WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ЕГОРОВ

Сергей Владимирович

ЭКОЛОГИЯ КРОВОСОСУЩИХ ДВУКРЫЛЫХ НАСЕКОМЫХ (INSECTA, DIPTERA: CULICIDAE, SIMULIIDAE, TABANIDAE) И ЗАЩИТА ЖИВОТНЫХ ОТ НИХ В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЁМНОЙ ЗОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность: 03.02.11 – паразитология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Москва- 2012

Работа выполнена на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева».

Научный консультант:

- Заслуженный деятель науки РФ, академик РАСХН, доктор ветеринарных наук, профессор ПЕТРОВ Юрий Филиппович

Официальные оппоненты:

- Горохов Владимир Васильевич, доктор биологических наук, профессор, ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии имени К.И. Скрябина, зав. лабораторией эпизоотологии и профилактики паразитарных болезней.

- Новак Михаил Дмитриевич, доктор биологических наук, профессор, ФГБОУ «Рязанский государственный агротехнологический университет имени П.А. Костычева», профессор кафедры эпизоотологии, микробиологии и паразитологии.

- Биттиров Анатолий Мурашевич, доктор биологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия имени В.М. Кокова», зав. кафедрой микробиологии, гигиены и санитарии.

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины».

Защита диссертации состоится «17» октября 2012 г. в 11:00 часов на заседании совета по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной степени доктора наук Д 006.011.01, созданного на базе ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии имени К.И. Скрябина (ВИГИС)» Россельхозакадемии. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ВИГИС (адрес: 117218, Москва, ул. Большая Черёмушкинская, 28).

Автореферат разослан «____» ______________ 2012 г.

Учёный секретарь совета по защите диссертаций

на соискание учёной степени кандидата наук,

на соискание учёной степени доктора наук,

профессор Бережко Вера Кузьминична

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Одна из важнейших задач современной экологии состоит в изучении состояния и функционирования экосистем в условиях антропогенного воздействия. Наиболее широко распространенным видом хозяйственной деятельности человека является сельскохозяйственная трансформация территорий, ведущая к возникновению агроландшафта. Изучение сукцессий и прогноз изменений экосистем – важнейший элемент экологического мониторинга. Несмотря на большое количество публикаций (А.С. Мондчадский, 1952;  М.М. Волкова, 1963; О.Н.Сазонова, 1962; Т.С. Детинова, 1962; А.В. Гуцевич с соавт., 1969, 1970; В.В. Тарасов, 1995; С.В. Власов, 1997;  З.В. Усова, 1961; Л.И. Лебедева,  1975; Р.В. Колычева, 1966; .А. Шарков и др, 1984; Л.А. Иващенко, 1980; К.В. Скуфьин, 1952; Н.К. Паенко, 1968; Р.Г. Соболева, 1974; И.А. Рубцов, И.Г. Бей-Биенко, 1974; Н.Г. Олсуфьев, 1977; В.В. Сорокина, 1981, 1982; Х.И. Быкова, 1983, 1986, 1989; Р.В. Андреева, 1984 и др.) касающихся различных аспектов биологии кровососущих двукрылых насекомых, до настоящего времени остаются актуальными вопросы исследования и мониторинга их региональных фаун и, в частности, обширной территории Нечерноземной зоны России. Это обусловливается как недостаточной изученностью видового состава кровососущих насекомых отдельных территорий, так и необходимостью мониторинга структуры фауны и численности отдельных видов в связи с изменениями климата и характера землепользования.

Последнее столетие характеризуется интенсивной урбанизацией человеческого сообщества, концентрацией населения в городах, увеличением масштабов и усложнением инфраструктуры населенных пунктов. Процессы преобразования экосистем в агро- и урбаноценозы сопровождаются привлечением к населенным пунктам - синантропизацией многих систематических групп членистоногих. Адаптационные процессы их биологических, экологических и поведенческих особенностей в антропогенных условиях приводят к обогащению видового состава комплекса синантропных членистоногих, расширению ареалов этих видов в агро- и урбаноценозах и локальным возрастаниям их численности. Синантропизация ряда видов – переносчиков возбудителей заболеваний человека, означает увеличение их контактов  с людьми и возрастание эпидемиологической опасности (Е.Н. Богданова, 2007).

Кровососущие двукрылые насекомые (гнус) ежегодно наносят животноводству страны огромный экономический ущерб. В периоды интенсивного нападения гнуса на животных приросты массы тела молодняка крупного рогатого скота снижаются на 25-40%, удои коров – до  15-30% (К.П.Андреев, 1966; И.А. Закамырдин, 1969, 1973, 1975, 1982; С.Д. Павлов, 1983; Р.П. Павлова, 2000 и другие). Нападение кровососущих мошек на животных, в особенности на молодняк крупного рогатого скота, вызывает у них острое токсико-аллергическое заболевание — симулиидотоксикоз. Однако изучению симулиидотоксикоза на территории исследуемого региона не уделялось должного внимания. Кроме того, кровососущие двукрылые насекомые являются биологическими переносчиками возбудителей инвазионных заболеваний животных.

До настоящего времени важной проблемой является изыскание эффективных средств лечения симулиидотоксикозов и защиты животных от кровососов. Количество их (Ф.И. Василевич, 1986; И.А. Закамырдин, 1987 и др.) из года в год возрастает, а проблема защиты животных остается до конца не разрешенной.

Из мероприятий против гнуса наиболее радикальными считаются экологические, осуществляемые путем ограничения и ликвидации биотопов выплода и обитания насекомых проведением мелиорации, освоением территорий под посевы и культурные пастбища, а также регулированием гидрорежимов оросительных систем и проточных водоемов. Однако практическое использование таких мероприятий на обширных территориях Нечерноземной зоны остается проблематичным. До последнего времени нет достаточно четкого биоэкологического обоснования сроков, кратности применения репеллентов и инсектицидов в изменяющихся экологических условиях Нечерноземной зоны РФ.

Вышеизложенное и обусловило актуальность избранной темы.

Цель и задачи исследований. Целью данной работы явилось биоэкологическое обоснование и разработка мероприятий против кровососущих двукрылых насекомых в животноводстве центрального района Нечерноземной зоны РФ. В связи с этим мы поставили перед собой решение следующих задач:

  • провести ревизию фауны кровососущих двукрылых насекомых семейств Culicidae, Simuliidae, Tabanidae в экосистемах центрального района Нечерноземной зоны РФ;
  • выявить тенденции изменения видового состава и соотношения экологических ассоциаций видов кровососущих двукрылых насекомых в биоценозах, подверженных различной степени антропогенного преобразования;
  • выявить закономерности изменения сезонной и суточной динамики численности кровососущих двукрылых насекомых под влиянием антропогенного преобразования экосистем Нечерноземной зоны;
  • определить видовой состав и особенности экологии комаров и мошек — биологических переносчиков возбудителей дирофиляриоза, сетариоза и онхоцеркоза в центральном районе Нечерноземной зоны РФ;
  • провести поиск эффективных способов лечения больного симулиидотоксикозом крупного рогатого скота;
  • разработать интегрированную систему мероприятий по защите животных от нападения кровососущих двукрылых на пастбищах центрального района Нечерноземной зоны РФ.

Научная новизна. В результате исследований видового состава компонентов гнуса в естественных, агро- и урбаноэкосистемах центрального района Нечернозёмной зоны РФ установлено, что в естественных экосистемах фауна кровососущих двукрылых отличается наибольшим видовым разнообразием. В фауне региона зарегистрированы 23 вида кровососущих комаров, 15 видов кровососущих мошек, 29 видов слепней. Установлено, что в биотопах, подверженных антропогенному воздействию, видовой состав кровососущих двукрылых менее разнообразен. Биоразнообразие фауны кровососущих двукрылых в агроценозах снижается пропорционально увеличению антропогенного воздействия. Установлено, что наиболее резкие изменения в видовом составе и структуре фауны кровососущих двукрылых насекомых характерны для биотопов, подвергшихся значительному антропогенному воздействию вследствие урбанизации при снижении мозаичности или отсутствии окультуривания ландшафтов. Эти изменения выражаются в снижении видового разнообразия обитающих на территории населённых пунктов кровососущих комаров, мошек, слепней. Сокращение видового разнообразия кровососущих членистоногих изучаемых таксономических групп в агроценозах не сопровождается уменьшением их общей численности. При сокращении числа видов этих кровососов освоение более разнообразных биотопов сохранившимися видами способствует поддержанию их численности на стабильно высоком уровне.

Результаты анализа динамики структуры фауны кровососущих двукрылых насекомых в биоценозах с различным уровнем антропогенного преобразования показали, что одним из путей адаптации паразитарной системы гнуса к антропогенному снижению видового разнообразия являются увеличение численности адаптировавшихся видов и, как следствие, смена видов доминантов в целом в регионах. Смена видов доминантов в ассоциациях кровососущих двукрылых в агроценозах и урбаноценозах под влиянием антропогенного «стресса» на фоне общей тенденции потепления климата приводит к сокращению доли таёжных видов в структуре фауны и увеличению доли лесостепных видов — биологических переносчиков возбудителей инвазионных болезней человека и животных, что в свою очередь влечёт увеличение эпидемиологической и эпизоотологической напряжённости в регионе.

Разработан и предложен ветеринарной практике способ лечения молодняка крупного рогатого скота при симулиидотоксикозе.

На основании полученных данных по фауне и экологии комаров, мошек, слепней разработана и предложена ветеринарной практике научно обоснованная система мероприятий по защите животных от нападения кровососущих двукрылых.

По результатам исследований поданы две заявки на патент в ФГУ «Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (ФИПС)».

Практическая значимость. Предложен ветеринарной практике способ лечения симулиидотоксикоза у молодняка крупного рогатого скота. Научные разработки автора вошли в следующие нормативные документы:

       1. «Основные направления профилактики паразитарных и ассоциативных болезней животных в хозяйствах Ивановской области» (утверждены правительством Ивановской области, 12 марта 2001 года, г. Иваново).

2. «Методические положения по профилактике симулиидотоксикозов животных в центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации» (одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 19 мая 2011 года).

3. «Методическое положение по защите сельскохозяйственных животных от гнуса в центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации» (одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 19 мая 2011 года).

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и одобрены на: научных конференциях ФГОУ ВПО «Ивановская ГСХА имени академика Д.К. Беляева» (2001, 2002, 2004, 2005, 2007, 2009, 2010, 2011, 2012), ФГОУ ВПО «Костромская ГСХА» (2004, 2005, 2006, 2008), международной научно-практической конференции Ивановского государственного университета «Научно-исследовательская деятельность в классическом университете: теория, методология и практика» (Иваново, 2001), международной научной конференции  «Теория и практика борьбы с  паразитарными болезнями» (М., 1999, 2002, 2003,2004, 2006, 2008, 2010, 2011, 2012)

Основные положения, выносимые на защиту: 

  1. - состав и структура фауны кровососущих двукрылых насекомых семейств Culicidae, Simuliidae, Tabanidae в экосистемах центрального района Нечерноземной зоны РФ;
  2. - динамика изменения видового состава и соотношения экологических ассоциаций видов кровососущих двукрылых насекомых в биоценозах, подверженных различной степени антропогенного преобразования;
  3. - закономерности изменения сезонной и суточной динамики численности кровососущих двукрылых насекомых под влиянием антропогенного преобразования экосистем Нечерноземной зоны;
  4. - видовой состав и особенности экологии комаров и мошек — биологических переносчиков возбудителей дирофиляриоза, сетариоза и онхоцеркоза млекопитающих в центральном районе Нечерноземной зоны РФ;
  5. - способ лечения крупного рогатого скота при  симулиидотоксикозе;
  6. - интегрированная система мероприятий по защите животных от нападения кровососущих двукрылых насекомых на пастбищах центрального района Нечерноземной зоны РФ.

Публикации.  По материалам диссертации опубликованы 55 научных работ, в том числе 15 работ в изданиях, регламентированных ВАК РФ для докторских диссертаций (журналы: «Аграрный вестник Урала» - 1, «Ветеринарный врач» – 1, «Ветеринария Кубани» – 2, «Российский паразитологический журнал» – 7, «Актуальные вопросы ветеринарной биологии» – 1, Труды Кубанского государственного аграрного университета – 2, Труды ВИГИС - 1), в которых изложены основные положения диссертации. Остальные 40 работ опубликованы в материалах научных конференций региональных вузов и научно-исследовательских институтов.

Личный вклад соискателя. Представленная диссертационная работа является результатом пятнадцатилетних исследований автора, выполненных на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева», в городах Иваново, Владимир, Кострома, в сельских населенных пунктах, в хозяйствах центрального района Нечерноземной зоны. В опубликованных в соавторстве работах материалы исследований соавторов Петрова Ю.Ф., Исаева В.А., Абарыковой О.Л. и других в нашу диссертацию не вошли (у автора имеются справки от соавторов об отсутствии с нашей стороны заимствования их данных в нашей диссертации).

Выражаем искреннюю благодарность ветеринарным специалистам хозяйств Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской областей за оказанную большую помощь в проведении исследований.

Объем и структура диссертации.  Диссертация изложена на 302 страницах компьютерного текста, содержит 34 таблицы, 78 рисунков. Состоит из введения, материалов и методов, 4 частей собственных исследований, заключения, выводов и практических предложений. Список литературы включает 590 источников, в том числе 403 отечественных и 187 иностранных авторов.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Настоящая работа выполнена на кафедре паразитологии ФГБОУ ВПО «Ивановская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.К. Беляева» в период 1998 – 2012 гг. Материалом послужили кровососущие двукрылые насекомые, собранные на территории Владимирской, Ивановской, Костромской и Ярославской областей в биотопах естественных, агро- и урбаноэкосистем.

Основным методом сбора и учета был отлов «на себе» с помощью стандартного энтомологического сачка в течение 20 мин (Н.Г. Олсуфьев и др., 1964). Имаго слепней, кроме того, собирали с помощью ловушек К.В. Скуфьина (1952). Сборы насекомых начинали с момента их появления с начала мая и продолжали с 5-дневными интервалами в течение всего лёта до момента исчезновения (конец сентября).

Определение видовой принадлежности комаров проводили по руководству «Фауна СССР. Насекомые двукрылые. Комары» под ред. А.В. Гуцевича, А.С. Мончадского, А.А. Штакельберга (1970) и руководству «Комары Москвы и Московской области»  P.M.  Горностаева, А.В. Данилов (1999).

Учёты личинок комаров в водоёмах проводили с помощью стандартной кюветы (0,05 кв.м), пересчитывая результат на 1 кв.м водной поверхности. Пробы брали один раз в неделю, с мая по октябрь. Отловленных личинок и куколок отцеживали сачком из мельничного газа, перемещали в сосуды с водой и доставляли в лабораторию, где консервировали 70% водным раствором спирта во флаконах по 10 мл с резиновыми пробками.

Сбор преимагинальных фаз, имаго мошек и их определение проводили по методикам И.А. Рубцова (1956), З.В. Усовой (1961), В.М. Каплича, З.В. Усовой (1990) М. Pegel, W. Ruhm (1976), В.H. Thompson (1976), R.O. Hа11, A.J. Edwards (1978), D.M. Muller (1978), J.E. Mokry (1980).

Биологию преимагинальных фаз развития слепней изучали путем сборов личинок и куколок по методикам Н.Г. Олсуфьева (1937, 1977), М.С.Гилярова (1964), А.С.Лутты (1970), К.В.Скуфьина (1973).

Видовую принадлежность имаго слепней определяли по руководству Н.Г. Олсуфьева «Фауна СССР. Слепни» (1971).

С целью изучения сезонных изменений численности гнуса учеты проводили методом сбора «на себе» в часы наибольшей активности кровососущих двукрылых насекомых и одновременно ловушками 2 раза в декаду. Суточную активность изучали 1 раз в декаду путем параллельного проведения учетов ловушкой, при замене садков через каждый 1 час, и 20-минутных учетов «на себе» через 1 час.

С целью количественной и качественной характеристики состава и структуры фауны кровососущих двукрылых насекомых в различных биотопах использовали индексы доминирования, индексы приуроченности, индексы обилия (В.Н. Беклемишев, 1961).

С целью раскрытия механизмов патогенного влияния токсинов мошек на организм крупного рогатого скота, уточнения симптоматики симулиидотоксикоза, нами был проведён опыт на 10 бычках 8-месячного возраста. Для чего за 10 дней до начала опыта у подопытных животных выбривали волосы в нижних частях тела (подгрудок, живот, промежности). После чего пять бычков на специальной привязи в яркий солнечный день с 9 до 12 часов утра выпасали возле реки, где в большом количестве встречались имаго мошек. При этом в каждые 20 минут (за три часа – 9 раз) учитывали насекомых на теле животного. После чего подопытных бычков переводили в помещение, где содержались остальные пять бычков (контроль).

Для изыскания средств лечения при симулиидотоксикозах провели опыт, в котором использовали 25 бычков 8-месячного возраста, из которых 20 бычков выпасали в течение трёх дней подряд по 3 часа (с 9 до 12 часов) на низинном пастбище, где в среднем на каждое животное нападало по 986,4±14,8 экз. имаго мошек в сутки. Остальные 5 бычков были контрольными, они в течение опыта содержались в помещении, где не было мошек.

Для лечения 20 бычков 8-месячного возраста, подвергшихся нападению мошек (в среднем на голову по 986,4±14,8 экз. насекомых), использовали натрий тиосульфат, глюкозу, уротропин. Всех животных с признаками симулиидотоксикоза перевели в помещение, обеспечили их водой, кормом. Десяти бычкам первой группы вводили однократно внутривенно 5%-ный раствор натрия тиосульфата из расчета 20 мг/кг массы тела по сухому веществу. Десяти животным второй группы в течение 24 часов вводили двукратно, внутривенно 40%-ный раствор глюкозы (по 400 мл на голову) и 40%-ный раствор уротропина (по 1,5 мл на 10 кг массы тела). При выборе лекарственных препаратов учитывали их фармакологические характеристики, а также положительные результаты исследований других авторов. При оценке эффективности препаратов учитывали скорость улучшения общего состояния, исчезновения симптомов болезни путем изучения морфологических показателей крови, активности ферментов АлАТ, АсАТ, -амилазы и щелочной фосфатазы сыворотки крови.

Гематологические исследования проводили общепринятыми методами,  активность аминотрансфераз в сыворотке крови - по S. Reitman, S. Frankel (1957) в модификации К.Г. Капетанаки (1962), щелочной фосфатазы - по A.T. Bodansky (1933), альфа –амилазы – по W. T. Caraway (1959).

С целью определения зараженности комаров и мошек личинками дирофилярий, сетарий и онхоцерков насекомых, собранных с прокормителей, вскрывали по методу Г.А. Котельникова (1986).

С целью изыскания средств индивидуальной защиты человека от нападения кровососущих членистоногих была проведена серия опытов по определению защитных свойств материала Дискрет – О (ТУ 8388-065-10725218 – 2009), для чего ООО «Конверсипол» (г. Иваново) была предоставлена партия защитных костюмов, изготовленных из указанного материала.

Для оценки эффективности защиты человека от нападения иксодовых клещей провели учёт численности клещей силами 10 человек - учётчиков (пять из которых во время проведения работ были одеты в защитный костюм, пять других — в обычную рабочую одежду), методом сбора клещей «на флаг». В соответствии с этим методом в биотопах обитания иксодовых клещей каждый из учётчиков на 100 метровом маршруте волочил по траве и кустарничкам фланелевый «флаг» (прикреплённый к палке кусок ткани шириной один метр). Через каждые пять шагов «флаг» осматривали и прикрепившихся к нему иксодовых клещей собирали в стеклянную пробирку для последующего определения видовой принадлежности, пола, фазы развития. Одновременно осматривали одежду учётчика, с которой прикрепившихся клещей собирали в отдельную пробирку. По окончании проведения учёта верхнюю одежду снимали и осматривали на предмет наличия клещей, проникших под одежду (клещи, собранных с внутренней стороны одежды, учитывали отдельно). Учёты проводили пятикратно в каждый учётный день. Активность нападения иксодовых клещей оценивали как отношение среднего числа клещей на одежде учётчика к среднему числу клещей, собранных на «флаг», и выраженное в процентах. Эффективность защиты человека от укусов клещей оценивается как отношение среднего числа клещей, собранных с внутренней поверхности одежды, к среднему числу напавших клещей, выраженное в процентах.

Для оценки эффективности защиты человека от укусов кровососущих комаров, мошек, слепней провели учёты численности этих насекомых силами десяти человек-учётчиков (пять из которых во время проведения работ одеты в защитный костюм, пять других — в обычную рабочую одежду), методом подсчёта количества насекомых, садящихся на предплечье учётчика в течение 20 минут в период наивысшей активности насекомых. Учёты проводили пятикратно в каждый учётный день. Эффективность защиты от нападения гнуса оценивали как выраженное в процентах отношение числа насекомых, садящихся на рукав одежды к числу насекомых, садящихся на голую кожу. Эффективность защиты от укусов насекомых определяли как отношение числа уколов кожи через одежду к числу напавших насекомых, выраженное в процентах.

Для разработки оптимальных сроков и кратности обработки животных репеллентами для защиты от нападения гнуса провели серию опытов на 450 головах молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасавшихся на разных типах пастбищ, которых обрабатывали методом малообъёмного опрыскивания репеллентом оксареп (производство «Агроветзащита», Павлово Посад). Подробное описание методики проведения опытов для удобства изложения дано в соответствующем разделе диссертации.

Весь цифровой материал подвергнут статистической обработке (В.Ф. Лакин, 1980) с использованием персонального компьютера и программного обеспечения OpenOffice.org.

Часть 1. ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РФ

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ

В ЕСТЕСТВЕННЫХ БИОЦЕНОЗАХ

В наших фаунистических сборах, собранных за период 1998 — 2011 годы,  фауна кровососущих комаров (Culicidae) центрального района Нечерноземной зоны  представлена 23 видами, относящимися к 5 родам. Род  Anopheles представлен видами Anopheles (Anopheles) messeae Falleroni, 1926 и А. (Anopheles) claviger (Meigen, 1804), род Сuliseta – видами Сuliseta (Culisella) ochroptera (Peus, 1935) и Cs. (Culiseta) alaskaensis (Ludlow, 1906), род Aёdes –видами Aёdes (Aёdes) cinereus Meigen, 1818, А. (Ochlerotatus) annulipes (Meigen, 1830), А. (Ochlerotatus) behningi Martini, 1926, А. (Ochlerotatus) cantans (Meigen, 1818), А. (Ochlerotatus) cataphylla Dyar, 1916, А. (Ochlerotatus) communis (De Geer, 1776), А. (Ochlerotatus) cyprius Ludlow, 1919 (1920), А. (Ochlerotatus) diantaeus Howard, Dyar et Knab, 1913, А. (Ochlerotatus) dorsalis (Meigen, 1830), А. (Ochlerotatus) excrucians (Walker, 1856), А. (Ochlerotatus) euedes Howard, Dyar et Knab, 1913, А. (Ochlerotatus) flavescens (Miiller, 1764), А. (Ochlerotatus) intrudens Dyar, 1919, А. (Ochlerotatus) leucomelas (Meigen, 1804), А. (Ochlerotatus) punctor (Kirby, 1837), А. (Aedimorphus) vexans (Meigen, 1830), род Culex – двумя видами (Сuleх (Culex) pipiens L., 1758 и Сх. (Culex) territans Walker, 1856), род Coquillettidia – одним видом Coquillettidia (Coquillettidia) richiardii (Ficalbi, 1889), которые относятся к голарктическим, транспалеарктическим и западно-палеарктическим группам.

Фауна комаров хвойных лесов.  В биотопах хвойных лесов комары рода Aёdes представлены 16 видами и они составляют 78,2%.  Здесь доминируют виды А. communis (ИД=26,6%), А. dianteus (ИД=3,4%) и А. intrudens (ИД=2,3%), субдоминантными авляются А. annulipes (ИД=5,6%), А. behningi (ИД=0,4%), А. cantans (ИД=9,6%), А. cataphylla (ИД=5,7%), А. cinereus (ИД=3,5%), А. cyprius (ИД=4,5%), А. excrucians (ИД=5,3%), А. euedes (ИД=0,6%), А. flavescens(ИД=0,6%), А. leucomelas(ИД=0,6%), А. punctor (ИД=0,8%), А. vexans (ИД=7,3%), суммарный индекс доминирования которых составил 44,5%. Вид А. dorsalis (ИД=1,3%) является малочисленным. В хвойных лесах комары рода Culex составляют 9,0%. Здесь встречаются виды Culex pipiens (ИД=8,6%) и Culex territans (0,4%). Комары рода Anopheles в хвойных лесах составляют 12,4%. Здесь встречаются Anopheles claviger (ИД=8,6%) и Anopheles messeae (3,6%). Доля комаров рода Culiseta не высокая, она  составляет  только 0,9%, представлены они видами Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) и Culiseta alaskaensis (ИД=0,8%). Доля комаров Coquilletidia richiardii в хвойных лесах составляет менее 0,01%, что даёт основание считать этот вид случайным в составе фауны хвойных лесов

Для развития личинок комаров в хвойных лесах имеются разнообразные микроводоемы, наиболее часто они представлены небольшими заболоченностями и ямками, заполненными дождевой или талой водой. Ямами могут быть естественные микрорельефные понижения, могут быть искусственные антропогенные (противопожарные борозды) и природные (прикорневые понижения от упавших с корнями деревьев (вывалы). Плотный полог темнохвойного леса препятствует интенсивному испарению, поэтому временные водоемы долго не пересыхают. Условия для развития личинок кровососущих комаров в светлохвойных лесах менее благоприятны, так как временные весенние водоемы, образовавшиеся в результате таяния снега, быстро пересыхают. В сосновых незаболоченных лесах интенсивен процесс испарения, так как кроны сосен практически не задерживают влагу в отличие от крон елового леса. Светлохвойные леса хорошо продуваются ветрами, на их территории практически не застаивается вода, выпадающая с осадками.

Во временных весенних водоёмах хвойных лесов средняя плотность личинок кровососущих комаров составляет 101±10,7 экз./м2, из которых преобладают личинки комаров рода Aёdes — 64,3±2,4 экз./м2, в летний период встречаются личинки комаров родов Culex — 23,2±1,8 экз./м2 и Culiseta — 3,4 ±0,5 экз./м2. Личинки комаров рода Anopheles в хвойных лесах заселяют только постоянные водоёмы (глубокие непересыхающие ямы, дренажные канавы), средняя плотность их здесь составляет 2,1±0,3  экз./м2. Личинки комаров рода  Coquilletidia в водоёмах хвойных лесов нами не обнаружены.

Таким образом, основу фауны кровососущих комаров хвойных лесов составляют 16 видов рода Aёdes: холодостойкие тене- и влаголюбивые А. communis, А. dianteus и А. intrudens. Условия освещённости и увлажнённости этих биотопов являются благоприятными и для видов А. annulipes, А. behningi, А. cantans, А. cataphylla, А. cinereus, А. cyprius, А. excrucians, А. euedes, А. flavescens, А. leucomelas, А. punctor, А. vexans, однако их субдоминирующее положение в структуре фауны определяется меньшей холодостойкостью. Комары Culex pipiens, Anopheles claviger и Anopheles messeae, отличаются высокой экологической пластичностью и способны обитать в широком диапазоне температуры, влажности и освещённости. В фауне хвойных лесов они также входят в группу субдоминирующих видов. Сухо- и светолюбивый  вид А. dorsalis в хвойных лесах является малочисленным. Виды рода Culiseta также являются малочисленными в хвойных лесах. Малочисленным видом для фауны этого типа биотопов являются комары Coquilletidia richiardii.

Фауна комаров лиственных лесов. Лиственные леса в центральном Нечерноземье - леса с преобладанием в составе мелколиственных пород - березы (березняки), осины (осинники), ольхи серой (сероольшаники), имеющих листовую пластину небольшого размера и неплотную крону. Наибольшее распространение имеют березняки, занимая соответственно 25,1% покрытых лесной растительностью земель; значительно меньшую площадь приходится на осинники - 5,4%. Сероольшаники занимают незначительную площадь - 0,3-0,4 % покрытых лесной растительностью земель. Отличительная особенность мелколиственных лесов - преобладающая часть их представляет собой производные леса. Они появляются на вырубках и гарях хвойных лесов, на местах ветровалов, на не используемых сельскохозяйственных угодьях. Значительно лучшие условия освещённости, по сравнению с хвойными лесами способствуют лучшему развитию нижних ярусов лиственных лесов, более прогреваемых солнцем. Однако, этот же фактор определяет и меньшую влажность почвы. Прокормителями комаров в лиственных лесах являются мелкие млекопитающие и птицы, плотность населения которых в лиственных лесах выше.

В биотопах лиственных лесов доля комаров рода Aёdes в общей численности комаров составляет 66,1%. Из 16 видов рода Aёdes доминирующими являются А. communis (ИД=16,3%), А. cantans (ИД=7,6%),  А. excrucians (ИД=8,6%) и А. vexans (ИД=6,0%). Группу субдоминантов составляют виды А. annulipes (ИД=4,6%), А. cataphylla (ИД=4,7%), А. cinereus (ИД=5,6%), А. cyprius (ИД=3,7%), А. dianteus (ИД=2,1%), , А. intrudens (ИД=1,4%), А. leucomelas (ИД=1,0%), А. punctor (ИД=1,3%), А. dorsalis (ИД=1,1%). Комары А. behningi (ИД=0,8%), А. euedes (ИД=0,9%), А. flavescens(ИД=0,5%) в лиственных лесах являются малочисленными. В фауне лиственных лесов комары рода Culex составляют 21,4% от всех видов комаров. Culex pipiens (ИД=20,9%) отнесены нами к группе доминантных, Culex territans (ИД=0,3%) - к группе малочисленных видов. В фауне лиственных лесов комары рода Anopheles составляют 10,2% от всех видов комаров. В этих биотопах комары Anopheles claviger (ИД=7,0%) являются доминирующим видом, а Anopheles messeae (ИД=2,9%) - субдоминантным. В фауне лиственных лесов комары рода Culiseta составляют 1,9% от всех видов комаров. В структуре фауны лиственных лесов комары Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) являются малочисленными, а Culiseta alaskaensis (ИД=1,8%) занимают субдоминантное положение. Комары Coquilletidia richiardii (ИД=0,4) являются малочисленными в фауне лиственных лесов.

Лиственные леса более благоприятны для развития преимагинальных стадий комаров, так как многие из них слабо дренированы, хорошо удерживают влагу, достаточно прогреваются солнцем. Естественные водоёмы, образовавшиеся в понижениях рельефа и заполненные дождевой и талой водой не пересыхают в течение лета, хотя для них характерны значительные колебания уровня воды. Средняя плотность личинок кровососущих комаров в этих водоёмах составляет 182,4±12,6 экз./м2. Здесь преобладают по плотности личинки комаров родов Culex — 76,4±8,2 экз./м2  и Aёdes — 75,2±8,0 экз./м2. Личинки комаров рода Anopheles в лиственных лесах заселяют постоянные водоёмы, средняя плотность их здесь составляет 4,4±0,6  экз./м2. Личинки комаров рода  Coquilletidia в водоёмах лиственных лесов нами не обнаружены.

Таким образом, доминирующее положение в фауне лиственных лесов занимают более теплолюбивые виды рода Aёdes и эвритопные виды: А. communis, А. cantans,  А. excrucians, А. vexans, Culex pipiens, Anopheles claviger. Такие виды, как А. dianteus, и А. intrudens в лиственных лесах вытесняются с доминирующих позиций более теплолюбивыми видами комаров и переходят в группу субдоминантов. Лиственные леса предоставляют более благоприятные условия и для видов Culiseta alaskaensis и Coquilletidia richiardii, о чём свидетельствует повышение статуса этих видов в структуре фауны до  субдоминантного и малочисленного соответственно.

Фауна комаров пойменных кустарников. Пойменные кустарники – заросли ивняка, молодого осинника по берегам рек, располагающиеся обычно на низком, сильно заболоченном берегу составляют менее 1,5% от площади естественных биотопов. Эти биотопы характеризуются избыточным увлажнением почвы. В нижнем ярусе – заросли смородины, малины. Травянистая растительность представлена осоками, крупнолистными травами. Биотопы пойменных кустарников хорошо освещены и прогреваются солнцем, однако благодаря высокому стоянию грунтовых вод и близостью водоёма почва сохраняется во влажном состоянии на протяжении всего летнего периода. Прокормителями комаров в этих биотопах являются полуводные млекопитающие (водяная полёвка, ондатра) и околоводные и водоплавающие птицы (чайки, утки), устраивающие гнёзда на земле и доступные для нападения комаров.

По данным наших многолетних исследований, комары рода Aёdes в биотопах пойменных кустарников составляют 69,7%. К этим биотопам приурочено 6,9% комаров рода Aёdes. Из 16 видов рода Aёdes доминирующими в фауне этих биотопов являются А. cantans (ИД=9,8%), А. communis (ИД=9,4%), А. dorsalis (ИД=9,4%), приуроченнось этих видов к биотопам пойменных кустарников составила 20%. Группу субдоминантов составляют виды А. annulipes (ИД=5,9%), А. cataphylla (ИД=6,0%), А. cinereus (ИД=4,4%), А. cyprius (ИД=4,8%), А. dianteus (ИД=1,2%), А. excrucians (ИД=6,7%), А. punctor (ИД=1,0%), А. vexans (ИД=7,7%). Комары видов А. behningi (ИД=0,6%), А. euedes (ИД=0,7%), А. flavescens (ИД=0,6%), А. leucomelas (ИД=0,8%), А. intrudens (ИД=0,8%) в фауне пойменных кустарников являются малочисленными.

В биотопах пойменных кустарников доля комаров рода Culex составила 21,5%, при этом вид Culex pipiens занимает доминирующее положение (ИД=21,1%) среди всех видов комаров, населяющих данные биотопы. Culex territans (ИД=0,4%) относится к группе малочисленных видов в фауне пойменных кустарников. В фауне пойменных кустарников комары рода Anopheles составляют 6,2%, при этом Anopheles claviger (ИД=3,6%) и Anopheles messeae (ИД=2,5%) занимают субдоминирующее положение в структуре фауны. Комары рода Culiseta составили 1,5% в фауне пойменных кустарников, при этом Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) являются малочисленными, а Culiseta alaskaensis (ИД=1,3%) – субдоминирующими в структуре фауны данного местообитания. Вид Coquilletidia richiardii (ИД=1,1) занимает субдоминирующее положение в структуре фауны комаров пойменных кустарников.

Для развития преимагинальных стадий кровососущих комаров в биотопах пойменных кустарников складываются очень благоприятные условия, так как при достаточном количестве влаги, кустарниковый покров препятствует интенсивному испарению. В связи с этим в этих биотопах преобладают постоянные непересыхающие водоёмы — заболоченные берега рек, речные старицы, обильно зарастающие полуводной растительностью: рогозом, камышом, осоками. Высокая освещённость и хорошая прогреваемость солнечными лучами способствует развитию в этих водоёмах микроскопических водорослей и бактерий — пищи для развивающихся личинок Culicidae. Личинки комаров Aёdes (112,4±13,2 экз./м2), Culex (121,4±14,6 экз./м2), Anopheles (12,4±1,6 экз./м2), Culiseta (8,2±1,2 экз./м2) встречаются здесь в течение всего тёплого периода года, последовательно сменяя друг друга. В этих биотопах наблюдали самую высокую среднюю плотность личиночных популяций комаров — 256,3±18,4 экз./м2.

Таким образом, в структуре фауны комаров пойменных кустарников влаго- и теплолюбивые виды А. cantans, А. communis, А. dorsalis и эвритопный вид Culex pipiens занимают доминирующее положение. Субдоминантами в фауне пойменных кустарников являются оба вида комаров рода Anopheles. Виды рода Culiseta не изменили свой статус в структуре фауны, а статус Coquilletidia richiardii повысился с малочисленного до субдоминантного, по сравнению со структурой фауны лиственных лесов.

Фауна комаров пойменных лугов. Для пойменных лугов характерно влажное разнотравье (листвяг) – раковые шейки, манжетки, таволга вязолистная, гравилат прибрежный, купальница; из злаков преобладают овсяница красная, овсяница луговая, полевица собачья, обычная примесь мелких осок (осока обыкновенная, осока желтая и т.д.). Низинные (пойменные) луга обеспечены устойчивым увлажнением за счет атмосферных, почвенно-грунтовых вод поверхностного стока, за счет весенних паводковых и речных вод.

В биотопах пойменных лугов доля рода Аёdes в фауне комаров составляет 90,27%. К этому типу биотопов приурочены 24,2% комаров рода Aёdes. Из 16 видов рода Aёdes для биотопов пойменных лугов доминирующими являются  А. annulipes (ИД=8,5%), А. cantans (ИД=14,3%), А. cataphylla (ИД=9,5%), А. cyprius (ИД=6,9%), А. dorsalis (ИД=20,4%), А. vexans (ИД=11,5%). Субдоминирующими видами являются А. cinereus (ИД=4,6%), А. communis (ИД=1,7%), А. excrucians (ИД=8,2%), А. punctor (ИД=1,1%), суммарный индекс обилия которых составил 16,2%. Виды А. behningi (ИД=0,7%), А. euedes (ИД=0,8%), Aё dianteus (ИД=0,2%), А. flavescens(ИД=0,9%), А. leucomelas (ИД=0,8%).и А. intrudens (ИД=0,2%) являются малочисленными в фауне пойменных лугов. В фауне пойменных лугов доля комаров рода Culex составила 5,2%. Вид Culex pipiens (ИД=4,5%) отнесён нами к группе субдоминирующих видов. К группе малочисленных видов относится Culex territans (ИД=0,6%). В биотопах пойменных лугов сосредоточено 62,5% популяции комаров этого вида. В биотопах пойменных лугов доля комаров рода Anopheles составила 2,79%. Виды Anopheles messeae (ИД=1,2%) и Anopheles claviger (ИД=1,5%) занимают субдоминирующее положение в фауне этих биотопов. В фауне пойменных лугов доля комаров рода Culiseta составила 0,87%. Виды Culiseta ochropthera (ИД=0,3%) и Culiseta alaskaensis (ИД=0,6%) являются малочисленными в структуре фауны этих биотопов. Coquilletidia richiardii (ИД= 0,9%) в фауне пойменных лугов занимают положение малочисленного вида.

Водоёмы пойменных лугов представляют собой временные водоёмы, пересыхающие в жаркий период года, питающиеся преимущественно водой образующейся в результате снеготаяния и атмосферных осадков. Отсутствие древесной и кустарниковой растительности способствует интенсивному испарению воды временных водоёмов. Из-за близкого расположения грунтовых вод, естественные (глубокие понижения рельефа) и искусственные водоёмы (ямы, глубокие придорожные канавы) не пересыхают в течение длительного периода, подпитываясь периодически атмосферными осадками, что создаёт условия достаточные для развития нескольких поколений личиночных популяций родов Aёdes, Culex. Средняя плотность личинок комаров здесь составляет 89,4±3,2 экз./м2. Средняя плотность личинок Aёdes колеблется от 56,8±2,4 экз./м2 (в весенний период) до 23,4±1,4 экз./м2 (в июле-августе). Плотность личинок рода Culex в этих водоёмах постепенно увеличивется в течение лета и максимума (79,4±4,2 экз./м2 ) достигает к середине августа. В длительно непересыхающих водоёмах пойменных лугов личинки рода Anopheles достигают плотности 5,4±0,6 экз./м2 . Личинки комаров рода  Coquilletidia в этих водоёмах не встречаются.

Таким образом, структура фауны комаров пойменных лугов имеет следующие особенности: доминирующее положение в фауне занимают свето- и теплолюбивые виды рода Aёdes: А. annulipes, А. cantans, А. cataphylla, А. cyprius, А. dorsalis, А. vexans. Комары вида Culex  pipiens занимают субдоминирующее положение, а роды Culiseta, Coquilletidia вместе с шестью видами рода Aёdes и Culex territans являются малочисленными в фауне пойменных лугов.

Фауна комаров суходольных лугов. В фауне суходольных лугов доля рода Аёdes от общей численности комаров составляет 87,2%. К этому типу биотопов приурочены 4,0% комаров рода Aёdes. Доминирующим видом является  А. dorsalis (ИД=58,6%), субдоминирующими видами являются А. annulipes (ИД=4,3%), А. cyprius (ИД=3,5%), А. cantans (ИД=7,3%), А. cataphylla (ИД=4,4%), А. cinereus (ИД=1,1%), А. excrucians (ИД=1,6%), А. vexans (ИД=5,7%). Виды А. behningi (ИД=0,1%), А. euedes (ИД=0,1%), А. flavescens(ИД=0,4%), А. leucomelas (ИД=0,1%), А. punctor (ИД=0,2%) относятся к группе малочисленных для биотопов суходольных лугов. Виды А. communis, А. dianteus и А. intrudens, чей индекс доминирования не превышает 0,01%, являются случайными видами комаров в структуре фауны суходольных лугов. В биотопах суходольных лугов доля комаров рода Culex составила 7,0%. Culex pipiens (ИД=6,8%) относится к группе субдоминирующих, а Culex territans (ИД=0,3%) – малочисленных видов для биотопов суходольных лугов. Доля комаров рода Anopheles составила 5,1%. Anopheles messeae (ИД=4,3%) занимает в структуре фауны субдоминирующее положение, а Anopheles claviger (ИД=0,9%) – малочисленный вид. В биотопах суходольных лугов доля комаров рода Culiseta составила 0,7%. Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) и Culiseta alaskaensis (ИД=0,6%) входят в группу малочисленных видов в структуре фауны суходольных лугов. Комары Coquilletidia richiardii составляют менее 0,01%. и являются случайным видом.

Личиночные биотопы на суходольных лугах представлены преимущественно временными водоёмами, образующимися в результате таяния снега и после летних ливней. Высокая температура воды, сильная освещённость этих водоёмов создают благоприятные условия для развития личинок теплолюбивых видов рода Aёdes, средняя плотность которых здесь составляет 32,2±1,2 экз./м2. Меньшей плотности достигают популяции личинок рода Culex — 21,3±1,4 экз./м2. Личинки комаров Anopheles, Culiseta встречаются в этих водоёмах только в весенний период и плотность их невысока — 1,3±0,4 экз./м2 и 1,1±0,2 экз./м2 соответственно. Личинки комаров рода  Coquillettidia в этих биотопах нами не регистрировались.

Таким образом, доминирующее положение в структуре фауны занимает единственный вид - А. dorsalis благодаря своей способности обитать в очень сухих, хорошо прогреваемых солнцем и освещённых биотопах. Теплолюбивые и сухоустойчивые виды рода Aёdes вместе с эвритопными видами родов Culex и Anopheles составляют группу субдоминирующих видов. Более влаголюбивые виды родов Aёdes, Culex, Anopheles, Culiseta и Coquilletidia в структуре фауны суходольных лугов являются случайными видами.

Проведённый анализ биотопического распределения комаров в естественных экосистемах центрального Нечерноземья показывает, что в каждом типе естественных биотопов в следствие разнообразного сочетания абиотических и биотических факторов среды эволюционно сформировалась своя уникальная ассоциация видов кровососущих комаров.

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ В АГРОЭКОСИСТЕМАХ

В агроэкосистемах центрального района Нечерноземной зоны РФ выделяются пять типов биотопов: лесные пастбища, низинные пастбища, суходольные пастбища, прифермские территории, помещения ферм.

Фауна комаров лесных пастбищ. В фауне лесных пастбищ комары рода Aёdes составляют 65,2%. Из 16 видов рода Aёdes доминирующими здесь являются А. cantans (ИД=9,6%), А. communis (ИД=26,6%), А. excrucians (ИД=5,3%) и А. vexans (ИД=7,3%),. К лесным пастбищам приурочены от 20 до 40% численности популяций этих видов в агроценозах. Группу субдоминирующих составляют виды А. annulipes (ИД=5,6%), А. cataphylla (ИД=5,7%), А. cinereus (ИД=3,5%), А. cyprius (ИД=4,5%), А. dorsalis (ИД=1,3%), А. dianteus (ИД=3,4%) А. intrudens (ИД=2,3%) суммарный индекс доминирования которых составил 44,5%. А. behningi (ИД=0,4%), А. euedes (ИД=0,6%), А. flavescens (ИД=0,6%), А. leucomelas (ИД=0,6%), А. punctor (ИД=0,8%) являются малочисленными видами в фауне лесных пастбищ. В фауне лесных пастбищ комары рода Culex составляют 20,4%, при этом к лесным пастбищам приурочены 29,9% всех популяций рода Culex, населяющих агроценозы. Здесь преобладает вид Culex pipiens (ИД=18,9%), а комары Culex territans, являются малочисленным видом (ИД=0,8%), к лесным пастбищам приурочены 26,6% популяций этого вида, обитающих в агроценозах. В биотопах лесных пастбищ доля комаров рода Anopheles составляет 11,6% от общего обилия комаров, населяющих эти биотопы. На лесных пастбищах сосредоточено 40,6% популяций комаров этого рода. Доминирующим видом здесь является Anopheles claviger (ИД=8,4%), Anopheles messeae (ИД=2,8%) принадлежит к группе субдоминирующих видов. В фауне лесных пастбищ комары рода Culiseta составляют 1,9%. В структуре фауны лесных пастбищ комары Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) являются малочисленными, а Culiseta alaskaensis (ИД=1,7%) входят в группу субдоминирующих видов. Комары Coquilletidia richiardii (ИД=0,87%) в фауне лесных пастбищ являются малочисленным видом.

Естественные водоёмы, образовавшиеся в понижениях рельефа и заполненные дождевой и талой водой, пересыхают в течение лета, длительность их существования зависит от уровня воды. Средняя плотность личинок кровососущих комаров в этих водоёмах составляет 142,4±10,4 экз./м2. Здесь преобладают по плотности личинки комаров родов Culex — 66,2±7,2 экз./м2  и Aёdes — 60,2±6,2 экз./м2. Личинки комаров рода Anopheles в водоёмах лесных пастбищ встречаются в весенний период, средняя плотность их здесь составляет 2,4±0,2 экз./м2. Личинки комаров рода  Coquilletidia в водоёмах лесных пастбищ нами не обнаружены.

Таким образом, в структуре фауны лесных пастбищ абсолютным доминантом является  А. communis, этот же вид комаров доминировал и в структуре фауны лиственных лесов. Эвритопный вид Culex pipiens также занимает доминирующее положение. Не изменилось и положение в структуре фауны комаров родов Culiseta, Coquilletidia и Anopheles.

Фауна комаров низинных пастбищ. В фауне низинных пастбищ доля рода Аёdes составляет 84,6%. К этому типу биотопов приурочены 44,8% комаров рода Aёdes. Из 16 видов рода Aёdes для биотопов низинных пастбищ доминирующими являются  А. annulipes (ИД=12,7%), А. cantans (ИД=5,6%), А. cataphylla (ИД=8,7%), А. communis (ИД=13,8%), А. cyprius (ИД=7,9%), А. vexans (ИД=16,6%). Субдоминирующими видами являются А. cinereus (ИД=6,5%), А. excrucians (ИД=8,8%), суммарный индекс доминирования которых составил 41,2%. Виды А. behningi (ИД=0,7%), А. euedes (ИД=0,4%), А. flavescens(ИД=0,9%), А. leucomelas (ИД=0,4%), А. intrudens (ИД=0,4%), А. punctor (ИД=0,6%), А. dianteus (ИД=0,1%) и А. dorsalis (ИД=0,4%), относятся к группе малочисленных для биотопов низинных пастбищ. В фауне низинных пастбищ доля рода Culex составляет 9,0%. К этому типу биотопов приурочены 26,9% комаров рода Culex. На низинных пастбищах малочисленным видом является Culex territans (ИД=1,0%), в этих биотопах сосредоточено 68,8% популяций этого вида, обитающих в агроценозах. Вид Culex pipiens (ИД=8,1%), отнесён нами к группе субдоминирующих видов, к биотопам лесных пастбищ приурочены 25% от всех популяций этого вида, населяющих агроценозы. В биотопах низинных пастбищ доля комаров рода Anopheles составляет 3,9%, на низинных пастбищах обитают 27,5% имаго комаров, населяющих агроценозы. Anopheles claviger (ИД=2,2%), Anopheles messeae (ИД=1,7%) в этих биотопах относятся к группе субдоминирующих видов. Показатель приуроченности их составил 29,8% и 24,8% соответственно. В фауне низинных пастбищ комары рода Culiseta составляют 1,8%. В структуре фауны низинных пастбищ комары Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) входят в группу малочисленных видов, а Culiseta alaskaensis (ИД=1,7%) - субдоминирующих видов. В фауне низинных пастбищ комары Coquilletidia richiardii (ИД=0,7%) являются малочисленным видом.

Водоёмы низинных пастбищ представляют собой временные водоёмы, пересыхающие в жаркий период года, питающиеся преимущественно водой образующейся в результате снеготаяния и атмосферных осадков. Отсутствие древесной и кустарниковой растительности способствует интенсивному испарению воды временных водоёмов. Средняя плотность личинок комаров здесь составляет 96,6±4,6 экз./м2. Средняя плотность личинок Aёdes – 64,8±4,2 экз./м2 , личинок рода Culex — 89,2±6,4 экз./м2. В длительно непересыхающих водоёмах низинных пастбищ личинки рода Anopheles достигют плотности 3,6±1,2 экз./м2 . Личинок комаров рода  Coquilletidia в этих водоёмах мы не отмечали.

Таким образом, в структуре фауны комаров низинных пастбищ влияние антропогенного фактора вызывает незначительные изменения по сравнению с составом и структурой фауны комаров пойменных лугов.

Фауна комаров суходольных пастбищ. В биотопах суходольных пастбищ доля рода Аёdes составляет 84,9%. К этому типу биотопов приурочены 13,0% комаров рода Aёdes. Из 16 видов рода Aёdes для фауны суходольных пастбищ доминирующими являются А. annulipes (ИД=12,7%), А. communis (ИД=13,8%) и А. vexans (ИД=16,6%). Субдоминирующими видами являются А. cantans (ИД=5,6%), А. cataphylla (ИД=8,7%), А. cinereus (ИД=6,5%), А. cyprius (ИД=7,9%), суммарный индекс доминирования которых составил 41,2%. Виды А. behningi (ИД=0,7%), А. dorsalis (ИД=0,4%), А. excrucians (ИД=8,8%), А. flavescens (ИД=0,9%), А. punctor (ИД=0,6%), А. dianteus (ИД=0,1%), А. euedes (ИД=0,4%), А. intrudens (ИД=0,4%), А. leucomelas (ИД=0,4%), в фауне суходольных пастбищ являются малочисленными видами. Биотопы суходольных пастбищ населяет 5% популяций рода Culex (ИД=8,9%), хотя комары этого рода занимают второе место по численности. Сulex pipiens (ИД=5,9%) в этих биотопах относятся к группе субдоминирующих видов, а Culex territans (ИД=0,3%) – малочисленных, их показатель приуроченности составил 5,0% и 4,7% соответственно. В биотопах суходольных пастбищ доля комаров рода Anopheles возрастает до 6,0%, на суходольных пастбищах обитают 8% имаго комаров рода Anopheles. К субдоминирующим видам в этих биотопах относится Anopheles messeae (ИД=3,6%), к малочисленным видам - Anopheles claviger (ИД=0,5%), показатель приуроченности их составил 14,7% и 1,9% соответственно. В биотопах суходольных пастбищ доля комаров рода Culiseta составила 0,1%, при этом Culiseta ochropthera входят в группу случайных видов, а Culiseta alaskaensis (ИД=0,1%) – в группу малочисленных видов для данного местообитания. В биотопах суходольных пастбищ комары Coquilletidia richiardii составляют менее 0,01% и относятся к случайным для этих биотопов видам.

Личиночные биотопы на суходольных пастбищах представлены преимущественно временными водоёмами, сильно прогреваемыми солнцем и хорошо освещёнными, что  является благоприятными условиями для развития личинок теплолюбивых видов рода Aёdes, средняя плотность которых здесь составляет 42,2±2,4 экз./м2. Меньшей плотности достигают популяции личинок рода Culex — 30,3±2,4 экз./м2. Личинки комаров Anopheles, Culiseta встречаются в этих водоёмах только в весенний период и плотность их невысокая — 1,1±0,4 экз./м2 и 0,6±0,1 экз./м2 соответственно. Личинки комаров рода  Coquilletidia в этих биотопах нами не регистрировались.

Фауна комаров прифермских территорий. В биотопах прифермских территорий доля рода Аёdes от общей численности комаров составляет 70,3%. К этому типу биотопов приурочены 19,2% комаров рода Aёdes. Из 16 видов рода Aёdes для прифермских территорий доминирующими являются А. dorsalis (ИД=26,5%), А. excrucians (ИД=10,8%), А. vexans (ИД=16,9%). Субдоминирующим видом является А. cyprius (ИД=8,0%), А. annulipes (ИД=1,3%), А. cataphylla (ИД=1,6%), А. cinereus (ИД=1,8%), А. communis (ИД=2,6%). Виды А. dianteus (ИД=0,5%), А. euedes (ИД=0,4%), А. behningi (ИД=0,7%), А. flavescens (ИД=0,9%), А. leucomelas (ИД=0,4%), А. punctor (ИД=0,6%), А. cantans (ИД=0,9%), А. intrudens (ИД=0,1%) относятся к группе малочисленных для прифермских территорий. Доля комаров рода Culex в населении кулицид прифермских территорий составляет 22,6%. К этим биотопам приурочены 28,7% популяций рода Culex, обитающих в агроценозах. Вид Culex pipiens (ИД=19,9%) является доминирующим обитателем прифермских территорий, в этих биотопах сосредоточено 30% популяций, обитающих в агроценозах. Вид Culex territans является на прифермских территориях случайным видом. На прифермских территориях сосредоточено 19,3% имаго комаров рода Anopheles, их доля в общей численности кулицид здесь составляет 6,4%. К доминирующим видам в этих биотопах относится Anopheles messeae (ИД=4,1%), к субдоминирующим видам - Anopheles claviger (ИД=1,5%), показатель приуроченности их составил 29,7% и 9,8% соответственно. На прифермских территориях доля комаров рода Culiseta составила 0,6% от общей численности. Виды Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) и Culiseta alaskaensis (ИД=0,5%) относятся к группе малочисленных видов для этого типа биотопов. В биотопах прифермских территорий комары Coquilletidia richiardii составляют менее 0,01% и относятся к случайным для этих биотопов видам.

Личиночные биотопы на прифермских территориях представлены преимущественно искусственными водоёмами — ямы, придорожные канавы, различные ёмкости, заполняемые дождевой и талой водой. Высокая загрязнённость воды органическими веществами создаёт благоприятные условия для размножения бактерий и водорослей — пищи для личинок кровососущих комаров. Такие водоёмы заселяются преимущественно личинками  родов Culex (136,2±11,4 экз./м2) и Aёdes (69,2±5,6 экз./м2). Личинки кровососущих комаров рода Anopheles регистрируются только в искусственных водоёмах (бочки, заполненные дождевой водой),  плотность их здесь низкая — 2,4±0,2 экз./м2).

Таким образом, состав и структура фауны кровососущих комаров прифермских территорий определяется видами, заносимыми сюда с близлежащих пастбищ.

Фауна комаров помещений ферм. В помещениях животноводческих ферм виды рода Aёdes, встречаются значительно реже, чем в других типах биотопов агроценозов. Однако в периоды массового лёта голодные самки А. dorsalis (ИД=29,5%), А. excrucians (ИД=13,6%) постоянно залетают в помещения, где нападают на добычу и остаются в них на некоторое время для переваривания крови. Реже в помещениях ферм встречаются виды А. communis (ИД=9,7%), А. cataphylla (ИД=6,0%), А. cyprius (ИД=4,9%), отнесённые нами к субдоминирующим для помещений ферм видам комаров. Редко в помещениях ферм встречается вид А. annulipes (ИД=3,1%), остальные виды рода Aёdes в помещениях ферм являются случайными. В помещениях животноводческих ферм комары рода Culex составляют 29,1% от общей численности комаров. К помещениям ферм приурочены 9,6% всех популяций рода Culex. Доминирующим видом для этих биотопов является  Culex pipiens (ИД=25,1%). В помещениях ферм сосредоточены 10% популяций этого вида. Culex territans в помещениях ферм является случайным видом. В помещениях животноводческих ферм комары рода Anopheles составляют 6,0% от общей численности комаров. К помещениям ферм приурочены 4,7% малярийных комаров. Доминирующим видом для этих биотопов является  Anopheles messeae (ИД=5,1%). В помещениях ферм сосредоточены 9,8% популяций этого вида. Anopheles claviger в помещениях ферм является случайным видом. В помещениях ферм комары родов Culiseta и Coquilletidia составляют менее 0,01% и относятся к случайным для этих биотопов видам.

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ В УРБАНОЦЕНОЗАХ

В урбаноэкосистемах нами выделены пять типов биотопов: парки и лесопарки, индивидуальная застройка (частный сектор), многоэтажная застройка, промзона (зона отчуждения вокруг промышленных предприятий, строек), жилые помещения.

Фауна комаров парков и лесопарков. В фауне парков и лесопарков комары рода Aёdes представлены 14 видами и составляют 81,7%. Доминирующими являются А. communis (ИД=23,6%), А. vexans (ИД=25,9%). К лесопаркам и паркам приурочены 49,2% популяций этих видов в урбаноценозах. Субдоминирующее положение в фауне занимают виды А. annulipes (ИД=5,6%), А. cantans (ИД=9,6%), А. cyprius (ИД=4,5%), А. excrucians (ИД=5,3%), суммарный индекс доминирования которых составил 44,5%. А. behningi (ИД=0,4%), А. cataphylla (ИД=5,7%), А. cinereus (ИД=3,5%), А. dorsalis (ИД=1,3%), А. flavescens(ИД=0,6%), А. dianteus (ИД=3,4%) и А. intrudens (ИД=2,3%), А. punctor (ИД=0,8%) являются малочисленными.

Доля комаров рода Culex в парках и лесопарках составляет 11,1%. Culex pipiens в структуре фауны занимает субдоминирующее положение (ИД=10,8%), а Culex territans — является случайным видом (ИД< 0,01%). Комары рода Culiseta составляют 2,93% в фауне парков и лесопарков, оба вида Culiseta alaskaensis (ИД=2,6%) и Culiseta ochropthera (ИД=0,1%) относятся к малочисленным видам.

Благоустройство территорий парков и лесопарков сводит к минимуму количество естественных и искусственных водоёмов, пригодных для развития преимагинальных стадий кровососущих комаров. Личинок комаров рода Aёdes (14,6±1,4 экз./м2) регистрировали в весенний период во временных водоёмах, расположенных в понижениях рельефа заполненных талой водой. В летний период в этих же водоёмах находили личинок комаров Culex pipiens (20,4±1,5 экз./м2). Личинки Anopheles messeae заселяют прибрежные участки рек, пересекающих лесопарковую зону. Средняя плотность их составляет 6,4±0,1 экз./м2. Личинки Culiseta alaskaensis встречаются в единичных экземплярах в весенний период в водоёмах, заселённых личинками комаров рода Aёdes.

Фауна комаров зоны индивидуальной застройки. Доля комаров рода Aёdes в зоне индивидуальной застройки составляет 71,8%. Здесь доминируют виды А. communis (ИД=18,5%), А. vexans (ИД=20,4%), виды А. annulipes (ИД=9,6%), субдоминирующее положение занимают А. cantans (ИД=5,6%), А. cyprius (ИД=4,3%), А. excrucians (ИД=4,3%), суммарный индекс доминирования которых составил 40,5%. Доля комаров рода Culex  возросла до 20,87% из которых Culex pipiens занимает доминирующее положение, а Culex territans (ИД<0,01%) является случайным видом. Незначительно увеличивается доля комаров рода Anopheles – 5,46%. Комары Аn. messeae занимают в структуре фауны этих биотопов субдоминирующие позиции.

Большое количество в этой зоне постоянных и временных водоёмов (ямы, канавы, бочки для полива на приусадебных участках), загрязнённость водоёмов органикой и меньшая загрязнённость минеральными солями и нефтепродуктами, создают особые условия обитания для личинок комаров.

Наибольшую плотность в этих водоёмах имеют личинки Culex pipiens, которая составила 13,8±5,8 экз./м2. Часто совместно с личинками Culex pipiens встречались личинки комаров рода Aёdes, средняя плотность которых была несколько ниже — 10,6±4,2 экз./м2. В прудах находили личинок Anopheles messeae (5,2±0,8  экз./м2) и Culiseta alaskaensis (4,2±0,8  экз./м2).

Фауна комаров зоны многоэтажной застройки. Комары рода Aёdes представлены здесь 12 видами, которые составляют 50,88% фауны. А. communis (ИД=12,7%), А. vexans (ИД=13,9%) занимают субдоминирующее положение в фауне комаров этих биотопов. Другие виды А. annulipes, А. cantans, А. cyprius, А. behningi, А. cataphylla, А. cinereus, А. dorsalis, А. flavescens,  А. intrudens, А. punctor, индекс доминирования которых не превышает 6% являются малочисленными. В зоне многоэтажной застройки абсолютным доминантом является Culex pipiens (ИД=44,74%). Доминирующее положение его в фауне биотопов многоэтажной городской застройки объясняется отсутствием конкуренции со стороны видов рода Aёdes, приспособленностью к размножению в водоёмах подвалов жилых многоэтажных домов, способностью использовать помещения для мест днёвки имаго. Комары Anopheles messeae в биотопах многоэтажной городской застройки составляют 3,07% фауны и являются малочисленным видом. Также малочисленен и вид Culiseta alaskaensis (ИД=1,32%).

Наиболее распространённым типом водоёмов в этих биотопах являются закрытые водоёмы — затопленные в результате аварий канализационной и отопительной систем подвалы жилых домов, коллекторы и неплотно закрытые люки канализационной и отопительной систем, на дне которых также скапливается вода. Наиболее приспособленным к развитию преимагинальных стадий в условиях закрытых водоёмов является Culex pipiens, плотность личиночных популяций которого в этих водоёмах достигает 132±11,2 экз./м2.

Фауна комаров биотопов промышленной зоны. Доля комаров рода Aёdes в биотопах промзоны городов составляет 93,96%. Доминирующее положение здесь занимает вид А. dorsalis (ИД=32,0%), субдоминантами являются виды А. communis (ИД=16,8%), А. vexans (ИД=18,6%) и А. annulipes (ИД=7,0%). Доля комаров Culex pipiens в биотопах промзоны городов составила 2,81%, а Anopheles messeae — 2,29%. Малочисленным видом является Culiseta alaskaensis — 0,94%.

Личиночные биотопы в промышленной зоне городов представлены многочисленными ямами, канавами, траншеями. Открытыми колодцами канализационных и отопительных коллекторов. Временные открытые водоёмы заселяют преимущественно личинки А. dorsalis, плотность которых в этих водоёмах составляет 46,8±2,2 экз./м2. Закрытые водоёмы заселяют личинки Culex pipiens, плотность которых достигает 9,8±1,2 экз./м2.

Фауна комаров биотопов жилых помещений. Среди эндофильных (проникающих в жилые помещения) видов комаров урбаноценозов абсолютное доминирующее положение занимает Culex pipiens, доля которого составляет 80,59%. Субдоминантом является Anopheles messeae доля которого составляет в фауне жилых помещений городов 9,21%. Реже в жилых помещениях встречаются Aёdes communis (ИД=0,9%), Aёdes vexans (ИД=0,9%) и Aёdes dorsalis (ИД=0,7%), суммарный индекс доминирования которых составляет в жилых помещениях 10,2%.

СЕЗОННАЯ И СУТОЧНАЯ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ КОМАРОВ

В сезонной динамике нападения имаго комаров на прокормителей в центральном районе Нечерноземной зоны РФ наблюдаются два пика активности: первый – в мае-июне (в основном за счёт высокой численности рода Aёdes), второй – в начале августа (массовый выплод комаров рода Culex, и вторая генерация поливольтинных видов рода Aёdes). Анализ количественного соотношения численности видов кровососущих комаров в различных биоценозах показал, что на прокормителей в природных биотопах нападают преимущественно представители лесного фаунистического комплекса (Culiseta ochropthera, Anopheles messeae, А. claviger, А. punctor, А. communis, А. cantans, Aё cyprius, А. leucomelas) , общая доля которых в сборах составляет 64,5%. На втором месте по численности находятся представители таёжного фаунистического комплекса (Culiseta alaskaensis, А. cataphylla, А. cinereus, А. dianteus, А. dorsalis, А. excrucians, А. euedes, А. flavescens, А. intrudens)  – 34,75%, при этом 78,4% среди всех представителей таёжного фаунистического комплекса составляет вид Aёdes dorsalis. Доля в сборах представителей лесостепного (Aёdes annulipes, А. behningi) фаунистического комплекса составила 0,75%. Таким образом, среди комаров, нападающих на прокормителей в природных биотопах, количественно преобладают виды лесного фаунистического комплекса.

Личинки встречаются только в апреле-мае у 9 видов: A.. diantaeus, A.. flavescens, A..punctor,  A.. cataphylla A.. leucomelas, A.. riparius, A.. sticticus, A. rossiciis и Culiseta alaskaensis. Более длительно (с апреля по август) обнаруживаются личинки у 6 видов: A. annulipes, A.. communis, A.. excrucians, A.. intriidens, A. cinereus и A. vexans. С мая по август в водоемах развиваются личинки 4 видов: A.. cantans; A.. detritus, A.. dorsalis  и Culiseta ochroptera.

Необходимо отметить более позднее обнаружение в естественных биоценозах личинок Anopheles messeae и C. pipiens pipiens f. pipiens, личинки этих видов встречаются единично в природных водоемах и массово в антропогенных водоемах возле населенных пунктов с мая по октябрь. С июня по октябрь наблюдается развитие личинок вида C. torrentium. В естественных биоценозах наибольшее количество личинок рода Culex были собраны на пойменных лугах, где местами их развития являются постоянные, застойные водоемы. В частности, их личинки отмечаются с мая до августа в реках и ручьях у их берегов, где течение малозаметно или отсутствует, а также во временных застойных лужах и ямах в весенний период.

Первыми во временных весенних водоемах обнаруживаются личинки старших возрастов A communis и A. intrudens. Массовый выплод A. communis заканчивается ко второй декаде мая, тогда как выплод A. intrudens растягивается до начала июля. При прогревании водоемов выше +10 °С еще в конце апреля появляются первые личинки A. excrucians, A. cinereus, A. vexans и A. annulipes. Наибольшая плотность личинок кровососущих комаров во временных водоемах отмечено в мае, так в это время в водоемах происходит массовый выплод первого поколения моноциклических видов: A. communis, A. flavescens, Culiseta ochroptera, A. leucomelas, A. cataphylla, A. cantans  и первого поколения полициклических видов: А. messeae, A. punctor, A. dorsalis, A. cinereus и A. vexans.

В агроценозах первые личинки комаров отмечаются во временных водоёмах на лесных и суходольных пастбищах, образовавшихся в результате таяния снега. К таким водоемам приурочены Aёdes punctor, A. communis, A. diantaeus и A. intrudens. Спад паводковых вод на реках способствует выплоду комаров на низинных пастбищах в поймах рек, где личинки встречаются достаточно долго в припойменных водоемах, когда временные водоемы на открытых местах (суходольные луга, поля) и в лесах уже пересыхают. В пойменных и припойменных водоемах проходят преимагинальное развитие A. cinereus, A. excrucians и A. vexans. Летом в непересыхающих ямах, канавах, реках и ручьях (на мелководье при медленном течении) встречаются личинки Culex p. pipiens, Сх. territans, Anopheles messeae и других полициклических видов. Местами развития полициклических видов комаров являются как постоянные естественные (реки, ручьи, озера, заболоченности, болота), так и искусственные водоемы - противопожарные пруды, сточные канавы, мелиоративные каналы, емкости для набора воды (кадки, бочки, баки, ванны и т.п.), ямы и котлованы. После летних дождей заполняются водой временные водоемы в поймах рек и озер, также служащие местом выплода второго поколения комаров Aёdes dorsalis, A. cinereus и A. vexans. Осенью встречаются личинки родов Culex, Anopheles, Coquillettidia и Culiseta, зимующиx на стадии личинки или имаго. Они заселяют преимущественно длительно существующие или постоянные водоемы, такие как реки, ручьи, пруды, озера, низинные заболоченности, мелиоративные и лесные канавы.

Однако можно встретить личинок и во временных водоемах, многократно заполняемых дождевыми водами и регулярно пересыхающих при отсутствии атмосферных осадков. Чаще всего такие эфемерные водоемы (лужи, ямы, канавы) служат местом выплода полициклических видов рода Aёdes, зимующих на стадии яйца.

В урбаноценозах наибольшая численность имаго комаров установлена в открытых биотопах поймы рек. В этих биотопах преимущественно встречаются комары вида Aёdes dorsalis (16,7 экз./учёт). Комары Culex pipiens в этом биотопе встречаются в единичных экземплярах (0,3-0,5 экз./учёт). В зоне индивидуальной застройки численность комаров A. dorsalis составляет 11,2 экз./учёт, но увеличивается численность C. pipiens до 2,3 экз./учёт. В зоне смешанной застройки и многоэтажных жилых домов численность имаго  комаров минимальна – A. caspius dorsalis 1,3 и 1,2 экз./учёт, а C. pipiens – 2,0 и 2,5 экз./учёт соответственно.

Наиболее активно в населённых пунктах на прокормителей (животных и человека) нападают комары рода Culex (64,5%), наименьшую долю среди нападающих самок составляли комары рода Anopheles (5,5%), а доля комаров рода Aёdes равняется  30%, причем среди этой группы доминирует Аёdes dorsalis (76%).

Личинки комаров Anopheles messeae обнаруживаются с первой декады мая по октябрь до наступления первых заморозков. Весенний выплод А. messeae происходит из свежеотложенных яиц, а комаров рода Aёdes - из перезимовавших. Личинки комаров рода Culex, появляются позднее, они более теплолюбивы и имаго вылетают из зимних укрытий позже, чем имаго родов Anopheles и Culiseta. Комары рода Culex отличаются несколько большей степенью антропофильности: их личинки в больших количествах (54,3% от общего числа) обнаруживаются в середине лета (в июле) в искусственных баках, расположенных на огородах.

Круглогодично регистрировали в закрытых (внутридомовых) водоемах Culex pipiens pipiens f. molestus.

Таким образом, характер сезонной динамики численности имаго комаров определяется характером сезонной динамики численности их личинок и стадией, на которой происходит зимовка данного вида.

В суточной динамике активности комаров отмечается два пика — вечерний (в 22-23 часа) и утренний (в 5-6 часов). В ранние утренние часы нападают преимущественно самки родов Аёdes и Anopheles, их активность прекращается в открытых биотопах с повышением температуры воздуха. В период с 22 до 23 часов активны представители родов  Аёdes, Anopheles и Culex. К 23 часам  численность комаров достигает максимума (до 50 – 70 экз./учёт) и сохраняется на высоком уровне до 24 часов. После 24 часов активность комаров родов Аёdes и Anopheles снижается, а комары рода Culex в продолжают свою активность до двух часов ночи.

КОМАРЫ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПЕРЕНОСЧИКИ ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ФИЛЯРИАТОЗОВ ЖИВОТНЫХ И ЧЕЛОВЕКА  В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РОССИИ

Доля теплолюбивых видов комаров - биологических переносчиков дирофиляриоза Aёdes dorsalis, Culex pipiens, А. messeae за последние 50 лет возросла в естественных (природных) экосистемах, что привело к смене статуса этих видов с редких до субдоминирующих. Особенно глубокие изменения претерпела структура фауны кровососущих комаров в агро- и урбаноэкосистемах. Так, индекс доминирования А. messeae увеличился с 1,4 -4,1% в естественных биотопах до 1,6-4,4% в агроэкосистемах и до 3,4-9,8% в урбаноценозах. Индекс доминирования А. dorsalis увеличился с 56% в естественных биоценозах до 65% в агроценозах. В урбаноценозах индекс доминирования составил 30% на фоне общего снижения численности комаров. Существенно изменилась доля вида Culex pipiens в структуре фауны кровососущих комаров. Индекс доминирования Culex pipiens в естественных биоценозах составил 8,6-21,1%, в агроэкосистемах – 6,1-20,2%, в урбаноценозах – 10,1-80,6%. .Проведённый анализ биотопической приуроченности переносчиков показал, что А. dorsalis, Culex pipiens, А. messeae приурочены к биотопам, наиболее подверженным антропогенному преобразованию – пастбищам, прифермским территориям, населённым пунктам. Это обстоятельство повышает эпидемиологическую и эпизоотологическую роль этих видов в распространении дирофиляриоза в центральном районе Нечерноземной зоны РФ.

В центральном районе Нечерноземной зоны РФ личинок Dirofilaria repens мы находили у комаров видов Culex pipiens (ЭИ = 0,01-0,08%), Aёdes dorsalis (0,02-0,08%), Anopheles messeae (0,01-0,04%).

Таким образом, распространение дирофиляриоза плотоядных и человека, вызываемого Dirofilaria repens в центральном районе Нечерноземной зоны РФ обусловлено потеплением климата и антропогенными преобразованиями естественных экосистем в агро- и урьаноценозы, что повлияло на структуру фауны, биотопическое распределение и приуроченность видов комаров – биологических переносчиков возбудителя дирофиляриоза.

Высокая экологическая пластичность, поливольтинность, высокий адаптивный потенциал видов комаров-биологических переносчиков возбудителя сетариоза лошадей обусловливает широкое распространение заболевания в центральном районе Нечерноземной зоны РФ и сравнительно высокую экстенсивность инвазии лошадей сетариями как в сельской местности, так и в населённых пунктах.

В центральном районе Нечерноземной зоны РФ личинок Setaria equina мы находили у комаров видов Culex pipiens (ЭИ = 0,35%), Aёdes dorsalis (0,22%), Aёdes vexans (0,7%).

Таким образом, в центральном районе Нечерноземной зоны РФ комары видов Culex pipiens, Aёdes dorsalis, Anopheles messeae являются биологическими переносчиками нематод Dirofilaria repens, а комары видов Culex pipiens, Aёdes dorsalis, Aёdes vexans – паразита лошадей Setaria equina.

Часть 2. ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ КРОВОСОСУЩИХ МОШЕК В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РФ

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ МОШЕК В ЕСТЕСТВЕННЫХ ЭКОСИСТЕМАХ

В наших фаунистических сборах, собранных за период 2000 — 2011 годы, фауна кровососущих мошек (Simuliidae) центрального района Нечерноземной зоны РФ представлена 15 видами, относящимися к 10 родам. Род Boophthora представлен видом Boophtora erythrocephala De Geer, 1776, род Byssodon –видом Byssodon maculata Meigen (1804), род Chelocnetha – видом Chelocnetha angustitarse (Lundstrm, 1911), род Cnetha – видами Сnetha latipes Meigen (1804) и Сn. silvestris Rubzov, 1956, род Eusimulium – видом Eusimulium aureum Fries, 1824, род Odagmia – видом Odagmia ornatum Meigen, 1818, род Schoenbaueria – видами Schoenbaueria nigrum (Meigen, 1804) и Sch. dendrofilum (Patrusheva, 1962), род Simulium – видами Simulium morsitans Edwards, 1915; S. noelleri Friederichs, 1920; S. paramorsitans Rubtsov, 1956; S. verecundum Stone & Jamnback, 1955), род Stegopterna – видом Stegopterna richteri Enderlein, 1930, род Wilhelmia – видом Wilhelmia equinum (Linnaeus, 1758).

Фауна мошек хвойных лесов. Видовой состав мошек хвойных лесов насчитывает 15 видов. Доминирующими видами здесь являются Byssodon maculata (ИД=23,35%), Simulium morsitans (ИД=18,78%). Виды Boophthora erytrocephala (ИД=8,32%), Cnetha latipes (ИД= 9,30%), St. richteri (ИД=7,69%) занимают субдоминирующее  положение  в фауне. Виды Cn. silvestre (ИД=3,38%), Eusimulium aureum (ИД=5,28%), Simulium paramorsitans (ИД=4,47%), S. verecundum (ИД=5,81%), Odagmia ornatum (ИД=5,72%) являются малочисленными в фауне хвойных лесов. Случайными видами в фауне хвойных лесов являются Chelocnetha angustitarse (ИД=0,45%), Simulium noelleri (ИД=0,54%) и Schoenbaueria nigrum (ИД=0,81%).

Таким образом, основу фауны кровососущих мошек составляют виды «лесной» группы, субдоминирующее положение занимают в этих биотопах эвритопные виды Boophthora erytrocephala, Odagmia ornatum, Cnetha latipes Основным абиотическим фактором лимитирующим распространение мошек в хвойных лесах является освещённость. Приуроченность имаго мошек к темнохвойным участкам леса в 1,76 раза ниже, чем к светлохвойным сосновым лесам.

Фауна мошек лиственных лесов. Видовой состав мошек лиственных лесов насчитывает 15 видов. Доминирующими видами здесь являются Byssodon maculata (ИД=18,72%), Simulium morsitans (ИД= 16,93%). Виды Boophthora erytrocephala (ИД=8,03%), Cnetha latipes (ИД= 8,32%), Odagmia ornatum (ИД=9,18%), S. verecundum (ИД=8,54%) занимают субдоминирующее положение в фауне. Виды Cnetha silvestris (ИД=2,87%), Stegopterna richteri (ИД=6,17%), Eusimulium aureum (ИД=4,23%), Simulium paramorsitans (ИД=3,87%), Simulium noelleri (ИД=1,29%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=4,81%), Schoenbaueria nigrum (ИД=1,29%), Wilhelmia equinum (ИД=5,38%) являются малочисленными в фауне лиственных лесов. Случайным видом в фауне лиственных лесов является Chelocnetha angustitarse (ИД=0,36%).

Таким образом, в лиственных лесах значительно возрастает число субдоминирующих видов, по сравнению с хвойными лесами. Это свидетельствует, что в лиственных лесах складываются более благоприятные условия для имаго разных видов мошек, по сравнению с хвойными лесами.

Фауна мошек пойменных кустарников. Фауна мошек пойменных кустарников насчитывает 15 видов. Доминируют здесь Schoenbaueria dendrofilum (ИД=13,86%), Boophthora erytrocephala (ИД=12,88%), Simulium morsitans (ИД=10,98%) и Byssodon maculata (ИД=10,20%). Субдоминантами являются виды Odagmia ornatum (ИД=7,25%), Simulium verecundum (ИД=7,53%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=7,74%). Виды Chaelocnetha angustitarse (ИД=1,20%), Cnetha latipes (ИД=5,64%), Сnetha silvestris (ИД=2,71%), Eusimulium aureum (ИД=5,56%), Schoenbaueria nigrum (ИД=2,03%), Simulium noelleri (ИД=4,59%), Simulium paramorsitans (ИД=4,96%), Stegopterna richteri (ИД=4,59%), Wilhelmia equinum (ИД=5,11%)  являются малочисленными в фауне пойменных кустарников.

Таким образом, в фауне пойменных кустарников наблюдается смена доминирующих видов — наряду с видами «лесной» группы (Simulium morsitans, Byssodon maculata) приобретают статус доминирующих виды, предпочитающие открытые биотопы (Boophthora erytrocephala), а субдоминирующее положение занимают эвритопные виды (Odagmia ornatum,  Simulium verecundum, Cnetha latipes, Wilhelmia equinum). Такая структура фауны уменьшает контраст между доминантами и субдоминирующими видами, повышая адаптивный потенциал ассоциации видов мошек пойменных кустарников.

Фауна мошек пойменных лугов. Пойменные луга являются открытыми биотопами, расположенными в непосредственной близости от мест выплода мошек, что отражается на составе и структуре фауны насекомых. Доминируют здесь виды Simulium noelleri (ИД=14,60%), Boophthora erytrocephala (ИД=13,57%) и Simulium verecundum (ИД=13,12%), приуроченные к открытым биотопам. Виды Simulium morsitans (ИД=8,37%), Byssodon maculata (ИД=7,84%), Odagmia ornatum (ИД=9,23%) являются субдоминантами. Chelocnetha angustitarse (ИД=2,02%), Cnetha latipes (ИД=5,11%), Сnetha silvestris (ИД=3,40%), Eusimulium aureum (ИД=4,12%), Schoenbaueria nigrum (ИД=1,66%), Simulium paramorsitans (ИД=3,00%), Stegopterna richteri (ИД=4,48%), Wilhelmia equinum (ИД=3,58%) -малочисленные виды.

Таким образом, доминирующими в структуре фауны пойменных лугов являются виды, приуроченные к открытым биотопам. Эвритопные виды занимают в фауне пойменных лугов субдоминирующее положение.

Фауна мошек суходольных лугов. Доминирующим видом в фауне мошек суходольных лугов является Boophthora erytrocephala (ИД=25,71%), субдоминирующее положение занимают Odagmia ornatum (ИД=14,07%), Schoenbaueria nigrum (ИД=10,00%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=9,01%), Simulium morsitans (ИД=4,62%), Chelocnetha angustitarse (ИД=4,18%). Виды Byssodon maculata (ИД=1,87%), Eusimulium aureum (ИД=1,54%), Stegopterna richteri (ИД=1,21%), Simulium verecundum (ИД=1,21%) являются малочисленными в фауне суходольных лугов. Случайными в фауне суходольных лугов являются виды Cnetha latipes (ИД=0,88%), Сnetha silvestris (ИД=0,44%), Simulium paramorsitans (ИД=0,22%). В структуре фауны суходольных лугов наблюдается резкий контраст между видами доминантами и субдоминантами. Так, доминирующим является один вид мошек  Boophthora erytrocephala, индекс доминирования которого в два раза выше, чем у субдоминантов. Из 15 зарегистрированных в этих биотопах видов, 7 видов являются крайне малочисленными или случайными.

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ МОШЕК В АГРОЭКОСИСТЕМАХ

Фауна кровососущих мошек лесных пастбищ. В этом типе биотопов доминирующее положение занимает  Simulium morsitans (ИД=22,4%). Субдоминантами являются Byssodon maculata (ИД=12,7%), Сnetha latipes (ИД=11,9%), Odagmia ornatum (ИД=9,2%) и Schoenbaueria dendrofilum (ИД=8,3%). Виды Chelocnetha angustitarse (ИД=1,7%), Сnetha silvestris (ИД=2,2%), Eusimulium aureum (ИД=3,8%), Simulium noelleri (ИД=2,8%), S. verecundum (ИД=2,1%), Stegopterna richteri (ИД=3,2%), Wilhelmia equinum (ИД=1,5%) малочисленны на лесных пастбищах. Вид Schoenbaueria nigrum (ИД=0,1%) является случайным.

Таким образом в фауне мошек лесных пастбищ преобладают виды «лесной группы». Значительное место в структуре фауны лесных пастбищ занимают эвритопные виды  Odagmia ornatum,  Schoenbaueria dendrofilum.

Фауна кровососущих мошек низинных пастбищ. Фауна мошек низинных пастбищ насчитывает 15 видов, из которых доминирующими являются Odagmia ornatum (ИД=12,6%), Simulium verecundum (ИД=12,4%), Schoenbaueria nigrum(ИД=12,0%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=11,3%). Субдоминирующее положение занимают Boophtora erythrocephala (ИД=9,2%), Wilhelmia equinum (ИД=8,9%), Byssodon maculata (ИД=7,4%), Simulium paramorsitans (ИД=6,8%). Виды Chelocnetha angustitarse (ИД=2,6%), Сnetha latipes (ИД=5,7%), Сnetha silvestris (ИД=3,2%), Eusimulium aureum (ИД=2,7%), Simulium morsitans (ИД=2,6%), Stegopterna richteri (ИД=2,6%) являются малочисленными, а вид Simulium noelleri (ИД=0,2%) - случайным в фауне низинных пастбищ.

Таким образом, из 15 видов фауны мошек низинных пастбищ доминируют четыре вида — эвритопные и приуроченные к открытым биотопам. Эти же экологические типы составляют и группу субдоминирующих видов. Малочисленными являются представители «лесной» группы видов. Такая структура фауны объясняется близостью низинных пастбищ к местам выплода различных видов мошек, с одной стороны, и благоприятными абиотическими (освещённость, влажность) и биотическими (высокая концентрация прокормителей) факторами, определяющими состав и структуру фауны симулиид низинных пастбищ.

Фауна кровососущих мошек суходольных пастбищ. Из 15 видов мошек фауны суходольных пастбищ доминирующее положение занимает вид Simulium noelleri (ИД=43,5%), почти половина популяций которого (ИП=44,9%) приурочена к этому типу биотопов. Субдоминирующее положение занимает Boophtora erythrocephala (ИД=27%), остальные виды мошек в этом типе биотопов крайне малочисленны (Wilhelmia equinum — 1,4%, Byssodon maculata — 2,38%, Simulium paramorsitans — 1,9%, Сnetha latipes — 1,6%, Сnetha silvestris — 1,2%, Odagmia ornatum — 3,4%, Schoenbaueria nigrum — 4,76%, Schoenbaueria dendrofilum — 4,96%, Simulium verecundum — 1,98%, Simulium morsitans — 6,15%). Виды Chelocnetha angustitarse (ИД=2,6%), Eusimulium aureum (ИД=0,2%), Stegopterna richteri (ИД=0,4%) являются случайными в фауне суходольных пастбищ.

Таким образом, суходольные пастбища, расположенные, как правило, на водоразделах, на значительном удалении от мест выплода мошек, продуваемые ветрами, и сильно прогреваемые солнцем предоставляют наименее благоприятные экологические условия для имаго этих насекомых. Несмотря на высокую концентрацию прокормителей, различные виды мошек не достигают здесь значительного уровня численности, как на лесных и низинных пастбищах.

Фауна кровососущих мошек прифермских территорий. В структуре фауны мошек прифермских территорий доминирует вид Boophtora erythrocephala (ИД=24,4%), треть популяций которого (ИП=30%) приурочена к этим типам биотопов. Субдоминантами на прифермских территориях являются Simulium noelleri (ИД=14,8%), Simulium verecundum (ИД=13,7%), Schoenbaueria nigrum (ИД=13,2%), Wilhelmia equinum (ИД=9,7%). Малочисленными здесь являются Сnetha latipes (ИД=2,9%), Odagmia ornatum (ИД=3,8%),  Schoenbaueria dendrofilum (ИД=2,2%), Simulium morsitans (ИД=5,6%), Stegopterna richteri (ИД=1,6%). Случайными видами на прифермских территориях являются Chelocnetha angustitarse (ИД=0,27%), Сnetha silvestris (ИД=0,5%), Eusimulium aureum (ИД=0,98%), Simulium paramorsitans (ИД=0,9%).

Таким образом, основу фауны мошек на прифермских территориях составляют виды, приуроченные к открытым стациям и виды, которые заносятся в эти биотопы со стадами сельскохозяйственных животных, возвращающихся с окрестных пастбищ.

Фауна кровососущих мошек помещений ферм. Доминирующими видами в помещениях ферм являются  Byssodon maculata (ИД=25%), Boophtora erythrocephala (ИД=18,8%), Odagmia ornatum (ИД=17,7%), Simulium morsitans (ИД=14,4%). Субдоминирующим является вид Simulium noelleri (ИД=9,9%), малочисленными — Schoenbaueria  dendrofilum (ИД=5,2%), Schoenbaueria nigrum (ИД=4,95%).

Восемь видов - Chelocnetha angustitarse (ИД=0,41%), Сnetha latipes (ИД=0,82%), Сnetha silvestris (ИД=0,21%), Eusimulium aureum (ИД=0,21%), Simulium paramorsitans (ИД=0,62%), Simulium verecundum (ИД=1,03%), Stegopterna richteri (ИД=0,21%), Wilhelmia equinum (ИД=0,62%) являются случайными в фауне помещений ферм.

Таким образом, структура фауны помещений ферм определяется видами, занесёнными сюда животными с прилежащих открытых биотопов, чем объясняется доминирование эвритопных видов, часто нападающих на животных на прифермских территориях, и большое число случайных для фауны помещений видов.

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ МОШЕК В УРБАНОЭКОСИСТЕМАХ

Фауна кровососущих мошек парков и лесопарков. Доминирующими видами здесь являются Сnetha latipes (ИД=18,7%), Odagmia ornatum ИД=18,2%), Boophtora erythrocephala (ИД=17,2%), вид Wilhelmia equinum (ИД=10,6%) является субдоминантом. Виды Byssodon maculata (ИД=4,99%), Chelocnetha angustitarse (ИД=3,2%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=4,5%), Schoenbaueria nigrum (ИД=4,5%), Simulium morsitans (ИД=5,7%), Simulium paramorsitans (ИД=1,5%), Simulium verecundum (ИД=1,8%), Stegopterna richteri (ИД=3,5%) являются малочисленными, а вид Simulium noelleri (ИД=0,1%) - случайным в фауне парков и лесопарков.

Таким образом, основу фауны парков и лесопарков составляют эвритопные виды  Boophtora erythrocephala, Wilhelmia equinum и  Odagmia ornatum, а также вид «лесной» группы - Сnetha latipes. Десять видов являются малочисленными в фауне парков и лесопарков, а один вид – Simulium noelleri является случайным.

Фауна кровососущих мошек зоны индивидуальной застройки. Доминирующим видом в фауне зоны индивидуальной застройки является Boophtora erythrocephala (ИД=33,2%). Субдоминантом является Odagmia ornatum (ИД=18,03%). Из 15 видов кровососущих мошек 10 видов - Byssodon maculata (ИД=7,6%), Chelocnetha angustitarse (ИД=3%), Сnetha latipes (ИД=4,4%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=4,4%), Schoenbaueria nigrum (ИД=4,3%), Simulium morsitans (ИД=5,8%), Simulium noelleri (ИД=3,6%), Simulium paramorsitans (ИД=1,5%), Simulium verecundum (ИД=1,6%), Wilhelmia equinum (ИД=10,7%) - являются малочисленными. Виды Stegopterna richteri (ИД=0,9%), Eusimulium aureum (ИД=0,5%), Сnetha silvestris (ИД=0,7%) являются случайными.

Таким образом, в фауне зоны индивидуальной застройки доминирует один вид – Boophtora erythrocephala, субдоминирующее положение занимает Odagmia ornatum, десять видов являются малочисленными, а три вида – случайными в фауне этих биотопов.

Фауна кровососущих мошек зоны многоэтажной застройки. Доминирующим видом, как и в зоне индивидуальной застройки, является  Boophtora erythrocephala (ИД=32,3%), субдоминантами являются Odagmia ornatum (ИД=22%) и Wilhelmia equinum (ИД=12,8%). Виды Byssodon maculata (ИД=9,2%), Chelocnetha angustitarse (ИД=3,6%), Сnetha latipes (ИД=1,4%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=5,3%), Schoenbaueria nigrum (ИД=4,96%), Simulium noelleri (ИД=1,3%), Simulium paramorsitans (ИД=1,8%), Simulium verecundum (ИД=1,8%) - являются малочисленными. Виды Stegopterna richteri, Eusimulium aureum, Сnetha silvestris в зоне многоэтажной застройки не регистрировались.

Фауна кровососущих мошек промышленной зоны. Доминирующее положение здесь занимают два вида - Boophtora erythrocephala (ИД=19,3%) и Simulium noelleri (ИД=18,5%). Odagmia ornatum (ИД=13,1%) и Wilhelmia equinum (ИД=12,8%) являются субдоминантами.

Byssodon maculata (ИД=5,4%), Chelocnetha angustitarse (ИД=2,14%), Сnetha latipes (ИД=8,56%), Сnetha silvestris (ИД=1,3%), Eusimulium aureum (ИД=2,1%), Schoenbaueria dendrofilum (ИД=3,2%), Schoenbaueria nigrum (ИД=2,9%), Simulium morsitans (ИД=9,6%), Simulium paramorsitans (ИД=1,1%), Simulium verecundum (ИД=1,1%), Stegopterna richteri (ИД=4,01%) - являются малочисленными.

Фауна кровососущих мошек жилых помещений. Самки кровососущих мошек преимущественно экзофильны (нападают на прокормителя вне помещений). Это их свойство наряду с положительным фототаксисом обусловливает крайнюю бедность видового состава мошек жилых помещений населённых пунктов.

Доминирует в фауне жилых помещений Boophtora erythrocephala (ИД=63,2%), субдоминантом является Byssodon maculata (ИД=31,94%). Виды Simulium morsitans (ИД=1,4%) и Wilhelmia equinum (ИД=2,08%) являются малочисленными, а Schoenbaueria dendrofilum (ИД=0,7%) и Simulium noelleri (ИД=0,7%) - случайными в фауне жилых помещений.

ЭКОЛОГИЯ ПРЕИМАГИНАЛЬНЫХ ФАЗ РАЗВИТИЯ КРОВОСОСУЩИХ МОШЕК

На исследуемой территории распространение видов мошек тесно связано с речными системами. Большинство видов мошек приурочено к определённым водотокам, где происходит развитие их преимагинальных стадий. В стоячих водоёмах, образующихся во время снеготаяния и после обильных дождей в различных типах биотопов естественных, агроэкосистем и урбаноэкосистем преимагинальные стадии мошек не развиваются.

Все водотоки на территории центра Нечерноземной зоны РФ делят на три группы: ручьи и малые реки с шириной русла менее 15 метров, средние реки с шириной русла от 15 до 50 метров и крупные реки с шириной русла более 50 метров (Л.А. Иващенко, 1970; А.И. Грязнов, 1984; И.В. Мальцев, 2001).

Фауна мошек ручьёв и малых рек. На территории центрального района Нечерноземной зоны России этот тип водотоков встречается наиболее часто. Питаются такие ручьи и малые реки преимущественно родниковой водой, реже берут своё начало из верховых болот. Уровень воды в таких водотоках закономерно изменяется по сезонам года, в жаркие годы отдельные участки русла могут пересыхать. Скорость течения в таких водотоках в среднем составляет 0,4-0,8 м/сек. Обильно встречается водная растительность, создавая благоприятные условия для яйцекладки. Преимагинальные стадии (яйца, личинки и куколки) Stegoptema richteri, Е. aureum, Simulium morsitans, S. paramorsitans, Cnetha latipes, Cn. silvestre развиваются в родниковых и пересыхающих лесных ручьях и на участках рек с шириной русла не более 15 метров. Личинки Boophthora erythrocephala, Odagmia omata также встречаются в этих биотопах.

Фауна мошек средних рек. Средние по величине реки, с шириной русла от 15 до 50 метров также представляют благоприятные условия для развития преимагинальных стадий различных видов мошек. Питаются такие реки преимущественно водой, образующейся во время снеготаяния, за счёт притоков, родников. Температура воды в среднем в таких водотоках выше, чем в малых реках и родниковых ручьях, а скорость течения составляет от 0,2 до 0,6 м/сек. Берега таких рек обильно покрыты водной растительностью, что создаёт благоприятные условия для яйцекладки.

Преимагинальные стадии (яйца, личинки, куколки) видов S. noelleri и Chelocnetha angustitarse развиваются на участках рек с шириной русла от 15 до 50 метров (средние реки). Также здесь встречаются преимагинальные стадии Byssodon maculatus, Schoenbaueria nigra, Sch. dendroflum, Wilhelmia equinum, S. verecundum. Два вида Boophthora erythrocephala, Odagmia ornatum отмечаются и в этих типах биотопов.

Фауна мошек крупных рек. Крупные реки, с шириной русла от 50 метров и более так же  являются биотопами развития преимагинальных стадий различных видов мошек. Питаются такие водотоки преимущественно талыми водами, водами многочисленных притоков и родниковой водой. Скорость течения в крупных реках меняется на различных участках русла и в среднем составляет от 0,4 до 1,2 метров в секунду. Прибрежная зона таких рек обильно заросла водными растениями, создавая благоприятные условия для яйцекладки самок мошек. В крупных реках преимущественно развиваются виды Byssodon maculatus, Schoenbaueria nigra, Sch. dendroflum, Wilhelmia equinum, S. verecundum, Boophthora erythrocephala, Odagmia ornatum.

СЕЗОННАЯ И СУТОЧНАЯ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ МОШЕК

В сезонной динамике нападения мошек на животных наблюдаются два (редко три) пика активности. Первый (весенний) пик активности нападения симулиид на животных составляет 14-25 дней (в мае-июне), второй (летний) пик составляет30-50 дней (в июле-августе). В мае на животных нападают мошки из родов Odagmia, Boophthora, Schoenbaueria, Byssodon, в июле-августе – из родов Boophthora, Byssodon, Simulium. В некоторые годы при теплой осени в сентябре наблюдается третий пик активности мошек из рода Boophthora, но он является очень коротким (7-10 дней). Порога вредоносной численности (600 экз. имаго, нападающих на животное в час) популяции мошек достигают только в период первого – весеннего подъёма численности. Второй и особенно третий пики активности нападения мошек на животных находятся ниже порога вредоносной численности.

На территории центрального района Нечерноземья РФ для кровососущих мошек характерны два основных суточных ритма активности мошек. Первый – двухвершинный наиболее часто наблюдаемый. Он складывается из двух подъёмов численности: утреннего с 9 до 11 часов и вечернего, более растянутого с 17 до 20 часов и двух спадов активности: в полдень с 12 до 14 часов и в тёмное время суток, когда отмечается полное отсутствие мошек, с 21 до 6 часов утра.

Второй ритм численности мошек - одновершинный, и обусловлен максимальным их числом в обеденное время, примерно с 11 до 15 часов. В утреннее и вечернее время мошки при этом ритме численности малочисленны и менее активны.

Первый тип ритма активности характерен для июня, июля и начала августа. Начало и конец лёта мошек в это время ограничивается в основном световым днём.

Одновершинный ритм характерен для мая, конца августа, начала сентября. В эти периоды температура воздуха достигает оптимальных значений для проявления активной жизнедеятельности мошек в полуденные часы. Повышенная влажность в эти месяцы также благоприятно влияет на их активность. Начинается лёт мошек в эти месяцы в 10 - 11ч., заканчивается около 20ч. Ограничивающим фактором в это время выступает температура воздуха.

МОШКИ ВОЗБУДИТЕЛИ СИМУЛИИДОТОКСИКОЗА

Симулиидотоксикозы (simuliidotoxicosis) — токсико-аллергическое заболевание человека и животных, вызываемое укусами мошек  - двукрылых насекомых из  подотряда длинноусых двукрылых (Nematocera Schiner, 1862), семейства Simuliidae Newman, 1834.

В центральном районе Нечерноземной зоны РФ в мае на животных в основном нападают мошки из родов Odagmia, Boophthora, Schoenbaueria, Byssodon. Порога вредоносной численности (600 экз. имаго, нападающих на животное в час) популяции мошек достигают только в период первого – весеннего подъёма численности.

В одном опыте на 10 бычках 8-месячного возраста изучили патогенез и клинику симулиидотоксикоза. Для чего за 10 дней до начала опыта у подопытных животных выбривали волосы в нижних частях тела (подгрудок, живот, промежности). После чего пять бычков на специальной привязи в яркий солнечный день с 9 до 12 часов утра выпасали возле реки, где в большом количестве встречались имаго мошек. При этом в каждые 20 минут (за три часа – 9 раз) учитывали насекомых на теле каждого животного. После чего подопытных бычков переводили в помещение, где содержались остальные пять бычков (контроль).

Первые признаки острого симулиидотоксикоза проявились спустя 8-12 часов после массового нападения мошек (в среднем по 816±18,4 экз. на голову) в виде отказа от корма, беспокойства, саливации, повышения температуры тела на 1,5…20С.

Затем наступало угнетение, пульс и дыхание учащались, на коже подгрудка, живота и промежности видны массовые точечные и полосчатые кровоизлияния. В конце первых суток проявились отеки подгрудка, живота и век, в крови животных на 12,8±0,42% уменьшилась концентрация гемоглобина, на 10,4±0,38% - эритроцитов, на 12,8±0,36% - лейкоцитов, в 2,2 раза падала активность щелочной фосфатазы и в 1,8 раза – альфа-амилазы, но увеличивалась активность ферментов аланинаминотрансферазы в 3,8 раза, аспартатаминотрансферазы – в 2,1 раза, концентрация альбуминов – на 16,8±0,86% по сравнению с показателями контрольных, интактных бычков. В последующие 48-72 часов эти изменения становились более глубокими. Кроме того, у больных животных регистрировали лейкоцитоз, эозинофилию, увеличение числа палочкоядерных при одновременном снижении сегментоядерных нейтрофилов и базофилов.

Начиная с четвертых суток состояние больных животных постепенно улучшалось: восстанавливался аппетит, пульс, дыхание, температура тела; гематологические и биохимические  показатели улучшались и на 20 сутки они достигали уровня контрольных, интактных животных. В нашем опыте из пяти бычков, подвергшихся нападению мошек, выздоровело 4, пало на вторые сутки одно животное.

У павшего животного обнаружили множественные кровоизлияния в подкожной клетчатке, лимфатических узлах, паренхиматозных органах, на слизистой оболочке желудочно-кишечного тракта, в мочевом пузыре; отеки подкожной клетчатки головы, шеи, живота, промежности. Отек легких. Дистрофические изменения со стороны сердечной мышцы, печени, почек. Гиперемия и отек головного мозга. Селезенка не увеличена, но под капсулой видны точечные кровоизлияния.

Для разработки методов лечения при симулиидотоксикозах провели опыт, в котором использовали 25 бычков 8-месячного возраста, из которых 20 бычков выпасали в течение трёх дней подряд по 3 часа (с 9 до 12 часов) на низинном пастбище, где в среднем на каждое животное нападало по 986,4±14,8 экз. имаго мошек в сутки. Остальные 5 бычков были контрольными, они в течение опыта содержались в помещении, где не было мошек. Животным с клиническими признаками симулиидотоксикоза вводили препараты, эффективность которых учитывали по улучшению общего состояния, гематологических и биохимических показателей. Всех животных с признаками симулиидотоксикоза перевели в помещение, обеспечили их водой, кормом.

Для лечения 20 бычков 8-месячного возраста, подвергшихся нападению мошек (в среднем на голову по 986,4±14,8 экз. насекомых), мы применяли два препарата: первый - натрий тиосульфат (известный препарат, оказывает противотоксическое, противовоспалительное и десенсибилизирующее действие), второй – уротропин (гексаметилентетрамин – оказывает мочегонное действие, повышает проницаемость мембран клеток, ускоряя тем самым выведение токсинов из организма).

Десяти бычкам первой опытной группы вводили внутривенно 5%-ный раствор натрия тиосульфата из расчета 20 мг/кг массы тела по сухому веществу, однократно. После введения натрия тиосульфата наблюдали существенное улучшение клинического состояния больных. Через 30 минут после введения препарата прекратилась саливация, температура тела понизилась до физиологических пределов. В дальнейшем общее состояние животных продолжало улучшаться. Через 4-5 часов животные по внешним признакам выглядели здоровыми. Температура тела, частота пульса и дыхания соответствовали физиологическим показателям. Через 10-12 часов общее состояние молодняка опытной группы по внешним признакам ничем не отличалось от здоровых. В крови больных животных через 12 часов после лечения количество эритроцитов постепенно возрастало и через двое суток (48 часов) – не отличалось от животных контрольной группы. Под влиянием натрия тиосульфата быстро восстановилось количество лейкоцитов, а через 48 часов содержание их не отличалось от такового у животных контрольной группы. К концу опыта также отмечался лейкоцитоз, свидетельствующий об активизации иммунной реакции больных животных.  В крови телят снижалась активность АлАТ и АсАТ, но повышалась активность альфа-амилазы и щелочной фосфатазы. Эти показатели достигли уровня телят контрольной группы к концу вторых суток лечения.

Десяти животным второй опытной группы в течение 24 часов вводили двукратно, внутривенно 40%-ный раствор глюкозы (по 400 мл на голову) и 40%-ный раствор уротропина (по 1,5 мл на 10 кг массы тела). Через 30 минут после введения препарата прекратилась саливация, температура тела понизилась до физиологических пределов. В дальнейшем общее состояние животных продолжало улучшаться. Через 6 часов животные по внешним признакам выглядели здоровыми. Температура тела, частота пульса и дыхания соответствовали физиологическим показателям. Через 12 часов общее состояние молодняка опытной группы по внешним признакам ничем не отличалось от здоровых. Динамика восстановления гематологических и биохимических показателей крови у животных, получавших лечение уротропином статистически (P<0,05) не отличалась от таковой у животных первой опытной группы, леченых тиосульфатом натрия.

Таким образом, при применении вышеуказанных препаратов улучшение общего состояния больных животных наблюдалось спустя 2-4 часа, а полное выздоровление наблюдали после повторного курса лечения, который проводили через 24 часа после первого.

МОШКИ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПЕРЕНОСЧИКИ ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ОНХОЦЕРКОЗОВ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА

В центре Нечерноземной зоны России в последние 10-15 лет возросло эпизоотологическое и эпидемиологическое значение кровососущих мошек как переносчиков возбудителей онхоцеркозов крупного рогатого скота. Ранее это заболевание крупного рогатого скота, вызываемое нематодами  Onchocerca gutturosa (Newmann, 1910) и O.lienalis (Stiles, 1892) являлось широко распространенным в различных регионах бывшего СССР и зарубежных стран.

Анализ биотопической приуроченности, сезонной и суточной активности нападения имаго мошек на прокормителей показал, что наиболее многочисленными кровососами, активно нападающими на крупный рогатый скот на различных типах пастбищ в центральном районе Нечерноземной зоны России являются виды Byssodon maculata, Eusimulium aureum, Odagmia ornatum и Simulium morsitans.

В центральном районе Нечерноземной зоны РФ микрофилярий онхоцерков мы находили у мошек видов Odagmia ornatum (ЭИ = 0,86%), Eusimulium aureum (0,70%), Simulium morsitans (0,6%), Byssodon maculata (0,2%), отловленных на теле крупного рогатого скота.

Таким образом, промежуточными хозяевами нематод Onchocerca gutturosa (Newmann, 1910) и Onchocerca lienalis (Stiles, 1892) в центральном районе Нечерноземной зоны РФ являются мошки видов Odagmia ornatum,  Eusimulium aureum, Simulium morsitans, Byssodon maculata. Эти виды эвритопные, занимающие доминирующее и субдоминирующее положение на всех видах пастбищ центрального района Нечерноземной зоны РФ, активно нападающих на крупный рогатый скот в течение всего пастбищного сезона.

Часть 3. ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ КРОВОСОСУЩИХ СЛЕПНЕЙ В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РФ

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ СЛЕПНЕЙ В ЕСТЕСТВЕННЫХ ЭКОСИСТЕМАХ

В наших фаунистических сборах, собранных за период 1998 — 2011 годы, фауна кровососущих слепней (Tabanidae) центрального района Нечерноземной зоны РФ представлена 29 видами, относящимися к 6 родам. Род Atylotus представлен видами Atylotus fulvus (Meigen, 1820) и A. rusticus (Linne, 1761), род Chrysops  - видами Chrysops caecutiens (Linnaeus, 1758); Ch. divaricatus Loew, 1858; Ch. pictus Meigen, 1820; Ch. relictus Meigen, 1820; Ch. sepulcralis (Fabricius, 1794), род Haematopota – видами Haematopota crassicornis Wahlberg, 1848; H. italica Meigen, 1804; H. pluvialis (Linnаeus, 1761); H. subcylindrica Pandelle, 1883, род Heptatoma – видом Heptatoma pellucens (Fabricius, 1776), род Hybomitra – видами Hybomitra arpadi (Szliady, 1923); Hyb. bimaculata (Maquart, 1826); Hyb. ciureai (Seguy, 1937); Hyb. lapponica (Wahlenberg, 1848); Hyb. lundbecki Lyneborg, 1959; Hyb. lurida (Fallen, 1817); Hyb. montana (Meigen, 1820); Hyb. muehlfeldi (Brauer, 1880); Hyb. nitidifrons (Szilady, 1914); Hyb. tarandina (Linne, 1761), род Tabanus – видами Tabanus autumnalis Linnaeus, 1761; T. bovinus Linnaeus, 1758; T. bromius Linnaeus, 1761; T. cordiger Meigen, 1820; T. glaucopis Meigen, 1820; T. maculicornis Zetterstedt, 1842; T. miki Brauer, 1880.

Фауна слепней хвойных лесов. К хвойным лесам в центре Нечерноземной зоны РФ приурочены почти четверть (ИП= 24,52%) всех популяций слепней, обитающих в естественных экосистемах. Доминирующими здесь являются слепни рода Hybomitra (ИД=57,52%), субдоминирующее положение занимают виды родов Haematopota (ИД=24,42%) и Tabanus (ИД=15,27%). Малочисленными являются слепни рода Chrysops (ИД=1,77%). Виды родов Atylotus (ИД=0,43%) и Heptatoma (ИД=0,59%) в фауне хвойных лесов являются случайными. Из 29 видов слепней, составляющих фауну хвойных лесов, доминирует в этом типе биотопов Hybomitra ciureai (ИД=24,33%), субдоминантными являются Haematopota pluvialis (ИД=13,78%) и Hybomitra arpadi (ИД=13,5%). Виды Hybomitra bimaculata (ИД=11,82%), Haematopota italica (ИД=8,77%), Tabanus miki (ИД=6,04%), Tabanus bromius (ИД=5,47%) являются малочисленными, а Hybomitra lundbecki (ИД=3,50%), Tabanus maculicornis (ИД=1,04%), Haematopota crassicornis (ИД=1,74%), Hybomitra muehlfeldi (ИД=1,64%), Hybomitra nitidifrons (ИД=1,51%), Chrysops pictus (ИД=1,56%) – редкими в фауне хвойных лесов. В фауне хвойных лесов отмечается значительная доля (15 видов из 29) крайне малочисленных и случайных видов: Atylotus fulvus, Atylotus rusticus, Chrysops caecutiens, Ch. divaricatus, Ch. relictus, Ch. sepulcralis, Haematopota subcylindrica, Heptatoma pellucens, Hybomitra lapponica, Hyb. lurida, Hyb. montana, Hyb. tarandina, Tabanus autumnalis, T. bovinus, T. cordiger, чей индекс доминирования не превышает 1%.

Таким образом, основную структуру фауны хвойных лесов образуют виды слепней, принадлежащие к таёжному фаунистическому комплексу – Hybomitra ciureai, Hybomitra arpadi и эвритопный вид Haematopota pluvialis.

Необходимо отметить, что непосредственно под пологом хвойных лесов слепни на прокормителей не нападают, а подкарауливают своих жертв на относительно открытых пространствах лесных вырубок, дорог, просек, зарастающих гарях и т.д.

Фауна слепней лиственных лесов. В фауне лиственных лесов доминируют виды рода Hybomitra (ИД=62,36%), доля других родов в структуре фауны несколько снижается. Субдоминирующее положение занимают виды родов Haematopota (ИД=23,55%) и Tabanus (ИД=11,52%). Снижается также доля родов Chrisops (1,63%), Atylotus (0,46%) и Heptatoma (0,47%). Доминирующим видом в фауне табанид лиственных лесов являются Hybomitra ciureai (ИД=26,38%), доля которого в общей численности слепней несколько выше, чем в хвойных лесах. Субдоминантными являются Haematopota pluvialis (ИД=13,28%) и Hybomitra arpadi (ИД=14,64%). Виды Hybomitra bimaculata (ИД=12,82%), Haematopota italica (ИД=8,45%), Tabanus miki (ИД=8,74%), являются малочисленными, а Hybomitra lundbecki (ИД=3,78%), Tabanus bromius (ИД=0,65%), T. maculicornis (ИД=2,18%), Haematopota crassicornis (ИД=1,81%), Hyb. muehlfeldi (ИД=1,77%), Hyb. nitidifrons (ИД=1,63%), Chrysops pictus (ИД=1,50%) – редкими в фауне лиственных лесов.

Таким образом, хотя в целом структура фауны лиственных лесов во многом сходна с таковой хвойных лесов, одни виды слепней в лиственных лесах имеют большую численность, чем в хвойных, другие – наоборот, сокращают свою численность по сравнению с популяциями этого вида в хвойных лесах.

Фауна слепней пойменных кустарников. В структуре фауны слепней пойменных кустарников немногим более половины (ИД=51,18%) составляют виды рода Tabanus. Доля рода Hybomitra по сравнению с фауной закрытых (лесных) биотопов сокращается до 13,65%, при этом увеличивается доля родов Haematopota (до 29,42%), Chrisops (2,95%) и Atylotus (1%). Из 28 видов слепей, составляющих фауну пойменных кустарников абсолютным доминантом является Tabanus bromius (ИД=40,8%), субдоминантами являются Haematopota pluvialis (ИД=16,41%) и Haematopota italica (ИД=10,44%). Виды Hybomitra bimaculata (ИД=2,82%), Hybomitra arpadi (ИД=3,21%), Hybomitra ciureai (ИД=5,79%), Tabanus miki (ИД=4,3%), являются малочисленными, а Hybomitra lundbecki (ИД=0,82%), Tabanus maculicornis (ИД=1,55%), Haematopota crassicornis (ИД=2,15%), Hybomitra muehlfeldi (ИД=0,39%), Hybomitra nitidifrons (ИД=0,35%), Chrysops pictus (ИД=1,86%) – малочисленные в закрытых стациях становятся редкими в фауне пойменных кустарников. Также, как и в лесных биотопах, крайне малочисленными видами являются: Atylotus fulvus, Atylotus rusticus, Chrysops caecutiens, Chrysops divaricatus, Chrysops relictus, Chrysops sepulcralis, Haematopota subcylindrica, Heptatoma pellucens, Hybomitra lapponica, Hybomitra lurida, Hybomitra montana, Hybomitra tarandina, Tabanus autumnalis, Tabanus bovinus, чей индекс доминирования не превышает 1%. Это позволяет считать эти виды слепней крайне малочисленными в фауне естественных экосистем Нечерноземной зоны РФ.

Таким образом, в фауне пойменных кустарников наблюдается значительное повышение общей численности слепней, при этом происходит смена доминирующих видов. Виды таёжного и европейско-сибирского лесного фаунистических комплексов из доминирующих переходят в разряд малочисленных видов, а их место в структуре фауны занимает представитель лесо-степного фаунистического комплекса.

Фауна слепней пойменных лугов. В структуре фауны пойменных лугов доминируют виды рода Haematopota (ИД=43,75%), при этом несколько снижается доля рода Tabanus (ИД=37,76%). По прежнему редким в фауне является род Heptatoma (ИД=0,44%). Доля родов Chrisops (ИД=4,07%) и Atylotus (ИД=1,33%) несколько повышается. Из 29 видов слепней, составляющих фауну пойменных лугов, доминирующее положение занимает эвритопный вид Haematopota pluvialis (ИД=24,54%), а субдоминантами являются Haematopota italica (ИД=15,68%), Tabanus miki (ИД=14,23%) и Tabanus bromius (ИД=10,79%). Малочисленными видами в этих биотопах являются Haematopota crassicornis (ИД=3,3%), Hybomitra arpadi (ИД=2,92%), Hybomitra bimaculata (ИД=2,57%), Hybomitra ciureai (ИД=5,22%), Tabanus maculicornis (ИД=6,74%), Tabanus glaucopis (ИД=4,19%). Крайне малочисленными видами являются: Atylotus fulvus, Atylotus rusticus, Chrysops caecutiens, Chrysops divaricatus, Chrysops relictus, Chrysops sepulcralis, Haematopota subcylindrica, Heptatoma pellucens, Hybomitra lapponica, Hybomitra lurida, Hybomitra montana, Hybomitra tarandina, Tabanus autumnalis, Tabanus bovinus, чей индекс доминирования в этих типах биотопов не превышает 1%.

Таким образом, в фауне пойменных лугов доминирующее положение занимают представители рода Haematopota, имеющие более мелкие размеры по сравнению с насекомыми из рода Tabanus. Ещё более понижается доля видов таёжного фаунистического комплекса, но повышается доля видов лесо-степного фаунистического комплекса.

Фауна слепней суходольных лугов. В фауне табанид суходольных лугов доминируют представители рода Tabanus (ИД=50,97%), субдоминантом является род Haematopota (ИД=36,94%). Увеличивается доля родов Heptatoma (3,38%), Chrisops (2,83%), Atylotus (3,09%), при этом доля рода Hybomitra (2,79%) снижается до статуса малочисленного. Из 25 видов слепней, составляющих фауну суходольных лугов доминирующим является Tabanus bromius (ИД=41,11%), а субдоминантами – эвритопный вид Haematopota pluvialis (ИД=20,67%) и Haematopota italica (ИД=13,14%). Малочисленными в фауне суходольных лугов являются виды Heptatoma pellucens (ИД=3,38%), Haematopota crassicornis (ИД=2,69%), Hybomitra ciureai (ИД=1,22%), Tabanus maculicornis (ИД=3,25%), Tabanus glaucopis (ИД=3,02%). Hybomitra arpadi (ИД=0,66%), Hybomitra bimaculata (ИД=0,52%) в структуре фауны суходольных лугов редкие виды. Крайне малочисленными и случайными видами являются: Atylotus fulvus, Chrysops caecutiens, Chrysops divaricatus, Chrysops relictus, Haematopota subcylindrica, Heptatoma pellucens, Hybomitra lapponica, Hybomitra tarandina, Tabanus autumnalis, Tabanus bovinus, чей индекс доминирования в этих типах биотопов не превышает 1%.

Таким образом, структура фауны табанид суходольных лугов определяется доминированием Tabanus bromius и снижением доли видов рода Haematopota. В целом же численность и видовое разнообразие слепней на суходольных лугах ниже, чем в других биотопах естественных экосистем центра Нечерноземной зоны РФ.

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ СЛЕПНЕЙ В АГРОЭКОСИСТЕМАХ

Фауна слепней лесных пастбищ. Доминируют здесь слепни рода Tabanus (ИД=38,76%), субдоминантами являются роды Нybomitra (ИД=31,97%) и Haematopota (ИД=24,93%). Доля родов Atylotus (1,82%), Chrisops (1,79%) и Heptatoma (0,74%) невелика, как и в лесных биотопах естественных экосистем. Из 29 видов, составляющих фауну лесных пастбищ доминирующим является Tabanus bromius (ИД=25,88%), субдоминантами являются Hybomitra ciureai (ИД=13,23%) и Haematopota pluvialis (ИД=12,42%). Виды Haematopota crassicornis (ИД=3,32%), Haematopota italica (ИД=9,02%), Hybomitra arpadi (ИД=8,38%), Hybomitra bimaculata (ИД=5,89%), Tabanus autumnalis (ИД=1,0%), Tabanus glaucopis (ИД=1,38%), Tabanus maculicornis (ИД=2,64%), Tabanus miki (ИД=7,26%) являются малочисленными в фауне лесных пастбищ. Крайне малочисленными и случайными видами на лесных пастбищах являются Atylotus fulvus, Chrysops caecutiens, Chrysops divaricatus, Chrysops relictus,  Haematopota  subcylindrica,  Heptatoma pellucens, Hybomitra lapponica, Hybomitra tarandina, Tabanus bovinus, чей индекс доминирования в этих типах биотопов не превышает 1%

Таким образом, структура фауны табанид лесных пастбищ определяется абиотическими (влажность, освещённость, наличие укрытий) и биотическими (концентрация прокормителей) факторами.

Фауна слепней низинных пастбищ. На низинных пастбищах доминтируют слепни рода Haematopota (ИД= 41,14%), субдоминантами являются Hybomitra (ИД=31,83%) и Tabanus (ИД=19,77%). Из 27 видов слепней в фауне низинных пастбищ доминирует эвритопный вид Haematopota pluvialis (ИД=20,57%), субдоминантами являются виды Haematopota italica (ИД=14,91%), Hybomitra ciureai (ИД=13,50%), Tabanus bromius (ИД=12,31%). Виды Haematopota crassicornis (ИД=5,45%), Hybomitra arpadi (ИД=8,55%), Hybomitra bimaculata (ИД=6,0%), Tabanus maculicornis (ИД=1,58%), Tabanus miki (ИД=4,39%) являются малочисленными.

Таким образом, основу фауны табанид низинных пастбищ составляют три наиболее многочисленных вида слепней Haematopota pluvialis, Haematopota italica и Hybomitra ciureai, представляющие таёжный, европейский лесной и лесостепной фаунистические комплексы.

Фауна слепней суходольных пастбищ. В фауне табанид суходольных пастбищ присутствуют три доминирующих практически в равной степени рода – Hybomitra (ИД=31,60%), Haematopota (ИД=31,39%) и Tabanus (ИД=30,56%). Из 26 видов слепней на суходольных пастбищах доминирует Tabanus bromius (ИД=20,18%), субдоминантами являются Haematopota italica (ИД=11,38%), Haematopota pluvialis (ИД=15,74%) и Hybomitra ciureai (ИД=13,30%). Виды Haematopota crassicornis (ИД=4,14%), Hybomitra arpadi (ИД=8,41%), Hybomitra bimaculata (ИД=5,88%), Tabanus maculicornis (ИД=2,14%), Tabanus miki (ИД=6,02%) являются малочисленными.

Таким образом, на состав и структуру фауны табанид суходольных пастбищ большее влияние оказывает наличие в этих биотопах прокормителей, нежели абиотические факторы среды.

Фауна слепней прифермских территорий. Из 17 видов слепней в фауне прифермских территорий доминирует Tabanus bromius (ИД=20,98%), а субдоминантами являются Hybomitra ciureai (ИД=13,99%), Haematopota pluvialis (ИД=16,78%), Haematopota italica (ИД=11,89%). Виды Haematopota crassicornis (ИД=4,55%), Hybomitra arpadi (ИД=8,39%), Hybomitra bimaculata (ИД=6,29%), Tabanus maculicornis (ИД=2,10%), Tabanus miki (ИД=6,29%) являются малочисленными.

Таким образом, видовой состав и структура фауны слепней прифермских территорий в значительной степени определяются миграцией самок слепней с близлежащих пастбищ.

Фауна слепней помещений ферм. Из 12 видов кровососущих слепней в сборах из помещений ферм доминируют представители родов Haematopota (ИД=34,85%), Hybomitra (ИД=31,82%) и Tabanus (ИД=30,3%). Значительно меньшую долю в фауне помещений составляют слепни родов  Chrysops и Atylotus (ИД= 1,52%). Насекомых рода Heptatoma в фауне помещений ферм мы не регистрировали. Чаще всего в этих биотопах встречаются слепни видов Tabanus bromius (ИД=22,73%), Haematopota pluvialis (ИД=18,18%) и Haematopota italica (ИД=12,12%).

Таким образом, в структуре фауны помещений ферм доминируют эвритопные, наиболее многочисленные в изучаемом регионе  виды слепней.

ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ СЛЕПНЕЙ В УРБАНОЭКОСИСТЕМАХ

Фауна слепней парков и лесопарков. Доминируют в структуре фауны парков и лесопарков виды слепней рода Hybomitra (ИД=30,67%), субдоминантами являются роды Tabanus (ИД=27,31%) и Haematopota (ИД=24,37%). Существенно увеличилась доля родов Atylotus (ИД=11,76%) и Chrysops (ИД=4,62%). Повысился также и статус рода Heptatoma (ИД=1,26) до уровня малочисленных видов. Из 29 видов кровососущих слепней, составляющих фауну парков и лесопарков, доминирующее положение в структуре фауны занимают Tabanus bromius (ИД=13,4%), Haematopota pluvialis (ИД=12,6%), Hybomitra ciureai (ИД=10,5%). Виды  Atylotus rusticus (ИД=8,8%), Haematopota italica (ИД=8,8%), Hybomitra arpadi (ИД=6,7%), Hybomitra bimaculata (ИД=5,5%), Tabanus miki (ИД=5,9%) занимают субдоминирующее положение, а виды Atylotus fulvus (ИД=2,9%), Chrysops pictus (ИД=2,5%), Haematopota crassicornis (ИД=2,5%), Heptatoma pellucens (ИД=1,3%), Hybomitra lundbecki (ИД=2,1%), Hybomitra muehlfeldi (ИД=1,3%), Hybomitra nitidifrons (ИД=1,3%), Hybomitra tarandina (ИД=1,3%), Tabanus autumnalis (ИД=1,3%), Tabanus cordiger (ИД=2,1%), Tabanus glaucopis (ИД=2,1%), Tabanus maculicornis (ИД=2,1%) являются малочисленными.

Таким образом, на видовой состав и структуру фауны слепней парков и лесопарков значительное влияние оказывает низкая плотность прокормителей и недостаочное количество биотопов для преимагинальных фаз развития. Основу фауны в парках и лесопарках составляют виды многочисленные, эвритопные, относящиеся к таёжному и европейско-сибирскому лесному фаунистическим комплексам.

Фауна слепней зоны индивидуальной застройки. Видовой состав фауны кровососущих слепней зоны индивидуальной застройки насчитывает 19 видов. Доминантами в структуре фауны этих биотопов являются  роды Haematopota (ИД=29,86%), Hybomitra (ИД=25,59%) и Tabanus (ИД=29,38%). Субдоминирующее положение занимает род Atylotus (ИД=11,85%). Род Chrysops (ИД=2,37%) является малочисленным, а род Heptatoma (ИД=0,95%) – случайным. Из 19 видов слепней в этих биотопах доминирующее положение занимают Tabanus bromius (ИД=18,4%) и Haematopota pluvialis (ИД=16,5%). Субдоминантом является вид Haematopota italica (ИД=11,2%). Виды Hybomitra muehlfeldi(ИД=0,5%), Hybomitra nitidifrons(ИД=0,5%), Tabanus autumnalis (ИД=0,5%) являются случайными в структуре фауны. Остальные виды слепней в биотопах зоны индивидуальной застройки являются малочисленными.

Фауна слепней зоны многоэтажной застройки. В этих биотопах доминируют три рода слепней – Hybomitra (ИД=35,71%), Haematopota (ИД=33,3%) и Tabanus (ИД=30,95%).  Из 11 видов слепней в структуре фауны зоны многоэтажной городской застройки доминирует Tabanus bromius (ИД=20%), субдоминантами являются Haematopota pluvialis (ИД=17,8%) и Hybomitra ciureai (ИД=15,6%).

Фауна слепней промышленной зоны. Доминирующими видами в биотопах промышленной зоны являются слепни Atylotus rusticus (ИД=20,4%) и Hybomitra ciureai (ИД=27,8%). Субдоминантом является виды Haematopota pluvialis (ИД=11,1%) и Tabanus bromius (ИД=13,0%). Остальные виды слепней в фауне промышленной зоны являются малочисленными.

Фауна слепней жилых помещений. Имаго всех видов  кровососущих слепней, обитающих в центральном районе Нечерноземной зоны РФ относятся к экзофильным видам, то есть нападают на прокормителей преимущественно в открытых биотопах. Случаев нападения на прокормителей и кровососания в биотопах жилых помещений, нами не отмечено. Однако, массовые виды кровососущих слепней могут залетать в помещения  через открытые двери и окна. Численность видов, залетающих в жилые помещения очень мала, что даёт основание считать все виды слепней, собранных в жилых помещениях населённых пунктов случайными в этих биотопах.

ЭКОЛОГИЯ ПРЕИМАГИНАЛЬНЫХ ФАЗ РАЗВИТИЯ КРОВОСОСУЩИХ СЛЕПНЕЙ

Развитие преимагинальных фаз у слепней, как и у всех кровососущих двукрылых насекомых тесно связано с водной средой. В связи с значительно большей продолжительностью личиночных фаз развития, чем у комаров и мошек, преимагинальные стадии слепней встречаются преимущественно в постоянных, непересыхающих водоёмах. Личинки старших возрастов поднимаются на берег выше уреза воды, где во влажной почве превращаются в куколок. В связи с этой особенностью развития слепней учёты личинок проводили по методике Н.Г. Олсуфьева (1937, 1977) путём взятия проб почвы не далее 1 м от уреза воды с площади 50 50 см и глубиной 25 см. Собранную почву просеивали через почвенные сита. Плотность личинок рассчитывали на 1 м2.

Одним из факторов, определяющих численность личинок слепней является наличие корма. Большинство личинок слепней p. Hybomitra и р. Tabanus полифаги и ведут хищнический образ жизни, но питаются и детритом. Нападают они на самых различных беспозвоночных, предпочитая, однако, медленно передвигающихся животных (дождевых червей, личинок комаров, ручейников и т.д.). Личинки p. Haematopota - также хищники и детритофаги, личинки p. Chrysops - в основном, сапрофаги. Этим объясняется низкая плотность личинок в биотопах с бедным составом почвенной мезофауны (суходольные луга, суходольные пастбища, прифермские территории, промышленная зона городов).

СЕЗОННАЯ И СУТОЧНАЯ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ СЛЕПНЕЙ

В условиях центрального района Нечерноземной зоны РФ слепни начинают нападать на животных с третьей декады мая, затем активность их постепенно нарастает, а в конце третьей декады августа лёт их прекращается.

Раньше всех, в третьей декаде мая, появляются имаго видов Hybomitra nitidifrons, Н. lurida и H.lundbecki. Во второй декаде июня вылетели Chrysops caecutiens, Chr.rufipes,. Hybomitra bimaculata, H.arpadi, H.muehlfeldi, H. ciureai, Tabanus bovinus, T. maculicornis, Haematopota subcylindrica. Позднее, в третьей декаде, июня появляются Chrysops relictus, Chr.divaricatus, Tabanus autumnalis, T.bromius, Hybomitra tarandina, Atylotus rusticus, A.fulvus, Haematopota pluvialis. Самые поздние виды появляются в период с 1 по 20 июля – Chrysops nigripes, Hybomitra montana, H.nigricornis, Tabanus miki, T.glaucopis, Heptatoma pellucens.

С третьей декады июня до середины третьей декады июля численность слепней увеличилась и приняла массовый характер, в этот промежуток времени было зарегистрировано в среднем от 20 до 26  нападений на сборщика за 20-минутный учет. В конце июля численность слепней прекратила носить массовый характер. В середине августа встречались только единичные экземпляры слепней.

В конце августа прекращают лёт Chrysops relictus, Hybomitra arpadi, H.ciureai, H.montana, H.nigricornis, Tabanus bovinus, T.glaucopis, T.bromius, Haematopota pluvialis. Самая большая продолжительность лета отмечена у следующих видов слепней: Hybomitra arpadi, H.ciureai. Наиболее короткий период лета у Tabanus miki и Hybomitra lurida.

Учёты суточной активности нападения слепней показали, что в начале сезона лета слепней (начало - середина июня) утренний вылет единичных особей наблюдается в среднем с 8 часов.

В период высокой сезонной активности (конец июня) появление слепней приурочено к 7 часам. В конце массового лета (конец второй декады июля) утренний вылет начинался с 8 часов утра. Лет заканчивался в течение всего сезона между 21 и 23 часами. Общая продолжительность суточной активности в начале сезона составляет - 13 ч., в середине массового лета - 15 ч., а в конце - 14 ч.

Основными абиотическими факторами, ограничивающими утреннюю активность слепней в первой половине июня, являются относительно низкая температура воздуха, во второй половине июля - выпадение росы, а вечернюю активность при благоприятной температуре воздуха - наступление темноты.

Суточная активность различается в разные периоды сезона не только продолжительностью активности слепней, но и количеством летающих и нападающих особей. При благоприятных метеоусловиях лет слепней продолжается в среднем 13-15 часов (с 7-8 до 21-22 часов), а интенсивное нападение слепней - 4-5 часов (с 12 до 18 часов).

Нападение слепней на человека и животных начинается при прогревании воздуха до +15°С, а температурный оптимум составлял +22...+27°С. В пасмурную и ветреную погоду лет слепней прекращался, но при появлении солнца слепни вновь приходили в активное состояние.

Часть 4. ЗАЩИТА ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ ОТ НАПАДЕНИЯ КРОВОСОСУЩИХ ДВУКРЫЛЫХ НАСЕКОМЫХ В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЗАЩИТА ЖИВОТНЫХ ОТ НАПАДЕНИЯ КОМАРОВ, МОШЕК, СЛЕПНЕЙ НА ПАСТБИЩАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО РАЙОНА НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РФ

Наиболее широкое распространение в хозяйствах центрального района Нечерноземной зоны получил химический метод защиты, предполагающий обработку животных репеллентами или инсектицидами. Защита животных препаратами, обладающими отпугивающим действием (репелленты) является приемлемой в том плане, что не происходит непосредственного контактирования насекомых с животными, препараты обладают малой токсичностью по отношению к животным. С точки зрения охраны окружающей среды применение репеллентов имеет большие перспективы по сравнению с использованием инсектицидов (В.Б. Гоголев, 2001; М.В. Скуловец, 2005).

Защита животных от нападения кровососущих комаров. Для определения продолжительности действия репеллентов, оптимальной кратности обработок ими молодняка крупного рогатого скота, эффективности защиты животных, выпасающихся на различных типах пастбищ, от нападения кровососущих комаров провели серию опытов в период наивысшей сезонной активности комаров – первую декаду июня. В качестве репеллентного средства использовали препарат «Оксареп» (содержащий в качестве действующего вещества 10% диметилфталата), производства ООО НВЦ «Агроветзащита», Москва, Россия,  выпускаемый в пластиковых флаконах по 500 мл, снабжённых распылителем.

В первом опыте использовали 120 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на лесных пастбищах. 100 телят опрыскивали репеллентом из расчёта 50 мл на голову (малообъёмный метод) в утренние часы, перед выгоном на пастбище. Другие 20 телят обработке не подвергались, служили контролем. Контрольную группу телят также выпасали на лесном пастбище, на расстоянии более 500 метров от первой, опытной группы. В ночное время (с 23 часов до 6 часов утра) животные обеих групп на пастбище не выпасались, находились в помещении. В обеих группах телят каждые 2 часа в течение двух суток учитывали количество комаров, нападающих на животных за 15 минут. Эффективность защиты определяли с помощью коэффициента защитного действия (КЗД, %) – вычисляемого по формуле: (N-n)/N *100% (В.Б. Гоголев, 2001), где N – среднее число насекомых, нападающих на одно животное, не обработанное репеллентом, n – число комаров, нападающих на животное в опытной группе (обработанные репеллентом). Защиту считали неудовлетворительной при значениях коэффициента защитного действия менее 70% (Р.П. Павлова, С.Д. Павлов, 2000; В.Б. Гоголев, 2001).

Анализ данных эффективности защиты от нападения комаров молодняка крупного рогатого скота репеллентами на лесных пастбищах показал, что репеллент удовлетворительно защищает животных в течение 36 часов после обработки.

Во втором опыте использовали 76 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на низинных (пойменных) пастбищах. 56 телят опрыскивали репеллентом из расчёта 50 мл на голову перед выгоном на пастбище. Другие 20 телят обработке не подвергались, служили контролем. Контрольную группу телят так же выпасали на низинном пастбище, на расстоянии более 500 метров от первой, опытной группы. В ночное время (с 23 часов до 6 часов утра) животных обеих групп на пастбище не выпасали, находились в помещении. В обеих группах телят каждые 2 часа в течение двух суток учитывали количество комаров, нападающих на животных за 15 минут.

Общая численность комаров, нападающих на животное за 15 минут учёта была выше, чем на лесных пастбищах. Коэффициент защитного действия репеллента на низинных пастбищах не снижался менее 70% в течение 38 часов после обработки животных.

Для определения продолжительности действия репеллентов, эффективности защиты животных, выпасающихся на суходольных пастбищах от нападения кровососущих комаров, провели третий опыт. В котором использовали 65 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на суходольных пастбищах. Телят опытной группы опрыскивали репеллентом, телята контрольной группы обработке не подвергались. Общая активность нападения комаров на животных на суходольном пастбище была ниже, чем на лесном и низинном пастбищах. Общая продолжительность защитного действия репеллента на удовлетворительном уровне (более 70%) сохранялась в условиях суходольного пастбища в течение 38 часов.

Таким образом, обработка молодняка крупного рогатого скота репеллентами эффективно защищает животных, выпасающихся на различных типах пастбищ в центральном Нечерноземье, от нападения кровососущих комаров в течение не менее 36 часов. Обработку животных следует проводить в утренние часы, перед выгоном на пастбище. В период пика сезонной активности нападения комаров (3 декада мая – 1 декада июня), животных следует обрабатывать каждый день. В остальной период пастбищного сезона достаточно обрабатывать животных 1 раз в двое суток.

Защита животных от нападения кровососущих мошек. Для определения продолжительности действия репеллентов, оптимальной кратности обработок ими молодняка крупного рогатого скота выпасающихся на различных типах пастбищ, от нападения кровососущих мошек провели серию опытов в период наивысшей сезонной активности мошек – первую декаду июня. В первом опыте использовали 45 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на лесных пастбищах. Телят опытной группы (30 голов) опрыскивали репеллентом из расчёта 50 мл на голову перед выгоном на пастбище. Другие 15 телят обработке не подвергались, служили контролем. Контрольную группу телят так же выпасали на лесном пастбище, на расстоянии более 500 метров от первой, опытной группы. В ночное время (с 23 часов до 6 часов утра) животные обеих групп на пастбище не выпасали, они находились в помещении. В обеих группах телят каждые 2 часа в течение светлого времени суток учитывали количество кровососущих мошек, нападающих на животных за 15 минут.

Эффективность защиты животных репеллентом от нападения мошек на лесном пастбище на удовлетворительном уровне (КЗД более 70%) сохранялась в течение 14 часов.

Во втором опыте использовали 35 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на низинных пастбищах. Опыт проводили по той же методике, что и в первом опыте. Активность нападения мошек на животных на низинном пастбище была выше, чем на лесном. Эффективность защиты на удовлетворительном уровне сохранялась в течение 14 часов.

В третьем опыте использовали 25 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на суходольных пастбищах. Телят опытной группы (15 голов) опрыскивали репеллентом, другие 10 телят обработке не подвергались, служили контролем. Активность нападения мошек на животных, выпасающихся на суходольном пастбище была значительно ниже, чем на низинном и лесном пастбищах. Эффективность репеллента для защиты животных от нападения кровососущих мошек на суходольных пастбищах сохраняется в течение 12 часов.

Таким образом, обработку животных репеллентами в течение пика сезонной активности мошек (1 декада июня) необходимо проводить ежедневно. В этот период рекомендуется животных перевести с низинных (пойменных) пастбищ на суходольные.

Защита животных от нападения кровососущих слепней. Для определения продолжительности действия репеллентов, оптимальной кратности обработок ими молодняка крупного рогатого скота, эффективности защиты животных, выпасающихся на различных типах пастбищ, от нападения кровососущих слепней провели серию опытов в период наивысшей сезонной активности слепней – вторую декаду июля. В первом опыте использовали 45 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на лесных пастбищах. Телят опытной группы (35 голов) опрыскивали репеллентом, другие 10 телят обработке не подвергались, служили контролем. Учитывали количество кровососущих слепней, нападающих на животных за 15 минут. В нашем опыте эффективность защиты телят репеллентом от нападения слепней на уровне выше 70% сохранялась в течение 12 часов.

Во втором опыте использовали 25 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на низинных пастбищах. Опытная группа (15 голов) подвергались обработке репеллентом по той же методике, что и в 1 опыте. Вторая группа (5 голов) обработке не подвергалась и служила контролем. Активность нападения слепней на животных, выпасающихся на пойменном низинном пастбище была выше таковой на лесном пастбище. Продолжительность эффективной защиты животных репеллентом на низинном пастбище составила 12 часов после обработки.

В третьем опыте использовали 35 голов молодняка крупного рогатого скота 8-месячного возраста, выпасающихся на суходольных пастбищах. Опытная группа (20 голов) подвергались обработке репеллентом по той же методике, что и в 1 опыте. Вторая группа (15 голов) обработке не подвергалась и служила контролем.

Активность нападения слепней на животных, выпасающихся на суходольном пастбище была ниже таковой на низинном и лесном пастбищах. Продолжительность эффективной защиты животных репеллентом на суходольном пастбище составила 12 часов после обработки.

Таким образом, в период пика сезонной активности слепней (1-2 декады июля) для защиты животных на пастбищах различного типа необходимо проводить их обработку репеллентами ежедневно.

ЗАЩИТА РАБОТНИКОВ ЖИВОТНОВОДСТВА И ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА ОТ НАПАДЕНИЯ ИКСОДОВЫХ КЛЕЩЕЙ, КОМАРОВ, МОШЕК, СЛЕПНЕЙ В ЦЕНТРАЛЬНОМ РАЙОНЕ НЕЧЕРНОЗЕМНОЙ ЗОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

По заказу МЧС Российской Федерации с целью изыскания средств индивидуальной защиты человека от нападения кровососущих членистоногих нами была проведена серия опытов по определению защитных свойств материала Дискрет – О (ТУ 8388-065-10725218 – 2009), для чего ООО «Конверсипол» (г. Иваново) была предоставлена партия защитных костюмов, изготовленных из указанного материала.

Материалы Дискрет-О видов А и В (ТУ 8388-065-10725218-2009) представляют собой смешанную хлопкополиэфирную ткань (ТУ 8218-025-10725218-2005) гладкокрашеную и/или с камуфляжной печатью («Флора», «Цифра») с дискретным поливинилхлоридным покрытием.

Исследования эффективности защиты человека от иксодовых клещей проводили в период наибольшей активности этих членистоногих — с 1 по 20 мая. Для оценки эффективности защиты человека от нападения иксодовых клещей провели учёт численности клещей силами 10 человек - учётчиков (пять из которых во время проведения работ были одеты в защитный костюм, другие пять — в обычную рабочую одежду), методом сбора клещей «на флаг». В соответствии с этим методом в биотопах обитания иксодовых клещей каждый из учётчиков на 100 метровом маршруте волочил по траве и кустарничкам фланелевый «флаг» - прикреплённый к палке кусок ткани шириной один метр. Через каждые пять шагов «флаг» осматривали, и прикрепившихся к нему иксодовых клещей собирали в стеклянную пробирку для последующего определения видовой принадлежности, пола, фазы развития. Одновременно осматривали одежду учётчика, с которой прикрепившихся клещей собирали в отдельную пробирку. По окончании проведения учёта верхнюю одежду снимали и осматривали на предмет наличия клещей, проникших под одежду (клещи, собранные с внутренней стороны одежды учитывались отдельно). Учёты проводили пятикратно в каждый учётный день. Активность нападения иксодовых клещей оценивали как отношение среднего числа клещей на одежде учётчика к среднему числу клещей, собранных на «флаг» и выраженное в процентах. Эффективность защиты человека от укусов клещей оценивали как отношение среднего числа клещей, собранных с внутренней поверхности одежды  к среднему числу напавших клещей, выраженное в процентах. Из общего числа клещей, подстерегающих своих жертв на растительности, к человеку, одетому в обычную одежду прикрепляется в среднем менее 25%, а проникает под одежду менее 20% от числа прикрепившихся. Таким образом, обычная одежда является препятствием для нападения иксодовых клещей на человека и обладает слабыми защитными свойствами. К ткани защитного костюма, при тех же условиях, прикрепляется  0,4%  от числа клещей, подстерегающих своих жертв на растительности и под защитный костюм клещи за время проведения учёта не проникали. Таким образом, ткань защитного костюма является существенным препятствием для прикрепления клещей, а защитные свойства изготовленного из неё костюма значительно выше, чем у обычной одежды.

Исследования эффективности защиты человека от кровососущих комаров проводили в период наибольшей активности этих членистоногих — с 20 по 31 мая. Для чего провели учёты активности нападения комаров силами десяти человек-учётчиков (пять из которых во время проведения работ одеты в защитный костюм, другие 5 — в обычную рабочую одежду), методом подсчёта количества комаров, садящихся на предплечье учётчика в течение 15 минут в период с 20 до 24 часов. Учёты проводили пятикратно в каждый учётный день. Эффективность защиты от нападения комаров оценивали как выраженное в процентах отношение числа комаров, садящихся на рукав одежды к числу комаров, садящихся на голую кожу. Эффективность защиты от укусов комаров определяли как отношение числа уколов кожи через одежду к числу напавших комаров, выраженное в процентах.

Количество комаров, садящихся на поверхность обычной одежды, составило более 80%, от их количества, нападающего на незащищённую кожу. Таким образом, обычная одежда не является препятствием для нападения кровососущих комаров, однако только 0,4% всех напавших на человека комаров способны укусить через обычную одежду. На ткань защитного костюма при тех же условиях садится чуть менее 30% всех нападающих на человека комаров, а укусов через защитную одежду мы не регистрировали вовсе. Таким образом, защитный костюм эффективно защищает человека от нападения и укусов кровососущих комаров.

Исследования эффективности защиты человека от мошек проводили в период наибольшей активности этих членистоногих — с 1 июня по 20 июня,  учёты проводили пятикратно в каждый учётный день в период с 10 до 16 часов. Эффективность защиты от нападения мошек оценивали по тем же показателям, что и для кровососущих комаров.

На поверхность обычной одежды садится 85% от общего числа нападающих на человека мошек, однако вследствие особенностей ротового аппарата мошки не могут кусать человека через одежду. Таким образом, обычная одежда не является препятствием для нападения кровососущих мошек, но эффективно защищает человека от их укусов. В тех же условиях ткань защитного костюма менее привлекательна для мошек, по сравнению с обычной одеждой – на поверхность защитного костюма садится 30% от общего числа нападающих на человека мошек. Таким образом, ткань Дискрит-О, из которой изготовлен защитный костюм, обладает слабыми репеллентными свойствами в отношении кровососущих мошек.

Исследования эффективности защиты человека от кровососущих слепней проводили в период наибольшей активности этих членистоногих — с 1 июля  по 20 июля, таким же методом, как учёт кровососущих комаров и мошек.

Анализ результатов учёта активности нападения слепней на человека, одетого в обычную одежду, показывает, что она не является препятствием для нападения кровососущих слепней, при этом чуть менее половины нападающих слепней способны кусать кожу через обычную одежду. Таким образом, обычная одежда не защищает человека от нападения и укусов кровососущих слепней. На человека, одетого в защитный костюм, при тех же условиях, нападает менее 10% кровососущих слепней, а укусов кожи через защитную одежду мы не регистрировали. Таким образом, защитный костюм из ткани Дискрит-О обладает высокими защитными свойствами против нападения и укусов кровососущих слепней.

Таким образом, проведённые исследования показали, что использование разработанного ООО НПО «Конверсипол» защитного костюма (ТУ-8572-073-10725218-2011), эффективно защищает человека от нападения иксодовых клещей (94,7%), кровососущих комаров (71,7%), мошек (70,5%), слепней (90,3%) и от укусов этих членистоногих (100%).

Полученные результаты позволяют рекомендовать для защиты от укусов кровососущих членистоногих применение защитного костюма для работников животноводства и лесного хозяйства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современное состояние фауны кровососущих двукрылых насекомых в центральном районе Нечерноземной зоны РФ определяется тремя основными факторами: общим потеплением климата, сельскохозяйственной трансформацией территорий, ведущей к возникновению агроландшафта, и бурно протекающей со второй половины XX века урбанизацией, ведущей к возникновению урбаноэкосистем.

Кровососущие двукрылые насекомые вынуждены адаптироваться к изменяющимся условиям среды. Эти адаптации происходят одновременно на нескольких уровнях: морфофизиологическом, популяционном и биоценотическом.

Под влиянием общего потепления климата доля теплолюбивых видов комаров Aёdes dorsalis, Culex pipiens, А. messeae за последние 50 лет возросла в естественных (природных) экосистемах, что привело к смене статуса этих видов с редких до субдоминирующих. Особенно глубокие изменения претерпела структура фауны кровососущих комаров в агро- и урбаноэкосистемах. Так, индекс доминирования А. messeae увеличился с 1,4 -4,1% в естественных биотопах до 1,6-4,4% в агроэкосистемах и до 3,4-9,8% в урбаноценозах. Индекс доминирования А. dorsalis увеличился с 56% в естественных биоценозах до 65% в агроценозах. В урбаноценозах индекс доминирования составил 30% на фоне общего снижения численности комаров. Существенно изменилась доля вида Culex pipiens в структуре фауны кровососущих комаров. Индекс доминирования Culex pipiens в естественных биоценозах составил 8,6-21,1%, в агроэкосистемах – 6,1-20,2%, в урбаноценозах – 10,1-80,6%.

Ю. Одум (1981) предложил для анализа влияния антропогенного стресса на ассоциации видов животных и растений графический метод – метод кривой «разнообразия-доминирования». В соответствие с этим методом по оси ординат откладывают значение индекса доминирования, а по оси абсцисс – ранг вида в ранжированном от наиболее многочисленного к наименее многочисленному списке.

Анализ кривых «разнообразия-доминирования» показывает, что наименьшему антропогенному стрессу подвержены ассоциации видов комаров, обитающие в агроценозах. Форма кривой выровненности доминирования для агроценозов и натурценозов практически совпадает. В урбаноценозах эта зависимость имеет более резкий характер, что с одной стороны свидетельствует о значительном антропогенном стрессе в урбаноценозах, с другой стороны – увеличение численности приспособившихся видов.

Проведённый анализ биотопической приуроченности показал, что А. dorsalis, Culex pipiens, А. messeae приурочены к биотопам, наиболее подверженным антропогенному преобразованию – пастбищам, прифермским территориям, населённым пунктам. Это обстоятельство повышает эпидемиологическую и эпизоотологическую роль этих видов в распространении дирофиляриоза в центральном районе Нечерноземной зоны РФ.

Проведённый нами анализ биотопической приуроченности переносчиков показал, что А. dorsalis, А. vexans, Culex pipiens, занимают доминирующее положение в структуре фауны помещений конюшен и прилегающих территорий, высокая доля этих видов и в фауне комаров населённых пунктов. Высокая экологическая пластичность, поливольтинность, высокий адаптивный потенциал видов комаров-биологических переносчиков возбудителя сетариоза лошадей обусловливает широкое распространение заболевания в центральном районе Нечерноземной зоны РФ и сравнительно высокую экстенсивность инвазии лошадей сетариями как в сельской местности, так и в населённых пунктах.

Анализ зависимости биоразнообразия и численности видов кровососущих мошек показывает, что в агроценозах ассоциации видов кровососущих мошек подвержены незначительному антропогенному стрессу, в то время как в урбаноценозах эта зависимость выражена более резко.

Доминирующее положение в агро- и урбаноценозах занимают мошки видов Odagmia ornatum,  Eusimulium aureum, Simulium morsitans, Byssodon maculata. Эти виды эвритопные, занимающие доминирующее и субдоминирующее положение на всех видах пастбищ центрального района Нечерноземной зоны РФ, активно нападающих на крупный рогатый скот в течение всего пастбищного сезона являются промежуточными хозяевами нематод Onchocerca gutturosa (Newmann, 1910) и Onchocerca lienalis (Stiles, 1892).

Анализ зависимости биоразнообразия и численности доминирующих видов показывает, что кровососущие слепни из всех компонентов гнуса являются наиболее устойчивой группой к воздействию антропогенного пресса. Видовой состав, численность слепней в агро- и урбаноценозах определяются наличием доступных прокормителей (стад сельскохозяйственных животных) в большей мере, чем влиянием хозяйственной деятельности человека на популяции отдельных видов слепней.

Проведённый нами анализ сезонной и суточной активности компонентов гнуса показал, что кровососущие двукрылые насекомые в центральном районе Нечерноземной зоны РФ нападают на сельскохозяйственных животных и человека (работников животноводства и лесного хозяйства) на протяжении всего теплого периода года, причиняя существенный ущерб животноводству вследствие снижения продуктивности животных (Р.П. Павлова, 2001), и людям, занятым на сельскохозяйственных работах, лесоразработках и других работах на открытом воздухе, изнуряя их и снижая производительность труда или делая невозможной работу (А.С. Лутта, 1956). Среди мероприятий, проводимых с целью защиты человека и животных от нападения кровососущих двукрылых насекомых, наиболее распространёнными в практике являются применение отпугивающих средств (репеллентов) для индивидуальной и групповой защиты людей и животных и систематические обработки животных инсектицидами.

Анализ данных эффективности защиты от нападения комаров, мошек, слепней  молодняка крупного рогатого скота репеллентами на лесных, низинных и суходольных пастбищах показал, что репелленты удовлетворительно защищают животных от нападения комаров в течение 36 часов после обработки, мошек и слепней – 12 часов.

Анализ эффективности защиты работников животноводства и лесного хозяйства от нападения иксодовых клещей и гнуса показал, что использование защитной одежды - разработанного ООО НПО «Конверсипол» защитного костюма (ТУ-8572-073-10725218-2011), эффективно защищает человека от нападения иксодовых клещей на 94,7%, кровососущих комаров - 71,7%, мошек - 70,5%, слепней - 90,3% и от укусов этих членистоногих на 100%.

ВЫВОДЫ

1. Фауна кровососущих комаров семейства Culicidae Meigen, 1818 наиболее разнообразна в естественных экосистемах центрального района Нечерноземной зоны РФ, где  представлена 23 видами из 5 родов: Anopheles Meigen, 1818; Culiseta Felt, 1904; Aёdes Meigen, 1818; Culex Lynneus., 1758; Coquillettidia Dyar, 1905. Род  Anopheles представлен видами Anopheles (Anopheles) messeae Falleroni, 1926 и А. (Anopheles) claviger (Meigen, 1804), род Сuliseta – видами Сuliseta (Culisella) ochroptera (Peus, 1935) и Cs. (Culiseta) alaskaensis (Ludlow, 1906), род Aёdes –видами Aёdes (Aёdes) cinereus Meigen, 1818, А. (Ochlerotatus) annulipes (Meigen, 1830), А. (Ochlerotatus) behningi Martini, 1926, А. (Ochlerotatus) cantans (Meigen, 1818), А. (Ochlerotatus) cataphylla Dyar, 1916, А. (Ochlerotatus) communis (De Geer, 1776), А. (Ochlerotatus) cyprius Ludlow, 1919 (1920), А. (Ochlerotatus) diantaeus Howard, Dyar et Knab, 1913, А. (Ochlerotatus) dorsalis (Meigen, 1830), А. (Ochlerotatus) excrucians (Walker, 1856), А. (Ochlerotatus) euedes Howard, Dyar et Knab, 1913, А. (Ochlerotatus) flavescens (Miiller, 1764), А. (Ochlerotatus) intrudens Dyar, 1919, А. (Ochlerotatus) leucomelas (Meigen, 1804), А. (Ochlerotatus) punctor (Kirby, 1837), А. (Aedimorphus) vexans (Meigen, 1830), род Culex – двумя видами (Сuleх (Culex) pipiens L., 1758 и Сх. (Culex) territans Walker, 1856), род Coquillettidia – одним видом Coquillettidia (Coquillettidia) richiardii (Ficalbi, 1889), которые относятся к голарктическим, транспалеарктическим и западно-палеарктическим группам.

2. В агроэкосистемах видовое разнообразие фауны кровососущих комаров ниже, чем в естественных экосистемах и представлено 22 видами: в биотопах пойменных и лесных пастбищ встречаются 22 вида, суходольных пастбищ -17 видов, прифермских территорий – 20 видов, помещений ферм – 10 видов. В отличие от естественных экосистем здесь практически отсутствует Culex territans Mart.

3. В урбаноэкосистемах биоразнообразие кровососущих комаров представлено 18 видами: в парках и лесопарках, в зоне индивидуальной застройки  встречаются 18 видов, в зоне многоэтажной застройки – 16 видов, в промышленной зоне – 15 видов, в жилых помещениях – 5 видов. Здесь практически отсутствуют виды таёжной группы Aеdes cataphylla, Aе. communis, Ae.diantaeus.

4. Фауна кровососущих мошек семейства Simuliidae Enderlein, 1921, наиболее разнообразна в естественных экосистемах центрального района Нечерноземной зоны РФ, где  представлена 15 видами из 10 родов Boophthora Enderlein, 1921; Byssodon Enderlein, 1925;  Chelocnetha Enderlein, 1936; Cnetha Enderlein, 1924; Eusimulium Roubaud, 1906; Odagmia Enderlein, 1921; Schoenbaueria Enderlein, 1921; Simulium Latreille, 1802; Stegopterna Enderlein, 1930; Wilhelmia Enderlein, 1921. Род Boophthora представлен видом Boophtora erythrocephala De Geer, 1776, род Byssodon –видом Byssodon maculata Meigen (1804), род Chelocnetha – видом Chelocnetha angustitarse (Lundstrm, 1911), род Cnetha – видами Сnetha latipes Meigen (1804) и Сn. silvestris Rubzov, 1956, род Eusimulium – видом Eusimulium aureum Fries, 1824, род Odagmia – видом Odagmia ornatum Meigen, 1818, род Schoenbaueria – видами Schoenbaueria nigrum (Meigen, 1804) и Sch. dendrofilum (Patrusheva, 1962), род Simulium – видами Simulium morsitans Edwards, 1915; S. noelleri Friederichs, 1920; S. paramorsitans Rubtsov, 1956; S. verecundum Stone & Jamnback, 1955), род Stegopterna – видом Stegopterna richteri Enderlein, 1930, род Wilhelmia – видом Wilhelmia equinum (Linnaeus, 1758), относящихся к палеарктической группе.

5. В агроэкосистемах видовое разнообразие мошек снижается по мере усиления антропогенного преобразования биотопов: 15 видов мошек обитают в пойменных, лесных пастбищах, 14 видов – суходольных пастбищах и прифермских территориях и 12 видов встречаются в помещениях ферм.

6. В фауне урбаноэкосистем видовое разнообразие кровососущих мошек ниже, чем в естественных и агроэкосистемах: в парках и лесопарках, в зоне индивидуальной застройки встречаются 15 видов, в промышленной зоне – 14 видов, в зоне многоэтажной застройки – 12 видов, в жилых помещениях – 6 видов. Виды Simulium noelleri, S. paramorsitans, S. verecundum,  Eusimulium aureum наименее устойчивы к  антропогенному прессу, их численность в урбаноценозах минимальна.

7. Фауна кровососущих слепней семейства Tabanidae Linneus, 1758, наиболее разнообразна в естественных экосистемах центрального района Нечерноземной зоны РФ, где  представлена 29 видами из 6 родов: Atylotus Osten-Sacken, 1876; Chrysops Meigen, 1800; Haematopota  Meigen, 1803; Heptatoma Meigen, 1803; Hybomitra Enderlein, 1922; Tabanus Linnaeus, 1758. Род Atylotus представлен видами Atylotus fulvus (Meigen, 1820) и A. rusticus (Linne, 1761), род Chrysops  - видами Chrysops caecutiens (Linnaeus, 1758); Ch. divaricatus Loew, 1858; Ch. pictus Meigen, 1820; Ch. relictus Meigen, 1820; Ch. sepulcralis (Fabricius, 1794), род Haematopota – видами Haematopota crassicornis Wahlberg, 1848; H. italica Meigen, 1804; H. pluvialis (Linnаeus, 1761); H. subcylindrica Pandelle, 1883, род Heptatoma – видом Heptatoma pellucens (Fabricius, 1776), род Hybomitra – видами Hybomitra arpadi (Szliady, 1923); Hyb. bimaculata (Maquart, 1826); Hyb. ciureai (Seguy, 1937); Hyb. lapponica (Wahlenberg, 1848); Hyb. lundbecki Lyneborg, 1959; Hyb. lurida (Fallen, 1817); Hyb. montana (Meigen, 1820); Hyb. muehlfeldi (Brauer, 1880); Hyb. nitidifrons (Szilady, 1914); Hyb. tarandina (Linne, 1761), род Tabanus – видами Tabanus autumnalis Linnaeus, 1761; T. bovinus Linnaeus, 1758; T. bromius Linnaeus, 1761; T. cordiger Meigen, 1820; T. glaucopis Meigen, 1820; T. maculicornis Zetterstedt, 1842; T. miki Brauer, 1880,  относящимися к  таёжному, европейско-сибирскому лесному и лесостепному фаунистическим комплексам.

8. Видовое разнообразие слепней в агроэкосистемах снижается по мере усиления антропогенного воздействия на агроценозы: в лесных, низинных пастбищах – встречается 29 видов, в суходольных пастбищах – 26 видов, в биотопах прифермских территорий и помещениях ферм- 12 видов слепней.

9. В биотопах урбаноэкосистем встречается 29 видов слепней: в парках и лесопарках – 29 видов, в зоне индивидуальной – 19, многоэтажной застройки – 11 видов, в промышленной зоне и в  жилых помещениях -10 видов. В урбаноэкосистемах практически отсутствуют виды таёжного и лесного фаунистических комплексов Hybomitra nitidifrons, Hyb. tarandina, Hyb. montana,  Hyb. lurida, Hyb. lapponica, Chrysops caecutiens, Ch. divaricatus.

10. В сезонной динамике активности кровососущих комаров наблюдается два пика: весенний (третья декада мая-первая декада июня) и летнее-осенний (третья декада июля – третья декада августа), кровососущих мошек — два пика: весенний (третья декада мая-первая декада июня) и летний (первая декада июля), кровососущих слепней — один пик (третья декада июня - вторая декада июля).

11. Суточная активность комаров во всех типах экосистем центра Нечерноземной зоны РФ имеет два пика: утренний (с 5- до 9 часов) и вечерний (с 20 – до 24 часов). Динамика суточной активности нападения мошек на прокормителей имеет один пик активности, который  приходится на 12-16 часов. Динамика суточной активности нападения слепней на прокормителей имеет один пик активности с 12- до 16 часов.

12. В структуре фауны кровососущих двукрылых биоценозов, подверженных антропогенному воздействию за последние 50 лет произошли существенные изменения: сократилось численность видов комаров таёжного фаунистического комплекса (Aёdes annulipes, Aёdes intrudens), но появились новые, ранее не регистрировавшиеся виды (Аёdes caspius, Culiseta ochropthera, Culex pipiens molestus) – лесостепного фаунистического комплекса, в структуре фауны слепней изменился статус доминирующих видов: Виды Tabanus maculicornis, Hybomitra lundbecki являвшиеся ранее доминантными видами, в современных биоценозах занимают субдоминантное положение. Такие виды, как Hybomitra montana, Atylotus fulvus, Chrysops relictus, Hybomitra arpadi, Haematopota pluvialis, изменили статус с субдоминантных на малочисленные. Сократилось число и изменился состав субдоминантных видов: виды Chrisops caecutiens и Ch.sepulhcralis, ранее бывшие малочисленными, теперь являются редкими.

13. Изменения в структуре фауны кровососущих комаров в биоценозах, подверженных антропогенному воздействию в сторону увеличения численности видов лесостепного фаунистического комплекса (Aёdes dorsalis, Anopheles messeae, Culex pipiens) – биологических переносчиков возбудителей дирофиляриозов плотоядных и сетариоза лошадей способствует распространению этих инвазионных болезней в центральном районе Нечерноземной зоны РФ.

14. В центральном районе Нечерноземной зоны РФ вследствие массового нападения мошек из родов Odagmia, Boophthora, Schoenbaueria, Byssodon у молодняка крупного рогатого скота развивается токсико-аллергическое заболевание – симулиидотоксикоз. Разработаны и внедрены в производство  два способа лечения крупного рогатого скота при сумулиидотоксикозе: 1. внутривенное введение 5%-ного раствора натрия тиосульфата из расчета 20 мг/кг массы тела по сухому веществу, однократно; 2. двукратное в течение суток внутривенное введение 40% раствора уротропина из расчёта 1,5 мл на 10 кг массы животного и 400 мл 40% раствора глюкозы.

15. Виды мошек Odagmia ornatum,  Eusimulium aureum, Simulium morsitans, Byssodon maculata - эвритопные, занимающие доминирующее и субдоминирующее положение на всех видах пастбищ, активно нападающие на крупный рогатый скот в течение всего пастбищного сезона являются биологическими переносчиками личинок нематод Onchocerca gutturosa (Newmann, 1910) и Onchocerca lienalis (Stiles, 1892).

16. Для защиты молодняка крупного рогатого скота на пастбищах центрального района Нечерноземной зоны РФ от кровососущих комаров, мошек, слепней предложены дозы и кратность применения репеллента Оксареп (10% к.э. диметилфталата). В период наиболее интенсивного нападения мошек (третья декада мая - первая декада июня) обработка животных проводится каждые 24 часа, в период интенсивного нападения комаров  (третья декада мая – первая декада июня) – каждые 48 часов, слепней (третья декада июня - вторая декада июля) – каждые 24 часа.

17. Для защиты человека – работников животноводства и лесного хозяйства от нападения кровососущих членистоногих (иксодовых клещей, комаров, мошек, слепней) предложено использование разработанного ООО НПО «Конверсипол» защитного костюма (ТУ-8572-073-10725218-2011), который защищает человека от нападения иксодовых клещей на 94,7%, кровососущих комаров - 71,7%, мошек - 70,5%, слепней - 90,3% и от укусов этих членистоногих на 100%.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

На основании исследований, проведенных автором, предложены ветеринарной практике два способа лечения симулиидотоксикоза у молодняка крупного рогатого скота: 1. Внутривенное введение 5%-ного раствора натрия тиосульфата из расчета 20 мг/кг массы тела по сухому веществу, однократно; 2. Двукратное в течение суток внутривенное введение 40% раствора уротропина из расчёта 1,5 мл на 10 кг массы животного и 400 мл 40% раствора глюкозы.

Научные разработки автора вошли в следующие нормативные документы:

       1. «Основные направления профилактики паразитарных и ассоциативных болезней животных в хозяйствах Ивановской области» (Утверждены правительством Ивановской области, 12 марта 2001 года, г. Иваново).

2. «Методические положения по профилактике симулиидотоксикозов животных в центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации» (одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 19 мая 2011 года).

3. «Методическое положение по защите сельскохозяйственных животных от гнуса в центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации» (одобрены секцией «Инвазионные болезни животных» РАСХН 19 мая 2011 года).

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

  1. Исаев В.А., Егоров С.В. К морфоэкологии двух форм комаров комплекса Culex pipiens L. г. Иваново // Матер. Итоговой научн. конф. ИвГУ 1998 г. Секция биология и зоология, 1998, С. 103.
  2. Исаев В.А., Цапленков А.Н., Егоров С. В. К экологии комаров Culex pipiens L. (Diptera, Culicidae) в Иваново // В сб. научн. трудов РЭО РАН «Проблемы энтомологии в России», т. 1, С.-Петербург, 1998, С. 173.
  3. Егоров С.В. О зимовке комаров Culex pipiens pipiens f. pipiens // Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 1999, С. 92-94.
  4. Егоров С.В. Сезонные циклы развития комаров комплекса Culex pipiens L. в условиях антропогенных биоценозов // Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 1999, С. 94-96.
  5. Егоров С.В. Применение дискриминантного анализа для морфологической диагностики популяций комаров комплекса Culex pipiens L., обитающих в антропогенных биоценозах. // Тез. докл. научн.-практ. конф. «Проблемы науки и практики в сельскохозяйственном производстве Ивановской области», Иваново, 1999, С. 57.
  6. Исаев В.А., Егоров С.В. Биотопическое распределение личинок комаров Culex pipiens pipiens L. в антропогенных биоценозах // Роль кровососущих насекомых и клещей в лесных экосистемах России. Сб. научных работ по материалам Республиканской научной конференции. Великий Новгород. 2000. С. 17-21.
  7. Исаев В.А., Егоров С.В. Комплексный метод диагностики популяций экологических форм комаров Culex pipiens pipiens L., обитающих в антропогенных биоценозах // III-я научно-практическая конференция «Экология человека и природа», Иваново, 2000. С 32-35
  8. Исаев В.А., Егоров С.В., Решетова Ю.Г. Действие плёнок высокомолекулярных спиртов на личинок комаров Culex pipiens pipiens в условиях эксперимента //III-я научно-практическая конференция «Экология человека и природа», Иваново, 2000. С 35-37
  9. Егоров С.В. Морфо-экологические адаптации комаров комплекса Culex pipiens в малых и средних городах европейской части России // сб. тр: «Проблемы энтомологии и арахнологии». Труды ВНИИВЭА, Екатеринбург, 2001. Т. 43.- С. 78-81.
  10. Исаев В.А., Майорова А.Д., Егоров С.В. Кровососущие членистоногие Ивановской области // Научно-исследовательская деятельность в классическом университете: теория, методология и практика. Материалы научной конференции, Иваново, Ивановский государственный университет. 2001. С. 142—143.
  11. Шалбина О.Л., Егоров С.В. Структура ландшафтных фаунистических комплексов слепней на территории Ивановской области. // Матер. научн.-практич. конф. ИГСХА, Иваново, 2002. С.126.
  12. Егоров С.В., Шалбина О.Л. Видовой состав и особенности экологии слепней (Diptera, Tabanidae) в агроценозах Ивановской области // Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 2002, вып.3. С.115-116.
  13. Егоров С.В., Шалбина О.Л. К вопросу о пищевых предпочтениях кровососущих слепней (Diptera, Tabanidae) // Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 2002, вып.3. С.116-117.
  14. Буслаев С.В., Антонов М.К., Абалихин Б.Г., Крючкова Е.Н., Егоров С.В. Гельминтофауна некоторых куньих и собачьих в Ивановской области//Матер. междун. научн.-практич. конф. «Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства». – Киров, 2002. – С.546-547.
  15. Смирнов Д.А., Шалбина О.Л., Егоров С.В. Видовой состав слепней (Diptera, Tabanidae), нападающих на лошадей в центральном районе Нечерноземья РФ// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 2003, вып. 4. С.426-427.
  16. Егоров С.В. Распределение кровососущих слепней по видам хозяев в Волжско-Клязьминском междуречье //Актуальные проблемы науки в агропромышленном комплексе. Материалы научно-практической конференции. КГСХА.Т.1. Кострома. 2003.С 73.
  17. Егоров С.В. Биотопическая приуроченность и суточная активность имаго комаров в городских биоценозах// Актуальные проблемы науки в агропромышленном комплексе. Материалы научно-практической конференции. КГСХА.Т.1. Кострома. 2003.С 73-74.
  18. Егоров С.В., Абарыкова О.Л. Фенологический прогноз и динамика численности слепней // Матер. 55-й международной науч.-практ. конф. Костромская ГСХА. Кострома, 2004, т.2. С.57.
  19. Егоров С.В. Фауна и экология комаров в биоценозах городов и поселков Ивановской области // Матер. научн.-практич. конф. ИГСХА, Иваново,  2004. Т.2- C. 36—37.
  20. Исаев В.А., Егоров С.В. Комары (Diptera: Culicidae) и их потенциальное значение в трансмиссии дирофиляриозов в средних и малых населенных пунктах Ивановской области // Вестник Ивановского гос. университета. 2004. - вып.З - С. 3 — 8.
  21. Исаев В.А., Егоров С.В. Комары (Diptera, Culicidae) и их потенциальное значение в трансмиссии дирофиляриоза в средних и малых населённых пунктах Центрального Нечерноземья Российской Федерации// Матер. межд. научн.-практ. конф. «Состояние и проблемы ветеринарной санитарии, гигиены и экологии в животноводстве». Чебоксары, 2004, С.416-420.
  22. Егоров С.В. Экология комаров – промежуточных хозяев дирофилярий в городских условиях// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 2004. С. 147-149
  23. Исаев В.А., Майорова А.Д., Егоров С.В. Кровососущие членистоногие натурценозов, агроценозов и урбаноценозов в центре Нечерноземной зоны Российской Федерации// Вестник Ивановского государственного университета. Иваново, 2005.вып. 5.
  24. Егоров С. В., Исаев В. А., Майорова А. Д. Адаптации паразитарных систем кровососущих двукрылых, клещей, блох в антропогенных биоценозах // Матер. научн.-практич. конф. ИГСХА, Иваново, 2005. Т2.- C. 33-34.
  25. Петров Ю.Ф., Егоров С.В., Абарыкова О.Л. Биоэкологические основы защиты крупного рогатого скота от гнуса на пастбищах Верхневолжья// Матер. 56-й международной науч.-практ. конф. Костромской ГСХА. Кострома, 2005,  т.3. С. 123-124.
  26. Смирнов А.А, Егоров С.В., Абарыкова О.Л., Петров Ю.Ф. Кровососущие комары (Diptera, Culicidae) малых и средних городов Восточного Верхневолжья РФ//)// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» –. Москва, 2006, вып.7. С.382-383.
  27. Егоров С.В. Комары – промежуточные хозяева дирофилярий в городских биоценозах // Ветеринарный консультант.-2005.- №7.- С. 10.
  28. Смирнов А.А, Егоров С.В., Абарыкова О.Л., Петров Ю.Ф. Фауна комаров (Diptera, Culicidae) Восточного Верхневолжья Российской Федерации //Труды Всероссийского института гельминтологии имени К.И.Скрябина. Москва, 2006, т.42. С.342-347.
  29. Исаев В.А., Егоров С.В., Кокурин В.Н. Кровососущие комары (Diptera, Culicidae) малого и среднего городов Восточного Верхневолжья Российской Федерации и их роль в распространении дирофиляриоза собак // Вестник Ивановского государственного университета. 2006. № 3. С. 8-12.
  30. Смирнов А.А, Егоров С.В., Абарыкова О.Л., Петров Ю.Ф. Фауна комаров (Diptera, Culicidae) Восточного Верхневолжья Российской Федерации// журнал «Аграрный вестник Урала». Серия «Биология». Екатеринбург, 2006, №2 (32). С.54-56.
  31. Смирнов А.А., Егоров С.В., Петров Ю.Ф., Абарыкова О.Л. Биоэкологические основы борьбы с кровососущими мошками (Diptera, Simuliidae) в агроценозах Восточного Верхневолжья// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» –  Вып. 9, М. 2008. –С. 452-454.
  32. Петров Ю.Ф., Абарыкова О.Л., Егоров С.В., Смирнов А.А. Биоэкологические особенности слепней (Diptera: Tabanidae) в Восточном Верхневолжье и способы защиты животных от их нападения // «Российский паразитологический журнал». 2008. № 2. С. 29-34.
  33. Егоров С.В. Адаптации кровососущих комаров (Diptera, Culicidaе) в агроценозах и урбаноценозах центрального Нечерноземья Российской Федерации // Матер. научн.-практич. конф. ИГСХА, Иваново, 2009. Т2.- С.138-139.
  34. Егоров С.В. Экологические адаптации популяций комаров (Diptera, Culicidae) к антропогенному влиянию в условиях Восточного Верхневолжья // Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 2010. Вып. 11. С. 161-162.
  35. Егоров С.В. Сезонная и суточная динамика численности комаров в агроценозах Восточного Верхневолжья //Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса: сб. тр. /ФГБОУ ВПО Ивановская ГСХА. - Иваново. 2010. Т 2.- С. 25-26.
  36. Егоров С.В. Фауна слепней (Diptera, Tabanidae) в центральном районе Нечерноземной зоны России // «Российский паразитологический журнал». 2010. № 4. С. 19-21.
  37. Егоров С.В. Динамика численности гнуса в Верхнем Поволжье // Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса: сб. тр./ ФГБОУ ВПО Ивановская ГСХА. - Иваново. 2011. Т 1.- С. 79
  38. Егоров С.В. Видовой состав и структура фауны кровососущих комаров (Diptera, Culicidae) в Верхневолжье и факторы, определяющие ее динамику// «Российский паразитологический журнал». 2011. № 1. С. 15-17.
  39. Петров Ю.Ф., Егоров С.В. Симулиидотоксикоз животных в Верхнем Поволжье //Ветеринарный врач. 2011. № 2. С. 42-44.
  40. Егоров С.В., Петров Ю.Ф., Смирнов А.А. Фауна слепней (Diptera, Tabanidae) в Верхневолжье// Ветеринария Кубани. 2011. № 3. С. 3-4.
  41. Егоров С.В. Сезонная динамика активности нападения мошек (Diptera, Simuliidae) в агроценозах Восточного Верхневолжья// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – Москва, 2011. Вып. 12. С. 190-191.
  42. Петров Ю.Ф., Егоров С.В. Методические положения по профилактике симулиидотоксикозов животных в Центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации // «Российский паразитологический журнал». 2011. № 3. С. 128-130.
  43. Петров Ю.Ф., Егоров С.В. Методические положения по защите сельскохозяйственных животных от гнуса в Центральном районе Нечерноземной зоны Российской Федерации // «Российский паразитологический журнал». 2011. № 3. С. 131-134.
  44. Егоров С.В., Петров Ю.Ф. Биотопическое распределение комаров (Diptera, Culicidae) в центральном районе Нечерноземной зоны России// Ветеринария Кубани. 2011. № 4. С. 4-5.
  45. Егоров С.В., Петров Ю.Ф., Лысенко А.А. Экологические особенности популяций комаров (Diptera: Culicidae) и их значение в эпизоотологии дирофиляриоза в Верхнем Поволжье // Труды Кубанского ГАУ. 2011. № 31.- С. 200-202.
  46. Егоров С.В., Петров Ю.Ф., Лысенко А.А. Биотопическое распределение слепней (Diptera, Tabanidae) в Центральном районе Нечерноземной зоны России // Труды Кубанского ГАУ. 2011. № 31.- С. 216-217
  47. Петров Ю.Ф., Егоров С.В. Экология кровососущих комаров и мошек переносчиков возбудителей паразитарных болезней животных в Центральном районе Нечерноземной зоны РФ. // «Российский паразитологический журнал». 2011. № 4. С. 52-54.
  48. Егоров С.В., Петров Ю.Ф.  Защита работников животноводства от кровососущих членистоногих // «Российский паразитологический журнал». 2012. № 1. С. 114-116.
  49. Петров Ю.Ф., Егоров С.В. Биотопическое распределение мошек (Diptera, Simuliidae) в центральном районе Нечерноземной зоны России // Журнал «Актуальные вопросы ветеринарной биологии». СПб, 2012. №1(13). - С.47-49.
  50. Егоров С.В. Костюм для защиты работников животноводства от нападения кровососущих членистоногих// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – М., 2012. – Вып. 13 – С. 145-147.
  51. Егоров С.В. Особенности экологии комаров (Diptera, Culicidae) в Центральном районе Нечерноземной зоны России// Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – М., 2012. – Вып. 13 – С. 147-149.
  52. Егоров С.В. Особенности экологии слепней (Diptera, Tabanidae) в центральном районе Нечерноземной зоны России // Матер. междун. научн. конф. ВОГ РАН. «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями» – М., 2012. – Вып. 13 – С. 149-151.
  53. Егоров С.В. Эффективность репеллентов для защиты животных от нападения кровососущих слепней на различных типах пастбищ центрального Нечерноземья РФ// Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса: сб. тр./ ФГБОУ ВПО Ивановская ГСХА. - Иваново. 2012. Т 2.- С. 47-48.
  54. Петров Ю.Ф., Егоров С.В., Профилактика симулиидотоксикозов крупного рогатого скота в централь ном районе Нечерноземной зоны РФ// Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса: сб. тр./ ФГБОУ ВПО Ивановская ГСХА. - Иваново. 2012. Т 2.- С. 79-80.
  55. Петров Ю.Ф., Егоров С.В. Эффективнось специального костюма для защиты работников животноводства от нападения кровососущих членистоногих// Актуальные проблемы и перспективы развития агропромышленного комплекса: сб. тр./ ФГБОУ ВПО Ивановская ГСХА. - Иваново. 2012. Т 2.- С. 81-82.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.