WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

БЕЛОСТОЦКИЙ ДМИТРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ

ВЛИЯНИЕ АМАРАНТА НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОЦЕССА ПОЛУЧЕНИЯ БИОГАЗА ИЗ ОРГАНИЧЕСКИХ ОТХОДОВ

03.01.06 – Биотехнология (в том числе бионанотехнологии) А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук

Казань – 2012

Работа выполнена в лаборатории химико-биологических исследований Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института органической и физической химии им. А.Е. Арбузова Казанского научного центра Российской академии наук

Научный консультант: кандидат технических наук, доцент Минзанова Салима Тахиятулловна

Официальные оппоненты: Решетник Ольга Алексеевна, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой технологии пищевых производств ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет», г. Казань Шарифуллин Вилен Насибович, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой инженерной кибернетики ФГБОУ ВПО «Казанский государственный энергетический университет», г. Казань

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», г. Казань

Защита состоится 30 мая 2012 г. в 14.00 ч на заседании диссертационного совета Д 212.080.02 при ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет» по адресу: 420015, г. Казань, ул. К. Маркса, 68, зал заседаний Ученого Совета (А-229).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Казанского национального исследовательского технологического университета.

Автореферат разослан 28 апреля 2012 года.

Ученый секретарь Степанова диссертационного совета Светлана Владимировна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность работы. Одним из интенсивно развивающихся направлений современной биотехнологии является защита окружающей среды и биообезвреживание отходов.

Большое внимание уделяется процессу эффективной анаэробной переработки органических веществ, включая отходы животного и растительного происхождения, промышленные и бытовые отходы, в биогаз. Метановое «брожение», или биометаногенез, – давно известный процесс превращения биомассы в энергию [Варфоломеев С.Д., Ефременко Е.Н., Крылова Л.П., 2010]. Он был открыт в 1776 г. Вольтой, который установил наличие метана в болотном газе. Образование биогаза (смесь 65% СH4, 30% CO2, 1% Н2S и незначительных количеств N2, O2, H2, CO) – сложный микробиологический процесс, осуществляемый в анаэробных условиях многокомпонентным микробным консорциумом.

Энергия, заключенная в 28 м3 биогаза, эквивалентна энергии 16.8 м3 природного газа, 20.8 л нефти или 18.4 л дизельного топлива. Из 1 м3 биогаза в генераторе можно выработать до 2 кВт электроэнергии. В условиях недостатка энергетических ресурсов, обусловленного интенсивной эксплуатацией месторождений невозобновляемых (углеводородных) энергоносителей, необходимость перехода энергетики на возобновляемое сырье, продукты жизнедеятельности живых организмов и их биомассу, является очевидной. Особенность метаногенеза – его «всеядность»: практически все классы органических соединений, промышленных и сельскохозяйственных отходов могут быть конвертированы в биогаз [Варфоломеев С.Д., Моисеев И.И., Мясоедов Б.Ф., 2009]. Производство биогаза из органических сельскохозяйственных и промышленных отходов решает как энергетическую задачу получения дешевого возобновляемого источника вторичного топлива, так и задачу обеззараживания и утилизации отходов, способствующую решению экологических проблем. Продукт анаэробного метаногенного сбраживания может служить органическим удобрением.

Анализ современного состояния процесса получения биогаза из сельскохозяйственных и промышленных отходов и возникающих при этом проблем показывает следующие актуальные направления исследований: поиск путей интенсификации газообразования, анаэробная биодеградация ксенобиотиков, поиск эффективных стимуляторов и ингибиторов процесса газообразования, наиболее эффективное использование сброженных субстратов [Khanal S.K. 2008].

Для обеспечения крупномасштабного развития предприятий по производству биогаза в России необходимо решить целый ряд биохимических, микробиологических и технологических проблем. Важная задача биотехнологии – интенсификация процессов как за счет повышения потенциала биологических агентов и их систем, так и за счет усовершенствования технологии и оборудования, применения биокатализаторов и активаторов [Broudiscou et al., 2000, A.S.Mogensen et al., 2003, Фаттахов С.Г. и др., 2006]. Решение вышеперечисленных задач является необходимым и актуальным на сегодняшний день, и мотивирует проведение исследований в данной области.

Целью настоящей работы является разработка технологического процесса повышения эффективности получения биогаза из органических отходов с применением активирующих добавок на основе амаранта багряного (Amaranthus cruentus).

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи: (1) Экспериментальное исследование процесса метаногенеза с использованием в качестве субстрата осадка сточных вод (ОСВ), отходов сельского хозяйства (навоз крупного рогатого скота) и пищевой промышленности (пивная дробина, свекловичный и яблочный жом). Исследование кинетики газообразования. (2) Активация получения биогаза из осадка сточных вод с добавлением амаранта багряного и других растительных добавок.

(3) Изучение влияния синтетических стимуляторов «мелафена» [меламиновая соль бис(оксиметил) фосфиновой кислоты] и «тонарола» [2,6-ди(трет-бутил)-4-метилфенол] на процесс получения биогаза. (4) Масштабирование процесса получения биогаза, исследование кинетики газообразования при различных температурных режимах и оптимизация состава субстрата. (5) Детоксикация отработанных субстратов метаногенеза на основе ОСВ и амаранта, исследование возможности получения удобрений для сельского хозяйства.

Научная новизна работы. Впервые разработан способ повышения выработки биогаза из ОСВ, отходов сельского хозяйства и пищевой промышленности с использованием добавки фитомассы амаранта (Amaranthus cruentus), экстрактов и жома. Установлено, что фитомасса амаранта сокращает лаг-фазу газообразования в 4 раза. Выявлено влияние амаранта на ацидогенную фазу сбраживания.

Показано, что активность экстрактов фитомассы амаранта можно выстроить в порядке убывания: дихлорметановый экстракт (хлорофилл, фитостерины, каротин, и преимущественно липиды, являющиеся одним из лучших субстратов для метаногенов), жом (клетчатка, пектины, белки), спиртовый (фенольные соединения, рутин, кверцетин) и водный (минеральные соли, амарантин, свободные аминокислоты, водорастворимые полисахариды) экстракты. Максимальное содержание метана в биогазе достигнуто при сбраживании ОСВ с добавлением 24% амарантового жома и составило 83%.

Получены новые экспериментальные результаты для процесса выработки биогаза на уровне полупромышленных установок (V=12 л). Показано, что масштабирование не оказывает значительного влияния на кинетику процесса.

Разработан эффективный технологический способ конверсии органических отходов в биогаз с использованием жома амаранта багряного (Amaranthus cruentus) в качестве активирующей добавки, принципиальная технологическая схема и подготовлен проект технологической инструкции.

Впервые исследовано влияние ростстимулятора мелафена в концентрациях 10–2, 10–3, 10–4 г/л и тонарола на кинетику анаэробного сбраживания. Показано, что мелафен увеличивает выход биогаза на 22%, не влияя на кинетику процесса.

Практическая значимость. Предложен эффективный активатор газообразования – амарант, позволяющий сократить лаг-фазу процесса (более чем в 4 раза), что существенно повышает его эффективность. В технологической лаборатории в пилотных 12 л реакторах (изготовлены по проекту германского научно-исследовательского центра биомассы DBFZ) масштабирован процесс выработки биогаза и проведена его интенсификация с применением добавок растительного и синтетического происхождения. Согласно полученным данным разработаны рекомендации по оптимизации состава органических субстратов и интенсификации процесса выработки биогаза. Разработанные методы повышения эффективности образования биогаза, выявленные закономерности процесса газообразования (интенсификации) и рекомендации по использованию отработанных субстратов могут быть использованы в области промышленной биотехнологии. Рассчитанный годовой экономический эффект от применения жома амаранта (1т в сутки) при получении биогаза из органических отходов составляет 431 тыс. рублей Апробация работы. Основные положения и результаты диссертации докладывались и обсуждались на научно-технических конференциях и конгрессах: V-VII Всероссийских конференциях «Химия и технология растительных веществ» (Сыктывкар, 2009; С.Петербург, 2010; Сыктывкар, 2011), I и II Всероссийских научных конференциях «Проблемы рекультивации отходов быта, промышленного и сельскохозяйственного производства» (Краснодар, 2009, 2010), Итоговой научно-образовательной конференции студентов Казанского государственного университета (Казань, 2009), X Международном симпозиуме «Энергоресурсоэффективность и энергосбережение» (Казань, 2009), 1st International Con ference on Biogas Microbiology (Leipzig, Germany, 2011), International Congress on Organic Chemistry (Kazan, 2011).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 5 работ, из них: 4 статьи в изданиях реферируемых ВАК, 1 статья в отечественных изданиях, не входящих в перечень ВАК, а также 21 тезис в сборниках международных и российских конференций.

Личный вклад автора состоит в постановке цели и задач исследований, выборе объектов и методов исследований, непосредственном участии в проведении основных экспериментов, систематизации и интерпретации полученных результатов, формулировании научных положений и выводов.

Автор выражает искреннюю признательность и большую благодарность членкорреспонденту РАН, д.х.н., профессору Миронову Владимиру Федоровичу за научное консультирование.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 133 страницах машинописного текста, содержит 29 таблиц, 63 рисунка. Она включает введение, обзор литературы, экспериментальную часть, обсуждение результатов, выводы, список литературы, содержащий 182 наименования.

Работа выполнена в соответствии с научным направлением ФГБУН Института органической и физической химии им. А.Е. Арбузова РАН «Возобновляемое растительное сырье как источник получения практически ценных низко- и высокомолекулярных соединений. Альтернативные источники получения биотоплива» (№ гос. регистрации 0120.803975) по программе Президиума Российской академии наук № 3 «Химические аспекты энергетики» (2009-2011 гг.).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении отражены актуальность работы, цель и задачи, научная новизна и практическая значимость результатов, публикации, включающие основной материал к защите.

В главе 1 проанализировано современное состояние и проблемы, возникающие в производстве биогаза из сельскохозяйственных и промышленных отходов за рубежом и в России. Показано, что активно ведутся исследования, направленные на усовершенствование оборудования и технологии выработки биогаза с применением различных методов активации (косубстраты, добавки синтетического происхождения, способы предварительной обработки сырья, новые технологические решения). В главе 2 описаны объекты и методы исследования, которые использованы в работе. Общая схема выполненных экспериментов приведена на рисунке 1. Глава 3 посвящена анализу полученных результатов.





3.1. Исследование метаногенеза осадков очистных сооружений На первом этапе работы экспериментально изучен процесс метаногенеза осадков сточных вод с очистных сооружений г. Казани, являющихся крупнотоннажным отходом.

Одной из первых задач являлось изучение влияния фитомассы амаранта багряного (Amaranthus cruentus) на процесс получения биогаза из органических отходов. Особенностью амаранта является большая урожайность и высокое содержание белка [Чернов И.А., Земляной В.Я., 1991; Чиркова Т.В., 1999], что делает эту культуру перспективным воспроизводимым растительным сырьем.

Анализ литературы. Выбор направления, цели и задачи исследования Проведение экспериментальных исследований по биоконверсии органических отходов в биогаз Объекты исследований Осадок сточных вод: Отходы пищевой промышОтходы сельского отходы очистных ленности: пивная дробина, хозяйства: навоз КРС сооружений г. Казани свекловичный и яблочный жом Исследование кинетики процесса метаногенеза Оценка влияния Оценка влияния амаранта на метаногенез синтетических добавок Масшабирование процесса, оптимизация состава субстрата и технологических параметров Рекомендации и НТД Рис. 1 – Схема эксперимента.

Известно, что употребление амаранта крупным рогатым скотом ведет к стимуляции активности метаногенной микрофлоры рубца [Офицеров Е.Н., Костин В.И., 2001; Кононков П.Ф., Гинс В.К., Гинс М.С., 1999]. До сих пор это явление рассматривалось как нежелательное, нами впервые стимуляция метаногенеза амарантом используется в практических целях. Данный процесс смоделирован в лабораторных условиях; в качестве субстрата использован отход очистных сооружений г. Казани – ОСВ.

Эксперименты проводились в лабораторных реакторах на 200 мл в мезофильном режиме (37 С) с использованием следующих субстратов: опыт, 37.5 г ОСВ (влажность 80.4%), 8.16 г сухого амаранта (влажность 10%), 100 мл воды; контроль, 75 г ОСВ и 100 мл воды. Ниже представлена принципиальная схема получения биогаза из органических отходов с добавлением фитомассы амаранта (рис.2).

фитомасса амаранта анаэробное подготовка биогаз сбраживание субстрата органические отходы Рис. 2 – Принципиальная схема получения биогаза с добавлением амаранта.

Кинетика газообразования представлена на рисунках 3 и 4. Объем выделяющегося биогаза определялся ежедневно, содержание CH4 (рис. 5) контролировалось методом ГЖХ.

Из представленных диаграмм видно, что добавление фитомассы амаранта сокращает лагфазу процесса по сравнению с контролем (ОСВ без амаранта) с 25 до 5 суток. После десятого дня в контрольном эксперименте биогаз практически перестал выделяться (рис. 4), тогда как в опыте с ОСВ и амарантом на двадцать первые сутки выделилось 85 мл газа (рис. 3). На 28 сутки содержание метана в опытном эксперименте достигло 64%, а в контроле только 40% (рис. 5).

Рис. 3 - Кинетика выделения биогаза (субстрат – ОСВ и амарант).

На протяжении всего процесса содержание CH4 в газе превосходило содержание СО2. Следует отметить, что в экспериментах максимумы газообразования и выделения CHпрактически совпадают по времени. Удельный выход биогаза в опытном эксперименте составил 26.4 мл газа/мл субстрата или 244.5 мл газа/г сухого вещества. Удельный выход биогаза в контроле составил 24.9 мл газа/мл субстрата или 229.7 мл газа/г сухого вещества.

Рис. 4 - Кинетика выделения биогаза (субстрат – ОСВ).

В следующих экспериментах исследован процесс метаногенеза с использованием уплотненного ОСВ непосредственно из колодцев-отстойников, до поступления на фильтрпресс.

Рис. 5 - Кинетика выделения CH4 в контроле и опыте.

Известно, что при прессовании добавляются флокулянты, в частности, полиакриламид – синтетическое вещество, способное оказывать неблагоприятное влияние на почву и снижающее качество удобрений, получаемых из осадков очистных сооружений [Громов В.Ф., 1979]. Состав субстрата: уплотненный ОСВ 150.0 г, влажность 98.4%.

Применение ОСВ с влажностью 80.4% для получения биогаза технологически более обосновано, так как позволяет использовать реакторы меньшего объема и снизить капитальные затраты. При этом разбавление субстрата можно проводить уплотненным ОСВ (влажность 98.4%), который будет выступать донором метаногенной микрофлоры. В связи с этим, в следующих экспериментах инокулят не добавлялся в субстраты.

Для выявления оптимального соотношения добавки амаранта к ОСВ были приготовлены субстраты с различным содержанием амаранта: 24, 52, 74 и 87%. Сбраживание проводилось в лабораторных реакторах (V = 500 мл) при 37 С. Кинетика газообразования приведена на рисунке 6 [cубстрат – 100 мл уплотненного ОСВ+ ОСВ + сухой амарант: 39.и 2.7 (24 %); 36.5 и 8.5 (52%); 22.3 и 14.0 (74%); 13.5 г ОСВ и 19.7 г амаранта (87%)].

Рис. 6 - Кинетика образования биогаза (добавка в субстрат 24, 52, 74 и 87% амаранта).

Анализ диаграмм показывает, что при содержании 24% амаранта в субстрате отмечен максимальный выход биогаза 291.1 мл/г сухого вещества, газообразование наблюдалось до 50 дня (рис. 6). Содержание CH4 составило 60% (рис. 7). В эксперименте с добавкой 52% амаранта выход биогаза 226.6 мл/г сухого вещества, для него характерно почти равномерное выделение биогаза на протяжении 145 дней. Содержание метана держалось на уровне 55% (рис. 7). В эксперименте с субстратом, содержащим 74% амаранта, наблюдается длительная лаг-фаза – активация газообразования происходила только после 1дня (рис. 6). Избыток амаранта угнетает процесс метаногенеза; удельный выход этого эксперимента составляет 127.8 мл биогаза/г сухого вещества. Самым непродуктивным оказался опыт с добавлением 87% амаранта: содержание метана в газе не превышало 30% (рис.

7), а выход биогаза составил 29.1 мл/г сухого вещества. Данные по характеристике субстратов и удельному выходу биогаза приведены в таблицах 1 и 2.

Рис. 7 - Кинетика выделения CH4 (добавка в субстрат 24, 52, 74 и 87% амаранта).

Из таблицы 2 видно, что более полным критерием оценки эффективности процесса является удельный выход биогаза при пересчете на содержание органического сухого вещества в субстрате. Эксперименты подтвердили эффективность добавления амаранта к субстрату при определенном соотношении с ОСВ. Известно, что для процесса метаногенеза оптимальным является субстрат с влажностью не менее 90% [Angelidaki I., 2003], с уменьшением которой снижается газообразование (табл. 1).

Таблица 1. Характеристика субстратов с различным содержанием амаранта.

Содержание Сухое веще- Органическое сухое Влажность субстрата, % амаранта, % ство, г вещество, г 24 11.2 7.3 92.52 15.9 11.3 89.74 18.1 13.7 86.87 21.5 16.9 83.Таблица 2. Данные по удельному выходу биогаза.

Содержание Удельный выход Удельный выход Удельный выход (мл амаранта, % (мл газа/мл субстрата) (мл газа/г сухого газа/г органического вещества) сухого вещества) 24 23 291.1 445.52 24.9 226.6 318.74 17 127.8 168.87 4.7 29.1 36.Известно, что выход биогаза зависит от соотношения С/N субстрата [Braun R., 1982, Zubr J., 1986]. Активацию метаногенеза можно было связать с высоким содержанием белка в амаранте (21.7%). Для проверки этого предположения в сравнительном аспекте были исследованы добавки Urtica dioical L. (крапива двудомная, содержание белка 23.8%) и Elytrigia repens L. (пырей ползучий, содержание белка 13.1%). В качестве субстрата в контроле использовалось 75 г ОСВ влажностью 81.6% и 105 г уплотненного ОСВ. В опытах к 37.5 г ОСВ и 105 мл уплотненного ОСВ добавлялось по 8.2 г пырея, крапивы и амаранта.

Рис. 8 - Кинетика выделения биогаза (субстраты с добавлением пырея, крапивы, амаранта).

Результаты исследований приведены на рисунке 8. Наибольший выход биогаза наблюдается при добавлении пырея и составляет 252 мл/г сухого вещества субстрата. Для процесса характерна короткая лаг-фаза с интенсивным выделением биогаза (180 мл в сутки) и содержанием метана на уровне 50% (рис. 9). Для опыта с добавкой крапивы наблюдается длительная лаг-фаза при выходе биогаза 184 мл/г сухого вещества. Интенсивное газообразование начинается только на 55 день (рис. 8), в это же время содержание CH4 в биогазе достигает 50%. Максимальное значение содержания CH4 (61.6%) наблюдается на 99 день (рис. 9).

Рис. 9 - Кинетика выделения CH4 (cубстраты с добавлением пырея, крапивы и амаранта).

При добавлении амаранта к субстрату лаг-фаза сократилась до 10 дней (рис. 8). Выход биогаза составляет 210 мл/г сухого вещества и содержание CH4 50-60% (рис. 9). В кон трольном опыте наблюдается активное газообразование в течение 65 суток, при удельном выходе биогаза 196 мл/г сухого вещества.

Таким образом, добавление крапивы в субстрат оказывает угнетающее действие на процесс метаногенеза, несмотря на высокое содержание белка, т.е. активация метаногенеза амарантом, по-видимому, не связана с этим фактором.

С целью поиска активной фракции (компонента) амаранта, которая стимулирует метаногенез, проведена серия экспериментов с различными экстрактами амаранта, выделенными согласно методикам химии природных соединений.

Сухая измельченная фитомасса амаранта была проэкстрагирована метиленхлоридом (CH2Cl2), 70% водным этанолом и дистиллированной водой. CH2Cl2-экстракт амаранта имеет зеленый цвет, богат хлорофиллом; водный экстракт содержит углеводы, белки, минеральные соли и амарантин. Этанольный экстракт амаранта богат фенольными соединениями (рутин и кверцетин). Жом после трех экстракций имеет бурый цвет, содержит белок, углеводы, клетчатку и пектины [Минзанова С.Т., Миронов В.Ф., 2011].

Рис. 10 - Кинетика выделения биогаза (cубстраты содержат CH2Cl2-экстракт, EtOHэкстракт, H2О-экстракт и жом амаранта).

Аналогично предыдущим экспериментам опыты проводились в мезофильном режиме, в качестве субстрата использовалось 37.5 г ОСВ и 105.0 г уплотненного ОСВ с добавлением: (1) 0.2 г CH2Cl2-экстракта амаранта; (2) 0.2 г EtOH-экстракта амаранта; (3) 2.3 г H2O-экстракта амаранта; (4) 5.0 г жома амаранта. Исследована кинетика газообразования (рис. 10). При добавлении CH2Cl2- и EtOH-экстрактов к субстрату происходило сокращение лаг-фазы (до 10 суток), сопоставимое с действием фитомассы амаранта. Очевидно, в этих экстрактах содержатся компоненты, которые либо подвергаются быстрой деструкции под влиянием сообщества микроорганизмов, превращаясь в биогаз, либо способствуют росту биомассы. Показано, добавление CH2Cl2-экстракта к субстрату наиболее эффективно стимулирует газообразование, что согласуется с литературными данными [Broudiscou, 2000] (табл. 3). В эксперименте с жомом амаранта удельный выход составляет 259.1 мл/г СВ, что сопоставимо с выходом биогаза при добавлении CH2Cl2-экстракта (266.1 мл/ г СВ), содержание CH4 в газе составляет 82.5% на 98 день - максимальное значение за весь период исследований. Жом амаранта (табл. 3), как и фитомасса амаранта (табл. 2) является активирующим ко-субстратом метаногенеза.

Исследовано влияние CH2Cl2-экстракта из фитомассы амаранта на рост биомассы и кислотообразующую активность анаэробных бактерий рода Bifidobacterium spp. в концентрации 1·10–9 - 1·10–13 %. Было показано, что биомасса бактерий в опытах уменьшается по сравнению с контролем приблизительно вдвое, однако активность кислотообразования сохраняется, что свидетельствует об интенсификации ацидогенеза. Поэтому можно предположить, что добавление CH2Cl2-экстракта интенсифицирует ацидогенную стадия метаногенеза.

Таблица 3. Данные по удельному выходу биогаза.

Экстракт Удельный выход Удельный выход Удельный выход (мл га(мл газа/мл суб- (мл газа/г сухого за/г органического сухострата) вещества) го вещества) CH2Cl2 16.2 266.1 433.EtOH 14.5 236.1 382.H2O 16.6 221.8 345.жом амаранта 23.7 259.1 355.Для оценки влияния температуры на метаногенез было изучено два режима сбраживания мезофильный (37 °С) и термофильный (50 °С) с использованием ОСВ влажностью 45%. Состав субстратов (во всех случаях к ним добавлено 100 мл воды): 50 г ОСВ (37 °С);

50 г ОСВ (50 °С); 22.5 г ОСВ, 22.5 г амарантового жома с влажностью 92%, (37 °С). В сравнительном аспекте кинетика газообразования процесса и выделения метана представлена на рисунках 11, 12.

ОСВ после фильтр-пресса, в отличие от уплотненного ОСВ, богат сухими органическими компонентами, поэтому при его сбраживании кинетика газообразования более интенсивная и продолжительная (рис. 11). Следует отметить более длительную лаг-фазу процесса (30 суток). При достижении максимального выхода газа в сутки около 120 мл (40 сутки) наблюдается высокое содержание CH4 в газе на уровне 60% (рис. 12). Удельная продуктивность эксперимента составила 136.7 мл газа/г сухого вещества (табл. 4). В термофильном режиме объем выделяющегося газа (рис. 11) значительно увеличивается по сравнению с предыдущим опытом: более 20 суток количество выделяемого газа превышает 2мл. Кроме того, лаг-фаза процесса сокращается до 14 дней при содержании CH4 выше 50% (рис. 12). Удельный выход биогаза составляет 354 мл/г сухого вещества, что указывает на преимущество термофильного режима сбраживания.

Рис. 11 - Кинетика выделения биогаза. Субстрат – ОСВ и ОСВ с добавлением амарантового жома.

Показано, что амарантовый жом является эффективным ко-субстратом для продуктивного метанового брожения и получения биогаза (лаг-фаза практически отсутствует, на 12 сутки количество биогаза достигает 80 мл (рис. 11) с содержанием CH4 62% (рис. 12).

Только на 60 сутки выход газа стал ниже 20 мл. Содержание CH4 оставалась на уровне 60% в течение всего эксперимента. Удельный выход при добавлении жома в мезофильном режиме составил 251.9 мл/г СВ. При сбраживании ОСВ в термофильном режиме удельный выход биогаза увеличивается с 134.7 до 354.0 мл/ г СВ.

Рис. 12 – Содержание CH4 в биогазе при мезофильном и термофильном режимах.

Таблица 4. Влияние температурного режима на продуктивность метаногенеза.

Состав среды Режим Удельный выход Удельный выход (мл газа/мл субстрата) (мл газа/г сухого вещества) ОСВ мезофильный 20.5 134.ОСВ + жом мезофильный 22.7 251.ОСВ термофильный 53.1 354.К ежегодно образующимся многотоннажным отходам пищевой промышленности относится яблочный жом, утилизация которого является актуальной. В рамках комплексной переработки вторичного сырья в экспериментах был использован яблочный жом (влажность 8%, содержание органического вещества 98%) после извлечения пектина из яблочных выжимок методом кислотного гидролиза-экстракции. Состав субстратов: (1) контроль – 300 мл уплотненного ОСВ; (2) опыт: 300 мл уплотненного ОСВ, 1 г яблочного жома. Кинетика газообразования в контроле и опыте была идентичной, добавление яблочного жома увеличило выделение биогаза на 11%. Таким образом, установлено, что яблочный жом можно утилизировать, используя в качестве ко-субстрата к ОСВ для получения биогаза.

3.2. Анаэробная переработка отходов сельского хозяйства Одной из важных задач является оптимизация процесса метаногенеза навоза КРС.

Для решения поставленной задачи проведена серия экспериментов с использованием навоза КРС (37 °С). Исследован метаногенез субстрата, включающего содержимое рубца коровы, коровий навоз и воду с добавкой амаранта (контроль – то же самое без добавки амаранта). При добавлении амаранта наблюдается полное отсутствие лаг-фазы; удельный выход биогаза составил 38.2 мл газа/мл субстрата. Содержание метана в биогазе достигло значения 55.2% при продуктивности процесса 120 мл в сутки на 44-й день эксперимента. В контроле удельный выход составил 36.0 мл газа/мл субстрата, газообразование происходило в течение 112 суток.

Далее проведены эксперименты для сравнения потенциала газообразования субстратов - фитомассы амаранта и навоза КРС. В качестве инокулята использован ОСВ после анаэробной переработки. Оптимальным является соотношение органического сухого вещества инокулята и добавки 2 : 1 для эффективной конверсии субстрата в биогаз [VDI 4630]. Исходя из этого, были приготовлены субстраты: (1) 300 г инокулята в контроле, (2) опыт, 300 г инокулята, 1 г амаранта, (3) опыт, 300 г инокулята, 9.3 г навоза КРС. На рисунках 13 и 14 представлена кинетика накопления биогаза и изменение содержания метана.

Рис. 13 - Кинетика накопления биогаза.

Видно, что в обоих опытах активность образования газа выше, чем в контроле. Основываясь на полученные данные (рис. 13), можно провести сравнение выхода биогаза при добавлении амаранта и навоза. При пересчете выхода биогаза на органический сухой вес субстрата получены следующие результаты: 1 г органического сухого вещества амаранта выделяет 297 мл биогаза; 1 г органического сухого вещества навоза выделяет 240 мл биогаза. Таким образом, амарант по удельному выходу биогаза превосходит навоз КРС на 23%. В работе [Mursec B., 2009] авторами исследован метаногенез амаранта (Amaranthus sp.

L), удельный выход биогаза составил 225 мл/г органического СВ.

Рис. 14 - Кинетика изменения содержания метана в биогазе.

3.3. Анаэробная переработка отходов пищевой промышленности В данном разделе проведена оценка влияния фитомассы амаранта на процесс метаногенеза других крупнотоннажных промышленных отходов – пивной дробины и свекловичного жома. В типовом эксперименте использовались следующие субстраты: контроль – 30 г пивной дробины с влажностью 72%, 10 г содержимого рубца, 60.0 мл воды; опыт – г пивной дробины, 4.6 г сухого амаранта, 10 г содержимого рубца и 70.4 мл воды. Анализ методом ГЖХ показывает, что в отсутствие амаранта происходит частичное ингибирование метаногенеза на ацидогенной стадии из-за накопления ЛЖК (фугат субстрата содержит 19% уксусной, 41% пропионовой, 34% масляной, 5.8% валериановой кислот). Добавление амаранта в субстрат способствует более эффективному разложению ЛЖК, при этом по сравнению с контролем выход метана увеличивается в 9 раз.

Сбраживание свекловичного жома в присутствии амаранта в аналогичных условиях также показывает заметный эффект: содержание метана возрастает в 17 раз при одинаковом удельном выходе биогаза в контроле и опыте (рис. 15).

Рис. 15 - Кинетика выделения метана в эксперименте со свекловичным жомом.

Для повышения эффективности сбраживания пивной дробины, трудноперерабатываемого сырья, проведен предварительный гидролиз. Показано, что в присутствии амаранта основным компонентом биогаза является СO2, содержание которого в 4 раза выше, чем в контроле, что доказывает стимулирующее влияние этой добавки на процесс брожения – ацидогенную стадию метаногенеза. Показано, что амарант является универсальным активатором брожения – не только метанового, но также спиртового и уксуснокислого.

3.4. Масштабирование процесса выработки биогаза Для оценки влияния масштабирования процесса на кинетику газообразования эксперименты проводились в реакторах объемом 12 л и 25 л как в периодическом, так и полунепрерывном режимах (мезофильное и термофильное сбраживание). В качестве субстратов использовали ОСВ, навоз КРС с добавкой амаранта и без нее.

Проведенные эксперименты полностью подтвердили результаты опытов в лабораторных реакторах (характер кинетических кривых, отсутствие лаг-фазы при добавлении амаранта). В качестве примера на рисунке 16 показана кинетика выделения биогаза в опыте с навозом КРС в присутствии амаранта (реактор V = 12 л, полунепрерывный режим, отъемно-доливной способ, 55 С). Количество добавляемого и выгружаемого субстрата в пересчете на сухое вещество и органическое сухое вещество, степень переработки и показатели выгружаемого субстрата, усредненные за каждый этап эксперимента, представлены в таблицах 5 и 6. Содержание сухого вещества в субстратах на протяжении эксперимента возрастало с 5.2% до 8.7%, а содержание органических веществ в сухом веществе оставалось постоянным (86.7%).

Таблица 5. Состав исследуемых смесей субстратов.

Период Реактор № 1 Реактор № 2 Коэфф. загрузки (г процесса, органич. сухого венавоз (г) вода (г) навоз (г) амарант (г) вода (г) сутки щества / лсутки) 1-16 94.4 239 70.8 4.8 258 1.17-28 125.9 207 94.4 6.4 233 2.29-49 157.4 176 118 7.9 207 2.50-58 182.0 151 141.7 9.5 182 3.Таблица 6. Схема эксперимента с навозом КРС и фитомассой амаранта.

Навоз Навоз + амарант Сутки СВ за- Орган. СВ вы- Орган. Степень СВ вы- Орган. Степень конгруз. СВ. за- груз СВ вы- конверсии груз. (%) СВ вы- версии орган.

(%) груз. (%) (%) груз. (%) орган.СВ груз. (%) СВ (%) (%) 1-16 5.2 86.7 1.8 70.8 71.5 1.9 68.5 71.17-28 6.9 86.7 2.7 73.6 67.5 1.7 63.8 81.29-49 8.7 86.7 3.4 77.3 65.5 1.8 63.2 83.При проведении процесса анализировались показатели: количество выделяемого газа, состав газа (CH4, CO2, O2, H2S), концентрация ЛЖК и содержание аммонийного азота.

Рис. 16 - Кинетика выделения биогаза (субстрат – навоз КРС и амарант).

На первом этапе эксперимента (рис. 16) выход биогаза был выше в реакторе с навозом без фитомассы амаранта. Начиная со второго этапа активность газообразования, была выше в реакторе с навозом и фитомассой амаранта, продуктивность достигала 11 л в сутки.

Следует отметить, что на протяжении всего процесса содержание метана составляло 55%, мало различаясь в обоих экспериментах.

3.5. Влияние на процесс метаногенеза добавок мелафена и тонарола Известно, что метаногенная микрофлора чувствительна к кислороду [Botheju D., Bakke R., 2011] и его активным формам (O22–, O2–, HO). Представлялось целесообразным оценить влияние соединений фенольной природы, которые используются как антиокислители и ловушки свободных радикалов. Можно было ожидать, что соединения фенольной природы будут в некоторой степени активизировать процесс метаногенеза, снижая неблагоприятное воздействие O2. Нами проведена оценка действия известного антиокислителя – 2,6-ди(трет-бутил)-4-метилфенола (тонарола), который оказывает незначительное влияние в концентрации 4·10–4 моль/л на микрофлору ОСВ и выделение биогаза: удельный выход биогаза практически не отличается от контроля и составляет в среднем 20 мл/мл субстрата. Интересно отметить, что сам тонарол при этом не метаболизируется метаногенным сообществом, что установлено методом хроматомасс-спектрометрии. С другой стороны, в ИОФХ им. А.Е.Арбузова РАН получен эффективный ростстимулятор как растений, так и микроорганизмов – соль меламина и бис(гидроксиметил)фосфиновой кислоты (мелафен) [Захарова К.А.,2006, Фаттахов С.Г., 2007]. Влияние мелафена оценено для различных концентраций препарата (10–2 – 10–4 г/л). Установлено, что при концентрации мелафена 10–4 г/л наблюдается увеличение выхода биогаза на 22%.

3.6. Использование отходов производства биогаза в качестве почвенного удобрения На основании проведенного обзора литературы и полученных экспериментальных данных, можно сказать, что анаэробное сбраживание является перспективным способом утилизации ОСВ. Однако после получения биогаза возникает проблема дальнейшей утилизации сброженных отходов. Нами совместно с кафедрой биохимии Казанского (Приволжского) федерального университета установлено, что без дополнительной аэробной обработки сброженный субстрат имеет высокую фитотоксичность. После дополнительной аэробной обработки сброженного субстрата в контроле (стерильная почва) всхожесть семян кукурузы – 54.4%, в опыте с субстратом – 100%. Экспериментально показано, что наблюдается эффект стимуляции роста высших растений на 24% (табл. 7), что позволяет рассматривать переработанный в аэробных условиях субстрат в качестве потенциального удобрения.

Таблица 7. Фитотоксичность субстрата после аэробной переработки.

Показатели Контроль Опыт Фитотоксичность N семян 11 Длина корней, см 3±0.4 9±1.2 –Длина проростков, см 4±0.4 16±2.4 Среднее значение 5.1 12.3 – Сырой вес корней, г 2.15±0.3 4.34±0.3 –1Сухой вес корней, г 0.27±0.04 0.45±0.06 –1Сырой вес проростков, г 5.15±0.7 7.84±1.0 Сухой вес проростков, г 0.35±0.05 0.68±0.09 На основании проведенных исследований и полученных результатов разработана безотходная технология получения биогаза с использованием жома амаранта багряного Amaranthus cruentus и предложена принципиальная схема (рис. 17).

Экстракт Экстракт Экстракт Фитомасса Экстракция Экстракция Экстракция амаранта водой 70 % этанолом метиленхлоридом Органические Жом амаранта отходы Подготовка Биогаз субстрата Аэрирование Анаэробное Удобрение сброженного сбраживание субстрата Рис. 17- Принципиальная схема получения биогаза с добавлением жома амаранта.

Выводы 1) Установлено, что фитомасса амаранта сокращает лаг-фазу сбраживания осадка сточных вод (ОСВ) в 4-5 раз, повышая эффективность процесса. Добавление 25% амаранта к органическому субстрату обеспечивает максимальный удельный выход биогаза. Показано, что активация метаногенеза напрямую не связана с высоким содержанием белка в амаранте: добавление фитомассы крапивы с более высоким содержанием белка в субстрат оказывает угнетающее действие на метаногенез.

2) Выявлено, что наиболее эффективным компонентом амаранта, активирующим газообразование, является метиленхлоридный экстракт (266.1 мл газа / г сухого вещества), содержащий хлорофилл, фитостерины, каротин, и преимущественно липиды. Экономически целесообразно использовать жом амаранта после отделения практически ценных соединений (содержащихся в метиленхлоридном, водном и спиртовом экстрактах); его применение в качестве ко-субстрата при сбраживании ОСВ позволяет достигнуть содержания метана в биогазе 83%.

3) Установлено, что в термофильном режиме удельный выход биогаза при сбраживании ОСВ увеличивается более чем в 2 раза. Яблочный жом аналогично жому амаранта может служить ко-субстратом к ОСВ в процессе получения биогаза; удельная продуктивность в эксперименте с яблочным жомом на 11% выше, чем в контроле.

4) Показано, что ростстимулятор мелафен в концентрации 1·10–4 г/л увеличивает выход биогаза на 22%, что сопоставимо с влиянием фитомассы амаранта на эффективность процесса. Антиоксидант тонарол в концентрации 4·10–4 моль/л не проявляет видимого стимулирующего влияния на микрофлору ОСВ и выделение биогаза.

5) Показано, что при добавлении амаранта в условиях полунепрерывного режима сбраживания в пилотных реакторах (V = 12 л) закономерности газообразования не изменяются; при этом степень конверсии органического субстрата увеличивается с 65 до 83%.

6) Установлено, что сброженный субстрат ОСВ с амарантом без дополнительной аэробной обработки фитотоксичен, компостирование приводит к стимуляции роста высших растений на 24%.

Основные публикации по теме диссертации в рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Миндубаев А.З. Оптимизация параметров выработки биогаза в лабораторном масштабе. / А.З. Миндубаев С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Ф.Ю. Ахмадуллина, Л.Г. Миронова, Д.Е. Белостоцкий, А.И. Коновалов // Вестн. Казанск. технол. универ. - 2009. - № 4. - С. 233-239.

2. Миндубаев А.З. Стимулирующее влияние сухой фитомассы амаранта Amaranthus cruentus на биометаногенез в трудноферментируемых субстратах. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф.

Миронов, В.В. Зобов, Ф.Ю. Ахмадуллина, Л.Г. Миронова, Д.Е. Белостоцкий, А.И.Коновалов // Вестн. Казанск. технол. универ. - 2009. - № 4. - С. 220-226.

3. Холин К.В. Физико-химический и биохимический анализ отработанных биогазовых субстратов, а также перспективы их практического применения. / К.В. Холин, А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, А.Д. Волошина, Д.Е. Белостоцкий, В.В. Зобов, В.Ф. Миронов, А.И. Коновалов, Ф.К. Алимова, Э.И. Галеева, Е.С.

Нефедьев // Вестн. Казанск. технол. универ. - 2010. - № 2. - С. 457-464.

4. Миндубаев А.З. Метаногенез: Биохимия, Технология, Применение. / А.З. Миндубаев, Д.Е. Белостоцкий, С.Т. Минзанова, В.Ф. Миронов, Ф.К. Алимова, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Учен. зап. КГУ, Сер.

естест. н. - 2010. - Т. 152. Кн. 2. - С. 178-191.

в других научных журналах и сборниках:

5. Миндубаев А.З.. Перспективы детоксикации отходов производства биогаза. / А.З. Миндубаев, Д.Е.

Белостоцкий, С.Т. Минзанова, А.Д. Волошина, В.В. Зобов, В.Ф. Миронов, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов, Ф.К. Алимова // Ж. экол. и пром. безопасн. (Вест. Татарстан. отд. Рос. экол. акад.) – 2010 - № 3 - Т. 47 - С. 57-59.

6. Миндубаев А.З. Перспективы использования крупнотоннажных отходов для производства биогаза. / А.З. Миндубаев, В.Ф. Миронов, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, Д.Е. Белостоцкий, Л.Г. Миронова, А.И.

Коновалов // Тез. докл. VIII Межд. симп. «Энерго- ресурсоэффективность и энергосбережение»,(Казань) - 2007. Т. 2. - С. 308-312.

7. Миндубаев А.З. Перспективы использования иловых осадков сточных вод для производства биогаза. / А.З. Миндубаев, Д.Е. Белостоцкий // XV всерос. молод. научн. конф. «Актуальные проблемы биологии и экологии», (Сыктывкар) - 2008. - С. 187-189.

8. Миндубаев А.З. Перспективы использования крупнотоннажных отходов для производства биогаза. / А.З. Миндубаев, В.Ф. Миронов, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, Д.Е. Белостоцкий, Л.Г. Миронова, А.И.

Коновалов // Ресурсоэфф. в Респ. Татарстан, (Казань) - 2008. - № 1-2. - С. 39-41.

9. Миндубаев А.З. Перспективы использования крупнотоннажных отходов для производства биогаза. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Д.Е. Белостоцкий, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Тез. докл. IX Межд. симп. «Энергоресурсо эффективность и энергосбережение», (Казань) - 2008. - Т. 2. - С. 248-251.

10. Миндубаев А.З. Влияние сухой фитомассы амаранта, крапивы и пырея на метановое брожение в активных илах водоочистных сооружений. / А.З. Миндубаев, Д.Е. Белостоцкий, С.Т. Минзанова, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Сб. докл. и тез. Всерос. конф. «Химия растительных веществ и органический синтез», (Сыктывкар) - 2009. - С. 76-79.

11. Миндубаев А.З. Аэробная переработка как метод детоксикации отходов производства биогаза. / А.З.

Миндубаев, С.Т. Минзанова, А.Д. Волошина, Г. Аквада, Д.Е. Белостоцкий, В.В. Зобов, В.Ф. Миронов, Ф.К. Алимова, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Сб. тез. I Всерос. научн. конф. «Проблемы рекультивации отходов быта, промышленного и сельскохозяйственного производства», (Краснодар) – 2009 - С. 189-193.

12. Миндубаев А.З. Влияние на метаногенез фракций из фитомассы амаранта, полученных элюотропным рядом растворителей. / А.З. Миндубаев, Д.Е. Белостоцкий, С.Т. Минзанова, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Тез. докл. X Межд. симп. «Энергоресурсоэффективность и энергосбережение», (Казань) – 2009 - Т. 2. - С. 329-333.

13. Миндубаев А.З. Перспективы применения отработанных биогазовых субстратов в качестве органических удобрений. / А.З. Миндубаев, К.В. Холин, С.Т. Минзанова, А.Д. Волошина, Д.Е. Белостоцкий, В.В.

Зобов, В.Ф. Миронов, А.И. Коновалов, Ф.К. Алимова // II Всерос. научн. конф. «Проблемы рекультивации отходов быта, промышленного и сельскохозяйственного производства», (Краснодар) – 2010 - С. 57-59.

14. Миндубаев А.З. Исследование кинетики биометаногенеза. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В.

Скворцов, В.Ф. Миронов, Д.Е.Белостоцкий, Д.А. Евсеев, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Материалы XVIII Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, (Москва) - 2007- Т.3.- С.204.

15. Миндубаев А.З. Стимулирующее влияние фитомассы амаранта на процесс метаногенеза. / А.З.Миндубаев, С.Т.Минзанова, Е.В.Скворцов, В.Ф.Миронов, Д.Е.Белостоцкий, Д.А.Евсеев, Л.Г.Миронова, А.И.Коновалов // Матер XVIII Менд. съезда по общ. и прикл. хим., (Москва) – 2007 - Т.3. - С.205.

16. Миндубаев А.З. Перспективы применения фитомассы амаранта и амарантового жома в качестве стимулятора выработки биогаза. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф. Миронов, Д.Е. Белостоцкий, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Тез. докл. V Всерос. научн. конф. «Химия и технология растительных веществ»,(Уфа) - 2008 – С. 206.

17. Миндубаев А.З. Возможности применения психрофильного режима для получения биогаза. / А.З.Миндубаев, С.Т.Минзанова, Е.В.Скворцов, В.Ф.Миронов, В.В.Зобов, Д.Е. Белостоцкий, Л.Г.Миронова, А.И.Коновалов // Матер. II межд. научн.-практ. конф. «Постгеномная эра в биологии и проблемы биотехнологии», (Казань) – 2008 - С. 80-81.

18. Миндубаев, А.З. Перспективы использования мелафена, фитомассы амаранта и амарантового жома в качестве стимуляторов спиртового брожения. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Д.Е. Белостоцкий, Л.Г. Миронова, А.И.Коновалов // Матер. II межд. научн.-практ.

конф. «Постгеномная эра в биологии и проблемы биотехнологии». Казань, 15-16 сентября 2008 г. С. 81-82.

19. Миндубаев А.З. Сукцессия микрофлоры активного ила в процессе метанового брожения. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Д.Е. Белостоцкий, Г. Аквада, Л.Г. Миронова, Ф.К.

Алимова, А.И. Коновалов // Матер. II межд. научн.-практ. конф. «Постгеномная эра в биологии и проблемы биотехнологии»,(Казань) - 2008. – С. 83-84.

20. Миндубаев А.З. Влияние фитомассы амаранта на кинетику метанового брожения. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф. Миронов, В.В. Зобов, Д.Е Белостоцкий., Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов, О.В. Цепаева // Матер. II межд. научн.-практ. конф. «Постгеномная эра в биологии и проблемы биотехнологии», (Казань) - 2008 - С. 84-85.

21. Белостоцкий Д.Е. Влияние сухой фитомассы амаранта, крапивы и пырея на биометаногенез в активных илах водоочистных сооружений. / Д.Е. Белостоцкий, А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, В.В. Зобов, В.Ф. Миронов, Л.Г. Миронова, А.И. Коновалов // Тез. докл. VIII научн. конф. молод. уч., асп. и студ. научн.-образ. центра КГУ «Материалы и технологии XXI века»,(Казань) - 2008 - С. 14.

22. Миндубаев А.З. Разработка новой технологии производства биогаза из отходов сельского хозяйства и пищевой промышленности. / А.З. Миндубаев, С.Т. Минзанова, Е.В. Скворцов, В.Ф. Миронов, Д.Е. Белостоцкий, Г. Аквада // Матер. I ежег. Рос. Молодежн. инновац. Конвента, (Москва) – 2008 - С. 214-215.

23. Белостоцкий Д.Е. Влияние вида и содержания стимулятора на метановое брожение в активных илах водоочистных сооружений. / Д.Е. Белостоцкий, А.З. Миндубаев. // Сб. тез. итог. научн.-образ. конф. студ.

Каз. гос. унив. 2009, (Казань) – 2009 - С. 65.

24. Миндубаев А.З. Влияние фракций из фитомассы амаранта, полученных элюотропным рядом растворителей, на жизнедеятельность анаэробных микроорганизмов. / А.З. Миндубаев, А.Д. Волошина, С.Т. Минзанова, Д.М. Афордоаньи, Й.А. Акоса, Д.Е. Белостоцкий, В.В. Зобов, В.Ф. Миронов, А.И. Коновалов // Тез. Докл. VI Всерос. конф. «Химия и технология растительных веществ», (Санкт-Петербург) - 2010 - С.

271.

25. Belostotskiy D. Biogas Production from Anaerobic Co-Digestion of Sewage Sludge and Amaranth. / D. Belostotskiy, A. Mindubaev, S. Minzanova, V. Mironov // 1st International Conference on Biogas Microbiology, (Leipzig, Germany) – 2011 - P. 71.

26. Belostotskiy D.E. Influence of calixarenes on sewage sludge methanogenesis. / D.E. Belostotskiy, V.F. Mironov, A.Z. Mindubaev, S.T. Minzanova, L.G. Mironova // Internat. Congr. on Org. Chem. (Kazan, Russia) – 20- P. 295.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.