WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Черемисина Александра Игоревна

ФИТОРЕМЕДИАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ РАСТЕНИЙ РОДА AMARANTHUS L. К ИЗБЫТОЧНОМУ СОДЕРЖАНИЮ НИКЕЛЯ

03.01.05 - Физиология и биохимия растений

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в лаборатории физиологических и молекулярных механизмов адаптации Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева Российской академии наук, г. Москва.

Научный консультант:

доктор биологических наук, профессор Шевякова Нина Ивановна

Официальные оппоненты:

Серегин Илья Владимирович, доктор биологических наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт физиологии растений им.

К.А. Тимирязева Российской академии наук, лаборатория физиологии корня, ведущий научный сотрудник Пильщикова Наталия Владимировна, кандидат биологических наук, доцент, Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева, кафедра физиологии растений, доцент

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский педагогический государственный университет, биолого-химический факультет

Защита состоится «25» декабря 2012 г. в 11:00 ч. на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 002.210.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте физиологии растений им.

К.А. Тимирязева Российской академии наук по адресу: 127276, г. Москва, ул.

Ботаническая, 35. Факс: (495)977-80-18, e-mail: ifr@ippras.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева Российской академии наук.

Автореферат разослан «23» ноября 2012 года.

Учёный секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук Азаркович Марина Ивановна а

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Усиление антропогенной деятельности в связи с началом Научно-технической революции в середине XX века менее чем за 100 лет привело к появлению качественно новых видов загрязнителей окружающей среды, среди которых особое место занимают тяжелые металлы, в частности никель.

В связи с загрязнением наземных экосистем тяжелыми металлами значительные территории сельскохозяйственных земель были выведены из оборота, а на части территорий, оставшихся в пользовании, регистрируется снижение продуктивности и ухудшение качества производимой сельскохозяйственной продукции. Это определяет необходимость изучения особенностей воздействия тяжелых металлов, в том числе и никеля, на различные виды сельскохозяйственных растений для оценки их адаптационного потенциала и изучения механизмов устойчивости с целью разработки технологий очистки загрязненных территорий.

Как известно, основными источниками загрязнения почв никелем являются горнодобывающие и металлургические предприятия, транспорт, полигоны промышленных и бытовых отходов. Усиленная добыча никеля и угрожающие масштабы загрязнения им наземных экосистем в последние годы делает его одним из значимых поллютантов. Это обстоятельство инициировало интерес ученых к исследованию ответа растений на действие токсичных концентраций никеля.

Перспективными для целей фиторемедиации видами растений могут быть представители рода Amaranthus L., которые широко используются в озеленении городов и ландшафтном дизайне. Растения этого рода (A. cruentus, A. paniculatus, A.

caudatus) имеют широкий ареал произрастания и часто приурочены к сорным местообитаниям. Вместе с тем практически не исследованы механизмы устойчивости растений амаранта к действию высоких концентраций тяжелых металлов и не проведена оценка их фиторемедиационного потенциала. Это делает целесообразным проведение скрининга различных видов амаранта, в том числе и полученных гибридных форм, на устойчивость к ионам никеля.

Цель и задачи исследования. Целью работы являлась оценка уровня устойчивости и изучение механизмов адаптации растений различных видов Amaranthus L. к токсическому воздействию ионов никеля и поиск физиологических путей повышения их фиторемедиационного потенциала с целью применения в технологии фиторемедиации.

Задачи исследования:

1. Провести скрининг растений рода Amaranthus L. на устойчивость к токсическому воздействию ионов никеля для обоснования их применения в технологии фиторемедиации.

2. Исследовать роль никеля в индукции окислительного стресса у растений амаранта и изучить особенности функционирования антиоксидантных ферментов.

3. Исследовать физиологические причины развития у растений амаранта хлороза на фоне действия токсических концентраций никеля.

4. Исследовать возможное участие полиаминов в защитном ответе растений амаранта на действие высоких концентраций никеля, а также их роль в повышении фиторемедиационного потенциала растений.

Научная новизна. Выявлены растения гибридной формы A. paniculatus f. сruentus, обладающие высоким фиторемедиационным потенциалом, что делает их перспективными для очистки загрязненных никелем территорий. Впервые установлено, что на молодых листьях растений A. paniculatus f. cruentus в ответ на действие высоких концентраций никеля развивается хлороз, в основе которого лежит резкое падение в тканях общего содержания железа (Fe2+ и Fe3+). На фоне действия никеля установлено появление у растений Ni/Fe антагонизма, что явилось следствием ингибирования в условиях окислительного стресса активности Fe3+-хелатредуктазы и процесса восстановления Fe3+ до Fe2+. Впервые показано, что путресцин вовлекается в межорганный транспорт никеля, что способствует повышению фиторемедиационного потенциала растений.

Практическая значимость. Полученные в диссертационной работе данные об изменении содержания полиаминов и о причинах развития Ni/Fe антагонизма в условиях действия высоких концентраций никеля имеют большое значение для понимания механизмов адаптации растений к действию тяжелых металлов.

Полученные результаты позволяют рекомендовать использование амаранта A.

paniculatus f. cruentus в целях фиторемедиации для очистки почв городских газонов от загрязнения никелем, а экзогенную обработку путресцином – для повышения фиторемедиационного потенциала растений. Результаты исследований могут быть использованы в практике растениеводства, а сделанные на их основе теоретические обобщения – для разработки курсов лекций для студентов биологических специальностей университетов.

Апробация работы. Результаты данной работы были представлены на 7-ой Международной конференции по фитотехнологиям (Парма, Италия, 2010);

Всероссийском симпозиуме «Растение и стресс (Plant under Environmental Stress)» (Москва, 2010); семинаре молодых ученых в Институте физиологии растений имени К.А. Тимирязева РАН (Москва, 2011); Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2011» (Москва, 2011);

Международной конференции «Биология – наука XXI века» (Москва, 2011); 5-ой Европейской конференции по биоремедиации (Ханья, Греция, 2011); VII Съезде Общества физиологов растений России «Физиология растений - фундаментальная основа экологии и инновационных биотехнологий» (Нижний Новгород, 2011);

Всероссийском симпозиуме «Экология мегаполисов: фундаментальные основы и инновационные технологии» (Москва, 2011).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 9 печатных работ, из которых 2 статьи в рецензируемых журналах.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания объекта и методов исследований, изложения полученных результатов и их обсуждения, заключения, выводов и списка цитируемой литературы.

Материалы диссертации изложены на 114 страницах машинописного текста и содержат 4 таблицы и 34 рисунка. Список цитируемой литературы включает 2наименований, в т.ч. 216 иностранных.

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ В качестве объекта исследований использовали растения амаранта трех гибридных форм: Amaranthus paniculatus f. cruentus («Вишневый джем»), Amaranthus paniculatus («Бронзовый век») и Amaranthus caudatus f. viridis («Изумруд»). Растения рода Amaranthus L. имеют широкий ареал произрастания, что может свидетельствовать об их высоком адаптационном потенциале. Благодаря высокой урожайности (35-60 ц/га зерна и 1000-2000 ц/га биомассы) и интенсивному росту (до 6-7 см в сутки во втором месяце вегетационного периода) растения амаранта являются удобным объектом для изучения физиологических механизмов устойчивости к токсичным концентрациям никеля.

Растения культивировали в камере фитотрона в водной культуре при 12-часовом световом периоде при интенсивности освещения 150 ± 30 мкмоль фотонов/м2с-1, температуре воздуха 23 – 25°С днем и 15 – 17°С ночью и относительной влажности воздуха 55 и 70% днем и ночью соответственно.

Условия проведения опытов. Растения амаранта в возрасте 6-ти недель подвергали воздействию хлорида никеля (NiCl2) в концентрациях: 0 (контроль), 50, 100 и 150 мкМ и выращивали в течение 7 суток в контрольных условиях (содержание Fe3+-ЭДТА в питательной среде составляло 2 мкМ) или при добавлении повышенной концентрации Fe3+-ЭДТА (100 мкМ), после чего растения фиксировали жидким азотом и хранили при -70°С.

В отдельных опытах для исследования функционирования защитных механизмов, а также для оценки фиторемедиационного потенциала использовали растения амаранта, произраставшие в течение 7 суток в присутствии NiCl2 (0, 25, 50, 100 и 150 мкМ) в питательной среде.

Для изучения защитного действия полиаминов 6-недельные растения Amaranthus paniculatus f. сruentus, произраставшие в присутствии 100 мкМ NiCl2, ежедневно (в течение 5-ти суток) опрыскивали водными растворами путресцина и спермидина в смеси с ингибиторами их катаболизма (аминогуанидин, гуазатин).

Определение биомассы органов растений. Оценку темпов накопления биомассы проводили гравиметрическим методом на аналитических весах («Mettler Toledo» AB54-S, Германия) с точностью до 0,1 мг после промывки корневой системы растений дистиллированной водой и подсушивания на фильтровальной бумаге.

Содержание металлов (Fe, Ni) в тканях растений определяли на атомноабсорбционном спектрофотометре Лабист-400 («Лабист», Россия). Навеску воздушно-сухого растительного материала (30-50 мг) минерализовали в растворах концентрированных HNO3 и HClO4 (2:1) в течение 24 ч при комнатной температуре, а затем инкубировали в термостате TDB-A-400 («BioSan», Латвия) последовательно при 150°С – в течение 1,5 ч и 180°С – в течение 2 ч.

Содержание малонового диальдегида (МДА) определяли спектрофотометрически по образованию окрашенного комплекса МДА с тиобарбитуровой кислотой при нагревании (Heath, Packer, 1968).

Определение содержания фотосинтетических пигментов проводили по методу, предложенному Lichtenthaler (Lichtenthaler, 1987).

Определение активность супероксиддисмутазы (СОД) проводили по методу Beauchamp (Beauchamp, Fridovich, 1971), основанному на ингибировании СОД фотохимического восстановления нитросинего тетразолия до формазана и выражали в условных единицах активности СОД/мг белка.

Активность гваяколовых пероксидаз (ГПО) определяли спектрофотометрически по скорости окисления гваякола (Шевякова и др., 2002).

Активность аскорбатпероксидазы (АПО) определяли спектрофотометрически по скорости разрушения АПО аскорбиновой кислоты, согласно методу Nakano и Asada (1981).

Активность каталазы измеряли спектрофотометрически по скорости разрушения перекиси водорода каталазой грубого экстракта (Maehly, Chance, 1954).

Содержание белка в ферментативных препаратах определяли спектрофотометрически с использованием красителя Кумасси R-250 (Esen, 1978).

Определение активности Fe3+-хелатредуктазы проводили по методу (Yi and Guerinot, 1998), основанному на образовании высокоспецифичного комплекса Fe2+ с хелатором феррозином.

Определение активности полиаминоксидазы (ПАО) проводили по Сona et al. (2003). Активность ПАО рассчитывали по количеству образовавшейся перекиси водорода при окислительной деградации спермидина.

Содержание свободных полиаминов определяли в виде их дансилпроизводных методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (Goren, 1982;

Zacchini et al., 2005).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ Сравнительный анализ накопления биомассы и содержания ионов никеля у растений амаранта при действии хлорида никеля Основными критериями выбора растений для фиторемедиации являются:

накопление биомассы, вынос достаточного количества тяжелых металлов растениями и их способность полностью проходить все стадии онтогенеза. В связи с этим одной из задач настоящего исследования был анализ накопления надземной биомассы и биомассы корней растениями амаранта в присутствии различных концентраций NiClв питательной среде.

Увеличение концентрации ионов никеля в питательном растворе приводило к снижению прироста надземной биомассы и биомассы корней у всех исследуемых растений амаранта (рис. 1).

1,а б 1,1 2 1,1 2 0,0,0,0,контроль 50 100 1контроль 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 1 – Накопление сырой биомассы надземной части (а) и биомассы корней (б) растениями амаранта: 1 – A. paniculatus (Бронзовый век), 2 – A. caudatus f. viridis (Изумруд), 3 – A. paniculatus f. cruentus (Вишневый джем) Анализ содержания ионов никеля в растениях показал, что наибольшее накопление никеля наблюдалось у амаранта A. paniculatus f. cruentus при всех испытанных концентрациях NiCl2 в питательной среде (рис. 2), исключением было содержание ионов никеля в побегах при 100 мкМ NiCl2.

300 4а б 4231 2 1 2 200 3212100 110 50 100 150 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 2 – Накопление ионов никеля надземной частью (а) и корнями (б) растений амаранта: 1 – A. paniculatus, 2 – A. caudatus f. viridis, 3 – A. paniculatus f. cruentus Максимальное содержание ионов никеля в надземной массе амаранта A.

paniculatus f. cruentus было обнаружено при 150 мкМ NiCl2 в питательной среде, что было практически в 2 раза больше содержания ионов этого металла в побегах других исследуемых растений амаранта (A. paniculatus, A. caudatus f. viridis) и составляло части, г Сырая биомасса корней, г Сырая биомасса надземной мкг/г сухой массы мкг/г сухой массы 237,8 мкг/г сухой массы, в корнях – 383,6 мкг/г сухой массы при 100 мкМ NiCl2 (рис.

2).

Таким образом, несмотря на относительно низкое накопление биомассы по сравнению с другими гибридными формами, A. paniculatus f. cruentus обладал наибольшей Ni-аккумулирующей способностью, что делает его более привлекательным для целей фиторемедиации. В связи с полученными результатами все дальнейшие исследования были проведены на гибриде – A. paniculatus f. сruentus.

Исследование антиоксидантного статуса растений A. paniculatus f. cruentus при различных концентрациях никеля в среде Анализ развития окислительного стресса показал, что токсическое действие повышенных концентраций ионов никеля практически не приводило к увеличению содержания МДА в листьях и корнях растений амаранта (рис. 3), что свидетельствовало о незначительном развитии окислительного стресса.

0,листья корни 0,0,0,контроль 25 50 75 1NiCl2, мкМ Рисунок 3 – Содержание малонового диальдегида в листьях и корнях растений A. paniculatus f. cruentus при различных концентрациях никеля Для изучения реакции растений A. paniculatus f. cruentus на стресс, вызванный никелем, были исследованы активности ключевых ферментов детоксикации активных форм кислорода (супероксиддисмутаза, гваяколовая пероксидаза, аскорбатпероксидаза, каталаза).

Из полученных данных видно (рис. 4), что активность общей СОД в листьях при 50 мкМ NiCl2 увеличивалась в 2,5 раза по сравнению с контролем (К), при 1мкМ – в 3 раза. Более существенное повышение активности этого фермента было массы мкмоль/г сырой найдено в корнях. Так, уже при 50 мкМ NiCl2 активность СОД возрастала почти в раз, а при 150 мкМ – в 10,5 раз (рис. 4а).

а б 40 листья листья корни корни 20 К 25 50 100 1К 25 50 100 1в г 3листья 3корни 250 листья корни 211К 25 50 100 1К 25 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 4 – Изменение активности супероксиддисмутазы (а), гваяколовой пероксидазы (б), аскорбатпероксидазы (в) и каталазы (г) в растениях A. paniculatus f. сruentus Активности гваяколовой пероксидазы и аскорбатпероксидазы увеличивались в листьях, тогда как в корнях происходило их ингибирование (рис. 4б,в). Отметим, что повышение активности аскорбатпероксидазы и гваяколовой пероксидазы в листьях положительно коррелировало с увеличением содержания МДА (рис. 3). Воздействие ионов никеля приводило к ингибированию активности каталазы во всех органах растений (рис. 4г).

Таким образом, обнаружено органоспецифическое функционирование антиоксидантных ферментов в растениях A. paniculatus f. cruentus, зависящее от концентрации никеля в питательной среде.

белка белка*мин мкмоль гваякола/мг Усл.ед.активности/мг ммоль H O /мг белка мкмоль аскорбиновой кислоты/мг белка*мин Характеристика фиторемедиационного потенциала растений A. paniculatus f. сruentus Под фиторемедиационным потенциалом обычно понимают способность растений выдерживать значительные концентрации тяжелых металлов (ТМ) и накапливать достаточное количество ионов ТМ в надземной массе. В связи с этим был произведен анализ содержания ионов никеля в различных органах растений A.

paniculatus f. cruentus.

21а б 2140 120 0 25 50 100 150 25 50 100 158в г 46342210 25 50 100 150 25 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 5 – Аккумуляция ионов никеля листьями (а), стеблями (б), корнями (в) и целым растением (г) A. paniculatus f. cruentus на 7 сутки воздействия различных концентраций NiCl2 в питательной среде Максимальное содержание ионов никеля было обнаружено в листьях растений, произраставших при 150 мкМ NiCl2 в питательной среде, и составляло 78 мкг/г сухой массы, в стеблях – 150 мкг/г сухой массы при 100 мкM NiCl2 и 222 мкг/г сухой массы при 150 мкM NiCl2. Кроме того, из полученных данных следует, что максимальное количество ионов никеля аккумулировалось в корнях растений A. paniculatus f.

мкг/г сухой массы мкг/г сухой массы мкг/г сухой массы мкг/г сухой массы cruentus, произраставших при 100 мкМ NiCl2, и составляло 400 мкг/г сухой массы, в то время как при 150 мкМ NiCl2 – 330 мкг/г сухой массы.

Для оценки устойчивости растений A. paniculatus f. cruentus использовали индекс устойчивости (рис. 6а), рассчитанный по изменению отношения сухой массы растений, произраставших на различных концентрациях хлорида никеля, к сухой массе контрольных растений.

б а 0,0,0,4 0,2 0 25 50 100 150 25 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 6 – Индекс устойчивости (а) и фактор биоконцентрации никеля растениями A. paniculatus f. cruentus С целью оценки способности растений амаранта аккумулировать Ni в тканях был рассчитан фактор биоконцентрации никеля (рис. 6б), являющийся отношением содержания ионов никеля в тканях растений (мг/кг) к содержанию ионов никеля в питательном растворе (мг/кг).

С увеличением концентрации NiCl2 в среде индекс устойчивости и фактор биоконцентрации никеля снижались, что отрицательно коррелировало с накоплением никеля в растениях A. paniculatus f. cruentus (рис. 5).

Влияние ионов никеля на содержание ионов железа в растениях A. paniculatus f. сruentus Признаки хлороза верхних листьев исследуемых растений A. paniculatus f.

cruentus обнаруживались уже при действии 50 мкМ NiCl2 (рис. 7), что могло свидетельствовать о развивающемся дефиците железа.

Фактор биоконцентрации Индекс устойчивости 2 мкМ Fe3+-ЭДТА 100 мкМ Fe3+-ЭДТА Рисунок 7 – Признаки хлороза верхних листьев растений A. paniculatus f.

cruentus, выращиваемых в течение 7 суток при 50 мкМ NiCl2 и различных концентрациях железа (2 (контроль) и 100 мкМ) Нарушение гомеостаза железа при воздействии высоких концентраций ионов никеля является одной из причин подавления роста и развития растений. В связи с этим был произведен расчет относительного коэффициента транслокации никеля и железа, по изменению отношения содержания каждого из исследуемых металлов (Ni, Fe) в надземной массе к его содержанию в корневой системе (рис. 8).

2,Ni 1,Fe 0,25 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 8 – Относительный коэффициент транслокации ионов никеля и железа из корней в надземные органы растений A. paniculatus f. сruentus Полученные результаты свидетельствуют о проявлении явного антагонизма между двумя металлами в области низкой (50 мкМ) концентрации ионов никеля. В то же самое время при действии на растения более высоких концентраций NiCl2 (100 и 150 мкМ) такого антагонизма между никелем и железом на уровне поступления их в надземную часть растений A. paniculatus f. cruentus не наблюдалось. Одной из причин коэффициент Относительный транслокации Fe и Ni наблюдаемого Ni/Fe антагонизма в области низких концентраций NiCl2 может быть способность ионов никеля занимать белки-переносчики железа и, тем самым, препятствовать поступлению Fe2+ в надземные части растений.

Как известно, железо поступает в надземные части растений в активной форме (Fe2+), процесс восстановления которой катализируется Fe3+-хелатредуктазой (Шевякова и др., 2010). Для выяснения вопроса о влиянии никеля на восстановление Fe3+ до Fe2+ в корнях, и опосредованном воздействии на процесс поступления железа в листья, было исследовано изменение активности фермента Fe3+-хелатредуктазы в интактных корнях растений, произраставших в течение 7 суток в присутствии различных концентраций NiCl2 (рис. 9).

2,1,0,контроль 25 50 75 1NiCl2, мкМ Рисунок 9 – Ингибирование никелем активности Fe3+-хелатредуктазы в интактных корнях растений A. paniculatus f. cruentus Показано, что добавление хлорида никеля во всех исследуемых концентрациях (25 – 100 мкМ), резко снижало активность фермента, особенно при 50 мкМ, что могло быть причиной недостатка железа в листьях растений A. paniculatus f. cruentus.

Совместное влияние ионов никеля и железа в различных концентрациях на содержание фотосинтетических пигментов в листьях растений A. paniculatus f. сruentus Известно, что тяжелые металлы, в том числе и никель, ингибируют фотосинтез и нарушают структуру хлоропластов. Индикатором этих процессов может служить содержание фотосинтетических пигментов (хлорофиллов и каротиноидов). В связи с массы·ч мкмоль/г сырой Активность ФРО, этим было исследовано совместное действие никеля и железа на содержание фотосинтетических пигментов.

а б 0,контроль (2 мкМ Fe) 0,контроль (2 мкМ Fe) 100 мкМ Fe 100 мкМ Fe 0,0,0,0,0,К 25 50 75 1К 25 50 75 1в 0,контроль (2 мкМ Fe) 0,100 мкМ Fe 0,0,0,0,0,К 25 50 75 1NiCl2, мкМ Рисунок 10 – Влияние ионов никеля на содержание хлорофилла а (а), хлорофилла b (б) и каротиноидов (в) в листьях растений A. paniculatus f. cruentus Из полученных экспериментальных данных (рис. 10) следует, что листья растений A. paniculatus f. cruentus, выращенных на питательной среде с различным уровнем железа, резко различались по содержанию фотосинтетических пигментов.

Растения амаранта, произраставшие при 100 мкМ Fe3+-ЭДТА и в отсутствии NiCl2 в среде характеризовались большим содержанием хлорофилла а (в 2 раза) (рис. 10а) и каротиноидов – в 1,6 раз (рис. 10в), чем контрольные растения (2 мкМ Fe3+-ЭДТА). В то же время содержание хлорофилла b в этих растениях было ниже (в 1,8 раз), по сравнению с растениями, произраставшими при 2 мкМ железа в питательной среде (рис. 10б). Кроме того, у растений амаранта, выращенных при 50 мкМ NiCl2 и 1мкМ Fe3+-ЭДТА, содержание хлорофилла а было в 3 раза, а каротиноидов – в 1,8 раз больше. Содержание хлорофилла b в этих же условиях было в 1,2 раза меньше, чем в растениях амаранта при контрольной дозе железа (2 мкМ). На основании полученных мг/г сухой массы мг/г сухой массы Содержание хлорофилла b, Содержание хлорофилла а, массы Содержание каротиноидов, мг/г сухой данных, можно выдвинуть предположение о том, что повышение дозы железа в питательном растворе способствует увеличению содержания хлорофилла а и, в меньшей степени, каротиноидов в листьях амаранта, что способствует сохранению зеленой окраски листьев растений A. paniculatus f. cruentus.

Анализ влияния избытка ионов железа на накопление биомассы и ионов никеля растениями A. paniculatus f. cruentus Полученные нами данные также свидетельствуют о том, что повышение содержания железа в питательной среде способствовало не только увеличению содержания фотосинтетических пигментов (рис. 10), сохранению зеленой окраски (рис. 7), но и накоплению биомассы листьев и корней (рис. 11).

1,а б 1,1,контроль (2 мкМ Fe) контроль (2 мкМ Fe) 100 мкМ Fe 100 мкМ Fe 0,0,0,0,контроль 50 100 1контроль 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 11 – Совместное влияние различных концентраций ионов железа и никеля в питательной среде на биомассу листьев (а) и корней (б) растений A. paniculatus f. cruentus Повышение содержания ионов железа в питательной среде сопровождалось увеличением его содержания в листьях растений A. paniculatus f. cruentus (рис. 12а), но практически не влияло на аккумуляцию ионов никеля в них. Более того, при 1мкМ NiCl2 в питательной среде у растений амаранта, произраставших при повышенной дозе железа (100 мкМ), содержание ионов никеля в листьях было в раза ниже, чем в листьях контрольных растений (2 мкМ Fe) (рис. 12б).

Сырая биомасса, г Сырая биомасса, г 16а б 15контроль (2 мкМ Fe) контроль (2 мкМ Fe) 100 мкМ Fe 100 мкМ Fe 432100 0 50 100 150 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 12 – Совместное влияние различных концентраций ионов железа и никеля в питательной среде на содержание ионов общего железа (а) и никеля (б) в листьях растений A. paniculatus f. cruentus Совместное влияние ионов никеля и железа на уровень окислительного стресса в листьях растений A. paniculatus f. сruentus Поскольку одним из проявлений токсического действия никеля является окислительный стресс, было исследовано совместное действие никеля и железа на развитие этого процесса.

0,0контроль (2 мкМ Fe) 100 мкМ Fe 0,00,00,00,00,00,0контроль 25 50 75 1NiCl2, мкМ Рисунок 13 – Совместное влияние различных концентраций ионов железа и никеля в питательной среде на содержание малонового диальдегида в листьях растений A. paniculatus f. cruentus Полученные нами данные по содержанию МДА (рис. 13) показали, что присутствие в питательной среде никеля на фоне высокой концентрации железа (1мкМ) индуцировало развитие окислительного стресса в большей степени, чем у мкг/г сухой массы мкг/г сухой массы мкмоль/г сырой массы контрольных растений (2 мкМ) (рис. 13). Предположительно, усиленное поступление в листья каталитически активной формы Fe2+, могло индуцировать окислительную реакцию Фентона с образованием гидроксил-радикала.

Таким образом, оптимальная концентрация железа, необходимая растениям для нормального роста и развития, находится в весьма узких пределах. По этой причине для повышения фиторемедиационного потенциала растений для никеля и улучшения их жизнеспособности, с одной стороны, требуется поддержание в клетках гомеостаза железа, а с другой – накопление совместимых метаболитов, способных снижать токсичность никеля.

Изучение роли полиаминов в адаптации растений A. paniculatus f. cruentus к повышенному содержанию ионов никеля Одним из компонентов антиоксидантной системы растений являются полиамины (ПА), участие которых в формировании защитного ответа, было показано при различных типах неблагоприятных воздействий (Kuznetsov, Shevyakova, 2007). В последнее время рассматривается вопрос об их вовлеченности в адаптацию растений к воздействию тяжелых металлов. С целью анализа защитной роли полиаминов в условиях стресса, индуцированного ионами никеля, определялось содержание путресцина, спермидина, спермина и продукта их деградации – 1,3-диаминопропана в листьях и корнях опытных растений на 7 сутки эксперимента.

В листьях контрольных растений содержание основных ПА было в 2 раза ниже, чем в листьях растений, подверженных стрессу (рис. 14а), тогда как в корнях, наоборот, оно повышалось в 4 раза (рис. 14б). Подобная закономерность изменения содержания полиаминов в органах растений при стрессорном воздействии (100 мкМ NiCl2) свидетельствует об их транспорте из корневой системы в надземные органы.

241а б 31312112дап дап 1спм спм спд спд 1пут 40 пут контроль 100 мкМ NiClконтроль 100 мкМ NiClРисунок 14 – Содержание свободных полиаминов в листьях (а) и корнях (б) растений A. paniculatus f. cruentus при действии NiClСудя по относительно высокому содержанию в листьях и корнях растений амаранта продукта окислительной деградации ПА – 1,3-диаминопропана, внутриклеточное содержание полиаминов контролировалось их деградацией, катализируемой полиаминоксидазой (ПАО).

В последнее время предполагают, что ПАО играет важную роль в активации ряда защитных реакций в растениях при действии абиотических и биотических стрессоров (Cona et al., 2006). Это связано с образованием H2O2 в реакции, катализируемой ПАО. Пероксид водорода является сигнальной молекулой и индуцирует экспрессию многих генов, включенных в адаптационный процесс у растений (Креславский и др., 2012). В связи с вышесказанным нами была определена активность ПАО в листьях и корнях амаранта A. paniculatus f. cruentus (рис. 15).

нмоль/г сырой массы нмоль/г сырой массы 2,1,листья корни 0,контроль 50 100 1NiCl2, мкМ Рисунок 15 – Активность полиаминоксидазы в листьях и корнях растений A. paniculatus f. cruentus в присутствии различных концентраций NiClОтметим, что в листьях контрольных растений активность ПАО была в 2 раза выше, чем в корнях. Полученные данные по исследованию активности ПАО в листьях и корнях растений в присутствии ионов никеля свидетельствуют об ингибировании данного фермента (рис. 15). Это позволяет предположить, что регуляция внутриклеточного уровня ПА имеет большое значение не только в нормальных условиях, но и в условиях действия повышенных концентраций ионов никеля. На основании этого мы полагаем, что даже низкая активность ПАО при действии никеля на растения, может быть важным компонентом защитной системы растений.

Возможная роль полиаминов в улучшении фиторемедиационных свойств растений A. paniculatus f. cruentus Результаты опытов с ПА позволяют высказать предположение о том, что на интенсивное стрессорное воздействие (100 мкМ NiCl2), растения отвечают индукцией синтеза низкомолекулярных органических соединений, обладающих хелатирующим или протекторным действием. Одним из вариантов повышения внутриклеточного содержания ПА является обработка растений экзогенными ПА совместно с ингибиторами их катаболизма – полиаминоксидазой и диаминоксидазой.

мкмоль H O / г сырой массы Таблица 1 – Влияние экзогенных полиаминов на содержание в листьях ионов никеля и железа у растений A. paniculatus f. сruentus, произраставших в присутствии 100 мкМ NiClВариант обработки Ni, мкг/г сухой массы Fe, мкг/г сухой массы полиаминами 100 мкМ NiCl2 191,5±13,4 100,0±6,1 мМ путресцин + 377,0±30,1 63,7±3,1 мМ аминогуанидин 1 мМ спермидин + 169,8±12,217,1±13,1 мМ гуазатин Как следует из данных табл. 1, экзогенная обработка путресцином совместно с аминогуанидином листьев растений A. paniculatus f. cruentus, произраставших в течение 5-ти дней в присутствии 100 мкМ NiCl2, повышала содержание ионов никеля в листьях и незначительно уменьшала содержание ионов железа. Опрыскивание листьев спермидином совместно с гуазатином практически не влияла на аккумуляцию ионов никеля, но способствовала увеличению содержания ионов железа.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ На основании полученных данных было установлено, что все исследуемые растения рода Amaranthus L. характеризовались различной способностью накапливать никель в надземной биомассе. Наибольшей Ni-аккумулирующей способностью характеризовался гибрид A. paniculatus f. cruentus, накапливающий до 237,8 мкг Ni/г сухой массы в надземных органах. Столь высокое содержание ионов никеля в надземных органах, а также способность заканчивать онтогенетический цикл в условиях загрязнения среды никелем может служить основанием для отнесения гибрида A. paniculatus f. cruentus к видам, перспективным для использования в качестве фиторемедианта на Ni-загрязненных территориях.

Результаты исследований антиоксидантного статуса растений A. paniculatus f.

cruentus при воздействии различных концентраций ионов никеля выявили органоспецифичный характер функционирования антиоксидантных ферментов, характеризующийся дозовой зависимостью от NiCl2.

Визуальные признаки хлороза верхних листьев, обнаруживаемые у гибрида A.

paniculatus f. cruentus даже при действии 50 мкМ NiCl2, были связаны с нарушением поступления в них железа вследствие проявления Ni/Fe антагонизма и ингибирования ионами никеля активности Fe3+-хелатредуктазы. Результатом этого являлось снижение содержания фотосинтетических пигментов (хлорофилл а, хлорофилл b, каротиноиды), а также дифференциальное изменение активностей пероксидазы и каталазы, связанное с развитием дефицита железа.

Повышенная доза железа (100 мкМ) способствовала увеличению накопления сырой биомассы листьев и корней растений A. paniculatus f. cruentus, а также увеличению содержания фотосинтетических пигментов (хлорофилла a и каротиноидов) и, как следствие, сохранению зеленой окраски верхних листьев.

Повышение дозы железа в питательной среде в 50 раз по сравнению с контролем (2 мкМ), приводило к 15-кратному увеличению содержания железа в листьях, но практически не влияло на накопление ионов никеля. Более того, при 1мкМ NiCl2 в питательной среде у растений амаранта, произраставших в присутствии 100 мкМ Fe3+-ЭДТА, содержание ионов никеля снижалось вдвое по сравнению с контрольными растениями (2 мкМ Fe3+-ЭДТА).

Действие 100 мкМ NiCl2 не вызывало значимых изменений содержания полиаминов в растениях A. paniculatus f. cruentus, однако сопровождалось усилением их транспорта из корневой системы в надземные органы.

Проведенные исследования показали, что при изучении фиторемедиационного потенциала растений, аккумулирующих никель в надземных органах, необходимо исследовать их способность сохранять гомеостаз железа и поддерживать функционирование антиоксидантных систем, а также аккумулировать полиамины или иные низкомолекулярные органические соединения, обладающие хелатирующими или стресс-протекторными свойствами.

ВЫВОДЫ 1. Токсическое действие ионов никеля на растения амаранта вызывало развитие окислительного стресса и сопровождалось дифференциальным изменением активностей антиоксидантных ферментов (супероксиддисмутаза, каталаза, аскорбатпероксидаза, гваяколовые пероксидазы) в подземной и надземной частях растений.

2. Действие никеля на растения амаранта приводило к развитию хлороза вследствие снижения содержания физиологически активного железа (Fe2+) в надземных частях растений из-за ингибирования активности Fe3+-хелатредуктазы и нарушения процесса восстановления железа (Fe3+ до Fe2+).

3. Воздействие 100 мкМ NiCl2 на растения амаранта сопровождалось ингибированием активности полиаминоксидазы, более выраженным в корневой системе, и транспортом полиаминов (путресцин, спермидин) в надземные органы, без значимых изменений их содержания в целом по растению.

4. Экзогенная обработка амаранта спермидином совместно с гуазатином способствовала увеличению содержания железа в листьях, в то время как применение путресцина совместно с аминогуанидином приводило к повышению выноса Ni листьями растений, что позволяет рекомендовать применение полиаминов для повышения фиторемедиационного потенциала амаранта.

5. Среди исследованных растений рода Amaranthus L. наибольшей Niаккумулирующей способностью характеризовался гибрид A. paniculatus f. cruentus (Вишневый джем), сохранявший жизнеспособность и высокую фиторемедиационную способность на фоне действия 100 мкМ NiCl2, что позволяет рекомендовать его для очистки загрязненных никелем почв.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Cheremisina A., Shevyakova N., Kuznetsov V. (2010) Investigation of Phytoremediation Potential of Plant Species (Brassica napus L. and Amaranthus cruentus L.) for Ni-contaminated Soils. 7th International Conference on Phytotechnologies (Parma, Italy), p. 154.

2. Shevyakova N., Cheremisina A., Kuznetsov Vl. (2010) Nickel Phytoremediation Potential for Amaranthus cruentus L. Plants. Ni/Fe Antagonism and Mechanisms of Ni Detoxication. Растение и стресс (Plant under Environmental Stress). Тезисы докладов:

Всероссийский симпозиум, Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН (Москва), с. 17-18.

3. Черемисина А.И. (2011) Скрининг растений рода Amaranthus: антагонизм никеля и железа и хелатирующая роль полиаминов. «Ломоносов-2011». Тезисы докладов: XVIII Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных (Москва), с. 226.

4. Черемисина А.И. (2011) Фиторемедиационный потенциал гибридов рода Amaranthus: антагонизм никеля и железа. «Биология – наука XXI века». Сборник тезисов: 15-я Пущинская международная школа-конференция молодых ученых (Пущино), с. 417.

5. Cheremisina A., Shevyakova N., Kuznetsov Vl. (2011) Plants of Genus Amaranthus are Promising Species for Phytoremediation of Ni-contaminated Soils in Russia. «5th European Bioremediation Conference» (Chania, Greece), p. 10.

6. Шевякова Н.И., Черемисина А.И., Кузнецов Вл.В. (2011) Возможные причины возникновения Ni/Fe антагонизма у растений амаранта. VII Съезд Общества физиологов растений России «Физиология растений - фундаментальная основа экологии и инновационных биотехнологий» и Международная научная школа Инновации в биологии для развития биоиндустрии сельскохозяйственной продукции (Нижний Новгород), с. 754-755.

7. Черемисина А.И., Шевякова Н.И., Кузнецов Вл.В. (2011) Роль полиаминов и пролина в адаптации растений рода Amaranthus к никелю. Сборник тезисов:

Всероссийский симпозиум «Экология мегаполисов: фундаментальные основы и инновационные технологии» (Москва), с. 151.

8. Шевякова Н.И., Черемисина А.И., Кузнецов Вл.В. (2011) Фиторемедиационный потенциал гибридов рода Amaranthus: антагонизм никеля и железа и хелатирующая роль полиаминов. Физиология растений, 58, 547-557.

9. Черемисина А.И., Шевякова Н.И., Кузнецов Вл.В. (2012) Динамика аккумуляции никеля и возможные причины дефицита железа в листьях гибридной формы амаранта. Вестник Российского университета дружбы народов. Серия:

Агрономия и животноводство, 3, 21-30.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.