WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Бодеева Елена Алексеевна

МИКРОЭЛЕМЕНТЫ (Cu, Zn, Ni, Pb) В ГУМУСОВЫХ ВЕЩЕСТВАХ ЧЕРНОЗЕМОВ И КАШТАНОВЫХ ПОЧВ ЗАПАДНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ

03.02.13 – почвоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Улан-Удэ 2012

Работа выполнена в лаборатории биохимии почв ФГБУН Института общей и экспериментальной биологии СО РАН Научный Чимитдоржиева Галина Доржиевна, доктор сельруководитель: скохозяйственных наук, профессор ФГБУН Института общей и экспериментальной биологии СО РАН Официальные Абашеева Надежда Ефимовна, доктор биологичеоппоненты: ских наук, профессор ФГБУН Института общей и экспериментальной биологии СО РАН Хутакова Светлана Владимировна, кандидат биологических наук, ст. преподаватель ФГОУ ВПО Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова Ведущая Научно-исследовательский институт прикладной организация: экологии Севера ФГАОУ ВПО «Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова»

Защита состоится 27 апреля 2012 г. в 14-00 на заседании диссертационного Совета Д. 003.028.01 в ФГБУН Института общей и экспериментальной биологии Сибирского Отделения РАН по адресу: 670047, г.

Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6; факс (3012) 433034; e-mail:

ioeb@biol.bscnet.ru.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Бурятского научного центра СО РАН.

Автореферат разослан 26 марта 2012 г. и размещен на официальном сайте института http://igaeb.bol.ru и в сети Интернет на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации http://vak2.ed.gov.ru

Ученый секретарь диссертационного совета, М.Г. Меркушева д-р биол. наук Введение



Актуальность. Поведение металлов в почвах (закрепление, перераспределение, высвобождение) является одной из основных актуальных задач изучения микроэлементов в системе почва – гумусовые вещества – растение (Водяницкий, 2012). Поскольку микроэлементы (МЭ) влияют на развитие растений и активность микроорганизмов, то все почвенные биохимические процессы накопления, трансформации, переноса органических соединений во многом зависят от уровня содержания разных микроэлементов. В результате интенсифицируются процессы гумусообразования. На накопление и распределение микроэлементов активно влияют многие факторы формирования почвенного профиля (Ковда, 1973; Орлов, 1998).

Гумусовые кислоты и их производные, обладая огромной поглотительной способностью, оказывают воздействие на миграцию и аккумуляцию элементов (Башкин, Касимов, 2004). Взаимодействие между гумусовыми веществами и металлами осуществляется путем ионного обмена, сорбции на поверхности, хелатообразования, коагуляции и пептизации. Однако гумусовые вещества различаются по интенсивности связывания микроэлементов (Кабата-Пендиас, Пендиас, 1989). Известно, что в минеральных почвах более 50 % общего содержания микроэлементов может удерживаться органическим веществом, связываясь преимущественно фульвокислотами (Степанова, 1976), тогда как гуминовыми кислотами этот механизм обеспечивается лишь около 20 % от уровня их общей биопротекторной активности (Чуков, 2001). В результате этих процессов нормализуется экологическая обстановка в системе почварастение. Изученность интенсивности связывания гумусовыми веществами микроэлементов для почвенно-экологических условий Западного Забайкалья крайне мала (Нимбуева, 2007; Чимитдоржиева и др., 2012).

Общая площадь пастбищ на каштановых почвах Западного Забайкалья составляет около 459 тыс. га, на черноземах – 19 тыс. га. Поэтому изучение соединений микроэлементов с гумусовыми веществами черноземов и каштановых почв под естественной растительностью имеет важное значение для исследования особенностей процессов вовлечения металлов в миграционные циклы, выведения их из миграции и закрепления в почве, т.к. они влияют на продуктивность и качество трав.

Цель работы: изучить содержание и распределение микроэлементов (Cu, Zn, Ni, Pb) в гумусовых веществах черноземов и каштановых почв Западного Забайкалья.

В задачи исследования входило:

дать характеристику основных свойств черноземов и каштановых почв, состава гумуса.

изучить содержание МЭ: а) в почвообразующих породах; б) почвах; в) растительности (надземной и подземной фитомассе).

определить содержание МЭ в гумусовых веществах: гуминовых кислотах, фульвокислотах, негидролизуемом остатке (гумине).

дать сравнительную оценку связывания МЭ гумусовыми веществами черноземов и каштановых почв.

Защищаемые положения:

1.Уровень накопления микроэлементов в черноземах и каштановых почвах Западного Забайкалья обусловлен разной степенью обогащенности ими почвообразующих пород, а также основными свойствами почв.

2. Микроэлементы (Cu, Ni, Pb) в основном связаны минеральной частью, а Zn равномерно распределен в органическом и минеральном веществе черноземов и каштановых почв.

3. Cu, Ni, Pb преимущественно связываются фульвокислотами, за исключением Zn, который в черноземах связан гуминовыми кислотами, в каштановых почвах – негидролизуемым остатком, что обусловлено содержанием гумуса, его составом и химической природой гумусовых веществ.

Научная новизна. Выявлены уровни концентрации Cu, Zn, Ni, Pb в гумусе и минеральной матрице черноземов и каштановых почв. Впервые определено их содержание и распределение в гумусовых веществах: гуминовых кислотах, фульвокислотах и гумине в зависимости от состава гумуса. Установлено, что цинк в черноземах большей частью связан с гуминовыми кислотами, а в каштановых почвах – с гумином. Аккумуляция гумусовыми веществами меди, никеля и свинца в основном убывает в следующем ряду: фульвокислоты – гуминовые кислоты – гумин.

Теоретическая и практическая значимость. Выявленные закономерности накопления и распределения Cu, Zn, Ni, Pb в гуминовых кислотах, фульвокислотах и гумине криоаридных почв вносят новые данные в природу гумусовых веществ. Полученные результаты могут быть использованы в качестве исходных данных для экологического мониторинга состояния почвенного и растительного покровов, а также для разработки мероприятий по оптимизации микроэлементного состава многолетних трав на пастбищах.

Апробация работы. Результаты и основные положения диссертационной работы докладывались и обсуждались на Международных научных конференциях «Научные основы сохранения водосборных бассейнов: междисциплинарные подходы к управлению природными ресурсами» (Улан-Удэ, 2004), «Современные проблемы загрязнения почв» (М., 2010), на региональной конференции студентов, аспирантов вузов и научных организаций Дальнего Востока России «Актуальные проблемы экологии, морской биологии и биотехнологии» (Владивосток, 2010).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 7 работ, в т.ч. 4 статьи в рецензируемых журналах.

Структура и объем диссертационной работы. Диссертационная работа состоит из 127 страниц компьютерного набора, содержит введение, 5 глав, список литературы, 7 таблиц, 15 рисунков, 5 приложений.

Список использованной литературы включает 249 наименований, в том числе 23 на иностранном языке.

Личный вклад автора. Диссертация является обобщением личных материалов автора, полученных в результате полевых и экспериментальных лабораторных исследований в 2008-2011 гг. в ФГБУН Институте общей и экспериментальной биологии СО РАН.

Глава 1. Микроэлементы в системе порода – почва – растения В главе на основе литературных данных приведены источники поступления МЭ, их биологическая роль, фитотоксичность, основные закономерности аккумуляции в почвах, факторы, определяющие миграцию элементов в системе почва-растение и взаимодействие их с органическим веществом.

Глава 2. Природные условия формирования черноземов и каштановых почв По литературным источникам дана характеристика основных факторов почвообразования черноземов и каштановых почв в Удинской, Иволгинской, Гусиноозерской, Тугнуйской котловин Забайкалья: рельефа, почвообразующих пород, климата, растительности.

Объекты и методы исследований. Работа выполнена в 2008–20гг. на территории Селенгинского среднегорья (Республика Бурятия).





Объектами исследований являлись целинные черноземы следующих районов: Мухоршибирского (р.1), сформированные на пролювиальноделювиальных отложениях, Хоринского (р.2) – на делювиальных суглинках, Селенгинского (р.3) – на элювиально-делювиальных образованиях; каштановые почвы: Заиграевского (р.4) – на элювиальных супесях, Иволгинского (р.5) – на пролювиальных песчаных отложениях, Мухоршибирского (р.6) – на пролювиально-делювиальных наносах.

Физико-химические свойства почв изучали общепринятыми методами (Аринушкина, 1970; Агрохимические …, 1975), углерод гумуса почвы – микрохромовым методом Тюрина; фракционный состав гумуса – методом И.В. Тюрина в модификации В.В. Пономаревой и Т.А. Плотниковой (1975).

Для экстракции гумусовых веществ (ГВ) использовали метод Гримме (Grimmе, 1967). Навески почв, не содержащие растительных остатков, подвергали многократной обработке смесью 0,5н NaOН с 0,01 М ЭДТА до обесцвечивания раствора над почвой после центрифугирования. После того, как извлечение ГВ смесью NaOH и ЭДТА прекращалось, навеску почвы обрабатывали сначала 0,01н. HCI, затем Н2Одист до получения бесцветного раствора. Экстракты объединяли и доводили до определенного объема. Две трети объема раствора брали для осаждения ГК, которое проводили в течение 24 ч при рН 1,5-2 и температуре 80°. После центрифугирования и промывания осадок гуминовых кислот (ГК) растворяли с помощью 0,02н. NaOH. Фильтрат после осаждения ГК, отнесли к группе фульвокислот (ФК). В 200 мл вытяжки по Гримме и отдельно в 100 мл ГК и ФК после выпаривания на водяной бане и озоления осадков смесью H2SO4 и HClO4, растворения в горячей воде и доведения объема до 100 мл, определяли микроэлементы (МЭ). В негидролизуемом остатке (НО) количество микроэлементов определяли по разнице между их содержанием в гумусовых веществах и суммой элементов в ГК и ФК.

После выделения темной органической части из навески почвы, оставшаяся светлая часть нами принималась за минеральную составляющую, в которой также отдельно определялись эти элементы.

Количество надземной и подземной фитомассы учитывали по Н.А.

Панковой (1965). Содержание МЭ в породах, почвах, растениях и гумусовых веществах выявляли согласно (Агрохимические…, 1975) с конечным определением на атомно-абсорбционном спектрофотометре A Analist 400 фирмы Perkin Elmer. Обработка экспериментальных данных выполнена в среде электронной таблицы Microsoft Excel 2003 из пакета Microsoft Office.

Глава 3. Характеристика почв Для черноземов свойственны легко- и среднесуглинистый гранулометрический состав, сумма поглощенных оснований – 20-34 мгэкв/100 г почвы. Содержание гумуса составляет 4-5-9 % с резким убыванием вниз по профилю. Для верхних горизонтов характерна реакция среды, близкая к нейтральной и слабощелочной (табл.1).

Таблица 1. Основные физико-химические показатели черноземов и каштановых почв Западного Забайкалья Раз- Поглощенные Часрез, основания ГуГори- Глуби- тицы N, кот- рН Ca2+ Mg+ мус, C:N зонт на, см <0,01 % лови- % мгэкв/100г мм, % на почвы Черноземы Р.1. А1 0-33 30 6,7 24,9 4,8 5,3 0,35 8,Туг- АВ 33-50 21 7,0 20,6 4,2 1,4 0,10 8,нуй- BК1 50-75 18 7,9 20,0* 0,4 - - ская BК2 75-137 18 8,3 22,0* 0,2 - - CК 137-170 18 8,3 18,0* 0,1 - - Р. 2. А1 0-30 34 7,9 29,1 4,9 9,0 0,44 11,Удин АВ 30-50 32 8,0 29,4 4,6 8,5 0,39 12,ская ВК1 50-90 29 8,2 28,0* 0,7 0,01 - ВК2 90-130 48 8,4 27,0* 1,5 0,03 - Ск 130-150 38 8,3 28,0* 1,6 0,03 - Р. 3. А 0-18 30 6,8 16,1 4,2 3,5 0,22 9,Гуси- АВ 18-36 29 7,2 13,9 3,5 2,2 0,14 9,но- В1 36-65 28 7,4 8,4 2,4 0,7 0,05 - озерВК 65-105 28 8,3 16,0* 0,2 - - ская СК 105-150 26 8,9 15,0* - - - Каштановые почвы Р.4. А 0-21 27 6,4 15,0 4,1 2,6 0,18 8,Удин АВ 21-36 27 6,7 14,5 3,9 1,4 0,10 8,ская ВК 36-82 28 7,3 17,5* 0,2 - - СК 82-150 22 8,3 16,0* - - - Р.5. А 0-21 22 6,8 13,4 3,7 2,1 0,14 8,Ивол- АВ 21-46 15 7,1 12,8 3,1 1,1 0,06 7,гин- ВК 46-106 15 8,3 12,0* 0,1 - - ская СК 106-150 16 8,4 12,0* - - - Р.6. А1 0-26 28 6,7 14,6 3,9 2,2 0,17 7,Туг- АВ 26-44 22 6,9 13,9 3,3 1,3 0,09 8,нуй- B 44-70 19 7,2 10,8 3,1 0,7 - - ская BК 70-88 16 8,0 16,0* 0,2 - - СК 88-150 15 8,4 14,0* 0,1 - - Примечание: *емкость поглощения; - не определяли Каштановые почвы, функционирующие в условиях более жесткого режима увлажнения, характеризуются небольшой мощностью гор. А, легким гранулометрическим составом, низкой емкостью катионного обмена, содержание гумуса равно 2,1-2,6 %.

Для черноземов Западного Забайкалья характерен преимущественно фульватно-гуматный тип гумуса, для каштановых почв – гуматнофульватный (табл. 2). Общим для этих типов почв является высокое содержание гумина.

Таблица 2. Состав гумуса гор. А черноземов и каштановых почв (% к Собщ.) Разрез Глубина, см Собщ,% Сгк Cфк НО Сгк/Сфк Черноземы 1 0-33 3,1 27,7 26,8 45,5 1,2 0-30 5,2 39,1 30,7 42,0 1,3 0-22 2,0 28,7 33,7 37,6 0,Каштановые почвы 4 0-21 1,5 26,7 31,9 41,4 0,5 0-21 1,2 23,4 28,9 47,7 0,6 0-26 1,3 25,0 30,7 44,3 0,Глава 4. Микроэлементы в системе: порода – почва – растение Источником поступления МЭ в почвы служат различные горные породы, на которых формируется почвенный покров. В процессе выветривания и почвообразования происходит перераспределение химических элементов (Ковда, 1973).

Почвообразующие породы. Количество МЭ в породах определяется наличием в них минералов – носителей и минералов – концентраторов микроэлементов (Сеничкина, Абашеева, 1986).

Содержание Сu в породах (рис. 1) легкого гранулометрического состава невысокое: в пролювиально-делювиальных отложениях (р.1) – 15,мг/кг, в элювиально-делювиальных образованиях (р.3) – 17,0 в элювиальных супесях (р.4) – 12,2, в пролювиальных песчаных отложениях (р.5) – 8,6, в пролювиально-делювиальных наносах (р.6) – 10,7, а в породах тяжелого состава (делювиальные суглинки, р.2) – 35,0 мг/кг. Последняя величина превышает средние региональные данные (Гуляева, 2002; Убугунов, Кашин, 2004), но ниже кларка литосферы – 47 мг/кг (Виноградов, 1962). Итак, почвообразующие породы почв обеднены медью и выявлена ее связь с гранулометрическим составом.

Количество Zn в породах легкого гранулометрического состава также небольшое, кроме делювиальных суглинков – 116,8 мг/кг (рис. 2) при кларке литосферы 83 мг/кг. Возможно, это связано с повышенным содержанием продуктов выветривания базальтов.

Рис. 1. Содержание меди, мг/кг. Здесь и далее: 1 – почвообразующая порода, 2 – почва, 3 – подземная масса, 4 – надземная масса Рис. 2. Содержание цинка, мг/кг Концентрация Ni в породах приближается к среднему региональному содержанию (26 мг/кг) – от 11,9 на элювиальных супесях до 29,мг/кг на пролювиально-делювиальных щебнистых суглинистых отложениях, исключением являются делювиальные суглинки (45,6 мг/кг) с более тяжелым гранулометрическим составом (рис. 3). Содержание Ni в породах ниже кларка литосферы (58 мг/кг). Пониженное его количество в породах региона обусловлено, по-видимому, тем, что они состоят главным образом из кварца (70-75 %), который характеризуется наименьшей концентрацией рассеянных элементов, в том числе и Ni (Кашин, 2002).

Рис. 3. Содержание никеля, мг/кг Рис. 4. Содержание Pb, мг/кг Содержание Pb в породах изменяется от 18,0 до 44,8 мг/кг в зависимости от их гранулометрического состава. Максимальное – в делювиальных суглинках – 44,8, наименьшее – на элювиальных супесях – 18,мг/кг (рис. 4), что выше кларка литосферы (12 мг/кг) и близко к данным среднего регионального (33,7 мг/кг). Таким образом, почвообразующие породы обогащены свинцом, и отмечена зависимость его количества от их гранулометрического состава r=0,54.

Микроэлементы в органогенном слое почв. Как известно, унаследованный почвами от материнских пород количественный состав МЭ претерпевает значительные изменения под совокупным воздействием всех факторов почвообразования (Ковда и др., 1959; Мотузова, 2008).

Содержание Cu в гор. А мало- и среднегумусных черноземов составило 18,8 и 18,6 мг/кг, что ниже среднего регионального значения (23,мг/кг), вследствие обедненности пород этим элементом (рис. 1). В высокогумусных черноземах количество меди равно 31,1 мг/кг, что в 1,3 раза превышает среднее региональное значение за счет высокого ее содержания в породе (34,7 мг/кг).

В гумусовом горизонте каштановых почв концентрация Cu составляет: 8,4, 11,8, 19,5 мг/кг по трем разрезам, что значительно ниже среднего значения для почв Забайкалья (Гуляева, 2002; Иванов, 2007).

Трансформация меди из пород в органогенные горизонты почв незначительна, коэффициент ее аккумуляции (Кэа) варьирует от 0,4 до 0,9.

Содержание меди в почвах ниже ПДК (55 мг/кг) и находится в зависимости от количества ее в породе (r=0,6-0,9).

В черноземах концентрация Zn превышает значение для почв, которое составляет 51 мг/кг (Ковальский, Андрианова, 1970). В средне- и малогумусных черноземах количество цинка равно 60,1 и 50,8 мг/кг (рис.

2). Наибольший уровень содержания цинка обнаружен в высокогумусной почве (р.2) – 108,0 мг/кг, вследствие значительного его содержания в породе. Корреляция между количествами цинка в породе и в почве довольно тесная r=0,9. Эта величина близка для черноземов Еравнинской котловины (Сеничкина, Абашеева, 1986).

В каштановых почвах вследствие обедненности цинком пород его содержание ниже ПДК (100 мг/кг) и равно 46,9-59,0 мг/кг. Установлена корреляционная связь с гранулометрическим составом и количеством элемента в породе, r=0,9.

В черноземах выявлена зависимость содержания Ni от гранулометрического состава почвы и от количества его в почвообразующей основе. Корреляционная связь между содержанием никеля в породе и в почве тесная (r=0,9). Наибольшее количество Ni 49,4 мг/кг (рис. 3) обнаружено в высокогумусных черноземах, формирующихся на суглинках, в которых содержится никеля 45,6 мг/кг. В органогенном слое черноземов концентрация никеля варьирует от 21,7-32,1 мг/кг, что выше средних региональных значений.

Количество никеля в каштановых почвах меньше по сравнению с черноземами. Наибольший уровень содержания Ni в этих почвах наблюдается в р.5 – 30,8 мг (здесь же выявлено его максимальное количество в породе), средний – в р.6, наименьший – в р.4 (21,2 мг/кг). Установлена тесная связь количества никеля в породе и в почве, r=0,8.

Несмотря на то, что содержание никеля в органогенном слое почв ниже ПДК (85 мг/кг), Кэа Ni составил 1,1-1,4 в черноземах и 1,1-1,7 в каштановых почвах, что свидетельствует о биогенном его накоплении.

Уровень содержания Pb в органогенном горизонте средне- и малогумусных черноземов (рис. 4) превышает ПДК (30 мг/кг) вследствие его биогенного накопления, а также не исключен аэрогенный привнос металла. Количество свинца в высокогумусных черноземах (29,5 мг/кг) практически равно ПДК, что обусловлено значительным содержанием элемента в подстилающей породе – 44,8 мг/кг. Здесь не выявлена связь элемента в почве от его концентрации в породе.

Для каштановых почв также отмечено высокое содержание Pb (31,0-33,5 мг/кг), превышающее ПДК (рис. 4), что связано с повышенным содержанием элемента в породах.

Микроэлементы в минеральной части почв. Масса разных типов почв на 90-99 % состоит из минерального вещества. По этой причине средний элементарный состав почвенной толщи мощностью 0,5-1,0 м, за исключением C и N, обусловлен составом минерального вещества. Это вещество очень разнородно и его компоненты играют неодинаковую роль в геохимии и биогеохимии педосферы (Добровольский, 2003).

Содержание Cu в минеральной части черноземов равно: р.1 – 11,0, р.2 – 17,4, р.3 – 11,7 мг/кг, что составляет соответственно от ее валового количества в почве: 59, 56, 63 %. Медь связана с минеральной частью каштановых почв на 63-66 %. Полученные относительные значения свидетельствуют о том, что в черноземах и каштановых почвах значительная часть Cu связана с минеральным веществом.

Zn в минеральной части черноземов составляет от его валового содержания (в %): 46, 47, 56, т.е. в этих почвах цинк почти равномерно распределен в гумусовых веществах и минеральной основе. В минеральном веществе каштановых почв количество Zn равно (мг/кг) – 35,4 (р.

4), 27,0 (р. 5), 20,1 (р. 6), а его доля соответственно составляет: 60; 53; % от его валового содержания, в среднем – 52 %. Таким образом, Zn в черноземах и в каштановых почвах почти равномерно распределен в гумусовых веществах и минеральной основе.

Минеральная часть гумусово-аккумулятивного горизонта черноземов содержит Ni (мг/кг): среднегумусный – 17,1, высокогумусный – 25,2 и малогумусный – 12,9. Его доля от валового содержания элемента в почве практически одинакова – 51-59 %, что зависит от свойств Ni и возможных форм связей с минеральными соединениями.

Содержание Ni в минеральном веществе каштановых почв варьирует в небольших пределах – 13,0-18,3 мг/кг. Его доля от валового содержания элемента в почве, как и в черноземах, почти одинакова – 58-61 %.

Уровень концентрации Pb в минеральном веществе черноземов находится в прямой корреляции с его количеством в почве. В минеральной части почв аккумулируется значительная доля свинца – 61-65 %. Повидимому, последнее объясняется тем, что свинец является металлом с переменной валентностью (+2 и +3), это позволяет ему более активно вести себя в минеральной среде.

Количество Pb, связанного с минеральной частью каштановых почв равно 20-22 мг/кг, доля его от валового содержания элемента составляет 65-66 %. Следовательно, в черноземах и каштановых почвах свинец, как медь и никель в большей степени связан с минеральной частью.

Микроэлементы в растительности. Являясь важной составной частью живого вещества, растительность участвует в процессах миграции и превращениях химических элементов на поверхности Земли. Биопродуктивность пастбищ на черноземах и каштановых почвах Западного Забайкалья низкая, с широким диапазоном отношения надземной фитомассы к подземной (Меркушева, 2004) Количество Сu в надземной фитомассе степных ценозов варьирует в пределах 3,3-4,9 мг/кг, сухостепных – 1,3-4,5 мг/кг (рис. 1). Наибольшее ее содержание выявлено в фитомассе разнотравно-злаковой ассоциации на высокогумусных черноземах – 4,6 мг/кг, наименьшее – в тонконогово-ковыльной на среднегумусных черноземах – 3,3; в фитомассе разнотравно-злакового сообщества на каштановых почвах наибольшее ее содержание составляет 4,5 мг/кг, наименьшее – в полынно-разнотравнозлаковом фитоценозе – 1,3 мг/кг, что связано с ее количеством в почве.

Коэффициент корреляции между содержанием меди в органогенном слое почв и количеством ее в надземной массе травянистой растительности равен 0,79, а между содержанием Cu в органогенном слое почв и количеством ее в золе растений – 0,94.

В корневой массе медь накапливается более интенсивно и находится в зависимости от содержания ее в почве (r=0,97), поскольку Cu является элементом интенсивного биологического поглощения. Надземная фитомасса трав обеднена медью вследствие наличия барьерности.

Количество Zn в надземной массе степных сообществ составило 20,1-27,8 мг/кг, в сухостепных – 15,9-18,1 мг/кг (рис. 2). Наибольший уровень содержания элемента (27,8 мг/кг) обнаружен в разнотравнозлаковой ассоциации на высокогумусных черноземах, наименьший – в тонконогово-ковыльной на среднегумусных черноземах, 20,1 мг/кг.

Коэффициент корреляции между содержанием элемента в почве и количеством ее в надземной массе травянистой растительности равен r=0,93. В корневой массе травянистых сообществ содержание Zn выше, чем в надземной. Ограниченное поступление Zn в надземную часть свидетельствует о наличии защитных механизмов (Ковалевский, 1974).

КБП цинка надземной массой колеблется в пределах 2,4-3,2 в степной растительности и 2,1-2,6 в сухостепной. Однако, несмотря на высокий КБП, его количество в фитоценозах ниже средней концентрации в растениях континентов (Добровольский, 2003). В сухостепной растительности содержание Zn можно отнести к дефицитному – менее мг/кг (Кабата-Пендиас, Пендиас, 1989) (рис. 2).

Ni, наряду с Cu и Zn, выступает как элемент, необходимый растительному организму, который в надземной массе степных ценозов аккумулируется в пределах 0,35-0,55, сухостепных – 0,29-0,42 мг/кг (рис. 3). Содержание Ni в растениях коррелирует с его количеством в почве (r=0,96), также тесна связь между содержанием Ni в почве и в золе растений (r=0,93). В корнях Ni накапливается более интенсивно и находится в прямой связи с его содержанием в почве, r=0,95, в золе корней – 0,97.

Количество Ni в фитоценозах ниже средней концентрации в растительности континентов – 2,0 мг/кг (Добровольский, 2003), максимально допустимого (3 мг/кг) по СанПин (1996). Содержание его можно оценить как дефицитное – менее 2 мг/кг (Кабата-Пендиас, Пендиас, 1989).

Ni является элементом среднего захвата (Добровольский, 2003). КБП никеля находится в пределах 0,4-0,6 в степной растительности, 0,3-0,4 в сухостепной, в корнях – 0,9-1,2 и 0,6-0,9 соответственно, т.е. он является элементом среднего захвата.

Количество Pb в надземной массе трав, произрастающих на черноземах, составило 0,7-0,8; на каштановых почвах – 0,5-0,7 мг/кг, что ниже средней концентрации в растительности континентов – 1,25 мг/кг (Добровольский, 2003) и находится в пределах нормальных концентраций – 0,1-5,0 мг/кг (Минеев, 1988). Таким образом, Pb, несмотря на его значительное содержание в органогенном слое почв, вследствие низкого его биологического поглощения, не накапливается в растениях. Корреляция между количеством Pb в почвах и в надземной фитомассе средняя (r=0,57). Поступление ограниченного количества свинца в надземную массу свидетельствует о наличии избирательных механизмов.

Глава 5. Микроэлементы в гумусовых веществах Основными компонентами гумуса являются гуминовые и фульвокислоты, их соли, а также гумин – своеобразный комплекс сильно полимеризованных высокомолекулярных гумусовых кислот, связанных с высокодисперсными минеральными частицами. Гумусовые кислоты и их производные благодаря особенностям молекулярного строения активно влияют на миграцию и аккумуляцию химических элементов в педосфере. По этой причине гумусовые вещества являются важной частью механизма регулирования миграционных потоков (Орлов, 1998; Добровольский, 2003).

Количество меди в ГВ черноземов равно (мг/кг): малогумусных – 6,9, среднегумусных – 7,8, высокогумусных – 13,7 (рис. 5), что составляет 37-44 % от содержания меди в органогенном слое. Поскольку растительность содержит небольшое количество меди, то и в гумусовых веществах почвы ее мало. Отмечена корреляция содержания элемента в ГВ с его уровнем в почве (r=0,9).Из гумусовых веществ большая часть Cu (59-65 %) связана ФК, с ГК – не более 25 %, а с гумином – 16-28 % от общего содержания.

В гумусе каштановых почв находится мало меди, всего 3-7 мг/кг, что составляет 34-38 % от валового ее количества, из которого связано с ФК – 38-54 %, ГК – 19-35, НО – 25-27 % от ее содержания в гумусе.

Аналогичные величины были получены П.Г. Адерихиным и М.Г. Копаевой (1979, 1981).

В ГВ черноземов содержание цинка находится в пределах 22,2-57,мг/кг (рис. 6). Эти данные коррелируют с его количеством в почве (r=0,9). Цинк с гумусовыми веществами связан на 54 % от валового содержания в почве.

Рис. 5. Cu в гумусовых веществах черноземов (а, б, в) и каштановых почв (г, д, е). Здесь и далее: над чертой – мг/кг; под чертой – % В малогумусных черноземах (р.3) относительная доля его содержания несколько ниже (44 %), что связано как с невысоким количеством гумуса и относительно большой долей фульвокислот (табл. 2). Цинк в гумусовых веществах черноземов закреплен: ГК – 38-42, ФК – 33-34, НО – 24-30%. В связи со сходством химических свойств Zn и Ca, а также вследствие большой емкости поглощения гуминовыми кислотами происходит лучшее связывание с ними цинка, в результате чего образуются труднорастворимые гуматы Zn (Веригина, 1962).

Рис. 6. Zn в гумусовых веществах черноземов (а, б, в) и каштановых почв (г, д, е) Содержание Zn в ГВ каштановых почв варьирует от 5,5 до 7,4, что составляет 40-57% относительно содержания в гор.А. Гуминовые кислоты и фульвокислоты связывают цинк практически с одинаковой интенсивностью: ФК – 7,4-7,9 мг/кг, что составило 27-33 %, ГК – 6,1-7,мг или 23-31, наибольшее количество Zn обнаружено в гумине – 35-% от валового содержания в гумусе. Все это, возможно, объясняется преобладанием в каштановых почвах ФК над ГК при значительном количестве гумина в гумусе в силу криоаридных условий.

Никель преимущественно связан с минеральной основой почв, и в то же время легко вступает в соединение с ГВ (41-49 %), образуя растворимые комплексные вещества. Необходимо отметить, что большая часть (37-52 %) никеля из ГВ черноземов связана с ФК (рис. 7). Это явление вполне закономерно, поскольку они обладают большей дисперсностью и значительным количеством функциональных групп, чем ГК. Способность к комплексообразованию у ФК выше, чем у ГК. В гумине никеля содержится 21-28 %, а в ГК – 27-34 % от валового количества его в ГВ.

Рис. 7. Ni в гумусовых веществах черноземов (а, б, в) и каштановых почв (г, д, е) Гумус каштановых почв аккумулирует 39-42% Ni. Элемент почти в равных количествах распределяется по группам гумусовых веществ: ФК – 3,2-4,3 мг/кг или 34-39 %, ГК – 2,5-3,6 мг или 29-31 % и НО – 2,6-4,мг или 32-37 % от общего содержания в гумусе.

Почвенные гумусовые вещества способны образовывать комплексы с ионами свинца. При этом поглощение Pb полностью или частично происходит за счет вытеснения других ионов. В свою очередь, связанный с ГВ металл может быть полностью или частично вытеснен по механизму ионного обмена.

Гумусовые вещества черноземов аккумулируют 36-39 % Pb от его количества в почве, что в абсолютных значениях составляет 11,4-12,мг/кг, т.е. он преимущественно связан с минеральной частью (рис. 8).

Свинец обнаружен в гумусе в основном в составе ФК – 5,0-7,2 мг/кг, что составило 43-63 %, в НО – 26-27 % и на ГК приходится всего 11-30% от его общего количества в гумусе.

Рис. 8. Pb в гумусовых веществах черноземов (а, б, в) и каштановых почв (г, д, е) В гумусовых веществах каштановых почв содержание свинца составляет 11 мг/кг, или 34-35 % от валового количества в почве. Большая доля свинца связана с ФК – 38-44 %, меньшая с ГК – 26-33 %. В гумине концентрируется 29-31 % свинца, т.е. его распределение в гуминовых веществах равнозначное.

Гумусовые вещества почв способны связывать значительное количество микроэлементов, которое зависит, в первую очередь, от содержания гумуса, от его группового состава и химических свойств каждого элемента.

Выводы:

1. В Забайкалье формируются черноземы преимущественно фульватно-гуматного типа гумуса и каштановые почвы – гуматнофульватного. Для этих типов почв характерно высокое содержание гумина.

2. Подстилающие почвообразующие породы легкого гранулометрического состава, за исключением делювиальных суглинков, обеднены Cu, Zn, Ni и обогащены Pb, количество которого превышает кларк литосферы.

3. Содержание микроэлементов в органогенном горизонте черноземов и каштановых почв низкое, кроме свинца (выше ПДК). Металлы в основном связаны с минеральной частью (%): Cu – 56-66, Ni – 51-61; Pb – 61-66 от валового их количества, а Zn почти равномерно распределен в гумусовых веществах и минеральной основе (43-60).

4. Травы степных и сухостепных фитоценозов накапливают Cu, Zn, Ni и Pb, в количествах не превышающих ПДК, а концентрации меди, цинка и никеля являются дефицитными для трав.

5. Различие по связыванию микроэлементов гумусовыми веществами черноземов и каштановых почв обусловлено разным содержанием гумуса, его составом, а также свойствами конкретного элемента.

6. В гумусовых веществах микроэлементы (Cu, Ni, Pb) преимущественно связываются фульвокислотами. Повышенное содержание гумуса в черноземах и фульватно-гуматный его тип обусловили преимущественное связывание Zn гуминовыми кислотами, тогда как в каштановых почвах он адсорбирован гуминами.

7. Гумусовые вещества почв различаются по интенсивности аккумуляции микроэлементов: в черноземах Ni и Pb убывают в ряду:

ФКГКНО; Cu – ФК НО ГК; Zn – ГК ФК НО; в каштановых – Cu и Pb – ФКГКНО, Ni – ФК НО ГК, Zn – НО ФК ГК.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

Статьи в рецензируемых журналах:

1. Чимитдоржиева Э.О. Современное гумусное состояние черноземов Забайкалья / Э.О. Чимитдоржиева, Е.А. Бодеева // Агрохимический вестник. – 2011. – №4. – С. 34-36.

2. Чимитдоржиева Э.О. Гумус каштановых почв Тугнуйской котловины Забайкалья / Э.О. Чимитдоржиева, Е.А. Бодеева // Плодородие. – 2011. – С. 16-17.

3. Бодеева Е.А. Cu, Zn, Ni в каштановых почвах Забайкалья / Е.А.

Бодеева // Агрохимический вестник. – 2012. – № 1. – С. 35-4. Чимитдоржиева Г.Д. Тяжелые металлы (медь, свинец, кадмий) в органической части серых лесных почв Бурятии / Г.Д. Чимитдоржиева, А.З. Нимбуева, Е.А. Бодеева // Почвоведение. – 2012. – № 2. – С.166172.

Статьи и тезисы в других изданиях:

1. Бодеева Е.А. Антропогенная нагрузка на среду и здоровье населения / Е.А. Бодеева, Т.Н. Чимитдоржиева, О.Д. Доржиева // Научные основы сохранения водосборных бассейнов: междисциплинарные подходы к управлению природными ресурсами: Тез. междунар. конф. – Улан-Удэ, 2004. – С 126.

2. Чимитдоржиева Э.О. Плодородие черноземов и каштановых почв Забайкалья / Э.О. Чимитдоржиева, Е.А. Бодеева // Актуальные проблемы экологии, морской биологии и биотехнологии. – Владивосток, 2010.

– С. 222-224.

3. Чимитдоржиева Г.Д. Тяжелые металлы (свинец, кадмий и цинк) на территории Республики Бурятия / Г.Д. Чимитдоржиева, Е.А. Бодеева // Современные проблемы загрязнения почв: Мат-лы III междунар. научн.

конф. – М., 2010. – С. 462-464.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.