WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ЛОЙКО Сергей Васильевич

ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЧВЕННОГО ПОКРОВА ПРЕДГОРНЫХ ЛАНДШАФТОВ ТОМЬ-ЯЙСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

Специальность: 03.02.13 – «Почвоведение»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Томск 2012

Работа выполнена на кафедре почвоведения и экологии почв ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет»

Научный консультант: кандидат биологических наук, доцент Герасько Людмила Ивановна

Официальные оппоненты:

Татаринцев Леонид Михайлович, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, Алтайский государственный аграрный университет, г. Барнаул, зав. кафедрой землеустройства, земельного и городского кадастра.

Воробьев Сергей Николаевич, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, НИИ Биологии и биофизики Томского государственного университета, г. Томск, директор.

Ведущая организация: Институт биологических и физико-химических проблем почвоведения РАН (г. Пущино).

Защита состоится «20» декабря 2012 г. в 1400 час. на заседании диссертационного совета Д 212.267.09 при ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36. Факс (3822)-529-8

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.

Автореферат разослан « » ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета В.П. Середина доктор биологических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность.

Территория исследований расположена в Приалтайской провинции зоны серых лесных почв (Добровольский и др., 2008) и характеризуется предгорным рельефом, из-за чего возникает вертикальная дифференциация ландшафтов и их неотъемлемого компонента – почв (Хмелев и др., 1988). Нижние высотные уровни Томь-Яйского междуречья заняты подтаежными экосистемами на темносерых почвах, а на верхнем уровне располагается северная окраинная часть Кузнецко-Алатаусского ареала черневых экосистем на дерново-подзолистых почвах. В связи с этим ландшафты междуречья можно рассматривать как двойной экотон: бореальный равнинной-широтный и внутригемибореальный, что приводит к формированию в пределах незначительного по протяженности западного макросклона междуречья (40 км) довольно разнообразного почвенного покрова.

Барьерно-дождевые черневые экосистемы распространены на западных наветренных макросклонах гор и предгорий Алтае-Саянского экорегиона, включенного в список Global 200. Это влаголюбивая реликтовая растительная формация с очень высокой продуктивностью и скоростью биологического круговорота, превосходящей все остальные лесные экосистемы Сибири. Их существование связано с восходящими потоками влажных западных воздушных масс, вследствие чего происходит выпадение дополнительного количества осадков. В слабо населенных человеком черневых экосистемах сохраняется повышенное биоразнообразие, формируются многочисленные реки, стекающие на густонаселенные и сильно антропогенно-трансформированные равнины юга Западной Сибири, что делает эти экосистемы ключевым компонентом экологического каркаса юга Западно-Сибирского экономического района.

Не изученными остаются модальные (наиболее часто встречающиеся) микро- и мезокомбинации, а для лесных территорий центра междуречья (водораздел первого порядка) и долин рек опубликованная информация практически отсутствует. Продолжение изучения территории Томь-Яйского междуречья необходимо для получения информации об организации почвенного покрова (ПП) в области предгорной подтайги и на северном пределе распространения уникальных черневых экосистем. Это позволит обеспечить первый уровень приближения в исследовании почвенного покрова выбранного региона, необходимый для перехода от «профильного» к «профильно-покровному» почвоведению, что важно при проведении мониторинга, прогнозировании состояния почвенных ресурсов и разработки стратегии рационального природопользования в регионе.

Цель и задачи исследования.

Цель исследования – изучить почвы и закономерности формирования почвенного покрова предгорий юго-востока Западной Сибири на примере западного макросклона Томь-Яйского междуречья.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

1. Определить закономерности факторно-экологической дифференциации почвенного покрова.

2. Разработать региональную схему диагностики процессов почвообразования по морфологической и химико-аналитической совокупности признаков ключевых горизонтов для выявления особенностей формирования элементарных почвенных ареалов и их классификационной принадлежности.

3. Определить компонентный состав и строение модальных почвенных комбинаций.

4. Охарактеризовать особенности формирования почвенного покрова.

Положения, выносимые на защиту:

1. Особенности мезоморфного почвообразования предгорной подтайги и черневой тайги отражены в специфических диагностических горизонтах, а также дополнительных характерных признаках, которые выявляют генетические особенности и классификационную принадлежность почв.

2. Субрегиональная и топологическая дифференциация условий почвообразования обусловливает формирование компонентного состава почвенного покрова и модальных почвенных комбинаций западного макросклона Томь-Яйского междуречья.

Научная новизна исследования.

1. Впервые в почвах предгорной подтайги юго-востока Западной Сибири выявлены специфические горизонты (остаточно-гумусовые иллювиальнотрансформированные, текстурно-глинофибровые, текстурно-метаморфические), а также дополнительные признаки (темнокутанные, глинофибровые), которые выявляют генетические особенности и классификационную принадлежность почв.

2. Дополнена региональная схема диагностики процессов почвообразования и особенностей генезиса почв по специфическим диагностическим горизонтам и дополнительным характерным признакам.

3. Получены новые данные по морфологическим и аналитическим свойствам ведущих и сопутствующих компонентов почвенного покрова, позволяющие уточнить представления о процессах почвообразования в подтайге и черневой тайге.

4. Впервые описаны модальные почвенные комбинации и особенности формирования компонентного состава почвенного покрова для основных подтипов ландшафтов Томь-Яйского междуречья.

Практическая значимость работы.

Результаты работы могут быть использованы при разработке почвенноландшафтных моделей и проектировании систем рационального природопользования, выборе объектов и методических подходов для проведения мониторинговых исследований различных компонентов природы. Полученные данные могут быть использованы при просветительской деятельности, изучении и оценке степени изменения почв и почвенного покрова под влиянием антропогенной деятельности. Полученные в ходе исследований результаты вошли в базы данных по ООПТ Департамента природных ресурсов Томской области, а также послужили для наполнения открытого ресурса фотоматериалов по почвам: http://www.panoramio.com/user/4107231.

Апробация работы.

Результаты работы докладывались на «I Региональной конференции по биологии» (г. Красноярск, 2008); Всероссийской с международным участием конференции молодых ученых «Наука и образование» (Томск, 2010);

Всероссийских «Докучаевских молодежных чтениях» (г. Санкт-Петербург, 2006, 2010); Конференции, посвященной 100-летию Р.В. Ковалева «Почвы Сибири» (г.

Новосибирск, 2007); Всероссийской конференции «Отражение био-, гео-, антропосферных взаимодействий в почвах и почвенном покрове» (Томск, 2010); I Ковалевских молодежных чтениях «Почвы Сибири: прошлое, настоящее, будущее» (Новосибирск, 2010); Всероссийской конференции «Современные проблемы генезиса и географии почв» (Томск, 2011).

Структура и объем диссертации.

Диссертационная работа изложена на 147 страницах, содержит 12 таблиц и рисунок. Состоит из введения, 5 глав, выводов, списка литературы (1источников, в т.ч. 15 на иностранном языке) и 3 приложений.

Благодарности.

Автор глубоко благодарен научному руководителю и учителю, кандидату биологических наук Л.И. Герасько, профессору С.П. Кулижскому за постоянное внимание к проводимым работам, студентам О.Р. Куликовой, К.Л. Носковой, Д.А. Губиной, Г.И. Истигечеву, А.И. Попову, Ф.М. Каюмову, А.А. Демину и Д.Л.

Орловскому за помощь в сборе и обработке данных, М.А. Бронниковой за помощь в проведении микроморфологического анализа, М.В. Бобровскому, А.Г.

Дюкареву, Н.Н. Пологовой, Б.А. Смоленцеву, Е.Н. Смоленцевой, Н.Б. Хитрову за ценные советы, а также всем сотрудникам кафедры почвоведения и экологии почв ТГУ. Данная работа была выполнена при поддержке грантов РФФИ (проекты № 11-04-90780-моб_ст, 09-04-90811-моб_ст и 11-04-98083-р_сибирь_а), ФЦП «Кадры инновационной России» (ГК № 02.740.11.0024).

Основное содержание диссертации Глава 1. Район, объекты и методы исследования.

Район исследований расположен на западном макросклоне Томь-Яйского междуречья (ТЯМ) (юг Томской области) и ограничен областью со следующими координатами: 56°35' с.ш., 84°56'в.д.; 56°36'с.ш., 85°41'в.д.; 56°07'с.ш., 85°00'в.д.;

56°05'с.ш.; 85°31'в.д.

Объектами исследований послужили почвы и почвенный покров вершины и западного макросклона ТЯМ. Большинство изученных почв относится к отделу текстурно-дифференцированных, но рассматривались и почвы других отделов (структурно-метаморфических, органо-аккумулятивных, агроземов и элювиальных). Исследования проводились на пяти ключевых площадках, на трёх из которых выполнены геоморфологическое профилирование, детальная почвенная съемка и элементы геоботанических описаний. Исследования сопровождались анализом открытых данных дистанционного зондирования и топографических карт. Применяли сравнительно-географический подход, в рамках которого для анализа и интерпретации полученных данных использовали сравнительно-морфолого-генетический, сравнительно-аналитический, элементы картографического и статистического методов.

Глава 2. Изученность почв и почвенного покрова предгорной подтайги Западной Сибири Район исследований находится в ареале преимущественного распространения текстурно-дифференцированных почв, поэтому рассмотрены работы посвященные почвам этого отдела. Проведена их группировка по основному акценту, использованному авторами для характеристики ТДП и генетических построений (химический и биохимический, литолого-географический, эволюционный, морфогенетический, режимно-функциональный, биогеоценотический, модельный, генетико-географический, почвеннопокровный). Также проанализированы работы в области изучения почвенного покрова, выделены семь основных подходов, используемых для раскрытия этого вопроса. По степени «географичности» или «покровности» почвенных работ выделены три уровня: 1. Точечный. Акцент делается на строение и свойства почвенного профиля, факторно-экологические связи общего порядка. 2.

Протопокровный. Рассматриваются индивидуальные профили в факторном и географическом пространстве. Настоящая работа выполнена на данном уровне. 3.

Покровный. Изучаются ареалы почв и ПК.

Рассмотрена изученность почв и почвенного покрова юго-востока Западной Сибири. Для территории Приалтайской провинции есть обобщающие работы по почвам и ПП ряда междуречий: Обь-Шегарского (Хмелев, Давыдов, 1995); ПП Яя-Кийского междуречий (Воробьев, 1989); ПП подтайги Енисейского левобережья (Красеха, Корсунова, 1985), в последнее время получены данные по Обь-Томскому междуречью (Дюкарев, Пологова, 2001). Для почв ТЯМ довольно детально изучены свойства наиболее распространенных компонентов почвенного покрова (Непряхин, 1977; Герасько и др., 1980; Пашнева и др., 1983; Гаджиев, Дюкарев, 1984; Хмелев и др., 1988; Герасько, 2007 и т.д.), однако изученность почвенного покрова неполная. Имеются данные крупномасштабного картографирования Гипроземом сельскохозяйственных угодий. Работы по лесным экосистемам и долинам рек практически отсутствуют.

Глава 3. Факторы почвообразования В пределах ТЯМ выделяются следующие основные формы рельефа: (1) равнины центральных частей ТЯМ; (2) наклонная вороновская поверхность западного макросклона междуречья (Радугин, 1934; Нагорский, 1962; Архипов, 1971; Ахмадишин и др., 2007); (3) балочно-долинный комплекс, расчленяющий формы рельефа (1) и (2). Почвообразующие породы представлены покровными лессовидными суглинками и глинами, характеризующиеся увеличением содержания фракций физического песка и степени микроагрегированности по мере снижения абсолютных высот междуречья. Высокая расчлененность рельефа и значительные для равнинных условий относительные перепады высот (до 2м) позволяют рассматривать ТЯМ как предгорную территорию. Воздушные массы, двигаясь с запада, переваливают через ТЯМ, вызывая повышенное увлажнение его склонов и вершины (Сляднев, 1965). Вблизи р. Томь среднегодовая температура –0,6°, количество осадков 637 мм, КУ около 1,1. На вершине междуречья среднегодовая температура –1,0°, количество осадков возрастает более чем на 100 мм (от 716 до 780 мм), КУ около 1,3. Для сниженных частей междуречья характерна бльшая континентальность климата.

Растительность ТЯМ относится к гемибореальным лесам, которые представлены переходом от подтайги сниженного уровня вороновской поверхности к черневой тайге вершины междуречья. Территория междуречья входит в Томский географический район (Хромых, 1988). Проведенная типологическая систематика ландшафтов позволила выделить на уровне подтипа 4 ландшафта: нижняя и верхняя предгорная подтайга, черневая тайга междуречий, подтаежно-черневые контрастные ландшафты узких и глубоких долин второго и третьего порядков.

Первые три ландшафта организованы высотными градиентами факторов, ландшафты четвертого подтипа формируются благодаря экспозиционной неоднородности и эффекту долинного выхолаживания.

Глава 4. Почвенные диагностические горизонты и признаки Неотъемлемой частью генетико-географических исследований является выделение и диагностика элементов морфоструктуры почв (горизонты и признаки, морфоны) с целью определения классификационного положения и процессов почвообразования. При проведении настоящего исследования выбрана система таксономических единиц Классификации и диагностики почв России 2004 года, где основными операциональными единицами являются генетические горизонты и признаки, которые представляют собой «конструктор», позволяющий получить модели (формулы профиля) с процессным содержанием, своего рода экспресс ЭПП-портреты (Герасимов, 1975; Элементарные…1992;

Лебедева и др., 2002; Тонконогов, 2010; Лебедева, Герасимова, 2012).

Морфогенетическое описание горизонтов и признаков, а также внесистематических морфологических элементов и их экологических ниш позволяет определить на выбранной территории диапазон проявления результатов взаимодействия записывающего потенциала климата и почвообразующего потенциала субстрата. Написание данного раздела представлялось необходимым с целью региональной апробации субстантивногенетической классификации почв России (Полевой…, 2008). При описании экологических ниш горизонтов использованы элементарные геохимические ландшафты (ЭГЛ) (Глазовская, 1964): Эл – элювиальные, ТрЭл – трансэлювиальные; Тр – транзитные; ТрЭАк – трансэлювиальноаккумулятивные; ЭлАк – элювиально-аккумулятивные и т.д.

Поверхностные горизонты представлены темногумусовыми (AU), серогумусовыми (AY) и переходными (AYU). Подстилки в гемибореальных лесах отсутствуют. Гор. AY имеет практически сплошное простирание в черневой тайге. В нижней подтайге он приурочен к Тр, ТрЭАк и ЭлАк ЭГЛ плакоров и склонам северных экспозиций. В области сопряжения ландшафтов нижней и верхней подтайги его ареал имеет сложное строение и сенсорен к изменениям экспозиции и характера увлажнения. Гор. AU явлется типоопределяющим для темно-серых почв и черноземов нижней подтайги. При повышении высот ТЯМ ареал гор. AU смещается в гетерономные ЭГЛ, а также на склоны южных экспозиций. Содержание гумуса в верхней части гор. AU достоверно отличается от нижней, а также, хотя и недостоверно, но воспроизводимо различие по илистой фракции. Гор. AY характеризуются повышенным накоплением гумуса в сравнении с залегающими ниже горизонтами, особенно в дерново-подзолистых почвах, где оно падает в 6–8 раз к глубине 20–30 см. (рис. 1).

Осветленные горизонты представлены гумусово-элювиальными (AEL), элювиальными (EL), субэлювиальными (BEL). Из всех горизонтов AEL имеет наиболее широкую экологическую нишу, занимая наибольшую площадь в верхней подтайге, где встречается практически во всех ЭГЛ. В нижней подтайге и черневой тайге тяготеет к ЭГЛ с дополнительным притоком влаги. В ряде случаев затруднительно отделить гор. AEL от AUel, поэтому предложены дополнительные критерии: (1) Фоновый цвет серых тонов. (2) Во влажном состоянии имеется перепад светлоты по шкале Манселла от верхнего гумусового горизонта в 1–2 единицы. (3) Морфонное строение. (4) Светлота (по Манселлу) в сухом состоянии < 7. (5) В качестве дополнительного критерия для отделения от гор. AUel можно использовать характер распределения илистой фракции – содержание в нижней части горизонта незначительно отличается от верхней.

Также выделен признак «a» для гор. EL, когда окраска последнего по Манселлу в сухом состоянии от 6,5 до 7–7,5, а содержание гумуса 2,5–1,5%.

Гор. EL повсеместно встречается в Эл и ТрЭл ЭГЛ черневой тайги, где достигает значительной мощности (в среднем 36 см) и подразделяется на подгоризонты. Верхний копролитово-мелкокомковатый с большим количеством биогенных пор сменяется нижним (ELi,ct), более плотным, плитчато-ореховатым, с бльшим содержанием ила (обычно на 1–5%, а при большом количестве останцов («ct») до 2-х раз). Появляются тонкие кутаны, россыпь нодулей и микроконкреций.

Проведено сравнение на достоверность отличий свойств трёх осветленных горизонтов. Учитывая, что главным объединяющим их признаком является потеря ила в сравнении с срединными горизонтами, показательна достоверность отличий по илу между AUel и AEL+EL, в то время как два последних достоверно различаются по содержанию гумуса. Горизонт BEL достоверно отличается по содержанию ила от ограничивающих его по профилю горизонтов.

Горизонты нижней части гумусового профиля имеющие расширенное отношение Сг.к./Сф.к. (и/или ГК2) в Западной Сибири названы остаточногумусовыми. Они сохранились от темноцветной стадии почвообразования, а в настоящее время подвергаются деградации (Гаджиев, 1982). Нами изучены Рисунок 1 – Распределение значений (медиана, квартили и экстремумы) некоторых свойств почвенных горизонтов:

А – гумус по Тюрину; Б – насыщенность почв основаниями; В – сумма обменных оснований; Г – гидролитическая кислотность; Д – водородный показатель (водный); Е – содержание ила. Для гор. AU приведены значения для верхней и нижней частей.

остаточно-темногумусовые иллювиально-трансформированные горизонты (HH), отличающиеся от остаточно-гумусовых признаками иллювиальной трансформации. Их ареал связан с ТрЭАк ЭГЛ центральных частей собирающих элементов микрорельефа (ложбины) черневой тайги. В подтайге гор. HH встречаются в Тр и ТрЭАк ЭГЛ днищ балок. Признаки гор. HH: (1) Структура ореховатая, либо мелкопризматически-ореховатая, местами копролитовозернисто-мелкокомковатая. (2) Залегает между AU, AEL (редко EL) и BTcn. (3) Часто темнее вышележащих горизонтов. (4) Внутрипедная масса буровато(тёмно)-серого цвета, поверхность агрегатов во влажном состоянии имеет тёмносерый цвет с иссиня-чёрным оттенком. (5) Наиболее тёмный в нижней части (что также отмечается и в самом широком отношении Сг.к./Сф.к. (Каллас, Дергачева, 2011)). (6) При мезоморфологическом исследовании отмечаются гумусовоглинистые кутаны как на поверхности пор и агрегатов, так и в виде обломков, включенных во внутрипедную массу. Цвет кутан аналогичен тёмным кутанам залегающего ниже текстурного горизонта. (7) Скопление мелких ржаво-охристых примазок и нодулей указывает на перманентность глеевых явлений во внутрипедной массе. (8) В сравнении с вышележащими горизонтами имеет повышенное содержание ила (в 1,5, реже 2,0 раза), выступая как верхняя часть иллювиальной толщи.

Гумус внутрипедной массы гор. HH инситный. Кутаны поверхностей сформированы илом, привнесенным из горизонтов залегающих выше по почвенному профилю и рельефу. Эволюционно остаточно-гумусовые горизонты отступают с бортов ложбин к их центру, а мобилизованный в результате этого обогащенный гумусом ил усиливает признаки иллювиальной трансформации остаточно-гумусовых горизонтов в тальвеге ложбин. Облик гор. HH формируют следующие ЭПП: (1) окислительное разрешение гуминовых кислот; (2) глеевое разрушение; (3) радиальный лессиваж; (4) латеральный лессиваж; (5) педотурбации; (6) матричная достройка гуминовых кислот.

Наиболее распространенные срединные горизонты: текстурные (BT) текстурно-метаморфические (BMT). Глинисто-иллювиальные (BI) и структурнометаморфические (BM) имеют ограниченное распространение. В нижней подтайге гор. BT приурочены к Тр, ТрЭАк, ЭлАк ЭГЛ, а в верхней занимают бльшую площадь, выклиниваясь лишь в Эл, реже ТрЭл ЭГЛ. В контрастных ландшафтах долин рек второго и третьего порядков гор. BT расположены в ТрЭАк ЭГЛ. Сплошное распространение имеют в ландшафтах черневой тайги междуречий первого и второго порядка, где наиболее сложно организованы. Для глинистых кутан характерно правило: чем больше глубина горизонта и площадь водосбора почвы, тем темнее кутаны. Гор. BT с темно-серыми гумусовоглинистыми кутанами предложено называть темнокутанным («cn»).

В условиях расчлененного рельефа подтайги и черневой тайги долин рек процессы радиальной миграции почвенных растворов ослаблены, что выражено в формировании гор. BMT, имеющих свойства: (1) Многопорядковость структуры выражена слабо, либо отсутствует. (2) Глинистые кутаны приурочены к магистральным трещинам и волосным порам. (3) Характерны скопления пылеватого материала в виде скелетан, либо участков обезыливания. (4) У педов слабо развиты ребра. (5) Переход к гор. BC растянут. По содержанию ила гор.

BMT достоверно (t-тест) отличаются от BT (28 % в BMT против 33 в BT).

В Эл и ТрЭл ЭГЛ нижней подтайги распространены почвы с глинофибровой модификацией срединных горизонтов. Предлагается выделить текстурноглинофибровый горизонт (BGL) в случае если иллювиирование локализовано в глинофибрах, а также признак «глинофибровые» (BTgl) и (BMTgl), когда слабоконтрастные глинофибры выражены на общем фоне.

Изученные горизонты составляют разнообразие постлитогенных почв, представленное в следующем систематическом списке:

Отдел: текстурно-дифференцированные почвы.

Типы: дерново-подзолистые, светло-серые, агродерново-подзолистые и агросветло-серые почвы. Подтипы: грубогумусированные, глееватые, остаточногумусированные, останцовые, постагрогенные, остаточно-карбонатные, текстурно-метаморфические, темнокутанные, глинофибровые, текстурноглинофибровые. Виды: глубокоосветленные, сверхглубокоосветленные.

Типы: серые, агросерые. Подтипы: глееватые, остаточно-гумусированные, остаточно-гумусовые иллювиально-трансформированные, останцовые, постагрогенные, остаточно-карбонатные, текстурно-метаморфические, темнокутанные. Виды: глубокоосветленные, сверхглубокоосветленные.

Типы: темно-серые, агротемно-серые. Подтипы: глееватые, остаточногумусовые иллювиально-трансформированные, останцовые, постагрогенные, текстурно-метаморфические, темнокутанные, глинофибровые, текстурноглинофибровые. Виды: неглубокоосветленные, глубокоосветленные, сверхглубокоосветленные.

Типы: темногумусовые подбелы, агротемногумусовые подбелы. Подтипы:

текстурно-метаморфические, глееватые. Виды: глубокоосветленные, сверхглубокоосветленные.

Отдел: аккумулятивно-гумусовые почвы.

Типы: чернозёмы глинисто-иллювиальные, агрочерноземы глинистоиллювиальные. Подтипы: элювиированные, глинофибровые, текстурнометаморфические. Виды: маломощные.

Отдел: структурно-метаморфические почвы.

Тип: серые метаморфические. Подтипы: глинисто-иллювиированные. Виды:

неглубокоосветленные, глубокоосветленные.

Отдел: органо-аккумулятивные почвы.

Типы: серогумусовые (дерновые). Подтипы: элювиированные, глинистоиллювиированные, глинофибровые. Виды: мелкие.

Типы: темногумусовые. Подтипы: элювиированные, глинистоиллювиированные. Виды: мелкие, среднемелкие.

Отдел: агрозёмы.

Тип: агрозёмы текстурно-метаморфические. Подтипы: элювиированные.

Виды: среднепахотные.

Тип: агрозёмы глинисто-иллювиальные. Подтипы: элювиированные, глинофибровые. Виды: среднепахотные.

Тип: Агрозёмы текстурно-дифференцированные. Подтипы: глееватые. Виды:

мелкопахотные, среднепахотные.

Глава 5. Компонентный состав и закономерности формирования почвенного покрова автономных ландшафтов Для обобщения закономерностей изменения компонентного состава ПП ТЯМ выбраны автономные модальные почвенные комбинации (МПК) относящиеся к цепям дифференциации увлажнения. В пределах МПК рассмотрены наиболее контрастные почвы на выпуклых (рассеивающих) и вогнутых (собирающих) формах (микро-)мезорельефа. Классы почвенных комбинаций и латеральнорадиальные модификации педогенеза (ЛРМП) приведены по С.В. Горячкину (2010).

В черневой тайге МПК формируются микросочетаниями дерновоподзолистых, либо светло-серых почв (в том числе глееватых) на микроводоразделах, сменяющихся в ложбинах серыми и темно-серыми остаточно-гумусовыми иллювиально-трансформированными темнокутанными почвами (рис. 2, табл.). В этом направлении уменьшается коэффициент текстурной дифференциации. Срединные горизонты характеризуются усилением выраженности признаков иллювиирования, а их мощность возрастает до 2-х раз.

Подобный характер смены почв в сопряжении сближает черневую тайгу с южной тайгой Западной Сибири, в которой по мере увеличения площади водосбора уменьшается степень текстурной дифференциации почв. Переходы между компонентами рассматриваемой МПК достаточно резкие, гор. EL(a) может смениться гор. HH на дистанции 3–4 м.

Рисунок 2 – МПК микросочетание дерново-подзолистой почвы (р. ЧМ8) микроводораздела и темно-серой остаточно-гумусовой иллювиальнотрансформированной глееватой почвы (р. ЧМ18) ложбины.

Светло-серые и дерново-подзолистые почвы в черневой тайге формируются под ведущим воздействием мулль-модер гумификации, лессиважа высокой интенсивности, на останцовых поверхностях из-за длительного поверхностного Таблица – Матрица модальных почвенных сопряжений автономных ландшафтов Томь-Яйского междуречья Уго ЛШ МР Рассеивающие поверхности Собирающие поверхности дье Мвдрз/бугры: Западины:

ПШ PU1(b)–(PU2(b))–(BAel)–BGL//BI(a),(gl)– PU1(b)–PU2–AU–AUel,(b)–(EL)–(BEL)–BMTel–BMT– BC(gl)–Cca BC Западины малые:

Мвдрз/бугры:

AU–AUel–AUel,[el]–[EL]–BEL–BMTel–BMT(el)–BC Лес AU–AU(el)–AUb,el–BAel–BGL//BI(gl)–BC– Западина средняя:

Cca AY–AY/EL–EL(a),g–(HHg)–BTg,cn– BC Верховья ложбин и их склоны:

PU//PY–AEL//AUel–BEL[a]–BMTel//BTel– Мвдрз/бугры:

ПШ BMT//BT(cn)–BC PU(b)–(BAel)–BGL//BI(a),gl–BCgl–Cca Тальвеги ложбин:

PU(b)//PY(b)–(AUel//AEL)–BMT//BT(cn)–BC Расширенные верховья ложбин:

Мвдрз без уклона оси:

AY–AEL–AEL[el],ct–BELhh,[el]–BTcn,(fe),[el]–BT– Лес AY–AY/EL–AEL//ELa[el,b]–([AELhh])– BC (BEL)–BMTel–(BMT)–BC(el)–Cca Ложбины: AY–AY/EL–AELg–BELg–BTel,g–BTg,cn Мвдрз с наклонной осью: Ложбины:

ПШ PYb–BMTel–BMT//BT–BC–Cca PY//PYU–AEL(hh,el)–(BTel)–BT(cn) Мвдрз с наклонной осью:

Ложбины:

Лес AY–AEL[el]–AELct–BEL–BMTel–BMT//BT– AY//AYU–AEL–(AELhh,[el])–(BEL)–(BTel)–BT(cn) BC Плакоры Нижняя подтайга склоны Пологие Плакоры Верхняя подтайга склоны Пологие Рассеивающий склоны:

Склоновые ложбины:

ПГ AY//AYU–AEL–(ELa,b)–(BELa)–BM(i)–BС– AY//AYU–AEL–EL(a)–BEL–BТel,(g)–ВМT–BC Сса ЮС Рассеивающие склоны: Склоновые ложбины:

AY//AYU–AEL[el]–(ELa,[el])–(BEL)– AY//AYU–AEL–AEL[el,hh]–BELhh–BMTel– BMTel,(gl)–BMT(gl)–BC–(Cca) BMT//BT–BC Верхние части мезосклонов:

Нижние части мезосклонов (шлейфы):

СС AY – AY/EL – EL([a]) – BEL – BTel – BMT – AY//AYU – AEL – BEL – BTcn – BT – BС BC Мвдрз: Ложбины:

НМ AY–ELa//EL–BEL–BTel–BMT–BC AY–AEL([el,b])–BTel–BMT–BC Мвдрз: Ложбины:

ОВ Лес AY–ELa,[a],g–ELhh,g–BELhh,g–BTg–BCg,ca AY–AEL([el]),g–(HHg)–BELhh,g–BTcn,g–BCg Мвдрз: Ложбины:

ПС Лес AY–AY/EL–EL(a)–ELi,ct//ELa,i,ct–BEL – AU//AUY–AU/HH//AEL(i)–HH([el],ct,g)–BT1cn,g– (BTel)–BT1–BT2–BCca BT2cn,g–BC Обозначения: (Х) – периодически встречающийся диагностический горизонт или диагностический признак; [Х] – горизонт или признак встречающийся в виде морфонов; «А/В» – обозначение переходных горизонтов не несущих диагностическую нагрузку; «А//В» – горизонты или диагностические признаки имеющие альтернативное (или//или) в почвенном профиле. Горизонт Cca указывается в случае высокой вероятности его встречаемости в пределах 2 м.

Сокращения: ЛШ – ландшафт; Мвдрз – микроводораздел; МР – мезорельеф; НМ – неширокие наклонные междуречья долин 3-го порядка; ОВ – останцовые водораздельные поверхности; ПГ – подтайга; ПС – первичные склоны; ПШ – пашня; СС – северные склоны; ЧТД – черневая тайга долин; ЮС – южные склоны.

ЧТД ЧТД ЧТД тайга рек второго и третьего порядков Черневая Контрастные ландшафты долин переувлажнения большую роль играют элювиально-глеевые процессы.

Нормальная ЛРМП осложняется латерально-элювиальной составляющей, из-за сброса вод по иллювиальному водоупору. В темно-серых остаточно-гумусовых иллювиально-трансформированных почвах модер-мулль гумусообразование сменяется мулль типом. Ослабевает радиальный лессиваж, что выражено в меньшей обезыленности профиля, однако значительно сильнее развиты кутаны в гор. BTcn и HH, что свидетельствует о значительном осложнении нормальной ЛРМП дисперсно-латерально-аккумулятивной, связанной с перемещением илистой фракции внутрипочвенными водами. Наибольшей напряженности достигает компрессионно-гидротермическое оструктуривание, приводящее к формированию близкой к идеальной многопорядковой призматической структуры иллювиальных горизонтов. Значительная роль латерального внутрипочвенного стока позволяет разнести в пространстве зоны преимущественной реализации каждой из трех стадий лессиважа (мобилизация, транслокация и аккумуляция ила). Мобилизация преобладает в дерновоподзолистых почвах микроводоразделов, а стадия аккумуляции в серых и темносерых остаточно-гумусовых иллювиально-трансформированных почвах собирающих поверхностей.

В верхней подтайге рассмотрены МПК двух типов мезорельефа плакоров:

приводораздельные равнины и пологие склоны (без влияния экспозиционного эффекта и грунтовых вод). На первых закладываются верховья ложбин. МПК состоят из микровариаций светло-серых текстурно-метаморфических, серых и серых поверхностно-глееватых почв (табл.). В светло-серых почвах выпуклостей ведущим процессом является гумусонакопление по модер-мулль типу. Через текстурно-метаморфические горизонты вплоть до карбонатных по корневым разветвлениям проникают скелетаны, диагностирующие интенсивную партлювацию. Кутаны выражены слабо, поэтому лессиваж диагностирован как сопряженный процесс. В верховьях ложбин серые почвы отличаются более мощными элювиальными горизонтами (55–60, против 40 см) и усилением серого оттенка окраски гумусовых горизонтов, что свидетельствует о более благоприятной обстановке для гумусонакопления по мулль-типу. Усиливается лессиваж, срединные горизонты сменяются от BMTel к BT, появляются гумусово-глинистые кутаны. На проявление контактного кратковременного оглеения указывают скопления белесых морфонов в нижней части гор. AEL.

В почвах верхних частей пологих склонов МПК состоят из микровариаций серых текстурно-метаморфических почв на микроводоразделах и (темно-)серых сверхглубокоосветленных иногда остаточно-гумусированных в ложбинах.

Нижние части пологих склонов характеризуются МПК серых и темно-серых профильно-глееватых сверхглубокоосветленных почв. Последние могут формировать микровариации со слабо текстурно-дифференцированными почвами, имеющими темногумусовый гидрогенно-трансформированный горизонт, под которым залегает глееватый срединный с кутанами. Среди ЭПП ведущими в почвах верхней подтайги являются гумусонакопление по мулльмодер типу, селективное оподзоливание, лессиваж и партлювация на микроводоразделах, а в подчиненных местоположениях – поверхностноэлювиально-глеевый процесс. В оструктуривании принимают участие компрессионно-гидротермический и биогенный ЭПП. Почвы отличаются очень высоким количеством ходов дождевых червей, что приводит к «измятию» поверхности призмовидных агрегатов. Преобладающей ЛРМП является нормальная, осложненная процессами внутрипочвенного стока.

В почвах верхней подтайги бльшей интенсивности достигает ветровальный морфогенез, что отражено в мозаичном строении гумусово-элювиальных горизонтов почв, изучение которых на траншее показало, что они выстраиваются в более крупные полиморфоны, сравнимые по размерам со средними вывалами деревьев. Маршрутные исследования во вторичных лесах верхней подтайги также показали частую встречаемость вывалов. Усиление влияния ветровалов на почвообразование отличает верхнюю подтайгу от нижней.

Из-за промёрзшего состояния почв нижней подтайги на момент снеготаяния талые воды преимущественно скатываются по поверхности, а просачивающаяся в профиль вода движется по радиали, так как формирование надиллювиальных верховодок затруднено. Почвы формируются в основном нормальной ЛРМП, а латерально-элювиальная проявляется в ложбинах.

В лесах нижней подтайги черноземы глинисто-иллювиальные и темно-серые текстурно-глинофибровые почвы сменяются залегающими в понижениях темногумусовыми подбелами или дерново-элювиально-глеевыми почвами (крупные западины), либо серыми почвами ложбин. При переходе от рассеивающей позиции к собирающей усиливается текстурная дифференциация почв. В более крупных западинах ближе к центру темногумусовые подбелы сменяются на светло-серые (дерново-подзолистые) поверхностно-глееватые почвы, которые изза их микрогетерономного положения генетически относятся к дерновоэлювиально-глеевым почвам.

В преобладающих в нижней подтайге агроландшафтах МПК состоят из микросочетаний агроземов глинисто-иллювиальных микроводоразделов и темногумусовых подбелов с намытыми горизонтами в западинах, а при контакте с ложбиной – агротемно-серыми или агросерыми почвами (рис. 3, табл.). Агрозем глинисто-иллювиальный (глинофибровый) выпуклой поверхности формируется под воздействием дисперсно-денудационной ЛРМП. Эти почвы имеют минимальную площадь водосбора, а в зимний период за счёт сноса снега могут обнажаться, в результате чего глубоко промерзают. Это не способствует развитию радиальной миграции влаги, а также эрозионным процессам. Снос материала осуществляется преимущественно плугом при распашке, а также эоловым путем (Евсеева, 2009). ЭПП представлены малоинтенсивным процессом поступления и трансформации корневых остатков, высокоинтенсивным компрессионно-гидротермическим оструктуриванием из-за значительных температурных контрастов, а также слабыми лессиважем и партлювацией. В западинах формируются микровариации агротемногумусовых подбелов и агрочерноземов глинисто-иллювиальных элювиированных с текстурнометаморфическим горизонтом. Почвы формируются дисперсно-латеральноаккумулятивной ЛРМП. Агротемно-серые и агросерые почвы верховий ложбин по мере нарастания площади водосбора сменяются в тальвеге агроземами. Эти почвы формируются под воздействием двух ЛРМП: дисперсно-денудационной и дисперсно-латерально-аккумулятивной, попеременно сменяющими друг друга в зависимости от характера севооборотов, климатических параметров и положения в ложбине. Среди ЭПП высокой интенсивности достигает лессиваж и партлювация, в западинах сопровождающиеся интенсивным элювиальным отбеливанием.

Рисунок 3 – Микросочетание агрозема глинисто-иллювиального и агрочернозема элювиированного с текстурно-метаморфическим горизонтом.

ЭПА: 1 – агрозем глинисто-иллювиальный; 2 – переход от агрозема глинистоиллювиального к агрозему текстурно-метаморфическому; 3 – агрозем текстурнометаморфический; 4 – агрочернозем элювиированный с текстурнометаморфическим горизонтом смытый; 5 – агрочернозем элювиированный с текстурно-метаморфическим горизонтом намытый. Пунктиром с точкой – нижняя граница гумусированной толщи; красным пунктиром – глинофибры.

В нижней подтайге по мере увеличения площади водосбора и концентрирования потоков в вогнутые формы рельефа происходит смена почв на более осветленные и дифференцированные (табл.). Такой тип изменений почв в нижнеподтаежных МПК делает их родственными лесостепным. Так, например, на соседнем Обь-Шегарском междуречье черноземы глинисто-иллювиальные сменяются в ложбинах темно-серыми почвами, а в западинах элювоземами.

В контрастных ландшафтах долин второго-четвертого порядка разнообразие МПК обусловлено в первую очередь неоднородностью уклонов и экспозиций, а также долинным эффектом. На покатых склонах теплых экспозиций закономерности смены почв при переходе от микроводоразделов к склоновым ложбинам в целом аналогично ландшафтам нижней подтайги: серые и темно-серые метаморфические почвы сменяются более дифференцированными дерново-подзолистыми/светло-серыми (дерново-элювиально-глеевыми) почвами (табл.). Почвы микроводоразделов формируются под ведущим действием гумусонакопления по мулль-типу, а также биогенного компресионногидротермического оструктуривания, в результате чего возникает гор. BM. В осветленных горизонтах протекает селективное оподзоливание. В склоновых ложбинах развит элювиально-глеевый процесс. Во всех склоновых сопряжениях для срединных горизонтов рассеивающих и собирающих форм рельефа характерны не столь значительные различия, как для почв плакоров, что связано с ослаблением радиальной миграции на склонах.

На северных покатых склонах под черневой тайгой складывается противоположная ситуация: дерново-подзолистые и светло-серые почвы верхней части склона на шлейфе сменяются серыми темнокутанными, с меньшей текстурной дифференциацией (МПК класса микро-(мезо-)сочетаний). На узких междуречных увалах МПК представлены микровариациями светло-серых (дерново-подзолистых) почв микроводоразделов и светло-серых (серых) почв ложбин, что делает схожими эти МПК с верхне-подтаежными.

Проведенный морфогенетический и генетико-географический анализ почв показал, что черневая тайга характеризуются наиболее высоким записывающим потенциалом климата (большее количество осадков) и почвообразующим потенциалом субстрата (наибольшее содержание ила), что приводит к формированию профилей с самым полным набором признаков, наиболее глубоким их проникновением вглубь породы и самой сильной трансформацией почвообразующих пород.

Для каждого из описанных подтипов ландшафтов характерен индивидуальный тип сопряжений, что указывает на рефлекторность ПП к высотной дифференциации почвообразующих факторов. Из обзора МПК следует, что: 1. Между нижней и верхней подтайгой проходит граница, на которой «переключается» характер смены почв в модальных почвенных сопряжениях. В нижней подтайге менее дифференцированные почвы залегают на рассеивающих элементах микрорельефа, в то время как в верхней подтайге и черневой тайге менее дифференцированные почвы приурочены к собирающим элементам микрорельефа. 2. Характер изменения свойств срединного горизонта в МПК всех ландшафтов однотипен: усиливаются признаки иллювиирования от выпуклых к вогнутым формам рельефа, то есть наблюдается рассогласованное поведение горизонтов залегающих над текстурной ступенью и под ней. Это связано с тем, что при повышении абсолютных высот коэффициенты фильтрации срединных горизонтов снижаются в сравнении с почвами нижней подтайги в 4 (верхняя подтайга) – 54 раза (черневая тайга) (Дюкарев, 1985). Поэтому происходит резкое усиление роли внутрипочвенного надиллювиального стока верховодок в почвах возвышенных ландшафтов ТЯМ, которые являются «царством» надиллювиальных верховодок, а латеральная модификация педогенеза становится перманентным явлением. Горизонты, залегающие выше срединного, в почвах микрогетерономных (собирающих) положений выступают как иллювиальные по отношению к внутрипочвенной верховодке, что вызывает уменьшение дифференциации почв. В нижней подтайге почвы развиваются преимущественно по радиальной модели, поэтому к микрогетерономным позициям происходит увеличение степени их промывания, вызывающее бльшую степень дифференциации. В срединных горизонтах всех ландшафтов преобладают радиальные потоки, нарастающие от микроавтономных к микрогетерономным положениям, а потому горизонты характеризуются однотипными изменениями, различной интенсивности, зависящей от уклона поверхности.

Серые и темно-серые почвы микроводоразделов подтайги и ложбин черневой тайги, хотя и относятся формально к одному почвенному типу, генетически не имеют ничего общего между собой, что требует уточнения их дальнейшего систематического положения. Первые представляют собой серые и темно-серые почвы зонального ряда, вторые же относятся к топологическому ряду.

Изученное междуречье, входящее в Приалтайскую провинцию лиственных лесов (Добровольский и др., 2008), отличается от Западно-Сибирской провинции своим предгорным положением. Следовательно, изменения в компонентном составе связаны не только с большей расчлененностью рельефа, но и с высотной дифференциацией биоклиматического фактора. Поэтому для предгорной провинции характерно проявление высотной зональности в спектре ПК. Нижняя подтайга, с которой начинается высотный ряд, испытывает отепляющее воздействие крупной реки Томь, в ПП на склонах появляются черноземы, хотя и с ограниченным по площади ареалом (Герасько, и др., 2012). Верхняя ступень – черневая тайга, ПП которой имеет значительные различия с подтайгой и может рассматриваться как экстразональный. ПП промежуточных высотных уровней (верхняя подтайга) имеет облик советующий среднему образу данной почвенной провинции, осложняясь наличием глубоких долин.

Подобное стриальное строение ПП ТЯМ связано с положением его на западном предгорном макросклоне, открытом влажному воздушному массопереносу и в трансформированном варианте повторяет общие закономерности высотной организации ПП западных склонов гор юга Сибири, когда нижние ступени, занятые степными и лесостепными экосистемами, сменяются при подъеме на черневые и горно-таежные. Внутри обозначенного ряда границы между почвенными покровами с различными модальными компонентами имеют комплексный характер. Они связаны со сменой литологии и климата, а также хозяйственной деятельностью человека, которая часто ограничивается естественными барьерами (речными долинами), что усиливает контрастность границ и дискретность ландшафтного рисунка.

В целом можно отметить, что почвенный покров изученной территории обладает значительным своеобразием, отличающим его от равнинной подтайги, а также южной тайги и северной лесостепи. Он относится к предгорному подтаежному типу, включающему экстразональную черневую тайгу.

Выводы 1. Выделены три уровня неоднородности условий факторно-экологической дифференциации почвенного покрова, обуславливающих формирование соответствующих уровней почвенного покрова: а) первый (субрегиональный) обусловлен дифференциацией местных климатов; б) второй (топологический) связан с макро-мезорельефом, определяющим общую дренированность или реализацию экспозиционного эффекта; в) третий (локальный) связан с микрорельефом и значительно реже литологией.

2. Ландшафтно-типологическая характеристика Томь-Яйского междуречья позволила выделить четыре подтипа ландшафтов: черневая тайга вершины междуречья, верхняя и нижняя подтайга (отвечающие первому уровню факторной неоднородности) и контрастные ландшафты узких и глубоких долин второго-четвертого порядков (соответствующие второму уровню).

3. В черневой тайге остаточно-гумусовые горизонты подчиненных форм микрорельефа несут признаки иллювиальной трансформации (кутаны, ореховатая структура, накопление илистой фракции), поэтому предложено выделять их как самостоятельные остаточно-гумусовые иллювиальнотрансформированные (HH) горизонты. При дополнительном притоке влаги широко распространены текстурные горизонты с буровато-темно-серыми и черными кутанами, для таких горизонтов предложен диагностический признак – темнокутанные (BTcn).

4. Модальные почвенные комбинации северного равнинно-широтного экотона черневой тайги представлены микросочетаниями дерново-подзолистых (светло-серых) сверхглубокоосветленных почв с серыми (темно-серыми) остаточно-гумусовыми иллювиально-трансформированными темнокутанными почвами. Последние формируются при значительной модификации радиальной модели педогенеза латеральными процессами, вызванными боковым внутрипочвенным стоком по поверхности слабоводопроницаемого текстурного горизонта.

5. Для текстурных горизонтов почв подтайги в условиях расчлененного рельефа характерны две основные модификации, которые предложено рассматривать в качестве самостоятельных горизонтов: текстурнометаморфические (редуцированный кутанный комплекс и грубая призмовидная делимость) и текстурно-глинофибровые (признаки иллювиирования сосредоточены в разомкнутых полосах субгоризонтального простирания).

6. Для почв лесных ландшафтов подтайги характерно преобладание радиальной модели почвообразования, которая начинает подвергаться латеральной модификации по мере увеличения площади водосбора почв и абсолютной высоты. Модальные почвенные комбинации верхней подтайги представлены микроварициями светло-серых, серых (в том числе текстурнометаморфических) и темно-серых почв. В нижней подтайге ведущую роль в почвенном покрове расчлененных равнин играют микросочетания темно-серых текстурно-глинофибровых почв с темногумусовыми подбелами или с серыми почвами, а на слабодренированных равнинах – микросочетаний темно-серых глееватых со светло-серыми профильно-глееватыми остаточно-гумусированными почвами западин.

7. При переходе от нижней подтайги к черневой тайге происходит смена латеральной модификацией радиального педогенеза и характера текстурной дифференциации: в черневой тайге почвы собирающих форм рельефа имеют меньшую текстурную дифференциацию, чем рассеивающих. В нижней подтайге наоборот.

8. В узких глубоких долинах второго-третьего порядка сформирована контрастная структура почвенного покрова. На склонах холодных экспозиций формируются мезосочетания дерново-подзолистых текстурно-метаморфических и серых темнокутанных почв. На склонах теплых экспозиций – серых метаморфических и дерново-подзолистых элювиально-глеевых текстурнометаморфических.

9. Для почвенного покрова агроландшафтов нижней подтайги характерны дисперсно-денудационная и дисперсно-латерально-аккумулятивная латеральнорадиальные модификации педогенеза, в результате чего формируются микросочетания агроабраземов глинисто-иллювиальных и текстурнометаморфических с агротемногумусовыми подбелами с намытыми гумусовыми горизонтами, либо микровариации агроземов и агротемно-серых (агросерых) эродированных почв.

10. Компонентный состав и строение почвенного покрова изученной территории существенно отличается от равнинной подтайги Западной Сибири, что и позволяет рассматривать её в качестве предгорной подтаежной провинции, в пределах которой наблюдается высотная дифференциация почвенного покрова и появление экстразональной черневой тайги.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Лойко С.В., Герасько Л.И., Куликова О.Р. Сукцессии растительности на дерново-подзолистых почвах подтайги Томь-Яйского междуречья // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2010. № 4. С. 32–43.

2. Хитров Н.Б., Лойко С.В. Структура почвенного покрова плоских водораздельных пространств Каменной Степи // Почвоведение. 2010. № 12. С.

1411–1423.

3. Лойко С.В., Герасько Л.И., Кулижский С.П. Группировка носителей почвенной памяти (на примере северной части ареала черневых экосистем) // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2011. № 3(15). С.

38–49.

4. Амельченко В.П., Семенова Н.М., Бляхарчук Т.А., Герасько Л.И., Колесниченко Л.Г., Лойко С.В. Сохранение биологического разнообразия степных экосистем на юге Томской области // Проблемы региональной экологии.

2012. № 1. С. 139–145.

Публикации в других научных изданиях:

1. Лойко С.В., Герасько Л.И. Факторы дифференциации и компонентный состав почвенного покрова таежных экосистем Томь-Яйского междуречья // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2009. № 1. С. 63– 70.

2. Лойко С.В. Оценка сукцессионного разнообразия экосистем ландшафтов юга Томской области // Экологические проблемы и пути их решения: материалы I Межвузовской городской экологической конференции. Томск: Изд-во ТПУ, 2009. С. 266–274.

3. Лойко С.В. Географические особенности почв черневой тайги // Отражение био-, гео-, антропосферных взаимодействий в почвах и почвенном покрове: Сборник материалов IV Всероссийской научной конференции с международным участием (1-5 сентября 2010 г.). Томск: ТМЛ-Пресс, 2010. Т.1.

С. 159–162.

4. Герасько Л.И., Лойко С.В., Губина Д.А. Некоторые особенности агропедогенеза в подтайге Западной Сибири // Закономерности изменения почв при антропогенных воздействиях и регулирование состояния и функционирования почвенного покрова: Материалы Всероссийской научной конференции. М.: Почв. ин-т им. В.В. Докучаева Россельхозакадемии, 2011. С.

123–126.

5. Лойко С.В. Подходы к сборке модулярной гипотезы генезиса вторых гумусовых горизонтов текстурно-дифференцированных почв таежных экосистем Западной Сибири // Современные проблемы генезиса, географии и картографии почв: Сборник материалов V Всероссийской конференции с международным участием (1-5 октября 2011 г.) / Под ред. С.П. Кулижского (отв. ред.), Л.И.

Герасько, О.Э. Мерзлякова. Томск: ООО «Копи-М», 2011. С. 88–91 с.

6. Герасько Л.И., Лойко С.В., Носкова К.Л., Крицков И.В. Почвы остепненных геосистем подтайги Томского Приобья // Геохимия ландшафтов и география почв (к 100-летию М.А. Глазовской). Доклады Всероссийской научной конференции. Москва, 4–6 апреля 2012 г., М.: Географический факультет МГУ, 2012. С. 84–85.

7. Лойко С.В., Герасько Л.И. и др. Черневая тайга Томь-Яйского междуречья // Современные проблемы почвоведения и природопользования в Сибири:

Всероссийская молодежная конференция (Томск, 25–27 июля 2012). Томск: Издво «Копи-М», 2012. С. 187–196.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.