WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Фролова Наталья Александровна

ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ ОРГАНИЗМА КРЫС ПЕРВОГО И ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЙ НА ХРОНИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ КАДМИЯ

Специальность:  03.02.08 – Экология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

г. БАЛАШИХА, 2012

Работа выполнена в Государственном научном учреждении Всероссийский научно-исследовательский институт сельскохозяйственной радиологии и агроэкологии Россельхозакадемии (ГНУ ВНИИСХРАЭ Россельхозакадемии), г. Обнинск

Научный руководитель:                        доктор биологических наук,

  Мирзоев Эльдениз Балабек оглы

Официальные оппоненты: доктор ветеринарных наук, профессор

  Камалов Рамазан Абусупиянович

доктор биологических наук, профессор

Сынзыныс Борис Иванович

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО “Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина”

Защита диссертации состоится 20 марта  2012 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 220.056.01 в ФГБОУ ВПО «Российский государственный аграрный заочный университет» по адресу 143900, Московская область, г. Балашиха, ул. Юлиуса Фучика, д.1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного аграрного заочного университета.

Автореферат размещен на сайтах www.rgazu.ru, referat_vak@mon.gov.ru и разослан  17 февраля 2012 г.

Ученый секретарь

специализированного совета

кандидат биологических наук  О.Л. Сойнова 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Технический прогресс приводит к загрязнению биосферы тяжелыми металлами, в частности кадмием. Главными источниками поступления кадмия в окружающую среду являются предприятия по добыче и переработке цветных и черных металлов, тепловые электростанции (ТЭС), транспорт, машиностроительная, химическая и сельскохозяйственная промышленности, жилищно-коммунальные комплексы [Goering P.L., 1994]. В последние годы в высокотехнологичных производствах используют нанопорошки сульфида, селенида и теллурида кадмия, которые могут вносить существенный вклад в общее загрязнение биосферы [Klaine S.J.et al., 2008].

В промышленно развитых районах концентрация кадмия превышает допустимые нормативы в десятки раз, а около мощных источников выброса - в сотни и тысячи раз. Высокие уровни токсичных веществ регистрируют в радиусе 1-2 км от ТЭС, рудников и 2-5 км  от  металлургических  комбинатов, а также на расстоянии 50-100 м от автомагистралей [Оценка и регулирование…, 1996]. В сточных водах свинцово-цинковых и машиностроительных заводов содержание кадмия составляет 1,5-5,0 и 1,0-6,0 мг/л, соответственно [Грушко Я.М., 1979]. Ненормированное внесение в почву в качестве удобрений осадков сточных вод также приводит к избыточному накоплению металла [Черных Н.А.  и др., 1999]. В целом, глобальная годовая эмиссия кадмия из природных источников (пыль, лесные пожары, извержения вулканов) составляет 840 т [Nriagu J.O., 1979], а в результате хозяйственной деятельности человека - 7200 т [Мур Дж. В. и Рамамурти С., 1987].

В организм млекопитающих кадмий поступает в основном с кормом и водой. В зависимости от дозы и продолжительности воздействия металла отмечают высокую общую токсичность, эмбриотоксичность, генотоксичность и канцерогенность [Fernandez E.L. et al., 2003; Godt J. et al., 2006; Jrup L., 2002; Jiang G. et al., 2008; Joseph P., 2009; Lau A.T.Y. and Chiu J.F., 2007; Valko M. et al., 2006; Waalkes M.P. et al., 1999; Wang L. et al., 2008]. Токсическое действие кадмия характеризуется нарушением структурно-функционального состояния клеток периферической крови и тканей органов, что в конечном итоге приводит к их гибели. В качестве одного из механизмов цитотоксического действия ионов металла рассматривают активацию процесса свободнорадикального перекисного окисления липидов (ПОЛ) [Franko R. et al., 2009; Kara H. et al., 2005; Thijssen S. et al., 2007; Yang M.S. et al., 2008]. Вместе с тем в клетках органов кадмий индуцирует синтез металлотионеинов, которые связывают ионы металла и действуют как ловушка для свободных радикалов [Beattie J.H. et al., 2005; Brako E.E. et al., 2002; Klaassen C.D. et al, 2009; Lynes M.A. et al., 2006; Miler E.A. et al., 2010; Park J.D. et al., 2001; Saboli l. et al., 2010].

Основные закономерности ответной реакции организма млекопитающих получены при воздействии кадмия в больших дозах. Данные о биологических эффектах металла в малых дозах практически отсутствуют. Продемонстрирована высокая кумулятивная способность металла и возможность его попадания в ткани плода через плацентарный барьер, что может негативно влиять на состояние здоровья потомства в ряду поколений. В связи с этим актуальность исследования хронического воздействия кадмия в малых дозах не вызывает сомнений.

Цель и задачи исследования.  Целью настоящей работы являлось изучение ответной реакции организма крыс первого и второго поколений на хроническое воздействие кадмия.

Для достижения поставленной цели предстояло решить следующие задачи:

  • оценить количество эритроцитов и лейкоцитов в периферической крови; содержание металлотионеинов в органах и малонового диальдегида (МДА) в плазме и эритроцитах, а так же синтез ДНК в тимоцитах крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития;
  • исследовать вышеперечисленные показатели у крыс первого и второго поколений, подвергнутых хроническому воздействию кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. При хроническом воздействии кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза в организме крыс первого поколения формируются как адаптивно-защитные, так и негативные реакции.
  2. Ответная реакция организма крыс второго поколения (F2) при хроническом воздействии нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза характеризуется развитием негативных реакций.
  3. Формирование адаптивно-защитных и/или негативных реакций при хроническом поступлении нитрата кадмия с питьевой водой в организм крыс зависит от концентрации металла и длительности его поступления.

Научная новизна. Впервые показано, что ответная реакция организма крыс (F1 и F2), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и постнатальный периоды онтогенеза, характеризуется развитием адаптивно-защитных и/или негативных реакций.

Установлено, что хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития (молочное вскармливание) оказывает негативное влияние на крыс первого поколения (F1) в начальные сроки исследования. Обнаруженные изменения носили обратимый характер.

Хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза приводит к развитию адаптивно-защитных реакций организма крыс (F1) на 120-е сутки исследования, которое проявляется активацией синтеза ДНК в тимоцитах, увеличением содержания металлотионеинов в печени и снижением уровня МДА в эритроцитах периферической крови. Последующее поступление металла с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л в организм характеризуется формированием негативных реакций на клеточном уровне: отмечали ингибирование синтеза ДНК в тимоцитах и увеличение уровня МДА в эритроцитах периферической крови.

У крыс второго поколения (F2), подвергнутых хроническому  воздействию кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза, наблюдали развитие только негативных реакций как на клеточном уровне (ингибирование синтеза металлотионеинов в клетках в печени и почках), так и в системе кроветворения (снижение количества лейкоцитов в периферической крови).

Формирование адаптивно-защитных и/или негативных реакций при хроническом поступлении нитрата кадмия с питьевой водой в организм крыс (F1 и F2) зависит от концентрации металла и длительности его поступления.

Теоретическая и практическая значимость работы. Получены новые экспериментальные данные об ответной реакции организма крыс (F1 и F2) линии “Вистар” при хроническом поступлении нитрата кадмия с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л. Результаты работы позволяют понять молекулярно-клеточные механизмы действия кадмия и оценить степень реальной опасности металла при длительном хроническом воздействии на млекопитающих.

Данные диссертационной работы могут быть использованы при разработке санитарно-гигиенических нормативов и проведении экологического мониторинга.

Личный вклад диссертанта. Представленная работа является частью плановых исследований сектора №3 “Молекулярная биология сельскохозяйственных животных”(2005–2009 гг.), с личным вкладом в получении экспериментальных данных не менее 80%. Частично экспериментальные исследования выполнены при финансовой поддержке правительства Калужской области и Российского фонда фундаментальных исследований (Гранты № 02-04-96026; № 04-04-97217; № 09-04-97539). Автор принимал участие в постановке и проведении экспериментов, проводил статистическую обработку данных, анализировал и описывал полученные результаты, сформулировал основные положения и выводы.

Апробация работы. Основные результаты работы были представлены на международной научно-производственной конференции “Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных”, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Авророва А.А. Воронеж, 2006; 3rd International Conference in Lithuania Metals in the environment. Vilnius, 2006; в научных трудах КФ МСХА имени К.А. Тимирязева. Калуга, 2006; “Актуальные проблемы экологии и природо-пользования”, посвященной 50-летию РУДН Москва, 2010.

Материалы диссертационной работы, удостоены премии: Министерства экономического развития Калужской области по итогам конкурса научных работ молодых ученых (Калуга, 2006); Всероссийской общественной организации токсикологов  за  научно-исследовательскую работу среди молодых ученых (Москва, 2006).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 11 печатных работ, в том числе 3 статьи в журналах, включенных в перечень периодических научных и научно-практических изданий, рекомендованных ВАК РФ для публикаций основных результатов диссертационного исследования.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, материала и методик исследования, трех разделов собственных исследований, заключения, выводов, списка литературы. Работа изложена на 109 машинописных страницах, иллюстрирована 2 таблицами и 36 рисунками. Список литературы содержит 176 источников, из которых 43 принадлежат отечественным и  133 иностранным авторам.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Характеристика подопытных животных и схемы проведения экспериментов

Модельные исследования были проведены на 150 крысах линии “Вистар”. Содержание, кормление, уход за животными и выведение их из эксперимента осуществляли в соответствии с требованиями “Правил проведения работ с использованием экспериментальных животных” (Приказ Минздрава России №267 от 19.06.2003 г.).

В соответствии с поставленными задачами были проведены 3 серии экспериментов:

  1. Первая серия экспериментов была выполнена на крысах первого поколения (F1), которые были подвергнуты хроническому воздействию кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития. Для этого родители экспериментальных животных за месяц до спаривания взамен питьевой воды получали раствор нитрата кадмия в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л по иону металла. Через 30 суток постнатального периода развития (молочный период вскармливания) подопытных животных переводили на “чистую” питьевую воду.
  2. Часть животных первого поколения (F1) продолжала получать раствор нитрата кадмия в течение 365 суток постнатального периода развития (вторая серия экспериментов).
  3. Третья серия экспериментов выполнена на втором поколении крыс (F2), которые были получены от животных первого поколения. Для этого были сформированы пары животных (F1), которые в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития взамен питьевой воды получали раствор нитрата кадмия в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л по иону металла.  Подопытные животные (F2) также были подвергнуты хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития.

Сроки отбора периферической крови, тимуса, селезенки, почек, печени были определены целью и задачами исследования. Образцы органов и крови отбирали под нембуталовым наркозом.

Таблица 1. Характеристика подопытных животных и схема проведения экспериментов

№ п/п

Группы

Живот-ные

Кол- во, гол.

Поколе-ние

Концентра-ция Cd в воде, мг/л

Сроки исследования, сутки

1

опыт

крысы

20

F1

0.05

30, 60, 90, 120

2

опыт

крысы

20

0.1

3

контроль

крысы

20

0

4

опыт

крысы

15

F1

0.05

120, 210, 365

5

опыт

крысы

15

0.1

6

контроль

крысы

15

0

7

опыт

крысы

15

F2

0.05

120, 210, 365

8

опыт

крысы

15

0.1

9

контроль

крысы

15

0





Методы исследования

Биологическое действие нитрата кадмия оценивали  по комплексу показателей:

  • Содержание МДА в плазме и клетках крови определяли методом спектрофотометрии [Гончаренко М.С. и Латинова А.М., 1985].
  • Синтез ДНК в тимоцитах исследовали по включению 3H-тимидина [Шевченко А.С. и др., 1991].
  • Содержание металлотионеинов в тканях органов животных определяли радиохимическим методом [Eaton D.L. and Toal B.F., 1982].
  • Жизнеспособность клеток оценивали в тесте с трипановым синим [Практикум …, 2001].
  • Количество эритроцитов и лейкоцитов в периферической крови определяли в камере Горяева [Клиническая …., 1985].

Экспериментальный материал был обработан методом вариационной статистики  с использованием критерия Стьюдента [Лакин Г.Ф., 1990]. Различия значений считали достоверными при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Ответная реакция организма крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития

Оценка содержания лейкоцитов и эритроцитов в периферической крови крыс, подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития (молочный период вскармливания), выявила следующие особенности. Количество лейкоцитов у животных первой группы на 30-е, 60-е и 90-е сутки исследования было ниже контроля на 28%, 48% и 46%, соответственно (р<0,05). В то же время у крыс второй группы снижение числа клеток наблюдали на 30-е и 60-е сутки на 53% и 45%, соответственно (р<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 30-е и 90-е сутки.

Изменения количества эритроцитов в периферической крови носили фазовый характер. У животных первой группы на 60-е сутки регистрировали уменьшение, а на 120-е - увеличение (р<0,05). У крыс второй группы на 30-е и 60-е сутки исследования наблюдали тенденцию к снижению числа клеток, а на 90-е сутки - повышение (р<0,05). Достоверные различия значений показателя у животных опытных групп отмечали в течение всего периода исследования.

При воздействии кадмия одной из первичных ответных реакций организма является индукция синтеза металлотионеинов, которые связывают ионы металла и действуют как ловушка для свободных радикалов. Хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и молочный период вскармливания крыс индуцировало синтез металлотионеинов в печени (табл. 2). У животных первой группы увеличение показателя регистрировали в течение всего периода исследования. Различия значений были достоверны на 30-е сутки. В то же время у крыс второй группы содержание ме-таллотионеинов возрастало на 30-е и 60-е сутки  (51% и 36%, соответственно).  В пос-

ледующие сроки значения показателя были на уровне контроля.

В почках подопытных крыс активацию синтеза металлотионеинов наблюдали на 120-е сутки исследования (табл. 2). Достоверные различия значений отмечали у животных первой группы.

В то же время в селезенке крыс первой группы содержание металлотионеинов было на уровне контрольных значений в течение всего периода наблюдения. У животных второй группы на 30-е и 60-е сутки регистрировали увеличение уровня показателя на 80% и 71%, соответственно (р<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 30-е сутки.

Таблица 2. Содержание металлотионеинов в органах крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития, % от контроля

Группы

животных

Сроки исследования, сутки

30

60

90

120

Печень

1(0,05 мг/л)

123,2

±6,3*

134,9

±19,8

126,7

±8,1

111,0

±9,8

2 (0,1 мг/л)

150,7

±10,6*

136,5

±2,9*

77,7

±8,5+

100,6

±10,4

3 (контроль)

100,0

±4,2

100,0

±0,9

100,0

±15,7

100,0

±7,4

Почки

1(0,05 мг/л)

99,7

±5,5

115,8

±9,1

85,1

±8,4*

180,6

±19,3*

2 (0,1 мг/л)

106,9

±4,6

98,3

±4,1

91,1

±7,8

128,1

±14,1+

3 (контроль)

100,0

±3,8

100,0

±5,4

100,0

±6,2

100,0

±8,5

Селезенка

1(0,05 мг/л)

119,1

±12,5

128,9

±11,1

105,5

±3,2

91,1

±9,1

2 (0,1 мг/л)

180,1

±6,8*+

170,9

±9,8*

129,1

±14,4

91,2

±7,2

3 (контроль)

100,0

±6,4

100,0

±5,0

100,0

±10,9

100,0

±8,7

Примечание здесь и далее:* - достоверно относительно контроля при р<0,05;

  + достоверные различия между опытными группами при р<0,05

Оценка концентрации МДА в плазме крови крыс первой группы на 30-е и 120-е сутки обнаружила увеличение величины показателя на 55% и 39%, соответственно (табл. 3). У  животных второй группы на  протяжении всего эксперимента уровень МДА был вы-

Таблица 3. Содержание МДА в плазме и эритроцитах периферической крови крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития, % от контроля

Группы

животных

Сроки исследования, сутки

30

60

90

120

Плазма

1(0,05 мг/л)

155,1

±11,6*

120,2

±13,1

94,3

±5,1

139,1

±7,2*

2 (0,1 мг/л)

99,8

±25,7+

147,6

±8,7*

104,6

±11,7

118,9

±6,6*

3 (контроль)

100,0

±26,1

100,0

±10,6

100,0

±8,9

100,0

±9,7

Эритроциты

1(0,05 мг/л)

67,6

±11,7*

76,7

±22,5

98,7

±12,4

85,1

±5,9

2 (0,1 мг/л)

122,1

±6,3+

82,6

±2,7

101,4

±9,2

114,6

±5,7

3 (контроль)

100,0

±7,5

100,0

±23,3

100,0

±26,7

100,0

±11,5

ше контроля. Достоверные различия значений регистрировали на 60-е и 120-е сутки исследования (47% и 19%, соответственно).

В эритроцитах периферической крови крыс изменения показателя в зависимости от концентрации нитрата кадмия в питьевой воде носили разнонаправленный характер (табл. 3). У животных первой группы на 30-е сутки содержание МДА было ниже контроля на 32% (р<0,05), а второй – выше. В последующие сроки существенных изменений не отмечали. Достоверные различия значений между показателями животных опытных групп наблюдали на 30-е сутки.

По мере накопления в клетках ионы Cd2+ могут оказывать негативное влияние на структурно-функциональное состояние молекулы ДНК. Оценка интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах выявила нелинейный характер изменений (рис. 1). У крыс первой группы на 30-е и 60-е сутки регистрировали снижение уровня показателя на 37% и 27%, соответственно. В то же время у животных второй группы интенсивность синтеза ДНК была ниже контроля в течение всего периода исследования. На 90-е и 120-е сутки отмечали уменьшение величины показателя на 32% и 19%, соответственно (p<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 120-е сутки.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития оказывает негативное влияние на организм крыс (поколение F1) в начальные сроки исследования. Выявленные изменения носили обратимый характер, так как в последующие сроки наблюдения регистрировали восстановление значений исследуемых показателей до уровня контроля. Следует отметить, что хроническое поступление нитрата кадмия с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л в течение 60 суток постнатального периода развития не вызывало в организме крыс отклонений биологических показателей от нормы [Мирзоев Э.Б. и др., 2004]. Поэтому можно предположить, что потомство (F1) получено от физиологически здоровых родителей (F0), а выявленные у животных (F1) нарушения зависят от дозы, величины перехода кадмия в ткани плода во время беременности и продолжительности его поступления в постнатальный период развития. Вероятно, обратимый характер изменений обусловлен не только прекращением поступления и интенсивностью выведения металла из организма, но и снижением концентрации кадмия в тканях органов по мере увеличения живой массы млекопитающих в процессе постнатального развития.

Таким образом, хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития приводило к снижению количества лейкоцитов в периферической крови крыс (F1) в начальные сроки исследования. В то же время изменения количества эритроцитов носили нелинейный характер. Содержание металлотионеинов в печени и селезенке было увеличено на 30-е и 60-е сутки, а в почках - на 120-е сутки. Изменения концентрации МДА в плазме и эритроцитах периферической крови носили нелинейный характер. В плазме крови наблюдали достоверное повышение значений показателя, а в эритроцитах - снижение. Оценка интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах выявила уменьшение её значений практически во все сроки исследования.

2. Ответная реакция организма крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития

Оценка количества лейкоцитов и эритроцитов в периферической крови крыс, подвергнутых хроническому воздействию кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития, обнаружила следующие особенности. В зависимости от концентрации нитрата кадмия в питьевой воде у подопытных животных четвертой и пятой групп на 120-е сутки исследования отмечали разнонаправленный характер изменений содержания лейкоцитов. У животных четвертой группы количество лейкоцитов возрастало относительно контроля на 37,3%. Напротив, у крыс пятой группы наблюдали снижение числа клеток на 26,3%. В последующие сроки исследования (210-е и 365-е сутки) существенных изменений не регистрировали. Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 120-е сутки.

В то же время определение количества эритроцитов у подопытных животных выявило повышение на 120-е и 210-е сутки исследования. На 365-е сутки у крыс четвертой группы регистрировали уменьшение числа клеток, а пятой - увеличение на 77% относительно контроля (р<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 120-е и 365-е сутки.

Хроническое воздействие кадмия индуцировало синтез металлотионеинов в печени  крыс на 120-е и 210-е сутки исследования. У животных четвертой группы на 210-е сутки отмечали достоверное увеличение концентрации металлотионеинов на 70% (табл. 4). На 365-е сутки значения показателя были на уровне контроля. В то же время у крыс пятой группы на 120-е сутки  регистрировали максимальное содержание металлотионеинов в печени, что было выше значений показателя у животных шестой (контроль) и четвертой групп, соответственно, на 123% и 110%, (p<0,05). В последующие сроки исследования (210-е и 365-е сутки) наблюдали снижение уровня металлотионеинов до контрольных значений.

В почках изменения показателя носили слабо выраженный характер (табл. 4). На 365-е сутки у крыс пятой группы регистрировали достоверное увеличение относительно животных четвертой и шестой групп на 27% и 39%, соответственно.

В то же время концентрация металлотионеинов в тканях селезенки подопытных животных возрастала в течение всего периода наблюдения (табл. 4). У крыс пятой группы на 365-е сутки исследования отмечали увеличение на 56% относительно контроля (p<0,05).

Таблица 4. Содержание металлотионеинов в органах крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития, % от контроля

Группы

животных

Сроки исследования, сутки

120

210

365

Печень

4 (0,05 мг/л)

112,8±14,6

170,9±39,3

81,2±17,5

5 (0,1 мг/л)

223,3±42,8*+

113,9±16,9*

113,2±17,9

6 (контроль)

100,0±3,6

100,0±14,9

100,0±10,7

Почки

4 (0,05 мг/л)

111,4±7,5

81,4±0,3

88,5±6,6

5 (0,1 мг/л)

106,9±14,5

94,6±9,6

126,9±3,7*+

6 (контроль)

100,0±2,1

100,0±12,8

100,0±10,2

Селезенка

4 (0,05 мг/л)

119,5±11,5

112,0±3,2

131,6±15,8

5 (0,1 мг/л)

106,3±4,2

111,3±2,9

156,5±14,6*

6 (контроль)

100,0±5,4

100,0±8,8

100,0±11,0

Оценка содержания МДА в плазме и эритроцитах периферической крови крыс выявила следующие особенности. В плазме крови животных четвертой группы на 120-е и 210-е сутки регистрировали увеличение на 41% и 30%, соответственно (p<0,05). На 365-е сутки отмечали уменьшение значений показателя до уровня контроля (табл. 5). У животных пятой группы на 120-е сутки содержание МДА возрастало на 31% (p<0,05). В последующие сроки исследования не наблюдали существенных изменений. Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 210-е сутки.

В эритроцитах периферической крови крыс изменения уровня МДА носили фазовый характер (табл. 5). Достоверное уменьшение концентрации МДА на 29% и 20% наблюдали у животных четвертой и пятой групп на 120-е сутки исследования, соответственно. Напротив, на 210-е сутки значения показателя возрастали на 182% и 97%, соответственно (p<0,05). На 365-е сутки в зависимости от уровня кадмия в питьевой воде у

Таблица 5. Содержание МДА в плазме и эритроцитах периферической крови крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития, % от контроля

Группы

животных

Сроки исследования, сутки

120

210

365

Плазма

4 (0,05 мг/л)

141,0±104*

130,2±3,7*

101,2±4,6

5 (0,1 мг/л)

131,2±13,6*

87,6±9,5+

106,8±11,9

6 (контроль)

100,0±4,4

100,0±4,3

100,0±1,7

Эритроциты

4 (0,05 мг/л)

71,6±2,7*

282,4±11,8*

143,4±8,0*

5 (0,1 мг/л)

78,4±0,8

196,7±5,0*+

81,3±9,2+

6 (контроль)

100,0±3,4

100,0±15,5

100,0±2,0

крыс четвертой и пятой групп отмечали разнонаправленный характер изменений. У животных четвертой группы концентрация МДА была выше контроля, а в пятой - ниже. Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 210-е и 365-е сутки.

Определение интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах крыс на 120-е сутки обнаружило достоверное повышение на 25% и 36% у животных четвертой и пятой групп, соответственно (рис. 2). В последующие сроки наблюдали снижение значений показателя у животных опытных групп относительно контроля: на 210-е сутки на 25% и 44%, а на 365-е сутки на 28% и 19%, соответственно (р<0,05). Наиболее выраженные изменения отмечали у животных пятой группы. Различия значений между показателями крыс опытных групп были достоверны на 210-е сутки.

Интенсивность синтеза ДНК в тимоцитах, вероятно, зависит от внутриклеточного содержания ионов Cd2+. При низких концентрациях металла синтез ДНК активируется, а высоких, напротив, – ингибируется. Предполагается, что ионы Cd2+ по мере увеличения внутриклеточной концентрации оказывают повреждающее действие на ДНК.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза приводит к изменению у крыс первого поколения (F1) количества лейкоцитов и эритроцитов в периферической крови, содержания металлотионеинов в органах (печень, почки, селезенка), концентрации МДА в плазме и эритроцитах крови, интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах. Обнаруженные на 120 сутки исследования изменения носят компенсаторно-приспособительный характер и свидетельствуют о формировании в организме адаптивно-защитных реакций. В последующие сроки наблюдения (210-е и 365-е сутки) регистрировали развитие негативных реакций: отмечали ингибирование синтеза ДНК в тимоцитах и увеличение концентрации МДА в эритроцитах.

Известно, что в системе мать-плод через плацентарный барьер проникает 0,02% кадмия от его общей дозы [Sonawane B.R. et al., 1975]. Учитывая короткий период воздействия металла на родителей (F0) и, следовательно, низкие уровни накопления в организме матери (F0), можно предположить, что формирование негативных реакций у крыс первого поколения обусловлено воздействием кадмия в постнатальный период развития.

Действительно, наибольшее количество металла в организм крысят поступает в молочный период вскармливания, так как с молоком матери всасывается практически 100% токсичного элемента. В то же время при поступлении кадмия в организм крыс с питьевой водой всасывается лишь 1-5%. Несмотря на то, что максимальное количество металла переходит в организм крысят в начальный период постнатального онтогенеза, развитие негативных реакций в клетках регистрировали на 210-е и 365-е сутки исследования. Возможно, это связано со снижением действующей концентрации металла в органах и тканях в результате увеличения живой массы крысят. Необходимо подчеркнуть, что процесс интенсивного роста крысят завершается к 180 суткам постнатального периода онтогенеза.

Следовательно, ответная реакция организма крыс (F1), подвергнутых хрони-ческому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития характеризуется развитием как адаптивно-защитных, так и негативных реакций на уровне клеток. Следует отметить, что степень проявления этих изменений зависит от концентрации кадмия в питьевой воде и продолжительности его поступления в организм. 

3. Ответная реакция организма крыс второго поколения (F2), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития

Оценка содержания лейкоцитов и эритроцитов в периферической крови крыс второго поколения (F2), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития выявила снижение количества лейкоцитов у животных седьмой и восьмой групп в течение всего периода наблюдения. Наиболее выраженный характер изменений регистрировали у крыс восьмой группы. На 120-е, 210-е и 365-е сутки исследования величина показателя была ниже контроля на 61%, 46% и 65%, соответственно (р<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 120-е и 365-е сутки.

В то же время изменения количества эритроцитов носили нелинейный характер. У крыс седьмой группы на 120-е сутки наблюдали увеличение числа клеток на 27% и 40% относительно контроля и восьмой группы, соответственно (р<0,05). В дальнейшем значения показателя были на уровне контроля. У животных восьмой группы на протяжении всего срока исследования существенных изменений не регистрировали.

Определение содержания металлотионеинов в органах (печень, почки, селезенка) крыс второго поколения обнаружило следующие особенности (табл. 6). В печени животных седьмой группы после незначительной активации синтеза металлотионеинов на 120-е сутки отмечали ингибирование на 210-е и 365-е сутки. У животных восьмой группы изменения показателя носили более выраженный характер. На 120-е сутки регистрировали увеличение на 250%, а на 210-е и 365-е сутки уменьшение на 40% и 35%, соответственно (р<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 120-е сутки.

Аналогичную динамику показателя регистрировали в почках, однако эти изменения имели менее выраженный характер (табл. 6). У животных восьмой группы на 120-е сутки отмечали увеличение на 25% (р<0,05), а на 210-е сутки – уменьшение на 15% (р<0,05). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 210-е сутки.

Таблица 6. Содержание металотионеинов в органах крыс второго поколения (F2), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития, % от контроля

Группы

животных

Сроки исследования, сутки

120

210

365

Печень

7 (0,05 мг/л)

115,8±21,2

91,1±14,0

68,2±1,8*

8 (0,1 мг/л)

350,3±46,9*+

60,3±6,2*

65,4±6,7*

9 (контроль)

100,0±22,5

100,0±10,4

100,0±10,4

Почки

7 (0,05 мг/л)

132,3±20,9

108,2±7,3

81,5±13,8

8 (0,1 мг/л)

152,3±8,1*

84,7±2,9*+

94,9±10,9

9 (контроль)

100,0±11,4

100,0±5,1

100,0±10,4

Селезенка

7 (0,05 мг/л)

223,6±47,9*

120,3±8,0

104,7±4,1

8 (0,1 мг/л)

123,4±8,0+

151,7±23,5*+

81,8±3,0

9 (контроль)

100,0±7,2

100,0±10,1

100,0±10,4

В то же время в селезенке изменения концентрации металлотионеинов носили нелинейный характер (табл. 6). На 120-е сутки у животных седьмой группы наб-людали увеличение значений показателя на 123% (р<0,05) с последующим сни-жением до уровня контроля на 210-е и 365-е сутки. В тканях селезенки крыс восьмой группы на 120-е и 210-е сутки регистрировали повышение активности синтеза металлотионеинов на 23% и 51%, соответственно (р<0,05).  Напротив, на 365-е сутки постнатального периода развития отмечали тенденцию к снижению содержания металлотионеинов. Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны на 120-е и 210-е сутки.

Оценка содержания МДА в плазме периферической крови крыс выявила повышение его величины на 120-е сутки (табл. 7). Различия значений между показателями животных опытных групп были достоверны. У крыс седьмой группы наблюдали рост концентрации МДА относительно контроля на 55% (р<0,05), а восьмой - на 20% (р<0,05).

Таблица 7. Содержание МДА в плазме и эритроцитах периферической крови крыс второго поколения (F2), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального  периода развития, % от контроля

Группы

животных

Сроки исследования, сутки

120

210

365

Плазма

7 (0,05 мг/л)

155,0±6,2*

102,2±2,2

89,7±9,1

8 (0,1 мг/л)

120,1±8,3*+

107,0±16,9

65,0±9,8*+

9 (контроль)

100,0±6,2

100,0±10,6

100,0±26,1

Эритроциты

7 (0,05 мг/л)

90,7±5,6

88,6±7,2

101,9±3,1

8 (0,1 мг/л)

78,1±3,6*

147,8±11,5*+

103,8±7,4

9 (контроль)

100,0±11,4

100,0±8,7

100,0±7,6

В дальнейшем содержание МДА в плазме крови имело тенденцию к снижению. У животных восьмой группы на 365-е сутки исследования регистрировали уменьшение уровня МДА на 35% и 24% относительно контроля и седьмой группы, соответственно (р<0,05).

В эритроцитах периферической крови подопытных животных концентрация МДА на 120-е сутки исследования была ниже контроля (табл. 7). Достоверные различия значений наблюдали у крыс восьмой группы. На 210-е сутки в зависимости от концентрации кадмия в питьевой воде регистрировали разнонаправленный характер изменений величины показателя. У животных восьмой группы отмечали увеличение концентрации МДА на 48% (p<0,05). К концу эксперимента (365-е сутки) значения показателя у крыс контрольной и опытных групп были на одинаковом уровне. Достоверные различия значений между показателями животных опытных групп регистрировали на 210-е сутки.

Длительное хроническое воздействие нитрата кадмия на организм крыс второго поколения (F2) оказывало влияние на синтез ДНК. Оценка интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах, выявила фазовый характер изменений (рис. 3). У животных седьмой группы на

120-е сутки постнатального периода развития отмечали активацию синтеза ДНК на 60% (p<0,05) с последующим ингибированием на 50% - на 210-е сутки (p<0,05). На 365-е сутки наблюдали повышение величины показателя на 20% (р<0,05). Аналогичные изменения интенсивности ДНК регистрировали у крыс восьмой группы. На 210-е сутки исследования значения показателя были снижены на 56% относительно контроля (p<0,05).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития характеризуется формированием негативных реакций в организме крыс второго поколения (F2): изменением количества лейкоцитов в периферической крови; содержания металлотионеинов в органах (печень, почки, селезенки), МДА в плазме и эритроцитах периферической крови, синтеза ДНК в тимоцитах. Очевидно, что степень проявления нарушений зависит от концентрации кадмия в питьевой воде и  продолжительности его поступления в организм.

Длительное поступление кадмия с питьевой водой в организм крыс-родителей (F1) повышает его содержание в органах и тканях, что влияет на величину перехода металла в плод через плаценту во время беременности, и, соответственно, усиливает воздействие металла на потомство в антенатальный период развития. Кроме того, в период спаривания у животных (F1), отмечали развитие реакций негативного характера на клеточном уровне. Более того, не от всех крыс-самцов (F1) было получено потомство (F2), что свидетельствует о нарушении их репродуктивной функции и подтверждается данными о повышении количества аномальных головок спермиев на 80-е сутки исследования при хроническом воздействии хлорида кадмия [Осипов А.Н. и др., 2000].

Следовательно, ответная реакция организма крыс (F2) при хроническом поступлении нитрата кадмия с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л зависит не только от концентрации металла и длительности его поступления, но и, возможно, от периода воздействия (антенатальный и/или постнатальный) и физиологического состояния родителей (F1). 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Техногенное загрязнение окружающей среды кадмием оказывает негативное влияние на млекопитающих. В организм животных он в основном поступает с кормом и водой. На всасывание металла в ЖКТ млекопитающих влияют возраст, пол, лактация, рацион. Кадмий обладает высокой кумулятивной способностью и в период беременности животных, проникая через плаценту, оказывает повреждающее действие на плод как непосредственно, так и косвенно, вызывая изменения в организме матери [Залавина С.В., 2009]. Характер нарушений развития плода зависит от срока беременности, продолжительности воздействия токсичного элемента и его дозы (концентрации). Значительное увеличение перехода кадмия через плаценту характерно в поздние сроки беременности животных.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития оказывает негативное влияние на организм крыс (поколение F1) в начальные сроки исследования: наблюдали снижение количества лейкоцитов, увеличение содержания МДА в плазме периферической крови и ингибирование синтеза ДНК в тимоцитах. В последующие сроки наблюдения (90-е и 120-е сутки) регистрировали восстановление значений исследуемых показателей до уровня контроля. Вероятно, обратимый характер изменений обусловлен не только прекращением поступления и интенсивностью выведения металла из организма, но и снижением концентрации кадмия в тканях и органах по мере увеличения живой массы млекопитающих в процессе онтогенеза.

В то же время у животных первого поколения (F1), которые продолжали получать раствор нитрата кадмия в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л в течение 365 суток постнатального периода развития, динамика содержания лейкоцитов и эритроцитов в периферической крови, металлотионеинов в печени, почках и селезенке, МДА в плазме и эритроцитах периферической крови и интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах имела другой характер. Сравнительный анализ данных позволяет предположить, что обнаруженные изменения на 120-е сутки исследования носили компенсаторно-приспособительный характер и свидетельствовали о формировании адаптивно-защитных реакций организма. В последующие сроки наблюдения (210-е и 365-е сутки) отмечали формирование негативных реакций на клеточном уровне.

Ранее нами было показано, что хроническое поступление нитрата кадмия в организм крыс (3-4 месячного возраста) с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л в течение первых 60 суток не вызывает отклонений биологических показателей от нормы [Мирзоев Э.Б. и др., 2004]. Поэтому можно предположить, что потомство (F1) получено от физиологически здоровых родителей (F0), а выявленные у животных (F1) нарушения зависят от дозы, величины перехода кадмия в ткани плода во время беременности и продолжительности его поступления в постнатальный период развития.

Учитывая тот факт, что у крыс первого поколения дозы кадмия и величина перехода в ткани плода во время беременности одинаковы, то различия в ответной реакции организма можно объяснить продолжительностью поступления металла в постнатальный период развития. Действительно, животные (F1) в первой серии экспериментов получали кадмий только с молоком матери в течение 30 суток, а второй – как в молочный период вскармливания, так и с питьевой водой.

Количество токсичного элемента, которое переходит в плод во время внутриутробного развития в несколько раз ниже, чем в период молочного вскармливания [Булдаков Л.А. и Москалев Ю.И., 1968]. Поэтому наиболее опасным периодом воздействия металла можно считать поступление кадмия с молоком матери. Более того, в постнатальный период онтогенеза всасывание металла в ЖКТ в период молочного вскармливания составляет практически 100%, а с питьевой водой 1-5%.

На 120-е сутки исследования у животных F1 в первой серии экспериментов регистрировали восстановление обнаруженных изменений. В то же время у крыс F1 во второй серии экспериментов, которые продолжали получать кадмий с питьевой водой, значения показателей превышали контроль, что позволяет предположить формирование адаптивно-защитных реакций.

Хроническое поступление кадмия в организм крыс (F2) на фоне развития негативных процессов у родителей (F1) оказывало неблагоприятное влияние на потомство во втором поколении: отмечали снижение количества лейкоцитов в периферической крови у животных (F2) в течение всего периода наблюдения; изменение содержания металлотионеинов в органах (печень, почки, селезенка) и МДА в плазме и эритроцитах периферической крови, синтеза ДНК в тимоцитах.

Необходимо отметить, что если первое поколение животных было получено от физиологически здоровых крыс (F0), то второе поколение животных было получено от крыс (F1), у которых регистрировали негативные реакции, обусловленные хроническим воздействием кадмия в антенатальный и постнатальный периоды развития (365 суток). Более того, не от всех крыс-самцов (F1) было получено потомство (F2), что свидетельствует о нарушении их репродуктивной функции.

Сравнительный анализ ответной реакции крыс в первом и втором поколении выявил различия. У крыс первого поколения наблюдали развитие как адаптивно-защитных, так и негативных реакций на уровне клеток. Формирование негативных реакций отмечали на 210-е и 365-е сутки исследования (увеличение содержания МДА в эритроцитах  и ингибирование синтеза ДНК в тимоцитах), тогда как у крыс во втором поколении негативные реакции выявлены как на клеточном уровне, так и в системе органов кроветворения (лейкопения). Возможно, это зависит от величины трансплацентарного перехода кадмия.

Действительно, коэффициент перехода кадмия в ткани плода у животных одинаков, однако уровни накопления в организме матери (F0 и F1) разные. Это предположение подтверждают данные, полученные при хроническом воздействии радионуклидов на овец. Установлено, что с каждым последующим окотом повышается поступление токсикантов в плод [Булдаков Л.А. и Москалев Ю.И., 1968].

Следовательно, формирование адаптивно-защитных и/или негативных реакций при хроническом поступлении нитрата кадмия с питьевой водой в организм крыс (F1 и F2) зависит от концентрации металла, длительности его поступления, периода воздействия (антенатальный и/или постнатальный) и физиологического состояния родителей.

В рамках исследования биологического действия кадмия определенное внимание уделяли механизмам цитотоксического действия. Известно, что одной из ключевых реакций цитотоксического действия ионов кадмия является процесс свободнорадикального ПОЛ. При воздействии металла в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития отмечали ингибирование процесса свободнорадикального ПОЛ в эритроцитах периферической крови крыс (поколение F1) на 30-е и 60-е сутки исследования. В последующие сроки наблюдения существенных изменений относительно контроля не регистрировали. В то же время в эритроцитах периферической крови крыс первого и второго поколений, которые в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода развития были подвергнуты хроническому воздействию кадмия, на 120-е сутки регистрировали ингибирование процесса свободнорадикального ПОЛ, а на 210-е сутки – активацию. Вероятно, обнаруженные изменения зависят от уровня биоантиоксидантов в организме, Cd2+-индуцированного синтеза металлотионеинов и внутриклеточной концентрации кадмия. Не исключается также то, что это связано с обновлением пула эритроцитов.

ВЫВОДЫ

1. Хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 30 суток постнатального периода развития оказывало негативное влияние на крыс (поколение F1)  в начальные сроки исследования, что характеризовалось снижением количества эритроцитов и лейкоцитов в периферической крови и интенсивности синтеза ДНК в тимоцитах. Динамика содержания металлотионеинов в тканях органов и МДА в плазме и эритроцитах периферической крови имела нелинейный характер. Обнаруженные изменения носили обратимый характер.

2. Хроническое воздействие нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза характеризуется развитием у крыс первого поколения (F1) как адаптивно-защитных, так и негативных реакций. На 120-е сутки исследования регистрировали активацию синтеза ДНК в тимоцитах, увеличение содержания металлотионеинов в печени и снижение МДА в эритроцитах, что свидетельствует о развитии компенсаторно-приспособительных реакций у животных. Последующее поступление металла в организм с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л приводило к развитию негативных реакций: отмечали ингибирование синтеза ДНК в тимоцитах и увеличение концентрации МДА в эритроцитах периферической крови.

3. У крыс второго поколения (F2), подвергнутых хроническому воздействию нитрата кадмия в антенатальный и в течение 365 суток постнатального периода онтогенеза, развитие негативных реакций наблюдали как на клеточном уровне (ингибирование синтеза металлотионеинов в клетках органов), так и в системе кроветворения (снижение количества лейкоцитов в периферической крови). Изменения концентрации МДА и интенсивности синтеза ДНК носили нелинейный характер.

4. Ответная реакция организма крыс (F1 и F2) на хроническое поступление нитрата кадмия с питьевой водой в концентрациях 0,05 и 0,1 мг/л характеризуется развитием адаптивно-защитных и/или негативных реакций. Формирование адаптивно-защитных и/или негативных реакций зависит от концентрации металла в питьевой воде и длительности его поступления в организм.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК

1. Фролова Н.А. Биологическое действие кадмия при хроническом воздействии в антенатальный и постнатальный периоды развития крыс // Токсикологический вестник. - 2007.  №1. - С.11-13.

2. Фролова Н.А. Оценка содержания металлотионеинов в органах крыс первого поколения (F1), подвергнутых хроническому воздействию кадмия // Вестник РУДН, серия Экология и безопасность жизнедеятельности. - 2010.  №1. - С. 14-17.

3. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Губина О.А., Фролова Н.А. Ответная реакция организма крыс (поколение F1) при хроническом воздействии кадмия в антенатальный и молочный период вскармливания // Токсикологический вестник. 2011. №4. –С. 16-19

Статьи в сборниках трудов конференций

1. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Фролова Н.А., Губина О.А., Мельник А.Д. Содержание металлотионеинов в органах крыс при хроническом воздействии кадмия // Международная научно-производственная конференция “Актуальные проблемы ветеринарной патологии и морфологии животных”, посвященную 100-летию со дня

рождения профессора Авророва А.А. Воронеж. 22-23 июня. - 2006. - С.730-733.

2. Mirzoev E., Kobyalko B., Gubina O., Frolova  N. A study into biological effects of cadmium nitrate chronically uptaken by rats with drinking water // 3rd International Conference in Lithuania “Metals in the environment”. Vilnius. 26- 29 April. - 2006. - Р.239-240.

3. Фролова Н. А., Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Губина О.А. Биологическое действие  кадмия при хроническом поступлении в организм крыс в антенатальный и постнатальный периоды развития // Научные труды КФ РГАУ-МСХА. Вып. 8. - Калуга: ИП Кошелев А.Б. Издательство “Эйдос”. - 2008. - С.157-161.

4. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Губина О.А., Фролова Н.А. Ответная реакция организма крыс при хроническом воздействии кадмия в антенатальный и молочный период вскармливания // Актуальные проблемы экологии и природопользования. Вып. 12: Сборник научных трудов. – М.: ИПЦ “Луч”. – 2010. – С. 226-230.

Публикации в других изданиях

1. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Шевченко Т.С., Губина О.А., Валейчик А.И., Силкина Н.А. Отдаленные биологические эффекты кадмия при хроническом поступлении в организм крыс с питьевой водой // Труды регионального конкурса научных проектов в области естественных наук. Выпуск 8. - Калуга: Издательский дом “Эйдос” - 2005. - С.277-282.

2. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Губина О.А., Силкина Н.А. Отдаленные биологические эффекты кадмия при хроническом поступлении в организм крыс в малых и больших дозах // Труды регионального конкурса научных проектов в области естественных наук. Выпуск 10. - Калуга: Издательский дом “Эйдос”. - 2006. – С.318-325.

3. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Фролова Н.А., Губина О.А., Мельник А.Д. Отдаленные биологические эффекты кадмия при хроническом поступлении в организм крыс в малых и больших дозах // Труды регионального конкурса научных проектов в области естественных наук. Выпуск 11. - Калуга: Изд-во АНО ”КНЦ“. - 2007. - С. 352-360.

4. Мирзоев Э.Б., Кобялко В.О., Губина О.А., Фролова Н.А. Ответная реакция организма крыс при хроническом воздействии кадмия в антенатальный и молочный период вскармливания // Труды регионального конкурса научных проектов в области естественных наук. Выпуск 15. - Калуга: Изд-во АНО ”КНЦ“. - 2010. - С. 151-155.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.