WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Абрамова Наталия Валерьевна

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СЕРОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА В СИСТЕМЕ  ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО НАДЗОРА ЗА РИККЕТСИОЗАМИ ГРУППЫ КЛЕЩЕВОЙ

ПЯТНИСТОЙ ЛИХОРАДКИ

14.02.02 – эпидемиология

03.02.03 – микробиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Омск-2012

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Омская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научные руководители:

доктор медицинских наук, профессор  Рудаков Николай Викторович

доктор медицинских наук  Шпынов Станислав Николаевич

Официальные оппоненты:

Долгих Татьяна Ивановна, доктор медицинских наук, профессор ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития РФ (г. Омск);

Горовиц Эдуард Семенович, доктор медицинских наук, профессор заведующий кафедрой микробиологии и вирусологии ГБОУ ВПО «Пермская государственная медицинская академия им. академика Е.А. Вагнера» Минздравсоцразвития РФ (г. Пермь).

Ведущая организация: ГБОУ ВПО «Иркутский государственный медицинский  университет» Минздравсоцразвития РФ.

Защита диссертации состоится «___» __________ 2012 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 208.065.03 при ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России по адресу: 644043, Омск, ул. Ленина, 12; тел.(3812) 23-13-32.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омской  государственной медицинской академии

Автореферат разослан «___» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор  В.А. Ширинский

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Исследованиями последних лет установлено, что на территории России циркулирует несколько видов риккетсий из группы клещевой пятнистой лихорадки (КПЛ) с доказанной и пока не установленной патогенностью для человека (Рудаков Н.В. и др., 2006).

Наибольшее эпидемиологическое значение имеют Rickettsia sibirica – этиологический агент клещевого риккетсиоза ( КР или клещевой сыпной тиф) и риккетсии генокомплекса R. conorii, вызывающие астраханскую пятнистую лихорадку. Отмечены единичные завозные случаи везикулезного риккетсиоза (возбудитель – R. akarii) (Тарасевич И.В., 2005). Выявлен новый риккетсиоз, вызываемый R. heilongjiangensis, названный дальневосточным клещевым риккетсиозом (Медянников О.Ю. и др., 2008). Показана возможная этиологическая роль R. helvetica в развитии острых лихорадочных заболеваний после присасывания клеща на территории Пермского края (Нефедова В.В. и др., 2008).

Кроме того, на территории РФ в иксодовых клещах были выявлены патогенные риккетсии R.slovaca (D.marginatus), R.heilongjiangensis (H.concinna, D.nuttalli), R.helvetica (I.persulcatus), R.aeschlimanii (Hyalomma marginatum) (Шпынов С.Н. и др., 2003, 2004). Наряду с патогенными риккетсиями в клещах выявлены R.raoultii, R.tarasevichiae патогенность которых для человека изучается (Рудаков Н.В. и др., 2006).

Совершенствование эпидемиологического надзора за риккетсиозами требует дальнейшего изучения этиологической роли риккетсий, как хорошо известных, так и новых, что в значительной степени сдерживается отсутствием высокочувствительных и доступных методов серологической диагностики.

Применяемые в лабораторной диагностике риккетсиозов реакция связывания комплемента (РСК) и реакция непрямой иммунофлюоресценции (РНИФ) обладают рядом недостатков, одним из которых является недостаточная видоспецифичность.

В 1980-х годах для диагностики риккетсиозов, вызываемых R. rickettsii, R. prowazekii, R. conorii, было предложено использовать иммуноферментный анализ (ИФА) (Тарасевич И.В., 2005; La Scola B., Raoult D. 1997; Clements M.L. et al., 1983). До настоящего времени иммуноферментные методы в системе эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ не применялись. Отсутствуют сравнительные данные о специфичности и чувствительности ИФА для выявления антител в сравнении с РСК и РНИФ.

Таким образом, для осуществления эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ целесообразным является разработка чувствительной и специфичной тест-системы ИФА для выявления антител риккетсий группы клещевой пятнистой лихорадки, позволяющей осуществить дифференциальную диагностику риккетсиозов, вызываемых различными представителями группы КПЛ, а также изучить возможную этиологическую роль новых риккетсий с неустановленной патогенностью.

Цель работы - повышение эффективности эпидемиологического надзора за клещевым риккетсиозом на основе совершенствования серологической диагностики риккетсиозов группы КПЛ с помощью иммуноферментного анализа.

Задачи исследования:

1. Провести анализ основных тенденций эпидемического процесса клещевого риккетсиоза в РФ за последние 11 лет (1999-2009гг.), определить контрастные по эпидемиологическим показателям территории Западной Сибири для апробации тест-системы ИФА для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ.

2. Провести накопление риккетсий пяти видов (R. raoultii, R. heilongjiangensis, R.sibirica subsp. BJ-90, R. tarasevichiae, R. akari) в культуре клеток Vero и Hep-2, приготовить из них цельнорастворимые антигены, создать на их основе опытные серии тест-систем ИФА для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ и провести их сравнительное изучение.

3. Провести апробацию тест-системы ИФА для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ у пациентов на территориях, отличающихся риском заражения возбудителем клещевого риккетсиоза.

4. Обосновать применение ИФА для лабораторной диагностики клещевого риккетсиоза и осуществления эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ.

Научная новизна. Определены современные эпидемиологические особенности заболеваемости КР в Российской Федерации. После периода резкого роста (с 1979г.) и высокого уровня заболеваемости (1993-2001гг.), в современный период отмечается тенденция к снижению заболеваемости КР при сохранении в ее структуре высокой доли Западной Сибири, прежде всего Алтайского края. В структуре заболеваемости инфекциями, передающимися иксодовыми клещами, КР занимает третье ранговое место после иксодового клещевого боррелиоза (ИКБ) и  клещевого энцефалита (КЭ) и составляет около 16%.

В территориальной структуре трёх инфекций, передаваемых через укус клеща, имеются отличия в различных округах РФ. Одной из причин различий территориальной структуры «клещевых» инфекций могут служить региональные отличия в типе населения иксодид и  их численности.

Обосновано применение ИФА для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ в сыворотках крови больных для лабораторной диагностики и осуществления эпидемиологического надзора за КР.

Осуществлена научно-технологическая разработка ИФА тест-систем для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ в сыворотках пациентов, проведена их апробация при изучении природных очагов КР на территориях, отличающихся риском заражения R. sibirica, и определена тактика применения тест-систем ИФА в комплексе с другими методами для решения эпидемиологических задач.

Показано, что созданная тест-система ИФА выявляет антитела к антигенам различных видов риккетсий и по чувствительности значительно превосходит РСК, особенно при исследовании парных сывороток (91,7 % и 52,9 % соответственно). Использование ИФА для определения антител к R. sibirica subsp. sibirica классов IgG и IgM в парных сыворотках крови позволяет верифицировать диагноз КР у больных в подавляющем большинстве случаев, в том числе при отрицательных результатах РСК.

Практическая значимость работы и внедрения. Обосновано внедрение в систему эпидемиологического надзора серологического мониторинга за риккетсиями группы КПЛ. Применение метода ИФА для диагностики КР способствует повышению эффективности эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ.

В результате проведенных исследований разработаны лабораторно-экспериментальные серии ИФА тест-системы для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ в сыворотках крови больных. Отработана тактика применения ИФА для серологической верификации диагноза КР на контрастных по этой инфекции территориях.

Разработан эффективный способ лабораторной диагностики КР путем обнаружения антител классов IgM и IgG в парных сыворотках крови у больных в ИФА с коммерческим антигеном R. sibirica.

Разработанные серии ИФА тест-системы использованы для совершенствования эпидемиологического надзора за КР как на эндемичных территориях, так и на территориях с отсутствием заболеваемости. Использование антигенов различных видов риккетсий в качестве основы твердофазного непрямого варианта ИФА может быть использовано для широкомасштабного серо-эпидемиологического изучения географического распространения видов риккетсий и их роли в патологии человека.

По результатам проведенных исследований опубликованы  статьи методического характера, подготовлено учебно-методическое пособие: «Использование иммуноферментного анализа для диагностики риккетсиозов группы клещевой пятнистой лихорадки».

Подана заявка (регистрационный № 2010134106) на выдачу изобретения в Роспатент «Способ лабораторной диагностики клещевого риккетсиоза с использованием иммуноферментного анализа для определения антител к риккетсиям группы клещевой пятнистой лихорадки», получено уведомление о положительном результате формальной экспертизы от 16.09.2010г. Дата приоритета 13.08.2010г.

Положения, выносимые на защиту:

1. Определены территориальная структура и динамика очагов, место КР в структуре заболеваемости инфекциями,  передающимися иксодовыми клещами, в Российской Федерации в современный период.

2. Разработан эффективный способ лабораторной диагностики клещевого риккетсиоза в ИФА с антигеном R. sibirica. Непрямой твердофазный вариант ИФА с цельнорастворимыми антигенами является высокочувствительным и специфичным методом обнаружения антител к риккетсиям группы КПЛ.

3. Антигены различных видов риккетсий, применяемые в качестве основы твердофазного непрямого варианта ИФА, могут эффективно использоваться для широкомасштабного серо-эпидемиологического изучения географического распространения «старых» и «новых» видов риккетсий и их роли в патологии человека, лабораторной диагностики и микробиологического мониторинга в системе эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ.

Апробация работы. Диссертационная работа апробирована на совместном заседании кафедр эпидемиологии, микробиологии и вирусологии с курсом иммунологии ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России, с участием научных сотрудников ФБУН «Омский НИИ природно-очаговых инфекций» Роспотребнадзора, 29.12.2011 г.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 14 печатных работ, в том числе 4 статьи в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации основных положений диссертации.

Результаты работы были представлены на следующих отечественных и международных конференциях: VII межрегиональной научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения», г.Омск, 2007г.; VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, г.Москва, 2007г.; VIII межрегиональной конференции с международным участием «Актуальные проблемы сохранения здоровья населения Сибири», посвящённой 70-летию медико-профилактического факультета Омской государственной медицинской академии, г.Омск, 2008г; научной конференции с  международным участием «Этиологические, эпидемиологические и клинические аспекты инфекционных болезней», Иркутск, 15-17 сентября 2010г.; 4 региональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы инфекционной патологии на Дальнем Востоке Российской Федерации» г. Хабаровск, 6-8 октября 2010г.

Объём и структура диссертации. Работа изложена на 146 страницах машинописного текста, иллюстрирована 9 таблицами и 12 рисунками. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, четырёх глав собственных исследований, заключения, выводов. Библиографический указатель содержит 162 источника, из которых 89 работ отечественных и 73 – зарубежных авторов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования. Работа проводилась в соответствии с планом научно-исследовательской работы Омской государственной медицинской академии, номер государственной регистрации 01.20.06.01.310. В работе использован комплекс эпидемиологических, микробиологических, серологических, статистических методов.

В работе использованы данные официальной регистрации заболеваемости КР в Российской Федерации за весь период регистрации (1936-2009 гг.). Изучена динамика заболеваемости КР в РФ, Западной Сибири и Алтайском крае и территориальное распределение заболеваемости клещевым риккетсиозом в Азиатской части России (Западная и Восточная Сибирь, Дальний Восток). Выявлены тенденции изменения показателей заболеваемости КР на 100 тыс. населения в регионах Российской Федерации (Западная и Восточная Сибирь, Дальний Восток) за последние 11 лет (период: 1999-2009 гг.), а также сравнительный анализ структуры заболеваемости КЭ, ИКБ и КР в Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах РФ за 1993 г., 2001 г. и 2009 г. Проведен анализ регистрируемой заболеваемости КР в Алтайском крае с 1945 по 2009 гг. Охарактеризовано современное состояние изучения КР на территории Омской области.

Проанализированы динамика и структура регистрируемой заболеваемости КР в РФ, Алтайском крае, а также состояние изучения КР в Омской области. Анализ заболеваемости сопровождался расчётом темпа прироста/снижения за период 1999-2009 гг., с помощью которого определялось наличие/отсутствие тенденции прироста/снижения заболеваемости. При анализе динамики заболеваемости КР по РФ за 1999-2009 гг. выявлена тенденция к снижению заболеваемости (Тсн=6,4 %).

Лабораторные разделы исследования проводились в период с 2007 г. по 2010 г. на базе лаборатории зоонозных инфекций ФБУН «Омский НИИ природно-очаговых инфекций» Роспотребнадзора. В работе использовано: семь штаммов риккетсий пяти видов из музея ФБУН «Омский НИИ природно-очаговых инфекций» Роспотребнадзора; 65 сывороток крови (29 парных и семь одиночных) от 36 больных с типичной клинической картиной клещевого риккетсиоза, госпитализированных в инфекционное отделение МУЗ ГБ №11 г. Барнаула в эпидемические сезоны 2006 г. и 2007 г., 80 сывороток крови от  80 клинически здоровых людей г. Омска, обследованных вне эпидемического сезона КР в 2008 г., 131 сыворотка крови от 58 лихорадящих больных Тарского района Омской области, обследованных по подозрению на КЭ и ИКБ в мае-сентябре 2008 г.

Проведено накопление риккетсий в культуре клеток Vero и Hep-2 и приготовлены цельнорастворимые антигены по стандартной методике (Здродовский и др., 1972) пяти штаммов риккетсий (R. raoultii генотип DnS14 «Шайман», R. heilongjiangensis «25/81», R.sibirica subsp. BJ-90 «32/84», R. tarasevichiae «Подгородка-27/2003», R sibirica subsp. sibirica, «107/87 - Баево»).

Разработана ИФА тест-система для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ в сыворотках пациентов, проведена ее апробация при изучении природных очагов клещевого риккетсиоза в различных ландшафтно-эпидемиологических зонах. Проведено скрининговое исследование сывороток крови больных с клиническим диагнозом «клещевой риккетсиоз» в РСК с цельнорастворимым антигеном R. sibirica и в ИФА с экспериментальными сериями пяти антигенов выше указанных видов риккетсий.

Проведено исследование 18 серий препарата «ИГ человека против КЭ» и 10 серий препарата «ИГ человека нормальный», изготовленных в Омском филиале ФГУП «НПО «Микроген».

Статистическую обработку проводили с использованием пакета прикладных программ Microsoft Excel 2003. Выполнен альтернативный и вариационный анализ (расчёт экстенсивных, интенсивных показателей, средних арифметических величин, а также средних квадратических отклонений), расчёт динамических рядов. Для оценки статистической значимости различий использовались параметрические критерии (t-критерий Стьюдента при p<0,05).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Эпидемиологическая характеристика клещевого риккетсиоза.

В России в настоящее время регистрируют заболевания двумя риккетсиозами группы КПЛ – клещевым риккетсиозом или сибирским клещевым тифом и Астраханской пятнистой лихорадкой.

Клещевой риккетсиоз – природно-очаговая облигатно-трансмиссивная инфекция, вызываемая R. sibirica, эпидемически активные очаги которой имеют распространение в Азиатской части России. Клещевой риккетсиоз зарегистрирован на 18 административных территориях Российской Федерации и является эндемичным, прежде всего для регионов Сибири и Дальнего Востока. В последние годы, как в очагах клещевого риккетсиоза, так и на территориях с отсутствием заболеваемости этой инфекцией выявлен ряд патогенных риккетсий и риккетсий с неустановленной патогенностью, что требует дальнейшей разработки новых подходов к эпидемиологическому надзору за природными очагами (Шпынов С.Н. и др., 2004).

При сопоставлении территориального распределения заболеваемости КР в период высокого уровня (1993-2002 гг.) и период с низким уровнем заболеваемости (2003-2009 гг.) было выявлено его изменение за счёт увеличения доли заболеваемости в Западной Сибири (с 24,5 до 56,0%) и на Дальнем Востоке (с 7,5 до 21,0%). При этом доля заболеваемости в Восточной Сибири снизилась с (68,0 до 23,0%).

После периода резкого роста (с 1979 г.) и высокого уровня заболеваемости (1993-2001 гг.) КР в современный период отмечается тенденция к снижению заболеваемости этой инфекцией при сохранении в структуре заболеваемости высокой доли Западной Сибири, прежде всего за счет Алтайского края. В целом, в структуре заболеваемости инфекциями, передающимися иксодовыми клещами, КР занимает третье ранговое место после ИКБ и КЭ, составляя около 16 %.

При анализе динамики заболеваемости инфекциями, передаваемыми клещами по РФ за период с 1999 г. по 2009 г. была выявлена тенденция к снижению заболеваемости КЭ (Тсн=8,37 %) и КР (Тсн=6,4 %). Оценка динамики заболеваемости ИКБ по РФ показала отсутствие, какой либо тенденция к её изменению (Тпр=0,8 %) (рис.1).

При сравнительном анализе структуры заболеваемости инфекциями, передаваемыми иксодовыми клещами, в РФ в 2001 г. и 2009 г. было установлено, что в 2001 г. КЭ составлял 35,8 %, на долю ИКБ приходилось 44,2 %, на долю КР – 20,0 %.

В 2009 г. доля КЭ в структуре заболеваемости снизилась, составив 24,3%; доля ИКБ, напротив, возросла и составила 63,2 %. Долевое участие КР изменилось не значительно – 12,5 %. Указанные изменения структуры заболеваемости определяются, в первую очередь, увеличением регистрируемой заболеваемости ИКБ.

Рис.1. Динамика заболеваемости КЭ, ИКБ, КР в РФ за 1999-2009 гг.

Таким образом, за период 2001-2009 гг. территориальная структура заболеваемости КР в РФ не претерпела существенных изменений, несмотря на снижение общего количества регистрируемых случаев этой инфекции в России.

До 1999 г. в структуре заболеваемости КР в РФ преобладала Восточная Сибирь.

В 2001 г. было зарегистрировано наибольшее число случаев КР (3592), из них на Западную Сибирь приходилось 64,7 %, на Восточную Сибирь – 21,8 %, на Дальний Восток – 13,5 % всех заболевших в России.

Выполненные исследования позволили установить, что в период максимального роста заболеваемости КР (с 1999 г. по 2001 г.) и по настоящее время в структуре заболеваемости КР в РФ преобладает Западная Сибирь, что во многом обусловлено ростом показателя заболеваемости этой инфекцией за указанный период на территории Алтайского края.

Несмотря на снижение уровня заболеваемости КР в РФ, эпидемическая ситуация в Алтайском крае может быть оценена как напряжённая. В целом по РФ Алтайский край занимает первое место по числу заболеваний КР, второе занимает Красноярский край (Ястребов В. К, 2002). Природные очаги Алтайского и Красноярского края обусловливают до 80 % случаев заболеваний КР в России (Рудаков Н.В. и др., 2007).

Заболеваемость КР в Алтайском крае регистрируется с 1942 года. В первые годы регистрации она была невысокой (в 1942г- 3), но затем число случаев увеличилось (в 1954 г.- 443, 2003 г.-1855, 2009 г.-732). За 68 лет изучения (1942-2009 гг.) здесь зарегистрирован  33497 случаев этой инфекции, из них 21325 (63,7 %) случаев за период с1993 г. по 2009 г. Более 40 лет сохраняется высокий уровень заболеваемости, а с 1987 г. показатели превысили наиболее высокие за весь период регистрации данные 1954 г. Так, в 1944-1953 гг. среднемноголетние показатели составили 7,8 случаев на 100 тысяч населения (от 6,1 до 12,3 в отдельные годы), в 1954-1963 гг. - 4,8 (от 2,2 до 16,4), в 1964-1973 гг. - 3,4 (1,6-4,4), в 1974-1983 гг. - 5,3 (3,1-13,1), в 1984-1993 гг. – 21,4 (12,6-38,8), в 1994 - 2002 гг. - 47,3 (32,8-70,6), в 2003-2009 гг. - 47,8 (28,4-70,8). Эти показатели заболеваемости свидетельствуют о высокой эпидемической активности природных очагов КР на территории края. Инфекция зарегистрирована почти в 90% сельских районов и в большинстве городов. Наиболее эпидемически активны очаги в горно-степных ландшафтах Алтая (Ястребов В. К, 2002).

Динамика  заболеваемости КР в Алтайском крае в целом соответствует динамике по РФ, однако, до настоящего времени Алтайский край относится к наиболее неблагоприятным в отношении КР территориям.

Омская область характеризуется отсутствием регистрируемых случаев КР, несмотря на наличие их на сопредельных территориях Алтайского края, Курганской, Тюменской и Новосибирской областей, что обусловлено рядом причин, в том числе отсутствием официальных требований к выявлению и регистрации заболеваний, вызываемых новыми патогенами, которые передаются человеку через укус клеща, отсутствием эффективных методов лабораторной диагностики КР.

Северные районы Омской области расположены в двух ландшафтно-географических зонах (южной тайги и осиново-березовых лесов), относятся к природным очагам высокого эпидемиологического риска по КЭ, который регистрируется в области с 1953 г. и ИКБ, первые случаи которого зарегистрированы в 1992 г. Показатели заболеваемости КЭ на этих территориях ежегодно превышают среднефедеральные, несмотря на статистически значимые темпы снижения. Вместе с тем, количество лихорадящих больных, имеющих в анамнезе присасывание клеща и госпитализированных с подозрением на КЭ и ИКБ, ежегодно превышает количество лабораторно подтвержденных случаев этих инфекций в 3-5 раз. Роль риккетсий в инфекционной патологии населения Омской области не изучена, хотя еще в 2000 г. в Омской области лабораторно был подтвержден первый случай КР, но штамм риккетсий выделить не удалось, предположительно из-за раннего проведения антибиотикотерапии (Рудаков Н.В. и др., 2000). В 2002-2003 гг. использование молекулярно-биологических методов для мониторинга природных очагов КР на территории Омской области позволило выявить следующие виды риккетсий: R.helvetica, R.tarasevichiae и R.raoultii (Шпынов С.Н. и др., 2005), являющихся потенциальными патогенами человека. Следовательно, на территории Омской области циркулируют риккетсии, которые являются потенциальными патогенами человека. R.raoultii связывают с развитием синдрома «DEBONEL» от «Dermacentor-borne-necrosis-erythemalymphadenopathy». В последние годы во Франции, Испании, Словакии и Венгрии были выявлены клинические синдромы названные «TIBOLA» от «tick-borne lymphadenopathy», вызываемого R. slovaca и «DEBONEL» (Lakos А., 1997; Oteo J. A., Ibarra V. 2002).

По данным клинических результатов инфекционного отделения ЦРБ Называевского района Омской области, начиная с 2003 г. стали отмечаться случаи заболеваний с характерными для клещевого риккетсиоза клинико - эпидемиологическими характеристиками. Всего за период с 2003 по 2011 гг. из 13 населенных пунктов района в ЦРБ поступило 66 пациентов c типичной для КР клинической картиной. В 2009 г. впервые серологически (РСК с антигеном R.sibirica) подтвержден случай клещевого риккетсиоза в Называевском районе Омской области. Иксодофауна этого района представлена двумя видами клещей – степной клещ (Dermacentor marginatus Shulz.) и луговой клещ (Dermacentor reticulatus Fabr.).

В рамках выполненной нами работы выявлены антитела к риккетсиям группы КПЛ при исследовании сывороток крови с помощью разработанной ИФА тест- системы от лихорадящих больных из Называевского и Тарского районов Омской области с присасыванием иксодовых клещей в анамнезе.

       Таким образом, в результате проведенных исследований установлено существование в Называевском районе Омской области нового природного очага клещевого риккетсиоза, эпидемическое проявление которого отмечается с 2003 г. Места заражения людей находятся в ареале D. marginatus и D. reticulatus, чем объясняется весенне-осенняя сезонность заболеваний. Положительные результаты лабораторного исследования клещей этих видов на инфицированность риккетсиями, а также выделение двух штаммов риккетсий группы КПЛ из клещей D. marginatus свидетельствуют, что они являются вероятным резервуаром и переносчиком риккетсий в выявленном очаге. На территории Омской области выявлена циркуляция трех видов риккетсий –R. raoultii, R. tarasevichiae и R. helvetica, являющихся потенциальными патогенами человека. Эндемичность по КР прилегающих территорий Тюменской, Курганской, Новосибирской областей и выявление случаев, клинически схожих с КР в Омской области, позволила рассматривать данную территорию как потенциально опасную по заболеваемости КР. С учетом этого, при испытании тест-системы ИФА для выявления антител к антигенам риккетсий группы КПЛ была выбрана опытная группа лихорадящих больных после присасывания иксодовых клещей (58 человек) из северной зоны Омской области (Тарский район) в эпидемический сезон 2008 г.

Результаты исследования сывороток пациентов референтной, опытной и контрольных групп в ИФА для выявления антител к антигенам риккетсий группы КПЛ.

В результате применения ИФА для обнаружения антител к антигенам различных видов риккетсий в сыворотках крови пациентов сравниваемых групп получены следующие результаты: в контрольной группе только одна проба крови давала положительную реакцию на наличие IgМ к антигену R. sibirica subsp. sibirica. С остальными пятью риккетсиозными антигенами для всех сывороток контрольной группы реакция была отрицательной.

Результаты ИФА для обнаружения IgG к риккетсиям также продемонстрировали высокую специфичность метода. Ни одна проба, ни с одним из исследуемых антигенов не давала положительных реакций.

В группе больных с типичной клиникой КР (референтная группа) с помощью ИФА в подавляющем большинстве проб удалось выявить антитела классов IgM и (или) IgG к антигенам различных видов риккетсий. В этой группе чаще всего обнаруживали антитела к антигену R. sibirica subsp. sibirica, что вполне закономерно, так как именно этот вид риккетсий является доминирующим в Алтайском крае. На втором месте по частоте положительных реакций – ИФА с антигеном R. raoultii, на третьем – с антигеном R. аkarii, на четвертом – с антигеном R. tarasevichiae, на пятом – с антигеном R. heilongjiangensis. Положительную реакцию в ИФА на IgM с антигеном R. sibirica subsp. BJ-90 наблюдали только в одной из 65 проб. Антитела класса IgM к R. sibirica subsp. sibirica выявлены в среднем в 81,5 % сывороток крови (чаще во второй, чем в первой – 86,2 % и 77,8 % соответственно); IgG к R. sibirica – в среднем в 69,2 % сывороток крови (чаще в первой, чем во второй – 72,2 % и 65,5 % соответственно). В четырех случаях (как на фоне IgM, так и без них) отмечена обратная сероконверсия IgG к R. sibirica subsp. sibirica. Очень часто в одной и той же пробе обнаруживали антитела к двум и более риккетсиозным антигенам. В сыворотках крови только четырех больных КР выявляли IgM к единственному виду риккетсий – R. sibirica, тогда как IgM к антигенам других видов риккетсий выявляли всегда в сочетании с IgM к R. sibirica.

Количество положительных проб, содержащих IgG только к одному виду риккетсий, было несколько больше, чем при выявлении IgM, причем «моноварианты» IgG обнаружены не только к R. sibirica subsp. sibirica, но и к R. tarasevichiae и к R. аkarii, однако, при этом у больных выявляли IgM к R. sibirica или IgG к R. sibirica, но в другой пробе крови.

Антитела класса IgG к R. raoultii во всех случаях обнаруживали вместе с IgG к антигенам не менее двух других видов риккетсий. Ни у одного больного не были обнаружены IgG к R. BJ-90 или к R. heilongjiangensis.

Таблица 1.

Количество положительных находок при исследовании в ИФА на наличие антител к различным видам риккетсий в референтной группе

Вид

Риккетсий

IgM

IgG

Общее число положитель-ных находок

1-я сыв

2-я сыв

Всего IgM

Ранг

1-я сыв

2-я сыв

Всего IgG

Ранг

Всего

Ранг

R.sibirica

28

23

49

1

26

19

45

1

94

1

R.raoultii

13

11

24

2

6

1

7

4

31

3-4

R.аkari

13

9

22

3

5

4

9

3

31

3-4

R. tarasevichiae

4

3

7

4

19

11

30

2

37

2

R.heilongjiangensis

2

1

3

5

0

0

0

5-6

3

5

R. sibirica subsp.

BJ-90

0

1

1

6

0

0

0

5-6

1

6

К-во исследо-ванных сывороток

36

29

65

36

29

65

197

Для оценки эффективности серологической верификации диагноза КР для различных алгоритмов применения ИФА были рассчитаны показатели, рекомендуемые для характеристики лабораторных тестов (Флетчер Р. и др., 1998): чувствительность (sensitivity–Se), специфичность (specificity–Sp); прогностическая ценность положительного результата (positive predictive value – PV+); прогностическая ценность отрицательного результата (negative predictive value – PV–). Результаты и формулы расчетов представлены в таблицах 2, 3, 4.

Таблица 2.

Диагностическая эффективность ИФА для обнаружения IgM к риккетсиям при исследовании первой сыворотки крови в зависимости от вида антигенов, применяемых в тест-системе в референтной группе

Вид антигена

Больные*

(n=36)

Здоровые**

(n=80)

Характеристики теста

«+»

ИФА

(а)

«-» ИФА (c)

«+»

ИФА

(b)

«-» ИФА (d)

Se,%

a/(a+c)

Sp,%

d/(b+d)

PV+,%

a/(a+b)

PV-,%

d/(c+d)

R.sibirica

28

10

1

79

72,22

98,75

96,3

88,76

R.raoultii

13

23

0

80

36,11

100

100

77,67

R.аkari

13

23

0

80

36,11

100

100

77,67

R. tarasevichiae

4

32

0

80

11,11

100

100

71,43

R.heilongjiangensis

2

34

0

80

5,88

100

100

70,18

R. sibirica subsp. BJ-90

0

0

0

80

0

100

100

0

*Диагноз установлен на основании типичной клинической картины клещевого риккетсиоза.

**Практически здоровые пациенты, доноры.

Таблица 3.

Диагностическая эффективность ИФА для обнаружения IgM к риккетсиям при исследовании парных сывороток крови в зависимости от вида антигенов, применяемых в тест-системе в референтной группе

Вид антигена

Больные

(n=36)

Здоровые

(n=80)

Характеристики теста

«+»

ИФА

(а)

«-» ИФА (c)

«+»

ИФА

(b)

«-» ИФА (d)

Se,%

a/(a+c)

Sp,%

d/(b+d)

PV+,%

a/(a+b)

PV-,%

d/(c+d)

R.sibirica

33

3

1

79

91,67

98,75

97,06

97,53

R. raoultii

16

20

0

80

44,44

100

100

80,00

R.аkari

15

21

0

80

41,67

100

100

79,21

R. tarasevichiae

5

31

0

80

13,89

100

100

72,07

R.heilongjiangensis

3

33

0

80

8,33

100

100

70,80

R. sibirica subsp. BJ-90

1

35

0

80

2,78

100

100

69,56

Анализ полученных данных позволил заключить, что для лабораторного подтверждения диагноза «клещевой риккетсиоз» у больных, проживающих в Алтайском крае, необходимо тестировать сыворотки крови в ИФА на наличие IgM и IgG к антигену R. sibirica subsp. sibirica. Причем исследование парных сывороток в ИФА на IgG целесообразно в том случае, если в ИФА на IgМ получены отрицательные результаты.

Таблица 4.

Эффективность различных алгоритмов применения ИФА с антигеном R. sibirica subsp. sibirica для серологической верификации КР

Алгоритм применения ИФА

Больные

(n = 36)

Здоровые

(n = 80)

Характеристики теста

ИФА+

(а)

ИФА– (c)

ИФА+

(b)

ИФА– (d)

Se, %

a /

(a + c)

Sp, %

d /

(b + d)

PV+, %

a /

(a + b)

PV–, %

d /

(c + d)

ИФА-IgM (1-я проба)

28

8

1

79

77,8 ± 6,9

98,8 ± 1,2

96,6 ± 3,4

90,8 ± 3,1

ИФА-IgM (парные пробы)

33

3

1

79

91,7 ± 4,6

98,8 ± 1,2

97,1 ± 2,9

97,5 ± 1,7

ИФА-IgM (парные пробы) + ИФА-IgG (парные пробы)

36

0

1

79

100

98,8 ± 1,2

97,3 ± 2,7

100

Оказалось, что у большинства больных (77,8 %) для подтверждения диагноза было достаточно исследовать на наличие IgM к R. sibirica только первую сыворотку крови. Тестирование второй пробы крови позволяло верифицировать диагноз еще у 13,9 % больных.

Следовательно, при исследовании парных проб крови в ИФА для обнаружения IgM к R. sibirica удалось подтвердить диагноз КР у 91,7% больных. При исследовании в ИФА на наличие IgG к R. sibirica всех пар сывороток крови, в которых не были выявлены IgM к R. sibirica, обнаружена сероконверсия IgG к изучаемому антигену, что повысило подтверждаемость диагноза до 100%.

Представляло интерес выяснить, совпадают ли результаты лабораторного подтверждения КР с помощью ИФА с результатами серологической верификации с помощью РСК. Для этого сыворотки крови от 17 больных КР были параллельно исследованы в ИФА и в РСК с коммерческим диагностикумом. Полученные данные представлены в таблице 5.

Оказалось, что исследование парных сывороток в РСК позволило верифицировать диагноз КР в 66,7% случаев, с помощью ИФА на IgM – в 80 % и в результате совместного применения ИФА на IgM и на IgG – 53,3 % случаев.

Таблица 5.

Анализ совпадений результатов серологической верификации диагноза клещевого риккетсиоза у больных референтной группы при использовании ИФА и РСК

Алгоритм применения ИФА

Всего больных

ИФА+

РСК+

Совпадения положительных результатов ИФА и РСК, %

Совпадения отрицательных результатов ИФА и РСК, %

абс.

%

абс.

%

ИФА на IgM (1-я проба)

17

12

66,7 ± 12,2

0

0

0

100

ИФА на IgM (парные пробы)

17

14

80,0 ± 10,3

9

53,3 ± 12,9

66,7 ± 13,6

100

ИФА на IgM (парные пробы) и ИФА на IgG (парные пробы)

17

17

100

9

53,3 ± 12,9

53,3 ± 12,9

100

В сыворотках крови лихорадящих больных, контактировавших с клещами на территории Тарского района Омской области (опытная группа), также обнаружили антитела к изучаемым риккетсиозным антигенам, хотя процент таких находок значительно меньше, чем у больных из Алтайского края. Вместе с тем, факты выявления противориккетсиозных антител у больных этой группы представляют значительный интерес, поскольку до настоящего времени в Омской области не было зарегистрировано ни одного случая КР, однако в клещах были выявлены R. tarasevichiae, R. raoultii и риккетсия, генетически близкая к R. helvetica (Рудаков Н.В. и др., 2006).

У больных опытной группы антитела класса IgM обнаруживали значительно чаще, чем IgG, особенно в первой сыворотке крови. Антитела класса IgG чаще выявляли во второй пробе крови. Следует отметить, что в одной и той же пробе крови нередко обнаруживали антитела обоих классов (IgM и IgG) к двум и более риккетсиозным антигенам.

При анализе видоспецифичности выявляемых антител оказалось, что чаще всего у больных Тарского района удалось обнаружить IgM и IgG к R. sibirica subsp. BJ-90. На втором месте по частоте обнаружения – IgM и IgG к R. sibirica subsp. sibirica, на третьем месте – IgM и IgG к R. raoultii, на четвертом – IgM и IgG к R. akari, на пятом – IgM к R. tarasevichiae, на шестом – IgM к R. heilongjiangensis. Интересен тот факт, что ни у одного человека не были обнаружены IgG к R. tarasevichiae или R. heilongjiangensis. Это дает основание полагать, что выявление IgM к этим видам риккетсий, скорее всего, является результатом перекрестных реакций. Аналогичное предположение можно сделать и в отношении обнаружения антител к R. raoultii и R. akarii. В подавляющем большинстве случаев антитела к антигенам этих видов риккетсий выявляли вместе с антителами к R. sibirica subsp. BJ-90 или R. sibirica subsp. sibirica . Только у двух больных во второй сыворотке крови обнаруживали IgM к R. akarii или IgG к R. raoultii в отсутствие антител к другим риккетсиозным антигенам как в этой, так и в остальных пробах крови.

Учитывая то, что R. sibirica subsp. BJ-90 признана геновариантом R. sibirica (Zhang J. Z.  et al., 2000), важно отметить отсутствие перекрестных реакций IgM и IgG к R. BJ-90 с растворимым антигеном R. sibirica у больных, как в опытной, так и в референтной группах. Только в одной из 65 сывороток крови больных КР из Алтайского края выявляли IgM к антигену R. sibirica subsp. BJ-90 параллельно с IgM и IgG к R. sibirica, а IgG к R. sibirica subsp. BJ-90 не были обнаружены ни у одного больного.

Следовательно, что R. sibirica subsp. BJ-90 значительно отличается от R. sibirica subsp. sibirica своими растворимыми антигенами. Последние, по-видимому, отличаются также иммуногенными свойствами: IgM к антигену R. BJ-90 выявляются уже на третий день после присасывания клеща (максимальное число положительных находок – 1 – 3-я недели). Антитела класса IgМ к антигену R. sibirica выявляли не ранее чем на девятый день после инфицирования (максимальное число положительных находок – 2 – 5-я недели) (таблица 6).

Таблица 6.

Количество положительных находок при исследовании в ИФА на наличие АТ к различным видам риккетсий  в сыворотках крови опытной группы

Вид

риккетсий

IgM

IgG

Общее число положи-тельных находок

1-я сыв.

2-я сыв.

3-я сыв.

Всего

Ранг IgM

1-я сыв.

2-я сыв.

3-я сыв.

Всего

Ранг

IgG

Всего

Ранг

R.sibirica

8

2

2

12

3-4

4

2

1

7

2

19

2

R.raoultii

8

4

2

14

2

0

1

1

2

3-4

16

3

R.аkari

8

2

2

12

3-4

0

1

1

2

3-4

14

4

R. tarasevichiae

8

1

2

11

5

0

0

0

0

5-6

11

5

R.heilongjiangensis

7

1

1

9

6

0

0

0

0

5-6

9

6

R. sibirica subsp. BJ-90

13

4

4

21

1

4

8

1

13

1

34

1

К-во исследованных сывороток

35

29

13

77

35

29

13

77

77

Результаты исследования препаратов «иммуноглобулин против клещевого энцефалита» и «иммуноглобулин человека нормальный» с помощью экспериментальной тест-системы ифа.

Для проверки предположения о наличии антител к риккетсиям группы КПЛ проведено изучение спектра антител к возбудителю КР в 18 сериях препарата «иммуноглобулин человека против КЭ» и 10 сериях препарата «иммуноглобулин человека нормальный», изготовленных в Омском филиале ФГУП «НПО «Микроген» из крови доноров, проживающих на территориях Тюменской, Омской, Новосибирской, Кемеровской областей, Алтайского края и республики Хакасия. Во всех сериях препаратов иммуноглобулина отсутствовали антитела класса IgM к R.sibirica. Антитела класса IgG к R.sibirica выявлены в пяти из 18 серий «иммуноглобулина против КЭ» и в четырех из 10 серий препарата «иммуноглобулина человека нормальный».

Обнаружение антител к риккетсиям группы КПЛ в препаратах иммуноглобулина служит свидетельством их циркуляции на территориях, где осуществлен сбор донорского сырья, а также полученные результаты дают основания предполагать, что препараты иммуноглобулина, приготовленные из крови доноров, проживающих на эндемичных территориях, могут служить не только для профилактики КЭ, но и для предупреждения КР («клещевых» микст - инфекций). Обнаружение в препаратах «иммуноглобулина человека нормальный» антител к риккетсиям  группы КПЛ свидетельствует о том, что для изготовления этого препарата используют иммунную донорскую плазму. Это означает наличие резервов для выпуска препарата иммуноглобулина против КР.

Скрининг донорского сырья на наличие антител против комплекса возбудителей клещевых инфекций может стать основой для получения поливалентных препаратов «противоклещевых» иммуноглобулинов. Это расширит круг показаний к применению препаратов «иммуноглобулин против КЭ» и «иммуноглобулин человека нормальный» для предупреждения и лечения клещевых инфекций и их микст – форм путем пассивной иммунизации против клещевых возбудителей.

Серологический мониторинг, основанный на применении тест-системы ИФА для выявления антител к риккетсиям группы КПЛ в системе эпидемиологического надзора за клещевым риккетсиозом.

Методологической основой для комплексного изучения природно-очаговых риккетсиозов является система эпидемиологического надзора, ставшего основным направлением деятельности санитарно-эпидемиологической службы по предупреждению инфекционных заболеваний (Беляков В.Д., 1980, 1981).

Актуальным является вопрос о принципах эпидемиологического надзора за природно-очаговыми зоонозами, при этом они должны отражать организационно-методические особенности подхода к изучению конкретной нозологической формы, включающему изучение экологии возбудителя, переносчика и хозяина, параметры основных факторов внешней среды, а также механизм распространения инфекции (Ладный И.Д. и др., 1979; Черкасский Б.Л., 1985, 1986, 1989).

По мнению В.В. Далматова, рациональным является придание надзору в противоэпидемической системе только диагностических функций. С этих позиций эпидемиологический надзор следует определить как специфическую эпидемиолого-диагностическую форму деятельности, обеспечивающую адекватные управленческие решения и рациональное использование противоэпидемических сил и средств. Эпидемиологический надзор в системе управления  инфекционной заболеваемостью выполняет следующие диагностические функции: сбор информации, её анализ и формулировка эпидемиологического диагноза. В соответствии с данным диагнозом разрабатывается и реализуется регионально-ориентированная программа профилактики, которая входит в систему эпидемиологического контроля.

Информационная подсистема состоит из информационных потоков, в основу классификации которых положены современные представления о структуре эпидемического процесса, механизмов его развития и причинно – следственных отношениях между его проявлениями и факторами внешней среды.

       Исходя из этих положений, В.В. Далматовым выделены следующие информационные потоки:

  1. Информация, характеризующая популяцию возбудителя по степени вирулентности, антигенным, культурально-биохимическим свойствам, чувствительности к антибиотикам, фагам, и другим маркёрам;
  2. Информация, характеризующая пути и факторы передачи возбудителей инфекций;
  3. Информация, характеризующая популяцию людей по степени восприимчивости к возбудителю;
  4. Информация, характеризующая проявления эпидемического процесса: заболеваемость (носительство), летальность, смертность и другие, а так же распределение этих явлений по территории, во времени и группам населения;
  5. Информация, характеризующая факторы природной и социальной среды, наличие которых повышает риск заражения, т.к. эти условия способствуют взаимодействию популяций инфекционного агента и людей (Далматов, 1987). Также ведётся сбор информации о проявлениях заболеваемости, качестве и эффективности противоэпидемических мероприятий.

В надзоре за природно-очаговыми инфекциями спектр информационных потоков расширяется. В этом случае необходимо рассматривать 4 популяции – инфекционного агента, людей, переносчиков инфекционных агентов (с позиции их заражённости последними и возможности передачи человеку) и популяции прокормителей данных переносчиков (сохраняющих популяцию инфекционного агента в природе, формируя, таким образом, очаг, с которым может контактировать и человек), а не 2 популяции – инфекционного агента и людей, как в случае с антропонозами. Следовательно, речь будет идти об эпизоотолого-эпидемиологическом надзоре.

Эти положения легли в основу построения системы эпидемиологического надзора за риккетсиозами.

В системе эпидемиологического надзора за риккетсиозами существенное значение имеют лабораторные методы исследования (Тарасевич И.В., 1988). Совершенствование методов индикации и идентификации риккетсий группы КПЛ, а также разработка подходов к изучению структуры популяций риккетсий представляют актуальную задачу современной риккетсиологии. При осуществлении эпидемиологического надзора на конкретных территориях рекомендуется комплексное использование методов выявления риккетсий.

В результате проведенных нами исследований отработана тактика применения тест-системы ИФА в комплексе с другими методами выявления антител к риккетсиям группы КПЛ при исследовании сывороток крови как на эндемичных территориях с циркуляцией вирулентных штаммов R.sibirica, так и на территориях с отсутствием заболеваемости.

Использование антигенов различных видов риккетсий в качестве основы твердофазного непрямого варианта ИФА открывает перспективы для широкомасштабного сероэпидемиологического изучения географического распространения «старых» и «новых» видов риккетсий и их роли в патологии человека.

На основании полученных нами данных можно рекомендовать использование ИФА в комплексе с другими методами при осуществлении эпидемиологического надзора на конкретных территориях

Серологический мониторинг в системе эпидемиолого-эпизоотологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ.

Таким образом, мы предлагаем ввести в информационную подсистему блок лабораторных исследований, направленных на получение информации:

  1. о наличии антител к риккетсиям группы КПЛ в клиническом материале (сыворотка крови).
  2. о географическом распространении «старых» и «новых» видов риккетсий и их роли в патологии человека при использовании антигенов различных видов риккетсий в качестве основы твердофазного непрямого варианта ИФА.

Предложенная нами схема исследования является универсальной и может быть использована с антигенами различных видов риккетсий, в зависимости от их циркуляции на определенной территории (рис.2).

Применение данного алгоритма позволило в большинстве случаев расшифровать этиологию лихорадочных заболеваний у людей с лабораторно не подтвержденными случаями КЭ и/или ИКБ и больных с серологически не верифицированными случаями заболеваний после контакта с клещами в сочетанных природных очагах северных районов Омской области. В частности установлено существование в Называевском районе Омской области нового природного очага клещевого риккетсиоза, эпидемическое проявление которого отмечается с 2003 г.

Рис.2. Схема серологического мониторинга за КР.

       Использование разработанного алгоритма для скрининга донорского сырья на наличие антител против комплекса возбудителей клещевых инфекций может стать основой для получения поливалентных препаратов «противоклещевых» иммуноглобулинов. Обнаружение в препаратах «иммуноглобулина человека нормальный» антител к риккетсиям группы КПЛ свидетельствует о том, что для изготовления этого препарата используют иммунную донорскую плазму. Следовательно, это означает наличие резервов для выпуска препарата иммуноглобулина против КР.

ВЫВОДЫ

1. Определены территориальное и временное распределение очагов КР, место КР в структуре заболеваемости инфекций, передающихся иксодовыми клещами в современный период. Выявлена тенденция к снижению заболеваемости КР в РФ (Тсн=6,4%). Изменение территориального распределения заболеваемости КР в период высокого уровня (1993-2001 гг.) и в период с низким уровнем заболеваемости (2003-2009 гг.) произошло за счёт увеличения доли заболеваемости в Западной Сибири с 24,5 % до 56,0 % и на Дальнем Востоке с 7,5 % до 21,0 %, при этом доля заболеваемости в Восточной Сибири снизилась с 68,0 % до 23,0 %. В структуре заболеваемости инфекциями, передающимися иксодовыми клещами, КР занимает третье ранговое место после ИКБ и КЭ, составляя около 16%.

2. Разработанный непрямой твердофазный вариант иммуноферментного анализа для выявления антител к антигенам риккетсий группы клещевой пятнистой лихорадки обладает высокой чувствительностью (92-100%) и специфичностью (99%) для диагностики клещевого риккетсиоза.

3. Применение иммуноферментных тест-систем для обнаружения антител классов IgM и IgG к антигену R. sibirica subsp. sibirica в парных сыворотках крови позволило верифицировать диагноз клещевого риккетсиоза у заболевших в подавляющем большинстве случаев (78 %), в том числе при отрицательных результатах РСК.

4. Использование в системе эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы КПЛ современных методов диагностики (ИФА) позволяет улучшить выявляемость случаев заболеваний КР, организовать качественное информационное обеспечение системы эпидемиологического надзора и этим повысить её диагностическую эффективность. Впервые получены серологические данные, свидетельствующие о циркуляции на севере Омской области двух антигенных вариантов риккетсий группы КПЛ.

5. Система эпидемиологического надзора за КР группы КПЛ, основанная на материалах серологического мониторинга использующая метод ИФА, является более чувствительной, информативной и позволяет организовать качественную систему эпидемиологического контроля.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Выделение и изучение культуральных свойств анаплазм и получение анаплазмозного антигена / Л. В. Кумпан, Н.В. Рудаков, К.К. Бейсембаев, И.Е. Самойленко, Т.Г.Чепурко, Н.В Абрамова // Актуальные проблемы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения : материалы 7 межрегион. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Омск, 2007. – Т. 2. – С. 135-137.
  2. Изучение культуральных свойств риккетсий новых генотипов / Н. В. Абрамова [и др.] // Актуальные проблемы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения : материалы 7 межрегион. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Омск, 2007. – Т. 2. – С. 94-96.
  3. Выявление протеобактерий (бартонелл и риккетсий), спирохет (боррелий) и вируса клещевого энцефалита у иксодовых клещей, мелких млекопитающих, в клиническом материале пациентов / А. Н. Коломеец, Н.В. Абрамова [и др.] // Актуальные проблемы сохранения здоровья населения Сибири. – Омск, 2008. – С.228-231.
  4. Клинико-эпидемиологический анализ результатов выявления антител к различным видам риккетсий у больных с подозрением на клещевую нейроинфекцию в северных районах Омской области / Н. А. Пеньевская, Н.В. Рудаков, Н.В. Абрамова [и др.] // Сибирский мед. журн. – 2009. –Т.91, № 8. – С. 48-53.
  5. Анализ случаев выявления антител к различным видам риккетсий у лихорадящих больных с подозрением на клещевую нейроинфекцию в северных районах Омской области. / Н. А. Пеньевская, Н.В. Рудаков, Н.В. Абрамова [и др.] // Актуальные проблемы природной очаговости болезней : материалы Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. 70-летию теории акад. Павловского. – Омск, 2009. – С. 95-96.
  6. Применение иммуноферментного анализа для серологической диагностики инфекций, вызываемых риккетсиями из группы КПЛ / Н. В. Абрамова [и др.] // Актуальные проблемы природной очаговостии болезней : материалы Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. 70-летию теории акад. Павловского. – Омск, 2009. – С. 93-94.
  7. Клинико-эпидемиологический анализ результатов выявления антител к различным видам риккетсий у больных с подозрением на клещевую нейроинфекцию. / Н. А. Пеньевская, Н.В. Рудаков, Н.В. Абрамова [и др.] // Актуальные проблемы природной очаговости болезней: материалы Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. 70-летию теории акад. Павловского. – Омск, 2009. – С. 192-197.
  8. Совершенствование методов серологической диагностики в системе эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы клещевой пятнистой лихорадки / Н. В. Абрамова [и др.] // Актуальные проблемы природной очаговости болезней : материалы Всерос. конф. с междунар. участием, посвящ. 70-летию теории акад. Павловского. – Омск, 2009. – С. 87-90.
  9. Многообразие клещевых трансмиссивных инфекций в природных очагах подзоны южной тайги на территории Омской области / Н. А. Пеньевская, С. А. Рудакова, Н. В. Рудаков, Н. В. Абрамова [и др.] // Журн. инфекц. патологии. – 2009. – Т. 16, № 3. – С. 170-171.
  10. Апробация иммуноферментного анализа для серологической диагностики инфекций, вызываемых риккетсиями группы клещевой пятнистой лихорадки / // Н. В. Абрамова [и др.] // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. – 2010. – № 1. – С. 17-21.
  11. Микроорганизмы порядка Rickettsiales и вызываемые ими заболевания России / Н. В. Рудаков, С. Н. Шпынов, И. Е. Самойленко, Л. В. Кумпан, Т. А. Решетникова, Н. В. Абрамова // Дальневост. журн. инфекц. патологии. – 2010. – № 17. – С. 155-159.
  12. Совершенствование методов серологической диагностики в системе эпидемиологического надзора за риккетсиозами группы клещевой пятнистой лихорадки / Н. В. Абрамова [и др.] // Сибирский мед. журн. – 2010. – № 1. – С. 44-47.
  13. Современные технологии изучения Rickettsiales / Н. В. Рудаков [и др.] // Журн. инфекц. патологии. – 2009. – Т. 16, № 3. – С. 187-188.
  14. Спектр антител к возбудителям клещевых трансмиссивных инфекций и гельминтозов в препаратах иммуноглобулинов из крови жителей сибирских регионов / Н. А. Пеньевская С. А. Рудакова, Н. В. Абрамова [и др.] // Журн. инфекц. патологии. – 2009. – Т. 16, № 3. – С. 171-172.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.