта, удовлетворяющего общественные потребности, а также факторов его производства;

- неоклассическая экономическая теория о зависимости макро- и микроэкономических показателей от ресурсного потенциала и задействованных факторов производства;

- теория общего равновесия, в рамках которого оценка устойчивого развития макрорегиона проводится в соответствии с критерием Парето-оптимальности;

- положений институциональной теории, позволяющие выявить совокупное влияние факторов внутренней и внешней среды на развитие хозяйственных систем разного уровня.

Инструментарно-методический аппарат исследования. При разработке проблемы использован широкий гносеологический инструментарий, определяющийся требованиями необходимого и достаточного обеспечения достоверности содержащихся в работе теоретических обобщений, аналитических выводов и практических предложений.

Основными научными методами и приемами исследования являются анализ и синтез, теоретические и эмпирические обобщения, расчетно-логический, статистических группировок, индексный и функционально-структурный анализ, корреляционно-регрессионный, графического анализа, а также методы системного, структурно-функционального и сравнительного, экономико-математического анализа и экономической статистики.

Общая методология исследования выстраивалась в соответствии с основными положениями системного подхода, требования которого определяли основные причинно-следственные прямые и обратные связи.

Обработка исходной информации осуществлялась с использованием пакета прикладных программ EXCEL и Statistica.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики, ведомственных докладов и отчетов, а также материалов монографических исследований отечественных и зарубежных ученых. Информационной основой для конструирования модели нефтегазового кластера Юга России послужили региональные эмпирико-фактологические данные, собранные, обработанные и введенные в научный оборот автором.

Репрезентативная совокупность использованных статистических данных, обработанных с использованием аналитико-эвристического потенциала соответствующих приемов и методов при решении этапных задач диссертационного исследования обеспечила достоверность оценок и аргументированную обоснованность практических рекомендаций, содержащихся в работе.

Основные научные положения, выносимые на защиту:

1.Стратегия - это центральный элемент структуризации целевого пространства организации, выражающая намерения организации направленные на достижение заранее выработанных целей путем распределения ограниченных ресурсов по организационным единицам, функциям, регионам, технологиям.

2. Ключевым императивом стратегического управления является выявление и устранение возникающих противоречий между долгосрочными целями организации и стратегическими условиями их реализации.

3. В современной теории управления важно различать такие понятия как долгосрочное и стратегическое планирование. Методология и алгоритмы долгосрочного планирования, как правило, относятся  к условиям стабильной внешней среды и связываются  с установлением плановых показателей на базе экстраполяции тенденций прошлых лет. А стратегическое планирование как важнейшая функция стратегического управления – свойство преимущественно современных рыночных предприятий, действующих в быстроменяющейся внешней среде.

4. Важнейшим императивом стратегического управления структурными параметрами интеграции при формировании территориально-отраслевых производственных комплексов является получение положительного синергического эффекта.

5. Важная особенность нефтяной отрасли определяется типом ее рыночной структуры как естественной монополии и  рентообразующим характером функционирования, что обусловливает императивную необходимость ее государственного регулирования.

6. Императивный характер интеграционных процессов в нефтяной отрасли обусловлен в числе других факторов географической привязкой нефтяных компаний к нефтепроводам, являющимся специфическими активами с длительными сроками строительства и окупаемости, большой капиталоемкостью, невозможностью диверсификации их использования, вследствие чего их использование целесообразно крупными территориально-отраслевыми производственными комплексами.

7. Формирование интеграционных структур в нефтяном комплексе целесообразно в форме стратегических альянсов и кластеров, являющихся ядром, вокруг которых группируются предприятия-поставщики и предприятия-потребители других отраслей, находящихся в тесных кооперационных связях с кластерным ядром территориально-промышленного комплекса.

8. Интеграционные процессы усиливают системообразующую роль нефтяного комплекса в Российской экономике, а процессы глобализации обусловливают необходимость активизации его государственного регулирования в целях повышения мировой конкурентоспособности как самого нефтяного комплекса, так и экономики в целом.

9. Существующие нефтяные компании формировались по экстерриториальному принципу с объектами нефтедобычи, разбросанными по всей огромной территории России, без соответствующей  территориальной привязки к потребителям нефти и нефтепродуктов и, как следствие, встречные потоки нефти и нефтепродуктов по всей стране и значительное удорожание конечной продукции при низком платежеспособном спросе отечественных потребителей, что обусловливает императивный характер реинтеграционных процессов по признаку географической близости участников.

10. Для нефтекомплексов СКФО и ЮФО характерны основные недостатки всего российского нефтяного комплекса: отставание прироста запасов от объемов добычи; консервация и вывод из строя сравнительно низкодебитных скважин, низкий выход бензина с тонны нефти.

11. Критерием эффективности деятельности фирмы в сети маркетингового взаимодействия должна выступать не текущая прибыль, характеризующая результативность (эффективность) деятельности фирмы за прошедший период времени, обусловленную использованием, прежде всего, материальных активов, а рыночная стоимость бизнеса. Она выступает показателем эффективного использования одновременно материальных и нематериальных активов фирмы, и отражает процесс получения ею как текущей, так и долгосрочной прибыли.

12. Механизм маркетингового взаимодействия может как инструмент стратегического управления быть успешно реализован в нефтяном комплексе России при формировании таких мягких форм интеграции как кластеры и стратегические альянсы. Кроме того, кластеры и стратегические альянсы играют важную роль в выравнивании уровней социально-экономического развития регионов, что особенно важно для Юга России.

13. Современный этап развития экономики Чеченской Республики характеризуется снижением доли нефтегазового комплекса в Валовом региональном продукте, что обусловлено медленными темпами восстановления нефтегазового комплекса по сравнению с другими отраслями, высокой степенью выработки и потери из-за обводненности значительной части старых месторождений. Эти обстоятельства определяют основные направления развития этого комплекса: разведка и освоение новых месторождений, восстановление нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности с внедрением технологий глубокой переработки нефти и получение продукции с высокой добавленной стоимостью.

Научная новизна исследования  заключается в обосновании и реализации системного методологического подхода к исследованию императивов стратегического управления  структурными параметрами интеграции при формировании производственных комплексов, как концептуального вектора системы управления нефтяной отраслью в условиях модернизации национальной экономики на основе интегративной научной теории синтезирующей аналитические ресурсы классической, неоклассической и институциональной теории экономической науки, уточнении ряда экономических категорий применительно к теме исследования.

Конкретное приращение научного знания представлено следующими элементами:

  1. Дано авторское определение понятий «стратегия» и «стратегическое управление» и определено их место в структуре целевого пространства организации.
  2. Обоснована большая вероятность несовпадения результатов деятельности организации со стратегическими целями нежели с тактическими, вследствие сложности прогнозирования изменений внутренней и внешней среды организации в долгосрочном периоде.
  3. Выявлен императивный характер необходимости интеграции территориально-отраслевого нефтекомплекса в кластеры и стратегические альянсы как форм взаимодействия производителей и потребителей продукции нефтекомплекса, которая легла в основу создания системы стратегического управления территориально-отраслевым нефтекомплексом с целевыми установками и механизмами системы государственного регулирования нефтяного комплекса, обеспечивающими устойчивое развитие отрасли за счет получения синергического эффекта;
  4. Расширено содержание системного подхода применительно к нефтяному комплексу на основе общей теории систем и методологических ресурсов классической, неоклассической и институциональной теорий экономической науки.
  5. Обоснован вывод, что стратегическое управление нефтекомплексом наиболее эффективно может быть реализовано в нефтекомплексе при таких формах интеграции как стратегические альянсы и кластеры.
  6. Уточнено содержание и дана классификация кластеров.
  7. Установлена взаимосвязь между интеграционными процессами в нефтекомплексе глобализацией мировой экономики и императивом государственного регулирования нефтекомплекса.
  8. Выявлена отрицательная динамика доли нефтекомплекса в ВРП Чеченской Республики и установлены ее причинно-следственные связи.
  9. Разработан обновленный инструментарий маркетинга в рамках стратегии маркетингового взаимодействия, соответствующий современной концепции менеджмент-маркетинг.
  10. Разработана динамическая модель формирования и использования механизма маркетингового взаимодействия.
  11. Предложены технология построения и состав участников нефтегазового кластера Юга России.

Теоретическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в значительном расширении научного содержания, системного подхода и методологии его применения при анализе хозяйственных процессов, уточнении ряда категорий составляющих содержание  стратегии, стратегического плана и стратегического управления, развитии кластерной стратегии интеграции, установлении отличительных особенностей кластерных структур от других форм кооперации хозяйственной деятельности.

Практическая значимость исследования. Практическая значимость исследования состоит в доведении отдельных теоретических положений исследования до конкретных предложений и рекомендаций по совершенствованию стратегического управления нефтяным комплексом.

Рекомендации могут быть адаптированы к любому субъекту Российской Федерации и использованы органами власти и управления субъектов Российской Федерации при подготовке нормативных и методических документов, регламентирующих процессы эффективного управления территориально-отраслевыми комплексами, при разработке основных элементов системы стратегического взаимодействия территориально-отраслевого нефтегазового кластера на Юге России, направленного на укрепление позиций отрасли на региональном потребительском рынке и способствующие развитию межотраслевых связей и институтов, входящих в данный кластер, а также выравниванию уровней социально-экономического развития отдельных регионов.

Материалы проведенного диссертационного исследования могут быть использованы для совершенствования учебных дисциплин «Стратегический менеджмент в нефтегазовом комплексе», «Управление в отраслях нефтегазового комплекса», «Экономика и организация нефтяной и газовой промышленности», «Международный бизнес в нефтегазовом комплексе», «Международные рынки нефти и газа», «Мировые рынки и транспортные системы энергоресурсов» магистерских программ «Экономика и управление в нефтегазовом комплексе» и «Международный нефтегазовый менеджмент». Результаты проведенного диссертантом исследования также могут быть применены для улучшения отдельных разделов учебных дисциплин «Стратегический менеджмент», «Стратегическое планирование», «Национальная экономика», «Государственное регулирование национальной экономики», а также для подготовки и квалификационной переподготовки специалистов нефтяной промышленности.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические предложения диссертационного исследования докладывались автором на методологических семинарах в Кабардино-Балкарском государственном университете, на республиканской конференции "Экологические аспекты экономического развития КБР" (Нальчик, 2005); на научно-практической конференции "Проблемы социально-экономического развития регионов" (Сочи, 2007); на международной научно-практической конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной модернизации" (Краснодар, 2009); на всероссийской научной конференции "Актуальные проблемы социально-экономического развития" (Кисловодск, 2009); на научно-практической конференции "Актуальные вопросы посткризисной экономики" (Сочи, 2009); на XI международной научной конференции ГУ-ВШЭ по проблемам развития экономики и общества (Москва, 2010); на международной научно-практической конференции "Проблемы функционирования и развития экономики регионов Северного Кавказа и ЮФО: вызовы и решения" (Нальчик, 2010); на международной  научно-практической конференции «Инновационные технологии в производстве, науке и образовании» (Грозный, 2010); на международной научной конференции "Проблемы современной экономики и институциональная теория", (Киев, 2010); на международной научно-практической конференции "Приоритеты и пути развития экономики и финансов" (Сочи, 2010);  на международной научно-практической конференции "Теория и практика модернизации в России" (Сочи, 2011); на 10-ой международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы экономики, социологии и права" (Пятигорск, 2011); на всероссийской научно-практической конференции "Золотой треугольник: образование, наука и практика" (Пятигорск, 2011); на всероссийской конференции "Формирование, развитие и прогнозирование социально-экономических систем: методы и способы управления" (Кисловодск, 2011).

Разработанные в диссертации рекомендации и предложения использованы в разработанной Институтом информатики и проблем регионального управления КБНЦ РАН Стратегии развития Кабардино-Балкарской Республики до 2030 года.

Теоретические и методические разработки автора диссертационного исследования доведены до уровня конкретных научно-прикладных мероприятий, осуществляемых Министерством экономического развития и торговли Кабардино-Балкарской Республики, Министерством промышленности, связи и информатизации Кабардино-Балкарской Республики, Торгово-промышленной палатой Ростовской области.

Материалы диссертационного исследования использованы автором при выполнении фундаментальных НИР по теме «Разработка системы показателей устойчивого развития» (ВИНИТИ №01.2.00704970), а также  в общей программе Президиума РАН «Научно-технологический прогноз развития экономики России», в рамках Проекта Института информатики и проблем регионального управления «Институциональная устойчивость регионального роста в сравнительной перспективе» №26 отдел «Региональный менеджмент».

Публикации. Основное содержание диссертационного исследования изложено в 52 научных работах, в том числе 4 монографиях, 15 статьях в научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертационных исследований, а также статьях в межвузовских сборниках научных трудов, в тезисах докладов и выступлений, общим объемом 121,04 п.л., в том числе авторских – 72, 36 п.л.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка и приложений. Структура и логика работы согласуются с предметом и целью исследования, что нашло свое отражение в оглавлении диссертации.

Содержание глав и параграфов работы:

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы формирования системы стратегического управления территориально-отраслевым комплексом

1.1. Понятие, сущность и классификация систем стратегического  управления

1.2. Методологические подходы к стратегическому планированию в территориально-отраслевом комплексе

1.3. Особенности стратегического управления структурными параметрами интеграции при формировании нефтепромышленного комплекса

Глава 2. Методологические основы формирования и  развития территориально-отраслевого нефтекомплекса

2.1. Топливно-энергетический комплекс в системе межотраслевых комплексов

2.2. Теоретико-методологические основы целеполагания  функционирования и развития территориально-отраслевого комплекса

2.3. Стратегические альянсы как форма интеграции производителей и потребителей продукции нефтекомплекса

2.4. Территориально-отраслевой нефтяной кластер как форма эффективного стратегического управления

Глава 3. Анализ современного состояния и перспектив развития территориально-отраслевого комплекса и его государственное регулирование

3.1. Целевые установки и механизмы системы государственного регулирования нефтяного комплекса

3.2. Оценка современного состояния и основные тенденции

стратегического развития нефтяного комплекса России

3.3. Оценка состояния и эффективности функционирования нефтяного комплекса в регионе

Глава 4. Нефтегазовый комплекс чеченской республики в период восстановления экономики и социальной сферы

4.1.  Общая  характеристика  и  оценочный  анализ  состояния  экономики  Чеченской Республики  и  ее  перспективы

4.2. Место и роль нефтегазового  комплекса в экономике республики

4.3. Тенденция развития нефтехимического комплекса Чеченской Республики до 1994 года и после.

4.3.1. Экономический обзор становления и развития переработки нефти и производства нефтепродуктов.

4.3.2. Роль ученых и практиков в становлении и развитии нефтегазодобычи ЧР.

4.3.3. Состояние современной изученности территории ЧР на наличие углеводородного сырья

4.3.4. Степень разработки месторождений и объемы добычи углеводородного сырья до 1994 г.

4.3.5. О перспективах разработки месторождений нефти и газа Чеченской Республики на период 2010-2021 годы.

Глава 5. Пути развития системы стратегического управления территориально-отраслевым нефтекомплексом

5.1. Использование инновационного ресурсного потенциала в системе стратегии развития и управления нефтяными компаниями

5.2. Модернизация территориально-отраслевого комплекса путем формирования стратегии маркетингового взаимодействия

5.3. Роль региональной политики в формировании и развитии нефтяного комплекса как фактора  устойчивого развития территории

5.4. Формирование территориально-отраслевого нефтегазового кластера на Юге России

Заключение

Библиографический список литературы

Приложения

Основное содержание работы.

Одним из ключевых методических вопросов стратегического управления является сущность и формирование стратегии. Российские исследователи, занимающиеся проблемами стратегического управления, не имеют  единого подхода к понятию «стратегия».

Так, по мнению  Виханского О.С., «стратегия — это долгосрочное качественно определенное направление развития организации, касающееся сферы, средств и формы ее деятельности, системы взаимоотношений внутри организации, а также позиции организации в окружающей среде, приводящее организацию к ее целям». Такое понимание стратегии исключает детерминизм в поведении организации, так как стратегия, определяя направление в сторону конечного состояния, оставляет свободу выбора с учетом изменяющейся ситуации.

В  определении, данном Фатхудиновым Р.А. утверждается, что стратегия есть программа, план, генеральный курс субъекта управления  по достижению им стратегических целей в любой области деятельности.

По мнению Короткова Э.М., стратегия - это не только программа развития, но и особое качество функций управления и управленческих решений, персонала управления и организации управления; совокупность ориентиров и ограничений, которые определяют направление развитие комплекса, в соответствии с поставленной целью; своеобразный «коридор» использования различных тактик.

Ефремов ВС. и Ханыков И.А. определяют стратегию как образ действий, обусловливающий определенную и устойчивую линию поведения организации на достаточно продолжительном историческом интервале.

Кузнецов B.C. рассматривает стратегию как единую политику предприятия по достижению поставленной стратегической цели.

На основе данных определений стратегии можно установить взаимосвязь между понятиями «стратегия» и « стратегическое управление». Эти два понятия соотносятся как план действий по управлению объектом и сами действия по реализации этого плана, т.е. стратегия составляет содержание стратегического управления на разных этапах жизненного цикла организации.

Разброс мнений исследователей весьма широк: от неправомерного отождествления стратегии с концепцией  до  сведения ее значения только к средству достижения целей.

Данные подходы к понятию «стратегия» различаются структуризацией целевого пространства организации: «миссия – стратегия – цели - задачи» либо - «миссия – цели – стратегия – задачи».

Для устранения противоречия между первым и вторым подходами мы предлагаем следующий вариант структурирования целевого пространства: «видение – миссия - замысел – цели – стратегия - задачи».

Из данных определений можно сделать вывод, что стратегия - это выражение намерений организации, направленных на достижение заранее выбранных целей путем распределения ограниченных ресурсов (по организационным единицам, функциям, регионам, продуктам, технологиям). В основе действий по реализации стратегии лежит стратегический план.

Стратегическое планирование связано с решениями, последствия которых сказываются в течение длительного времени и которые трудно отменить. Стратегическое планирование – это долгосрочное планирование. А тактическое планирование связано с небольшими периодами времени. Они дополняют друг друга. «Они как две стороны одной и той же монеты: на них можно смотреть по отдельности, даже говорить о них порознь, но на самом деле их нельзя отделить».

Стратегический план характеризуется широтой размаха, а тактическое планирование – узостью. «Широкий» и «узкий» - относительные понятия. От чего возрастает и относительность понятий «стратегический» и «тактический». Планирование на уровне всей корпорации и региона тяготеет более к стратегическому, нежели планирование на любом менее высоком уровне.

Тактическое планирование занимается выбором средств для выполнения намеченных целей. Цели обычно задаются на более высоком уровне рассматриваемой системы. Стратегическое планирование занимается  определением цели и выбором средств для их осуществления. Стратегическое планирование ориентируется и на средства и на результаты.

Таким образом, принципиальное отличие стратегических от других видов решений состоит в высоком уровне обобщения описания его компонентов. Однако правильное понимание стратегического планирования и управления предполагает, прежде всего, раскрытия сущности всех понятий, составляющих содержание этих определений. Важное место среди них занимают понятия «цель» и «задачи».

Цель – желаемый результат деятельности системы или ее крупных подсистем (предприятий, корпораций, регионов, народного хозяйства в целом), достижимый за намеченный интервал времени.

Очень содержательным в научном плане является определение сущности цели, данное С.Н.Тидором и Н.П.Фоличевым: «Цель – это идеальная модель параметров или стандартов будущего результата».

Результат рассматривается как опредмеченная цель, т.е. информация, перешедшая в статическое состояние продукта. Движение к результату представляет технологический процесс преобразования сырья и ресурсов в параметры или образ цели. Теоретически цель и результат должны совпадать, но в действительности полного совпадения не бывает. Степень совпадения отражает эффективность управленческих решений. Реальное расхождение обусловлено тем, что и внешняя и внутренняя среда всегда находятся в непрерывном изменении, и каждый новый момент дает новую комбинацию всех составляющих ситуаций, которую мы условно переводим в статическое состояние. Приближение к совпадению цели и результата возникает благодаря механизму обратной связи. Именно обратная связь выполняет функцию сличения и коррекции  текущих результатов с параметрами цели, Эта связь может быть либо положительной, либо отрицательной, т.е. препятствующей движению результата к цели. Отрицательная обратная связь вызывает необходимость принятия управленческого решения по приведению внутренней среды в состояние, обеспечивающее движение результата к цели за счет интенсивности и динамизма внутренних факторов, превосходящих динамизм факторов внешней среды, препятствующих движению результата к цели. Однако следует отметить, что чем крупнее организация (система), тем при прочих равных условиях, легче противостоять вызовам внешней среды. Крупная организация частично адаптирует внешнюю среду к интересам внутренней. Например, крупная корпорация за счет внутрикорпоративных трансфертных цен добивается снижения издержек и повышения рентабельности конечной продукции, что позволяет ей успешно противостоять конкурентам и другим элементам внешней среды. Таким образом, основным императивом стратегического планирования и управления является выявление и устранение возникающих противоречий между производственной ситуацией и целями организации. Следует также уточнить роль стратегического и тактического планирования для достижения цели. Стратегическое планирование не может предусмотреть динамизм и характер краткосрочных изменений внешней и внутренней среды способствующих и препятствующих достижению цели. Поэтому  стратегическое планирование  учитывает неизменные в долгосрочной перспективе факторы внешней и внутренней среды, а тактическое планирование – факторы, возникающие на относительно коротких интервалах времени.

Задача - желаемый результат деятельности подсистемы, достижимый за намеченный интервал времени, в пределах заданных ресурсов, характеризующихся набором желаемых параметров этого результата.

В таблице 1 представлены основные виды планирования в зависимости от горизонта планирования.

Таблица 1

Виды планирования

Типы планирования

Виды обобщенного описания операций

Средства

Задачи

Цели

Идеалы

Операционное

Операции

Выбираются

Даны

Даны

Даны

Тактическое

Мероприятия

Выбираются

Выбираются

Даны

Даны

Стратегическое

Направления развития

Выбираются

Выбираются

Выбираются

Даны

В таблице, во-первых, «отсечено» нормативное планирование, которое практически в России не применяется. Во-вторых, в таблицу введена дополнительная колонка, характеризующая соответствие типов планов уровню обобщённого описания операций. В-третьих, выделены ячейки таблицы, в которых происходит выбор. Тем самым наглядно подчёркнуто, насколько различаются типы планирования с точки зрения области выбора (или поля) решений.

Стратегическое планирование предназначено не только для выбора средств и задач, но, главное - формирования целей системы. Следовательно, максимальной областью выбора обладают стратегические решения.

Очень важным представляется уточнение понятия «стратегическое управление» с точки зрения его основной функции - достижения цели организации за счет роста компании и повышения способности противостоять вызовам внешней среды. Однако следует, прежде всего, дать самое общее определение центральной функции управления вообще, сформулированное С.Н. Тидором и Н.П.Фоличевым: «Управление – это вертикальная координация взаимодействия элементов внутренней и внешней среды, направленное на достижение определенного результата».  Принимая за основу данное определение, предлагаем следующее авторское определение «стратегического управления».

Стратегическое управление – это вертикальная и горизонтальная координация взаимодействия элементов внутренней среды с целью обеспечения их согласованных действий и адаптации к элементам внешней среды для достижения соответствия результатов деятельности стратегической цели организации. Стратегическое управление осуществляется на основе стратегического плана, поэтому рассмотрим сущность, содержание и функции стратегического планирования применительно к нефтегазовому комплексу.

В системе стратегического управления, в обеспечении нормального функционирования территориально-отраслевого нефтекомплекса особое место занимает планирование.

Планирование есть специфическая форма общественной практики людей, являющуюся одной из функций управления - приоритетной, состоящей в подготовке различных вариантов управленческих решений в виде прогнозов, проектов, программ и планов, обосновании их оптимальности, обеспечении возможности выполнения и проверки их выполнения.

Стратегическое планирование заняло основное место в планирующей деятельности комплекса примерно три десятилетия назад, придя на смену долгосрочному планированию. Долгосрочное планирование, которое бизнес начал применять в 50-х годах прошлого столетия, оказалось большим шагом вперед, оно дало возможность фирме расширить горизонт своего взгляда на будущее, связав текущую деятельность с более масштабными задачами.

Рассматривая общие методологические особенности стратегического планирования, необходимо учитывать следующие важнейшие постулаты, на которых базируется современное управление организациями (важной функциональной составляющей которого и является планирование).

  1. Системность организации, суть которой раскрывается следующими положениями. Во-первых, любая организация состоит из отдельных (структурных) элементов. Во-вторых, между последними существуют различного рода связи, обеспечивающие их взаимодействие. В-третьих, состав структурных элементов и характер их взаимодействия определяется присущими организации целями. В-четвертых, любая организация имеет свои границы, разделяющие ее внутреннюю и внешнюю среды, причем от характера внешней среды в существенной (если не в решающей) степени зависит жизнедеятельность организации.
  2. Целостность организации. Необходимо уяснить, что, во-первых, в любых своих намерениях и действиях организация выступает  как единое целое. Во-вторых, в этом качестве она обладает такими свойствами, которыми не обладает ни  один из ее элементов в отдельности, т.е. обладает свойством эмерджентности, а значит, и каждый элемент, находясь в целостной системе, становится обладателем дополнительных свойств, обусловленных ее влиянием. В-третьих, суммарные итоги деятельности системы состоящей из отдельно взятых элементов, могут быть охарактеризованы как положительным синергическим эффектом (его образная формула — «2+2=5»), так и, при определенных обстоятельствах, синергическим эффектом с отрицательным знаком («2+2=3» или менее того). Положительный эффект обусловливается высоким качеством интеграции отдельных компонентов системы, разумным сочетанием интересов целого и его составных частей (естественно, высокое качество интеграционного взаимодействия элементов системы не достигается автоматически, просто вследствие самого  факта объединения). И наоборот, недостаточная реализация принципа системности (неопределенность целей, слабость тесноты взаимодействия).
  3. Непрерывность развития организации, означающая объективную необходимость ее систематического реагирования на перманентные изменения технологических, экономических, социальных,  политических реальностей внешней среды. Эта реакция должна проявляться в виде как приспособления внутренней среды организации к внешним требованиям и условиям, так и того или иного влияния на них с, целью их гармонизации с внутренней структурой и динамикой развития организации. Чем крупнее последняя,  тем значительнее потенциал воздействия ее внутренней среды на динамику внешней среды с точки зрения ее соответствия внутренним закономерностям развития самой организации для приближения результата деятельности организации к ее стратегической цели.

Эти общие управленческие посылки, разумеется,  актуальны для реализации всех функции управления организацией, в том числе для планирования.

Важно отметить, что между стратегическими, тактическими и оперативными планами существуют тесные прямые и обратные связи (см.рис.1).

       

Рис.1. Логика взаимодействия между различными видами планов корпорации

В современной плановой теории планирования, важно различать понятия «долгосрочного»  и «стратегического» планирования. Методология и алгоритмы «долгосрочного планирования», как правило, относятся к условиям стабильной внешней среды и связываются с установлением плановых показателей на базе экстраполяции тенденций прошлых лет. А «стратегическое планирование» - свойство преимущественно современных рыночных предприятий, действующих в быстро меняющейся внешней среде.

Если стратегический план определяет, что должно быть сделано, то тактический и оперативный планы – как это сделать: когда в какие этапы, посредством каких мероприятий и кем.

Принципиальная особенность стратегического планирования -многомерность, многоаспектность этого процесса, в котором интегрируются частные стратегии корпорации.

Вопрос особой важности - переход от разработанной системы стратегий непосредственно к стратегическим планам. Иначе говоря, - от качественных параметров стратегического курса предприятия в различных областях к количественно определенным плановым критериям и показателям.

Рассмотренные выше определенности стратегического планирования имеют общий характер и составляют основы стратегического планирования корпоративных структур, цель которого состоит в обеспечении единства действий предприятий-участников (юридических лиц) с целью получения синергического эффекта интеграции.

Вышеизложенное позволяет сформировать еще один императив стратегического управления структурными параметрами интеграции при формировании территориально-отраслевых производственных комплексов - получение положительного синергического эффекта.

Таким образом, главное отличие стратегического планирования от долгосрочного - его вариативность, разработка альтернативных версий развития будущего комплекса.

В системе стратегического планирования всё большее значение начинают приобретать методологические подходы, означающие единое, целостное направление использования логики, принципов и методов стратегического планирования, т.е. системный подход к объекту стратегического управления. Поэтому являются ошибочными встречающиеся в специальной литературе взгляды, в соответствии с которыми методологический подход отождествляется с каким-то особенным методом планирования (например, программно-целевым, нормативным методом).

Системный подход представляет собой форму приложения теории познания и диалектики к исследованию процессов, происходящих в природе, обществе, мышлении. Его сущность состоит в реализации требований общей теории систем, согласно которой каждый объект в процессе его исследования должен рассматриваться как большая и сложная система и, одновременно, как элемент более общей системы.

Под системным подходом к исследованию объектов понимается методологическая концепция, основанная на стремлении построить целостную картину исследуемого объекта как системы, как единого цельного целого «организма»,  отдельные элементы которого приобретают свойство эмерджментности.

Особенности стратегического управления структурными параметрами интеграции в нефтегазовой отрасли обусловлены рядом объективных факторов. Нефтегазовые месторождения разбросаны на всей огромной территории России, причем главных центров добычи немного, но в них концентрируются основные запасы нефти и газа. Около российских нефтяных запасов расположены в Западной Сибири, в Тюменской области. Достаточно большие запасы были обнаружены на Севере Европейской части России, ближе всего к ЕС находится Тимано-Печорский нефтяной бассейн с оценочными запасами в 9,6 млрд.баррелей. Крупнейшие российские нефтяные компании – ТНК-ВР «Лукойл», «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» - располагают запасами 10,4 млрд.т.

В таблице 2 приводятся данные о нефтяных запасах в России на начало 21 века.

Таблица 2

Расположение нефтяных запасов

Нефтеносный район

Кол-во в млрд.т.

Североевропейской части

7,0

Северный Кавказ

0,9

Поволжье

6,2

Урал

8,9

Западная Сибирь

73,4

Восточная Сибирь

1,6

Дальний Восток

1,0

Континентальный шлейф

0,8

Все эти нефтеносные районы характеризуются разными географическими, климатическими, горнотехническими условиями, различной степенью развитости инфраструктуры и т.д. В России нефть добывают более чем 140 компаний, но подавляющую часть нефти добывают семь вертикально-интегрированных компаний, их объем производства составляет примерно 90% производства нефти в России. Важной особенностью функционирования нефтяной отрасли является недостаточный объем перерабатывающих мощностей, вследствие чего в основном экспортируется сырая нефть, а не продукты ее переработки с высокой добавленной стоимостью.

Особенностью современного состояния нефтяной отрасли является также отставание прироста запасов от приростов добычи и консервация при уменьшении цены нефти значительной части нефтяных скважин из за плоского механизма налогообложения, не учитывающего по существу конкретные условия разработки месторождений.

Последние особенности нефтяной отрасли обусловливают  концентрацию инвестиционных ресурсов на расширении геологоразведочных работ и нефтеперерабатывающих мощностей, что также является императивом стратегического управления нефтяной отраслью на  современном этапе. Очень важная особенность нефтяной отрасли обусловлена типом ее рыночной структуры как естественной монополии и рентообразующим характером функционирования, т.е. нефтяной комплекс подлежит активному государственному регулированию. Учет данного обстоятельства как внешнего фактора, влияющего на результаты функционирования отрасли обусловливает еще один императив стратегического управления нефтегазовым комплексом - активизация и дальнейшая консолидация активов с целью уменьшения количества монопольных структур и снижения монопольных цен.

Интеграционные процессы в нефтяном комплексе должны развиваться в направлении формирования в каждом нефтеносном районе территориально-отраслевого производственного комплекса и транснационализации нефтяных компаний.

Интеграционные процессы в нефтяной отрасли активизировались в начале нынешнего века. Так в 2003 году был закончен процесс слияния ТНК с  British Petroleum и новая компания ТНК-ВР начала свою деятельность. В 2004 г. активы ЮКОСа перешли под контроль «Роснефти». В 2006 г. Газпром к своему нефтяному крылу присоединил «Сибнефть», создав нефтяную компанию «Газпром нефть»

В целях обеспечения энергетической безопасности страны, усилия государства должны быть направлены, прежде всего, на сохранение и расширение позиций российских топливно-энергетических ресурсов на мировых рынках. Этого можно дос­тигнуть на основе долгосрочных контрактов с учетом поддержания необхо­димого баланса между внутренними потребностями экономики в условиях низкого платежеспособного спроса и при развитии экспортного потенциала ТЭК, являющегося основным источником валютных поступлений в государ­ственный бюджет.

Располагая 2,8 % населения и 12,8 % территории мира, РФ имеет 12 -13 % прогнозных ресурсов и около 12 % разведанных запасов нефти. Отечественный топливно-энергетический комплекс на ближайшую пер­спективу останется основой развития экономики страны, определяющей её устойчивость.

Нефтегазовый комплекс обеспечивает более 2/3 общего потребления первичных энергоресурсов и 4/5 их производства. Предприятия нефтяной и газовой промышленности являются главным источником налоговых (около 35 % в бюджетную систему) и валютных (порядка 55 %) поступлений госу­дарства.

Нефтяной комплекс России играет значительную роль в экономике страны и является частью её геополитической стратегии.

Интеграция нефтепереработки может осуществляться на уровне опто­вой торговли нефтепродуктами и их реализации через розничную сеть авто­заправочных станций. При этом компания может комбинировать различные формы интеграции - от полной собственности до долгосрочной аренды или лизинга. Для расширения рынков сбыта также весьма перспективным пред­ставляется широкое использование франчайзинга и работы с независимыми дилерами.

Для российских компаний характерна интеграция, в большинстве слу­чаев, до уровня оптовых продаж, что обусловливает их меньшую прибыль­ность и снижает конкурентные преимущества при экспансии на новые рынки сбыта.

Изучение специальной литературы показывает, что интеграция отраслей с трубопроводным транспортом обусловлена следующими факторами:

  • транспортная инфраструктура, пропускная способность трубопрово­дов и тарифов на транспортировку нефти и нефтепродуктов являются важ­нейшими факторами, оказывающими влияние на объемы большинства круп­ных нефтяных проектов, напрямую зависящие от наличия гарантированных условий транспортировки;
  • для трубопроводных компаний определяющее значение имеют мас­штабы проводимых операций. Прибыльность этого вида деятельности на­прямую зависит от уровня загрузки. Географическая привязка трубопроводов и невозможность диверсификации их использования также определяют зави­симость этого вида бизнеса от нефтяных компаний;
  • инвестиции в трубопроводный транспорт характеризуются высокой капиталоемкостью и значительными сроками окупаемости, что требует при­влечения крупных инвесторов, которыми чаще всего выступают сами нефтя­ные компании - потребители транспортных услуг.

       Таким образом, императивный характер интеграционных процессов в нефтяном комплексе обусловлен также географической привязкой нефтепроводов к нефтяным компаниям ввиду невозможности диверсификации их использования (специфичность активов) высокой капиталоемкости и длительности сроков окупаемости, вследствие чего строительство нефтепроводов целесообразно осуществлять силами крупных территориально-отраслевых производственных комплексов. Формы интеграции в такие комплексы в различных отраслях разные в зависимости от географических особенностей территории, развития инфраструктуры и ресурсного потенциала. На наш взгляд наиболее подходящей интеграционной формой для нефтегазового комплекса является кластер или стратегический альянс.

Однако представляется необходимым раскрыть сущность кластера как формы интеграции и предпочтительность этой формы для территориально-отраслевого производственного нефтекомплекса.

Классическое определение кластера дал М. Портер. Под кластером он понимает группу географически-близких взаимодействующих компаний (поставщиков и производителей) и связанных с ними организаций (образовательных учреждений, органов государственной власти, инфраструктурных компаний), функционирующих в определенной сфере, характеризующихся общностью деятельности и дополняющих друг друга.

Кластеры выступают сетевой формой объединения предприятий. Они обладают свойствами, общими для всех кластерных структур и отличающими их от других форм кооперации хозяйственной деятельности.

1. Однородность элементов. Кластеры предприятий образуются на базе самостоятельных хозяйствующих субъектов, при этом их размер, отраслевая принадлежность, форма собственности и прочее оказываются вторичными.

  1. Наличие центростремительных сил. Объединение предприятий, организаций, учреждений в кластер происходит под действием определенных сил притяжения. Такие силы возникают, как правило, при ужесточении условий (внешней) конкурентной среды. Стремясь сохранить собственную конкурентоспособность, предприятия развивают кооперационные связи с ближайшим окружением.
  2. Нечеткость и подвижность границ, конфигурации и внутренней структуры. Это обусловлено свободным присоединением предприятий и организаций к кластеру и выходом из него, наличием большого числа связей между участниками кластера, носящих неформальный характер. При этом кластеры предприятий сохраняют относительную пространственную и экономическую обособленность.
  3. Общность ресурсов. В кластерах предприятий ресурсы обобществляются и становятся доступными для всех участников (местоположение, квалифицированный труд, научная и образовательная сферы, технико-технологический потенциал).
  4. Наличие внутренней инфраструктуры. Она обеспечивает связанность элементов кластера и его функционирование как единого экономического организма.

Современная теория кластеров предприятий пока не рассматри­вает их как системные объекты, которые, с одной стороны, имеют единообразные качественные параметры, позволяющие выделять их из ряда сходных экономико-организационных феноменов, а с другой - характеризуются многообразием форм, которые нужно типологизировать. При этом в типологии кластеров предприятий должны найти отражение их сущностные черты и качественные индикаторы.

В классификациях экономических кластерных структур в качестве наиболее распространенных классификационных критериев используют: тип производимой кластером продукции; местоположение; функциональное назначение кластера; характер отношений между участниками кластерного образования; уровень развития. Классификации кластеров предприятий разрабатывают также и российские исследователи. Однако предлагаемые классификационные основания, во-первых, не способствуют углублению понимания кластерного феномена в экономике и больше напоминают попытки систе­матизировать накопленные эмпирические данные о кластерах предприятий. Во-вторых, разработанные классификации не дают четкого ответа на вопрос, какие инструменты поддержки требуются для отдель­ных кластеров, относящихся к определенному типу и находящихся на той или иной стадии развития, и поэтому не востребованы в практике стратегического развития регионов.

Заслуживает внимания подход ряда авторов к понятию «кластер» или  «кластерная система». Под кластерной  структурой (системой) понимается социально-экономическая система образования группой территориально соседствующих экономических субъектов, взаимодействующих друг с другом путем обмена услугами, людьми и идеями и информацией и получающих в результате синергических эффектов определенные конкурентные преимущества (Клейнер, Качалов, Нагрудная,2008)

Концепция формирования кластера должна разрабатываться с учетом специфики входящих в него предприятий. Концептуально реформирование предприятий как таковых, и формирование кластеров, представленных совокупностью взаимосвя­занных предприятий, имеют, по всей види­мости, много общего. Такая концепция может включать следующие положения.

  1. Назначением кластера является осуществление предприятиями производственного и воспроизводственного процессов в соответствии с их потребностями, потребностями общества, целями собственников предприятий и организаций, интересами руководителей.
  2. Интересы развитая экономики России и экономической безопасности страны требуют существования и устойчивого функционирования сети промышленных предприятий, достаточной для обеспечения важнейших стратегических потребностей страны в промышленной продукции, поддержания спроса на факторы производства и технологические нововведения.
  1. Объективная целесообразность существования конкретного кластера определяется в зависимости от наличия платежеспособного спроса на его продукцию, а также положения его предприятий в структуре материально-финансовых потоков и роли в жизнеобеспечении населения.
  2. Предприятия, находящиеся в составе кластера, являются самостоятельными и юридически независимыми.  Они свободны в принятии решений о выборе направлений, форм и способов деятельности (исключение составляют технологически связанные производства), использовании производственной продукции, собственного имущества (Акинфеева, 2008).

Сетевые связи в развитии кластерных структур выполняют важную прагматиче­скую функцию, будучи, по меньшей мере потенциально, одним из факторов масштабного экономического роста и распространения ин­новаций, зачастую отождествляемых с самой постиндустриальной формой организации экономической жизни. Сетевая структура мо­жет быть предметом неоклассического и ин­ституционального направлений исследования; ее можно охарактеризовать как структуру:

  • образующуюся в результате взаимодействия и интеграции предприятий, осуществляющих преобразование материальных, финансовых и информационных ресурсов в готовую продукцию;
  • отражающую нормы внутрисетевой координации действий участников сети.

Степень интеграции в сетевых структурах может быть различной. Так, например, финансово-промышленные группы могут тяготеть как к жестким, так и мягким формам интеграции, предполагающим преимуще­ственное использование не вертикальных, а горизонтальных методов управления и учета интересов участников. Являясь разновидно­стью мягких и тяготеющих к ним интеграционных образований, сети обладают специфическими свойствами. Как правило, связи в сетях институциализированы, имеют долго­временный и устойчивый характер, обладают достаточной плотностью, способностью к самовосстановлению и расширенному воспроизводству, увеличивающему масштабы интеграции и экспансии на рынке, что позволяет говорить об особенностях структуры сетевого образования. Эти связи также опосредованы социальными отношениями, способными играть заметную роль при выборе стратегии развития интегрированных предприятий.

Однако поясним нашу позицию, почему для формирования территориально-отраслевых производственных нефтекомплексов  мы предлагаем такую форму интеграции, как кластер.

Во первых, нефтяные месторождения локализованы в отдельных нефтеносных провинциях, в которых географические и климатические условия отличаются относительной однородностью, что позволяет располагать по соседству технологически взаимосвязанные предприятия. Во вторых, как правило, нефтяные месторождения находятся в труднодоступных, слаборазвитых территориях, где вокруг основного ядра кластера нефтекомплекса могут группироваться объекты социальной инфраструктуры, входящие в кластер. В третьих в кластер могут войти объекты энергетического хозяйства (генерирующие мощности, электроподстанции, электросети и т.д.). В связи с переходом к рынку в электроэнергетике эти объекты могут входить в кластер как самостоятельные в юридическом и хозяйственном отношении предприятия, но устойчивые хозяйственные связи могут обеспечиваться специфичностью активов участников кластера, которая не позволяет им использовать эти активы вне кластера. Одним словом, территориально-отраслевой производственный нефтяной комплекс, организованный в форме кластера выступает как социально-экономическая система, образованная группой разноотраслевых экономических субъектов, взаимодействующих друг с другом путем обмена услугами, людьми, техническими идеями и информацией и получающих в результате синергетических эффектов определенные конкурентные преимущества.

Таким образом, можно сформулировать еще один императив стратегического управления структурными параметрами интеграции в нефтяном комплексе – организация корпоративных структур в форме промышленно-социальных кластеров, являющихся ядром вокруг которых группируются предприятия-поставщики и предприятия-потребители других отраслей, находящихся в тесных кооперационных связях с кластерным ядром территориально-промышленного комплекса.

Такова роль нефтяного комплекса в системе народно-хозяйственных комплексов.

Под нефтекомплексом автор понимает совокупность нефтедобывающих компаний и предприятий производственной инфраструктуры – заводы, КБ, институты, а также транспортные развязки, обслуживающие комплекс, обладающих синергетическими связями и ориентированных на удовлетворение потребностей предприятий и организаций всех сфер деятельности и населения.

Разработка системы научно обоснованных целей является ключевой задачей организации эффективного управления в любой сфере деятельности, в том числе и в развитии территориально-отраслевого нефтяного комплекса.

Однако приходится констатировать, что этот элемент управления остается весьма слабо разработанным, прежде всего, в теоретическом плане. Проблема целеполагания традиционно оставалась вне поля зрения специалистов, так как подразумевалось само собой, что цели уже определены и нет необходимости заниматься этим вопросом отдельно.

Одна из закономерностей целеформирования заключается в зависимости намечаемой к реализации цели от факторов внутреннего и внешнего характера. На рисунке 2 представлено влияние внешней среды и основных субъектов рынка на предприятия нефтекомплекса.

Рисунок 2. Влияние внешней среды и основных субъектов рынка на предприятия нефтекомплекса

Среди основных закономерностей, определяющих процессы целеполагания в нефтяной отрасли, следует указать на взаимосвязь управления социально-экономическим развитием страны, ее отдельных регионов и топливно-энергетическим комплексом.

Эта закономерность находит свое конкретное выражение во взаимосвязи целей социально-экономического развития территориально-административных образований различного уровня и целей развития нефтекомплекса.

Реализация целей развития нефтекомплекса во многом определяется выбором наиболее эффективных форм интеграции и организации диверсифицированных бизнес-структур.

Еще недавно считалось, что самый надежный способ создания нового бизнеса - это комбинирование базовых компетенций при помощи слияний и поглощений. На настоящий момент под влиянием глобальных макроэкономических факторов эффективность такого подхода существенно снижается. Возможно, именно это и послужило толчком для развития стратегических альянсов, как принципиально нового вида партнерских отношений.

Существуют различные определения стратегических альянсов. Так, существует мнение, что стратегические альянсы представляют собой относительно продолжительные по времени межорганизационные соглашения по сотрудничеству, которые предусматривают совместное использование ресурсов и (или) структур управления двух или более самостоятельных организаций одной или нескольких стран для совместного достижения целей, связанных с корпоративной миссией каждой из участвующих организаций. В широком смысле к международным стратегическим альянсам относятся функциональные соглашения (например, по совместным научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам (НИОКР), развитию производства, совершенствованию продукции, консорциумы и др.), соглашения об участии в активах с созданием новой организации (например, совместные предприятия) и без образования новой организации (обмен акциями, приобретение доли участия). Стратегический альянс иногда понимается как деловые отношения между организациями, в рамках которых они разделяют риски, объединяют свои сильные стороны и интегрируют бизнес функции для достижения взаимной выгоды. Говорится, что такие союзы очень отличаются от традиционных картелей и других олигополистических соглашений, так как они касаются конкретных сроков, рынков, продуктов и процессов и не исключают конкуренции во всех областях (в их большинстве), не охваченных соглашениями.

На наш взгляд, альянсы - объединения, которые можно охарактеризовать следующим образом - это соглашение о кооперации двух или более независимых компаний для достижения определенных стратегических целей. Такой союз часто заключают компании, занятые в смежных или далеких друг от друга сферах деятельности и обладающие взаимодополняющими технологиями или опытом. Стратегический союз компаний в отличие от диверсифицированной корпорации не является самостоятельным юридическим лицом. Именно поэтому их союз имеет больше степеней свободы и часто приобретает более глубокий характер и гибкость. Компании, участницы альянсов, не ограничены формальной регламентацией прав и обязанностей сторон, сохраняют свои собственные стратегические цели и существенные черты корпорационной культуры. Поэтому альянсы могут заключать даже конкуренты, не говоря уже о поставщиках и их клиентах, не теряя при этом индивидуальность самой компании.

Формирование альянсов позволяет селективно обновлять корпоративный «генофонд» (его также можно назвать «базой знаний» компании) путем смешения навыков и способностей, имеющихся в разных компаниях, и выращивания на этой основе новых компетенций и создания новых видов бизнеса. Это иллюстрирует множество альянсов, заключаемых между производителями бытового и компьютерного оборудования и владельцами различных вещательных сетей. Результатом таких альянсов становятся разработки на стыке отраслей, в результате которых зачастую создаются совершенно новые отрасли.

Воспользуемся схемой, позволяющей разграничивать стратегические альянсы и другие виды сотрудничества  компаний (рисунок 3). Приведенная ниже схема отражает лишь ключевые показатели, учет которых необходим при таком разграничении. В левом нижнем углу диаграммы наблюдается краткосрочное и поверхностное сотрудничество:

  • поставки от нескольких источников сырья;
  • договора о совместных рыночных акциях;
  • использование общих каналов сбыта и т.п.

Все эти отношения являются формами временного сотрудничества самостоятельных компаний, которые не могут быть отнесены к альянсам.

Перемещаясь по ординате диаграммы вверх, т.е. в среднесрочном периоде, мы можем сформулировать множество разновидностей среднесрочного, но достаточно глубокого сотрудничества:

  • совместные среднесрочные проекты;
  • соглашения о совместных исследованиях;
  • совместное завоевание национальных рынков;
  • разделение рисков совместных технических разработок и проникновение на новые рынки и т.п.

Такие формы сотрудничества можно назвать временными союзами, которые могут, в принципе, перерасти в стратегический альянс. Однако если такой союз изначально был среднесрочным, тогда, с большой вероятностью, это несостоявшийся альянс. Причины этого лежат в изначальной ориентации на среднесрочные отношения и отсутствии проработки стратегических целей союза.

Рисунок 3. Изменение форм сотрудничества в зависимости от глубины и сроков сотрудничества

В правом нижнем углу диаграммы находятся устойчивые партнерства, которые не носят глубокого характера, хотя и являющиеся долгосрочными. Ряд авторов работ в области стратегического управления называют такое долгосрочное и успешное сотрудничество, например, производителя и поставщика, альянсом, хотя, скорее, это устойчивое длительное партнерство, которое, безусловно, необходимо, однако это все же поверхностное сотрудничество, а не  альянс.

Альянсы на диаграмме находятся в верхней правой области диаграммы, где формы сотрудничества глубоки и разнообразны и продолжительны по времени. Особенностями альянсов являются:

  • глубокое и долгосрочное сотрудничество;
  • отсутствие юридического объединения в единую компанию;
  • сохранение собственных стратегических целей компаний;
  • совместные стратегические инициативы;
  • разделение рисков;
  • объединение и создание новых, совместных компетенций;
  • совместные операции на глобальном рынке;
  • относительное сближение корпоративных культур.

Существенной особенностью альянсов является способность объединять совершенно различных по профилю рыночных операторов и в то же время организации, производящие знания, научно исследовательские институты, университеты и т.д. Другими словами, в альянсах существенно снижается роль отраслевой принадлежности. Таким образом, стратегический альянс является также эффективной формой интеграции в нефтяной отрасли. Особое значение формирование  интеграционных структур и альянсов в нефтегазовом комплексе имеет для России.

В работе проведен анализ становления нефтяного комплекса в условиях рынка, который позволил сформулировать следующий вывод. Существующие нефтяные компании формировались по экстерриториальному принципу с объектами нефтедобычи, разработанными по всей огромной территории России, без соответствующей территориальной привязки к потребителям нефти и нефтепродуктов, что обусловливает встречные потоки нефти и нефтепродуктов по всей стране и значительное удорожание конечной продукции при  низком платежеспособном спросе отечественных потребителей.

Так исторически сложилось, что от результатов развития нефтяной от­расли зависит развитие экономики России и это особенно наглядно проявля­ется в условиях глобализации. Поэтому любые резкие изменения на мировом нефтяном рынке сильно отражаются на нашей экономике. Но не менее важную роль играют внутренние цены на нефть и нефтепродукты. Ведь не сек­рет, что те немногие товары, которые могут успешно конкурировать на внешнем рынке обязаны этому низким уровнем внутренних цен на энергию и топливо. И в этой области существует прямая зависимость между изменени­ем внутренних цен на нефтепродукты и ценами на остальные виды товаров. Поэтому динамика внутренних цен не менее важна для российской экономи­ки, чем мировых. И в условиях низкой платежеспособности населения, рост цен является важной проблемой для государства. Поскольку цены россий­ского нефтяного рынка в последние годы имеют тенденцию лишь к увели­чению, изменяется только темп этого увеличения. В настоящий момент цены приблизились к своему пределу и от того, какую политику будет проводить государство и нефтяные компании в этой области, во многом зависит даль­нейшая судьба отечественного нефтяного комплекса.

Существующая система регулирования нефтяного рынка, несмотря на то, что она не всегда эффективно функционирует, может стать хорошей ос­новой для построения новой, поскольку она включает в себя ряд механизмов которые при их совместном использовании должны позволять НК эффектив­но функционировать. В данной системе уже частично заложены элементы управления развитием инфраструктуры, но в основном на федеральном уров­не. Среди основных элементов можно выделить следующие:

  • Регулирование отношений недропользования;
  • Соглашения о разделе продукции;
  • Государственное регулирование инвестиционных процессов в рос­сийской нефтяной отрасли;
  • Налоговая политика в нефтяном секторе.

Мировая практика, в сфере освоения природных ресурсов, предполагает следующий механизм недропользования: принимающая сторона (государство) выбирает соответствующую контрактную форму соглашений с инвестором; наиболее распространенными вариантами являются лицензии как форма административного права и концессии (соглашения о разделе продукции (СРП)) как форма гражданского права.

Главной особенностью договорной системы является то, что зак­лючается контракт между компанией-подрядчиком и государством и их от­ношения переходят в гражданско-правовую плоскость. Если государство может отозвать лицензию в одностороннем порядке, то контракт этого сде­лать не позволяет (хотя в таких документах, как правило, присутствует пункт об одностороннем расторжении договора государством в «исключительных случаях», но позиция государства в любом случае должна быть обоснован­ной). Государство не может также изменять отдельные пункты договора, наиболее важным из которых является фиксация налоговой нагрузки на весь срок его действия. При лицензионной системе налоговая нагрузка на лицен­зиата может меняться вслед за изменениями налогового законодательства. Государства с развитой экономикой и правовой системой отдают предпочте­ние лицензионной форме управления недрами. Подобная практика недро­пользования распространена в Норвегии, Австралии, США, Великобритании, Канаде и ряде других развитых стран.

Соглашение о разделе продукции (СРП) предусматривает, что только часть добытого сырья становится собственностью компании-инвестора. Дру­гая часть передается принимающей стороне в счет оплаты за пользование при­родными ресурсами. Весь риск поисково-разведочных работ несет инвестор, так как связанные с этим затраты окупятся лишь в случае обнаружения на ме­сторождении коммерчески рентабельных запасов. Если таких запасов не обна­ружено, участок возвращается государству. На основе СРП недра разрабаты­ваются в странах-членах ОПЕК, Египте, Азербайджане, Мексике. Тот факт, что получение дохода в виде нефти позволяет минимизировать валютные риски, делает подобный режим наиболее эффективным в развивающихся странах и странах с переходной экономикой.

В массе своей инвестиции, направляемые в российскую нефтяную от­расль, концентрируются в нефтедобыче, - рентабельность в этом секторе как минимум в 2 раза выше, чем в нефтепереработке, где она составляет только 10%. Поэтому на долю нефтеперерабатывающих предприятий приходится менее 10% вложений в отрасль. За последние 3-4 года в нефтедобычу было вложено более 2 млрд. долл., а в нефтепереработку - лишь 116 млн. долл. В 2002 г. из прямых инвестиций, направленных в российскую промышленность, в нефтедобычу поступило 34% (1,36 млрд. долл.) в нефтепереработку же поступил незначительный объем инвестиций, в то время как сфера нефтепереработки нуждается в серьезной модернизации (на нее, по некоторым оценкам, потребуется 10-11 млрд. долл.).

В значительных инвестициях нуждается также и нефтепроводный транспорт. Срок эксплуатации 73% всех российских магистральных трубо­проводов превышает 20 лет. В том числе около 41% трубопроводов эксплуа­тируется более 30 лет при нормативном сроке эксплуатации 33 года. Офици­альный уровень потерь нефти при транспортировке - 3-7% - представляется сильно заниженным. При этом мировые стандарты предусматривают допус­тимые потери при транспортировке на экспорт не более 0,1% от объема добываемой нефти. И если крупные российские нефтяные компании уже на­чали вкладывать средства в модернизацию трубопроводов, то для малых компаний, не обладающих достаточными финансовыми ресурсами, высока вероятность разориться при подобных потерях.

При нынешних темпах роста добычи нефти (8-9% в год) к 2012 г. она составит предположительно 575 млн. т в год, в то время как пропускная способность трубопроводной системы - 549 млн. т в год. Но эти цифры не учитывают введения в строй новых месторождений нефти, они рассчитаны только исходя из разработки нынешних.

Без строительства новых трубопроводов для поддержания системы в должном состоянии нужно будет инвестировать в нее не менее 3 млрд. долл.

Следует отметить, что с 2000 г. наметилась тенденция снижения инвестиций в добычу топливно-энергетических полезных ископаемых. Если в 2000 г. доля инвестиций в основной капитал в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых составлял 16,7% от общего объема, то в 2010 г. – 13,9%.

Следует также отметить, что с активизацией интеграционных процессов на первых порах потребность нефтяного комплекса в инвестициях будет возрастать, что обусловлено повышением социальной ответственности крупного бизнеса, активизацией геологоразведочных работ и строительством совместных нефтепроводов. Все это ведет к повышению роли государства в регулировании инвестиционных процессов в нефтяном комплексе.

Интеграционные процессы усиливают системообразующую роль нефтяного комплекса в российской экономике, а процессы глобализации обусловливают необходимость его государственного регулирования в целях повышения мировой конкурентоспособности как самого нефтяного комплекса так и экономики в целом.

Обеспечение инвестиционных потребностей нефтяного комплекса является важнейшим условием для сохранения его роли как «локомотива» экономики. Особое значение активизация инвестиционных процессов имеет для отдельных регионов.

Говоря о нефтяном секторе, следует отметить, что его развитие происходит не по всей стране, а лишь в отдельных регионах. Развитие неф­тяной отрасли играет немаловажную роль для развития этих регионов.

Поэтому на наш взгляд нефтяной комплекс может рассматриваться как локомотив для развития отраслевой структуры на мезоуровне.

Несмотря на развитую инфраструктуру, Северо-Кавказский федеральный округ вносит незначительный вклад в объемы добычи углеводородного сырья в Российской Федерации. Существенными препятствиями для развития добычи углеводородов является выработанность значительной части месторождений и сокращение разведанных запасов топливно-энергетических ресурсов.

Основные запасы нефти Северо-Кавказского федерального округа сосредоточены в Чеченской Республике. Весомыми для округа нефтяными месторождениями являются Старогрозненское, Горячеисточнинское (Ястребиное), Гойт-Кортовское, Северо-Брагунское (Чеченская Республика), Величаевско-Колдезное, Журавское, Зимне-Ставкинское - Правобережное (Ставропольский край), Малгобек - Вознесенское - Алхазово (Республика Ингушетия).

Доля Северо-Кавказского федерального округа в объемах запасов и добычи топливно-энергетических ресурсов Российской Федерации незначительна, а доля выручки компаний Северо-Кавказского федерального округа в этой сфере деятельности составляет менее 1 процента. Наибольший вклад в общий объем выручки вносит Ставропольский край, Чеченская Республика и Республика Дагестан, на которые приходится более 97 процентов добычи топливно-энергетических ресурсов в Северо-Кавказском федеральном округе. При этом в структуре отгруженной продукции промышленного производства добыча топливно-энергетических ресурсов имеет наибольшую долю в Чеченской Республике (36,5 процента), Республике Ингушетия (25,4 процента) и Республике Дагестан (4,6 процента).

На Северо-Кавказский федеральный округ в 2009 году пришлось 0,6 процента добычи нефти и 0,2 процента добычи газа в общих объемах добычи этих полезных ископаемых в Российской Федерации. Потенциал геологических запасов без пополнения используется в регионе с постсоветских времен, и в первые годы освоения природно-сырьевой базы без больших капитальных затрат обеспечивал ежегодно 56 млн. тонн сырой нефти. Однако, уже в начале 80-х годов, в результате обводненности продукции и истощения промышленных активных запасов, разрушения материально-технической базы добыча нефти сократилась в 2,5 раза, а с 2000 года она немногим превышает 8 млн. т, в 2009 г. этот показатель составил 19,6 млн. т. (рисунок 4).

Запасы углеводородов Северо-Кавказского федерального округа характеризуются высокой степенью выработки, однако в последние годы почти не производились геолого-разведочные работы, что привело к стагнации добычи нефти и падению добычи газа.

Рисунок 4. Прогноз развития нефтедобычи Северо-Кавказским территориально-отраслевым комплексом.

* Прогноз рассчитан автором по данным ОАО «Роснефть»

Почти весь объем балансовых запасов природного газа сосредоточен на месторождениях в Республике Дагестан, Чеченской Республике и Ставропольском крае. В указанных субъектах Российской Федерации (по данным 2009 года) добывалось около 1,3 млрд. куб. метров газа.

Если посмотреть в разрезе, конкретно по каждой нефтедобывающей республике СКФО, с учетом размещения территориально-отраслевого комплекса ОАО «Роснефть», т.к. именно этот комплекс является монополистом в Северо-Кавказском регионе, то мы можем наблюдать довольно интересную картину (таблица 3).

Таблица 3

Доля добычи нефти и газового конденсата в ВРП регионов территориально-отраслевого комплекса СКФО в %

Ставропольский

край

Чеческая

Республика

Республика

Дагестан

Кабардино-Балкарская Республика

2005

3,139136

20,52928

2,963192

0,201993

2006

3,544792

16,12046

1,877507

0,217733

2007

2,044636

11,36591

1,731356

0,247398

2008

2,264036

7,544611

1,057938

0,201266

2009

2,120675

5,315755

1,024413

0,374789

2010

2,060567

4,815973

0,902362

0,343003

* Таблица рассчитана автором по данным ФСГС РФ и ОАО «Роснефть»

В 2005 г. доля нефтедобычи в ВРП Чеченской Республики занимала 20%. На сегодняшний день объемы добычи в тыс. тонн выросли более чем в три раза (с 450 тыс. тонн в 2005 г. до 1492 тыс. тонн в 2009 г.), а цена на нефть, по сравнению с 2005 годом выросла в 2 раза. Несмотря на такую положительную динамику, доля нефтедобычи в ВРП Чеченской Республики сократилась до 5%. Такой факт свидетельствует о восстановлении экономики Чеченской Республики и развитии других отраслей. На основе данных таблицы 3 составлен прогноз динамики доли добычи нефти и газового конденсата в ВРП регионов СКФО (рис. 5)

Рисунок 5. Прогноз динамики падения доли добычи нефти и газового конденсата в ВРП регионов территориально-отраслевого комплекса СКФО

Нефтекомплекс Чеченской республики представлен предприятием ОАО «Грознефтегаз», которая является дочерним предприятием компании «Роснефть».

По итогам 2009 г. ОАО «Грознефтегаз» занимал 3 место среди компаний входящих в «НК «Роснефть», с долей добычи 9,2 % от всей добываемой нефти (таб. 4).

Таблица 4

Добыча нефти и газового конденсата «НК «Роснефть» в 2009 г.

Предприятие

«НК «Роснефть»

Добыча нефти

Доля

т добычи

РФ, %

Добыча газа всего, млн.м3

Эксплуа-тац. фонд, скваж.

Добыча с одной скважины в год, тыс. т.

Доля

в НК,

%

Всего, тыс. т.

в % к

2008 г.

1

Пурнефтегаз

9985,2

103,6

2,6

2239,0

2204

4,5

61,9

2

Сахалинморнефтегаз

1590,0

105,2

0,4

1730,1

2116

0,75

9,8

3

Грознефтегаз

1492,5

206,8

0,4

261,0

54

27,65

9,2

4

Краснодарнефтегаз

1300,4

102,7

0,3

1418,6

2178

0,59

8,0

5

Ставропольнефтегаз

1014,0

94,3

0,3

108,8

496

2,04

6,3

6

Дагнефть

480

97,8

0,1

589,8

99

3,41

2,1

7

Югнефтегаз

260,9

98,5

0,1

36,5

195

1,33

1,6

8

Термнефть

131,0

98,6

0,03

65,0

582

0,22

0,8

Всего:

16254

107,7

4,3

6448,8

7924

2,03

100

Из представленных данных следует, что добыча нефти ОАО «Грознеф­тегаз» в 2008 г. было наиболее рентабельной во всей системе «НК «Рос­нефть», так как вся нефть добывалась фонтанным способом. Средний показа­тель добычи нефти с одной скважины в ОАО «Грознефтегаз» составлял 27650 тонн в год, тогда как по «НК «Роснефть» - 2003 тонны в год, т.е. в 13,8 раз выше, чем по «НК «Роснефть».

Нефтяная промышленность Дагестана играет заметную роль в эконо­мике республики. В объеме промышленной продукции на ее долю приходит­ся более 20%. Однако за период с 1995 по 2002 годы наблюдаются противо­положные тенденции роста физического объема промышленного производ­ства и добычи нефти. За этот период объем промышленной про­дукции увеличился на 37,1%, а добыча нефти лишь на 4,3%. Лишь на 1996 г. приходился максимальный объем добычи, при котором темп прироста соста­вил 18%, а в последующие годы идет постепенное снижение нефтедобычи. В целом промышленность до 2000 г. снижала объемы производства и лишь с этого периода начинается дальнейший подъем. Высокие темпы роста про­мышленности в последние годы можно объяснить лишь постдевальвационным эффектом. Подорожание энергоносителей таит в себе опасность начала инфляционных процессов.

Эксплуатационный фонд добывающих нефтяных скважин в 2008 г. со­ставил 150 единиц, газовых - 22 скважины. В разработке находятся 37 неф­тяных и 4 газоконденсатных месторождения, а всего на балансе находится 41 месторождение. Проведено разведочное бурение за 2006-2008 годы - 16534 м, эксплуатационное бурение - 5194 м. Капитальные вложения за три года в бурение составили 481,9 млн. руб. Основные объемы добываемой сырой нефти идут за пределы, на экспорт (таб.5), отрасль имеет наилучшие условия реали­зации добываемой нефти.

Таблица 5

Объемы экспортных поставок дагестанской нефти за 2000-2010 гг.

Показатели

2000г.

2001г.

2002г.

2003г.

2004г.

2005г.

2006г.

2007г.

2008г.

2009г.

2010г.

Объем поставок нефти, тыс. тонн

94,3

49,4

70,0

230,0

225,0

220,0

333,5

292,8

316,8

283,3

315,2

111.3

334.1

в % к предыдущему году

-

52.4

141,7

328,6

97,8

97,8

151,6

87,7

108.2

89,4

111,3

в% к 1992 г.

100

52,4

74,2

243,8

238,5

233,2

353,5

310,4

335,9

300.3

334,1

к объему добычи

15,7

11,9

21,0

72,7

59.2

59,8

93,6

89,6

97,0

84.4

96.4

Нефть представляет собой основной экспортируемый товар Республи­ки Дагестан. На долю нефти приходится примерно 85% структуры экспорта республики.

В последние годы примерно 90 % добываемой нефти в республике от­правляется на экспорт. Большой разрыв между внутренней и мировой ценой на сырую нефть в середине 90-х гг. (в 1996 г. внутренние цены на нефть были почти в 2 раза меньше средней экспортной), неплатежеспособность россий­ских потребителей привели к переориентации нефтяных предприятий па рынки стран дальнего зарубежья.

Рост приоритета продажи сырой нефти в сбытовой политике НК «Рос­нефть-Дагнсфть» обусловил уменьшение объема нефти, поставляемой на пе­реработку.

Современные преимущества западных сырьевых рынков ведут к недозагрузке НПЗ, к уменьшению производства нефтепродуктов и, как следствие, к уменьшению влияния нефтяных компаний на российском рынке нефтепро­дуктов. В республике перерабатывается мизерная часть добываемой нефти. Динамика нефтедобычи в Республике Дагестан представлена в таблице 6.

Таблица 6

Динамика нефтедобычи в Республике Дагестан

Показатели

2005г.

2006г.

2007г.

2008г.

2009г.

2010г.

Добыча нефти, тыс. т.

380

400

420

440

460

480

Бурение, всего км.

13,6

15,9

18,2

20,5

22,8

23,1

Капитальные вложения на буре­ние, млн. руб.

355

415

475

535

585

650

Ежегодный темп прироста нефтедобычи составляет 20 тыс. т. Анализ динамики развития нефтедобычи за 6 лет показывает, что именно такой прирост характерен при благоприятном стратегическом окружении.

ОАО «НК «Роснефть» - Ставропольнефтегаз» разрабатывает 37 лицен­зионных месторождений углеводородного сырья, включающих 230 залежей нефти и конденсата. Из них 29 - нефтяных, 2 - газоконденсатных, 6 - нефте­газовых. Добыча нефти, конденсата, попутного и природного газа ведется на 26 месторождениях.

Основными видами деятельности предприятия на территории края яв­ляются следующие: добыча нефти, газа и их подготовка, переработка газа, разведка и разработка нефтяных месторождений, строительно-монтажные, ремонтно-строительные работы, транспортное обеспечение, капитальный и текущий ремонт скважин. В составе акционерного общества функционирует 12 цехов и служб, включая три цеха по добыче нефти и газа, два цеха капи­тального и подземного ремонта скважин и другие.

Динамика добычи нефти по основным нефтедобывающим регионам СКФО приводится на рис. 6.

Рисунок 6. Добыча нефти по основным нефтедобывающим предприятиям Северо-Кавказского федерального округа

Анализируя факторы обеспечения  использования природно-сырьевой базы, мы пришли к выводу, что для нефтяного сектора регионов СКФО характерны основные недостатки всего российского нефтяного комплекса отставание прироста запасов от объемов добычи нефти, консервация и выход из строя сравнительно низкодебитных скважин, низкий выход бензина с тонны нефти, в условиях такого  отставания про­цесса воспроизводства запасов и сохранении многолетней тенденции сниже­ния нефтеотдачи ресурсов на первом этапе для сохранения месторождений необ­ходимо плавное, консервативное их использование. Причем не в ущерб бу­дущего периода, а за счет повышения временного лага её истощения, без рез­ких изменений интенсивности извлечения нефти. Это позволит увеличить геолого-разведочные работы с целью поддержки современного состояния природно-ресурсной базы, а в перспективе возможного её развития.

        В работе проведен анализ состояния экономики Чеченской Республики и становление нефтегазового комплекса с выделением 10 этапов его развития (1893-2010гг.).

Динамика добычи  и роста запасов нефти и нефтегазовой промышленности приведена на рис.7.

Рисунок 7. Динамика добычи и роста запасов нефти нефтегазовой  промышленности ЧР за 1893-2010гг.

Проведенный анализ места и роли нефтегазового комплекса Чеченской Республики позволяет сделать следующий вывод. Современный этап развития экономики Чеченской Республики характеризуется снижением доли нефтегазового комплекса в Валовом региональном продукте, что обусловлено медленными темпами восстановления нефтегазового комплекса по сравнению с другими отраслями, высокой степенью выработки и потери из-за обводненности значительной части старых месторождений. Эти обстоятельства определяют основные направления развития этого комплекса: разведка и освоение новых месторождений, восстановление нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности с внедрением технологий глубокой переработки нефти и получение продукции с высокой добавленной стоимостью.

Очень важным направлением стратегического управления нефтяным комплексом и отдельной компанией является оценка собственного научно-технического потенциала.

Оценка собственного научно-технического потенциала компании на­чинается с оценки используемых в этой сфере ресурсов. Обычно оценка ре­сурсов в сфере НИОКР осуществляется по трем составляющим: финансы, материально-технические и людские ресурсы. Однако в современных условиях еще одним существенным ресурсом научно-технической сферы высту­пает ресурс информационный, который, на наш взгляд, также целесообразно оценивать.

Анализ состояния материально-технической базы сферы НИОКР дол­жен осуществляться под углом зрения перспективных направлений работ. Оценка кадрового потенциала осуществляется на основе анализа квалифика­ционной и возрастной структуры кадрового состава персонала сферы НИОКР. Здесь желательно оценить такие факторы как творческие способно­сти, профессионализм и знание прогрессивных технологий, способность к совершенствованию и т.п.

Анализ научно-технического опыта базируется на анализе показателей доли НИОКР, имеющих высокую стратегическую значимость, в общем портфеле НИОКР. Этот показатель характеризует направленность исследо­ваний и разработок на стратегические цели компании в научно-техническом развитии, тот же показатель по законченным работам характеризует степень достижения научно-технических целей.

Показатель доли НИОКР, позволяющих в случае их реализации выйти на мировой уровень или лидировать в технологиях, характеризует степень научно-технической новизны исследований и разработок. Количество полу­ченных патентов, оформленных заявок, свидетельств на открытия и изобре­тения дают оценку результативности научно-технической деятельности в компании.

Связующим звеном между сферой НИОКР и производством выступает инновационная деятельность компании, которая включает процессы созда­ния, внедрения и распространения инноваций в компании, за счет которой осуществляется связь функциональной стратегии НИОКР и деловой страте­гии компании.

Связь планов НИОКР со стратегическими установками компании в технологическом развитии обеспечивается целенаправленностью исследова­ний и разработок на решение важнейших для компании научно-технических проблем, которые выявляются в результате научно-технических прогнозов развития компании по всей технологической цепочке ее деятельности.

На рисунке 8  представлена схема формирования и реализации  инновационной стратегии компании в системе стратегии развития.нефтяной компании.

Рисунок 8. Формирование и реализация инновационной стратегии компании в системе стратегии развития

На этапе формирования инновационной стратегии осуществляется от­бор наиболее эффективных решений для достижения целей, определенных технологической стратегией.

Следующий этап - формирование стратегических планов НИОКР -подразумевает отбор исследований и разработок в соответствии с научно-технической стратегией. Этапы формирования инновационной стратегии представлены в таблице 7.

Таблица 7

Этапы формирования инновационной стратегии ВИНК

Этапы

Содержание

I-этап. Диагностический

Отбор приоритетных технологических проблем компании

II - этап. Формирование техно­логической стратегии

Отбор приоритетных технологий и технических средств

III  - этап. Формирование инно­вационной стратегии

Отбор приоритетных инновационных проектов

IV - этап. Формирование страте­гии НИОКР

Отбор приоритетных НИОКР

Важнейшим направлением стратегического управления нефтяным комплексом в современных условиях является формирование стратегии маркетингового взаимодействия с внешней средой.

Маркетинг взаимодействия в отличие от маркетинга сделок ориентирует предприятие на осуществление с поставщиком комплектующих повторных сделок в рамках долгосрочных отношений, что ведет в перспективе к значительному снижению трансакционных издержек и повышению эффективности деятельности партнеров по бизнесу в рамках стратегического альянса.

Вышеизложенное обусловливает актуальность практических и теоретических аспектов формирования механизма маркетингового взаимодействия предприятия с поставщиком на основе концепции маркетинга взаимодействия.

Анализ сущности механизма маркетингового взаимодействия позволил автору разработать динамическую модель (рисунок 9), отражающую изменения сетевой структуры и параметров сети под влиянием механизма маркетингового взаимодействия партнеров по бизнесу. В результате изучения основных параметров сети диссертантом выявлены три параметра: степень централизации сети, определяемая с помощью коэффициента структурированности (Кстр), теснота связей как количественная сторона взаимоотношений, выраженная показателем рентабельности инвестиций, сила связи как качественная сторона взаимоотношений, воздействуя на которые можно изменять состояние системы с целью получения желаемых результатов.

Этапы развития сети и параметры сетевого взаимодействия приведены в таблице 8.

Таблица 8

Этапы развития сети Параметры сетевого взаимодействия

S1

(бизнес-сеть)

S2

(сеть партнерских отношений)

S3

(сеть маркетингового взаимо­действия)

Степень централизации сети, власть фирмы

Кстр< 0,35

0,35 < Кстр< 0,65

Кстр > 0,65

Сила связи в отношениях «фирма–поставщик»

Уровень доверия низкий

Уровень доверия от среднего до высокого

Уровень доверия высокий

Теснота связи в отношениях «фирма-поставщик»

PI < 0

PI = 0

PI > 0

Благодаря механизму маркетингового взаимодействия фирмы с поставщиком все заинтересованные группы понимают, что каждая из них получает выгоду от эффективной деятельности фирмы и осознает необходимость долгосрочных инвестиций в развитие отношений, которые превращают сеть отношений «поставщик – фирма – клиент» в область эффективной деятельности. В рамках такой сети маркетингового взаимодействия фирма рассматривает результаты своей деятельности в органической связи с результатами деятельности партнеров по сети. Отсюда оценка эффективности деятельности фирмы в рамках сетевых отношений выходит за пределы показателей деятельности самой фирмы, поскольку ее функционирование влияет на поведение других субъектов рынка, улучшает общую ситуацию в предпринимательском сообществе и поддерживает развитие позитивных социально-экономических норм и институтов рынка.

В связи с этим автором разработана система показателей, позволяющая осуществить оценку эффективности механизма маркетингового взаимодействия фирмы с поставщиком, в рамках которой, прежде всего, выделяются блок показателей экономической эффективности и блок показателей социальной эффективности (рисунок 10).

Рисунок 10. Показатели эффективности механизма маркетингового взаимодействия фирмы и поставщика

       Из вышеизложенного следует, что механизм маркетингового взаимодействия может быть успешно реализован в нефтяном комплексе России при формировании таких мягких форм интеграции, как кластеры и стратегические альянсы. Кроме того, кластеры и стратегические альянсы играют важную роль в выравнивании уровней социально-экономического развития регионов, что особенно важно для Юга России. Поэтому автором в работе предложена технология формирования территориально-отраслевого нефтегазового кластера на Юге России.

Как показывает мировой и отечественный опыт решение проблем сглаживания или элиминирования территориальных различий возможно при следующих условиях: открытии на территории уникальных, обладающих большим объемом запасов и имеющих высокий спрос на мировом и отечественном рынке природных ресурсов и сырья, наличие большого объема высококвалифицированной рабочей силы, наличие специфических традиций и систем ценностей и т.д. Анализ состояния основных детерминантов конкурентного преимущества субъектов СКФО и ЮФО указывает на то, что на этих территориях все перечисленные параметры имеются, но они, во-первых, разбросаны и разорваны, не объединены в своеобразные производственные и технологические цепочки, во-вторых, сконцентрированы в разных местах, (например, если сырьевые ресурсы сконцентрированы в республиках Северного Кавказа и расположены в горных и труднодоступных, а теперь и вовсе приграничных районах, где нет достаточной инфраструктуры в виде авто и железных дорог, то производственная инфраструктура – заводы, КБ, институты, а с ними и квалифицированная рабочая сила сосредоточена на территориях, расположенных вглубь территории Юга России и далеко отстающих от сырьевых баз), в-третьих, имеются не только производственные ограничения на создание целостных производственно-хозяйственных цепочек (отсутствие эффективных путей сообщения), а также различия в традициях и обычаях народов, но еще и институциональные препятствия (наличие региональных законодательных органов и администраций, а также наличие законов и конституций, уложений и т.п.).

В частности, наибольшими ресурсами обладают три основных направления: топливно-энергетический, туристко-рекреационный и агропродовольственный. Концентрация ресурсного потенциала на указанных трех направлениях в СКФО оказывается одной из наиболее высоких по РФ. Рассмотрим состояние топливно-энергетического сектора и в частности нефтегазового (таб.9).

Таблица 9

Динамика производства и переработки нефти и газа в ЮФО и СКФО

Регионы

1999

2000

2001

2002

2007

2008

2009

2010

Республика Адыгея

0,7

0,8

1,3

101

0,5

0,3

0.8

0.3

Ростовская область

3

2

2

3

3.4

3.4

Республика Северная Осетия - Алания

5

7

5

4

2

8

5.3

5.0

Кабардино-Балкарская Республика

10

9

10

10

5

0.8

1.0

1.5

Республика Ингушетия

137

164

188

146

126

119

123

108

Республика Калмыкия

242

248

269

237

260

248

244

202

Республика Дагестан

361

327

345

337

342

348

336

331

Ставропольский край

920

1022

1079

1015

1026

1004

980

1130

Краснодарский край

1579

1716

1787

1847

1869

1789

1689

1838

Чеченская Республика

2200

2119

Астраханская область

3073

3441

3471

3826

4007

4067

4197

4173

Волгоградская область

3603

3629

3703

3407

3351

3344

3690

3643

Сумма

9930,7

10563,8

10861,3

10932

10990,5

10930,3

93242

93384

Темпы роста

106,4

102,8

100,7

100,5

99,5

853,1

100,2

*) Таблица составлена по данным ФСГС России.

Приведенные данные указывают на то, что за последние годы происходит рост добычи нефти и газа в регионах Юга России. Наибольшую динамику демонстрируют Астраханская и Волгоградская области, Краснодарский и Ставропольский края, Чеченская Республика и Республика Ингушетия и Калмыкия. В то же время в так называемых старых регионах: Республика Адыгея, Кабардино-Балкария, Северная Осетия-Алания добыча нефти либо стабилизировалась, либо имеет незначительный прирост. В то же время в республиках нет эффективной трубопроводной и нефтегазоперерабатывающей инфраструктуры и производств. Что касается Краснодарского края, то здесь как за советское время, так и в последние годы была создана и действует достаточно развитая трубопроводная и сбытовая сеть в виде коммуникаций на берегу Черного моря (в основном в районе Туапсе и Новороссийска).

На основе трубопроводной инфраструктуры возможно превращение ЮФО и СКФО в важнейшие трубопродуктовые коридоры Юга России.

Обобщение мирового опыта, как и отечественного, указывает на то, что решение проблем сглаживания территориальных различий возможно путем использования кластерных технологий. Переход на технологию кластеров в хозяйственной деятельности становится в последнее время не просто модным, но и достаточно оправданным прагматическим инструментом формирования конкурентной экономики. Многие страны активно используют данную технологию. С кластерами в международной практике связаны возможности очень быстро достигать и долго сохранять высокий уровень конкурентоспособности. “Наличие кластеров, - пишет один из наиболее авторитетных специалистов международного уровня, М.Портер, - способствует возникновению новых производителей, появляющихся из отраслей-потребителей (поставщиков), из смежных отраслей или же путем отделения”. Почему мы считаем кластерные технологии и конкретно формирование территориального кластера на территории ЮФО и СКФО наиболее оптимальным в решении поставленной задачи? Прежде всего, с точки зрения цели и задач, которые решаются с помощью такой модели и механизма кластеризации. Речь идет не о том, чтобы механически выравнивать или сглаживать имеющиеся экономические и социальные различия между территориями, а в том, чтобы активизировать на данной территории предпринимательскую деятельность, стимулировать приток бизнеса в эти территории. Это основная форма разрешения проблемы территориальных различий, которая выявлена в европейских странах и при помощи которой были решены данные противоречия и задачи.

       Предложенная технология построения кластера на Юге России включает в себя территории СКФО и ЮФО. Формирование такого кластера будет способствовать не только выравниванию уровней социально-экономического развития Юга России, но и устойчивому экономическому росту макрорегиона.

Основные положения и выводы диссертационной работы опубликованы в следующих научных работах соискателя:

Монографии:

1. Азиева Р.Х. Экономические и социальные проблемы функционирования нефтегазового комплекса Чеченской Республики в восстановительный период. Монография. Изд-во ОАО ИПП. Грозный - Владикавказ - 2005.- 10,23 п.л.

2 . Азиева Р.Х. Разработка механизма управления нефтяным комплексом на мезоуровне. Монография: Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2010. - 7,98 п.л.

3. Азиева Р.Х. Формирования системы стратегического управления региональным территориально-отраслевым комплексом (на примере нефтекомплекса СКФО): Монография: Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых («Полиграфсервис и  Т»), 2010. - 6,7 п.л. (авт. 3,35 п.л.).

4. Азиева Р.Х. Стратегические императивы структурных параметров интеграции производственных комплексов, как концептуальный вектор алгоритма управления нефтяной отраслью в условиях модернизации национальной экономики: Монография: Грозный: Издательство ГГНТУ – 2012. – 14,2 п.л.

Статьи, опубликованные в периодических научных издания, рекомендуемых ВАК РФ:

5. Азиева Р.Х. Оценка фундаментального анализа инвестиционной ситуации в ЧР // Экономический вестник Ростовского Государственного Университета №3/3. г.Ростов-на-Дону-2005г.- 0,6 п.л.

6. Азиева Р.Х. Инвестиционный климат ЧР: анализ и оценка // Экономический вестник РГУ,№3/3 г. Ростов -на- Дону - 2007 г.- 0,2 п.л.

7. Азиева Р.Х. Экономический рост в ЧР: оценка современной ситуации и ожидаемые темпы роста // Известия Высших Учебных Заведений С-Кр №2 г. Ростов -на- Дону - 2008 г.- 0,2 п.л.

8. Формирование заработной платы в переходный период  // Экономический вестник РГУ, №2/2 г. Ростов -на- Дону - 2008 г.- 0,4 п.л.

9. Инвестиционная активность ЧР в период восстановления ее экономики и социальной сферы // Экономический вестник РГУ,№2/2 г. Ростов -на- Дону - 2009 г.- 0,8 п.л.

10. Оценка современного состояния и основные тенденции стратегического развития территориально-отраслевого нефтекомплекса СКФО // Известия КБНЦ РАН. - №6. –2010 - 0,8 п.л. (авт. 0,4 п.л.).

11. Современное состояние и тенденции развития регионального нефтекомплекса // Вопросы экономики и права. - №12. – 2010. - 0,6 п.л. (авт. 0,3 п.л.).

12. Роль региональной политики формирования инфраструктуры нефтяного комплекса в устойчивом развитии территории  // Экономические науки. - № 11. – 2010 - 0,6 п.л. (авт. 0,3 п.л.)

13. Прогнозирование эффективности функционирования нефтяного комплекса Северо-Кавказского федерального округа // Известия КБНЦ РАН. - №2 (40). –2011 - 0,6 п.л.

14. Формирование территориального нефтегазового кластера на Юге России // Вопросы экономики и права. - №12. – 2011.- 0,6 п.л. (авт. 0,3 п.л.)

15. Использование технологии кластеризации в развитии отраслей и секторов региональных экономик // Экономические науки. - № 12. – 2011.- 0,6 п.л. (авт. 0,3 п.л.)

16. Методические подходы к стратегическому планированию в народнохозяйственном комплексе // Известия КБНЦ РАН. - №1 (45). –2012. - 0,6 п.л.

17. Модернизация территориально-отраслевого комплекса путем формирования стратегии маркетингового взаимодействия // Инженерный вестник Дона (электронный журнал). – №2. – 2012 – 0,4 п.л.

18. Инновационно-ресурсный потенциал в системе стратегии развития и управления нефтяными компаниями // Известия КБНЦ РАН. - №2 (46). –2012. - 0,4 п.л.

Статьи в сборниках научных трудов и периодической печати:

19. Азиева Р.Х. Состояние нефтекомплекса Чечни. Тезисы докладов научно-практической конференции, посвященной 80-летию ГНИ. Грозный-2000г.- 0,2 п.л.

20. Азиева Р.Х. Состояние и перспективы развития нефтеперерабатывающей отрасли ЧР. Труды ГГНИ Выпуск 2. Грозный-2002г. - 0,5 п.л.

21. Азиева Р.Х. Управление госсобственностью и механизм реструктуризации предприятий. Сборник научных трудов. Многофакторная основа экономического развития: тенденции, решения и проблемы. Изд-во СОГУ. г.Владикавказ.-2002г - 0,5 п.л.

22. Азиева Р.Х. Оценка состояния региональной инвестиционной деятельности. Сборник научных трудов. Экономическое развитие: выбор направлений и методов осуществления. Изд-во СОГУ. г.Владикавказ .- 2003 г - 0,8 п.л.

23. Азиева Р.Х. Совершенствование экспертизы и конкурсного отбора инвестиционных проектов. Сборник научных трудов. Экономическое развитие: выбор направлений и методов осуществления. Изд-во СОГУ. г.Владикавказ .-2003 г - 0,5 п.л.

24. Азиева Р.Х. Некоторые особенности восстановления нефтяного комплекса Чеченской Республики. Сборник научных трудов. Экономическое развитие: выбор направлений и методов осуществления. Изд-во СОГУ. г.Владикавказ. -2003г - 0,7 п.л.

25. Азиева Р.Х. Исследование по направлениям финансовых потоков ОАО «Грознефтегаз» и пути их совершенствования. Вестник АН ЧР (№3) г.Грозный-2003г. - 0,4 п.л.

26. Азиева Р.Х. Исследование этапов становления и развития нефтегазодобычи Чечни. Вестник АН ЧР (№3) г.Грозный-2003г. - 0,4 п.л.

27. Азиева Р.Х. Оценочный анализ состояния экономики Чечни и ее перспективы. Материалы Всероссийской научной конференции. «Интеграция науки, образования и производства - решающий фактор возрождения экономики и социальной сферы в посткризисный период». КНИИ-РАН г.Грозный-2003г. - 0,6 п.л.

28. Азиева Р.Х. Инвестиционная активность в нефтегазовом комплексе региона. Всероссийская научно-практическая конференция «Наука, образование и производство» Изд-во ГГНИ г.Грозный-2003г. - 0,3 п.л.

29. Азиева Р.Х. Направление финансового потока в ОАО «Грознефтегаз» и пути его совершенствования. Сборник научных трудов. Проблемы и пути активизации экономического роста. Изд-во СОГУ. г.Владикавказ.-2004г - 0,5 п.л.

30. Азиева Р.Х. Реформа системы пенсионного обеспечения в РФ. Труды ГГНИ Выпуск 4 г.Грозный-2004г. - 0,5 п.л.

31. Азиева Р.Х. Инвестиции в малый бизнес. Труды ГГНИ Выпуск 4 г.Грозный-2004г. - 0,3 п.л.

32. Азиева Р.Х. Наука - как фактор эффективности экономики. Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 85-летию ГГНИ: Наука, образование и производство. г.Грозный-2006. - 0,5л.

33. Азиева Р.Х. Безработица и её социально-экономические последствия в Чечне. Всероссийская научная конференция. «Чеченская Республика и чеченцы: История и современность». г.Москва-2006г. - 0,4 п.л.

34. Азиева Р.Х. Инвестиции в сфере культуры управления. Труды ГГНИ. Вып. № 6. г Грозный – 2006 г. - 0,3 п.л.

35. Азиева Р.Х. Состояние нефтегазового комплекса Чеченской Республики. 3 Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики управления развитием социально-экономических систем». Изд-во ДГТУ г. Махачкала-2006г. - 0,3 п.л.

36. Азиева Р.Х. Неравенство и бедность - черта современного общества. Труды ГГНИ. Вып. № 7. г Грозный - 2007 г. - 0,6 п.л.

37. Азиева Р.Х. Налоговые инструменты воспроизводства отношений собственности. Труды ГГНИ. Вып. № 8. г Грозный - 2008 г. - 0,6 п.л.

38. Азиева Р.Х. Стратегические императивы управления территориально-отраслевым нефтекомплексом, как целевой ориентир модернизации регионального экономического пространства Вестник КБГУ. Серия «Экономические науки». -  Вып. 11. – 2009. – 0,4 п.л. (авт. 0,2 п.л.).

39. Азиева Р.Х. Стратегические императивы организации параметров структурной реорганизации нефтегазового комплекса Чеченской Республики в период востановления национальной экономики Проблемы социально-экономического развития региона. - Москва: МАКБ. – 2009 г. – 0,3 п.л. (авт. 0,15п.л.).

40. Азиева Р.Х. Условия, детерминанты и императивы интеграции производителей и потребителей территориально-отраслевого нефтекомплекса в системе межотраслевого народного хозяйства// Общество. Культура. Экономика. Управление: Межвузовский сборник научных трудов. – ИСПИП ЮРНОЦ РАН. – 2009. – 0,3 п.л. (авт. 0,15 п.л.).

41. Азиева Р.Х. Основные параметры формирования и развития регионального рынка нефтепродуктов. Материалы II международной заочной научно-практической конференции «Современные направления научных исследований» - Екатеринбург: Мир гуманитарных наук. – 2010. - 0,3 п.л. (авт. 0,15 п.л.)

42. Азиева Р.Х. Топливно-энергетический комплекс в системе межотраслевых комплексов.// Сборник научных статей «Современные проблемы развития региональной экономики». Нальчик: Издательство КБНЦ, 2010. – 0,3 п.л.

43. Азиева Р.Х.  Теоретико-методологические основы целеполагания функционирования и развития территориально-отраслевого комплекса //  Вестник КБГУ. Серия «Экономические науки». –  Вып. 12. – 2010. – 0,6 п.л.

44. Азиева Р.Х. Основные факторы и условия развития нефтяного комплекс. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Сборник статей. Часть 2. - Пятигорск: Издательство НОУ ВПО «ИнЭУ». - 2011. - 0,3 п.л.

45. Азиева Р.Х. Модернизация территориально-отраслевого комплекса региона путем формирования стратегии маркетингового взаимодействия. Материалы Всероссийской научно-практической конференции  «Северный Кавказ в системе стратегического развития России». - 2011. - 0,3 п.л.

46. Азиева Р.Х. Стратегические альянсы как форма интеграции производителей и потребителей продукции нефтекомплекса //  Вестник КБГУ. Серия «Экономические науки». –  Вып. 13. – 2011. – 0,3 п.л.

47. Азиева Р.Х. Терииториально-отраслевой нефтяной кластер как форма эффективного стратегического управления //  Вестник КБГУ. Серия «Экономические науки». –  Вып. 13. – 2011. – 0,3 п.л.

48. Азиева Р.Х. Основные факторы и условия развития нефтяного комплекса.// Сборник научных статей «Современные проблемы развития региональной экономики». Нальчик: Издательство КБНЦ, 2010. – 0,35 п.л.

49. Азиева Р.Х. Роль ученых и практиков в становлении и развитии нефтегазодобычи ЧР. Материалы Второй Всероссийской научно-практической конференции. Сборник статей. Часть 2. - Пятигорск: Издательство НОУ ВПО «ИнЭУ». - 2012. - 0,3 п.л.

50. Азиева Р.Х. Оценка современного состояния и основные тенденции стратегического развития нефтяного комплекса России. Материалы  Второй Всероссийской научно-практической конференции  «Северный Кавказ в системе стратегического развития России». - 2012. - 0,3 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.