WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Андреев Роман Сергеевич

Взаимосвязь характеристик инфракрасного температурного портрета с метаболическими показателями у спортсменов

03.03.01- физиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре физиологии ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)»

Научный руководитель:

доктор биологических наук, профессор

СОНЬКИН Валентин Дмитриевич

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

ТАМБОВЦЕВА Ритта Викторовна

доктор биологических наук, профессор

ЛЕВУШКИН Сергей Петрович

Ведущая организация:

Федеральное государственное учреждение науки Государственный научный центр РФ Институт медико-биологических проблем Российской академии наук

Защита диссертации состоится «15» ноября 2012 г.  на заседании диссертационного совета Д 008.002.01 в Федеральном государственном научном учреждении «Институт возрастной физиологии» Российской академии образования по адресу: 119121, Москва, ул. Погодинская, д. 8, корп. 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного научного учреждения «Институт возрастной физиологии» Российской академии образования по адресу: г.Москва, ул. Погодинская, д. 8, корп. 2.

Автореферат разослан « 12  » октября 2012 г. 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат биологических наук

Рублева Л.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Кожная температура является важным показателем функционального состояния организма, оценка которого имеет значение в разных ситуациях, связанных с адаптацией к факторам внешней среды и к мышечной деятельности, и отражает интенсивность теплоотдачи, которая, в свою очередь, зависит от теплопродукции, состояния кожных сосудов и активности потоотделения (Белозерова Л.М.,2003; Kenney, W. L. et al., 2003).

Терморегуляторная система обеспечивает поддержание относительно постоянной температуры ядра тела при различных условиях внешней среды. При этом температура кожного покрова отдельно взятых сегментов тела может варьировать в широком диапазоне – от 25 до 34°С (Agarwal K.et al.,2007; Ferreira J.A. et al.,2008). Применение современных методов инфракрасной термографии (ИКТ) наряду с межиндивидуальными различиями, позволяет выявить и визуализировать большие различия в распределении температур по поверхности кожного покрова у каждого человека (Clark R. P. et al., 1977; Torii M. et al.,1992; Zontak A. et al.,1998). Механизм формирования таких различий может быть связан с тремя основными факторами: строением и функциональной активностью кожной капиллярной сети; плотностью и активностью потовых желез; метаболической активностью тканей, расположенных непосредственно под кожным покровом. В последние годы в таком качестве активно рассматривается бурая жировая ткань (БЖТ), характеризующаяся очень высокой метаболической активностью (Nedergaard J. et al. 2007; Cannon B. et al. 2004; Skulachev V.P., 2003;), которая регулируется симпатоадреналовыми механизмами (Himms-Hagen J.,1990) и включается при охлаждении (DeGroot D.W. et al. 2007; Jansk l. et al. 2006) или в процессе усвоения пищевых веществ (Tappy L., 1996; Cypess A.M. et al. 2009). Согласно недавно опубликованным данным, при физической нагрузке в скелетных мышцах вырабатывается цитокин «ирисин», который функционирует как гормон, стимулирующий пролиферацию БЖТ (Bostrm P. et al., 2012). Возможное наличие такой метаболически активной ткани у спортсменов может иметь существенное значение для понимания механизмов адаптации организма к напряженной мышечной деятельности.

Объект исследования. Температурный портрет человека.

Предмет исследования. Особенности распределения кожной температуры при различных функциональных состояниях организма и возможный вклад подкожных термогенных структур в формирование термопортрета.

Гипотеза исследования. Мы предполагаем, что индивидуальные особенности динамики теплового состояния, выявляемые методом инфракрасной термографии, отражают морфофункциональные особенности организма,  в частности активность подкожных термогенных структур, которые принимают участие в формировании температурного портрета, а также в поддержании гомеостаза как в покое, так и при напряженной мышечной деятельности.

Цель исследования анализ факторов, определяющих популяционное разнообразие и динамические изменения инфракрасного температурного портрета человека, а также наличие связей характеристик температурного портрета с показателями аэробной и анаэробной производительности спортсменов.

Задачи исследования:

  1. Выявить популяционное разнообразие вариантов температурного портрета человека в условиях мышечного покоя и минимальной активации терморегуляторной теплопродукции;
  2. Определить наличие взаимосвязей между характеристиками температурного портрета в покое и показателями аэробной и анаэробной производительности спортсменов, выявляемых в процессе выполнения максимального аэробного теста и в восстановительном периоде;
  3. Оценить динамические изменения термопортрета при проведении локальных, региональных и глобальных холодовых воздействий.

Научная новизна. Обнаружено значительное внутрипопуляционное разнообразие вариантов термопортрета, при этом средневзвешенная температура спины в стандартных условиях измерения демонстрирует нормальное распределение в популяции взрослых молодых мужчин и детей 8-10 лет. Выявлена тесная корреляция между показателями термопортрета и телосложением. Впервые выявлены высокие корреляции между параметрами аэробной производительности  и характеристиками термопортрета. Впервые обнаружена взаимосвязь между характеристиками термопортрета, зарегистрированными в условиях мышечного покоя, и уровнем лактата в периферической крови во время выполнения напряженной физической нагрузки и в восстановительном периоде после ее завершения. Выделены специфические и неспецифические изменения, происходящие в организме под воздействием различных по модальности холодовых проб. На основании полученных экспериментальных данных выдвинуто предположение об участии БЖТ в формировании термопортрета, а также о возможной роли БЖТ в нормализации гомеостаза при мышечной работе.

Теоретическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные экспериментальные данные позволили нам сформулировать гипотезу об участии БЖТ в поддержании гомеостаза организма при напряженной мышечной работе за счет утилизации избытка образующейся молочной кислоты. Если эта гипотеза в дальнейшем подтвердится, то это откроет совершенно новые направления исследований в области физиологии мышечной деятельности и методики спортивной тренировки.

Научно-практическая значимость. Наличие тесных взаимосвязей между температурными характеристиками и параметрами аэробной производительности дает основание рекомендовать применение инфракрасной термографии для оценки функционального состояния организма спортсменов, а также применения ее в целях спортивного отбора. Выявленная тесная корреляция характеристик термопортрета в покое и содержания лактата в крови в восстановительном периоде после предельной физической нагрузки позволяет прогнозировать максимальный уровень лактата по температуре спины в условиях мышечного покоя. Понимание механизмов действия охлаждающих процедур на организм спортсмена позволит повысить эффективность средств восстановления после соревновательных нагрузок на основе применения холодовых процедур.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Температурный портрет, регистрируемый с помощью инфракрасного тепловизора в условиях мышечного покоя и слабой активации терморегуляторных реакций, характеризуется мозаичным распределением кожных температур на поверхности тела и большим индивидуальным разнообразием этой мозаики, при этом имеет место устойчивое повторение отдельных паттернов на термопортретах разных людей.
  2. Телосложение оказывает заметное влияние на распределение кожных температур на поверхности спины в условиях мышечного покоя и минимальной активации терморегуляторной теплопродукции. Это позволяет использовать ИКТ в качестве дополнительного средства при оценке соматического развития человека.
  3. Методика инфракрасной термометрии  может использоваться для оценки функционального состояния организма спортсменов, а также в целях спортивного отбора.

Апробация работы. Результаты работы были представлены в 2009-2011 г.г. –на семинарах кафедры физиологии и ежегодных конференциях молодых ученых РГУФКСМиТ, в 2009 г. – на Всероссийской с международным участием школе конференции «Системные и клеточные механизмы в физиологии двигательной системы», 2009 г. – на международной конференции «Физиология развития человека», в 2010г. – на XXI съезде физиологического общества имени И.П. Павлова.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 6 печатных работ, в том числе 3 статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК  для опубликования материалов диссертаций, а также 1 электронная статья.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 116 страницах и состоит из Введения, Обзора литературы, Методов исследования, двух глав собственных экспериментальных исследований, Заключения, Выводов и Списка цитируемой литературы. Последний включает 161 источник, 33 из которых опубликованы в отечественных изданиях, 128 - в зарубежных. Диссертация иллюстрирована 34 рисунками и 17 таблицами.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Организация исследования

В качестве испытуемых в работе приняли участие 53 взрослых мужчин в возрасте от 18 до 49 лет разной степени физической тренированности и различной спортивной  специализации, а также 29 мальчиков и 22 девочки, средний возраст 8,7 ± 0,9 года.  В серии пилотных экспериментов с холодовыми воздействиями участвовали 13 испытателей-добровольцев.

Перед участием в экспериментальных процедурах все участники  дали письменное информированное согласие. Проведение экспериментальных процедур с детьми было предварительно согласовано с их родителями, которые также подписали информированное согласие. Термографирование детей осуществлялось специалистом одного с испытуемыми пола. Измерение кожно-жировых складок осуществлялось заведующей лабораторией антропологии ВНИИФК, д.б.н, профессором Т.Ф. Абрамовой.

Экспериментальные исследования проводились на базе Всероссийского НИИ физической культуры и включали в себя 3 последовательных  этапа:

1. Первый этап – скрининговый - выявление популяционного разнообразия термопортрета детей 8-10 лет и взрослых мужчин в условиях мышечного покоя.

2. Второй этап – проведение тестов с предельной физической нагрузкой.

3. Третий этап – три серии пилотных экспериментов с холодовыми воздействиями.

1 серия пилотных экспериментов - физиологические эффекты локального холодового воздействия. 4 испытуемых – молодые мужчины (20-23 года) средней физической подготовленности. Воздействие осуществляли путем прикладывания к коже спины химического стаканчика диаметром 5см, наполненного смесью воды и льда, на 10секунд. Непрерывно регистрировали термограмму и показатели газообмена и ЧСС.

2 серия пилотных экспериментов - физиологические эффекты острого регионального холодового воздействия. 6 испытуемых (19-24 года), большинство из которых выполняли пробу неоднократно. В качестве регионального холодового воздействия использовали опускание стоп обеих ног до уровня голеностопного сустава в ванночку со смесью воды и льда на 1 минуту. Непрерывно вели регистрацию газообмена, ЧСС и трижды (до, во время и через 1 минуту) – концентрацию лактата в крови.

3 серия - глобальная холодовая нагрузка - полное погружение тела в ванну с водой при температуре 15°С на 1 минуту. В пилотных экспериментах приняли участие 3 испытуемых (21-23 года). После 1-минутного пребывания в холодной ванне испытуемый вытирался сухим полотенцем и в дальнейшем в течение 30 минут находился в помещении с комнатной температурой в положении стоя. Тепловизионная съемка осуществлялась непрерывно в течение 30 минут.

Методы исследования

1. Программа антропометрических измерений (В.В. Бунак, 1941) для всех испытуемых включала: длину тела (с помощью металлического антропометра Мартина с точностью до 0,1 см), массу тела (при помощи электронных весов Tanita c точностью до 0,1 кг), 7 кожно-жировых складок (калипером фирмы «LANGE»). Рассчитывали индекс массы тела (ИМТ) Кетле-2 (P/L2). Все измерения проводились с правой стороны.

2. ИКТ применялась на всех этапах эксперимента: регистрация термопортрета в покое, а также во время проведения проб с общим, локальным и  региональным холодовыми воздействиями. Для регистрации термограмм использовалась неохлаждаемая инфракрасная камера матричного типа NEC 9100SL (США/Япония), регистрирующая аппаратура (ноутбук со специальной программой), градусник. Перед термографированием испытуемые проходили температурную адаптацию в течение 15 мин в изолированном помещении с температурой 21–22°С и влажностью 45%–50% в состоянии мышечного покоя, раздетые по пояс, в положении стоя или сидя. Расстояние испытуемого от тепловизора составляло 2 метра. Тепловизор устанавливался на штативе на высоте 140 см над уровнем пола.

3. Регистрацию параметров внешнего дыхания и анализ газового состава выдыхаемого воздуха проводили при помощи аппарата OxiconPro (Германия) Для регистрации частоты сердечных сокращений (ЧСС) применялись кардиомониторы Polar (Финляндия). 

4. Для определения максимального потребления кислорода (МПК) и анаэробного порога (АП) использовали тест непрерывно повышающейся мощности (рамптест) на беговом тредбане (HP Cosmos) либо тест ступенчато повышающейся мощности на велоэргометре Monark. Рамптест или ступенчатый тест проводился непосредственно после термографирования. Концентрацию лактата в периферической крови определяли с помощью прибора Biosen_C line.

5. Для  воздействия холодом на организм нами было разработано 3 экспериментальные процедуры: локальное холодовое воздействие, региональное холодовое воздействие и глобальное холодовое воздействие.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ

Термопортрет человека в условиях мышечного покоя

Когда человек одет адекватно окружающей температуре или находится в помещении с комфортной температурой, то между теплопродукцией и теплоотдачей устанавливается динамическое равновесие, имеющее на термограмме вид по-разному окрашенных зон кожных покровов (Рис.1, слева). При попадании в более холодное помещение тепловое состояние открытых участков тела в течение 15-20 минут изменяется – происходит адаптация к конкретным условиям среды, теплоотдача уменьшается и средняя температура кожи спины снижается (Рис.1, справа). Тем не менее, некоторые участки кожи остаются значительно более теплыми, чем другие.

Сразу после раздевания

Через 20 минут пребывания при 21°С

Рис. 1 Изменения кожной температуры испытуемого в процессе адаптации к условиям умеренных теплопотерь (t=21°C, влажность 45%) в течение 20 минут

Очевидно, что в этой ситуации регуляция теплового потока через кожу осуществляется главным образом за счет сосудодвигательных реакций. В то же время, поскольку температура 21°С на 5-7 градусов ниже термонейтральной, можно полагать, что небольшой уровень активации химической терморегуляции имеет место. В этом случае  видимые на ИКТ «горячие» участки кожи - это зоны, под которыми на некоторой глубине располагаются термогенные структуры (БЖТ). В пользу этого предположения говорит высокая стабильность индивидуального термопортрета в течение многих месяцев наблюдений (рис.2).

Рис.2.  Инфракрасные термопортреты спины одного испытуемого, сделанные в разные периоды наблюдения с 2008 по 2010 г.

Хотя выраженность отдельных «горячих» и «холодных» пятен на ИКТ может несколько изменяться (что зависит от окружающей температуры, влажности, времени адаптации к условиям измерения, предыдущих функциональных нагрузок, положения тела и т.п.), но их общий рисунок, локализация и форма наиболее ярких пятен остаются практически без изменения на протяжении всего периода наблюдения.

Такая стабильность особенно впечатляет на фоне огромного межиндивидуального разнообразия термопортретов, примеры которого представлены на рис. 3.

Рис.3.  Индивидуальные варианты термопортретов, зарегистрированных в одинаковых условиях (после 15 мин адаптации при 21°С и влажности 45%) у 3 испытуемых

Как видно из таблицы 1,  у взрослых испытуемых через 15 минут пребывания в покое в условиях комнатной температуры с обнаженной верхней частью тела температура кожи на выделенном участке поверхности спины (ВПС) в среднем составляла: максимальная (МКТ) 33,7 ± 0,5С, средне-взвешенная (СВТ) 31,7 ± 0,6С, минимальная (МНТ) 29,0±1,2С.

Таб. 1. Характеристики инфракрасного температурного портрета у взрослых испытуемых в условиях мышечного покоя и минимальной активации терморегуляторной теплопродукции

 

Спина

Грудь

МНТ

МКТ

СВТ

ТГ

МНТ

МКТ

СВТ

ТГ

°C

°C

°C

°C

°C

°C

°C

°C

Х

29,0

33,7

31,7

4,7

28,8

34,6

31,7

5,7

1,1

0,5

0,5

0,9

1,3

0,4

0,6

1,2

На поверхности груди (ВПГ) распределение температуры носило несколько иной характер. Так, величины МНТ и СВТ по своим значениям совпадали с таковыми на спине, однако, максимальная температура на груди оказалась выше в среднем на 0,9С. Распределение показателя СВТ как на поверхности кожи спины, так и груди в популяции приближено к нормальному.

Рис.4.  Гистограмма распределения показателя СВТ спины (слева) и груди (справа) в популяции взрослых мужчин

Также в пределах ВПГ наблюдаются более высокие величины температурного градиента (ТГ), то есть разницы между максимальной и минимальной температурой.

При этом если мода, то есть наиболее типичная величина средневзвешенной температуры кожи спины и груди, составляет от 31,5 до 32°С, то индивидуальный разброс простирается от 29,5 до 33°С, то есть амплитуда индивидуальных различий – около 3,5°С.

Если учесть, что температура ядра тела человека удерживается в норме в диапазоне 37±0,3°С, то выявленное индивидуальное разнообразие кожной температуры в условиях минимальной активации теплопродукции представляется очень большим и заслуживающим внимательного изучения с точки зрения физиологических механизмов, приводящих к наличию этого разнообразия.

Выявлена достоверная отрицательная корреляция с ИМТ как для СВТ (r=-0,73), так и для МКТ (r=-0,58) и МНТ (r=-0,67). Корреляция ИМТ с ТГ несколько слабее (r=0,52). Таким образом, телосложение оказывает заметное влияние на распределение кожных температур.

Характер распределения температуры у мальчиков 8-10 лет носил схожую со взрослыми мужчинами направленность.

Рис.5.  Характеристики термопортрета спины (слева) и груди (справа) в популяции детей 8-10 лет  и взрослых мужчин

Как видно из рис.5. показатели максимальной, минимальной и средне-взвешенной температуры как груди, так и спины, у детей незначительно превосходят таковые у взрослых.  Статистически значимые различия среди всех показателей наблюдаются только по максимальной температуре груди (р<0,05).

Рис. 6. Гистограмма распределения показателя СВТ спины (сверху) и груди (снизу) в популяции мальчиков 8-10 лет

Температурный градиент в пределах ВПГ и ВПС у детей и взрослых мужчин статистически не отличается. В тоже время наблюдается достоверно более высокие значения температурного градиента груди во всех возрастных группах (р<0,05). 

Распределение показателя СВТ как на поверхности кожи спины, так и груди, в популяции детей также приближено к нормальному (рис.6), но при этом, как и у взрослых, отмечаются значительные межиндивидуальные различия термопортретов (рис. 7).

Рис. 7.  Индивидуальные варианты термопортретов, зарегистрированных в одинаковых условиях (после 15 мин адаптации при 21°С и влажности 45%) у 3 испытуемых 9 лет

Сравнительный анализ позволяет выявить ряд характеристик, устойчиво повторяющихся на термопортретах разных людей.

Во-первых, обращает на себя внимание более или менее симметричное расположение наиболее крупных и ярких пятен на поверхности тела, особенно со стороны спины – в области груди симметрия менее выражена.

Во-вторых, у всех обследованных, независимо от относительной представленности «горячих» зон, ярко-красные («горячие») пятна имеются в области шеи и в подключичной ямке.

В остальных характеристиках в большей мере проявляются устойчивые индивидуальные особенности термограммы, чем некие общие закономерности.

Связь характеристик термопортрета взрослых мужчин с параметрами аэробной производительности

В серии экспериментов с максимальными аэробными нагрузками приняли участие 53 мужчины разной степени тренированности (от нетренированных до заслуженных мастеров спорта), средний возраст 23.5 ± 4.9 года, масса тела 70 ± 11.5 кг, длина тела 174 ± 7 см. Разброс величин функциональных показателей в предельном тесте представлен в  таблице 3.

Таб. 3. Диапазон вариабельности функциональных показателей испытуемых по результатам предельного теста

МПК

МВЛ

ЧССмакс

ПК АП

мл/мин/кг

л/мин

уд/мин

мл/мин/кг

максимум

78,7

222

212

68

минимум

39,8

131

161

33

Корреляционный анализ выявил наличие положительных корреляционных связей между показателями аэробной производительности и показателями термопортрета (таб.4), зарегистрированными в условиях мышечного покоя до начала теста с предельной физической нагрузкой. За исключением связи между МПК и МКТ, все остальные коэффициенты корреляции достоверны (p<0.05). Обращает на себя внимание более высокая связь АнП с СВТ, чем МПК с СВТ. Это может свидетельствовать о каком-то влиянии функций, определяющих кожную температуру в условиях мышечного покоя, на сопряжение аэробного и анаэробного метаболизма при мышечной работе.

Таб. 4. Величины коэффициентов корреляции Пирсона между показателями аэробной производительности и показателями термопортрета

показатели

МНТ

МКТ

СВТ

ТГ

МПК

0,68

0,39

0,61

-0,61

АнП

0,69

0,53

0,72

-0,55

Результаты корреляционного анализа показали, что характеристики термопортрета довольно тесно связаны с величинами содержания лактата в периферической крови испытуемых при выполнении ими предельной физической нагрузки и в восстановительном периоде после нее. В большинстве случаев СВТ имеет более высокие коэффициенты корреляции с содержанием лактата в крови, чем остальные показатели термопортрета. При этом температурный градиент коррелирует с уровнем лактата реципрокно по отношению к СВТ. На графике (рис.8) приведена динамика изменений коэффициента корреляции СВТ и температурного градиента с содержанием лактата в периферической крови в покое, при нарастающей мощности нагрузки, а также в восстановительном периоде после достижения МПК.

Рис. 8.  Динамика корреляционных взаимосвязей средне-взвешенной температуры спины и градиента температуры с уровнем лактата в периферической крови в покое (L(init)), в процессе выполнения теста ступенчато нарастающей мощности (L(1)..(L(8)) и в восстановительном периоде (L0…L10)

Как видно из графика, градиент температуры демонстрирует практически на протяжении всего периода измерения положительные взаимосвязи с уровнем лактата, тогда как СВТ – отрицательные. Уровень корреляций градиента существенно ниже, чем СВТ. В покое и в процессе нарастающей по мощности мышечной работы корреляции обоих характеристик термопортрета невелики и не достоверны, тогда как в момент отказа они резко вырастают по величине и удерживаются на высоком уровне до окончания периода наблюдения (10 минут релаксации). На 5 и 10 минуте восстановления коэффициент корреляции между СВТ и La превышает -0,71. Наивысшее значение коэффициента корреляции ТГ с уровнем La зарегистрировано на 7 минуте восстановления (r=+0.489).

Данные о динамике содержания лактата в крови в восстановительном периоде позволяют выявить максимальный уровень этого показателя, который обычно регистрируется на 3-5 минуте восстановления. Принято считать, что максимальный уровень лактата в крови спортсмена в процессе выполнения нагрузки или вскоре после ее окончания в определенной мере отражает его анаэробную (гликолитическую) производительность. Важно, что эта величина продемонстрировала достаточно высокую коррелятивную связь с показателем СВТ (r=-0.688), что позволяет с известной погрешностью прогнозировать максимальный уровень лактата по температуре спины в условиях мышечного покоя. Факт неожиданный и требующий объяснения.

Впрочем, точно так же, как и наличие других выявленных нами корреляций между характеристиками термопортрета, полученными в условиях мышечного покоя, и результатами максимальных тестов для оценки аэробной производительности.

Наиболее продуктивной для объяснения выявленных феноменов нам представляется гипотеза об участии БЖТ как в формировании термопортрета, так и в нормализации внутренней среды организма в процессе напряженной мышечной работы и восстановительного периода. В то же время, некоторые данные литературы говорят о том, что инфракрасная термография не позволяет надежно обнаруживать подкожные скопления БЖТ (Медведев Л.Н., 2002; Nedergaard J.  et al. 2007). Мы решили проверить это в ходе серии пилотных экспериментов с применением острых холодовых проб локального, регионального и глобального характера, которые должны были бы с необходимостью привести к активации химической терморегуляции.


Пилотные эксперименты с охлаждением

1. Локальное холодовое воздействие

В качестве локального холодового воздействия использовали прикладывание к коже спины (в области между лопаток) химического стакана, наполненного смесью воды и льда, на 10 секунд. У всех испытуемых резкое локальное охлаждение небольшого участка кожи спины приводило к сильному местному спазму сосудов и значительному (на 10-15 градусов) снижению температуры кожи в этом локусе. Восстановление нормального кровообращения и вместе с ним – температуры охлажденного участка кожи, занимает не менее 20 минут (при том, что испытуемый находится в состоянии двигательного покоя в помещении с температурой 21°С без одежды на верхней половине тела). Мы констатировали, что при локальном холодовом воздействии глубокие изменения теплового состояния поверхности кожи затрагивают только охлажденный участок. В остальных зонах изменения термограммы невелики и мало выразительны, если не считать продолжающегося общего снижения температуры поверхности открытых участков кожи (рис.9). Признаки включения добавочного термогенеза отсутствуют.

Результаты этой серии исследований показывают, что сосудистые реакции играют первостепенную роль в формировании температурного ответа организма на местное охлаждение, причем если сосудистый спазм в ответ на охлаждение развивается практически мгновенно (секунды), то выход из этого состояния после устранения его причины занимает весьма продолжительное время (десятки минут).

Рис. 9. Динамические изменения термограммы при локальном холодовом воздействии. Слева на право: сразу после раздевания в помещении, через 15 минут адаптации, через 1 минуту после холодовой экспозиции, через 4 минуты, через 20 минут

Мы не выявили существенных изменений в состоянии вегетативных функций в процессе проведения локального холодового воздействия. Частота пульса у некоторых испытуемых демонстрировала короткую рефлекторную брадикардическую реакцию в ответ на холодовое воздействие, однако по потреблению кислорода различий до и после воздействия выявлено не было. Это означает, что примененный уровень локального охлаждения не является достаточным стимулом для развития генерализованной активации химической терморегуляции.

2. Региональное холодовое воздействие

Погружение стоп ног в ледяную воду на 1 минуту приводит у некоторых испытуемых к значительному изменению термограммы, которое однозначно свидетельствует об активации подкожных термогенных структур. Впрочем, у других столь заметных изменений термограммы не отмечено. Это может говорить о высоком разнообразии вариантов физиологического ответа на такое региональное воздействие.

С другой стороны, у всех без исключения испытуемых столь мощное холодовое воздействие (погружение стоп ног, т.е. около 7% поверхности тела, в ледяную воду на 1 минуту) ведет к резкой активации газообмена (рис.10), что отражает включение химической терморегуляции (термогенеза).

Рис. 10. Изменение показателей газообмена, легочной вентиляции (слева) и максимальной температуры груди (справа) при погружении  ног в ледяную воду.

Амплитуда изменений газообмена, легочной вентиляции и ЧСС под воздействием одной и той же холодовой нагрузки у разных испытуемых была не вполне одинакова, однако в среднем она составляла свыше 50% от фонового уровня, а в пиковые моменты могла достигать 200% от фона.

Очевидно, что, если на фоне активации окислительного обмена, мы увидим увеличение интенсивности тепловыделения на ИКТ, то это может быть свидетельством активации подкожно расположенных фрагментов бурой жировой ткани либо терморегуляторной тонической активности скелетных мышц. Поэтому динамические наблюдения за термограммой в условиях такого воздействия мы рассматривали как одну из приоритетных задач всей серии пилотных исследований.

Здесь необходимо отметить, что выявленные нами изменения термограммы поверхности груди оказались, как правило, более яркими и выразительными, чем аналогичные изменения термограммы спины. По данным современных исследований с применением ПЭТ, у взрослого человека фрагменты бурой жировой ткани выявляются главным образом в области шеи, ключиц и грудины – в отличие от детей, у которых бурый жир имеет высокую представленность в межлопаточной области спины (Cypess A.M. et al. 2009).Именно в этих типичных местах – шея, околоключичная область и область грудины – мы и регистрировали наиболее заметные изменения термограммы в результате регионального холодового воздействия. В качестве примера рассмотрим термограммы испытуемого Е.А. (рис.11).

То обстоятельство, что средняя температура поверхности груди у испытуемого Е.А. значительно повышается после холодового воздействия на стопы ног, очевидно.

Однако еще более примечательно, на наш взгляд, что и максимальная температура выделенных участков термограммы груди заметно увеличивается вскоре после холодового воздействия (рис.9). Все это заставляет думать, что у данного испытуемого в подкожных слоях на поверхности груди располагаются термогенные структуры, реагирующие на острое охлаждение активацией, которая и приводит к явному повышению теплоотдачи с поверхности кожи. Как видно из рис.9, такое повышение термогенной активности сопровождается существенным увеличением потребления кислорода.

  После 15 минут адаптации к температуре 21°С

Через 1 минуту после погружения ног в ванну с ледяной водой

Рис. 11.  Изменения термограммы груди испытуемого Е.А. под воздействием охлаждения стоп ног ледяной водой в течение 1 минуты

Наряду с активацией потребления кислорода и легочной вентиляции, мы обнаружили у всех наших испытуемых резкое повышение дыхательного коэффициента, причем оно происходит на фоне снижения потребления кислорода и легочной вентиляции в конце периода максимальной активации окислительного обмена. В большинстве случаев дыхательный коэффициент в этот момент поднимается выше значения 1,0, что характерно для состояния переходных процессов при изменении регуляции центрального кровообращения и вентиляции, либо для напряженной работы, связанной с активностью анаэробных энергетических систем.

Между тем, чтобы исключить возможное вмешательство в эти процессы изменений со стороны кислотно-основного равновесия внутренней среды, мы провели измерение уровня лактата в крови наших испытуемых до, в конце первой минуты холодового воздействия и через 1 минуту после него. Результаты были неожиданными (рис. 12).

Рис. 12. Изменения содержания лактата в периферической крови под воздействием кратковременной холодовой пробы

Оказалось, что уровень лактата в крови наших испытуемых не только не увеличивается под воздействием холодовой экспозиции, а напротив достоверно уменьшается. Причины и механизмы этого эффекта представляют значительный интерес.

3. Глобальное  холодовое воздействие

В качестве глобальной холодовой пробы мы использовали полное погружение тела в ванну с водой при температуре 15°С на 1 минуту. В этой серии приняло участие три добровольца.

На термограммах (рис.12) хорошо видно, что через 15 минут адаптации к условиям помещения лаборатории (21°С, влажность 45%) тепловое состояние поверхности спины у всех трех испытуемых сходно – выделяются примерно одинаковых размеров «горячие» участки, расположенные в области шеи, между лопатками и узкой полосой вдоль позвоночника. В то же время, конкретные формы этих пятен сугубо индивидуальны.

Примененное охлаждение, естественно, приводило к резкому снижению температуры всей поверхности тела. Лишь отдельные участки кожи спины сохраняли температуру выше 25°С после 1-минутного пребывания в холодной ванне. Необходимо отметить, что именно эти самые участки выделялись на исходной термограмме каждого испытуемого как наиболее «горячие», что может означать лишь одно – их нагревание происходит изнутри, потоками тепла, выделяющегося расположенными в глубине термогенными структурами.

Полного восстановления температуры поверхности кожи спины за 15 минут после холодовой экспозиции не происходит ни у одного из трех испытуемых, однако пятна с температурой выше 33°С появляются у всех троих, хотя их размер и распространенность заметно отличаются, четко сохраняя тот рисунок, который был заметен на этапе адаптации: Х-образный у первого, V-образный у второго и яркое пятно слева от позвоночника (в области проекции сердца) – у третьего.

Адаптация 15 мин при комнатной температуре

После 1 мин пребывания в ванне 15 °С

Через 15 мин после холодной ванны

Рис. 13 Термограммы трех участников эксперимента с глобальным охлаждением до, сразу после и через 15 минут после холодовой экспозиции

Таким образом, разогрев поверхности тела после его тотального охлаждения осуществляется постепенно благодаря активации нескольких локально расположенных подкожных термогенных структур, от которых тепло распространяется во всех направлениях благодаря кожному кровотоку и процессу теплопереноса.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Возможности визуализации, которые предоставляет современная инфракрасная тепловизионная видеотехника, позволяют увидеть мозаичное распределение температур на поверхности тела человека, который в течение некоторого времени (15 минут) находился в условиях умеренной активации механизмов терморегуляции – при комфортной влажности и окружающей температуре, на 5-7 градусов ниже термонейтральной. Несмотря на ярко выраженные индивидуальные различия, можно выделить несколько зон, которые у большинства испытуемых демонстрируют повышенную либо пониженную по сравнению со средне-взвешенной температуру. Так, почти у всех испытуемых отмечается повышенная температура в области шеи, в межлопаточной области спины и вдоль грудного отдела позвоночника, а также узкой полоской вдоль поясничного отдела позвоночника. На груди наряду с шейным отделом выделяется обычно ключичная зона, а также область грудины. Латеральные поверхности, напротив, демонстрируют низкие температуры, которые могут отличаться от самых горячих точек на 5-6 градусов. Все эти результаты совпадают с данными, полученными в исследованиях других авторов (Zontak A. S. et. all, 1998; Clark R. P. et. all 1977; Nedergaard J.  et. all 2007).

Три процесса могут определять различия локальных участков кожи по излучению тепла, которое фиксируется тепловизором. Первый – локальный кровоток, который определяется плотностью кожных капилляров (анатомический фактор) и тонусом вазоконстрикторных гладких мышц (фактор автономной регуляции сосудистого тонуса). Второй процесс – интенсивность потоотделения, которая также зависит от анатомического фактора (плотность распределения кожных потовых желез) и симпатической холинэргической активации интенсивности потоотделения. Однако при температуре 21С потоотделение на открытых участках кожи неактивно, т.к. его участие в поддержании температурного гомеостаза не требуется. Третий процесс – метаболическая активность нижележащих тканей, находящаяся под управлением адренергических стимулов симпатического отдела автономной нервной системы. Выбор среди такого рода тканей невелик – это могут быть либо тонические скелетные мышцы, либо БЖТ.

Еще одним обстоятельством, влияющим на распределение кожных температур, может быть выраженность и толщина жирового слоя, выступающего в качестве теплоизолятора. Чем толще слой жира в том или ином участке тела, тем меньше тепла к кожному покрову будет поступать из нижележащих термогенных структур и тем быстрее такой участок поверхности будет охлаждаться при температуре ниже термонейтральной.

В наблюдениях за динамикой термопортрета в процессе адаптации к комнатной температуре мы, как и другие исследователи (Колесов С.Н. , 2006; Akimov E.B.,  2009; Merla, A. et. all, 2005; Zontak A. S. et. all, 1998), видели постепенное охлаждение кожи спины, в чем проявляется действие механизмов физической терморегуляции, целью которых в данном случае является снижение теплопотерь. Однако процесс этого охлаждения протекает неравномерно, и отдельные горячие участки остаются на термопортрете достаточно долго. Мы полагаем, что эта неравномерность может быть обусловлена локальным увеличением метаболической активности симпатозависимых тканей, расположенных в подкожном слое, на фоне общей вазоконстрикции капилляров кожных покровов. Под симпатозависимыми метаболически активными тканями, расположенными в подкожном слое, мы подразумеваем БЖТ – только такое предположение, на наш взгляд, способно каким-то образом объяснить весь комплекс полученных нами результатов.

Как известно, БЖТ является самой метаболически активной тканью организма млекопитающих и человека. Ее метаболическая активность находится под жестким контролем симпатической ветви автономной нервной системы (Корниенко И.А.;  1979; Медведев Л.Н., 2002; Astrup A. . et al., 1986; Himms-Hagen J. et al., 1990; Nedergaard J.  et al. 2007). Локализация поверхностно расположенной БЖТ разными авторами описывается по-разному: чаще всего у взрослых ее обнаруживают со стороны груди в области шеи и в подключичной зоне, вдоль грудины, а также в подмышечных впадинах и на локтевых сгибах рук. Считается, что со стороны спины БЖТ у взрослых, в отличие от детей, практически отсутствует, за исключением шеи (Nedergaard J.  et al. 2007).

На наш взгляд, достаточно веским, хотя и косвенным аргументом в пользу гипотезы о роли БЖТ в формировании термопортрета, служат результаты наших пилотных экспериментов с региональным холодовым воздействием. Значительную (примерно 2-кратную) активацию потребления кислорода по сравнению с покоем, которую мы наблюдали в этих экспериментах, необходимо (в отсутствие признаков холодовой дрожи) признать проявлением несократительного термогенеза. Однако сам по себе факт наличия у человека несократительного термогенеза не вызывает сомнений (Nedergaard J.  et. all 2007), вопрос состоит в локализации тех тканей, которые этот несократительный термогенез осуществляют. Судя по динамике температуры спины, определенная часть этих тканей располагается в зоне вокруг позвоночного столба и в области шеи. Однако, видимо, еще более активные  островки этих тканей располагаются на груди в верхней ее части, вдоль грудины и в подмышечных впадинах. Разумеется, это никоим образом не исключает активации БЖТ, расположенной в недоступных для наблюдения с помощью тепловизора полостях тела – например, в периренальной области.

Если принять предположение, что температурный портрет человека хотя бы отчасти связан с активностью БЖТ, то становится понятным и наличие умеренной по силе отрицательной корреляционной связи параметров термопортрета с ИМТ – даже если не предполагать существования зависимости количества БЖТ в организме от типа телосложения, легко представить себе, что разная толщина подкожного жира будет в разной степени скрывать метаболическую активность нижележащих тканей. В этом случае вполне естественно ожидать, что люди с более высоким ИМТ, обладающие, как правило, большим жировым запасом, будут иметь более низкую температуру поверхности кожи в условиях комнатной температуры. На существование именно такой зависимости содержания бурого жира от состава тела человека имеются прямые указания в литературе(Nedergaard J.  et al., 2007).

Следующий вопрос состоит в том, как можно себе представить функциональную связь между наличием активной БЖТ в подкожных слоях на спине и максимальной аэробной производительностью, а также показателями гликолитической энергопродукции. Согласно имеющимся данным, БЖТ способна активно утилизировать самые разнообразные субстраты – в том числе углеводы, жирные кислоты и др. (Avram AS,  et al., 2005; Cypess A.M. et аl., 2009;. Himms-Hagen J.  et al.,1989; Jequier E. et аl., 1983), причем наличие в БЖТ высокой концентрации разобщающего белка UCP1 приводит к тому, что практически вся энергия окислительных реакций в этой ткани преобразуется в тепло. Правда, мы не нашли в литературе данных о способности БЖТ поглощать молочную кислоту – что позволило бы полностью увязать все имеющиеся факты в единый физиологический механизм. Более того, с помощью радиоизотопных методов показано, что при активации окисления глюкозы БЖТ не только не поглощает, а напротив – выделяет молочную кислоту (Lopez-Soriano F.J. et. all, 1988). С другой стороны, вполне вероятно, что у БЖТ могут быть разные функциональные состояния, вызванные воздействием различного сочетания гормональных и нервных влияний. Как показали наши эксперименты с региональным охлаждением, активация химической терморегуляции, явно имеющая место в этом случае (что подтверждается усилением окислительного обмена и повышением температуры в некоторых участках поверхности кожи), сопровождается снижением содержания лактата в периферической крови. Это можно объяснить только тем, что активизирующийся под влиянием холодового стимула бурый жир начинает активно использовать молочную кислоту в качестве субстрата окисления. Это позволило бы объяснить практически весь спектр полученных в ходе наших исследований достоверных коррелятивных связей между температурными показателями и характеристиками аэробной работоспособности и гликолитической энергопродукции.

Открывающиеся перспективы исследований в области прикладной и, особенно, спортивной физиологии весьма разнообразны и заманчивы. Так например, получает вполне ясное объяснение феномен повышения физической работоспособности спортсменов в процессе многоэтапных соревнований, которые применяют холодные ванны в процессе релаксации между соревновательными нагрузками (Buchheit M. et al., 2009; McDermott B.P. et al., 2009; Wilcock I.M. et al., 2006). Существенный вклад в понимание механизмов оздоровления и контроля массы тела вносят полученные нами результаты также с учетом недавнего открытия гормона «ирисина», который вырабатывается мышцами при физической нагрузке и стимулирует превращение клеток белого жира в БЖТ (Bostrm P. et al., 2012). Мы полагаем, что дальнейшее развитие исследований этого направления внесет важный вклад в развитие не только медико-профилактических оздоровительных технологий, но также и спортивных технологий, построенных на гармоничном сочетании адаптации к физическим и температурным нагрузкам.

ВЫВОДЫ

  1. Температурный портрет, регистрируемый с помощью инфракрасного тепловизора в условиях слабой активации терморегуляторных реакций, характеризуется мозаичным распределением кожных температур поверхности груди и спины  и большим индивидуальным разнообразием рисунка этой мозаики. С возрастом (у мужчин среднего возраста по сравнению с мальчиками 8-10 лет) мозаичность распределения температур сохраняется, тогда как  абсолютная величина максимальной температуры снижается. Минимальная, максимальная и средне-взвешенная температура спины и груди отрицательно зависят от возраста и индекса массы тела, а также демонстрируют тесные корреляционные связи с другими показателями телосложения. Популяционное распределение характеристик термопортрета близко к нормальному. Гендерных различий в показателях термопортрета у детей 8-10 лет не выявлено.
  2. Минимальная и средне-взвешенная температура спины взрослых спортсменов-мужчин достоверно (p<0.05) и положительно коррелирует с относительной величиной максимального потребления кислорода и потребления кислорода на уровне анаэробного порога. Градиент температуры спины коррелирует с этими показателями аэробной производительности отрицательно. У мальчиков 8-10 лет (но не у девочек) выявлена частная корреляция характеристик термопортрета с эргометрическим показателем мощности аэробной системы W900.
  3. Средневзвешенная температура спины, зарегистрированная в условиях мышечного покоя, демонстрирует на протяжении 10 мин восстановительного периода после выполнения мужчинами-спортсменами возрастающей по мощности циклической работы до отказа достоверные (p<0.05) отрицательные корреляции с уровнем молочной кислоты в капиллярной крови. Градиент температуры проявляет положительную корреляцию с уровнем молочной кислоты в крови на протяжении всего восстановительного периода.
  4. Региональная острая холодовая нагрузка приводит к резкой активации легочной вентиляции, потребления кислорода и увеличению дыхательного коэффициента. Одновременно уже в момент холодовой экспозиции, а также в течение 2-3 минут после нее повышается температура отдельных участков кожи, причем степень выраженности этого повышения на груди выше, чем на спине. Это свидетельствует об активации термогенных структур, расположенных под кожей. При этом уровень молочной кислоты в капиллярной крови достоверно снижается за время холодовой экспозиции и/или в течение 1 минуты после нее.
  5. Высказана и экспериментально обоснована гипотеза об участии бурой жировой ткани в процессах метаболизма и поддержания гомеостаза при напряженной мышечной работе и в восстановительном периоде.



СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Акимов Е. Б.. Температурный портрет человека и его связь с аэробной производительностью и уровнем лактата в крови / Акимов Е.Б., Андреев Р.С., Каленов Ю.Н., Кирдин А. А., Сонькин В. Д., Тоневицкий А. Г. // Физиология человека.- 2010. – Т.36. - №4. – С. 89-102.
  2. Акимов Е.Б. .Температурный портрет человека и его связь с параметрами аэробной производительности / Акимов Е.Б., Андреев Р.С., Каленов Ю., Сонькин В.Д., Тоневицкий А.Г// ХХI Съезд Физиологического общества им. И.П.Павлова. Тезисы докладов. – М. – Калуга: Типография ООО "БЭСТ-принт", 2010. – 760 с.
  3. Акимов Е.Б. Распределение кожной температуры на спине в  условиях мышечного покоя у детей 7–13 лет / Акимов Е.Б., Андреев Р.С. // Материалы международной конференции «Физиология развития человека», 2009 г. — М.: Вердана, 2009. — 180 с.
  4. В. Д. Сонькин. Гомеостатический несократительный термогенез у человека: факты и гипотезы / Сонькин В. Д., Кирдин А. А., Андреев Р. С., Акимов Е. Б// Физиология человека.- 2010. – Т.36. - №5. – С. 121-140.
  5. Сонькин В.Д. Динамическая инфракрасная термография  как метод изучения теплового состояния организма человека при различных функциональных пробах (электронный ресурс)/ В.Д. Сонькин, Е.Б. Акимов, Р.С. Андреев, Ю.К. Каленов, А.В. Якушкин. – Режим доступа: http://phmag.imbp.ru/articles/Sonkin.pdf
  6. Akimov E.B., Andreev R.S., Arkov V.V., Kirdin A.A., Saryanc V.V., Sonkin V.D., Tonevitsky A.G. Thermal «portrait» of  sportsmen with different aerobic capacity. Acta Kinesiologiae Universitatic Tartuensis. 2009, vol 14,: 7-14.
  7. Akimov E.B., Sonkin V.D., Andreev R.S. Brown adipose tissue, do sportsmen have it? Publications of scientific issues. The III International scientific and practical conference of students and young scientist «Modern University Sport Science»; RSUPES&T. – M., 2009. –p. 78-79.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.