WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Исраилова Сацита Аднановна

ФЛОРА АНТРОПОФИТОВ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

И ЕЁ АНАЛИЗ

03.02.01 - ботаника

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата биологических наук

Астрахань 2012

Работа выполнена в Чеченском государственном педагогическом  институте

Научный руководитель: Тайсумов Муса Анасович

доктор биологических наук, заведующий сектором флоры Академии наук Чеченской Республики

Официальные оппоненты: Иванов Александр Львович

доктор биологических наук, профессор,

профессор Ставропольского Государственного Университета

Морозова Людмила Викторовна

кандидат биологических наук, доцент,

доцент Астраханского Государственного Университета

Ведущая организация: Пятигорская государственная фармацевтическая академия

Защита состоится «26» мая 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.009.10 при Астраханском государственном университете по адресу:

414000, Астрахань, пл. Шаумяна, 1, Естественный институт АГУ.

Тел./факс: (8512) 51-82-64

e-mail: sovetei@rambler.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Астраханского государственного университета

Автореферат разослан « »  2012 года

Учёный секретарь диссертационного совета,

доктор биологических наук, профессор Федотова А.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Возрастающее влияние антропогенного фактора на природу, в том числе на фитобиоту, приводит к трансформации флоры в направлении её обогащения не только адвентивными элементами, но и естественными сорно-рудеральными компонентами. Территория Северного Кавказа густо заселена и испытывает большую антропогенную нагрузку, которая оказывает существенное влияние на растительный покров. Процесс синантропизации приводит к адаптации растительного покрова к условиям среды, видоизмененным или созданным в результате деятельности человека (Горчаковский, 1984). Формы проявления синантропизации весьма разнообразны. К ним, в частности, относится внедрение в состав растительных сообществ синантропных видов растений и появление экологически пластичных природных видов на нарушенных местообитаниях; замена естественных коренных растительных сообществ производными и синантропными; обеднение состава и упрощение структуры фитоценозов и т.д.

Антропогенное воздействие на флору любой территории является следствием бессознательного или сознательного заноса человеком растений из других регионов, отдалённых или близких, которые в случае их адаптации к местным условиям становятся адвентивными. Адвентивными считаются растения, появление которых не связано с процессом естественного флорогенеза и является следствием антропогенного влияния на флору (Гроссгейм, 1936). Большое число этих видов на новом месте интенсивно расселяются и становятся естественными компонентами агроценозов или нарушенных местообитаний. Многие адвентивные и рудеральные растения, в основном однолетники, постепенно проникают в посевы сельскохозяйственных культур, становясь злостными сорняками.

В настоящее время не осуществлена инвентаризация антропофитной флоры Чеченской Республики, не изучена роль антропофитов в сложении естественных и антропофизированных фитоценозов. Исследование антропофитной флоры Чеченской Республики необходимо для познания процессов внедрения и натурализации заносных видов в аборигенную флору, антропофитизации видов естественной флоры, а также для контроля за карантинными растениями и адвентивными видами, которые могут быть потенциальными новыми засорителями посевов.

Цель работы. Исследование видового состава антропофитов, выяснение их роли в сложении растительного покрова и изучение возможностей практического использования.

Для достижения этой цели решались следующие задачи:

  1. Составление конспекта флоры антропофитов Чеченской Республики;
  2. Проведение всестороннего анализа флоры антропофитов – систематического, эколого-ценотического, биоморфологического, географического.
  3. Выяснение закономерностей распространения антропофитов по флористическим районам;
  4. Оценка степени антропофитизации флоры;
  5. Хозяйственная оценка антропофитов и выяснение возможности их использования как полезных растений.

Научная новизна. Впервые приводится полный список видов флоры антропофитов Чеченской Республики, проводится ее анализ, устанавливаются закономерности распределения по флористическим районам, оценивается степень антропофитизации флоры территории. Предлагается классифицировать антропофиты на две группы – апофоры и антропофоры.

Основные защищаемые положения:

  1. Исследуемая флора антропофитов является динамичной по количественному показателю и составляет около пятой части всей флоры изученной территории, зафиксированный видовой состав соответствует её современному состоянию;
  2. По основным флористическим показателям (систематическая структура, фитоценотическая принадлежность, биоморфологический состав, хорологический спектр) изучаемая флора отличается разнообразием и гетерогенностью, что подтверждается соответствующими спектрами;
  3. Флористические комплексы антропофитов по территории распределяются неравномерно и соответствуют общим закономерностям распределения естественной флоры, их состав изменяется в зависимости от высоты над уровнем моря;
  4. Уровень синантропизации флоры Чеченской Республики в целом оценивается как низкий, для разных районов имеет неодинаковое значение.

Теоретическая и практическая значимость работы. Полученные данные позволяют расширить представление о современных процессах антропофитизации естественной флоры и роли антропофитов в сложении естественного растительного покрова. Выявлены виды, перспективные для хозяйственного использования - лекарственные, пищевые, медоносные, декоративные, а также виды, подлежащие региональной охране.

Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе в школе и ВУЗе, при разработке природоохранных мероприятий, а также в системе природопользования при разработке мероприятий по ограничению распространения сорных растений.

Апробация работы. Основные положения работы докладывались на научных конференциях: Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы экологии и сохранения биоразнообразия России и сопредельных стран» (23-25 мая, Владикавказ, 2011); II Международной научной конференции, посвященной 30-летию Института общей и экспериментальной биологии СО РАН (20-25 июня 2011,Улан-Удэ, 2011); Всероссийской научно-технической конференции «Современные проблемы геологии, геофизики и геоэкологии Северного Кавказа» (21-22 октября, Грозный, 2011); XIII Международной научной конференции «Биологическое разнообразие Кавказа» (27-29 октября, Грозный, 2011); Всероссийской научно-практической конференции «Наука, образование, инновации» (26-27 ноября, Грозный, 2011); I Международной научной конференции «Сорные растения в изменяющемся мире: актуальные вопросы изучения разнообразия, происхождения, эволюции» (6-8 декабря, Санкт-Петербург, 2011).

Публикации. По результатам исследования опубликовано 16 научных работ, в том числе 3 статьи в центральных журналах, рекомендованных ВАК, 13 публикаций в виде материалов и тезисов докладов международных и российских конференций. Список опубликованных работ приводится в конце автореферата.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, выводов, списка литературы, включающего 273 наименования, из них 28 на иностранных языках. Работа изложена на 130 страницах машинописного текста, к ней имеются 3 приложения. Общий объём составляет 178 страниц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АНТРОПОФИТОВ

I-1. Классификация антропофитных растений.

В разделе приводятся сведения о различных системах классификации антропофитов разных авторов (Rikli М., 1901-1903; Thellung А, 1919;

А.И. Мальцев, 1935; А.А. Гроссгейм, 1948; С.А. Котт, 1948; Jalas, 1955; Е.В. Дорогостайская 1963, 1972; Б.А. Быков 1973; Kornas, 1978; Никитин В.В. 1983; Гнатюк Е.П., Крышень А.М. 2005 и др.). Обзор классификационных схем антропофитов приводит к  выводу, что к настоящему времени не существует единой и общепринятой их классификации и терминологии. Использование существующих классификаций и понятий в ряде случаев затруднено из-за различных трактовок одного и того же понятия или не очень определённой его характеристики.

I-2. Материалы и методы исследования.

Материалом исследования послужила флора антропофитов – растений, распространение которых связано с деятельностью человека. К данной группе растений относятся виды, которые благодаря деятельности человека занимают несвойственное им местообитание. В работе принята классификация, по которой антропофиты делятся на две группы:

- апофоры – растения местной флоры, являющиеся компонентами естественных фитоценозов, которые при нарушении местообитаний способны расти на нарушенных местах. К ним относятся степные, луговые и лесные виды, распространённые в Кавказской, Понтической, Туранской и Дагестанской флористической провинциях. В ряде случаев к этой группе растений относят виды с более широкими ареалами (Голарктические и Палеарктические), также выходцы из естественных местообитаний;

- антропофоры – растения, занесённые из отдалённых территорий, в основном плюрирегиональные широко распространённые геоэлементы естественной флоры и адвентивные виды, занесённые из культуры или из агроценозов, частью ставшие злостными сорняками, которые относятся к группе «карантинных видов». В ряде случаев к этой группе отнесены виды с общедревнесредиземноморским типом ареала, экологически пластичные, способные существовать в естественных фитоценозах и на нарушенных местообитаниях.

Сбор материала осуществлялся маршрутным методом и на стационарах. В ходе экспедиций собрано и проанализировано около 900 гербарных образцов растений. Помимо собственных сборов были обработаны гербарии кафедры ботаники Чеченского государственного университета. Определение растений осуществлялось по определителю «Флора Северного Кавказа» (Галушко, 1978-1980). Карта маршрутов и стационаров исследования приведена на рисунке 1.

Рис. 1. Районы исследования флоры антропофитов Чеченской республики.

Стационары: 1 – г. Грозный и его окрестности; 2 – пос. Горагорский; 3 – с. Ведено; 4 – ст. Бороздиновская.

Маршруты: а – Наурская; б – Червлёная; в – Новогрозненский; г – Чечен-Аул; д – Урус-Мартан; е – Ачхой-Мартан; ж – Самашки.

В основу анализа флоры заложены принципы, разработанные А.И. Толмачёвым (1986). Использован метод стандартного флористического анализа: систематического, эколого-ценотического, биоморфологического, географического. При оценке хозяйственной ценности и биологической роли антропофитов использован подход А.А. Гроссгейма (1952).

Предметом анализа явился конспект флоры антропофитов Чеченской Республики, составленный по результатам собственных исследований этой группы растений в течение 2007-2010 гг., а также с использованием данных, приведённых в литературных источниках: Растительный покров Чечено-Ингушетии (Галушко, 1975); Флора Северного Кавказа (Галушко, 1978-1980); Конспект флоры Чеченской Республики (Омархаджиева, 2011); Флора Кавказа (Гроссгейм, 1939-1967); Флора СССР (1934-1964); Конспект флоры Кавказа (2003-2008) и др. В конспекте по каждому виду даются следующие сведения: научное латинское и традиционное русское название; распространение на территории Чеченской Республики; геоэлемент; флороценоэлемент; биоморфа; встречаемость, группа антропофитности, а также дополнительные сведения, касающиеся полезных свойств растения.

Сравнение флористических списков осуществлялось методом корреляционных плеяд П.В. Терентьева (1959, 1960). Для этого проводилось предварительное построение дендрита способом максимального корреляционного пути (Выханду, 1964). Выделение корреляционных плеяд проводилось с использованием алгоритма максимального корреляционного пути (Ребристая, Шмидт, 1972; Шмидт, 1984).

При анализе и систематизации понятий, относящихся к изучаемой группе растений, использованы материалы отечественных и зарубежных исследователей (Rikli, 1901-1903; Thellung, 1918-1919; Гроссгейм, 1948; Котт, 1948; Дорогостайская, 1963, 1972; Quer, 1970; Kornas, 1978; Вынаев, Третьяков, 1979; Фисюнов, 1980; Словарь ботанических терминов, 1984; Одум, 1986; Миркин, 1989; Словарь-справочник по агрофитоценологии, 1991; Классификация сорных растений, 1992; Третьяков, 1998 и др.).

При анализе антропофитного компонента флоры использовали следующие показатели:

- индекс синантропности – отношение синантропных (антропофитных) видов к общему числу видов флоры;

- индекс апофитности – отношение апофитов (апофоров) к общему числу синантропных видов;

- индекс адвентивности – отношение адвентивных видов (антропофоров) к общему числу синантропных (антропофитных) видов (Гнатюк, Крышень, 2005).

Названия таксонов приводятся в соответствии со сводкой С.К. Черепанова (1995).

ГЛАВА II. ХАРАКТЕРИСТИКА ТЕРРИТОРИИ И СРЕДЫ ОБИТАНИЯ АНТРОПОФИТОВ

В главе приводятся сведения о географическом положении изучаемой территории, орографии и геологии, климате, речной сети, почвенном покрове, растительности.

ГЛАВА III. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ АНТРОПОФИТОВ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

В главе приводятся сведения об истории изучения флоры антропофитов Чеченской Республики, начиная с исследований Г. Шобера, И.А. Гюльденштедта, С.Г. Гмелина, И.П. Фалька, П.С. Палласа. Отмечается роль в решении этой проблемы Ф.К. Маршалла-Биберштейна, Н.И. Кузнецова, В.И. Липского, В.В. Марковича, Г.И. Радде, М.А. Иванова и др., вклад исследователей советского времени - Н.В. Новопокровского, А.К. Прокофьева, Н.И. Кузнецова, С.И. Виноградова, Н.А. Буша, А.Л. Харадзе; Е.В. Шифферс, Б.Ф. Остапенко, Б.Н. Горбачёва, М.А. Иванишвили, А.И. Галушко, А.Ф. Прибытковой, А.А. Головлёва и некоторых других.  Отмечается роль в исследовании данной проблемы кафедры ботаники ЧГУ под руководством М.У. Умарова, которой подготовлены предварительные сведения о флоре республики, насчитывающей 2165 видов сосудистых растений, в том числе и сорных (Ахмедова, 2005). Делается вывод, что сведения об антропофитах этой территории содержатся в разрозненных источниках и современной флористической сводки по этой проблеме в литературе нет.

ГЛАВА IV. АНАЛИЗ ФЛОРЫ АНТРОПОФИТНЫХ РАСТЕНИЙ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Флористический анализ изучаемой группы растений имеет целью выявить её структуру и биологические особенности, особенности генофонда, перспективы его использования и степень важности его сохранения, что особенно актуально в условиях усиливающегося антропогенного воздействия на окружающую среду в целом и на фитобиоту в частности.

Всесторонний анализ флоры антропофитов включает в себя систематический, экологический, биоморфологический и географический анализы.

IV-1. Систематический анализ

Антропофиты с развитием цивилизации принимают всё большее участие в составе флор тех или иных территорий, составляя более 20% от естественных флор. Так во флоре Предкавказья они составляют почти её четверть -23,2%, (Иванов, 1998) и по этому показателю занимают третье место после лугового и пустынного флороценотипов. Не оказывая особого влияния на естественный флорогенез, с усилением синантропного влияния на фитоценозы, сорные флороценоэлементы играют все более существенную роль в антропогенном изменении флоры. Это, с одной стороны, ведет к обогащению флор, с другой, к уменьшению и исчезновению различий между отдельными естественными флорами. Особенно это относится к территориям, которые издавна подвержены антропогенному воздействию. На этом фоне количество естественных флороценоэлементов уменьшается. С этой точки зрения изучение антропофитов и их всесторонний анализ являются важной составляющей флористических исследований. Одним из направлений такого анализа является систематический.





На территории Чеченской Республики, по нашим сведениям, полученным в ходе исследования, произрастает 410 видов антропофитных растений, относящихся к 226 родам и 53 семействам. Систематический спектр этой группы растений приведён в таблице 1.

Крупнейших семейств, насчитывающих более 50 видов, - два: Asteraceae и Poaceae. Крупных семейств с числом видов от 20 до 49 - три. Средних семейств с числом видов от 10 до 19 - пять. Таким образом, на долю крупнейших, крупных и средних семейств приходится 288 видов, что составляет 70,2 % от исследуемой флоры.

По общей доле ведущих семейств спектр антропофитных растений в основном соответствует спектрам естественных умеренных флор. Общая доля 10 ведущих семейств в составе разных флор Голарктики колеблется в ограниченных пределах и свидетельствует о роли экстремальных условий в развитии тех или иных флор (Толмачев, 1974, 1986).

ТАБЛИЦА 1

СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ СПЕКТР ФЛОРЫ АНТРОПОФИТНЫХ

РАСТЕНИЙ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

СЕМЕЙСТВО

Кол-во родов

% от общего числа родов

Кол-во видов

% от общего числа видов

1

Asteraceae

37

16,4

69

16,8

2

Poaceae

24

10,6

55

13,4

3

Brassicaceae

23

10,2

38

9,3

4

Apiaceae

20

8,9

24

5,9

5

Fabaceae

10

4,4

24

5,9

6

Lamiaceae

9

4,0

18

4,4

7

Boraginaceae

11

4,9

18

4,4

8

Caryophyllaceae

15

6,6

17

4,1

9

Chenopodiaceae

5

2,2

14

3,4

10

Polygonaceae

4

1,8

10

2,4

ИТОГО

158

69,9

287

70,0

В европейских флорах 10 ведущих семейств включают 55-60% антропофитов, во флоре Средиземноморской области этот показатель колеблется от 54,8%  до 65,5%. Во флоре Турции - почти 66% (Портениер, 1992).

Более высокое значение этого показателя характерно для флор Арктики, где доля ведущих семейств возрастает до 65-76%. (Толмачев, 1974, 1986).

Во флоре Кавказа 10 крупнейших семейств включают 62,1% видового состава (Галушко, 1976), для региональных естественных флор этот показатель ниже 50-60%, но несколько повышается с запада на восток.

Высокий процент десяти ведущих семейств во флоре антропофитов ЧР свидетельствует о том, что её основу составляют виды естественной флоры, ставшие рудеральными под влиянием воздействия человека на естественные фитоценозы.

Подтверждением этому является и набор семейств в головной части спектра, сходный с флорами Северного Кавказа. Для флоры Предкавказья последовательность семейств выстраивается в следующем порядке: Asteraceae → Poaceae → Fabaceae → Brassicaceae → Apiaceae → Caryophyllaceae → Lamiaceae → Rosaceae → Scrophulariaceae → Cyperaceae (Иванов, 1998). Для флоры центральной части Северного Кавказа эта последовательность следующая: Asteraceae → Poaceae → Fabaceae → Rosaceae → Caryophyllaceae → Brassicaceae → Apiaceae → Lamiaceae → Scrophulariaceae → Cyperaceae (Галушко, 1976).

Во флоре сопредельной территории Республики Ингушетии состав ведущих семейств в убывающем порядке: : Asteraceae → Poaceae → Fabaceae → Brassicaceae → Rosaceae → Scrophulariaceae → Caryophyllaceae → Lamiaceae → Apiaceae → Cyperaceae (Дакиева, 2003).

При сравнении с последовательностью и составом семейств спектра исследуемой флоры видно, что в первой пятёрке те же семейства, что и в приведённых спектрах, а первые два семейства Asteraceae  и Poaceae общие для всех спектров. Отсутствие в спектре антропофитов семейства Cyperaceae объясняется в основном гигрофильным характером его видов, а гигрофильность в целом для нарушенных местообитаний не характерна.

Соотношение семейств и видов флоры антропофитных растений с учётом мелких и олиготипных семейств приведено в таблице 2. Мелких семейств девять, среди них с количеством видов 9 три: Papaveraceae, Euphorbiaceae, Scrophulariaceae; с 8 видами - три: Geraniaceae, Solanaceae, Valerianaceae; с 6 - одно: Malvaceae; с 5 - два: Amaranthaceae, Ranunculaceae. Олиготипных семейств всего 32. Среди них с четырьмя видами – два семейства: Orobanchaceae, Rubiaceae; с тремя видами - пять: Moraceae, Primulaceae, Heliotropaceae, Plantaginaceae, Cucurbitaceae; с двумя – семь: Equisetaceae, Urticaceae, Fumariaceae, Rosaceae, Oxalidaceae, Violaceae, Sambucaceae; и с одним видом 20 семейств: Lemnaceae, Commelinaceae, Cannabaceae, Portulacaceae, Hypecoaceae, Resedaceae, Zygophyllaceae и др.

ТАБЛИЦА 2

СООТНОШЕНИЕ СЕМЕЙСТВ И ВИДОВ АНТРОПОФИТНЫХ РАСТЕНИЙ ФЛОРЫ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

СЕМЕЙСТВА

(кол-во видов)

Крупнейшие более 50

Круп-ные

20-49

Сред-ние

10-19

Мел-кие 5-9

Олиготипные с числом видов:

4

3

2

1

Кол-во

семейств

2

3

5

9

2

5

7

20

% от общего числа семейств

3,8

5,7

9,4

17,0

3,8

9,4

13,2

37,7

Количество видов

124

87

77

67

8

15

14

18

55

% от общего числа видов

30,2

21,2

18,8

16,3

1,9

3,7

3,4

4,4

13,4

Следует отметить, что наибольший процент участия приходится на крупнейшие семейства, виды которых составляют 30,2% от всей флоры. На втором месте стоят крупные семейства (21,2%), на третьем – средние (18,8%).

Систематический спектр родов флоры антропофитных растений представлен в таблице 3. Из него видно, что по сравнению со спектрами флор уже упомянутых территорий Северного Кавказа представительство родов незначительное. Из крупнейших и крупных родов представлен только один – Vicia, насчитывающий 10 видов, который во флоре Предкавказья насчитывает 22 вида (Иванов, 1998).

ТАБЛИЦА 3

ЧИСЛО ВИДОВ В РОДАХ АНТРОПОФИТНОЙ ФЛОРЫ ЧР

Роды с числом видов

Число родов

% от об-щего числа родов

Число видов в группах родов

% от общего числа видов

От 10 и выше (крупные)

1

0,4

10

2,4

от 9 до 5

(средние)

14

6,2

80

19,5

от 4 до 2

(бедные)

72

31,9

181

44,1

по 1 виду (монотипные)

139

61,5

139

33,9

Всего

226

100

410

100

Остальные роды представлены меньшим количеством видов: Valerianella (8); Papaver, Geranium (по 7); Sorghum, Chenopodium, Carduus (по 6); Bromus, Amaranthus,  Sisymbrium, Tithymalus, Lappula, Veronica, Cirsium, Cewntaurea (по 5); Digitaria, Setaria, Hordeum, Atriplex, Lepidium, Solanum, Senecio (по 4). По 3 вида насчитывают 23 рода, по два вида – 42, по одному виду – 139, т.е.  более трети родов антропофитных растений являются монотипными (монотипными в рамках изучаемой группы, а не систематически).

Показательным является родовой коэффициент (количество видов, приходящихся на один род), равный 1,8. Он свидетельствует о своеобразии физико-географической среды, в которой формировалась флора и всегда ниже во флорах, формировавшихся в условиях однообразного климата и рельефа, во флорах равнинных, северных и молодых, независимо от их географического положения (Галушко, 1976), и, естественно, выше во флорах, прошедших длительный путь развития и формирования в разнообразных физико-географических условиях. Этот показатель в два раза ниже, чем во флоре Предкавказья, где он равен 3,6 (Иванов, 1998), что вполне закономерно, т.к. среда обитания антропофитов достаточно однообразна.

IV-2. Эколого-ценотический анализ

В естественном растительном покрове виды природной флоры приурочены к определённым растительным группировкам, входят в состав различных фитоценозов, объединяются в группы со сходной экологией и ценотическими взаимоотношениями. Здесь понятия флоры и растительности неразрывно связаны друг с другом. Флора является источником видового разнообразия, ее компоненты формируют самые разнообразные растительные сообщества, состав и структура которых определяются конкретными экологическими нишами, возникшими в ходе исторического развития территории, характеризующиеся определенными микроклиматическими, эдафическими, гидрологическими и другими условиями внешней среды. Сведения фитоценотического характера служат общим фоном, показывающим разнообразие и особенности видов, слагающих флору в целом (Иванов, 1998).

В отношении антропофитов это положение нарушается. Они формируют два типа растительности – сорную, обитающую на обрабатываемых землях, и рудеральную, формирующую различные растительные группировки на нарушенных местообитаниях – улицах, обочинах дорог, отвалах, железнодорожных насыпях, свалках, пустырях и др.

Для эколого-ценотической характеристики антропофитов Чеченской Республики нами выделено 12 флороценоэлементов, спектр которых приведён в таблице 4, из которой видно, что в изучаемой флоре ценотипно верные виды составляют 33,9%. Помимо ценотипно верных видов имеется немалое количество экологически пластичных, имеющих широкую экологическую амплитуду, обитающих в естественных фитоценозах, которые с появлением новых экологических ниш (нарушенных местообитаний) становятся антропофитами. Поэтому сумма процента участия видов в общем спектре всегда выше 100. Чем больше это превышение, тем больше доля участия в составе флоры экологически неспециализированных флороценоэлементов (Галушко, 1976).

По преобладающим флороценоэлементам антропофитная флора Чеченской Республики является рудерально-сегетально-степной. Эти три флороценоэлемента насчитывают 586 видов (142,1%). Ценотипно верные виды есть лишь среди рудеральных и сегетальных элементов, их 139 (33,9%). Остальные флороценоэлементы экологически пластичные, встречаются в двух-трёх местообитаниях, по этой причине процент перекрытия имеет такое большое значение.

Здесь следует упомянуть о так называемых паскуальных сорняках, обитающих на пастбищах. К ним относятся растения естественной флоры, не поедаемые животными, ядовитые или с колючими органами, остающиеся на своих местах обитания после поедания скотом других растений. Это виды родов Cirsium, Carduus, Centaurea, Verathrum lobelianum, Polygonum carneum и др., которые не вошли в общий спектр флороценоэлементов, поскольку с изменением режима пастбища снова становятся компонентами естественных фитоценозов. С другой стороны, на сильно выбитых пастбищах появляются рудеральные виды, также не поедаемые животными, такие как Onopordum acanthium, Centaurea squarrosa, C. iberica, Xanthium strumarium, X. spinosum,  Carduus nutans, Cirsium vulgare и др., отнесённые нами к рудеральным флороценоэлементам.

ТАБЛИЦА 4

ФИТОЦЕНОЭКОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕКТР АНТРОПОФИТНОЙ ФЛОРЫ ЧР

ФЛОРОЦЕНО-ЭЛЕМЕНТ

кол-во

флоро-цено-элементов

%

от общего числа видов

кол-во цено-типно верных видов

%

кол-во

видов, общих с другими фитоце

нозами

%

Лесной

26

6,3

-

-

26

6,3

Луговой

56

13,7

-

-

56

13,7

Субальпийский

5

1,2

-

-

5

1,2

Степной

69

16,8

-

-

69

16,8

Полупустынный

4

1,0

-

-

4

1,0

Кальцефильный

11

2,7

-

-

11

2,7

Псаммофильный

13

3,2

-

-

13

3,2

Галофильный

1

0,2

-

-

1

0,2

Гигрофильный

17

4,1

-

-

17

4,1

Гидрофильный

1

0,2

-

-

1

0,2

Сегетальный

126

30,7

7

1,7

119

29,0

Рудеральный

391

95,4

132

32,2

259

63,2

ИТОГО

720

175,6

139

33,9

581

141,7

IV-3. Биоморфологический анализ

Под жизненными формами, или биоморфами, понимается совокупность внешних признаков растений, отражающих их приспособленность ко всему комплексу факторов внешней среды, а не к господствующим условиям, как, например, экологические группы (Шенников, 1950;Серебряков, 1962). Жизненная форма – это результат длительного приспособления растения к местным условиям существования, выраженный в его внешнем облике (Алёхин и др., 1944). Существующие системы жизненных форм растений основаны на разных принципах: физиономических и экологических (Humboldt, 1806;Grisebach, 1872); периодичности вегетации, морфологических и биологических особенностях растений (Drude, 1888, 1890); общем облике (габитусе), возникшем в онтогенезе вследствие роста и развития в определённых условиях среды (Серебряков, 1962) и др. Однако до сих пор наиболее приемлемой для биоморфологического анализа является система «биологических типов» К. Раункиера (1934,1937), основанная на расположении почек возобновления над уровнем почвы и их защита от холода зимой и жары и сухости летом.

Подавляющее большинство антропофитов являются травянистыми растениями, незначительное число составляют древесные виды. В исследуемой флоре выделено пять биоморф: фанерофиты (Ph), дифференцирующиеся по высоте, а именно: мегафанерофиты (Phmg), мезофанерофиты (Phms), микрофанерофиты (Phm), нанофанерофиты (Phn); хамефиты (Ch), гемикриптофиты (HK), криптофиты (K) и терофиты (T).

Биоморфологический спектр флоры антропофитов Чеченской республики представлен в таблице 5.

ТАБЛИЦА 5

БИОМОРФОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕКТР ФЛОРЫ АНТРОПОФИТОВ ЧР

БИОМОРФА

Ph = 11 (2,7%)

Ch

HK

K

T

Phmg

Phms

Phm

Phn

Кол-во видов

1

6

3

1

1

123

8

267

% от общего числа

0,2

1,5

0,7

0,2

0,2

30,0

2,0

65,1

Из таблицы 5 видно, что в исследуемой флоре преобладают терофиты, составляющие более ее половины (267 видов или 65,1%). Второе место занимают гемикриптофиты (30%) и третье – фанерофиты (2,7%). В целом травянистые растения насчитывают 398 видов и составляют 97,1% от всей флоры. Деревья, кустарники и полукустарники насчитывают 12 видов (2,9%), среди них больше всего мезофанерофитов (6). Это такие виды, как Juglans regia, Betula pendula, Morus alba, M. nigra, Maclura pomifera, Negundo aceroides. Полукустарники (хамефиты) представлены всего одним видом – Solanum pseudopersicum.

Терофиты, занимая главенствующее положение среди биоморф, в большинстве являются рудеральными  и сегетальными флороценоэлементами. К ним относятся такие виды, как Adonis aestivalis, Sisymbrium officinale, Arabidopsis thaliana, Sinapis arvensis, Anagallis arvensis, Lamium amplexicaule, Datura stramonium и др. Почти четвёртую часть (78 видов или 29,0% от всех терофитов) составляют виды, встречающиеся и в естественных фитоценозах: 32 степных, 19 луговых, 16 пустынных (кальцефильных, псаммофильных и галофильных), 3 полупустынных и 8 лесных.

Гемикриптофиты по количеству видов в два раза меньше терофитов, но в большей степени, чем терофиты, встречаются в естественных фитоценозах (64 вида, 52% от всех гемикриптофитов).

Во флоре антропофитов выделены биоморфы с особыми морфологическими и биологическими признаками - ритмом развития, способом питания и т.д. (Иванов, 1998). Это эфемеры, лианы, паразиты.

IV-4. Географический анализ

В системе понятий современной флористики географические элементы являются общими или региональными хориономическими географическими элементами, отражающими положение ареала в системе выделов природного, комплексного ботанико-географического районирования Земли или территории флоры. При данном подходе каждый элемент флоры характеризуется набором соответствующих выделов районирования, а иерархическая классификация элементов строится на соподчинении этих выделов (Юрцев, Камелин, 1991).

Для географического анализа флоры антропофитов использована система географических элементов, предложенная Н.Н.Портениером (1993, 2000а,б) и модифицированная применительно к территории Предкавказья А.Л.Ивановым (1998), где понятие географического элемента связывается с фитохорионами различных рангов - провинциями, областями, подцарствами и царствами.

Согласно этой классификации в исследуемой флоре выделено 24 географических элемента. Географический спектр флоры антропофитов Чеченской Республики  приведён в таблице 6. Из неё видно, что главенствующее место в исследуемой флоре занимают общеголарктические геоэлементы (34,6%). На втором месте стоят древнесредиземноморские геоэлементы, составляющие 23,4% флоры, на третьем - бореальные геоэлементы, 15,9%. Связующие и адвентивные элементы составляют соответственно 10,2 и 10,0% флоры. Плюрирегиональные геоэлементы играют незначительную роль (5,9%). По преобладающим группам геоэлементов флору антропофитов Чеченской Республики можно характеризовать как общеголарктическо-древнесредиземноморско-бореальную. Эти группы геоэлементов насчитывают 303 вида и составляют 73,9% флоры. Преобладающим геоэлементом является палеарктический, насчитывающий 120 видов, что составляет почти треть флоры (29,3%).

Оригинальность флоры подчёркивает участие в её составе эндемичных кавказских видов. Это, прежде всего, эндемики Восточного Кавказа Sisymbrium erucastrifolium и S. daghestanicum. Первый встречается в степных фитоценозах и на нарушенных местообитаниях, второй – только на нарушенных местообитаниях. Ещё 8 видов являются общекавказскими эндемиками.

ТАБЛИЦА 6

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ СПЕКТР ФЛОРЫ АНТРОПОФИТОВ ЧР

ГЕОЭЛЕМЕНТ

Кол-во

%

ПЛЮРИРЕГИОНАЛЬНЫЕ – 24 (5,9%)

1

Плюрирегиональный

24

5,9

ОБЩЕГОЛАРКТИЧЕСКИЕ – 142 (34,6%)

2

Голарктический

22

5,4

3

Палеарктический

120

29,3

БОРЕАЛЬНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ – 65 (15,9%)

4

Панбореальный

3

0,7

5

Евро-Сибирский

9

2,2

6

Евро-Кавказский

12

2,9

7

Европейский

19

4,6

8

Кавказский

10

2,4

9

Эвксинский

1

0,2

10

Понтическо-Южносибирский

5

1,2

11

Понтический

6

1,5

ДРЕВНЕСРЕДИЗЕМНОМОРСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ 96 (23,4%)

12

Общедревнесредиземноморский

40

9,8

13

Западнодревнесредиземноморский

16

3,9

14

Средиземноморский

10

2,4

15

Крымско-Новороссийский

1

0,2

16

Восточнодревнесредиземноморский

8

2,0

17

Ирано-Туранский

10

2,4

18

Армено-Иранский

3

0,7

19

Туранский

8

2,0

СВЯЗУЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ – 42 (9,2%)

20

Субсредиземноморский*

20

4,9

21

Субкавказский*

12

2,9

22

Субпонтический*

6

1,5

23

Субтуранский*

4

1,0

АДВЕНТИВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ – 41 (10,0%)

24

Адвентивный

41

10,0

ИТОГО

410

100

ГЛАВАV .

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВИДОВ ПО ФЛОРИСТИЧЕСКИМ РАЙОНАМ

Территория Чеченской Республики в физико-географическом отношении находится в восточной части Северного Кавказа. Здесь выделено 8 флористических районов (Галушко, 1978), в каждом из которых имеется специфический флористический состав, включающий виды, не выходящие за пределы этих районов. Схема флористического районирования территории приведена на рисунке 2.

Рис. 2. Ботанико-географические районы Чеченской республики

(по А.И. Галушко, 1978-1980):

М – Моздокский; КН – Кара-Ногайский; Кизл – Кизлярский; БН – Брагуно-Новолакский; ТС – Терско-Сунженский; ЧО – Чечено-Осетинский; Ч – Чеченский; ВС – Верхне-Сунженский;

Объединённые районы: ВП – Восточно - Предкавказский ; КН и Кизл - Кара-Ногайский - Кизлярский; СКТ – Средне-Кумско-Терский; ТС – ЧО- Терско-Сунженский - Чечено-Осетинский; Ч и ВС – Чеченский – Верхнее - Сунженский.

В таблице 7 приведены сведения о соотношении числа видов флоры антропофитов, включая специфические, для флористических районов ЧР. Для сравнения в неё включены данные о количестве видов естественной флоры этих же районов (Омархаджиева, 2011). Из данной таблицы видно, что наиболее богатыми по количеству видов антропофитов является Чечено-Осетинский район. Наименьшее количество антропофитов содержат Чеченский и Верхне-Сунженский районы.

ТАБЛИЦА7

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ ПО ФЛОРЕ АНТРОПОФИТОВ

ВО ФЛОРИСТИЧЕСКИХ РАЙОНАХ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

РАЙОН

М

КН

Кизл

БН

ТС

ЧО

Ч

ВС

Флора антропофитов

Кол-во видов

265

254

272

265

286

305

141

131

Кол-во специфических видов

1

3

6

8

10

14

7

4

Естественная флора

Кол-во видов

723

748

816

875

916

955

999

1197

Кол-во специфических видов

23

29

48

46

15

44

100

315

Степень синантропизации Is

% от видов естественной флоры

36,7

34,0

33,3

30,3

31,2

31,9

14,1

10,9

Показателем степени нарушенности естественной флоры в результате антропогенного воздействия является индекс синантропизации (Is), показывающий долю антропофитов в процентах от общего числа видов той или иной территории (Горчаковский, Козлова, 1998).

Соотношение естественной флоры и флоры антропофитов на территории Чеченской Республики представлены на диаграмме рисунка 3.

Данные для расчёта индексов апофитности и адвентивности и рассчитанные индексы по флоре антропофитов во флористических районах Чеченской Республики приведены в таблице 8; соотношение этих индексов приведено на диаграмме рисунка 4.

Рис. 3. Соотношение естественной флоры и флоры антропофитов во флористических районах Чеченской Республики

Индекс апофитности (отношение апофоров к общему числу антропофитов) возрастает от равнинных районов к высокогорным, наименьшее значение он имеет в Кара-Ногайском районе, наибольшее – в Верхне-Сунженском. Индекс адвентивности (отношение антропофоров к общему числу антропофитов), наоборот, уменьшается в том же направлении. Обращают на себя внимание более низкий показатель индекса апофитности и, соответственно, более высокий показатель индекса адвентивности в Чечено-Осетинском районе по сравнению с Терско-Сунженским, где индекс апофитности больше, а индекс адвентивности – меньше, то есть плавного изменения этих показателей  с увеличением высоты над уровнем моря не наблюдается. Это может быть объяснено большой освоенностью Чеченской равнины и среднегорий, покрытых в настоящее время культурной и сорной растительностью. В целом на территории Чеченской Республики среди антропофитов выявлено 136 апофоров (индекс апофитности равен 33,2) и 274 антропофора (индекс адвентивности равен 66,8).

ТАБЛИЦА 8

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ ПО ФЛОРЕ АНТРОПОФИТОВ

ВО ФЛОРИСТИЧЕСКИХ РАЙОНАХ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

РАЙОН

М

КН

Кизл

БН

ТС

ЧО

Ч

ВС

Антропофиты

265

254

272

265

286

305

141

131

Апофоры

74

65

76

99

87

90

58

57

Антропофоры

191

189

196

169

199

215

83

74

Индекс апофитности

27,9

25,6

27,9

37,4

30,4

29,5

41,1

43,5

Индекс адвентивности

72,1

74,4

72,1

62,6

69,6

70,5

58,9

56,5

Рис. 4. Соотношение индексов апофитности и адвентивности во флористических районах Чеченской республики

Флора антропофитов разных флористических районов неоднородна. Важным показателем этой неоднородности является выяснение степени сходства или различия между флористическими списками районов, которые отличаются не только количественно, но и по составу. Для выяснения этой степени сходства или отличия нами проведена математическая обработка флористических списков.

Большое внимание в современной флористике уделяется проблеме сравнительного изучения количественных показателей флористических выделов разных рангов. В литературных источниках 50-80-х годов прошлого века имеется немало данных по методике проведения такого анализа (Толмачёв, 1941; Терентьев, 1959; Бейли, 1962; Выханду, 1964; Василевич, 1969; Заки, Шмидт, 1972; Ребристая, Шмидт, 1972; Шмидт, 1974, 1980; Малышев, 1975; Тамарин, Шмидт, 1975 и др.). Одним из наиболее часто применяемых показателей флористического сходства являются формулы Жаккара и Сёренсена -Чекановского (Шмидт, 1984).

Для установления степени сходства флористических списков антропофитов разных флористических районов Чеченской Республики нами рассчитаны коэффициенты сходства Жаккара и Сёренсена-Чекановского и алгоритмы максимального корреляционного пути, на основании которых построены дендриты, содержащие корреляционные плеяды разного порядка (рис. 5).

Рис. 5. Дендриты флоры антропофитов, апофоров и антропофоров Чеченской республики, построенные способом максимального корреляционного пути на основе коэффициентов сходства Жаккара и Сёренсена-Чекановского и корреляционные плеяды разных порядков.

На уровне минимальной связи (391) в дендрите, построенном по коэффициентам Жаккара, (рис. 5) все районы образуют общую корреляционную плеяду (для удобства связи между районами показаны целыми числами). При последовательном повышении уровня связи [r] в дендрите происходит отделение районов и выделение корреляционных плеяд более низких уровней. Сначала общая плеяда расщепляется на две: (ВС-Ч) и (ТС-ЧО-М-КН-Кизл-БН). Это подчёркивает разность составов флоры антропофитов высокогорий с одной стороны, и среднегорий и равнин – с другой. Затем следует расщепление второй плеяды на две: флоры Терско-Сунженского и Чечено-Осетинского районов (среднегорной, ТС-ЧО) и флоры равнин (М-КН-Кизл-БН). Дальнейший ход отщепления обосабливает сначала флору Брагуно-Новолакского района (БН), относящегося к Дагестанской провинции, что показывает специфику антропофитов Брагунского хребта, затем отделяется Моздокский район (М), относящийся к понтической провинции. Образующиеся в конце расщепления пары-плеяды ВС-Ч, ТС-ЧО и КН-Кизл свидетельствуют о близости флор антропофитов этих районов, что отражается и в естественной флоре, эти районы в системе районирования часто объединяются (соответственно Тер, СКТ и ВП).

Те же закономерности наблюдаются и при расщеплении дендрита, построенного на основе коэффициента сходства Сёренсена-Чекановского (рис. 5).

Таким образом, математическая обработка флористических списков разных флористических районов Чеченской Республики и ход расщепления корреляционных плеяд показали наличие на изучаемой территории трёх групп антропофитов, наиболее близких по составу – высокогорной (ВС-Ч), среднегорной (ТС-ЧО) и равнинной (М-КН-Кизл-БН).

Также представляет интерес сравнительная характеристика флористических районов и математическая обработка списков апофоров и антропофоров. Построенные дендриты и ход их расщепления показаны на рисунке 5.

Из хода расщепления дендрита апофоров, построенного способом максимального корреляционного пути на основе коэффициента Жаккара видно, что он распадается на корреляционные плеяды так же, как и дендрит антропофитов. Что же касается хода расщепления дендрита, построенного способом максимального корреляционного пути на основе коэффициента Сёренсена-Чекановского, то здесь сначала от общей плеяды отделяется Брагуно-Новолакский район. Затем оставшаяся плеяда распадается на две: ВС-Ч и ЧО-ТС-КН-Кизл-М, причём линейность связей нарушается и Кара-Ногайский район связан с Кизлярским и Моздокским. При окончательном расщеплении остаются те же плеяды.

Расщепление дендритов антропофоров, построенных способом максимального корреляционного пути на основе коэффициентов Жаккара и Сёренсена-Чекановского идет одинаково, за исключением плеяды М-КН-Кизл. В первом случае сначала отделяется Кара-Ногайский район, во втором – Кизлярский.

Сравнение хода расщепления всех трёх групп дендритов (антропофитов, апофоров и антропофоров) показало, что сходство флор разных групп флористических районов сохраняется. Наиболее обособлены и сходны по всем трём параметрам флоры высокогорных (Ч-ВС) и среднегорных (ТС-ЧО) районов. Что же касается низкогорных районов, то здесь проявляются разные варианты сходства: по антропофильности и апохорности сходны флоры Кара-Ногайского и Кизлярского районов, по признаку антропофорности такого сходства нет, по коэффициенту Жаккара наиболее сходны флоры М-Кизл, по коэффициенту Сёренсена-Чекановского – М-КН.

ГЛАВА VI. ПРИКЛАДНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФЛОРЫ АНТРОПОФИТОВ

VI-1. Перспективы использования генофонда флоры

Среди анропофитов насчитывается большая группа растений, обладающих полезными свойствами. Эта часть так называемых «полезных растений» имеет прикладное значение и используется населением в быту.

Анализ конспекта флоры антропофитов Чеченской Республики позволил выделить пять основных групп полезных растений: лекарственные, кормовые, пищевые, медоносные и декоративные. В целом 244 вида имеют полезные свойства и могут быть использованы  и используются населением в различных целях. Их соотношение приведено в таблице 9.

ТАБЛИЦА 9

ПОЛЕЗНЫЕ РАСТЕНИЯ ФЛОРЫ  АНТРОПОФИТОВ

ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

лекарственные

пищевые

кормовые

медоносные

декоративные

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

118

28,8

28

6,8

22

5,4

54

13,2

22

5,4

ИТОГО 244 (59,5%)

Из таблицы видно, что более половины видов флоры антропофитов могут находить практическое применение в тех или иных видах хозяйственной деятельности.

VI-2. Редкие виды и вопросы их охраны

Антропофиты являются составной частью флоры региона и наряду с видами естественных фитоценозов выполняют ту же функцию, которая свойственна всем растениям – создание биомассы. Меньшая часть этой биомассы используется человеком для своих нужд в качестве кормовых, пищевых, лекарственных и т.д. растений, большая – участвует в почвообразовательных процессах.

Сохранение редких, исчезающих и требующих охраны видов растений является частью глобальной проблемы изучения и сохранения биоразнообразия. Эта проблема признана одним из узловых направлений международной деятельности России в области охраны окружающей среды (Концепция перехода…., 1995).

В настоящее время во всех субъектах Северо-Кавказского Федерального округа имеются региональные Красные книги, в том числе и в Чеченской Республике (2007). В Красную книгу Чеченской Республики занесено 158 видов растений, среди которых  два вида из числа антропофитов – Bryonia alba и Tanacetum vulgare.

В порядке ведения Красной книги ЧР нами составлен список редких растений из числа антропофитов, насчитывающий 42 вида. Из них 6 видов рекомендуются для включения во 2-е издание Красной книги Чеченской Республики. Остальные виды, приведённые в приложении, нуждаются в охране иного уровня, а именно занесения в книгу «Редкие и исчезающие растения Чеченской Республики». Это уровень не административной охраны, а общественной. Рекомендуемые для внесения в Красную книгу Чеченской Республики антропофиты следующие: Sisymbrium erucastrifolium (Rupr.) Trautv., Sisymbrium daghestanicum Vass., Scandix falcata Londes, Physocaulis nodosus (L.) Koch Arctium nemorosum Lej. Tithymalus rhabdotospermus (A.Radcliffe-Smith) Klotzsch et Garcke .Также предлагается внести изменение в оформление статей описания видов в части характеристики охраняемых параметров, а именно наряду со статусом охраны внести параметр «категория охраны»,

По критерию «категория» подлежащие охране виды подразделяются на пять ступеней охраны, характеризующей степень важности сохранения генофонда данного вида (Красная книга Ставропольского края, 2002; Красная книга Республики Ингушетии, 2006).Для рекомендуемых к охране видов определены две категории – II и III:

Категория II. Субэндемики, ареалы которых выходят за пределы территории на смежные. Эти виды эндемичные, в данном случае эукавказские эндемики, ареалы которых на изучаемой территории имеют пограничный статус. Таких видов 2: Sisymbrium erucastrifolium и Sisymbrium daghestanicum.

Категория III. Реликтовые виды, имеющие в изучаемом регионе ограниченные дизъюнктивные участки ареалов. К этой категории отнесёно 4 вида: Scandix falcata, Physocaulis nodosus, Arctium nemorosum и Tithymalus rhabdotospermus

Для этих видов необходим плановый мониторинг состояния популяций с целью обнаружения новых местообитаний, выяснения особенностей биологии и экологии, выявления тенденций к сокращению или увеличению численности видов в популяциях, а также для определения возможности интродукции и изучения в культуре и другие мероприятия.

ВЫВОДЫ

  1. Флора антропофитов Чеченской Республики насчитывает 410 видов сосудистых растений, относящихся к 226 родам и 53 семействам.
  2. Результаты комплексного флористического анализа показали, что:

- по общей доле ведущих семейств спектр антропофитных растений в основном соответствует спектрам естественных умеренных флор;

- по преобладающим флороценоэлементам антропофитная флора ЧР является рудерально-сегетально-степной, ценотипно верные виды есть лишь среди рудеральных и сегетальных элементов;

- в исследуемой флоре преобладают терофиты, составляющие более ее половины;

- по преобладающим группам геоэлементов флора антропофитов ЧР характеризуется как общеголарктическо- древнесредиземноморско- бореальная;

3. Виды антропофитов по флористическим районам распределены неравномерно и образуют три наиболее близких по составу комплекса - высокогорный, среднегорный и равнинный;

4. Уровень синантропизации флоры ЧР в целом оценивается как низкий, но для разных районов неодинаков, понижается от равнинных районов к высокогорным;

5. В исследуемой флоре выделено 244 вида растений, обладающих полезными свойствами, которые могут быть использованы  и используются в различных целях населением.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. Тайсумов М.А., Исраилова С.А., Абдурзакова А.С., Астамирова М.А-М., Ханаева Х.Р. Анализ географических элементов петрофильных видов Восточной части скалистого хребта // Вестник КрасГАУ. Красноярск, 2011, № 8. С.128-135.

2. Абдурзакова А.С., Исраилова С.А., Астамирова М.А-М., Магомадова Р.М., Гадаева Т.З. Флористический анализ псаммофитов Терско-Кумской низменности. //Материалы Всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы экологии и сохранения биоразнообразия России и сопредельных стран» (23-25 мая). – Владикавказ, 2011. – С. 44-47.

3. Тайсумов М.А., Исраилова С.А., Абдурзакова А.С., Астамирова М.А-М. Редкие эндемичные виды Скалистого хребта и их охрана // Материалы II Международной научной конференции, посвященной 30-летию Института общей и экспериментальной биологии СО РАН (20-25 июня 2011). – Улан-Удэ, 2011. – С. 259-261.

4. Исраилова С.А., Элипханов М.У., Гадаева Т.З. Некоторые инвазионные виды во флоре Северного Кавказа // Сборник научных трудов Академии наук Чеченской Республики. Посвящается 70-летию доктора биологических наук, профессора, академика АН ЧР Умарова Мухади Умаровича. № 2.– Грозный, 2011.- С. 183-198.

5. Тайсумов М.А., Исраилова С.А., Астамирова М.А-М., Абумуслимов А.А. Характеристика территории и среды обитания антропофитов. // Материалы Всероссийской научно-технической конференции «Современные проблемы геологии, геофизики и геоэкологии Северного Кавказа» (21-22 октября). – Грозный, 2011. – С. 454-465.

6. Тайсумов М.А., Исраилова С.А., Астамирова М.А-М., Абдурзакова А.С. История изучения антропофитов Чеченской Республики. // Материалы Всероссийской научно-технической конференции «Современные проблемы геологии, геофизики и геоэкологии Северного Кавказа» (21-22 октября). – Грозный, 2011. – С.466-473.

7. Гайрабеков Х.Т., Абдурзакова А.С., Астамирова М.А-М., Исраилова С.А. Анализ географических элементов псаммофитных видов во флоре Терско-Кумской низменности. //XIII Международная научная конференция «Биологическое разнообразие Кавказа» (27-29 октября). – Грозный, 2011. – С. 125-131.

8. Астамирова М.А-М., Тайсумов М.А., Абдурзакова А.С., Исраилова С.А. Распределение видов антропофитов по флористическим районам Чеченской Республики. //XIII Международная научная конференция «Биологическое разнообразие Кавказа» (27-29 октября). – Грозный, 2011. – С. 258-266.

9. Исраилова С.А., Дудагова Э.Ш., Омархаджиева Ф.С., Магомадова Р.С., Абдурзакова А.С., Астамирова М.А-М. Лекарственные растения во флоре Чеченской Республики и их охрана. // XIII Международная научная конференция «Биологическое разнообразие Кавказа» (27-29 октября). – Грозный, 2011. – С. 258-266.

10. Тайсумов М.А., Астамирова М.А.-М, Исраилова С.А, Гадаева Т.З. Флора лесов некоторых предгорных районов Восточного Кавказа // Научные ведомости БелГУ, Серия «Естественные науки». - 2011. №. 9 (104). Выпуск 15/2. С. 114 - 121.

11. Тайсумов М.А., Исраилова С.А., Астамирова М.А.-М. Конспект антропофитов Чеченской Республики. - Грозный, 2011. 48 с.

12. Абумуслимов А.А., Астамирова М.А-М., Абдурзакова А.С., Исраилова С.А. Растительный покров полупустынь юго-западной части Прикаспийской низменности // Вестник АН ЧР. №1 (14). – Грозный, 2011. – С. 51-56.

13. Астамирова М.А-М., Омархаджиева Ф.С., Гадаева Т.З., Зухайраева М.Л., Хамерзаева А.М., Исраилова С.А Флора окрестностей г. Грозного, их хозяйственное значение и охрана редких исчезающих видов.// Всероссийская научно-практическая конференция «Наука, образование, инновации» (26-27 ноября). – Грозный, 2011. – Т.2 С.314 - 320

14. Исраилова С.А., Тайсумов М.А., Абдурзакова А.С. Cистематический анализ антропофитных растений флоры чеченской республики. //1Международная научная конференция «Сорные растения в изменяющемся мире: актуальные вопросы изучения разнообразия, происхождения, эволюции» (6-8 декабря). – Санкт-Петербург, 2011.– С. 114-117.

15. Исраилова С.А., Тайсумов М.А., Астамирова М.А.-М., Абдурзакова А.С.  Эколого-ценотический анализ антропофитов Чеченской Республики // Вестник ДГУ, № 6. Махачкала, 2011. С. 191 194.

16. Тайсумов М.А., Исраилова С.А., Астамирова М.А., Комплексный анализ антропофитных растений и их классификация // Вестник АН ЧР №2 - Грозный, 2011. – С. 42-46.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.