WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Климович Михаил Александрович

ВЛИЯНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИПИДОВ НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ ВОЗДЕЙСТВИЯ НИЗКОИНТЕНСИВНОГО РЕНТГЕНОВСКОГО ИЗЛУЧЕНИЯ ПЕРЕМЕННОЙ МОЩНОСТИ

03.01.02 – биофизика

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата биологических наук

Москва - 2012

Работа выполнена в

Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимической физики им. Н. М. Эмануэля Российской академии наук

Научный руководитель:                доктор химических наук, профессор,

                                               Шишкина Людмила Николаевна

Официальные оппоненты                доктор биологических наук,

                                               Дудник Людмила Борисовна

                                               доктор биологических наук,        профессор                                       Новосёлова Елена Григорьевна

Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное  учреждение науки Институт Проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук

Защита состоится « 26 » сентября 2012 г. в 1200 часов
на заседании Диссертационного совета Д 002.039.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимической физики им. Н.М. Эмануэля Российской академии наук по адресу: 119334, г. Москва, ул. Косыгина, д. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института химической физики им. Н. Н. Семенова Российской академии наук

Автореферат разослан  «  » 2012 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат химических наук, ____________________Мазалецкая Л.И.

Общая характеристика работы

Актуальность работы. Освоение природных ресурсов в биогеоценозах с повышенным естественным фоном радиации, развитие атомной энергетики, аварии на АЭС (выброс смеси продуктов деления ядерного топлива, таких как 137Cs, 90Sr, 131I 239Pu, 240Pu и другие) и радиохимических производствах, ядерные испытания обусловливают появление обширных территорий, подвергающихся хроническому воздействию низкоинтенсивного ионизирующего излучения с переменной мощностью дозы вследствие неравномерности загрязнения территорий радионуклидами и их естественного распада (Маслов, 1972; Алексахин и др., 1990; Козубов, Таскаев, 1994, 2002; Кудяшева и др., 1997, 2004; Рябцев, Дмитриев, 1999; Криволуцкий и др., 1999; Уткин, 2000; Кичигин, Таскаев, 2004; Собакин 2004; Позолотина и др., 2008). Актуальность исследований биологических последствий воздействия радиации в малых дозах на организм возрастает и в связи с расширением сфер использования источников ионизирующих излучений в биологии и медицине. Однако до сих пор остается дискуссионным вопрос о том, что является наиболее существенным для формирования последствий воздействия ионизирующих излучений в малых дозах в тканях млекопитающих с разным антиоксидантным статусом – сама доза облучения или ее мощность. Кроме того, отсутствие четко выраженных радиобиологических последствий облучения животных в малых дозах диктует необходимость поиска показателей, изменения которых позволили бы оценить состояние метаболизма сложной системы в целом.

Ранее во многих исследованиях показана высокая чувствительность параметров физико-химической системы регуляции перекисного окисления липидов (ПОЛ) в тканях животных к действию повреждающих факторов, в том числе и к действию радиации в малых дозах (Барабой, 1991; Пинчук и др., 1991;  Шишкина и др., 1995, 2001, 2004; Кудяшева  и др., 1997, 2000; Бурлакова и др., 1999.). В многочисленных экспериментах in vitro и in vivo установлено, что интенсивность процессов ПОЛ в области относительно малых доз возрастает в обратной зависимости от дозы облучения и ее мощности (Бурлакова и др., 1975, 1999; Petkau, Chelack, 1976; Шишкина  и др., 1995, 1997.). Однако данные литературы о влиянии ИИ в малых дозах с изменяющейся во время облучения мощностью дозы на состояние процессов ПОЛ в тканях лабораторных животных к началу выполнения данной работы практически отсутствовали. Разработка сотрудниками ФГБУН Института общей физики им. А.М. Прохорова Российской академии наук нового типа рентгеновского источника «сверхвысокочастотного электронно-циклотронного резонансного ускорителя электронов», способного генерировать рентгеновское излучение (РИ) в малых дозах с изменяющейся в процессе облучения мощностью дозы, модулируя естественный распад радионуклидов (Сергейчев и др., 2007; Карфидов, Сергейчев 2007), позволила восполнить данный пробел.

Цель работы. Исследование роли параметров физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях мышей с разным антиоксидантным статусом в формировании последствий воздействия рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.

Для выполнения цели исследований были поставлены следующие задачи:

  1. Изучить сезонные и возрастные изменения показателей системы регуляции  ПОЛ в тканях интактных беспородных мышей (самки).
  2. Провести лабораторные исследования биологической эффективности рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.
  3. Оценить вклад исходных значений показателей физико-химической системы регуляции ПОЛ в формирование биологических последствий воздействия рентгеновского излучения мышей в диапазоне доз от 0,2 до 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.
  4. Выявить вклад дозы и/или динамики мощности дозы в процессе облучения в формирование последствий воздействия РИ в тканях мышей  с разным антиоксидантным статусом.
  5. Сопоставить радиационно-индуцированные изменения в системе регуляции ПОЛ при γ-облучении липосом, сформированных из природных липидов, в диапазоне доз от 0,5 до 7 кГр и рентгеновском облучении мышей в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.
  6. Сформулировать общие закономерности формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Высокая чувствительность параметров системы регуляции ПОЛ к однократному рентгеновскому облучению мышей в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы в процессе облучения. Зависимость величины эффекта от динамики мощности дозы в процессе облучения обусловлена интенсивностью ПОЛ в ткани.
  2. Нелинейная зависимость «эффект – доза» для параметров системы регуляции ПОЛ как после воздействия данного типа рентгеновского излучения на животных, так и при γ-облучении липосом, сформированных из природных липидов, в диапазоне доз от 0.5 до 7 кГр.
  3. Существование устойчивых и однотипных взаимосвязей между показателями ПОЛ в органах мышей и сформированных из липидов их органов липосом свидетельствует о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне.

Научная новизна. Впервые исследовано состояние процессов ПОЛ в тканях мышей с разным АО статусом после воздействия РИ в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы. Показана высокая биологическая эффективность данного типа воздействия, обусловливающего сложный нелинейный характер изменения показателей  физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях животных, который сохраняется в течение длительного времени после воздействия. Выявлена выраженная зависимость показателей системы регуляции  ПОЛ в тканях интактных беспородных мышей (самки) от сезона проведения эксперимента и возраста животных.

Впервые установлено, что динамика мощности дозы в процессе облучения оказывает существенное влияние на интенсивность процессов ПОЛ в плазме крови в дозах менее 0,5 мГр, а в головном мозге – в дозах более 0,5 мГр.

Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием диеновых конъюгатов и кетодиенов; диеновых конъюгатов и стеринов; долей лизоформ и сфингомиелина в фосфолипидах; содержанием пероксидов в липидах и/или их способностью разлагать пероксиды и количеством кетодиенов в липидах как органов мышей, так и липосом, сформированных из природных липидов. Это соответствует представлениям о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне.

Сформулированы общие закономерности формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы, который заключается в изменении её структурного состояния, увеличении жесткости и снижении способности липидов к окислению.

Практическая значимость. Полученные экспериментальные данные свидетельствуют о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органом уровне представляют практическую значимость для радиоэкологии и медицины. Так, содержание ТБК-активных продуктов в плазме крови животных может быть использовано в качестве теста для оценки последствий воздействия рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр переменной мощности, поскольку в работе установлено, что этот показатель является наиболее чувствительным в экспериментальных условиях. Выраженная зависимость последствий изученного типа воздействия от исходных характеристик липидов позволяет прогнозировать последствия обитания разных видов животных на загрязнённых радионуклидами территориях и проживания на них категорий населения с разным АО статусом.

Работа выполнена в соответствии с планами научно-исследовательских работ ИБХФ РАН и поддержана Программой фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные науки – медицине» (2006 – 2008, 2012 гг.).

Вклад автора. Личный вклад диссертанта состоял в проведении биофизических исследовании, обработке и анализе полученных данных, формулировании положений и выводов, а также подготовке статей к опубликованию. Все изложенные в диссертации новые результаты получены автором лично или при его непосредственном участии в подготовке и проведении экспериментов.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на следующих конференциях и симпозиумах: XVIII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии. (г. Москва, 2007 г.); XIX, XX, XXII, и XXIII Всероссийских симпозиумах "Современная химическая физика", (г. Туапсе, 2007, 2008, 2010, 2011 гг.); VIII, X и XI Международных молодежных конференциях ИБХФ РАН - ВУЗЫ «Биохимическая физика», (г. Москва, 2008, 2010, 2011 гг.); Конференциях по Программе «Фундаментальные науке – медицине», (г. Москва, 2007, 2008 гг.); Международных конференциях «Генетика продолжительности жизни и старение», (г. Сыктывкар, 2008, 2010 гг.); III International Conference on colloid chemistry and physicochemical mechanics. (Moscow, 2008 г.); Российской конференции «Окисление. Окислительный стресс. Антиоксиданты». (г. Москва, 2008 г.); Международной конференции «Радиоэкология: итоги, современное состояние и перспективы» (г. Москва, 2008 г.); Рос. науч. конф. «Медико-биологические проблемы токсикологии и радиобиологии» (г. Санкт-Петербург, 2008г.); Международном симпозиуме по реакционно-способным интермедиатам и необычным молекулам ISRIUM (Prague, 2009 г.); Международной конференции «Биологические эффекты малых доз ионизирующей радиации и радиоактивное загрязнение среды», (г. Сыктывкар, 2009 г.); X Международной молодежной научной школе «Проблемы фундаментальной и прикладной радиобиологии», (г. Обнинск, 2010 г.); Third European IRPA Congress. (Finland, 2010 г.); VШ Международной конференции «Биоантиоксидант», (г. Москва, 2010 г.); VI съезде по радиационным исследованиям «Радиобиология, радиоэкология, радиационная безопасность» (г. Москва, 2010 г.); Российской научной конференции с международным участием «Актуальные проблемы токсикологии и радиобиологии», (г. Санкт-Петербург, 2011 г.); 14th  International Congress of Radiation Research, (Poland, 2011г.); Международной конференции «Медико-биологические проблемы действия радиации», (г. Москва, 2012 г.).

Публикации. Основные результаты работы по теме диссертации представ­лены в 24 печатных работах: из них 5 статей в рецензируемых журналах, входящих в Перечень ВАК, 1 статья в рецензируемом зарубежном журнале, 3 главы в монографиях, 2 статьи в сборниках трудов международных конференций.

Структура и объем работы. Работа изложена на 125 стр., включает 38 рис., 15 табл., список литературы (176 источников). Диссертация состоит из введения, 3 глав (литературный обзор, материалы и методы, результаты и их обсуждение), заключения, выводов, списка литературы.

Основное содержание работы

Во введении охарактеризована тема работы, обоснована ее актуальность, определены цель и задачи исследования, положения выносимые на защиту, научная новизна, практическая значимость.

Литературный обзор (Глава 1) состоит из двух параграфов. В § 1.1. рассматриваются данные литературы по биологическим последствиям воздействия ионизирующих излучений в малых дозах, а также  обсуждается дискутируемый в литературе вопрос о том, что считать малыми дозами радиации. Рассмотрены причины, обусловливающие полимодальность «эффект-доза» в области малых доз радиации. В § 1.2.  рассматривается чувствительность показателей системы регуляции ПОЛ к действию ИИ в малых дозах и обосновывается выбор параметров, которые целесообразно использовать для оценки последствий воздействия ионизирующей радиации в малых дозах с переменной мощностью дозы.

Материалы и методы исследования (Глава 2)

Объектами исследования являлись нелинейные белые мыши (самки). Общее количество животных в экспериментах in vivo 259 особей, возраст мышей к моменту облучения составлял 13 недель. Антиоксидантный статус и интенсивность ПОЛ в тканях мышей модифицировали проведением экспериментов в разные сезоны (Шишкина, Бурлакова 2005.):

Опыт № 1 - ноябрь – декабрь 2006 г.,

Опыт № 2 - сентябрь – октябрь 2007 г.,

Опыт № 3 - май – июнь 2008 г.

Мыши содержались в стандартных условиях вивария в адекватных по массе группах по 10 особей в клетке. Исходные показатели в группах контрольных мышей приведены в табл. 1.

Измерения всех показателей в печени, головном мозге и селезёнке проводились для каждого животного индивидуально.

Таблица 1. Морфофизиологические показатели интактных беспородных мышей в начале экспериментов

Показатель

Опыт № 1

Опыт № 2

Опыт № 3

Масса тела, г

27,8 ± 0,9

(n* = 13)

26,4 ± 05

(n* = 14)

25,85 ± 0,5

(n* = 13)

Индекс селезенки, ‰

5,61 ± 0,35

4,66 ± 0,34

6,0 ± 0,75

Индекс печени, ‰

54,1 ± 1,6

49,0 ± 1,3

58,9 ± 2,1

Индекс головного мозга, ‰

-

16,0 ± 0,4

14,8 ± 0,4

Примечание: * n – количество мышей в группе

Животных облучали в специальных контейнерах ранее сформированными группами по 10 особей. С контрольными животными проводились те же манипуляции, что и с опытными, исключая воздействие рентгеновского излучения. Животных облучали однократно с 12-00 до 13-30, чтобы исключить влияние суточных колебаний антиокислительной активности липидов (Шишкина, Бурлакова 2005.). Источником рентгеновского излучения служил СВЧ - электронный циклотронный резонансный ускоритель, устройство и принцип работы которого подробно описан в работах (Sergeichev et al, 2007; Карфидов, Сергейчев, 2007.). Отсутствие СВЧ – компоненты в зоне облучения контролировалось с помощью дозиметра.

Процедура облучения  проводилась в ИОФ РАН совместно с канд. физ.-мат. наук, зав. лаб. Сергейчевым К.Ф., с.н.с, канд. физ.-мат. наук Карфидовым Д.М., н.с. Лукиной Н.А. Типичные кривые динамики мощности дозы в процессе облучения представлены на рис. 1.

Рис. 1. Типичные кривые изменения мощности дозы во время облучения.

Мышей забивали декапитацией с 10 до 11 часов утра, чтобы исключить суточные колебания значений изученных показателей. Печень, головной мозг и селезенку сразу после забоя животных помещали в бюксы, охлаждаемые льдом. Индекс (относительную массу) органов рассчитывали как отношение массы органа в мг к массе тела в г и выражали в промиллях (‰) (Шварц и др., 1968). В пробирки, обработанные 5% раствором цитрата натрия, собирали кровь, объединённую от 2 – 3 особей. Плазму крови от форменных элементов отделяли центрифугированием.

Липиды выделяли по методу Блая и Дайера в модификации  Кейтса (Кейтс, 1975).  Разделение фосфолипидов (ФЛ) на фракции осуществляли методом тонкослойной хроматографии по Шталю (Биологические мембраны: методы, 1990). Использовали силикагель типа G («Sigma», USA), стеклянные пластины размером 90 х 120 мм., систему растворителей: хлороформ - метанол - ледяная уксусная кислота – дистиллированная вода в объемном соотношении 12,5:7,5:2:1. Пластины проявляли в парах йода. Количественный анализ фракций ФЛ проводили на фотоэлектрическом фотометре КФК-3 (Россия) при длине волны 800 нм по образованию фосфорномолибденового комплекса в присутствии аскорбиновой кислоты. Отношение сумм более легкоокисляемых фракций к сумме более трудноокисляемым фракциям ФЛ (ЛОФЛ/ТОФЛ) рассчитывали по формуле (Шишкина и др., 2001): ЛОФЛ/ТОФЛ = (ФИ+ФС+ФЭ+ФГ+КЛ+ФК) / (ЛФФЛ+СМ+ФХ), где ФИ – фосфатидилинозит, ФС – фосфатидилсерин, ФЭ – фосфатидилэтаноламин, ФГ – фосфатидилглицерин, КЛ – кардиолипин, ФК – фосфатидная кислота, ЛФФЛ – лизоформы ФЛ,  СМ – сфингомиелин, ФХ – фосфатидилхолин. В ФЛ печени отдельных особей были выявлены дополнительные фракции ФЛ, которые, вероятно, являются окисленными видами ФХ (ФХ1) и ФЭ (ФЭ1) в очень незначительных количествах. Содержание стеринов в липидах печени определяли спектрофотометрически с помощью КФК-3 при длине волны 625 нм (Sperry, Webb, 1950.). Для построения калибровочной прямой использовали холестерин (Serva, USA). Интенсивность ПОЛ оценивали по содержанию продуктов, взаимодействующих с 2-тиобарбитуровой кислотой (ТБК-активные продукты, ТБК-АП), анализ которых проводили с добавлением в среду инкубации 10 мкл 0,01%-ного спиртового раствора ионола, при = 532 нм (Asakawa, Matsushita, 1980.). Содержание белка определяли модифицированным микробиуретовым методом при = 540 нм (Itzhaki, Gill, 1964.). Анализ количества сопряжённых двойных связей – диеновые коньюгаты (ДК) и кетодиенов (КД) в составе липидов проводили, используя УФ-фотометрию. Спектры поглощения растворов липидов в гексане регистрировали на спектрофотометрах "Shimadzu UV-3101 PC" (Япония) и СФ-2000 (Россия) в диапазоне от 200 до 400 нм. Максимум в спектре поглощения ДК и КД приходится на 232±2 нм и 272±2 нм соответственно. Расчет содержания ДК и КД проводили относительно оптической плотности основной полосы при 203±2 нм. Диапазон концентраций липидов 0,05 – 0,3 мг/мл гексана.

Методом йодометрического титрования (ГОСТ 26593-85) измеряли количество пероксидов в липидах. Об антипероксидной активности (АПА) липидов, т. е  их способности разлагать пероксиды, судили по разности концентрации пероксидов в окисленном метилолеате  и при добавлении к нему липидов, отнесённой к 1 г липидов (Меньшов и др., 1994.).

Источниками липидов для формирования липосом служил 10±0,5 % спиртовой раствор соевого лецитин-стандарта (ЛС) (Харьков, Украина), липиды печени и головного мозга самок половозрелых белых нелинейных мышей. Лецитин представляет собой смесь липидов, содержащий 52 - 57 % фосфолипидов, основной фракцией которых (не менее 86 %) является L- фосфатидилхолин и примеси других фракций ФЛ. Липосомы формировали из нативного лецитин-стандарта (ЛС) (опыт 1); из предварительно окисленного ЛС (опыт 2); из нативного ЛС с добавлением в водную суспензию липидов NaОН (опыт 3), липидов печени (А) и головного мозга (Б) мышей, забой которых проводили в разные сезоны: сентябрь 2007 г. (опыты А1, Б1) и май 2008 г. (опыты А2, Б2). Возраст животных 11,5 - 12 недель. Общее количество мышей в экспериментах по формированию липосом из липидов их органов 60 (по 30 особей в каждом эксперименте).

Формирование липосом из ЛС проводили в 0,1 М растворе этанола в воде, а из липидов органов в дистиллированной воде. Концентрации липидов в процессе формирования липосом из ЛС, составляли: 58,8 мг/мл; 60,2 мг/мл и 98,8 мг/мл – для опытов 1, 2 и 3, соответственно, а из липидов печени и головного мозга 37,1 мг/мл и 21,5 мг/мл, соответственно. Озвучивание суспензии проводили на установке УЗДН-2Т с рабочей частотой 22±1,65 КГц в течение 30 минут, с последующим центрифугированием при 4900±100 об./мин.(6000 g) в течение 20 мин. Средний размер липосом определяли по спектрам мутности с помощью прибора NanoSizer фирмы COULTER Cor.

- Облучение водной дисперсии липосом (концентрация липидов около 2 мг/мл) проводили на -установке РЦ-100М, источник γ - 60Со. Мощность дозы γ - излучения 27,6 Гр/мин; 26,4 Гр/мин; 29,9 Гр/мин для липосом, сформированных из ЛС, липидов головного мозга и печени соответственно. Диапазон доз облучения от 0,5 кГр до 7 кГр.

Формирование липосом и их облучение были выполнены в НТЦ «Лекбиотех» (г. Москва) совместно с проф., д.х.н. В.И. Трофимовым и к.х.н. Д.В. Парамоновым.

Экспериментальные данные обрабатывали общепринятыми методами вариационной статистики (Лакин, 1990.) используя пакет программ Excel, и с помощью компьютерного пакета программ KINS (Брин, Травин, 1991.). На рисунках и в таблицах данные представлены в виде среднеарифметических значений с указанием их средней квадратичной ошибки (M ± m).

В Главе 3 представлены результаты экспериментов на животных и липосомах, сформированных из природных липидов, и проводится их обсуждение.

Состояние процессов ПОЛ в тканях контрольных животных

Как известно, функционирование организма подчинено биоритмам: суточным, годичным, лунным циклам и циклам солнечной активности и др. (Биологические ритмы, 1984). Ранее изменения параметров физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях в зависимости от сезона и возраста животных были изучены на мышах линии Balb/c (Шишкина, Бурлакова, 2005; Козлов и др., 2008).

Первым этапом наших исследований явилось  детальное изучение сезонных и возрастных изменений значений показателей в тканях интактных беспородных мышей (самки). Результаты анализа различных показателей ПОЛ представлены на рис. 2-5, которые свидетельствует о том, что сезон проведения экспериментов оказывает существенное влияние на возрастные изменения исследованных показателей в тканях интактных беспородных мышей.

Рис. 2. Содержание ТБК – активных продуктов в печени, плазме крови и головном мозге 12-ти недельных (опыт № 1) и 13-ти недельных (опыт № 2 и № 3) контрольных беспородных мышей в разные сезоны.

По увеличению содержания ТБК – активных продуктов исследуемые ткани располагались в следующем порядке: печень плазма крови < головной мозг, при этом самая низкая интенсивность процессов ПОЛ во всех исследованных тканях была в весенне-летнем эксперименте (рис. 2).

Возрастная динамика содержания ТБК-активных продуктов в гомогенате печени в экспериментах, проведённых в разных сезонах, имела общую закономерность: снижение (p<0,01) содержания ТБК-активных продуктов к 15-ти - 17-ти недельному возрасту и более чем 4-х кратный рост (p<0,001) к 18-ти недельному возрасту (рис. 2, 3).

Липиды печени интактных мышей преимущественно обладают АПА. Пероксиды в липидах печени обнаружены у одной особи в осеннем эксперименте в возрасте 13-ти недель. Липиды головного мозга беспородных мышей характеризуются более высокой гетерогенностью изученных физико-химических показателей. Особенно в осенний период (рис. 4). Именно в опыте № 2 во всех возрастных группах контрольных мышей, наряду с особями, липиды головного мозга которых обладали АПА, выявлены особи, липиды головного мозга которых содержали пероксиды, количество которых увеличивалось с возрастом. При этом выявлены низкие значения АПА липидов и печени, и головного мозга весной по сравнению с осенним сезоном у 13-ти недельных животных (рис. 4). Направленность возрастных изменений АПА липидов печени беспородных мышей имела антибатный характер в зависимости от сезона: падение значений данного показателя в осеннем сезоне и достоверный рост в весенне-летнем сезоне у мышей старшей возрастной группы.

В липидах головного мозга наименьшее содержание ДК наблюдалось в осеннем сезоне, а в липидах печени в весенне-летнем сезоне (рис. 5). Однако, необходимо подчеркнуть, что интенсивность процессов ПОЛ в гомогенате головного мозга беспородных мышей (самки) слабо зависит от возраста животных. При этом головной мозг характеризуются наиболее высокой интенсивностью процессов ПОЛ, что следует не только на основании содержания ТБК-активных продуктов в гомогенате ткани, но и из анализа величин ДК и КД в его липидах (рис. 2, 3, 5).

Рис. 3. Содержание ТБК – активных продуктов в гомогенатах печени, плазме крови и гомогенатах головного мозга беспородных мышей в зависимости от сезона, возраста, времени после облучения и общей дозы рентгеновского излучения.

Здесь и далее: различия между среднегрупповыми значениями контрольных мышей. достоверны при: p<0,05; p<0,01; p<0,001.

Различия между среднегрупповыми значениями облучённых и контрольных мышей, достоверны при: *p<0,05; **p<0,01; ***p<0,001.

Рис. 4. Антипероксидная активность и содержание пероксидов в липидах головного мозга и печени беспородных мышей в зависимости, возраста, времени после облучения и общей дозы рентгеновского излучения.

Анализ состава печени и головного мозга в контрольных группах мышей выявил не только влияние сезона проведения эксперимента и возраста животных, но и существенную зависимость соотношения разных групп липидов и фракционного состава ФЛ от интенсивности ПОЛ в ткани и физико-химических характеристик липидов. Это соответствует данным литературы о существенном влиянии АПА липидов и/или содержания в них пероксидов на процессы биосинтеза и деградации ФЛ в печени мышей (Урнышева, Шишкина, 2004; Козлов и др., 2007; Хрустова и др., 2011; Шишкина и др., 2011).

Таким образом, показатели физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях нелинейных белых мышей линии SHK (самки) существенно различаются в зависимости от сезона проведения эксперимента и их возраста, что, безусловно, может оказывать влияние на формирование биологических эффектов РИ с переменой мощностью дозы.

Рис. 5. Содержание диеновых коньюгатов и кетодиенов в липидах головного мозга и печени беспородных мышей в зависимости от сезона, возраста, времени после облучения и общей дозы рентгеновского излучения.

Биологические последствия воздействия рентгеновского излучения в малых дозах с переменной мощностью дозы

Прежде всего, необходимо отметить отсутствие линейной зависимости масштаба изменения всех изученных показателей от дозы облучения. Анализ результатов, представленных на рис. 3, свидетельствует о том, что наиболее значительные изменения интенсивности ПОЛ под действием РИ наблюдаются в плазме крови в опыте № 1 через 30 суток и в опыте № 2 через 37 суток после воздействия. Интересно отметить, что именно в этих случаях в плазме крови контрольных мышей происходят значительные возрастные изменения содержания ТБК – активных продуктов. Кроме того, при отсутствии достоверных различий в содержании ТБК – активных продуктов в плазме крови контрольных групп мышей выявлены достоверные различия интенсивности ПОЛ в плазме крови мышей через 30 суток после облучения их в дозах 0,24 и 0,25 мГр (опыты № 1 и № 2), а также определённые  различия показателя в группах мышей, облученных в дозах 0,44 и 0,45 мГр (опыт № 2), и 0,52 и 0,53 мГр (опыт № 1). Это позволяет предположить, что интенсивность процессов ПОЛ в плазме крови мышей после РИ в дозах менее 0,5 мГр обусловлена изменением мощности дозы в процессе облучения (рис. 1).

Достоверный рост содержания ТБК – активных продуктов в гомогенате  печени, которая характеризуется наиболее низкой интенсивностью ПОЛ, выявлен только в опыте № 3 через 31 сутки после облучения мышей в дозах 0,88 – 0,9 мГр. В этом же эксперименте спустя 38 суток после облучения наблюдается тенденция роста значений показателя с увеличением дозы РИ от 0,98 до 1,14 мГр (рис. 3). Обращает на себя внимание следующий факт: в осеннем эксперименте обнаружена максимальная интенсивность ПОЛ во всех исследованных тканях в группе 18 – недельных контрольных мышей. Спустя 37 суток после РИ животных в диапазоне доз от 0,45 до 0,85 мГр содержание ТБК – активных продуктов в плазме крови достоверно ниже контрольно уровня, в печени наблюдается тенденция уменьшения значений показателя с ростом дозы облучения, а в головном мозге интенсивность ПОЛ увеличивается во всех опытных группах (рис. 3). Антибатные изменения антиокислительной активности липидов печени и головного мозга мышей SHK (самцы) ранее были обнаружены и после их -облучения в дозе 15 сГр с мощностью дозы 0,01 сГр/мин (Поляков, Шишкина, 1995).

Хотя вариабельность ряда показателей в липидах печени облучённых мышей ниже, чем в группах возрастного контроля, в эксперименте № 2 через 37 суток после РИ мышей в диапазоне доз от 0,45 до 0,85 мГр появляются особи, липиды которых содержат пероксиды. Количество пероксидов имеет тенденцию роста с увеличением дозы облучения (рис. 4). Наиболее значительное снижение АПА липидов головного мозга мышей выявлено при их облучении в дозах 0,85 0,88 мГр в опытах № 2 и № 3 (рис. 4), а наибольший рост содержания пероксидов в липидах головного мозга обнаружены через 30 суток после облучения мышей в дозе 0,45 мГр и через 37 суток после облучения в дозе 0,55 мГр (рис. 4). В весенне-летнем эксперименте, когда липиды головного мозга мышей в группах возрастного контроля проявляют достоверно более высокую АПА, во всех группах облучённых мышей не выявлено особей, липиды головного мозга которых содержали бы пероксиды.

Обнаружены практически синхронные изменения ДК и КД (рис. 5) в липидах органов облучённых мышей в зависимости от дозы РИ. Высокая вариабельность показателей внутри как контрольных, так и облучённых групп мышей в липидах печени и головного мозга позволяет говорить о достоверном росте среднегруппового содержания ДК в липидах головного мозга только в опыте № 3 через 31 сутки после облучения в дозах 0,9 и 1,43 мГр.

Таким образом, как чувствительность разных параметров системы регуляции ПОЛ к действию РИ в дозах менее 1,5 мГр с изменяющейся во времени мощностью дозы, так и способность их к нормализации после воздействия существенно зависят как от дозы и/или её мощности, так и от исходного состояния параметров АО статуса и их изменения с возрастом. При этом наиболее чувствительным показателем к действию РИ в малых дозах является содержание ТБК – активных продуктов в плазме крови.

О крайне сложном нелинейном характере формирования последствий воздействия РИ на мышей в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы свидетельствуют и результаты анализа состава липидов печени, представленные в табл. 2 и 3 и на рис. 6 – 8. Обнаружено, что воздействие РИ вызывало достоверное снижение содержание стеринов в составе липидов печени во всех вариантах экспериментов (табл. 2, 3), с компенсаторным повышением содержание ФХ при проведении экспериментов в осенний сезон (табл. 2). Достоверное уменьшение и существенное влияние динамики мощности дозы в процессе облучения выявлено для мольного отношения [стерины]/[фосфолипиды], отношения фосфатидилхолин/фосфатидил-этаноламин и сумм более легкоокисляемых и более трудноокисляемых фракций ФЛ печени мышей (рис. 6-8).

Таким образом, анализ состояния процессов ПОЛ свидетельствует о высокой биологической эффективности рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр переменной мощности, сложном нелинейном характере формирования последствий воздействия в зависимости от значений величин показателей в контрольных группах животных и длительности сохранения изменении показателей системы регуляции ПОЛ в тканях мышей. Высокая чувствительность процессов ПОЛ к действию РИ в малых дозах с переменной мощностью дозы, очевидно, обусловливает обнаруженные в исследованиях различные генетические нарушения, изменения процессов размножения и развитие хронической лучевой болезни у большинства обследованных мышевидных грызунов, длительно обитающих на загрязнённых радионуклидами территориях (Гилева, 1997; Криволуцкий и др., 1999; Башлыкова, 2000).

Рис. 6. Мольное отношение [стерины]/[фосфолипиды] в липидах печени контрольных и опытных групп мышей спустя месяц после воздействия рентгеновского излучения в разных опытах.

Рис. 7. Отношение сумм более легко – и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов печени контрольных и опытных групп мышей спустя месяц после воздействия рентгеновского излучения в разных опытах.

Рис. 8. Отношение основных фракций ФЛ в печени контрольных и опытных групп мышей спустя месяц после воздействия рентгеновского излучения в разных опытах.

Совокупность экспериментальных данных позволяет заключить, что общая направленность формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы состоит в изменении ее структурного состояния (уменьшение отношения [стерины]/[фосфолипиды]), увеличении жесткости системы (рост отношения основных фракций фосфолипидов) и снижении способности липидов к окислению (уменьшении отношения сумм более легко- и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов).

Взаимосвязь между составом природных липидов и характеристиками сформированных из них липосом

Общеизвестны структурная гетерогенность биологических мембран и ключевая роль СМ и холестерина в поддержании их структуры («Текучесть мембран в биологии», 1989; Ridgway, 2000; Ohvo-Rekila et al., 2002). Существенная зависимость ответа мембранной системы органов от величин исходных показателей системы регуляции ПОЛ на воздействие РИ в малых дозах переменной мощности обусловила необходимость проведения модельных экспериментов для изучения взаимосвязей между составом и физико-химическими свойствами природных липидов и характеристиками сформированных из них липосом.

Выявлены достоверные различия между показателями липидов органов мышей и аналогичными характеристиками сформированных из них липосом, масштаб которых зависит от сезона проведения экспериментов. Так, увеличение доли лизоформ и СМ в составе ФЛ липосом из липидов головного мозга выявлены в осеннем сезоне, а липосом из липидов печени в весеннем эксперименте. В дисперсиях липосом, сформированных из липидов печени и головного мозга мышей в осеннем эксперименте, содержание ТБК-активных продуктов в 3,85 и 1,35 раз выше, чем в весеннем опыте соответственно. Липиды липосом обладали сниженной способностью разлагать пероксиды по сравнению с АПА для исходных липидов (рис. 9).

Рис. 9. АПА липидов органов мышей и сформированных из них липосом, ммоль/г х г липидов.

Необходимо отметить также, что более высокое содержание стеринов в исходных липидах способствует формированию липосом больших размеров.

Формирование липосом из липидов органов животных вызывало  повышение жёсткости мембраны (рост отношения ФХ/ФЭ), наиболее выраженные в липосомах, сформированных из липидов головного мозга (рис. 10), в то время как снижение способности липидов к окислению обнаружено в случаях, когда в липидах органов мышей ЛОФЛ/ТОФЛ > 0,7 (рис. 10).

Рис. 10. Отношение основных фракций и соотношение сумм более легко - и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов печени и головного мозга мышей и сформированных из них липосом в разных экспериментах.

       

Влияние исходных показателей липидов на формирование радиационно-индуцированных изменений в липосомах

Воздействие -излучения на дисперсию липосом, сформированных из ЛС разной степени окисленности и липидов печени и головного мозга мышей, декапитированных в разные сезоны, как и - облучение липосом из ЛС в щелочной среде позволило выявить целый ряд общих закономерностей в зависимости от дозы облучения. Так, несмотря на существенные различия состава ФЛ липосом и степени их окисленности, воздействие -излучения вызывает снижение рН среды с ростом дозы облучения. Это может быть обусловлено радиолизом фосфолипидов до их лизоформ  и жирных кислот (Кисель и др., 1997; Shadyro, 1999). Увеличение доли лизоформ в ФЛ облучённых липосом подтверждено анализом их состава методом ТСХ. Более сложный характер зависимости от дозы облучения выявлен при исследовании содержания ТБК-активных продуктов в суспензии липосом. На динамику данного показателя при росте дозы облучения существенное влияние оказывают интенсивность процессов ПОЛ в исходной суспензии липосом и рН среды (рис. 11).

Рис. 11. Зависимость содержания ТБК-активных продуктов в водной суспензии липосом сформирован­ных из лецитин-стандарта, липидов печени (А) и головного мозга (Б) мышей от дозы -облучения.

Независимо от природы липидов, использованных для формирования липосом, обнаружено, что повышение доли лизоформ в составе ФЛ липосом приводит к увеличению среднего размера липосом (рис. 12). Возможно, это обусловлено наличием у лизоформ ФЛ детергентных свойств (Грибанов, 1991). Однако -облучение вызывает нарушение данной взаимосвязи: рост относительного содержания лизоформ в ФЛ не сопровождается увеличением среднего диаметра облучённых липосом (рис. 12).

Рис. 12. Взаимосвязь между средним размером липосом и долей лизоформ в составе ФЛ.

Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием диеновых конъюгатов и кетодиенов; диеновых конъюгатов и стеринов; долей

лизоформ и СМ; содержанием пероксидов в липидах или АПА и количеством кетодиенов как в липидах органов мышей, так и сформированных из них липосом (рис. 13). Наиболее устойчивой при радиационном воздействии является взаимосвязь между долей лизоформ ФЛ и содержанием СМ в ФЛ липосом: синхронные изменения этих показателей выявлены во всех экспериментах (рис. 14).

Рис. 13. Взаимосвязи между различными показателями ПОЛ в исходных липидах и в сформированных из них липосомах.

В целом, выявлен сложный нелинейный характер изменения большинства изученных показателей (относительное содержание отдельных фракций ФЛ, доли ФЛ в составе общих липидов, содержания пероксидов в липидах, их АПА) липосом, сформированных из различных природных липидов, после их – облучения в диапазоне доз от 0,5 до 7 кГр, в то время как полимодальная зависимость «биологический эффект – доза» обычно рассматривается как характерная особенность воздействия радиации в малых дозах (Бурлакова, 1994).

Заключение

Обнаруженные достоверные сезонные различия интенсивности ПОЛ, содержания ДК и КД, АПА липидов или наличия в них пероксидов в печени, головном мозге и плазме крови, состава липидов органов нелинейных белах мышей оказывают существенное влияние как на возрастные изменения показателей в тканях, так и на состав и физико-химические свойства липосом, сформированных из липидов органов мышей. Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием ДК и КД (рис. 13), долей лизоформ и СМ в ФЛ (рис. 14), содержанием пероксидов в липидах и/или АПА и количеством КД как в липидах органов мышей, так и сформированных их них липосом.

Рис. 14. Зависимость доли лизоформ ФЛ и СМ в ФЛ липосом, сформированных из лецитин-стандарта, липидов печени (А) и головного мозга (Б) мышей от дозы -облучения.

Это подтверждает наличие единого механизма функционирования системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне. Воздействие γ-излучения вызывает исчезновение ряда взаимосвязей, характерных для контрольных липосом, а РИ в дозах менее 1,5 мГр переменной мощности оказывает влияние на характеристики взаимосвязей между показателями системы регуляции ПОЛ в органах мышей. Показано, что с ростом дозы облучения биологические эффекты как РИ в малых дозах переменной мощности, так и γ-облучение липосом, сформированных из природных липидов, в дозах от 0,2 до 7 кГр имеют сложный, нелинейных характер, зависящий от исходных значений показателей в тканях контрольных мышей. Совокупность полученных результатов свидетель­ствует о существенном вкладе характеристик липидов в формирование последствий воздействия РИ в малых дозах переменной мощности и о неправомочности экстраполяции биологических эффектов, полученных при облучении животных в сублетальных и летальных дозах, в область радиационного воздействия в малых дозах.

Основные результаты работы и выводы

  1. Выявлена выраженная зависимость показателей системы регуляции  ПОЛ в тканях интактных беспородных мышей (самки) от сезона проведения эксперимента. При этом самая низкая интенсивность ПОЛ в тканях мышей обнаружена в весенне-летний сезон. По увеличению данного показателя ткани мышей располагаются в следующей последовательности: печень ≤ плазма крови < головной мозг.
  2. Достоверные сезонные различия интенсивности ПОЛ и физико-химических характеристик липидов тканей мышей (содержание диеновых конъюгатов, кетодиенов и пероксидов в липидах, их способность разлагать пероксиды) оказывают существенное влияние на масштаб и направленность изменения данных показателей в процессе старения мышей.
  3. Формирование биологических последствий воздействия как рентгеновского излучения в диапазоне доз от 0,2 до 1,5 мГр с переменной мощностью дозы на мышей, так и γ-излучения на липосомы, сформированные из природных липидов, в диапазоне доз от 0,5 до 7 кГр имеет сложный нелинейный характер, а чувствительность параметров системы регуляции ПОЛ к данному воздействию зависит от величины параметра в норме, дозы или изменения мощности дозы в процессе облучения.
  4. При анализе последствий рентгеновского облучения мышей наиболее существенное влияние величин исходных показателей оказывают на индекс печени, относительное содержание фосфатидилхолина и лизоформ в фосфолипидах печени, а общей дозы облучения на индекс селезенки. Наиболее значительные изменения физико-химических характеристик липидов печени и головного мозга мышей после рентгеновского облучения  обнаружены в летний сезон при минимальной интенсивности ПОЛ в тканях интактных мышей.
  5. Мощность дозы преимущественно оказывает влияние на формирование биологического ответа в плазме крови после воздействия рентгеновского излучения в диапазоне доз до 0,5 мГр, а в головном мозге – в диапазоне доз более 0,5 мГр. Установлено, что наиболее чувствительным показателем к действию рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы является содержание ТБК-активных продуктов в плазме крови мышей.
  6. Достоверное изменение и существенное влияние динамики мощности дозы в процессе облучения выявлено для мольного отношения [стерины]/[фосфолипиды], отношения фосфатидилхолин/фосфатидил-этаноламин и сумм более легкоокисляемых и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов печени мышей.
  7. Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием диеновых конъюгатов и кетодиенов; диеновых конъюгатов и стеринов; долей лизоформ и сфингомиелина в фосфолипидах; содержанием пероксидов в липидах и/или их способностью разлагать пероксиды и количеством кетодиенов в липидах как органов мышей, так и липосом, сформированных из природных липидов. Это соответствует представлениям о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне.
  8. Совокупность экспериментальных данных позволяет заключить, что общие закономерности формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы состоят в изменении ее структурного состояния (уменьшение отношения [стерины]/[фосфолипиды], увеличении жесткости системы (рост отношения основных фракций фосфолипидов) и снижении способности липидов к окислению (уменьшении отношения сумм более легко- и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов).

СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

  1. Л. Н. Шишкина, М. А. Смотряева, М. А. Климович, М. В. Козлов, В. В. Урнышева «Изменение состояния системы перекисного окисления липидов в тканях грызунов разных видов в процессе старения» // Успехи геронтологии. 2008. Т, 21. № 3. С. 513 – 515.
  2. Климович М.А., Смотряева М.А., Гаинцева В.Д., Шишкина Л.Н. «Выявление тестов для оценки биологических последствий воздействия рентгеновского излучения в малых дозах переменной мощности на животных» // Радиац. биология. Радиоэкология. 2009. Т. 49. № 4. С. 473 – 477.
  3. Klimovich M.A., Shishkina L.N., Sergeychev K.F., Karfidov D.M., Lukina N.A. «Формирование биологических последствий воздействия рентгеновского облучения в малых дозах переменной мощности на организм мышей» // Междунар. конф. «Биологические эффекты малых доз ионизирующей радиации и радиоактивное загрязнение среды», 29 сентября – 1 октября 2009 г. (г. Сыктывкар). Материалы. Сыктывкар. 2009. С. 237 – 239.
  4. Климович М.А., Козлов М.В., Хрустова Н.В., Шишкина Л.Н. «Влияние характеристик липидов на возрастные изменения взаимосвязей в системе регуляции метаболизма в тканях лабораторных мышей» // Успехи геронтологии. 2010. Т, 23. № 3. С. 427 – 429.
  5. Климович М.А., Сергейчев К.Ф., Карфидов Д.М., Лукина Н.А., Шишкина Л.Н. «Биологическая эффективность рентгеновского излучения в малых дозах переменной мощности» // Технологии живых систем. 2010. Т. 7. № 8. С. 17 – 28.
  6. Klimovich M.A., Shishkina L.N., Paramonov D.V., Trofimov V.I. “Interrelation between the Physicochemical Properties and the Composition of Natural Lipids and the Liposomes Formed from Them” // Oxidation Commun. 2010. Vol. 33. № 4. P. 965-973.
  7. Климович М.А., Парамонов О.В., Козлов М.В., Трофимов В.И., Шишкина Л.Н. «Влияние стеринов на характеристики липосом, сформированных из природных липидов // X Intern. Conference for young scientists “Biochemical Physics and school “Modern Problems of Biochemical Physics”. 9 – 10 November 2010. Moscow. Труды X Междунар. молодежная конференция ИБХФ РАН - ВУЗЫ «Биохимическая физика», 8 – 10 ноября 2010 г. М. С. 109 – 113.
  8. Klimovich M.A., Shishkina L.N., Paramonov D.V., Trofimov V.I. “Influence of the Composition and Physicochemical Properties of Natural Lipids on Properties of Liposomes Formed from Them” // Handbook of Chemistry, Biochemistry and Biology: New Frontiers / Eds. L.N. Shishkina, G.E. Zaikov, A.N. Goloschapov. New York: Nova Science Publishers, 2010. P. 113 – 122 (Chapter 12).
  9. Shishkina L.N., Klimovich M.A., Kozlov M.V., Smotryaeva M.A. “Relation between the Cell-Free DNA Content and the Lipid Peroxidation in the Blood Plasma of Mice under Damaging Action // Renewable Resources and Biotechnology for Material Applications /Eds. G.E. Zaikov, D.P. Pudel, G. Spichalski. New York: Nova Science Publishers, 2011. P. 147 – 156 (Chapter 15).
  10. Shishkina L.N., Khrustova N.V., Klimovich M.A., Kozlov M.V., Kushnireva Ye.V. “Influence of the Ionizing Radiation on the Individual Variability of the Antioxidant Status Indices” // http:        
    www.ipra2010europe.com/proceedings/PO1/PO1-15. pdf (P. 1-10 ).
  11. М.А. Климович, М.В. Козлов, Л.Н. Шишкина «Изменение показателей липидов печени мышей спустя месяц после воздействия низкоинтенсивного рентгеновского излучения в малых дозах» // Радиац. биология. Радиоэкология. 2012. Т. 52. № 1. С. 58 – 65.
  12. Klimovich M.A., Paramonov D.V., Kozlov M.V., Trofimov V.I., Shishkina L.N. «Interrelation between the peroxidation parameters of natural lipids and the liposomes characteristics formed from them» // Modern problems in biochemical physics. New Horizons /Eds. G.E. Zaikov, D.P. S.D. Varfolomeev, E.B. Burlakova, A.A. Popov. New York: Nova Science Publishers, 2012. P. 255 – 262 (Chapter 32).
  13. Шишкина Л.Н., Смотряева М.А., Климович М.А., Козлов М.В., Урнышева В.В. Действие радиационных и химических факторов в малых дозах на перекисное окисление липидов и генетические показатели компонентов крови мышей // Вестник Российской Военно-медицинской академии. Приложение 1. 2008. № 3(23). С. 149. Материалы Рос. науч. Конф. «Медико-биологические проблемы токсикологии и радиологии», 29-30 мая 2008 г. (г. Санкт-Петербург)
  14. Шишкина Л.Н., Климович М.А., Козлов М.В., Парамонов Д.В., Трофимов В.И. «Взаимосвязь между физико-химическими свойствами и составом фосфолипидов и характеристиками сформированными из ни них липосом» // «Биоантиоксидант». Тезисы докл. VIII междунар. конф. М.: РУДН, 2010. С. 527 – 528.
  15. Шишкина Л.Н., Климович М.А., Козлов М.В., Кушнирёва Е.В., Хрустова Н.В. «Особенности регуляции окислительных процессов при действии радиации в малых дозах» // VI съезд по радиационным исследованиям (радиобиология, радиоэкология, радиационная безопасность): Тезисы докладов. г. Москва, 25-28 октября 2010 г. – М.: РУДН, 2010. С. 51.
  16. Климович М.А., Козлов М.В., Шишкина Л.Н. «Влияние низкоинтенчивного рентгеновского излучения на взаимосвязь между параметрами перекисного окисления липидов печени мышей» // «Актуальные проблемы токсикологии и радиобиологии». Рос. науч. конф. с международным участием 19-20 мая 2011 г. г. Санкт-Петербург. Тезисы докладов – СПб: ООО «Фолиант», 2011. С. 134-135.
  17. Шишкина Л.Н., Шевченко О.Г., Загорская Н.Г., Климович М.А., Козлов М.В., Кудяшева А.Г., Кушнирёва Е.В., Хрустова Н.В. «Показатели окислительных процессов в компонентах крови как биомаркеры слабых радиационных воздействий на организм» междунар. конф. «Медико-биологические проблемы действия радиации», 10-11 апреля 2012 г. Тез. докл. М.: ФГУ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна ФМБА России, г. Москва. С. 100.

Список сокращений

ЛОФЛ/ТОФЛ – отношение сумм более легкоокисляемых и более трудно-окисляемых фракций фосфолипидов

АПА – антипероксидная активность липидов

ДК – диеновые коньюгаты

КД – кетодиены

ЛС – соевый лецитин

ЛФФЛ – лизоформы фосфолипидов

ПОЛ – перекисное окисление липидов

РИ – рентгеновское излучение

СМ – сфингомиелин

ТБК – АП - продукты, взаимодействующие с 2-тиобарбитуровой кислотой

ФЛ – фосфолипиды

ФХ – фосфатидилхолин

ФЭ – фосфатидилэтаноламин

ХС – стерины







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.