WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МАКСИМЕНКО Светлана Юрьевна

СТРУКТУРА МИКРОБНЫХ СООБЩЕСТВ

В БАРЬЕРНЫХ ЗОНАХ ВПАДЕНИЯ

ОСНОВНЫХ ПРИТОКОВ ОЗЕРА БАЙКАЛ

03.02.08 – Экология

       

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Лимнологическом институте Сибирского отделения Российской академии наук

Научный руководитель:

доктор биологических наук

Земская Тамара Ивановна

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук

Саловарова Валентина Петровна

кандидат биологических наук

Косолапов Дмитрий Борисович

Ведущая организация:

Дальневосточный Федеральный

университет

Защита состоится 13 апреля 2012 г. в 13:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.074.07 при ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет» по адресу: 666003, г. Иркутск, ул. Сухэ-Батора, 5, ауд. 219.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИГУ по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Бульвар Гагарина, 24.

Отзывы просим направлять ученому секретарю диссертационного совета по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1, биолого-почвенный факультет ИГУ.

Тел. / факс: (3952) 241855; e-mail: dissovet07@gmail.com.

Автореферат разослан 13 марта 2012 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

к.б.н., доцент

А.А. Приставка

Общая характеристика работы

 

Актуальность работы. Устьевые области рек – место контакта и взаимодействия двух водных масс (речной и озёрной) с различными физическими, химическими и биологическими свойствами. Одновременно устья рек представляют собой природные барьеры на пути поступления стока воды, наносов, растворённых веществ речного происхождения в озёра. Между этими водными массами располагается довольно обширная зона смешения (т.н. барьерная зона), в пределах которой происходят наиболее активные процессы трансформации свойств речной воды, что наглядно показано на примерах зон впадения рек в моря и океаны (Liss, 1976; Лисицын, 1974, 1994; Емельянов, 1998; Гордеев, 2004; Лопатин и др., 2000). Подобные процессы происходят и в районах впадения рек в пресноводные водоёмы (Kenzaka et al., 1998; del Giorgio et al., 2002).

  В процессах трансформации свойств воды большая роль принадлежит микробным сообществам, которые осуществляют круговорот биогенных веществ, обеспечивают функционирование пищевой цепи, благодаря чему органическое вещество вновь вовлекается в пищевые цепи водной толщи. В барьерных зонах бактериопланктон обеспечивает деструкцию 40-60% органического вещества водной толщи (Woodwell et al., 1973; Fuhrmam et al., 1982; Kirchman et al., 1985; Виноградов, 1987; и др.). Микроорганизмы осуществляют до 30-75% круговорота азота, показана их существенная роль и в преобразованиях соединений фосфора (Sorokin, 1971; Jackson, 1985).

  Воды крупных притоков оз. Байкал (Селенга, Верхняя Ангара, Баргузин и др.) отличаются от вод Байкала по содержанию взвешенных и органических веществ, растворённых солей, биогенных элементов и планктонных организмов. В зоне смешения речных и озёрных вод отмечается постепенная смена речного комплекса водорослей на озёрный, увеличивается численность фитопланктона и его первичная продукция (Вотинцев и др., 1963, 1965; Шимараев, 1971; Поповская, 1975; Богданов, 1978; Тарасова, 1992; Сороковикова и др., 2000, 2006). Общая численность микроорганизмов, численность органотрофов и бактериальная активность (гетеротрофная ассимиляция углекислоты) также претерпевают изменения в этих зонах (Максимов и др., 2002). Выполненные ранее микробиологические работы ограничивались определением количественных показателей бактериопланктона, а его филогенетический состав и таксономическое разнообразие оставались неисследованными. В связи с этим была поставлена цель работы:

  Исследовать особенности количественной и филогенетической структуры микробных сообществ в барьерных зонах впадения трёх наиболее крупных притоков оз. Байкал и установить связь с некоторыми экологическими факторами.

  Задачи исследования:

  1. Исследовать особенности распределения общей численности микроорганизмов, культивируемых органотрофных бактерий и  гетеротрофную ассимиляцию углекислоты в зонах впадения рек и взаимосвязь данных параметров с экологическими характеристиками.
  2. Оценить состояние водных экосистем барьерных зон впадения по количественным показателям бактериопланктона.
  3. Провести количественную оценку распределения представителей основных филогенетических классов и групп микроорганизмов в зонах впадения крупных рек в оз. Байкал и оценить их вклад в структуру микробных сообществ.
  4. Исследовать таксономический состав микроорганизмов, входящих в состав микробных сообществ изучаемых районов, сравнительным анализом структуры нуклеотидных последовательностей фрагмента гена 16S рРНК.

  Научная новизна: Впервые исследована филогенетическая структура микробных сообществ основных притоков оз. Байкал, оценен вклад различных классов и групп микроорганизмов в структуру сообществ.

  Выявлены особенности распределения доминирующих представителей микробного сообщества с учётом конкретных экологических факторов, установлены наиболее значимые таксоны микроорганизмов в зонах с высокой функциональной активностью.

  Получен банк данных рибосомальных последовательностей некультивируемых микроорганизмов, выделенных из водной толщи зон смешения речных вод с озёрными.

  Практическая значимость. Проведённые комплексные исследования зон впадения крупных рек в оз. Байкал дают возможность оценить состояние бактериопланктона в данных зонах в современный период, выявить изменения в количественных показателях структуры микробных сообществ по сравнению с отмечаемыми ранее (База данных «Бактериопланктон р. Селенги, ее дельты и барьерной зоны Селенгинского мелководья оз. Байкал» - свидетельство № 2006620011 Роспатент РФ).

  Данные по общей численности микроорганизмов, численности органотрофов и их соотношение позволяют охарактеризовать качество воды при различных гидрологических условиях, установить зоны, где происходят процессы деструкции органического вещества. Результаты работы могут быть использованы для оценки современного состояния микробных сообществ приустьевых зон и учтены при разработке рекомендаций по охране озера Байкал.

  Выявленные таксоны микроорганизмов, доминирующие в зонах с наибольшей функциональной активностью, характеризуются как активные деструкторы  органического вещества и различных химических соединений, поступающих с речного водосбора. Среди этих групп можно более целенаправленно вести поиск активных штаммов микроорганизмов для биотехнологических целей.

  Полученная в данной работе библиотека последовательностей фрагментов гена 16S рРНК (JN255165-JN255180) пополняет банк известных байкальских последовательностей и может быть использована для конструирования специфичных праймеров и зондов для быстрого и эффективного анализа структуры водного микробного сообщества.

  Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В барьерных зонах впадения крупных притоков оз. Байкал основные структурные показатели микробных сообществ (общая численность микроорганизмов, численность культивируемых органотрофных бактерий и вклад Eubacteria в ОЧМ) коррелируют с температурой воды. Характер распределения данных показателей зависит от гидрологических и геоморфологических особенностей района.
  2. Количественная структура микробных сообществ свидетельствует о стабильности качества вод в барьерных зонах основных притоков оз. Байкал.
  3. В филогенетической структуре микробных сообществ зон впадения доминируют Eubacteria, Archaea характеризуются минорным вкладом. В устьях рек преобладают Cytophaga-Flavobacteria, среди Eubacteria с различным вкладом детектируются основные классы протеобактерий: Alpha-, Betа-, Gammaproteobacteria. При удалении от устья реки изменяется соотношение классов Proteobacteria, в зоне смешения доминируют представители филума Actinobacteria, в 7 км от устья – Planctomyces.

  Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на российских и международных конференциях и совещаниях: FEMS Congress of European Microbiologists (Slovenia, 2003); на трёх Международных байкальских Симпозиумах «Микроорганизмы в экосистемах озёр, рек, водохранилищ» (Иркутск, 2004, 2008, 2011); The First Baikal Workshop on Evolutionary Biology (Irkutsk, 2004); на IV и V Верещагинских Байкальских конференциях (2005, 2010); «Научные основы сохранения водосборных бассейнов: междисциплинарные подходы к управлению природными ресурсами» (Улан-Удэ-Улан-Батор, 2004); «Основные факторы и закономерности формирования дельт и их роль в функционировании водно-болотных экосистем в различных ландшафтных зонах» (Улан-Удэ, 2005); на IX Съезде Гидробиологического общества РАН (Тольятти, 2006); III Международная научная конференция «Озерные экосистемы: биологические процессы, антропогенная трансформация, качество воды» (Нарочь-Минск, 2007); 1st International Symposium «Use of algae for monitoring rivers» (Luxembourg, 2009); 1st International Conference «Survey of Mongolian aquatic ecosystems in a changing climate: Results, new approaches and future outlook» ( Mongolia, 2010).

  Публикации. По результатам исследования опубликованы 27 научных работ, из них 7 статей в рецензируемых изданиях, рекомендованных в действующем перечне ВАК, 1 глава в совместной монографии и 18 тезисов конференций. Российским агентством по патентам зарегистрирована база данных «Бактериопланктон р. Селенги, ее дельты и барьерной зоны Селенгинского мелководья оз. Байкал» (свидетельство № 2006620011 РОСПАТЕНТ РФ. Дата регистрации 10.01.2006г.).

  Личный вклад автора. Диссертационная работа является результатом исследований автора, выполненных согласно планам НИР в отделе водной микробиологии Лимнологического института СО РАН, в рамках базовых проектов и проектов по программе Президиума РАН. Фактические данные получены автором при его непосредственном участии в экспедиционных и лабораторных работах, включая отбор проб, подготовку специальных сред, реактивов, анализ и обобщение полученных результатов. Измерение температуры и удельной электропроводности воды проведено сотрудником лаборатории гидрологии и гидрофизики н.с. В.Г. Ивановым, измерение гетеротрофной ассимиляции углекислоты оценено сотрудником Института общей и экспериментальной биологии СО РАН к.б.н., н.с. С.П. Бурюхаевым. Секвенирование проведено в ЦКП «Секвенирование ДНК»

(г. Новосибирск).

  Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов и списка литературы. Работа изложена на 122 страницах, содержит 30 рисунков и 8 таблиц. Список литературы включает 177 наименования, из которых 91 - отечественных и 86 -  зарубежных изданий.

  Автор выражает искреннюю благодарность д.б.н. Т.И. Земской за научное руководство и поддержку в работе, сотрудникам отдела микробиологии за всестороннюю помощь, а также сотрудникам лаборатории гидрохимии: к.г.н. Л.М. Сороковиковой, к.г.н. И.В. Томберг, сотрудникам лаборатории гидрологии и гидрофизики: д.г.н. М.Н. Шимараеву, к.г.н. В.Н. Синюковичу, н.с. В.Г. Иванову, сотруднику лаборатории геносистематики н.с. Т.И. Трибой.

Содержание работы

Глава 1. Обзор литературы

  Приведены литературные данные по выполненным ранее исследованиям зон впадения рек в «приёмный водоём». Большое количество работ посвящено зонам  впадения рек в солёные водоёмы – моря и океаны. Освещены факты применения молекулярно-биологических подходов для оценки структуры микробных сообществ и описания их таксономического состава.

  Дана физико-географическая характеристика районов исследования, рассмотрены гидрологические особенности зон впадения основных притоков  Байкала и обобщены результаты по микробиологическим исследованиям, проведённым ранее в данных зонах впадения.

Глава 2. Объекты и методы исследования

Физико-химическая характеристика объектов исследования

  В качестве объектов были исследованы микробные сообщества барьерных зон впадения крупных притоков оз. Байкал – рр. Селенга, Верхняя Ангара и Баргузин.

  Река Селенга является самым крупным притоком оз. Байкал. В среднем за год она приносит около 30 км3 воды, что составляет половину всего притока в озеро. При впадении в Байкал р. Селенга образует обширную дельту площадью около 1800 км2.

  Река Верхняя Ангара второй по величине приток оз. Байкал, впадает в залив Ангарский сор, образуя обширную дельту с множеством проток, рукавов и озер-стариц (Ресурсы …, 1973). В отличие от Селенгинского мелководья и Баргузинского залива, где глубины в приустьевой области не превышают 50 м, в зоне смешения вод р. Верхняя Ангары уже в 2 км от берега глубина достигает 200 и более метров.

  Река Баргузин – третий по величине приток оз. Байкал. Воды р. Баргузин непосредственно поступают в Баргузинский залив, а не проходят по многочисленным протокам дельты, как в зонах впадения рек Селенга и Верхняя Ангара. Изолированность вод залива от открытых вод озера предопределяет особенности распространения поступающих речных вод.

  В весенне-летний период во всех барьерных зонах впадения отмечается развитие весеннего термобара, препятствующего свободному прохождению речных вод до акватории озера (Шимараев и др., 2000; Парфёнова и др., 2000; Шерстянкин и др., 2007).

Методы исследования

  Температура и удельная электропроводность воды измерялась от поверхности до дна высокоточным CTD-зондом MCTD3 (Falmouth Scientific Inc., США) с точностью ± 0.005оС и 0.0003 Sm/m. Органотрофные микроорганизмы культивировали на среде РПА:10 (Романенко и др., 1974). Функциональная активность микробных сообществ была определена радиоуглеродным методом  по скорости гетеротрофной ассимиляции углекислоты (Романенко и др., 1974; Максимова и др., 1989). Определение общей численности микроорганизмов (ОЧМ) проводилось окрашиванием фильтров с пробами флюорохромным красителем ДАФИ (4,6-диамидино-2-фенилиндол), которые просматривались под эпифлюоресцентным микроскопом Olympus (Япония) с использованием автоматической системы подсчёта (Дроздов и др., 2006). Флюоресцентная in situ гибридизация (FISH) с олигонуклеотидными зондами, мечеными флюоресцентным красителем - CY3, осуществлялась по стандартной методике, предложенной ранее (Glockner et al., 1999). Выделение ДНК и амплификацию фрагмента гена 16S pPHK проводили с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) по методике, предложенной ранее (Денисова и др., 1999). Трансформацию и клонирование выполняли по стандартной методике (Sambrook et al., 1989). Денатурирующий градиентный гель-электрофорез (DGGE) проводился согласно методике (Overmann et al., 1999; Schauer et al., 2000). Для сравнительного анализа полученных последовательностей использовали пакет программ BLASTА (Altschul et al., 1997) и ClustalW (Higgins et al., 1994). Филогенетический анализ выполняли с помощью пакета программ TREECON W (Van de Peer et al., 1994) и Mega 4, Neighbor-Joining кластерного метода и Kimura two-parameters алгоритма.  Полученные нуклеотидные последовательности депонированы в GenBank под номерами JN255165-JN255180. Статистическая обработка данных была проведена по стандартным методикам (Рождественский, Чеботарев, 1974) с использованием программного обеспечения Microsoft Excel для Windows 2003. Выводы сделаны с учётом уровня значимости p=0.05. Анализ многомерных данных проведён с применением метода главных компонент – principal component analysis (PCA) (Gorban et al., 2007) с использованием программы STATISTICA для Windows.

Глава 3. Структура микробных сообществ в барьерной

зоне впадения р. Селенга

Температурный режим

  В исследуемый период характер распределения температуры воды в районе впадения р. Селенга был схож с распределением и в других зонах впадения.  В июле 2006 г.  температура воды была максимальной в устьях рек и достигала 19.6оС, теплые воды распространялись по поверхности на расстояние до 7 км от устья (рис. 1). 

  В последующие два года температура воды была высокой в устьях рек – до 16.2оС в 2007 г. и до 16оС в 2008 г. При этом речные воды с высокой температурой и пониженной минерализацией распространялись от устья в самом верхнем (0-4 м) слое над холодными озерными водами с температурой 3.3-3.5оС на расстояние не более 1.5-3 км от устья. Далее 3 км температура в залегающих ниже поверхностного слоях водах по всей исследуемой трансекте соответствовала температуре озёрных вод (3.5оС). Подобное распределение температуры создавало  условия для формирования и развития весеннего термобара. Стоит отметить необычность его локализации в барьерной зоне впадения р. Верхняя Ангара, по сравнению с описанными ранее случаями (Shimaraev et al., 1993). Активное вертикальное смешение в зоне до 3 км от устья привело к заглублению речных вод с температурой больше 4оС до глубин около 20 м. Контакт этих вод с холодными озерными, температура которых ниже температуры максимальной плотности (3.96оС), вызвало образование термобара не на поверхности, а на глубинах  от 4 до 20 м, что предопределило особенности пространственной динамики распределения микроорганизмов. 

Рис. 1. Распределение температуры в барьерной зоне впадения р. Селенга в оз. Байкал в 2006-2008 гг.

Структурно-функциональная характеристика микробных сообществ

в зоне впадения р. Селенга

  Основные микробиологические параметры структуры микробных сообществ зоны впадения р. Селенга представлены в табл. 1.

  В июле 2006 и июне 2007 гг. в данной зоне наиболее высокие значения ОЧМ (3.6±0.21 и 3.20±0.23 млн.кл/мл, соответственно) регистрировались на расстоянии 7 км от устья реки. Это, скорее всего, обусловлено тем, что весенний комплекс водорослей в открытом озере уже отвегетировал и происходило его разложение микроорганизмами. В 2008 г. максимумы ОЧМ отмечены в устье реки – 1.94±0.05 млн.кл/мл, распределение её коррелировало с температурой воды.

Таблица 1

Температура воды и микробиологические показатели в барьерной зоне впадения р. Селенга в оз. Байкал в 2006-2008 гг.

Год

отбора

проб

Место отбора проб

Т,оС

ОЧМ,

млн.кл/мл

Органотрофные

микроорганизмы

КОЕ/мл

Гетеротрофная ассимиляция углекислоты,

мкгС/л·сут

2006

устье р. Селенга, 0 м

19.6

2.40±0.09

645±112

6.04

устье р. Селенга, 4,5 м

19.6

1.60±0.07

395±78

6.04

3 км, 0 м

9.2

2.40±0.09

388±13

3.82

3 км, 17 м

5.3

2.00±0.10

231±25

2.95

7 км, 0 м

7.5

2.40±0.09

114±10

3.21

7 км, 35 м

4.8

3.60±0.21

83±12

2.76

2007

устье р. Селенга, 0 м

16.2

1.50±0.07

2200±117

устье р. Селенга, 4,5 м

9.4

0.90±0.06

2270±232

3 км, 0 м

8.4

1.80±0.01

490±40

3 км, 17 м

5.6

1.90±0.10

940±61

7 км, 0 м

6.4

3.20±0.23

170±28

7 км, 35 м

4.1

3.00±0.17

50±9

2008

устье р. Селенга, 0 м

14.4

1.94±0.05

124±43

устье р. Селенга, 4,5 м

14.0

1.65±0.07

88±21

3 км, 0 м

5.9

1.46±0.05

115±19

3 км, 17 м

5.4

1.58±0.07

69±12

7 км, 0 м

4.5

0.84±0.04

21±5

7 км, 35 м

4.4

0.71±0.02

8±3

  Известно, что важным фактором, влияющим на развитие органотрофных микроорганизмов можно считать легкоокисляемое органическое вещество, поступающее с речного водосбора и автохтонное органическое вещество, продуцируемое водорослями (Кузнецов с соавт., 1963; Максимова с соавт., 1989). В 2006-2008 гг. максимумы численности органотрофных бактерий выявлялись в устье р. Селенга в поверхностных слоях воды: в 2006 г. – до 645±112 КОЕ/мл, в 2007 г. – 2270±232 КОЕ/мл, в 2008 г. – 124±43 КОЕ/мл. Следует отметить, что численность органотрофов положительно коррелировала с показателями температуры в данном районе, при снижении температуры до 4.0оС численность органотрофов уменьшалась в 7-10 раз.

Филогенетическая структура микробных сообществ

  Оценку разнообразия и численности метаболически активных представителей отдельных филогенетических групп микроорганизмов в водной толще барьерных зон впадения проводили с помощью метода FISH с рРНК-специфичными флюоресцентно-мечеными олигонуклеотидными зондами. Показано, что основным компонентом структуры микробных сообществ являлись Eubacteria. Они давали максимальный вклад  в устьевых зонах впадающих рек до расстояния 3 км – 50-56% от ОЧМ (р. Селенга), 58-75% от ОЧМ (р. Верхняя Ангара) и 60-66% от ОЧМ (р. Баргузин). По мере удаления от устьев рек до расстояния 7 км их вклад снижался до 30-44% от ОЧМ. Полученные нами результаты сопоставимы с данными, приводимыми для пресноводных водоемов, в т.ч. отмеченными ранее в пелагиали оз. Байкал – 43-59% (Glockner et al., 1999).

  Для исследования микробных сообществ водной толщи барьерных зон был использован зонд на представителей Archaea, как одного из компонентов микробной структуры (Pernthaler et al., 1998). В барьерной зоне впадения р. Селенга микроорганизмы, относящиеся к домену Archaea, были выявлены в минорных долях (до 4.5% от ОЧМ) во все годы исследований. В устье р. Верхняя Ангара их доля не превышала 2.5% от ОЧМ, увеличиваясь по направлению к пелагиали до 5.3%, в барьерной зоне р. Баргузин - 6.0-8.5%. Установлено, что максимальные значения вклада Archaea в структуру микробных сообществ выявлялись в пелагической части на расстоянии 7 км от устья. При этом вклад Archaea в ОЧМ Баргузинского залива был выше, чем в других барьерных зонах, а также на глубоководной станции Южного Байкала в 2005-2006 гг. (Максименко и др., 2008), где их доля достигала 6%,  а в подлёдный период – до 10% от ОЧМ. В морях и океанах в летний период Archaea могут составлять до 45% микробной структуры (Pernthaler et al., 2002, 2005;  Bouvier et al., 2003), в пресных водоемах – не более 6% (Pernthaler et al., 1998; Kenzaka et. al., 1998).

  Таким образом, суммарная доля идентифируемых клеток, обнаруженных гибридизацией с универсальными зондами на представителей доменов Bacteria и Archaea, составила в барьерных зонах р. Селенга – 55-61%, р. Верхняя Ангара – 63-78%, р. Баргузин – 66-75% от ОЧМ. Относительно низкая доля идентифицируемых универсальными зондами клеток в водной толще может быть обусловлена небольшим количеством применённых в данной работе олигонуклеотидных зондов, а также тем, что значительная доля прокариотных организмов могла находиться в форме покоящихся или метаболически неактивных клеток.

  Наибольшие изменения в структуре микробных сообществ зон впадения рек Селенга и Верхняя Ангара, образующих дельты, происходили в устьевых зонах рек до расстояния 3 км. В водной толще от устьев рек до расстояния 3 км преобладали представители Cytophaga-Flavobacterium (7% от ОЧМ), Actinobacteria (до 12% от ОЧМ), Alphaproteobacteria (11-22% от ОЧМ) и  Gammaproteobacteria (15-17% от ОЧМ). В 2007 г. в структуре сообщества устьевой зоны р. Селенга с высоким вкладом детектировались микроорганизмы, принадлежащие классу Betaproteobacteria (15% от ОЧМ) и Gammaproteobacteria (15-17% от ОЧМ).

  Стоит отметить, что микроорганизмы, принадлежащие таксонам Actinobacteria и Cytophaga-Flavobacterium,  играют существенную роль в микробном сообществе, минерализуя весьма устойчивые и труднодоступные для других бактерий органические вещества, которые попадают в водоем из окружающей среды или образуются при отмирании фитопланктона и высшей водной растительности (Горленко и др., 1977; Peczynska-Czoch et al, 1988; Crawford et al, 1993; Jiang et al, 1996). Учитывая, что с речного водосбора поступает большое количество органики различной природы, в т.ч. трудноразлагаемой, развитие в пределах приустьевых зон бактерий перечисленных филогенетических таксонов вполне закономерно.

  По мере смешения речных вод с озёрными, в структуре микробных сообществ отмечался более низкий вклад микроорганизмов, доминирующих на мелководье, за исключением представителей Betaproteobacteria, доля которых снижалась до 11-14% от ОЧМ. К данному классу микроорганизмов относятся большинство групп облигатных и факультативных микроорганизмов с разными типами метаболизма (хемолитотрофы, фотосинтетики, паразиты).

  На расстоянии 7 км  от устьев в барьерных зонах рр. Селенга и Верхняя Ангара в филогенетической структуре микробных сообществ было отмечено увеличение вклада представителей Planctomyces до 7%. Микроорганизмы данного филума характеризуются как облигатные гетеротрофные аэробы, способные развиваться при концентрациях органических источников углерода менее 0.1% (Заварзин и др., 2001). На этом же расстоянии от устья в барьерной зоне р. Селенга преобладали планктонные микроорганизмы класса Betaproteobacteria (до 15% от ОЧМ), в барьерной зоне р. Верхняя Ангара – Betaproteobacteria (до 13.6% ОЧМ) и Gammaproteobacteria (17-20% от ОЧМ). Филогенетическая структура микробного сообщества на расстоянии 7 км от устья р. Верхняя Ангара схожа с наблюдаемой ранее на глубоководных станциях Южного и Среднего Байкала (Glckner et al., 1999; Белькова и др., 2003). Возможно, это обусловлено наличием больших глубин (до 400 м) в этом районе.

Таксономическое разнообразие микроорганизмов в барьерной зоне

впадения р. Селенга

  Для исследования таксономического разнообразия микробного сообщества зоны впадения р. Селенга был проведен сравнительный анализ нуклеотидных последовательностей гена 16S рРНК. Из суммарной ДНК водной толщи устья р. Селенга и на 3 и 7 км было получено 82 клона. Проведенный филогенетический анализ нуклеотидных последовательностей (табл. 3) выявил 10 таксономических групп бактерий: Alpha-, Beta-, Deltaproteobacteria, Actinobacteria, Green Sulfer Bacteria, Cytophaga–Flavobacterium–Bacteroides (CFB), Cyanobacteria, Planctomyces, Fibrobacteres и Verrucomicrobia. Наиболее представительны оказались

Таблица 4

Состав бактериального сообщества барьерной зоны впадения р. Селенга

Таксономическая группа

Число

последовательностей

Ближайший гомолог

по 16S рРНК

Идентичность, (%)

Alphaproteobacteria

1

Caulobacter henricii

92

Betaproteobacteria

3

Un. betaproteobacteria

95-99

1

Variovorax sp.

94

1

Polinucleobacter necessarius

97

3

Polinucleobacter sp.

89-99

1

Un. Aquamonas sp.

97

1

Bordetella avium

96

Deltaproteobacteria

1

Un. Geobacter. sp

96

1

Spirobacillus cienkowskii

89

CFB

1

Flavobacterium sp.

99

2

Un. Sphingobacteriales

97-99

2

Un. Bacteroidetes

92-96

1

Fluviicola taffensis

96

Planctomyces

1

Un. Planctomycetales

93

Actinobacteria

6

Un. actinobacteria

90-99

Cyanobacteria

6

Un. Synechococcus

92-100

6

Synechococcus sp.

90-99

4

Cyanobium sp.

93-100

8

Un. cyanobacteria

92-99

Fibrobacteres

1

Fibrobacteres

99

Verrucomicrobia

1

Verrucomicrobiae

100

1

Un. Verrucomicrobia

91

Green Sulfur Bacteria

1

Un. Chlorobi bacterium

95

другие

27

Un. bacteria

81-100

микроорганизмы, принадлежащие филумам Actinobacteria (бактерии с высоким содержанием Г+Ц пар) и Cyanobacteria, а также классу Betaproteobacteria. Следующей по разнообразию клонов была группа CFB. Сравнительный анализ фрагментов гена 16S рРНК показал, что в составе микробного сообщества треть клонов принадлежит некультивируемым бактериям, широко распространенным в водных экосистемах. Ближайшие родственники некультивируемых бактерий были изолированы из осадков и воды рек Китая, водной толщи пресноводных озер Европы, ледников Антарктиды и Делаверского и Чесапикского заливов США (Zeng et al., 2006; Elsaied et al., 2007, Pronk et al., 2008; Shaw et al., 2008, и др.). Особо следует отметить большое количество последовательностей, проявляющих наибольшее сходство с последовательностями цианобактерий из разных пресноводных озёр (до 99-100%). На филогенетическом дереве цианобактериальный кластер выявил два ветвления, в одном оказались клоны, полученные в устье р. Селенги, сходные некультивируемым цианобактериям (7 клонов), в другом – клоны, выделенные в районе 3 км от устья реки, сходные известным пикоцианобактериям Synechococus (11 клонов) и Cyanobium (4 клона). Их большое разнообразие в водной толще Селенгинского мелководья согласуется с литературными данными, когда численность этой группы, в т.ч. представителей доминирующих родов Synechococus и Cyanobium достигала 3 млн.кл/мл (Белых О.И. с соавт., 2007).

Глава 4. Структура микробных сообществ в барьерной

зоне впадения р. Верхняя Ангара

  Анализ пространственной динамики ОЧМ в барьерной зоне впадения р. Верхняя Ангара (табл. 2) показал, что ОЧМ в 2006 г. была максимальна в устье реки – 7.0±0.43-7.5±0.80 млн.кл/мл. Повышенные значения ОЧМ совпали с паводком (данные Росгидромет), обусловленным таянием снегов Северо-Муйского хребта. При удалении от устья реки ОЧМ снижалась в 3-7 раз, ее значения положительно коррелировали с температурой воды (0.72). Высокие значения ОЧМ в 2007-2008 гг. наблюдались в зоне термобара, на расстоянии до 3 км от устья реки – 2.4±0.09 и 1.86±0.03 млн.кл/мл, соответственно. Непосредственно в устье реки ОЧМ была несколько ниже и колебалась от 1.24±0.50 до 1.48±0.09 млн.кл/мл. На расстоянии 7 км от устья ОЧМ была наиболее низкой и по глубине варьировала незначительно, составляя 0.42±0.01-0.50±0.04 млн.кл/мл. Её значения в 7 км от устья реки сопоставимы с величинами, характерными для вод открытого Байкала (Glckner et al., 1999). Коэффициент корреляции между ОЧМ и температурой воды в 2007-2008 г. равнялся 0.34-0.54. 

Таблица 2

Температура воды и микробиологические показатели в зоне впадения р. Верхняя Ангара

в оз. Байкал в 2006-2008 гг.

Год

отбора

проб

Место отбора проб

Т, оС

ОЧМ,

млн.кл/мл

Органотрофные

микроорганизмы,

КОЕ/мл

Гетеротрофная

ассимиляция углекислоты,

мкгС/л·сут

2006

устье р. В.Ангара , 0 м

15.5

7.50±0.80

285±38

0.80

устье р. В.Ангара, 4 м

15.4

7.00±0.43

328±14

0.90

3 км, 0 м

14.9

3.00±0.10

733±110

1.30

3 км, 200 м

3.5

1.30±0.01

40±10

0.06

7 км, 0 м

12.2

1.00±0.08

440±23

0.40

7 км, 400 м

3.5

1.20±0.12

3±1

0.06

2007

устье р. В.Ангара, 0 м

11.5

1.24±0.50

2100±150

устье р. В.Ангара, 4 м

11.6

1.48±0.09

1142±225

3 км, 0 м

4.0

2.40±0.09

17±9

3 км, 200 м

3.6

2.00±0.10

200±62

7 км, 0 м

3.3

0.85±0.02

142±30

7 км, 400 м

3.5

0.93±0.01

136±28

2008

устье р. В.Ангара, 0 м

16.0

1.37±0.41

98±15

устье р. В.Ангара, 4 м

11.5

1.44±0.01

90±23

3 км, 0 м

5.2

1.86±0.03

80±20

3 км, 200 м

3.5

1.54±0.07

27±8

7 км, 0 м

3.3

0.42±0.01

12±5

7 км, 400 м

3.5

0.50±0.04

8±3

  Характер распределения органотрофных бактерий в барьерной зоне впадения р. Верхняя Ангара в июле 2006 г. и июне 2007-2008 гг. был схож. Численность их в 2006 г. в поверхностных и придонных слоях  в устье реки составляла 285±38 и 328±14 КОЕ/мл, соответственно. Наиболее высокие значения численности органотрофов отмечались в поверхностных водах на расстоянии 3 км от устья – до 733±110 КОЕ/мл.

В 2007 г. численность органотрофных бактерий в устье по сравнению с данными июля 2006 г. была выше в поверхностной воде в 9 раз, в придонной – почти в 4 раза. Возможно, подобное увеличение численности органотрофов в зоне от устья до расстояния 3 км связано с влиянием формирующегося термобара и концентрированием органотрофных бактерий в слое поступающей речной воды. В 2008 г. значения численности органотрофов были ниже отмечаемых  в 2006-2007 гг., однако характер их распределения был такой же, как и в 2007 г (см. табл. 2). Коэффициенты корреляции между температурой воды и численностью органотрофных бактерий составляли 0.61-0.87. 

 

  Таксономическое разнообразие микроорганизмов в барьерной зоне

впадения р. Верхняя Ангара

  Из суммарной ДНК водной толщи устья р. Верхняя Ангара и на 3 и 7 км было получено 65 клонов. Сравнительный анализ нуклеотидных последовательностей, выделенных из водной толщи барьерной зоны впадения р. Верхняя Ангара (табл. 5) выявил 8 таксономических групп бактерий: Alpha-, Beta-, Gammaproteobacteria, Actinobacteria, Cytophaga-Flavobacteria, Cyanobacteria и Firmicutes.

  Таблица 5

Состав бактериального сообщества барьерной зоны впадения р. Верхняя Ангара

Таксономическая группа

Число

последовательностей

Ближайший гомолог

по 16S рРНК

Идентичность,

(%)

Alphaproteobacteria

1

Un. alphaproteobacteria

100

Betaproteobacteria

5

Un. betaproteobacteria

94-97

2

Variovorax sp.

93-96

1

Un. Rhodoferax

98

1

Polaromonas sp.

93

1

Un. Flexibacteriacea

98

1

Polinucleobacter necessarius

89

1

Acidovorax sp.

96

2

Iron-reduction bacteria

98

1

Comamonadaceae

91

1

Un. Curvibacter

93

1

Un. Alcaligenaceae

95

Gammaproteobacteria

1

Pseudomonas fluorescens

95

1

Acinetobacter johnsonii

96

CFB

2

Flavobacteria

94-96

1

Un. Sphingobacteriales

86

Planctomyces

1

Un. Planctomycetales

98

Actinobacteria

3

Un. actinobacteria

93

1

Actinomycetales

95

1

Micrococcineae

92

Cyanobacteria

3

Un. Synechococcus

90-97

1

Synechococcus sp.

89

Firmicutes

2

Un. Firmicutes

95-100

другие

12

Un. bacteria

81-97

  Среди полученных нуклеотидных последовательностей 12 сходны с некультивируемыми бактериями, изолированными из рек и озёр США, пресноводных озёр Европы, ледников Гималаев (Crump et al., 2005; Salcher et al., 2007; Shaw et al., 2008). В отличие от водной толщи барьерной зоны впадения р. Селенга, в зоне впадения р. Верхняя Ангара отмечен менее разнообразный генетический состав микроорганизмов. Результаты прямого секвенирования свидетельствуют, что большинство последовательностей, выделенных из водной толщи зоны от устья реки до расстояния 3 км, сходны микроорганизмам класса Betaproteobacteria. Именно эта зона характеризуется наибольшей плотностью органотрофных микроорганизмов, высокой функциональной активностью микроорганизмов и преобладанием микроорганизмов, обладающих высокой метаболической активностью, вполне. Интересно отметить, что часть полученных клонов близкородственны последовательностям бактерий, выделенным из вод речных систем р. Паркер (США), р. Богота (Колумбия), р. Ксао (Китай) и осадков р. Данубер (Германия).

 

Глава 5. Структура микробных сообществ в барьерной

зоне впадения р. Баргузин

  В июле 2006 г., в период максимального прогрева воды по всей исследуемой трансекте, в зоне впадения р. Баргузин ОЧМ составляла 2.3±0.05-2.7±0.12 млн.кл/мл в поверхностных слоях воды от устья реки и до расстояния 7 км от устья, незначительно снижаясь (до 2.0±0.06 млн.кл/мл) к придонным слоям. Динамика ОЧМ в 2007 г. была схожа с таковой в 2006 г. (табл. 3), значения её составляли 1.30±0.17-2.0±0.08 млн.кл/мл по всей исследуемой зоне, с максимумами на расстоянии от 3 до 7 км в слоях воды ниже глубины 15 м и вдоль склона дна. В 2008 г. наиболее высокие значения выявлялись от устья до расстояния 3 км (1.1±0.03-1.54±0.07 млн.кл/мл).

  Исследования пространственной динамики численности органотрофных бактерий в районах впадения рек Селенга и Верхняя Ангара показали, что зоны с максимальной численностью данных бактерий регистрируются от устьев рек до расстояния 3 км. В барьерной зоне впадения р. Баргузин в июле 2006 г. отмечалась несколько иная картина. Максимумы численности органотрофов были зарегистрированы на расстоянии от 3 км до 7 км от устья (124±34-160±19 КОЕ/мл), что скорее всего, связано с какими-то локальными изменениями в динамике водных масс. В июне 2007-2008 гг. в изучаемом районе наблюдалась та же картина распределения органотрофных бактерий, что и отмечаемая в зонах рр. Селенга и Верхняя Ангара.

В районах с максимальными значениями численности органотрофных бактерий были зафиксированы и наибольшие значения гетеротрофной ассимиляции углекислоты. Ее значения составляли до 6.04 мкгС/л·сут в зоне впадения р. Селенга, до 1.30 мкгС/л·сут в зоне впадения р. Верхняя Ангара и 0.516 мкгС/л·сут в зоне впадения р. Баргузин. Полученные данные заметно ниже величин, отмеченных ранее в исследуемых районах, когда значения гетеротрофной ассимиляции углекислоты в устьях рек и их приустьевых зонах составляли до 20 и 5 мкгС/л·сут, соответственно (Максимов и др., 1984, 2002). Возможно, эти различия обусловлены тем, что отбор проб проводился нами в июне, а вышеупомянутыми авторами – в августе.

Таблица 3

Температура воды и микробиологические показатели в барьерной зоне впадения р. Баргузин в оз. Байкал в 2006-2008 гг.

Год

отбора

проб

Место отбора проб

Т, оС

ОЧМ,

млн. кл/мл

Органотрофные

микроорганизмы,

КОЕ/мл

Гетеротрофная ассимиляция углекислоты,

мкгС/л·сут

2006

устье р. Баргузин , 0 м

18.1

2.30±0.05

97±14

0.157

устье р. Баргузин, 2 м

18.1

2.30±0.05

28±9

0.157

3 км, 0 м

16.3

2.70±0.12

28±12

0.269

3 км, 12 м

13.7

2.00±0.06

230±2

0.280

7 км, 0 м

15.9

2.40±0.09

160±19

0.516

7 км, 35 м

5.4

2.30±0.20

124±34

0.142

2007

устье р. Баргузин, 0 м

11.5

1.50±0.03

596±16

устье р. Баргузин, 2 м

11.5

1.30±0.17

536±59

3 км, 0 м

5.5

1.60±0.07

730±91

3 км, 12 м

4.9

1.80±0.04

425±13

7 км, 0 м

4.4

1.70±0.08

813±54

7 км, 35 м

3.8

2.00±0.08

125±9

2008

устье р. Баргузин, 0 м

16.0

1.10±0.03

384±65

устье р. Баргузин, 2 м

15.6

1.54±0.07

440±40

3 км, 0 м

5.2

1.11±0.04

50±11

3 км, 12 м

3.5

0.63±0.07

110±23

7 км, 0 м

3.3

0.53±0.05

76±10

7 км, 35 м

3.4

0.86±0.01

34±6

  Филогенетическая структура микробных сообществ барьерной зоны впадения р. Баргузин имела свои особенности. Так, в июле 2006 г. и июне 2007 г. суммарный вклад представителей исследуемых филогенетических классов и групп бактерий в микробную структуру устья р. Баргузин составлял не более 20%, несмотря на достаточно высокую численность Eubacteria (60-66% от ОЧМ).  Скорее всего, микробное сообщество представлено группами микроорганизмов, не детектируемыми используемыми в работе рРНК-зондами. По мере смешения речных с озерными на расстоянии 3 км от устья р. Баргузин высокий вклад в структуру сообщества вносили представители классов  Alpha- и  Gammaproteobacteria (5-7% и 9-10% от ОЧМ, соответственно). В этой же зоне были зафиксированы и высокие значения вклада представителей Cytophaga-Flavobacteria - до 6-7% от ОЧМ. Betaproteobacteria распределялись равномерно на всех станциях исследуемой трансекты, составляя 10-16% от ОЧМ.

  В июне 2008 г. в микробной структуре устья р. Баргузин доминировали Gammaproteobacteria – 18-19% от ОЧМ, выявлялись также представители Alphaproteobacteria, но не более 4% от ОЧМ. По мере удаления от устья снижался вклад микроорганизмов Gammaproteobacteria до 12-13% от ОЧМ и увеличивалась доля представителей Alphaproteobacteria и Actinobacteria (до 10% и 11% от ОЧМ, соответственно). В филогенетической структуре на расстоянии 7 км от устья реки преобладали микроорганизмы, принадлежащие Betaproteobacteria, Cytophaga-Flavobacteria - до 18% и 6.5% от ОЧМ, соответственно, и Planctomyces - 8% от ОЧМ.  Стоит отметить, что представители Planctomyces во все исследуемые годы распределялись так же, как описано для барьерных зон впадения рек Селенга и Верхняя Ангара. Возможно, это связано с их способностью выживать при небольших концентрациях органических веществ.

  Установлено, что в июле 2006 г. и июне 2007 г. в барьерной зоне впадения р. Баргузин наибольшие изменения в структуре микробных сообществ происходят на расстоянии от 3 до 7 км от устья, в июне 2008 гг. – от устья до расстояния 3 км. Возможно, эти отличия связаны с геоморфологическими особенностями данного района, в т.ч. изолированностью вод Баргузинского залива от открытых вод оз. Байкал.

  Корреляционный анализ данных, полученных во всех исследуемых районах впадения, показал значимые положительные коэффициенты между температурой, численностью органотрофов и долей эубактерий. Анализом многомерных данных (PCA) с помощью метода главных компонент установлено, что наиболее вариабельными значимыми компонентами структуры микробных сообществ во всех барьерных зонах впадения крупных притоков оз. Байкал, являются численность органотрофов и доля эубактерий в ОЧМ.

Оценка класса качества воды и состояния водных экосистем

  В соответствии с ГОСТ 17.1.3.07-82 о правилах контроля качества воды водоемов и водотоков, по средним значениям ОЧМ, численности органотрофных бактерий и их соотношению дана оценка качества воды в исследуемых районах.

  В июле 2006 г. и июне 2007-2008 гг. по показателям ОЧМ воды барьерных зон впадения рр. Селенга, Верхняя Ангара и Баргузин характеризовались как «умеренно загрязнённые» (III класс качества), а воды устьев рек Селенга и Верхняя Ангара в июле 2006 г. как «загрязненные» (IV класс). Учет общей численности микроорганизмов в данной работе осуществлялся с использованием флюоресцентного красителя ДАФИ, а не эритрозина, как выполнялось ранее, что, возможно повлияло на увеличение данного определяемого параметра. По численности органотрофных бактерий качество воды исследуемых зон определялось как «очень чистые» (I класс). Соотношение ОЧМ/численность органотрофов в барьерной зоне впадения р. Селенга составляет 0.40*103-88.75*103,  р. Верхняя Ангара – 0.6-400.0*103,  р. Баргузин – 2.09-96.4*103. Согласно этому показателю воды барьерных зон рр. Селенга и Верхняя Ангара отнесены к промежуточному положению между «очень чистой» (I класс) и «чистой» (II класс), воды зоны впадения р. Баргузин – к «очень чистой» (I класс).

Выводы

  1. В барьерных зонах впадения крупных притоков в оз. Байкал в 2006-2008 гг. оценены основные структурные показатели микробных сообществ. Общая численность микроорганизмов в зоне впадения р. Селенга варьировала от 0.71±0.02 до 3.60±0.21 млн.кл/мл, р. Верхняя Ангара – от 0.42±0.01 до 7.50±0.80 млн.кл/мл, р. Баргузин – от 0.53±0.05 до 2.70±0.12 млн.кл/мл, что сопоставимо с ранее отмечаемой численностью  для данных районов.
  2. Наиболее высокие значения исследуемых параметров микробной структуры зарегистрированы в зоне от устья реки до расстояния 3 км. Здесь выявлены максимумы численности органотрофных бактерий (до 2270 КОЕ/мл) и гетеротрофной ассимиляции углекислоты (до 6.04 мкгС/л·сут), которые достоверно коррелировали с температурой воды. В соответствии с ГОСТ 17.1.3.07-82, полученные данные позволяют характеризовать воды устьев рек как «умеренно загрязнённые» (III класс качества), воды барьерной зоны впадения – как «очень чистые» (I класс) и «чистые» (II класс).
  3. В филогенетическую структуру микробных сообществ всех исследуемых зон основной вклад вносят представители Eubacteria (50-75% от ОЧМ), их максимальные значения регистрируются в устьях рек, Archaea составляют незначительный вклад (4-8% от ОЧМ).
  1. Установлено, что соотношение между другими таксонами микроорганизмов зависит от гидрологических и геоморфологических особенностей районов. В устьевых зонах впадения исследуемых рек в микробной структуре преобладали Cytophaga–Flavobacterium и Actinobacteria, в пелагической части отмечалось увеличение вклада Planctomyces. В устьях рек Селенга и Верхняя Ангара, образующих дельты, также значителен вклад Alpha- и Betaproteobacteria в структуре сообществ, а в их пелагических частях – Gammaproteobacteria.
  2. В зоне впадения р. Баргузин, не образующей дельты, на устьевом участке доминировали Gammaproteobacteria, при удалении от устья – Alpha- и Betaproteobacteria.
  3. Сравнительный анализ фрагментов гена 16S рРНК нуклеотидных последовательностей суммарной ДНК барьерных зон впадения крупных рек выявил представителей следующих таксономических групп: Alpha-, Beta-, Gamma-, Deltaproteobacteria, Actinobacteria, Green Sulfer Bacteria, Cytophaga–Flavobacterium–Bacteroides, Cyanobacteria, Planctomyces, Fibrobacteres, Verrucomicrobia, которые были детектированы и с помощью FISH-метода. Выделенные последовательности имели высокий процент сходства с представителями Cyanobacteria (до 99%),  Actinobacteria (до 97%) и Betaproteobacteria (до 97%), выделенными из различных пресноводных экосистем.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

Статьи в рецензируемых журналах из списка ВАК:

  1. Активность щелочной фосфатазы и динамика фосфора р. Селенга / С.Ю. Максименко [и др.] // Биология внутренних вод. – 2007. – № 4. – С. 9–14.
  2. Анализ микробного сообщества желудка байкальского эндемика Epischura baicalensis с помощью метода флюоресцентной in situ гибридизации / С.Ю. Максименко [и др.]  // Гидробиол. журнал. –  2008. – № 5. – С. 78–82.
  3. Изучение видового состава культивируемых гетеротрофных микроорганизмов / В.В. Парфенова, Н.Л. Белькова, С.Ю. Максименко [и др.] // Биология внутренних вод. – 2006. – № 1. – С. 8–15. 
  4. Качество вод в дельте реки Селенги / Л.М. Сороковикова, А.К. Тулохонов, С.Ю. Максименко [и др.] // География и природные ресурсы. – 2005. – № 1. – С. 73–80.
  5. Компьютерная система учета изображений флюоресцентно-окрашенных бактерий / В.Н. Дроздов, В.Н. Сергеева, С.Ю. Максименко, Т.И. Земская // Микробиология. – 2006. – № 6. – С. 861– 864.
  6. Микробное сообщество водной толщи на биогеохимическом барьере «река Селенга–озеро Байкал» / С.Ю. Максименко [и др.]  // Микробиология. – 2008. – № 5.– С. 660–667.
  7. Butina T.V. Phylogenetic diversity of T4-like bacteriophages in Lake Baikal, East Siberia / T.V. Butina, O.I. Belykh, S.Y. Maksimenko, S.I. Belikov // Microbiology Letters. – 2010. – V. 309 – № 2. – P. 122–129.

Авторское свидетельство:

  1. Пат. № 2006620011 Российская Федерация. Бактериопланктон р. Селенги, ее дельты и барьерной зоны Селенгинского мелководья оз. Байкал (БД «Бактериопланктон Селенги и ее дельты») / И.Г. Никулина, С.Ю. Максименко, Т.П. Лаврентьева - Заявка № 2005620278.  Дата регистрации 10.01.2006г.

Глава в монографии:

  1. Никулина И.Г. Микробиологическая характеристика вод р. Селенги и проток ее дельты / И.Г. Никулина, С.Ю. Максименко. // Дельта реки Селенги – естественный биофильтр и индикатор состояния озера Байкал. Серия «Интеграционные проекты СО РАН». 2008. Вып.15. – С. 202–205.

Прочие публикации:

  1. Активность щелочной фосфатазы и динамика фосфора в воде дельты реки Селенги / С.Ю. Максименко [и др.] // Материалы международной конференции «Основные факторы и закономерности формирования дельт и их роль в функционировании водно-болотных экосистем в различных ландшафтных зонах». Улан-Удэ, 2005. – С. 91.
  2. Активность щелочной фосфатазы как показатель обеспеченности водоема фосфором / С.Ю. Максименко [и др.] // Материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения проф. Гриневич А.Г. «Биология микроорганизмов и их научно-практическое использование». Иркутск, 2004. – С. 169–171.
  3. Активность щелочной фосфатазы как показатель обеспеченности водоема фосфором / С.Ю. Максименко [и др.]  // Четвертая Верещагинская байкальская конференция:  тезисы докладов. Иркутск, 2005 г. – С. 118–119.
  4. Анализ микробного сообщества желудков байкальского Epischura baicalensis методом флуоресцентной in situ гибридизации / С.Ю. Максименко [и др.] // Всероссийская конференция с международным участием «Фундаментальные и прикладные аспекты исследования симбиотических систем». Саратов,  2007. – C. 76.
  5. Влияние активности щелочной фосфатазы на изменение концентрации фосфора в воде и донных осадках дельты р. Селенги  / С.Ю. Максименко [и др.] // Тезисы международной конференции: Научные основы сохранения водосборных бассейнов: междисциплинарные подходы к управлению природными ресурсами. Улан-Удэ-Улан-Батор, 2004. – Т. 2. – С. 116–117.
  6. Дельта р. Селенги – естественный биофильтр в экосистеме озера Байкала (проблемы дельтообразования и их эволюция) / А.К. Тулохонов, Л.М. Сороковикова, С.Ю. Максименко [и др.] // Четвертая Верещагинская байкальская конференция:  тезисы докладов. Иркутск, 2005 г. – С. 197-198.
  7. Изучение сезонной динамики состава бактериопланктона методом гибридизации in situ (FISH) / С.Ю. Максименко [и др.] // Международное рабочее совещание «Происхождение и эволюция биосферы» (BOE). Новосибирск, 2005. – С. 252–253.
  8. Максименко С.Ю. Активность щелочной фосфатазы как показатель экологического состояния водоёма / С.Ю. Максименко, И.В. Томберг, В.Г. Иванов // Материалы VI Международного симпозиума «Контроль и реабилитация окружающей среды». – Томск, 2008. – С. 121–122.
  9. Максименко С.Ю. Анализ структуры бактериопланктона методом гибридизации in situ в районах оз. Байкал, разных по экологической обстановке / С.Ю. Максименко [и др.] // Молодежная школа-конференция «Актуальные аспекты современной микробиологии». Москва, 2005. – С. 30.
  10. Максименко С.Ю. Исследование микробных сообществ зон впадения крупных притоков в оз. Байкал / С.Ю. Максименко, Т.И. Земская // Пятая Верещагинская байкальская конференция:  тезисы докладов. Иркутск, 2010. – С. 142–143.
  11. Максименко С.Ю. Микробные сообщества барьерных зон озера Байкал / С.Ю. Максименко / IX Съезд Гидробиологического общества РАН. Тольятти, Тезисы докладов, 2006. – Т.2. – С. 9.
  12. Микробное сообщество барьерных зон озера Байкал /  С.Ю. Максименко [и др.] //  Материалы III международной научной конференции «Озерные экосистемы: Биологические процессы, антропогенная трансформация, качество воды». Минск-Нарочь, 2007. – С. 231–232.
  13. Микробные сообщества барьерных зон озера Байкал / С.Ю. Максименко [и др.] // Материалы Второго Байкальского Микробиологического Симпозиума с международным участием «Микроорганизмы в экосистемах озер, рек, водохранилищ». Иркутск, 2007. – С. 146–147.
  14. Никулина И.Г. Некоторые микробиологические показатели воды проток р. Селенги в мае-октябре 2002 г. / И.Г. Никулина, С.Ю. Максименко // Материалы Байкальского симпозиум по микробиологии «Микроорганизмы в экосистемах озер, рек и водохранилищ». Иркутск,  2003. – С. 102.
  15. Трансформация вещества в системе р. Селенга - дельта - оз. Байкал / Л.М. Сороковикова, В.Н. Синюкович, С.Ю. Максименко [и др.] // Материалы международной конференции «Основные факторы и закономерности формирования дельт и их роль в функционировании водно-болотных экосистем в различных ландшафтных зонах». Улан-Удэ,  2005. – С. 125.
  16. Maksimenko S.Y. Studies of the microorganisms associated with the silicious walls of the water body and of the bottom sediments of lake Baikal / S.Y. Maksimenko, A.V. Likhoshvay, T.I. Zemskaya // 19th International diatom symposium. Listvyanka, Russia, 2006. – P.96.
  17. Plankton and water chemistry in the mixing zone of the Selenga river and Lake Baikal waters / T.I. Zemskaya, L.M. Sorokovikova, S.Y. Maksimenko [et al.] // 1st International Symposium «Use of algae for monitoring rivers». Abstract book. –  Luxembourg, 2009. – P. 123.
  18. Studies on microbial structure in lake Baikal water with fluorescence hybridization in situ (FISH) / S.Y. Maksimenko [et al.] // The First Baikal Workshop on Evolutionary Biology. Abstracts. Irkutsk, 2004. – P. 11–12.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.