WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

БАЙЫСБЕКОВА

Альфия Гильматовна

ПОПУЛЯЦИОННО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ УЙГУРСКОЙ СЕЛЬСКОЙ ПОПУЛЯЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

03.02.07 - генетика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Москва 2012

Работа выполнена в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии Министерства Здравоохранения республики Казахстан

Научный руководитель:

  доктор биологических наук, доцент Березина Галина Михайловна

Официальные оппоненты:

Петрин Александр Николаевич, доктор медицинских наук, профессор

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава, заведующий лабораторией медицинских генетических технологий

Галкина Варвара Александровна, кандидат медицинских наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Медико-генетический научный центр» Российской академии медицинских наук, ведущий научный сотрудник научно-консультативного отдела

Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М.Сеченова»

Защита состоится «___» _______  2012 г. в ___ часов на заседании Диссертационного ученого совета Д 001.016.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Медико-генетический научный центр» Российской академии медицинских наук (115478, Москва, ул. Москворечье, 1)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения «Медико-генетический научный центр» Российской академии медицинских наук по адресу: 115478, Москва, ул. Москворечье, д.1.

Автореферат разослан  «______»___________________ 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета Д 001.016.01

по защите докторских и кандидатских диссертаций,

доктор медицинских наук, профессор               Зинченко Рена Абульфазовна

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Изучение генетической структуры, сходства и разнообразия геномов различных популяций - ведущие направления популяционной генетики человека. Для оценки  состояния генофонда популяции, их динамики,  необходимо проводить комплексное изучение популяционно-демографических и молекулярно-генетических характеристик, анализ основных факторов микроэволюции и выяснение их роли в формировании генетической дифференциации популяций (Зинченко Р.А. и др., 2009). Существует множество различных способов описания генетической структуры популяций с помощью разнообразных параметров, однако каждый из них в отдельности не является исчерпывающим и только применение различных подходов в совокупности дает возможность комплексного изучения генетической структуры популяций. Для исследования генофондов современных популяций человека и механизмов, определяющих генетическое разнообразие внутри популяций и различия между ними, популяционная генетика широко использует полиморфизм ДНК ядерного генома, что дает сбалансированную характеристику генофонда популяции в целом и позволяет выявить объективную картину генетического разнообразия популяции (Excoffier L. et al., 1996; Хуснутдинова Э.К., 1999). Изучение полиморфизма ДНК ядерного генома в популяциях человека важно как для молекулярно-генетической характеристики генофонда народов и генетических взаимоотношений между ними, так и для решения общетеоретических проблем популяционной генетики человека. Изучение генетической структуры и степени дифференциации сельских популяций на основе классических и современных молекулярных методов, применяемых в популяционной генетике, значительно расширяет спектр видов изученных популяций, увеличивает область применения результатов проведенных исследований (Ревазов А.А., 1985; Гинтер Е.К., 2003; Ельчинова Г.И., 2004).

       Несомненный интерес для популяционных исследований представляет многонациональная Республика Казахстан. Популяция уйгуров – одна из многочисленных и неизученных этнических групп, проживающих на территории Алматинской области Республики Казахстан. Популяционные исследования уйгурского этноса малочисленны и не систематизированы. До настоящего времени не проведено изучение популяционных параметров генетической подразделенности сельской уйгурской популяции, уровня, структуры и динамики инбридинга, генного разнообразия и генетической дифференциации по данным аутосомных полиморфных ДНК-маркеров ядерного генома, не определено местоположение уйгуров на филогенетическом древе современного человека, что является необходимым для выяснения особенностей генетической структуры, межэтнических взаимоотношений, миграции и эволюции генофондов народов.

Данная работа входит в состав генетико-эпидемиологического обследования казахстанских уйгуров с оценкой отягощенности региона наследственной патологией и частоты врожденных пороков развития (ВПР) и является этапом комплексного исследования.

Цель работы.

Провести анализ популяционно-генетической структуры (основных демографических показателей, параметров изоляции расстоянием Малеко, параметров репродуктивного поведения и индекса Кроу, брачно-миграционных характеристик) и факторов генетической дифференциации по данным ДНК-маркеров ядерного генома уйгурской сельской популяции Республики Казахстан.

Задачи исследования.

  1. 1. Изучить основные генетико-демографические параметры формирования генетической структуры сельской популяции Уйгурского района Алматинской области Республики Казахстан.
  2. 2. Изучить особенности репродуктивного поведения и индекса максимально  возможного естественного отбора уйгуров сельской популяции Уйгурского района Алматинской области Республики Казахстан.
  3. 3. Оценить параметры микроэволюции тестируемой популяции на основании анализа брачно-миграционной структуры (параметры изоляции расстоянием Малеко, индекс эндогамии).
  4. 4. Определить частоты генотипов, аллелей и генетическую дифференциацию сельской популяции уйгуров Казахстана по данным Alu-полиморфизма ядерного генома (ACE, PV92, TPA25, Ya5NBC27, Ya5NBC148, APOA1) и генов TNF-a, TP53, ITGB-3.
  5. 5.Определить местоположение популяции уйгуров на филогенетическом древе современного человека по данным аутосомных ДНК-маркеров ядерного генома.        

Научная новизна.

       Впервые изучены генетико-демографические параметры формирования популяционной структуры и факторы, обусловливающие генетическую дифференциацию сельской популяции Уйгурского района Алматинской области, выявлено, что популяция Уйгурского района ранга сельский округ с преимущественно уйгурским населением относится к растущему типу с расширенным воспроизводством населения; анализ компонент максимально возможного естественного отбора в уйгурской популяции отражает наличие адаптивных комплексов и приспособленности в популяционной системе с низким давлением естественного отбора за счет дифференциальной плодовитости.

       Впервые определены параметры микроэволюции тестируемой популяции ранга сельский округ на основании анализа брачно-миграционной структуры (параметры изоляции расстоянием Малеко, индекс эндогамии, уровень инбридинга), свидетельствующие о генетической дифференциации сельских округов Уйгурского района и характеризующиеся высокой долей однонациональных браков, низкой интенсивностью и радиусом миграций, высоким уровнем локального родства, положительной брачной ассортативностью по национальному признаку.

Впервые определено, что размером элементарной популяции для Уйгурского района Алматинской области является группа сельских округов.

  1. Впервые определены частоты генотипов и аллелей сельской  популяции уйгуров Казахстана по 9 аутосомным локусам (ACE, PV92, TPA25, Ya5NBC27, Ya5NBC148, APOA1; TNF-a, TP53, ITGB-3 ядерного генома.
  2. Впервые проведена оценка генного разнообразия и генетической подразделенности сельской уйгурской популяции по данным о полиморфизме аутосомных ДНК локусов, в результате которой установлен высокий уровень общего генетического разнообразия, относительно низкий уровень генетической подразделенности изученной сельской популяции, что позволило рассматривать уйгуров как единую этническую систему.
  3. Впервые определено местоположение популяции уйгуров на филогенетическом древе современного человека по данным аутосомных ДНК-маркеров ядерного генома, выявлено, что уйгуры занимают промежуточное положение между европеоидными и монголоидными популяциями, тяготея к последнему компоненту.

       

Теоретическая и практическая значимость.

Популяционно-генетическая характеристика сельской уйгурской популяции является новой информацией для геногеографического изучения и будет использована для прогнозирования распространенности наследственной патологии в регионе, разработки методов оптимизации медико-генетического консультирования сельского населения и профилактических мероприятий, направленных на снижение частоты генетических нарушений.

Данные по распределению частот аллелей ядерных локусов является важным вкладом в изучение генофонда уйгурской популяции и могут применяться в судебно-медицинской экспертизе для идентификации личности и определения генетического родства.

Данные исследования необходимо учитывать при дальнейшем моделировании популяционно-генетических процессов, происходящих в сельских регионах Казахстана.

Полученные сведения могут быть применены в научно-педагогическом процессе на исторических, биологических и медицинских факультетах.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Сельская уйгурская популяция характеризуется расширенным типом воспроизводства с преобладанием однонациональных браков, положительной брачной ассортативностью по национальному признаку, низкой интенсивностью метисации, интенсивностью и радиусом миграций, высоким уровнем локального родства.

2. Естественный отбор в исследуемой популяции отражает наличие адаптивных комплексов и приспособленности в популяционной системе, оказывает низкое давление, наибольший вклад в который происходит за счет генетических различий в показателях компоненты дифференциальной плодовитости и дифференциальной смертности.

3. Элементарной популяционной единицей уйгурской сельской популяции  является группа сельских округов. Уровень локального родства в сельских округах Уйгурского района отражает величину их эффективного размера и  индекса эндогамии.

4. Популяционные частоты генотипов и аллелей Alu-инсерционных локусов и генов предрасположенности к мультифакториальной патологии определяют уровень общего генетического разнообразия, уровень генетической подразделенности изученной сельской популяции, что позволяет рассматривать уйгуров как единую этническую систему.

5. Уйгуры на филогенетическом древе по Аlu-инсерционным частотам  ядерных локусов занимают промежуточное положение между европеоидными и  монголоидными группами популяций.

Апробация работы.

Результаты исследования были представлены на XX International congress of genetics (Berlin, Germany, 2008), конференции акушеров-гинекологов «Репродуктология и перинатология: современный взгляд на проблему» (Алматы, 2009), 1 Республиканском съезде медицинских генетиков Казахстана (Алматы, 2009), XIII Международной научной конференции (Хургада, Египет 2009), European Human Genetics Conference (ESHG-EMPAG, Gothenburg, Sweden, 2010), Республиканской  научно-практической конференции «Эффективные перинатальные технологии в улучшении репродуктивного здоровья» (Актау, 2010), 14 Международной научной конференции (Римини, Италия, 2010).

Личный вклад автора.

Автором проработана отечественная и зарубежная литература по теме диссертации. Автор лично принимал участие в сборе записей актов о заключении браков из Областного архива ЗАГС, наборе демографических анкет, обработке материалов Государственной отчетности, данных результатов Переписи населения и официальной статистической отчетности республики Казахстан, самостоятельно осуществлял выделение ДНК из образцов крови, проводил ПЦР и ПДРФ анализ. Автор лично провел статистический анализ полученных данных, сформулировал выводы и опубликовал результаты работы в научных журналах.

Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 17 печатных работ, в том числе 4 статьи в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки для опубликования основных научных результатов диссертации

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа изложена на 182 страницах машинописного текста, иллюстрирована 32 таблицами и 21 рисунком, состоит из введения, обзора литературы, экспериментальной части (материалы и методы), описания результатов и их обсуждения, выводов, списка цитируемой литературы, включающего 383 источника, из них 179 отечественных и 204 зарубежных.

II. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Объектом исследования была выбрана сельская популяция Уйгурского района Алматинской области Республики Казахстан с общей численностью  62 981 человек, состоящая из 14 сельских округов, основная часть населения в которых (60 - 94,4 %) представлена уйгурами, отличающаяся по своим размерам, географическому расположению, демографическим и социальным характеристикам.

Материалы исследования. Для изучения генетической структуры сельской уйгурской популяции  использованы результаты Всесоюзной переписи населения 1989 года, переписи населения Республики Казахстан 1999, 2009 годов и материалы официальной статистической отчетности (национальный состав, численность, половозрастная структура). Была собрана информация о браках Уйгурского района Алматинской области, общее количество которых составило 2743 за 2005-2009 годы.

С целью изучения репродуктивных параметров и индекса потенциального отбора Кроу проанализированы генетико-демографические анкеты, ориентированные на женщин пострепродуктивного возраста, всего 203 анкеты из обследуемого региона.

Материалом для молекулярно-генетической части работы послужили  образцы ДНК, выделенные из 10 мл периферической крови неродственных лиц уйгурской национальности  обследуемого региона (131 проба). Этническая принадлежность (до третьего поколения) устанавливалась при опросе обследуемых индивидов. Во всех случаях составлены анкеты и получено письменное информированное согласие о проведении медико-генетических исследований.

Методы исследования. Полученная в ходе исследования информация обрабатывалась методами, традиционно применяемыми в популяционной генетике (Bodmer W.F., Cavalli-Sforza L.L. , 1976; Лакин Г.Ф. ,1990; Ли Ч. , 1978).

Для анализа брачной структуры исследуемой популяции все браки проанализировали с учетом деления на однонациональные, межнациональные и  межрасовые. Определен коэффициент брачной ассортативности (Н), расценивающийся, как количественная оценка изолированности популяции по национальному признаку (Бочков Н.П. и др., 1984).

Уровень локального родства оценивали через модель изоляции расстоянием Малеко (Malecot G., 1973, Morton N.E., 1977).

Для анализа миграционных процессов  использовали метод матриц миграций (Bodmer W.F., Cavalli-Sforza L.L.,1976).

Для оценки интенсивности  естественного отбора использован метод Кроу (Crow J.F. , 1958).

Выделение ДНК проводили на станции ABI PRISM 6.100 Nucleic Acid PrepStation согласно протоколу, прилагаемому к реагентам.

Генотипирование Alu-инсерций (ACE, PV92, TPA25, Ya5NBC27, Ya5NBC148, APOA1) и аллелей генов TNFa, TP53, ITGB-3 проводили с использованием полимеразной цепной реакции синтеза ДНК (ПЦР) и ПДРФ-анализа ядерной ДНК с применением специфичных олигонуклеотидных праймеров и рестриктаз. ПЦР проводили в стандартной смеси на термоциклере «Techne» в 19-23 мкл реакционной смеси. Условия проведения ПЦР варьировали в зависимости от праймеров. Амплификация проводилась в стандартной смеси на термоциклере «Techne» в 19-23 мкл реакционной смеси. Для анализа мутаций использован диагностический набор реагентов для амплификации и рестрикции ДНК, производства ФГУП "ГосНИИ генетика" лаборатории молекулярной диагностики и геномной дактилоскопии (г. Москва, Россия). Результаты амплификации анализировали с помощью вертикального электрофореза в 6 %-ном полиакриламидном геле, нанося в лунки геля 10-12 мкл реакционной смеси. Все операции проводили в соответствии с общепринятыми методиками (Маниатис Т. и др., 1984).

Статистическая обработка результатов исследования включала в себя вычисление средних величин и их ошибок, дисперсии. Достоверность различий оценивалась при помощи критерия Стьюдента и критерия хи-квадрат (Урбах В.Ю., 1964; Лакин Г.Ф., 1990). Частоты аллелей и их ошибки, соответствие распределения генотипов равновесию Харди-Вайнберга, наблюдаемую и ожидаемую гетерозиготность определяли с использованием пакета статистической программы BIOSYS-1 (Swofford and Selander, 1981).

III. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

Демографические характеристики уйгурской сельской популяции.

Впервые проведено комплексное популяционно—демографическое и молекулярно-генетическое изучение генетической структуры сельской уйгурской популяций Уйгурского района Алматинской области Республики Казахстан ранга сельский округ с различным национальным составом, генетической дифференциации уйгур по данным полиморфизма ядерной ДНК.

Демографические характеристики сельских округов Уйгурского района.

По представительству основных национальностей  (уйгуры и казахи), можно выделить сельские округа с преимущественно уйгурским населением – Аксуский (92,57 %), Аватский (87,35 %), Кольжатский (82,50 %), Тигерменский (68,58 %),  Бахарский (67,65 %), Чарынский (63,28 %), Чунджинский (56,99 % уйгур); с преимущественно казахским населением - Сумбинский  сельский округ (99,81 %), Кыргызсайский (70,35 %), Актамский (59,48 %) и Таскарасуский (58,26 % казахов)  сельские округа; и сельские округа со смешанным населением – Дардамтинский (50,29 % казахи и 49,54 % уйгуры), Кетменский (54,74 % казахи и 44,6 % уйгуры), Молодехканский (51,29 % казахи и 47,86 % уйгур) сельские округи.

               По характеру половозрастной структуры населения популяция тестируемого района относится к растущему типу с расширенным воспроизводством (размер семьи 3,98).

Возрастные и репродуктивные параметры характеризуют динамику численности популяции, ее эффективный размер, являются отражением генетико-демографических процессов, степени распространения практики планирования семьи, регулирования рождаемости, плодовитости, размера семьи и, следовательно, эффективности процесса колебания генных частот во времени (Jorde L.B., 1980).

Показатель возраста вступления в брак по сельским округам в отдельности колеблется у мужчин уйгуров от 25,39±0,40 до 27,61±0,53, у женщин уйгурок от 20,80±0,25 до 23,89±0,32. По сельским округам Уйгурского района достоверно наибольшее значение брачного возраста отмечается в Кольжатском сельском округе: для мужчин уйгуров - 27,61±0,53 и женщин уйгурок - 23,89±0,32 по сравнению с наиболее молодым возрастом вступления в брак, выявленном в Таскарасуском сельском округе: для мужчин-25,39±0,40, для женщин-20,80±0,25 (t=3,34, Р<0,05; t=7,61, Р<0,05, соответственно). Анализ среднего возраста вступления в брак в уйгурской сельской популяции свидетельствует о благоприятной тенденции этого показателя  в плане риска реализации наследственной патологии, связанной с возрастом родителей.

Параметры репродукции

Общая плодовитость у уйгурок составила 5,01±0,20, что достоверно ниже этого показателя в изученных сельских популяциях у казашек (6,02±0,36; t=2,5, P<0.05) (Березина Г.М., 2005), у башкирок (6,74±0,09; t=7,9, P<0.05) (Ельчинова Г.И., 2007), киргизок (7,54 ±0,33; t=6,6, P<0.05) (Кучер А.Н., Солтобаева Ж.О., 2004).

Среднее число живорождений - 4,13±0,14, что достоверно выше аналогичного показателя у башкирок (3,34±0,04; t=5,52, P<0.05) (Ельчинова Г.И., 2007), калмычек (3,21±0,08; t=5,71, P<0.05) (Балинова Н.В., 2008); татарок (2,64±0,09;  t=8,95, P<0.05) (Шишко А.Н., 2011) и достоверно ниже показателя у казашек (5,02±0,08, t=5,52, P<0.05) (Березина Г.М., 2005), якуток (5,083±0,089; t=5,71, P<0.05) (Тарская Л.А., 2002), киргизок (5,95±0,27; t=5,98, P<0.05) (Кучер А.Н., 2004).

По среднему числу мертворождений и числу самопроизвольных выкидышей уйгурки сопоставимы со всеми этносами. Показатель среднего числа медицинских абортов у уйгурок составил  0,42±1,12, что достоверно ниже, чем в башкирской популяции (3,06±0,07; t=6,06, P<0.05) (Ельчинова Г.И., 2007). Полученные результаты свидетельствуют о практике планирования семьи в уйгурской популяции в виде применения средств контрацепции.

Доля женщин, не прерывавших беременность искусственно, составила 79,3 %, что больше, чем у всех изученных ранее этнических групп. Средний размер семьи 3,98 у уйгурок почти вдвое превышает значение 2,14-2,15, необходимое для простого воспроизводства и характеризует сельских уйгуров как популяцию с расширенным типом воспроизводства.

Для изучения возможного изменения параметров репродукции во времени общую группу женщин была разделена на 2 подгруппы. В первую были включены женщины в возрасте 45-55 лет на момент анкетирования, а во вторую-56 лет и старше.

При отсутствии различий в возрастных характеристиках по всем витальным параметрам обнаруживаются достоверные различия (рис. 1).

Общая плодовитость у женщин младшей возрастной группы (3,77±0,15) по сравнению со старшей возрастной группой (6,5±0,35) снизилась почти вдвое (t=7,17, сравнение по t-критерию). Среднее число живорождений уменьшилось в младшей возрастной группе, что связано с практикой планирования семьи, применением контрацепции (t=6,98). Уменьшение среднего числа мертворождений (от 0,41±0,13 в первой группе до 0,045±0,019 во второй, t=2,78) можно  связать с улучшением медицинского обслуживания. О практике применения контрацепции свидетельствует тенденция к снижению количества медицинских абортов в младшей возрастной группе (0,29 и 0,59).

Снижение значений основных витальных статистик в уйгурской сельской популяции, несмотря на ее изолированность (высокая эндогамность) и низкий уровень метисации с окружающим населением, характерно для многих современных популяций.

Рис. 1. Витальные статистики в двух возрастных группах.

В динамике наблюдается снижение числа беременностей, живорождений и мертворождений, медицинских абортов, возможно связанное с практикой планирования беременности, улучшением качества медицинской помощи, использованием контрацепции. Изучение временных изменений параметров репродукции  уйгурской популяции отражает сложившиеся мировые тенденции (снижение рождаемости, практика планирования семьи, уменьшение давления естественного отбора) и подтверждает гипотезу, что репродуктивное поведение женщины в современном обществе определяется не только физиологическими, но и социально-экономическими факторами.

Индекс Кроу и его составляющие. Анализ компонент максимально возможного потенциального отбора в уйгурской популяции составил Itot=0,232 и отражает наличие адаптивных комплексов и приспособленности в популяционной системе с низким давлением естественного отбора в основном за счет  фференциальной плодовитости (If=0,187) и в меньшей степени - дифференциальной смертности (Im=0,038).

Расположив значения индекса дифференциальной плодовитости и смертности  у  уйгуров и различных этнических групп в ортогональных осях Im, If, обнаруживаем (рис.2), что можно выделить 4 крупных кластера.

В отдельном кластере объединяются народы Поволжья (чуваши, башкиры, удмурты, калмыки). Якуты образуют свой собственный кластер. Уйгуры, киргизы и казахи образуют самостоятельный кластер по ортогональной оси Im. Однако следует отметить, что казахи также входят в кластер с народами Южной Сибири по ортогональной оси If. Данная картина объясняется тем, что выборки киргизов и уйгуров собраны из их районов проживания, выборка же казахов собрана со всей территории Республики Казахстан. Индекс тотального отбора для уйгурок оказался в пределах варьирования этого показателя во всех изученных популяциях человека 0,27-3,16 (Пузырев В.П. и др., 1999; Спицына Н.Х., 2004; Ельчинова Г.И. и др., 2004),  что говорит о сходном уровне жизни исследованной сельской популяции Казахстана и, возможно, о сходном генетически обусловленном взаимодействии с окружающей средой.

Рис. 2. Расположение исследованных популяций в осях Im, If .

Таким образом, полученные данные позволяют сделать вывод о том, что уйгурская популяция отличается генетико-демографическим своеобразием, которое может отразиться и на распределении груза наследственной патологии в регионе, что потребует дальнейшего изучения.

Брачно-миграционная структура сельских популяций.

Анализ брачно-миграционной структуры дает возможность оценить биологические границы исследуемых популяций, т.е. размер элементарной популяции, меру ее изолированности, характер связи с соседними популяциями, что очень важно для понимания характера микроэволюционных процессов у сельских уйгуров Казахстана. Миграционные процессы относятся к основным факторам, формирующим популяции человека, изменяющим генофонд и формирующим новые генотипы, способствующим увеличению гетерогенности и меняющим генетическую структуру популяций.

Анализ миграционных матриц показал, что процесс формирования генофонда сельских округов Уйгурского района с преимущественно уйгурским населением происходит за счет генетического вклада самих сельских округов и района. Наибольший вклад вносят: сельский округ - 41,15 %, Уйгурский район -20,43 %, Алматинская область -8,51 %. Соседние области составляют 1,46 %, вклад Казахстана составил 2,5 % , Зарубежье-1.37 % .

Однако изучение миграционных процессов по сельским округам показал, что информация более точна и разнообразна в ранге сельского округа. Так, наиболее изолированным выступает Кольжатский сельский округ (82,35 % уйгурское население) - удельный вес браков между уроженцами этого сельского округа составляет 72,22 %, вклад Уйгурского района -9,72 %, вклад области, республики является низким - 2,31 % и 0,92 %. В Чарынском (63,28 % уйгуров), Аксуском (92,57 % уйгуров), Молодехканском (47,86 %  уйгуров и 51,29 % казахов) сельских округах также высокий удельный вес браков между уроженцами округа - 60,20 %, 55,76 % и 48,33 %, соответственно. Вклад Уйгурского района (более 60 %) высок в Бахарском сельском округе (67,65 % уйгуров), по другим сельсоветам (Сумбе, Таскарасу, Тигермен, Ават, Кетмен и Кыргызсай) представлен от 23,4 %-26,02 %.

Наименее изолированными представлены Сумбинский (99,8 % казахского населения) и Кыргызсайский (70,35 % казахи) сельские округа, в которых генетический вклад сельского округа и района практически одинаковы. В Сумбе он составил 31,15 %, и 23,84 % соответственно, в Кыргызсайском сельском округе - 20,21 % и 23,4 % . Вклад области и республики является низким во всем Уйгурском районе, колеблется от 0,48 % в Аксу до 4,80 % в Сумбе, соответственно.

Внешние миграции в Уйгурском районе Алматинской области наиболее представлены в Актамском (2,77 %), Кыргызсайском (2,65 %), Чунджинском (2,16 %) сельских округах, но все-таки не значительны. В целом полученные нами миграционные параметры приближаются к показателям сельских популяций Казахстана, СНГ и Средней Азии, описанных ранее (Ревазов А.А., 1985; Березина Г.М., 2005).

Индекс эндогамии в Уйгурском районе достаточно высок и составил  0,41. В ранге сельских округов наибольшая генетическая изолированность обнаружена в популяции с преимущественно уйгурским населением - Кольжатского сельского округа (0,72), Чарынского сельского округа (0,60), и Аксуского сельского округа (0,56). Чунджинский, Молодехканский, Аватский, Тигерменский и Актамский сельские округа имеют небольшой индекс эндогамии от 0,41-0,48. Наименее изолированным является Бахарский сельский округ (индекс эндогамии 0,09) и Кыргызсайский сельский округ 0,20, что можно связать с близостью к районному центру и автомобильной дороге.

Однако при изучении индекса эндогамии по национальностям для браков к*к, у*у (табл. 1) выявлено, что индекс эндогамии по Уйгурскому району составил 0,74 по всем бракам, для казахов-0,60, для уйгуров -0,88.Для уйгуров индекс эндогамии крайне высок, такие значения наблюдались в Сернурском районе Марий Эл ( причем как для марийцев, так и для русских) (Ельчинова Г.И., 1996). Казахи Ууйгурского района по индексу эндогамии сопоставимы с казахами Бескарагайского района Восточно-Казахстанской области (0,522), Щербактинского района Павлодарской области (0,548). Наибольшая генетическая изолированность у казахов обнаружена в популяции Улытауского района Карагандинской области (индекс эндогамии 0,88). (Березина Г.М., 2005).

Высокая эндогамность обнаружена для популяций ранга «сельский округ»: у уйгуров Кольжатского сельского округа (0,99), Чарынского сельского округа (0,95) и Тигерменского сельского округа (0,90). У казахов Уйгурского района для популяции ранга «сельский округ» индекс эндогамии варьирует от 0,51 в Молодехкане до 0,90 в Сумбе. Полученные данные позволяют считать сельский округ элементарной популяционной единицей. Таким образом, популяцию уйгуров можно определить как подразделенный изолят. Уйгуры оказались менее склонными к перемещениям, нежели казахи. Невысокую миграционную активность можно трактовать как наличие благоприятных условий жизни уйгуров в Казахстане (относительно высокий уровень жизни, доступное медицинское обслуживание, отсутствие этнической дискриминации).

Таблица 1. Индекс эндогамии для однонациональных браков

Популяция

(сельский округ)

к*к по Уйгурскому району

у*у по Уйгурскому району

количество

ИЭ

количество

ИЭ

Чунджа

133

0,52

382

0,85

Ават

18

0,90

103

0,89

Аксу

4

0,80

170

0,87

Актам

29

0,73

25

0,93

Бахар

10

0,50

72

0,83

Дардамты

45

0,52

66

0,87

Кетмень

61

0,69

68

0,87

Кольжат

12

0,71

75

0,99

Кыргызсай

34

0,51

13

0,87

Молодех

50

0,74

45

0,88

Сумбе

130

0,60

26

0,84

Таскарасу

49

0,60

34

0,87

Тигермен

31

0,74

61

0,90

Чарын

36

0,61

110

0,95

Уйгурский район

642

0,60

1250

0,88

При анализе брачной структуры явлено, что Уйгурский район характеризуется высоким удельным весом однонациональных браков (92,02%), сниженной долей межнациональных браков (7,11%) и практически отсутствием межрасовых браков (0,95%).При сравнении брачной структуры сельской уйгурской популяции с другими сельскими популяциями СНГ, принципиальных отличий не наблюдается, так как частота МБ и МРБ для различных национальностей сельского населения одинаково низкая (Тарская Л.А.,2003; Посух О.Л.,1996; Санчат Н.О., 1998; Ельчинова Г.И.. 1995; Березина Г.М., 2005).

Анализ показателей брачной ассортативности выявил, что в популяции Уйгурского района для всех изученных групп населения наблюдается положительная брачная ассортативность по национальному признаку: уйгуры - 1,62, казахи – 2,31,  русские – 26,67. Высокие значения Н у представителей русских в Уйгурском районе объясняются малым представительством и стремлением вступать в однонациональные браки. Как свидетельствуют данные литературы, большинство исследуемых сельских популяций характеризуются положительной брачной ассортативностью по национальному признаку и предпочтительным вступлением в брак с лицами своей же национальности (Бочков Н.П. и др., 1984; Ревазов А.А.., 2003; Ельчинова Г.И.. 1997; Березина Г.М., 2005; Тарская Л.А., 2003).

Интенсивность метисации трех этнических групп невысока - доля казахско-уйгурских браков в Уйгурском районе 6,3 %. При такой интенсивности метисации уйгуров и казахов в Уйгурском районе для полусмешения потребуется более 10 поколений. Смешение казахов и уйгуров с русскими еще незначительнее - до 1,5 % казахско-русских браков. Такая интенсивность метисации является крайне низкой. Отметим, что данный уровень метисации характеризует лишь период начала ХХ века, оценить, каким он был раньше или будет позже, на основании имеющихся у нас данных мы не можем.

Параметры изоляции расстоянием Малеко.

Инбридинг является одним из важнейших параметров, описывающих особенности генетической структуры популяций человека.

Определение уровня инбридинга в сельских популяциях имеет свои особенности. В сельских популяциях Казахстана нарушается допущение монофилетичности происхождения фамилии в коренных этнических группах (казахи, уйгуры) (Березина Г.М., 2005).

Модель изоляции расстоянием Малеко позволяет адекватно описывать популяционную структуру современного населения и неоднократно применялась при изучении популяций, в которых использование фамилий в качестве биологического маркера не представляется возможным  в силу объективных факторов. Важным достоинством модели изоляции Малеко является возможность оценки как межпопуляционного, так и внутрипопуляционного родства и изучения значительного числа субпопуляций (Cavalli-Sforza L.L., Bodmer W.F., 1971).

Анализ параметров модели изоляции расстоянием Малеко Уйгурского района по сельским округам показал наличие их генетической дифференциации. При сравнении параметров изоляции расстоянием Малеко для уйгурского и казахского населения в исследуемых округах Уйгурского района выявлено, что у уйгур локальный инбридинг a сопоставим с данным параметром у казахов, но несколько выше (0,00017 и 0,00012, соответственно), а степень изоляции расстоянием b в 2 раза выше, чем у казахов. Средняя квадратичная миграция у уйгуров составляет 144 км, что почти  вдвое ниже, чем у казахов (359 км), что подтверждает изолированность и низкую миграционную активность уйгурского населения. Значения локального инбридинга сходы с таковыми для чувашей в Республике Чувашия (0,0002-0,0005) Значения локального инбридинга у уйгур и казахов Уйгурского района сходны с таковыми для чувашей в Республике Чувашия (0,0002-0,0005) (Гинтер Е.К., 2006), у башкир в Бурзянском районе 0,009 (Ельчинова Г.И., 2007), у татар – от 0,0015 (Большеатнинский с/с Атнинского р-на) до 0,0185 (Верхнесердинский с/с Атнинского р-на) (Ельчинова Г.И. и др., 2011), у луговых марийцев в Сернурском и Оршанском районах от 0,00025-0,0017 (Ельчинова Г.И. и др., 1997).

При анализе в ранге сельский округ, у уйгур среднее квадратичное расстояние между местами рождения супругов с учетом дальних миграций () колеблется от 38,2 в Кольжате до 168,78 в Чундже. Среднее квадратичное расстояние между местами рождения супругов без учета дальних миграций (`) - от 31,17 в Кольжате до 74,15 в Чундже. Параметр b у уйгур колеблется от 0,033 в Чарыне до 0,081 в Дардамты, что еще раз подтверждает наличие изоляции расстоянием уйгурского населения.

Согласно рисунка 3, у уйгур наиболее изолированы Кольжатский (a=0,00946), Аватский (a=0,00529), Актамский (a=0,00498), и Тигерменский (a=0,00453), сельские округа. Данный показатель у казахов Уйгурского района также высок, колеблется от 0,00035 в Чундже до 0,00494 в Кыргызсае. Таким образом, уровень локального родства зависит от размера брачного рынка и представительства этносов в сельском округе.

Инбредный ландшафт. На рисунке 3 изображена схема инбредного ландшафта (Ельчинова Г.И., 2000). Данная схема дает наглядное представление о взаимоотношениях между округами районов. Наличие автотрассы Алматы – Чунджа - Кульджа способствует расширению границ элементарной популяции. На схеме четко прослеживаются два кластера, ориентация субкластеров вдоль путей сообщения. В верхней части рисунка расположена группа сельских округов, разделенных в два субкластера.

В южном кластере выделяются один кластер, с последующими соединениями сельских округов. Присоединение Колжатского сельского округа к южному и северному кластеру Уйгурского района происходит лишь на последнем уровне, соответствующем 0,7. Отмечено, что наличие шоссейных дорог играет существенную роль, прослеживается ориентация концентричных субкластеров вдоль путей сообщения.

Рис. 3. Схема инбредного ландшафта Уйгурского района Алматинской области.

               Таким образом, размер элементарной популяции можно оценить как компактную группу сельских округов, наличие путей сообщения способствует расширению границ элементарной популяции. На территории Уйгурского района проживают, практически не смешиваясь, две популяции - казахи и уйгуры. Уйгурскую популяцию можно охарактеризовать как подразделенный изолят, казахская популяция не обнаруживает существенных отличий от других сельских казахских популяций. Последствиями столь выраженной изолированности уйгуров может быть гомозиготизация уйгуров и, соответственно, увеличение груза аутосомно-рецессивной наследственной патологии в Уйгурском районе.

Генетическая дифференциация уйгурской сельской популяции по данным полиморфных ДНК-маркеров ядерного генома.

  1. Согласно данных литературы полиморфизм ядерных маркеров ДНК предоставляет более содержательную картину генетического разнообразия, лучше дифференцирует европейские и азиатские популяции, включая кластеры внутри них, что не удается с помощью других известных маркерных систем (Excoffier L. et al., 1996). С целью анализа структуры генофонда уйгур изучены 9 аутосомных полиморфных локусов ядерного генома: ACE; PV92; TPA25; Ya5NBC27; Ya5NBC148; APOA1; TNF-А; TP53; ITGB-3.

Изученные Alu-инсерции оказались полиморфными в популяции уйгур. Наибольшая частота Alu-инсерции в Уйгурском районе выявлена по локусу APOA1 (0,6947), наименьшая – по локусу Ya5NBC27 (0,2328). Промежуточные значения обнаружены в локусах: YaNBC148 - 0,3626; PV92 - 0,4695; TPA25 - 0,4504; ACE  - 0,5725.

В целом, для популяции уйгуров, проживающих в Казахстане, наблюдаются широкие пределы вариации частот Alu-инсерций, характерные как для европеоидов, так и для монголоидов. Азиатский компонент в генофонде изученной популяции подтверждает относительно низкая частота Alu-инсерции в локусе APOA1 (0,6947), относительно высокая частота вставки в YaNBC148 (0,3626), наличие YaNBC27-инсерции. Относительно низкая частота Alu-повтора в локусе PV92 у уйгуров (0,4695)  указывают на вклад европеоидного компонента в генофонд популяции. Частоты Alu-инсерций в локусах ACE и TPA25, зафиксированные в изученной популяции, характерны как для европеоидных, так и для азиатских популяций.

По распределению частот Alu-инсерций в популяции поддерживается равновесие Харди-Вайнберга, кроме локуса TPA25, Ya5NBC148, PV92, (χ2H-W = 7,1437; 7,4563; 11,9927 , соответственно, p<0,0500). Вероятнее всего обнаруженное отклонение отражает относительно высокий уровень инбридинга в уйгурской популяции вследствие малой численности и высокой степени изоляции. Значение теоретической гетерозиготности по изученным Alu-инсерциям варьировало от 0,3572 до 0,4981. В среднем, величина ожидаемой гетерозиготности по Alu-инсерционным локусам составила 0,4598, что указывает на существование значительного внутрипопуляционного генетического разнообразия.

В уйгурской популяции частоты генотипов TP53 составили – 0,1526 (АА), 0,4580 (РA), 0,3893(РР); аллелей – 0,3817 (А), 0,6183 (Р). Выявлено, что частота генотипа РР (0,3893) у уйгур выше, чем в популяции Германии (0,0737), Китая (0,01064), Турции (0,1121), Ирана (0,1951), Казахстана (0,0465); кроме белого населения США (0,6154). Частота аллеля Р (0,6183) в выборке уйгур из Казахстана также выше, чем в вышеперечисленных  популяциях, но ниже, чем в популяции белого населения США (0,7949). Значение теоретической гетерозиготности и величина ожидаемой гетерозиготности составили 0,4580 и 0,4720, соответственно. Эмпирические  распределения генотипов и аллелей гена TP53 в уйгурской популяции не имеют отклонения от теоретически ожидаемого равновесным распределения Харди - Вайнберга, (χ2H-W = 0,06, p=0,9806).

Частоты генотипов гена ITGB3 составили - 0,1068 (PP), 0,7022 (LP), 0,1908 (LL); аллелей -0,4580 (P), 0,5420 (L). Выявлено, что частота  генотипа АА у уйгур выше, чем у китайцев (0), корейцев (0,012), русских (0,008), но ниже, чем у англичан (0,029), итальянцев (0,022). Частота аллеля А (0,3321) в выборке уйгур из Казахстана схожа с таковой в популяции китайцев (0,3103), и отличается от всех остальных. Статистически достоверных различий между популяцией уйгур и другими популяциями мира по частоте генотипов не выявлено. Значение теоретической гетерозиготности и  величина ожидаемой гетерозиготности составили 0,4965 и 0,7023, соответственно. Эмпирические распределения генотипов и аллелей гена ITGB3 в уйгурской популяции отклонены от теоретически ожидаемого равновесным распределения Харди-Вайнберга, (χ2H-W = 20,875, p=0,000).

В уйгурской популяции частоты генотипов TNF-А составили – 0,015267 (АА), 0,633588 (GA), 0,351145 (GG); частоты аллелей составили – 0,3321 (А), 0,6679 (G). Значение теоретической гетерозиготности и величина ожидаемой гетерозиготности составили  0,4436 и 0,6336, соответственно. Эмпирические распределения генотипов и аллелей гена TNF-А в уйгурской популяции отклонены от теоретически ожидаемого равновесным распределения Харди-Вайнберга, (χ2H-W =24.0317, p=0,000).

               На основе данных по распределению частот Alu-инсерций были рассчитаны генетические расстояния и построена дендрограмма (рис.4). В результате анализа было показано, что на схеме четко выделяются 2 кластера. В первый кластер с наименьшим генетическим расстоянием (0,009894) вошли уйгуры и казахи, с дальнейшим присоединением узбеков и башкир. Во второй кластер вошли народы Волго-Уральского региона России (татары, коми, марийцы, мордва), в последнюю очередь с наибольшим расстоянием (0,174101) присоединились китайцы.

Рис. 4. Дендрограмма генетических расстояний.

Для оценки степени межпопуляционного разнообразия использован коэффициент генной дифференциации Gst, показывающий долю межпопуляционных различий в общем генетическом разнообразии уйгурской популяции. Показатель общего генетического разнообразия Ht, разнообразия за счет межиндивидуальных различий внутри популяции Hs и межпопуляционых различий Dst для уйгурской  популяции и шести этносов Северной Евразии представлены в таблице 2.

Показатели общего генетического разнообразия Ht (0,4568) , разнообразия за счет межиндивидуальных различий внутри популяции Hs (0,4540), выявили наличие генетической дифференциации уйгурского этноса и сопоставимы с таковыми данными тувинцев (0,4319, 0,4259, соответственно) и южных алтайцев (0,4123, 0,4122, соответственно) (Степанов В.А., 2002).

Таблица 2. Генетическая дифференциация уйгурской популяции, семи этносов Северной Евразии.

Этнос

Ht

Hs

Dst

Gst

Уйгуры

0,4598

0,4540

0,0058

0,0127

Тувинцы (Степанов В.А., 2002)

0,4319

0,4259

0,0060

0,139

Юж. алтайцы (Степанов В.А., 2002)

0,4123

0,4122

0,0001

0,0002

Буряты (Степанов В.А., 2002)

0,3695

0,3658

0,0037

0,0100

Эвенки (Степанов В.А., 2002)

0,3747

0,3707

0,0040

0,0106

Киргизы (Степанов В.А., 2002)

0,3890

0,3880

0,010

0,0026

Русские (Степанов В.А., 2002)

0,3863

0,3841

0,0022

0,0057

Казахи (Абдуллаева А.М., 2004)

0,4751

0,4663

  -

0,0179

Степень межпопуляционных различий Dst у уйгур выявило наличие генетической дифференциации и составила 0,0058, что сопоставимо с данными по тувинцам (0,0060) (Степанов В.А., 2002). Коэффициент генной дифференциации Gst (1,27%) подтвердил наличие дифференцированности уйгурской популяции и сопоставим с бурятами, тувинцами и эвенками (Степанов В.А., 2002). Данные подтверждают генетические взаимоотношения между этносами и вклад уйгурского компонента в этногенезе тувинцев и алтайцев (Степанов В.А., 2002).

Показатели дифференциации по 9 изученным ядерным локусам представлены в таблице 3.

Выявлено, что по Alu-полиморфным локусам имеется слабая степень дифференцировки (Gst колеблется от 0.0001 до 0.0164), в среднем - 0.0087, что подтверждает общность происхождения уйгурского этноса. Однако по трем ядерным генам (TNF-a, ТР-53, ITGB3) имеется более высокая степень дифференциации (Gst = 0,0204), требующая дальнейшего изучения наследственной отягощенности данного региона.

Полученные результаты свидетельствуют об относительно невысоком уровне межпопуляционного разнообразия изученной уйгурской популяции и подтверждают исторические, этнографические и антропологические данные об общности происхождения и единстве генофонда Уйгурского района.

Таблица 3. Генетическая дифференциация уйгурской популяции по 9-ти изученным ядерным локусам

 Локус

Ht

Hs

Dst

Gst

ACE

0.4895

0.4903

-0.0008

-0.0016

PV92

0.4981

0.4900

0.0082

0.0164

TRA25

0.4951

0.4929

0.0021

0.0043

NBC27

0.3572

0.3420

0.0152

0.0426

APO1

0.4242

0.4243

-0.0000

-0.0001

NBC148

0.4622

0.4632

-0.0009

-0.0020

TNF-a

0.4436

0.4500

-0.0064

-0.0144

ТР-53

0.4720

0.4444

0.0276

0.0586

ITGB3

0.4965

0.4889

0.0076

0.0153

Alu-инсерции

0.4544

0.4504

0.0040

0.0087

TNF-А, TP-53, ITGB3

0.4707

0.4611

0.0096

0.0204

Примечание: Hs – усредненная по 4 популяциям теоретическая гетерозиготность; величина (Dst) и коэффициент (Gst) генной дифференциации по каждому локусу.

Таким образом, проведенное исследование генетико-демографических процессов в уйгурской сельской популяции Алматинской области Республики Казахстан впервые позволило описать основные популяционно-генетические параметры, оценить отдаленные генетические последствия современных демографических процессов во имя здоровья грядущих поколений и создать необходимую основу для последующего анализа отягощенности наследственной патологией.

На основании результатов исследования сформулированы следующие выводы.

ВЫВОДЫ.

  1. Популяция Уйгурского района ранга сельский округ с преимущественно уйгурским населением (60 - 94,4 %) относится к растущему типу (в среднем дорепродуктивная и репродуктивная группа составляют – 82,16%) с расширенным воспроизводством населения (общая плодовитость уйгурок равна 5,0, среднее число живорождений - 4,13 и эффективный размер семьи - 3,65).
  2. Анализ брачной структуры свидетельствует о генетической  дифференциации сельских округов Уйгурского района и характеризуется высокой долей однонациональных браков (86,11% - 97,59%), низкой интенсивностью и радиусом миграций (доля внешних миграций в среднем составила 0,99%; =125,099), высоким уровнем локального родства (от 0,0005 в Чунджинском сельском округе до 0,00946 в Кольжатском), положительной брачной ассортативностью по национальному признаку (4,21).
  3. Анализ компонент максимально возможного потенциального отбора в  уйгурской популяции (Itot=0,232) отражает наличие адаптивных комплексов и приспособленности в популяционной системе с низким давлением естественного отбора в основном за счет дифференциальной плодовитости (If=0,187) и в меньшей степени - дифференциальной смертности (Im=0,038). 
  4.   Элементарной популяционной единицей уйгурской сельской популяции является группа сельских округов, что подтверждается матрицей генетических расстояний по модели изоляции расстоянием Малеко и индексом эндогамии (в среднем 0,9). Уровень локального родства в сельских округах Уйгурского района отражает величину их эффективного размера (r=-0,456) и индекса эндогамии (r=0,839).
  5. Определены популяционные частоты генотипов и аллелей Alu-инсерционных локусов (PV92, YA5NBC27, YA5NBC148, APOA1,ACE), генов предрасположенности к мультифакториальной патологии (TNF-А, TP53, ITGB3) для уйгурской популяции. Установлен  высокий уровень общего генетического разнообразия Ht=0,4598, относительно низкий уровень генетической подразделенности Gst=0,0127 изученной сельской популяции, что позволяет рассматривать уйгуров как единую этническую систему.
  6. Оценка генетических взаимоотношений по панели Alu-инсерционных локусов позволила установить, что уйгуры на филогенетическом древе занимают промежуточное положение между европеоидными и монголоидными популяциями, тяготея к последнему компоненту.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Байысбекова А.Г., Березина Г.М., Кирикбаева М.С., Ельчинова Г.И. Брачно-миграционная характеристика уйгуров Алматинской области // Медицинская генетика, 2011. Т. 10. № 1 (103). С. 25-28.
  2. Кирикбаева М.С., Байысбекова А.Г., Березина Г.М., Ельчинова Г.И. Этническая ассортативность и интенсивность метисации казахстанских уйгуров // Вестник Московского университета. Серия 23. Антропология, 2011. № 1. С. 84-87.
  3. Байысбекова А.Г., Березина  Г.М., Святова Г.С. Изучение генетической структуры популяции уйгур по данным полиморфизма Alu-полиморфных локусов // Медицинская генетика, 2012. Том 11. №1 (115). С.36-39.
  4. Байысбекова А.Г. Индекс Кроу и витальные статистики уйгурской сельской популяции // Вестник Московского университета. Серия 23. Антропология, 2012. № 1. С.124-129.
  5. Байысбекова А.Г., Березина Г.М., Ельчинова Г.И. Временное изменение репродуктивных параметров казахстанских уйгуров // Генетика, 2012. Т.48. № 6. С. 661-670.

Публикации в других изданиях:

  1. G. Berezina, G. Svyatova , A. Bayisbekova, Z.Makhmutova. The Analysis of the  Nuclear Genes Polymorphism's in Uigurs // Genetics – Understanding living systems. XX International congress of genetics . Berlin, Germany, 2008. P.153
  2. G.Berezina, G. Svyatova, А. Bayisbekova, Kirikbayeva M. Genetic Structure of Rural Population of Kazakhstan // «European Journal of Human Genetics». The European Human Genetics Conference 2008 in Barcelona, 2008. V 16. Suplement 2. P. 380.
  3. Байысбекова А.Г., Березина Г.М. Оценка уровня инбридинга в сельской популяции Уйгурского района Алматинской области // Материалы конференции акушеров-гинекологов «Репродуктология и перинатология: современный взгляд на проблему». Алматы, 2009. С.166-167.
  4. Байысбекова А.Г., Березина Г.М. Индекс Кроу в сельской популяции Уйгурского района Алматинской области // Материалы 1 Республиканского съезда медицинских генетиков Казахстана. Алматы, 2009. С.29-30.
  5. Байысбекова А.Г., Березина Г.М. Генетико-демографическая структура сельской популяции Уйгурского района Алматинской области // Здоровье и болезнь, 2009. № 4. С.16-22.
  6. Байысбекова А.Г., Березина Г.М. Формирование генетической структуры популяции Уйгурского района Алматинской области // Материалы XIII Международной научной конференции, 26.04.-03.05.2009. Хургада, Египет, С. 65-66.
  7. G. Berezina, A. Bayisbekova, G. Svyatova, Z. Makhmutova. Analysis of polymorphism at three nuclear genome DNA loci in uigurs // European Human Genetics Conference 2010 Gothenburg, Sweden, June 12 -15, 2010. ESHG-EMPAG, 2010. A - 472. P. 267.
  8. A. G. Baysbekova, G. M. Berezina. Genetic structure of rural population Uygur region of Almaty area, of Kasakhstan // European Human Genetics Conference 2010 Gothenburg, Sweden, June 12 - 15, 2010. P.265.
  9. Кирикбаева М.С., Березина Г.М., Байысбекова А.Г. Брачно-миграционные характеристики сельских округов Уйгурского и Жамбылского районов Алматинской области // Материалы Республиканской научно-практической  конференции «Эффективные перинатальные технологии в улучшении репродуктивного здоровья». 2010, Актау. C.316.
  10. Байысбекова А.Г. Казакстан Республикасы йыр ауданыны Малеко ашытыпен ошалау моделіні крсеткіші / Медицина, 2010. 37-38.
  11. Байысбекова А.Г. Параметры модели изоляции расстоянием Малеко Уйгурского района республики Казахстан // Известия НАН РК. «Серия биологическая и медицинская", 2010. C.67-69.
  12. Байысбекова А.Г. Брачная структура и уровень инбридинга в сельской популяции Уйгурского района Алматинской области Республики Казахстан // Материалы 14 Международной научной конференции, 28 апреля-5 мая, 2010 года, Римини, Италия.  Стр. 55-57.
  13. Байысбекова А.Г. Основные параметры сельской популяции Уйгурского района Алматинской области Республики // Материалы 6 съезда Российского общества медицинских генетиков, 2010. С.17.
  14. Кирикбаева М.С., Байысбекова А.Г., Махмутова Ж.С., Березина Г.М., Святова Г.С. Сравнительный анализ частоты del 32 п.н. в локусе CCR5 в популяциях казахов и уйгуров Алматинской области // Материалы международной научной конференции « Современное состояние генетики в Казахстане», 2010. С.132.

Список сокращений.

ДНК – дезоксирибонуклеиновая кислота

ПЦР – полимеразная цепная реакция

ПДРФ - полиморфизм длины рестрикционных фрагментов

ВПР - врожденные пороки развития

ЗАГС - записи актов гражданского состояния

км-километр







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.