WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Чигвинцева Елена Сергеевна

ДЕТЕРМИНАНТЫ ОбщественноГО благосостояниЯ: структура, измерение, динамика

Специальность 08.00.01 – экономическая теория

автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Диссертация выполнена на кафедре экономической теории экономического факультета Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»

Научный руководитель:

доктор экономических наук, профессор

Германова Ольга Егоровна

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор кафедры экономики и менеджмента ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный университет путей сообщения»

Шагинян Сергей Георгиевич

кандидат экономических наук, доцент, профессор кафедры экономической теории Ростовского филиала ГКОУ ВПО «Российская таможенная академия»

Панченко Виктор Иванович

Ведущая организация

Южно-Российский институт-филиал ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Защита состоится «25» декабря 2012 года в 10:00 на заседании диссертационного совета Д 212.208.02 по экономическим наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. М. Горького, 88, ауд. 118.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148, с авторефератом – на официальных сайтах Министерства образования и науки РФ: http://www.vak2.ed.gov.ru и Южного федерального университета: http://www.sfedu.ru.

Автореферат разослан «23» ноября 2012 года.

Отзывы на автореферат, заверенные гербовой печатью, просим направлять по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. М. Горького, 88, ауд. 209, диссертационный совет Д 212.208.02. Ученому секретарю.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

д.э.н., профессор                                                               Михалкина Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Повышение благосостояния общества декларируется в качестве основной задачи государственной политики в условиях усложняющихся социальных процессов и является одной из стратегических установок Программы развития ООН, Стратегии долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года.

В настоящее время в России сложилась противоречивая ситуация: высокие темпы роста номинальных среднедушевых доходов сопровождаются углублением социального неравенства, сохранением значительной доли населения с доходами ниже прожиточного минимума. В этой связи повышение общественного благосостояния обеспечивается в различной степени за счет снижения доходной дифференциации населения, уровня безработицы и экологических рисков, увеличения объема бюджетного финансирования социальных программ поддержки малообеспеченного и незащищенного населения, нивелирования негативных последствий демографических изменений, происходящих в обществе.

Общественное благосостояние, имея сложную структуру, не может быть количественно сведено только к величине денежных доходов. Это обусловливает необходимость исследования тенденций изменения общественного благосостояния под воздействием ключевых социальных и экономических детерминантов (ожидаемой продолжительности жизни, динамики составляющих дохода, неравенства их распределения, занятости, государственных расходов на образование, здравоохранение, социальную политику, затрат на экологию), оказывающих комплексное влияние на его уровень и динамику, использования теоретических выводов в обосновании и практической реализации мер политики перераспределения доходов. Сказанное свидетельствует об актуальности и практической значимости темы исследования.

Степень разработанности проблемы. Как отрасль науки экономика благосостояния имеет длительную историю, ее основателями являются Дюпюи Ж., Маршалл А., Пигу А., Рикардо Д. и другие классики1. В центре их внимания были такие категории, как богатство индивида и нации; экономическая рента, выступающая в качестве дохода, приносимого землей как фактором производства; излишек производителя и потребителя, использующиеся для измерения индивидуального благосостояния. Дальнейшее развитие экономики благосостояния обеспечено исследованием распределения дохода и поиском его оптимальных условий Калдором Н., Парето В., Самуэльсоном П., Скитовски Т., Хиксом Д., Эрроу К. и др.2

Выражению совокупного уровня благосостояния через индивидуальное благосостояние членов общества и построению на этой основе функции общественного благосостояния посвящены работы Бентама Д., Бергсона А., Блэкорби Ч., Дональдсона Д., Ролза Дж., Сена А., Флербе М., Харшаньи Дж. и др.3 Предлагаемые функции систематизированы, однако они не используются в качестве инструмента измерения уровня общественного благосостояния, поскольку их аргументами является индивидуальная полезность потребляемых благ, имеющая субъективную оценку.

С 1970-х годов советскими экономистами Агабабьяном Э., Ефимовым А., Петраковым Н., Римашевской Н., Федоренко Н. и др.4 в контексте оценки общественного благосостояния и уровня жизни велась разработка комплексного подхода к управлению общественным развитием, целью которого являлось обеспечение единства экономической и социальной политики.

В работах Абдуллаева Р., Андрушак Г., Аралбаевой Г., Бородкина Ф., Волгина Н., Германовой О., Гимпельсона В., Гриценко Н., Карпова С., Лазаревой Е., Макарова В., Мирзалиева М., Можиной М., Шаркова Ф., Юркова А. и др.5 исследуется влияние на уровень благосостояния общества детерминантов потребительского поведения, дохода, налогов, инфляции, условий жизни, а также разрабатываются принципы и технологии реализации социальной справедливости в распределении доходов.

Среди ученых, занимающихся методологическими аспектами анализа бедности, неравенства и уязвимости в доступе к жизненно важным ресурсам, в том числе на основе декомпозиции индекса Джини по источникам дохода, следует выделить Барченко Н., Бесстремянную Г., Богомолову Т., Бурдяк А., Заборовскую А., Итцхаки Ш., Киселеву О., Ниворожкину Л., Ростовцева П., Тапилину В., Уодона К., Эрикссона Р. и др.6

Несмотря на высокую теоретическую и практическую значимость исследований ученых, по-прежнему дискуссионной остается проблема соотношения принципов эффективности и справедливости в распределении доходов, выбора на этой основе критерия роста общественного благосостояния. Необходимо измерить уровень и динамику общественного благосостояния с учетом изменения не только основных его составляющих, но и их системообразующего влияния. Посредством выявления зависимости между объемом потребления благ, размером конкретного вида дохода и степенью социального неравенства целесообразно спроецировать их влияние на уровень общественного благосостояния, что позволит в значительной степени расширить возможности практического применения функции благосостояния и методики расчета расширенного индекса Джини для анализа благосостояния общества. Данные обстоятельства обусловили выбор темы и определили цель и задачи диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в том, чтобы на основе теоретико-методологического и предметно-эмпирического анализа выявить влияние на уровень и динамику общественного благосостояния в России ожидаемой продолжительности жизни, доходов, неравенства в их распределении, занятости, государственных расходов на образование, здравоохранение, социальную политику, затрат на экологию и оценить его с помощью обоснованной экономической модели; определить вклад элементов дохода и потребительских расходов в прирост благосостояния населения Ростовской области с помощью разложения расширенного индекса Джини. Поставленная цель предопределила необходимость поэтапного решения следующих задач:

- проанализировать генезис трактовок общественного благосостояния и определить их способность отражать сущность категории;

- исследовать в ретроспективе функции общественного благосостояния, в которых независимой переменной выступает индивидуальная полезность потребляемых благ;

- обосновать экономическую модель общественного благосостояния в России, отражающую зависимость уровня благосостояния от ожидаемой продолжительности жизни, численности занятых и безработных, среднедушевых доходов, социального неравенства, государственных расходов на образование, здравоохранение, социальную политику, текущих затрат на экологию;

- выявить влияние структурных составляющих и степени неравенства на изменение общественного благосостояния;

- оценить уровень общественного благосостояния населения Ростовской области через компоненты индивидуального дохода, скорректированные по степени неравенства;

- обосновать вклад компонентов потребительских расходов в социальное неравенство и уровень благосостояния для разнодоходных групп населения Ростовской области;

- оценить влияние политики перераспределения социальных выплат на общественное благосостояние населения Ростовской области и обосновать практические рекомендации по ее корректировке.

Объект и предмет исследования. В качестве объекта исследования выступает общественное благосостояние в контексте перераспределения доходов. Предметом исследования является влияние структурных составляющих общественного благосостояния и их системное воздействие на его динамику.

Теоретико-методологической основой исследования послужили труды классиков экономической науки, фундаментальные выводы, положения экономики благосостояния. Поскольку исследуемая проблема имеет множество аспектов, то в диссертации общественное благосостояние исследуется в рамках методологии маржинализма и неоклассического анализа.

Инструментарно-методический аппарат исследования. При разработке заявленной проблемы применены методы и приемы теоретико-прикладного научного познания: категориального, структурно-функционального, сравнительного, факторного анализа, эконометрические и статистические методы с использованием пакета STATISTICA 8.0. Категориальный анализ использован в выявлении экономического содержания общественного благосостояния; структурно-функциональный – в исследовании сущностных элементов указанной категории; сравнительный – при сопоставлении уровня и динамики общественного благосостояния в процессе применения различных методик его оценки, а также результатов перераспределительной политики в странах с развитой рыночной экономикой и в России; эконометрические методы – в обосновании экономической модели общественного благосостояния; методы факторного анализа – в определении влияния структурных составляющих и социального неравенства на динамику общественного благосостояния.

Информационно-эмпирическую базу исследования, обеспечившую репрезентативность исходных данных, составили официальные данные Федеральной службы государственной статистики РФ, Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Ростовской области; публикации Министерства экономического развития РФ, Министерства финансов РФ; данные, отраженные в Докладах о развитии человеческого потенциала Программы развития ООН; материалы монографических и периодических изданий, информационные ресурсы сети Internet. Статистические данные проанализированы, систематизированы, обработаны, обобщены, экономически интерпретированы и прокомментированы.

Нормативно-правовая база. При подготовке исследования были использованы различные нормативно-правовые акты, регулирующие отношения в социально-экономической сфере: Конституция РФ, Бюджетный кодекс РФ, Федеральные законы Российской Федерации, Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года, Программа социально-экономического развития Ростовской области на 2008-2012 годы, Стратегия социально-экономического развития Ростовской области до 2020 года и др.

Рабочая гипотеза диссертационного исследования состоит в предположении, согласно которому составляющими общественного благосостояния являются помимо традиционно учитываемых доходов, также государственные расходы на образование, здравоохранение, социальную политику и экологию, занятость, ожидаемая продолжительность жизни, включение которых в экономическую модель позволяет не только измерить влияние каждой составляющей, но и дать комплексную оценку общественного благосостояния, использовать полученные результаты в совершенствовании политики доходов и расходов для повышения его уровня.

Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

1. Выявлена степень полноты отражения содержания общественного благосостояния в течениях экономической мысли в ретроспективе.

Развитие теории общественного благосостояния представлено эволюцией его трактовок Рикардо Д., Маршаллом А., Пигу А. как совокупности продуктов труда, удовлетворяющих индивидуальные потребности; Парето В., Калдором Н., Хиксом Д., Скитовски Т. как суммы индивидуального благосостояния всех членов общества; Сеном А., Эрикссоном Р. как уровня доходов всех членов общества и реализации их индивидуальных возможностей; Петраковым Н., Римашевской Н., Федоренко Н. как общественной полезности произведенных благ, что позволило обосновать необходимость спецификации качественных признаков общественного благосостояния с учетом неравенства распределения доходов и выявить новые.

2. Результатом анализа эволюции функций общественного благосостояния, основанных на индивидуальной полезности потребляемых благ, является вывод о невозможности их использования в измерении благосостояния и необходимости обоснования модели, в которой отражается зависимость благосостояния от переменных параметров, системно предопределяющих его уровень.

Разработанные в рамках экономики благосостояния функции общественного благосостояния (Бентама Д., Бергсона А., Блэкорби Ч., Дональдсона Д., Нэша Дж., Ролза Дж., Самуэльсона П., Слезника Д., Харшаньи Дж.) характеризуют зависимость его совокупного значения от полезности благ, потребляемых индивидами. Невозможность объективного выражения индивидуальной полезности наборов благ затрудняет применение этих функций для оценки уровня благосостояния, что служит доказательством необходимости обоснования принципиально новой экономической модели общественного благосостояния.

3. Обоснована модель общественного благосостояния, детерминированная явными, вмененными доходами, занятостью и ожидаемой продолжительностью жизни.

Выявив неполноту и односторонность существующих в зарубежной и отечественной практике показателей общественного благосостояния (ВВП или ВНД на душу населения, среднедушевых доходов, индекса человеческого развития, взвешенного показателя роста общественного благосостояния Тодаро М. П., функции Сена А.), обоснована экономическая модель общественного благосостояния в форме степенной функции с суммой его частных эластичностей по переменным значениям составляющих больше единицы ().

4. Оценено влияние составляющих общественного благосостояния на его уровень и динамику в России.

Выявлена динамика вкладов в повышение уровня общественного благосостояния населения России за период 1999-2011 гг.: растущий положительный вклад заработной платы как традиционной доходной составляющей, вмененного дохода, скорректированных с учетом социального неравенства, слабый (менее 1%) рост вклада от увеличения ожидаемой продолжительности жизни при рождении с 65,9 до 70,3 лет и снижение вклада вследствие общественных потерь от безработицы.

5. Обоснован вклад доходов в общественное благосостояние населения Ростовской области в 2005-2010 гг. с учетом неравенства в их распределении, исчисляемого расширенным индексом Джини.

Неравенство доходов оказывает прямое отрицательное воздействие на величину и динамику общественного благосостояния. Неравенство в распределении доходов населения Ростовской области в 2005-2010 гг. усиливалось ростом степени дифференциации доходов от предпринимательской деятельности, доходов от собственности и «скрытых» (теневых) доходов, незначительно углублялось дифференциацией размера заработной платы и ослаблялось социальными выплатами. Компоненты дохода оказывают различное влияние на общественное благосостояние через значения их абсолютного и относительного вклада в неравенство.

6. Измерен вклад статей потребительских расходов в прирост общественного благосостояния населения Ростовской области в 2005-2010 гг. в условиях неравенства потребительских возможностей разнодоходных групп населения.

Замедление темпов роста общественного благосостояния населения Ростовской области в 2005-2010 гг. обусловлено углублением неравенства потребительских возможностей населения и повышением благосостояния у индивидов с максимальными доходами. Относительно более быстрый рост цен на товары и услуги увеличивал расходы (на питание вне дома, на покупку алкогольных напитков и табачных изделий, непродовольственных товаров, на оплату жилищно-коммунальных услуг), усиливая неравенство. Растущие затраты на продукты питания и оплату образовательных и медицинских услуг смягчали названную тенденцию.

7. Оценено влияние трансфертов, выделенных в социальных расходах и скорректированных по степени неравенства, на уровень и динамику общественного благосостояния населения Ростовской области в 2005-2010 гг.

Измерен вклад трансфертов различным категориям граждан в изменение уровня общественного благосостояния населения Ростовской области. Рост социальных выплат всем категориям граждан в рамках реализуемой политики перераспределения доходов за счет снижения степени социального неравенства обеспечил повышение общественного благосостояния. В наибольшей степени увеличению благосостояния способствуют растущие государственные расходы на пенсионное обеспечение, выплату пособий инвалидам войны, ветеранам Великой Отечественной войны, ветеранам боевых действий, инвалидам и детям-инвалидам.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в обосновании сущности общественного благосостояния в широком смысле слова с учетом всех его структурных составляющих и факторов, измерении его уровня и динамики с помощью разработанной экономической модели, в которой общественное благосостояние является функцией переменных: среднего размера оплаты труда, государственных расходов на образование, здравоохранение, экологию, социальных расходов, общественных потерь вследствие безработицы, ожидаемой продолжительности жизни; в выявлении влияния степени неравенства распределения компонентов дохода и потребительских расходов на динамику общественного благосостояния. К числу основных результатов, определяющих научную новизну диссертационного исследования, относятся следующие положения:

1. Обосновано, что существующие классические определения общественного благосостояния, предлагаемые представителями различных школ, не отражают его содержания в полной мере, что предполагает измерение его уровня и динамики с учетом ограниченного числа детерминирующих факторов. В развитие ранее выявленного содержания категории благосостояния (Калдором Н., Маршаллом А., Парето В., Пигу А., Римашевской Н., Скитовски Т., Федоренко Н., Хиксом Д.) предложена авторская трактовка общественного благосостояния, учитывающая наряду с традиционными, также вмененные составляющие, формируемые затратами на образование, здравоохранение, социальную политику, экологию, а также ожидаемой продолжительностью жизни населения и уровнем безработицы.

2. Доказано, что функциональные зависимости между общественным и индивидуальным благосостоянием, предложенные представителями экономики благосостояния и неоклассической школы, не могут быть использованы для измерения уровня благосостояния общества, поскольку строятся на основе субъективных оценок полезности благ. В отличие от ранее разработанных функций (Бентама Д., Бергсона А., Блэкорби Ч., Дональдсона Д., Ролза Дж., Харшаньи Дж.) следует обосновать зависимость общественного благосостояния от комплекса его составляющих в их современном определении и модель названной зависимости.

3. Разработана алгоритмизированная модель общественного благосостояния () населения России на основе статистических данных за 1999-2011 гг. с коэффициентом детерминации в виде степенной функции: , где: – ожидаемая продолжительность жизни при рождении; на душу населения соответственно: – уровень оплаты труда, – общественные потери вследствие безработицы, – расходы консолидированного бюджета на сферу образования, – расходы консолидированного бюджета на сферу здравоохранения, – бюджетная обеспеченность по разделу «Социальная политика», – текущие затраты на охрану окружающей среды; – фактор времени. В отличие от ранее используемых экономистами (Аралбаевой Г., Карповым С., Лазаревой Е., Макаровым В., Сеном А., Юрковым А.) показателей обоснована функция, позволившая учесть влияние на общественное благосостояние системы явных и вмененных доходов, а также их тренда.

4. Оценено влияние составляющих общественного благосостояния на его прирост в российской экономике за период с 1999 г. по 2011 г., составивший 152,55% и обеспеченный увеличением ожидаемой продолжительности жизни – на 0,63%; повышением заработной платы – на 74,37%; растущими расходами на образование, здравоохранение, социальную политику и экологию соответственно – на 25,26%, 21,27%, 18,96% и 14,09%; общественными потерями вследствие безработицы – на (-14,80%); выявленной тенденцией изменения включенных в модель переменных в исследуемом периоде – на 12,77%. Обоснованная функция является имитационной моделью, дающей возможность прогнозировать динамику общественного благосостояния при изменении величины и удельного веса каждой его составляющей («что будет, если…»). Применяющаяся экономистами (Бородкиным Ф., Волгиным Н., Гриценко Н., Мирзалиевым М., Шарковым Ф.) совокупность показателей отражает статику процесса.

5. Выявлено, что общественное благосостояние населения Ростовской области в 2005-2010 гг. по доходной составляющей снизилось на 4,9% и было детерминировано противоречивым влиянием роста доходов, с одной стороны, и вызванного им углубления неравенства, с другой. Через усиление влияния на степень неравенства рост дифференциации размера заработной платы снизил общественное благосостояние на 21,4%; доходов от предпринимательской деятельности – на 57,0%; доходов от собственности – на 25,6%; «скрытых» (теневых) доходов – на 5,3%; в то время как социальные выплаты через снижение степени неравенства увеличили общественное благосостояние на 104,4%. Полученные результаты исследования по проблемам влияния изменения доходов и неравенства на общественное благосостояние (Барченко Н., Бесстремянной Г., Бурдяк А., Заборовской А., Киселевой О.) следует дополнить выводом о том, что необходимо не только обеспечить рост заработной платы, доходов от предпринимательской деятельности и от собственности, но и элиминировать их отрицательное влияние на социальное неравенство.

6. Измерен прирост общественного благосостояния населения Ростовской области в 2005-2010 гг. по расходам на потребление с учетом их влияния на социальное неравенство, составивший 6,4%. Увеличение затрат на продукты питания и безалкогольные напитки через снижение степени социального неравенства способствовало повышению общественного благосостояния на 21,3%, на оплату медицинских услуг – на 6,9%, образовательных услуг – на 1,2%. Негативное влияние на динамику благосостояния оказали растущие расходы на жилищно-коммунальные услуги и топливо, снизившие его на (-88,3%), расходы на питание вне дома – на (-71,7%), расходы на алкогольные напитки и табачные изделия – на (-1,9%). В развитие ранее полученных экономистами результатов исследования благосостояния (Андрушак Г., Гимпельсон В., Можина М.) оценка влияния потребительских расходов на благосостояние общества позволяет выделить ряд приоритетных направлений снижения степени неравенства потребительских возможностей разнодоходных групп населения.

7. Оценен вклад трансфертов в динамику общественного благосостояния, составивший 104,4% и детерминированный в наибольшей степени (на 52,6%) растущими расходами на пенсионное обеспечение, а также на 3,4% повышением пособий инвалидам войны, на 6,1% – ветеранам Великой Отечественной войны, на 3,0% – ветеранам боевых действий, на 2,7% – инвалидам, на 3,7% – детям-инвалидам, на 32,9% – повышением размера стипендий и других пособий. Обоснована необходимость внесения изменений в политику перераспределения доходов и реализации мер, направленных на снижение неравенства, поскольку сохранение прежней степени неравенства приведет в ближайшие годы к падению уровня общественного благосостояния в среднем на 7,9% в год. В отличие от ранее полученных результатов измерения влияния социальных выплат на благосостояние общества (Аралбаева Г., Богомолова Т., Итцхаки Ш., Ростовцев П., Тапилина В., Уодон К.) оценена результативность политики перераспределения, выявлено влияние на общественное благосостояние мер социальной защиты и поддержки различных категорий граждан с учетом их сглаживающего влияния на неравенство.

Теоретическая значимость полученных результатов заключается в развитии теории общественного благосостояния, состоящем в выявлении и измерении системного влияния структурных составляющих на его уровень  и динамику, выделении степени неравенства населения по доходам и потреблению в качестве детерминанта, оказывающего негативное влияние на уровень индивидуального и общественного благосостояния. Обоснована высокая практическая применимость разработанной модели общественного благосостояния, параметрами которой являются явные, вмененные доходы, безработица и ожидаемая продолжительность жизни. Теоретические выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при совершенствовании программ учебных курсов по «Экономической теории», «Микроэкономике», «Экономике общественного сектора», «Микроэкономическим основам макроэкономики».

Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в оценке вклада ключевых составляющих общественного благосостояния в прирост его совокупного уровня, в выявлении тенденций изменения величины общественного благосостояния с учетом абсолютного и относительного вклада в неравенство компонентов дохода, в том числе социальных выплат, и потребительских расходов посредством расчета расширенного индекса Джини. Названный метод используется, прежде всего, для оценки результативности мер политики перераспределения доходов, реализуемых на региональном уровне, их влияния на благосостояние малообеспеченных групп населения. Результаты исследования могут служить основой для корректировки Стратегии социально-экономического развития Ростовской области на период до 2020 года.

Апробация работы. Результаты и выводы диссертационного исследования докладывались автором на международных, всероссийских и вузовских научно-практических конференциях в городах Йошкар-Оле, Махачкале, Москве, Ростове-на-Дону в 2007-2012 гг., а также на научных конференциях аспирантов и молодых ученых экономического факультета Южного федерального университета.

По результатам исследования опубликовано 13 научных работ, общим объемом 7 п. л., в т.ч. 4 статьи в изданиях из перечня ВАК.

Диссертационное исследование «Детерминанты общественного благосостояния: структура, измерение, динамика» выполнено в рамках паспорта специальности 08.00.01 – экономическая теория по пункту 1.2. Микроэкономическая теория: теория потребительского спроса; теория фирмы; теория организации рынков; теория конкуренции и антимонопольного регулирования; теория общего экономического равновесия; теории экономики благосостояния; взаимозависимость общественного и личного благосостояния.

Структура диссертационной работы последовательно раскрывает цель и задачи исследования и состоит из введения, трех глав, содержащих 6 параграфов, заключения, списка использованных источников, насчитывающего 215 наименований, и 14 приложений. В работе содержится 13 рисунков и 18 таблиц, иллюстрирующих текст диссертационного исследования.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определена степень научной разработанности проблемы, сформулированы цель, задачи и рабочая гипотеза исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, и соответствующее им приращение научного знания, характеризуется уровень апробации полученных результатов.

В первой главе «Теоретико-методологические аспекты исследования общественного благосостояния» проанализированы существующие трактовки общественного благосостояния с позиций определения степени полноты отражения его категориального содержания, а также оценена возможность измерения его уровня с помощью разработанных функций общественного благосостояния.

В рассмотренных теориях категория «общественное благосостояние» трактуется в двояком аспекте: с одной стороны, в рамках выявления степени обеспеченности индивидов жизненными благами, необходимыми для удовлетворения возникающих потребностей (утилитаризм, экономика благосостояния, теория уровня жизни), с другой, как сравнительная оценка каждым индивидом уровня своего дохода и доходов других членов общества (концепция ресурсов, поведенческий подход). Выделяя отдельные содержательные аспекты категории, представители различных школ исследовали общественное благосостояние с позиций либо количества благ, объема потребления и степени удовлетворения потребностей индивидов, либо величины доходов без учета социального неравенства разнодоходных групп населения.

В диссертации дана расширенная трактовка общественного благосостояния как совокупности приобретаемых благ и социальных услуг, доступных каждому индивиду как члену общества, материализуемых в процессе потребления и обеспечивающих удовлетворение потребностей различного порядка; выделены доходные составляющие общественного благосостояния с учетом неравенства их распределения, вмененные доходы, формируемые государственными расходами на образование, здравоохранение, социальную политику, экологию и являющиеся индикаторами удовлетворения социальных потребностей индивидов, а также безработица и ожидаемая продолжительность жизни как факторы, детерминирующие изменение уровня общественного благосостояния.

Проанализировав зависимости между уровнем общественного и индивидуального благосостояния в разработанных экономистами функциях (благосостояние – возрастающая функция благополучия индивидов, выражаемого посредством полезности потребляемых благ), сделан вывод об их способности дать количественную оценку уровня благосостояния общества. В функции Д. Бентама общественное благосостояние равно простой сумме благосостояния индивидов, сумме полезности благ, потребляемых индивидами; в функции Ф. Ницше совокупное благосостояние определяется исходя из благосостояния наиболее обеспеченных индивидов и применяется максимаксный критерий социальной справедливости; в функции Дж. Ролза учитывается благосостояние наименее обеспеченных индивидов и реализуется максиминный критерий.

Влияние неравенства распределения дохода на уровень общественного благосостояния нашло отражение в аналитических зависимостях, основанных на выводах Дж. Нэша: при перераспределении благосостояния между богатыми и бедными его совокупное значение не изменится лишь тогда, когда увеличение благосостояния богатого на определенную величину сопровождается его снижением у бедного на меньшую величину. Уровень благосостояния корректируется в функции Дж. Харшаньи через весовой коэффициент силы предпочтения индивида i; в функции Ч. Блэкорби и Д. Дональдсона через параметр степени неприятия неравенства , в функции Д. Слезника посредством отклонения величины благосостояния от его среднего значения . Функции общественного благосостояния представлены в исторической и логической последовательности в таблице 1.

Таблица 1 – Функции общественного благосостояния, основанные на индивидуальной полезности потребляемых благ.7

Теоретический подход

Форма аналитической зависимости

Д. Бентам

Ф. Ницше

А. Бергсон и П. Самуэльсон

Дж. Харшаньи

,

Дж. Ролз

Дж. Нэш

,

Ч. Блэкорби и Д. Дональдсон

Д. Слезник

Отсутствие эмпирических данных об оптимальном распределении благ и доходов, уровне полезности благ, а также необходимость межличностных сравнений полезности благ для индивида относительно их полезности для других членов общества затрудняют применение названных функций на практике. По этой причине А. Бергсон и П. Самуэльсон не выводили конкретной формы математической зависимости и представляли функцию общественного благосостояния в неявном виде. Опираясь на результаты исследования существующих функций благосостояния, в работе для измерения уровня общественного благосостояния обоснована и используется принципиально новая экономическая модель общественного благосостояния, позволяющая проанализировать зависимость уровня и динамики общественного благосостояния от изменения его структурных составляющих, скорректированных с учетом неравенства в распределении.

Во второй главе «Динамические характеристики общественного благосостояния в России» решается группа проблем, связанных с исследованием влияния структурных составляющих и степени неравенства на уровень и динамику общественного благосостояния на современном этапе развития экономики России.

В качестве показателей благосостояния общества в отечественной и зарубежной практике используются среднедушевой доход, ВВП или ВНД на душу населения, индикатор доходов населения, рассчитываемый по методике Института экономики города, с помощью которых возможно оценить уровень общественного благосостояния и тенденции его изменения на основе только одной составляющей – величины дохода. Обосновано, что названные показатели дают завышенное значение его совокупного уровня, поскольку в них не учитывается степень неравенства распределения доходов между различными группами населения. Общественное благосостояние, скорректированное по степени социального неравенства, определяется с помощью функции А. Сена: , где: W – общественное благосостояние; – уровень среднедушевого дохода; G – показатель неравенства доходов (индекс Джини).

Проанализировав уровень общественного благосостояния на основе этой функции в России и ряде зарубежных стран, сделан вывод: степень социального неравенства является фактором, снижающим общественное благосостояние. На рис. 1 проиллюстрирована зависимость между общественным благосостоянием, измеренным по доходу на душу населения, скорректированным пропорционально индексу Джини, и уровнем неравенства. Корреляционно-регрессионная модель была построена на основе межстрановых сопоставлений достигнутого уровня общественного благосостояния и демонстрирует умеренную отрицательную связь между параметрами: частный коэффициент корреляции .

Рисунок 1 – Зависимость уровня общественного благосостояния от степени социального неравенства.8

Общественное благосостояние имеет сложную структуру, определяемую располагаемыми денежными доходами населения, формируемую вмененными доходами индивидов за счет государственных расходов на образование, здравоохранение, социальную политику, экологию, а также социальными услугами и трансфертами. Показано, что с учетом вмененного дохода уровень общественного благосостояния, измеряемый с помощью функции А. Сена, увеличится на 12%.

Влияние структурных составляющих на уровень и динамику общественного благосостояния в России в 1999-2011 гг. исследуется посредством разработанной автором экономической модели в форме степенной функции с коэффициентом детерминации (), что позволяет заключить, что 96,4% вариации общественного благосостояния () определяется вариацией учтенных в модели факторов ():

,

где: – ожидаемая продолжительность жизни при рождении; – средняя реальная заработная плата; и исчисляемые на душу населения – общественные потери вследствие безработицы; – расходы консолидированного бюджета на образование; – расходы консолидированного бюджета на здравоохранение; – бюджетная обеспеченность по разделу «Социальная политика»; – текущие затраты на охрану окружающей среды; – фактор времени9.

С помощью обоснованной модели общественного благосостояния и коэффициентов эластичности оценено влияние на его динамику в 1999-2011 гг. ключевых параметров (табл. 2). Прирост ожидаемой продолжительности жизни населения России обеспечил прирост общественного благосостояния на 0,63%. Увеличение заработной платы предопределило прирост общественного благосостояния на 74,37%. Увеличение общественных потерь вследствие роста числа безработных обусловило снижение общественного благосостояния на (-14,80%). Повышение объема расходов консолидированного бюджета на образование, здравоохранение, социальную политику и экологию способствовало приросту общественного благосостояния соответственно на 25,26%, 21,27%, 18,96%, 14,09%. Воздействие фактора времени или выявленной тенденции роста вмененного дохода на душу населения привело к увеличению благосостояния на 12,77%. Прирост общественного благосостояния при учете влияния всех его составляющих в 1999-2011 гг. составил 152,55%. В наибольшей степени повышение общественного благосостояния детерминировали три фактора: увеличение заработной платы (74,37%), бюджетного финансирования образования (25,26%) и здравоохранения (21,27%).

Таблица 2 – Влияние структурных составляющих на рост общественного благосостояния населения России в 1999-2011 гг.10

Коэффициенты эластичности

Изменение величины фактора в 2011 г. относительно его значения в 1999 г.

Прирост общественного благосостояния

Ожидаемая продолжительность жизни

0,123

5,12

0,63

Заработная плата

0,697

106,70

74,37

Общественные потери вследствие безработицы

-0,190

77,90

-14,80

Расходы консолидированного бюджета на сферу образования

0,198

127,59

25,26

Расходы консолидированного бюджета на сферу здравоохранения

0,173

122,97

21,27

Расходы консолидированного бюджета на социальную политику

0,104

182,34

18,96

Затраты на охрану окружающей среды

0,245

57,50

14,09

Фактор времени (тенденция)

0,149

85,71

12,77

В диссертационном исследовании обосновано, что построенная зависимость общественного благосостояния от восьми факторов обладает рядом преимуществ по сравнению с существующими методиками оценки его уровня. Во-первых, в модели сущность общественного благосостояния не сводится лишь к его доходной составляющей. Во-вторых, за счет включения в модель в качестве составляющих вмененного дохода, потерь вследствие безработицы, ожидаемой продолжительности жизни, а также их тренда более полно отражено содержание общественного благосостояния и расширена информативность показателя при межстрановых сопоставлениях его уровня. В-третьих, обоснованная функция общественного благосостояния является имитационной моделью, позволяющей прогнозировать влияние изменения составляющих общественного благосостояния с учетом фактора времени на его уровень и динамику в Российской Федерации.

В третьей главе «Целевые ориентиры государственной политики в контексте повышения общественного благосостояния (на примере Ростовской области)» обосновано влияние компонентов индивидуального дохода и потребительских расходов, скорректированных по степени неравенства, а также политики перераспределения социальных выплат на общественное благосостояние населения Ростовской области.

Оценка результативности реализуемых «Стратегии социально-экономического развития Ростовской области до 2020 года» и «Программы социально-экономического развития Ростовской области на 2008-2012 годы» позволила сделать вывод об отставании фактических значений показателей, определяющих уровень благосостояния населения, относительно их прогнозных значений. В 2010 г. ВРП на душу населения в Ростовской области составил 147,1 тыс. руб., что на 6% меньше его прогнозируемого уровня; относительно 2006 г. сократилась доля населения с доходами ниже прожиточного минимума до 15,1%, но для того чтобы добиться ожидаемого уровня, необходимо его снизить еще на 5,2%. Не уменьшилась дифференциации населения по доходам: в 2000-2010 гг. индекс Джини вырос на 24%.

Для выявления динамики общественного благосостояния населения Ростовской области оценен вклад в прирост его уровня компонентов дохода с помощью метода разложения расширенного индекса Джини применительно к функции А. Сена:

,

где: W – общественное благосостояние; – среднедушевой доход; – среднедушевое значение k-го компонента (элемента) дохода; – весовой коэффициент для k-го компонента (элемента) дохода; Ck – коэффициент концентрации11.

Исследование проводилось на основе данных о регулярных и нерегулярных денежных доходах и потребительских расходах наименее (первый квинтиль) и наиболее (пятый квинтиль) обеспеченных групп населения с учетом индекса потребительских цен в Ростовской области в 2005-2010 гг.  При оценке абсолютного () и относительного () вклада компонентов дохода в неравенство учтены доходы от предпринимательской деятельности, от собственности, заработная плата, «скрытые» (теневые) доходы, увеличение которых на 1% детерминирует повышение степени неравенства соответственно на 12,4%, 2,2%, 6,7%, 1,8%. Выявлено, что социальные выплаты являются единственным компонентом дохода, сглаживающим неравенство: их прирост на 1% обусловливает снижение индекса Джини на 23,1% (табл. 3).

С помощью коэффициентов эластичности расширенного индекса Джини () измерена сила воздействия каждого элемента дохода на прирост общественного благосостояния: . В 2005-2010 г. общественное благосостояние населения Ростовской области по доходной составляющей снизилось на 4,9%, что было обусловлено усилением социального неравенства при росте оплаты труда на 21,4%, доходов от предпринимательской деятельности на 57,0%, доходов от собственности на 25,6%, «скрытых» (теневых) доходов на 5,3%. Снижение уровня общественного благосостояния было отчасти компенсировано (на 104,4%) ростом социальных выплат, сдерживающих углубление неравенства. На основе анализа противоречивого влияния доходных составляющих на уровень общественного благосостояния в диссертации сделан вывод о том, что для обеспечения его роста необходимо не только увеличивать доходы населения в абсолютном выражении, но и снижать социальное неравенство.

Таблица 3 – Влияние компонентов дохода на уровень общественного благосостояния в Ростовской области в 2010 г.12

Денежные доходы

у, млн. руб.

, руб.

%

, %

, %

От предпринимательской деятельности

69427,15

16225,09

0,75

0,076

22,6

0,124

9,2

-57,0

Оплата труда

203978,52

47669,67

0,41

0,089

26,4

0,067

6,9

-21,4

Социальные выплаты

145718,19

34054,26

0,21

0,046

13,6

-0,231

8,7

104,4

От собственности

21452,56

5013,45

0,57

0,001

0,3

0,022

23,3

-25,6

«Скрытые» (теневые)

240914,72

56301,64

0,35

0,125

37,1

0,018

8,8

-5,3

Всего

681491,13

159264,11

0,337

100

-4,9

Оценен прирост уровня общественного благосостояния в Ростовской области в 2005-2010 гг. по компонентам потребительских расходов с учетом неравенства потребительских возможностей разнодоходных групп населения, составивший 6,4%, причем аргументировано, что влияние отдельных компонентов потребления на его величину различается у групп населения, относящихся к первому и пятому доходным квинтилям (табл. 4).

Таблица 4 – Влияние потребительских расходов на уровень благосостояния разнодоходных групп населения Ростовской области.13

Расходы на продовольственные и непродовольственные товары и услуги, снижающие благосостояние

для бедных, %

для богатых, %

Расходы на продовольственные и непродовольственные товары и услуги, увеличивающие благосостояние

для бедных, %

для богатых, %

мясо и мясные продукты

-1,8

-4,4

хлеб и хлебные продукты

9,2

0,3

жилищно-коммунальные услуги

-1,4

-1,4

овощи и бахчевые

1,2

0,1

покупка алкогольных напитков

-10,2

-1,7

картофель

5,1

1,4

телерадиоаппаратура, предметы для отдыха, увлечений

-3,3

-1,4

молоко и молочные продукты

5,4

3,4

мебель, домашнее оборудование, предметы для ухода за домом

-2,8

-1,2

услуги в системе образования

4,2

3,3

транспортные средства

-3,4

-1,5

услуги учреждений культуры

5,3

2,3

топливо

-2,9

-1,1

одежда, обувь, белье и ткани

3,0

0,6

питание вне дома

-2,7

-1,3

медицинские услуги

5,4

2,3

Высокие коэффициенты концентрации элементов расходов у малообеспеченной группы населения свидетельствуют о значительном уровне имущественного расслоения не только в обществе в целом, но и внутри рассматриваемой группы, влияние потребительских расходов на благосостояние этих членов общества оказывается более сильным по сравнению с их влиянием на благосостояние индивидов с максимальными доходами. Рост расходов на предметы первой необходимости, включающие продовольственные товары и услуги, обусловил рост благосостояния малообеспеченных индивидов  (в частности, за счет увеличения расходов на хлеб и хлебные продукты на 9,2%, картофель – на 5,1%, медицинские услуги – на 5,4%, образовательные услуги – на 4,2%). Негативное влияние на динамику благосостояния населения с минимальными доходами через углубление социального неравенства оказали растущие расходы на жилищно-коммунальные услуги и топливо (-1,4%), питание вне дома (-2,7%), алкогольные напитки и табачные изделия (-10,2%).

В 2005-2010 гг. уровень благосостояния населения Ростовской области повысился при одновременном росте степени дифференциации населения и повышении доходов в основном у наиболее состоятельной группы населения. Следует отметить, что благосостояние индивидов, относящихся к пятому квинтилю, увеличивалось высокими темпами (27,3%) при снижении его уровня у малообеспеченных индивидов (-2,5%) (табл. 5).

Таблица 5 – Уровень общественного благосостояния в Ростовской области (руб. в расчете на душу населения).14

2005

2009

2010

G

W

G

W

G

W

По доходам

0,313

110766,1

0,329

111299,1

0,337

105592,1

По потребительским расходам, в том числе:

0,405

89213,2

0,393

92409,3

0,432

94007,6

на покупку товаров и оплату услуг

0,382

74665,3

0,378

75020,8

0,372

79770,6

- для малообеспеченного населения (первый квинтиль)

0,368

60503,1

0,372

61317,6

0,373

59433,3

- для наиболее обеспеченного населения (пятый квинтиль)

0,321

358480,8

0,298

406145,5

0,290

456431,9

Рассмотрение влияния степени социального неравенства на общественное благосостояние позволило оценить результаты политики перераспределения социальных выплат в Ростовской области на основе данных об общем уровне трансфертов и их распределении по конкретным категориям граждан. Вклад трансфертов в прирост уровня общественного благосостояния в Ростовской области в 2005-2010 гг. составил 104,4% и был детерминирован сглаживающим влиянием на степень социального неравенства увеличения всех видов трансфертов. На рис. 2 проиллюстрировано изменение уровня общественного благосостояния по итогам реализации стратегий перераспределения, направленных на снижение социального неравенства или на сохранение его прежнего уровня (инерционный сценарий борьбы с неравенством).

Рисунок 2 – Изменение уровня благосостояния граждан-получателей социальных выплат.15

В диссертационном исследовании делается вывод о том, что добиться повышения благосостояния общества возможно в первую очередь путем снижения степени социального неравенства. Сохранение степени неравенства на прежнем уровне или ее рост в краткосрочном периоде приведут к снижению общественного благосостояния в среднем на 7,9% в год и к возможному ухудшению субъективного восприятия неравенства населением.

Результаты проведенного анализа составляющих общественного благосостояния позволили идентифицировать ряд стратегических направлений государственного регулирования, главной целью которого является повышение уровня общественного благосостояния:

- снижение степени неравенства распределения дохода главным образом за счет роста доли социальных выплат в общем доходе малообеспеченных индивидов и преодоления разрыва между средним размером пенсии и заработной платы в соответствии со сложившимся соотношением между прожиточным минимумом для пенсионеров и трудоспособного населения;

- снижение неравенства распределения по элементам потребительских расходов, в частности, увеличение расходов на покупку товаров и оплату услуг, снижение доли расходов на жилищно-коммунальные услуги, транспорт и связь в общем объеме расходов, в том числе за счет реализации мер социальной поддержки наименее обеспеченной группы населения в денежной и натуральной форме;

- увеличение расходов бюджета на выплату трансфертов с индексацией выше индекса потребительских цен и реализацию государственной политики в образовании и здравоохранении;

- развитие институтов социального партнерства и благотворительности.

В заключении диссертации представлены теоретические выводы и рекомендации, полученные в результате проведенного исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК

1. Чигвинцева Е. С. Криминальная детерминанта общественного благосостояния: издержки общества, виды социальных потерь // TERRA ECONOMICUS. 2010. – Т. 8. – № 3 (часть 2). – С. 30-36 (0,45 п. л.).

2. Чигвинцева Е. С. Общественное благосостояние в контексте нового качества социоэкономических отношений // TERRA ECONOMICUS. 2011. – Т. 9. – № 3 (часть 2). – С. 23-26 (0,45 п. л.).

3. Чигвинцева Е. С. Оценка влияния государственных программ на рост общественного благосостояния: метод разложения индекса Джини по источникам дохода // Финансовая аналитика: проблемы и решения. 2011. – № 36 (78) сентябрь. – С. 45-54 (0,9 п. л.).

4. Чигвинцева Е. С. Роль перераспределительной политики в обеспечении роста общественного благосостояния (на примере Ростовской области) // Journal of Economic Regulation – Вопросы регулирования экономики. 2012. – Т. 3. – № 2. – С. 44-60 (0,95 п. л.).

Статьи в других изданиях

5. Чигвинцева Е. С., Михалкина Е. В. Человеческое развитие как приоритет общества постиндустриального типа и необходимое условие устойчивого социально-экономического развития (на примере Ростовской области) / Экономическое развитие в эпоху глобализации. Сб. научных статей / Под ред. В. А. Алешина, О. С. Белокрыловой, В. А. Максимова. – Ростов н/Д.: Содействие – ХХI век, 2008. – С. 135-138 (0,5 / 0,35 п. л.).

6. Чигвинцева Е. С. Дихотомия Веблена-Айерса и развитие человеческого капитала в российских условиях / Теории и парадоксы институциональной трансформации экономики. Сб. статей / Под ред. О. С. Белокрыловой. –  Ростов н/Д: Содействие – ХХI век, 2009. – С. 138-145 (0,45 п. л.).

7. Чигвинцева Е. С. Применение национальной модели общественного благосостояния на региональном уровне // Journal of Economic Regulation – Вопросы регулирования экономики. 2010. – Т. 1. – № 2. – С. 80-87 (0,4 п. л.).

8. Чигвинцева Е. С., Германова О. Е. Структурно-индикативный инструментарий диагностики уровня социально-экономического развития региона / Экономические аспекты стратегии модернизации России. Сб. научных трудов / Под ред. В. А. Алешина, М. А. Чернышева, Т. Ю. Анопченко. – Ростов н/Д.: АкадемЛит, 2011. – С. 70-74 (0,5 / 0,4 п. л.).

9. Чигвинцева Е. С. Общественное благосостояние в модернизирующейся экономике / Модернизация экономических систем: опыт и перспективы: материалы Междунар. научно-практ. конф., 21-23 апреля 2011 г. / Под ред. Н. С. Аскерова, О. С. Белокрыловой и др. – В 3-х т.; Т. 2. – Махачкала: Изд-во Дагестанского государственного университета, 2011. – С. 316-319 (0,4 п. л.).

10. Чигвинцева Е. С. Общественное благосостояние: роль института социального государства / Инновационная модель развития экономики: ма­териалы межрегиональной научно-практической кон­ференции с международным участием / Под ред. Н. С. Садовина, Т. Б. Кожевниковой. – Йошкар-Ола: Изд-во Марийского государственного университета, 2011. – С. 96-99 (0,3 п. л.).

11. Чигвинцева Е. С. Экономические детерминанты общественного благосостояния: глобализация // Journal of Economic Regulation – Вопросы регулирования экономики. 2011. – Т. 2. – № 1. – С. 43-52 (0,6 п. л.).

12. Чигвинцева Е. С. Влияние социальных выплат на рост общественного благосостояния (на примере Ростовской области) / Институционально-экономические основания стратегии развития России: материалы Х Международной научно-практической интернет-конференции / Под ред. О. С. Белокрыловой. – Ростов н/Д.: Содействие - ХХI век, 2012. – С. 298-305 (0,45 п. л.).

13. Чигвинцева Е. С. Детерминанты общественного благосостояния: вызовы модернизации национальной модели общественного благосостояния / Россия 2030 глазами молодых ученых / Материалы II Всероссийской научной конференции (Москва, 2011 г.). Сб. в 2 ч. Ч. 2. – М.: Научный эксперт, 2012. – С. 475-484 (0,8 п. л.).

Печать цифровая. Бумага офсетная. Гарнитура «Таймс».

Формат 60х84/16. Объем 1,2 уч.-изд.-л.

Заказ № 68. Тираж 100 экз.

Отпечатано в Издательстве Фонда «Содействие-XXI век»

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 43, оф. 9, тел. 269-88-13


1 Дюпюи Ж. О мере полезности гражданских сооружений // Теория потребительского поведения и спроса. – СПб.: Экономическая школа, 1993; Маршалл А. Принципы политической экономии: В 3 т. Том 1. – М.: Прогресс, 1993; Pigou A. C. Economics of Welfare, 4th edition. – London: Macmillan and Co, 1932 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.econlib.org/library/NPDBooks/Pigou/pgEW.html; Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения. Избранное. Опыт о влиянии низкой цены хлеба на прибыль с капитала. – М.: Эксмо, 2007.

2 Kaldor N. Welfare Propositions in Economics and Interpersonal Comparisons of Utility // Economic Journal. – Sept. 1939. – № LXIX; Pareto V. On the Economic Phenomenon // International Economic Papers. – 1953. – № 3; Самуэльсон П. Основания экономического анализа. – М.: Экономическая школа, 2003; Scitovsky T. A Reconsideration of the Theory of Tariffs // Review of Economic Studies. – 1942. – Vol. 9. – № 2; Hicks J. R. The Foundations of Welfare Economics // Economic Journal. – Dec. 1939. – № LXLX; Arrow K. J. A Difficulty in the Concept of Social Welfare // The Journal of Political Economy. – Aug., 1950. – Vol. 58. – № 4.

3 Bentham J. Principles of Morals and Legislation. – New York: Doubleday, 1961; Bergson A. A Reformulation of Certain Aspects of Welfare Economics // The Quarterly Journal of Economics. – Feb., 1938. – Vol. 52. – № 2; Blackorby C., Donaldson D. A Review Article: the Case Against the Use of the Sum of Compensating Variations in Cost–benefit Analysis // Canadian Journal of Economics. – 1990. – Vol. 23. – № 3; Ролз Дж. Теория справедливости. / Пер. В. Карпович, А. Шевченко. – М.: ЛКИ, 2010; Sen A. Real National Income // Review of Economic Studies. – 1976. – Vol. 43. – № 1; Флербе М. За пределами ВВП: в поисках меры общественного благосостояния. Часть I // Вопросы экономики. – 2012. – № 2; Флербе М. За пределами ВВП: в поисках меры общественного благосостояния. Часть II // Вопросы экономики. – 2012. – № 3; Harsanyi J. Cardinal Welfare, Individualistic Ethics and Interpersonal Comparisons of Utility // Journal of Political Economy. – 1955. – Vol. 63. – № 4.

4 Агабабьян Э. М. Экономические основы воспроизводства нематериальных благ при социализме. – М.: Наука, 1983; Ефимов А. Н. Планирование национальной экономики в СССР. – М.: Экономика, 1967; Проблемы народнохозяйственного критерия оптимальности: Материалы дискуссии. / Отв. ред. Н. Я. Петраков, Н. П. Федоренко. – М.: Наука, 1982; Потребности, доходы, потребление: методология анализа и прогнозирования народного благосостояния. / Отв. ред. Н. П. Федоренко, Н. М. Римашевская. – М., 1979.

5 Германова О. Е., Абдуллаев Р. А. Поведение потребителя в координатах «потребление - доход» и «цена - потребительский излишек» // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2006. – Том 4. – № 3; Германова О. Е., Абдуллаев Р. А. Поведение рационального потребителя в координатах доход - цена // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2006. – Том 4. – № 2; Уровень и образ жизни населения России в 1989-2009 годах: докл. к XII Междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 5-7 апр. 2011 г. / Г. В. Андрушак, А. Я. Бурдяк, В. Е. Гимпельсон и др.; рук. авт. колл. Е. Г. Ясин; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011; Аралбаева Г. Г. Экономический анализ уровня благосостояния населения региона: на примере Оренбургской области // Региональная экономика: теория и практика. – 2008. – № 10; Бородкин Ф. М. Социальные индикаторы. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006; Волгин Н. А., Гриценко Н. Н., Шарков Ф. И. Социальное государство. – М.: Дашков и К, 2003; Карпов С. В. Мониторинг социальных программ: практические примеры // Институт экономики города [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.urbanecono-mics.ru; Лазарева Е. И. Национальное благосостояние как интегрированный ресурс инновационно-ориентированного развития экономики: теоретико-методологический аспект. – Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2009; Макаров В. Л. Социальные технологии: проблемы и перспективы нижнего уровня // Экономика региона. – 2005. – № 3; Мирзалиев М., Юрков А., Юркова С. Оценка результативности деятельности органов местного самоуправления в социальной сфере: на примере исследоват. работ в Ленинград. обл. и Республике Коми // Муниципальная власть. – 2008. – № 1; Можина М. А. Распределительные отношения: доходы и потребление населения. / Под общ. ред. Н. М. Римашевской. – М.: ИСЭПН РАН, 2001.

6 Барченко Н. М., Киселева О. В. Статистическая оценка дифференциации населения Ульяновской области по уровню доходов // Региональная экономика: теория и практика». – 2012. – № 5; Бесстремянная Г. Е., Бурдяк А. Я., Заборовская А. С. Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность. Коллективная монография. / Рук. Л. Н. Овчарова; Независимый институт социальной политики. – М.: ГУ-ВШЭ, 2005; Богомолова Т. Ю., Тапилина В. С., Ростовцев П. С. Роль мобильности по доходам в измерении неравенства в распределении доходов. – Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2001; Ниворожкина Л. И. Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность. / Рук. Л. Н. Овчарова; Независимый институт социальной политики. – М.: ГУ-ВШЭ, 2005; Wodon Q., Yitzhaki S. Inequality and Social Welfare // Munich Personal RePEc Archive [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mpra.ub.uni-muenchen.de/12298/; Ericsson R. Description of Inequality: The Swedish Approach to Welfare Research. The Quality of Life. – Oxford: Clarendon Press, 1993.

7 Составлена автором на основе: Ролз Дж. Теория справедливости. / Пер. В. Карпович, А. Шевченко. – М.: ЛКИ, 2010. – С. 61; Blackorby C., Donaldson D. A Review Article: the Case Against the Use of the Sum of Compensating Variations in Cost–benefit Analysis // Canadian Journal of Economics. – 1990. – Vol. 23. – № 3. – Р. 471; Harsanyi J. C. Cardinal Welfare, Individualistic Ethics and Interpersonal Comparisons of Utility // Journal of Political Economy. – 1955. – Vol. 63. – № 4. – Р. 311; Kaneko M., Nakemura K. The Nash Social Welfare Function // Econometrica. – 1979. – Vol. 47. – № 2. – P. 431; Long N. V. A Mixed Bentham-Rawls Criterion for Intergenerational Equity // Cirano. Scientific Series. – 2007. – № 8. – P. 4 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.cirano.qc.ca/pdf/publication/2007s-08.pdf; Petersen H.-G. Redistribution and the Efficiency-Justice Trade-off // Finanzwissenschaftliche Diskussionsbeitrge. – 2004. – № 42. – P. 20 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.econstar.eu/dspace/bitstream/10419/39682/1/521009383.pdf; Slesnick D. T. Empirical Approaches to the Measurement of Welfare // Journal of Economic Literature. – 1998. – Vol. 36. – № 4. – P. 2143.

8 Составлен автором по данным: Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека. – М.: Весь мир, 2010. – С. 151-152; Доклад о развитии человека 2011. Устойчивое развитие и равенство возможностей: лучшее будущее для всех. – М.: Весь мир, 2011. – С. 127-128.

9 Разработана автором по результатам проведенного исследования.

10 Рассчитана автором по данным: Российский статистический ежегодник. 2005: Стат.сб. / Росстат. - М., 2005. – С. 81, 150, 315, 323, 349, 608; Российский статистический ежегодник. 2011: Стат.сб. / Росстат. - М., 2011. – С. 31, 77, 299, 345, 577-578, 581, 745; Социальное положение и уровень жизни населения России. 2009: Стат.сб. / Росстат. - M., 2009. – С. 28, 467; Социальное положение и уровень жизни населения России. 2011: Стат.сб. / Росстат. - M., 2011. – С. 27, 486; Центральная база статистических данных // Федеральная служба государственной статистики. – Режим доступа: http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.Cgi#1.

11 Приводится по: Бесстремянная Г. Е., Бурдяк А. Я., Заборовская А. С. [и др.]. Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность. Коллективная монография. / Рук. Л. Н. Овчарова; Независимый институт социальной политики. – М.: ГУ-ВШЭ, 2005. – С. 282; Mukhopadhaya P. Efficiency Criteria and the Sen-type Social Welfare Function. – 2001. – Working Paper No. 0114. – P. 8 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.fas.nus.edu.sg/ecs/pub/ wp/wp0114.pdf.

12 Рассчитана автором по данным: Доходы и потребление населения // Единый архив экономических и социологических данных. – Режим доступа: http://www.sophist.hse.ru/ecbase/dengidr 0910; Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2010 году (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств): Стат. сб. / Росстат. – М., 2011. – С. 19; Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Стат. сб. / Росстат. – М., 2011. – С. 54, 162, 951.

13 Рассчитана автором по данным: Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2010 году (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств): Стат. сб. / Росстат. – М., 2011. – С. 29, 43, 51, 54, 60-61, 72-73, 82, 86, 90.

14 Рассчитана автором по данным: Доходы и потребление населения // Единый архив экономических и социологических данных. – Режим доступа: http://www.sophist.hse.ru/ecbase/dengidr0910; Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2010 году (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств): Стат. сб. / Росстат. – М., 2011. – С. 19, 29, 43, 51, 54, 60-61, 72-73, 82, 86, 90.

15 Составлен автором на основе данных, рассчитанных по: Информация о реализации мер социальной поддержки // Единый архив экономических и социологических данных. – Режим доступа: http://www.sophist.hse.ru/ecbase/socpod2010; Социальная поддержка льготных категорий граждан // Официальный портал Правительства Ростовской области. – Режим доступа: http://www.donland.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.