WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ДРОЗДОВИЧ Елена Александровна

БИОИНФОРМАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ НАРУШЕНИЙ

ВЕГЕТАТИВНОЙ РЕГУЛЯЦИИ СЕРДЕЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

У БОЛЬНЫХ ОЖИРЕНИЕМ

И САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2 ТИПА В ЮГРЕ

03.01.09 – математическая биология, биоинформатика

(медицинские науки)

14.01.04 – внутренние болезни

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Сургут – 2012

Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет

Ханты-Мансийского автономного округа – Югры»

Научные руководители:

доктор медицинских наук, профессор

ДОБРЫНИНА ИРИНА ЮРЬЕВНА

доктор биологических наук, профессор

ФИЛАТОВА ОЛЬГА ЕВГЕНЬЕВНА

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор

ХАДАРЦЕВА КАЗЫЛГУЛЬ АБДУРАХМАНОВНА профессор кафедры акушерства и гинекологии ФГБОУ ВПО «Тульский государственный

университет»

доктор медицинских наук, профессор

КОЗЫРЕВ ОЛЕГ АНАТОЛЬЕВИЧ

проректор по учебной работе ГБОУ ВПО

«Смоленская государственная медицинская

академия» Минздравсоцразвития России

Ведущая организация:

ГБОУ ВПО «Воронежская государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко»

Минзравсоцразвития России

Защита состоится «8» декабря 2012 г. в 11.00 часов на заседании диссерта-ционного совета Д 800.005.05 при ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа – Югры» по адресу: 628400, г. Сургут, ул. Ленина, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа – Югры» по адресу: 628400, г. Сургут, ул. Ленина, 1.

Автореферат разослан «____» _________________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат биологических наук, доцент                       С.Н. Русак

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Доклиническая диагностика хронических осложне-ний сахарного диабета (СД), в частности, нарушений вегетативной регуляции сер-дечной деятельности, которые могут служить одной из причин более тяжелого течения и неблагоприятного прогноза сердечно-сосудистых осложнений у больных сахарным диабетом 2 типа (СД 2), является одним из перспективных направлений профилактических мероприятий, направленных на снижение риска фатальных осложнений от социально значимых заболеваний (И.И. Дедов и соав. 2011; И.А. Бондарь и соавт., 2006; R.E. Maser et al., 2003; S. Tesfaye et al., 2005 и др.). Результаты современных исследований показали определяющую роль сердечно-сосудистых осложнений в продолжительности жизни больных СД (А.С. Аметов и др. 2010; F.B. Hu, M.J. Stampfer, S.M. Haffner, 2002; R.T. Hurst, R.W. Lee, 2003; G.L. Booth, M.K. Kapral, K. Fung, 2006 и др.). Системные подходы в изучении хронических осложнений СД, базирующиеся на теории хаоса и синергетической парадигме, обосновывают представление о СД (И.Ю. Доб-рынина, В.М. Еськов, 2006–2011), как о заболевании с высоким риском сердечно-сосудистых катастроф, при котором риск неблагоприятных исходов выше, чем при ишемиической болезни сердца. Хотя механизмы и степень влияния вегетативных нарушений на течение других хронических осложнений СД являются предметом дискуссий, показано, что поражение автономной нервной системы, осуществляющей регуляцию витальных функций и поддержание гомеостаза, во многом определяет течение СД и структуру смертности при этом заболевании. По данным ряда авторов, смертность в сроки от 5 до 10 лет при наличии автономной нейропатии составляет от 25 до 50 % (И.И. Дедов и соавт. 2012; А.С. Аметов и др. 2011; A.I. Vinik, 1999). Получены данные о том, что автономная нейропатия является предиктором развития нарушений мозгового кровообращения у больных СД 2 (A. Vinik, T. Park, K. Stansberry et al., 2000). Установлено, что ранняя диагностика диабетической нейропатии имеет важное значение для определения степени риска сердечно-сосудистых катастроф и летального исхода (И.И. Дедов, О.М. Смирнова, Т.В. Никонова, 2003; P. Mon-teagudo, V.A. Moises, O. Kohlmann et al., 2000).

Нарушения вегетативной иннервации при СД ведут к выраженной вегета-тивной дисфункции сердечно-сосудистой системы. Однако, несмотря на значи-тельное отрицательное влияние на выживаемость и качество жизни пациентов с СД, доклинические формы нарушений вегетативной регуляции вариабельности ритма сердца (ВРС) остаются наименее изученным осложнением СД (D. Ziegler, 2007). Это связано прежде всего с тем, что клинически значимые признаки диабетической автономной нейропатии появляются при большом стаже СД. Другая причина – сложность раннего выявления дисфункции автономной нервной системы.

Таким образом, доклиническая диагностика нарушений нейровегетатив-ного обеспечения сердечной деятельности у больных СД является актуальной научной, медицинской и социальной проблемой, которая требует решения. Наря-ду с оценкой факторов риска развития осложнений СД очевидны перспективность и важность поиска обоснования критериев объективных оценок функционального состояния автономной нервной системы для прогнозирования осложнений и ле-тальных исходов при СД, а также у больных с ожирением, как у группы высокого риска развития СД 2 типа.

Изменения ритма сердца – универсальная оперативная реакция целостного организма в ответ на любое воздействие факторов внешней среды. Совершенно естественно в связи с этим, что с проблемой адаптации организма к меняющимся условиям среды, к требованиям, предъявляемым живой системе при стрессорных условиях, самым тесным образом связана проблема гомеостаза. Таким образом, методы исследования вегетативной регуляции сердечного ритма вполне адекват-ны для идентификации как внутринозологических различий (клинические вариан-ты течения заболевания), так и региональных особенностей формирования пато-логии.

Обоснованием использования инновационных подходов для идентифика-ции интегративных (системных) критериев нарушений вегетативной регуляции сердечного ритма и эффективности внешних управляющих воздействий (ВУВ) является представление о сложном, иррегуляторном строении и комплексности механизмов регуляции функциональных систем, оказывающих влияние на ритми-ческую активность пейсмекеров синусового узла.

Динамическое поведение комплексных функциональных систем, к кото-рым относится вегетативная регуляция сердечного ритма, характеризующаяся не-линейным характером хаотических колебаний, наиболее целесообразно изучать с позиций «детерминированного хаоса». Детерминированность хаотической систе-мы заключается в ее высокой чувствительности по отношению к исходному со-стоянию и целесообразностью соответственного описания вектора состояния сердечно-сосудистой системы больных методом идентификации параметров ква-зиаттракторов в многомерных фазовых пространствах состояний.

Цель исследования. На основе биоинформационного анализа параметров вектора состояния системы вегетативной регуляции сердечной деятельности выя-вить закономерности этой регуляции у больных ожирением и сахарным диабетом 2 типа в зависимости от региона проживания и клинического варианта течения диабета и на основе этих закономерностей установить степень обратимости веге-тативных нарушений.

Задачи исследования:

1. Выявить особенности вегетативной регуляции сердечной деятельности у больных сахарным диабетом 2 типа с различными клиническими вариантами его течения (в зависимости от степени компенсации углеводного обмена) с привле-чением метода многомерных фазовых пространств.

2. Изучить региональные особенности состояния вегетативной регуляции сердечной деятельности у больных ожирением и сахарным диабетом 2 типа, про-живающих в г. Сургуте (ХМАО – Югры) и г. Санкт-Петербурге, и выявить основ-ные идентификаторы различий.

3. Исследовать степень обратимости вегетативных нарушений регуляции сердечной деятельности у больных сахарным диабетом 2 типа, определить интег-ративные индикаторы и маркеры клинической эффективности при парентераль-ном введении альфа-липоевой кислоты.

Работа выполнена в рамках федеральной программы «Исследование поведения функциональных систем организма человека на Севере методами мно-гомерных фазовых пространств состояний» (Гос. рег. № 01200965147).

Научная новизна работы:

1. Впервые, на основе результатов идентификации параметров квазиаттрак-торов вектора функционального состояния организма больных СД 2 с различ-ными клиническими вариантами течения установлено, что ухудшение метабо-лического контроля сопровождается прогрессивным усилением ригидности ритма сердечной деятельности, что подтверждается уменьшением объема (VG) и коэффициента асимметрии (rX) квазиаттракторов вектора состояний организма больных. Параметры порядка (критерии диагностики), определяющие идентифи-кацию различий клинических вариантов течения заболевания, являются высоко-частотная составляющая спектра, длительность кардиоинтервалов, ультранизко-частотная составляющая спектра и общая спектральная мощность.

2. Впервые, установлены региональные особенности сердечной деятель-ности: бльшая выраженность дезадаптации вегетативного обеспечения сердеч-ной деятельности выявлена у больных СД 2 и больных ожирением г. Сургута в сравнении с показателями больных СД 2 и больных ожирением г. Санкт-Петербурга. Идентификаторами региональных различий вегетативной регуляции ритма сердца у больных ожирением и СД 2 являются общая спектральная мощ-ность, ультранизкочастотная составляющая спектра и низкочастотная сос-тавляющая спектра.

3. Впервые, анализ динамики характеристик многомерных фазовых прост-ранств (VG, rX) вектора состояния сердечно-сосудистой системы больных СД 2 позволил установить высокую клиническую эффективность коррекции нару-шений нейровегетативной регуляции сердечной деятельности при парентеральном введении альфа-липоевой кислоты. Анализ матриц межаттракторных расстояний позволил идентифицировать интегративные индикаторы терапии альфа-липоевой кислоты в каждой контрольной точке наблюдения больных. Выраженный клинический эффект наблюдался уже при первом введении препарата, в дальнейшем эффективность имела тенденцию к снижению к 14-му дню, оставаясь при этом достаточно высокой в течение всего периода наблюдения. Методом па-раллельной идентификации параметров квазиаттракторов вектора состояния боль-ных СД 2 установлены маркеры терапии – это ультранизкочастотная составляю-щая спектра и общая спектральная мощность.

Научно-практическая значимость работы. Разработанные и внедренные в ЛПУ ХМАО – Югры алгоритмы изучения вегетативной регуляции сердечной деятельности у больных ожирением и СД 2, базирующиеся на методе многомер-ных фазовых пространств, обеспечивают идентификацию интегративных характе-ристик (объема – VG и показателей асимметрии – rX фазового пространства) и основных детерминант (параметров порядка) дизрегуляции ВРС, определяющих основные закономерности (русла) патогенеза. Такой подход позволяет устанав-ливать также количественные различия вегетативного обеспечения ВРС при изу-чении региональных особенностей вегетативной регуляции сердечной деятель-ности у больных ожирением и СД 2, проживающих на территории г. Сургута и

г. Санкт-Петербурга.

Использование разработанных и внедренных в ЛПУ ХМАО – Югры алго-ритмов многофакторного биоинформационного анализа многомерных фазовых пространств вектора состояния сердечно-сосудистой системы определило доказа-тельную базу интегративных индикаторов (количественной меры) и маркеров эф-фективности (диагностических критериев) при парентеральном применении пре-паратов альфа-липоевой кислоты в комплексной терапии СД 2.

Внедрение результатов исследования. Результаты исследования внедре-ны в медицинскую практику окружного центра эндокринологии и эндокринной хирургии ГБУ ХМАО – Югры «Сургутская окружная клиническая больница», а также в ГБУЗ городская поликлиника № 19 (г. Санкт-Петербург). Теоретические и практические положения работы используются в учебном процессе при подго-товке студентов, интернов и ординаторов по курсу эндокринологии в ГБОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО – Югры».

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на кафед-ральных и факультетских семинарах Сургутского Государственного университета на научных форумах различного уровня: XV международной конференции по нейрокибернетике (г. Ростов-на-Дону, 2009), международной научно-практиче-ской конференции «Фундаментальные и клинические аспекты охраны здоровья человека на Севере» (г. Сургут, 2010), 7-й международной научно-практической конференции «Найновите постижения на европейската наука» (г. София, 2011), VII международной научно-практической конференции  «Perspektywiczne opraco-wania s nauk i technikami» (г. Варшава, 2011).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 17 печатных ра-бот, из них 6 статьи в рекомендованных ВАК журнал и 11 статей в других науч-ных журналах и сборниках.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 163 страни-цах печатного текста и состоит из Введения; теоретической главы «Актуальные вопросы патогенеза нарушений вегетативной регуляции сердечной деятельности при ожирении и сахарном диабете 2 типа»; главы «Объект и методы исследова-ния», содержащей описание дизайна и методов исследования; главы «Особеннос-ти вегетативной регуляции сердечной деятельности у больных сахарным диабе-том 2 типа» содержащая результаты собственных исследований и их обсуждения; Заключения; Выводов и Практических рекомендаций; содержит 73 таблицы и 18 рисунков. Список литературы включает 131 наименований, в том числе 27 – за-рубежных авторов.

Личное участие автора заключается в анализе современного состояния проблемы, внедрения алгоритма идентификации параметров поведения вектора состояния организма больных СД 2 и ожирением в фазовом пространстве состояний, в зависимости от степени компенсации углеводного обмена, региона проживания. При непосредственном участии автора идентифицированы матрицы межаттракторных расстояний в фазовом пространстве состояний при изучении степени обратимости вегетативных нарушений регуляции сердечной деятельнос-ти у больных СД 2, выявлены интегративные индикаторы и маркеры клини-ческой эффективности при парентеральном введении альфа-липоевой кислоты. Весь первичный материал для диссертационного исследования собран непосред-ственно автором. Доля участия в совместных публикациях составляет 50–70 %.

Положения, выносимые на защиту:

1. Многофакторный биоинформационный анализ, базирующийся на мето-де идентификации параметров многомерных фазовых пространств, обеспечивает объективное описание закономерностей нарушений вегетативной регуляции сер-дечно-сосудистой деятельности у больных СД 2 с различными клиническими вариантами течения. Декомпенсация СД 2 приводит к усилению симпатического звена вегетативной нервной системы и снижению вариабельности ритма сер-дечной деятельности.

2. Нейро-вегетативное обеспечение сердечной деятельности у больных СД 2 в г. Сургуте характеризуются большей выраженностью степени дезадап-тации в поведении вектора состояний сердечно-сосудистой системы в сравнении с показателями больных СД 2 г. Санкт-Петербурга. При ожирении наиболее выраженные нарушения вегетативной регуляции сердечной деятельности выяв-лены у больных г. Сургута в сравнении с аналогичными показателями больных г. Санкт-Петербурга.

3. Биоинформационный многофакторный анализ, базирующийся на методе идентификации параметров многомерных фазовых пространств, позволил устано-вить параметры порядка – диагностических признаков, свидетельствующих о регио-нальных различиях больных СД 2 и ожирением, проживающих на территории г. Сургута и г. Санкт-Петербурга – общая спектральная мощность, ультранизко-частотная составляющая спектра и низкочастотная составляющая спектра.

4. Интегративные индикаторы и маркеры терапии, выделенные на базе методов матриц межаттракторных расстояний и параллельной идентифика-ции параметров квазиаттракторов вектора состояний сердечно-сосудистой системы, обеспечивают доказательство положительного терапевтического влияния препаратов альфа-липоевой кислоты.

ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В настоящей работе выполнено 3 блока исследований. В первом блоке представлено исследование нарушений вегетативной регуляции сердечной дея-тельности у больных сахарным диабетом 2 типа c различными клиническими вариантами течения (рис. 1). Сравнительное исследование, в котором приняло участие 135 больных в возрасте от 47 до 78 лет, которые были рандомизированы на 3 группы: первая группа: 45 человек – больные СД 2, в стадии компенсации углеводного обмена, средний возраст больных 65,95±11,16 лет, продолжи-тельность заболевания 10,82±8,13 лет; вторая группа: 45 человек – больные СД 2, в стадии декомпенсации, средний возраст больных 61,24±9,82 лет, продол-жительность заболевания 8,28±6,66 лет; третья группа 45 человек – СД 2, в стадии декомпенсации, осложненный кетозом, средний возраст больных 59,51±11,63 лет, продолжительность заболевания 7,73±5,31 лет. Определение степени компенса-ции проводилось по стандартным методам – определение гликированного гемог-лобина и анализ мочи на наличие кетоновых тел.

Второй блок исследования посвящен изучению региональных особеннос-тей вегетативной регуляции сердечной деятельности у больных ожирением и са-харным диабетом 2 типа, проживающих на территории г. Сургута и г. Санкт-Пе-тербурга. В исследовании приняли участие: больные СД 2 г. Сургута, в стадии компенсации (n = 30, возраст больных 54,8±6,1 лет, продолжительность забо-левания 8,63±4,28 лет) и больные СД 2 г. Санкт-Петербурга, в стадии ком-пенсации (n = 30, возраст больных 59,63±8,91 лет, продолжительность заболева-ния 9,46±6.81 лет), больные, страдающие ожирением, г. Сургута (n = 30, возраст больных 41,0±12,82 лет, ИМТ 34,06±2,01 кг/м2), больные г. Санкт-Петербурга, стра-дающие ожирением (n = 30, возраст больных 43,06±12,05 лет, ИМТ 34,13±5,4 кг/м2).

В третий блок вошли исследования интегративных индикаторов и марке-ров клинической эффективности при парентеральном введении альфа-липоевой кислоты. Открытое проспективное неконтролируемое клиническое исследование: 29 человек (средний возраст 59,96±11,93 лет) с установленным диагнозом СД 2 (средний стаж заболевания 8,91±5,09 лет, средний уровень глюкозы 5,73±0,52 ммоль/л, уровень гликированного гемоглобина HbA1c < 7,0 %). Всем больным проводилась терапия препаратом альфа-липоевой (тиоктовой) кислоты (АЛК) по 600 мг в сутки внутривенно капельно в течение 2-х недель. У пациентов СД 2 на момент обследования имелись следующие осложнения: диабетический гепатоз – у 4 человек (13,79 %), диабетическая непролиферативная ретинопатия – у 4 па-циентов (13,79 %), диабетическая периферическая полинейропатия – у 29 па-циентов (100 %), диабетическая нефропатия была у 8 пациентов (27,58 %). Со-путствующие заболевания, такие как хронический панкреатит, холецистит были выставлены у 11 человек (37,93 %). Четверо больных страдали ИБС (13,79 %), она проявлялась стабильной стенокардией напряжения функционального класса. Инфаркт миокарда (ИМ) в анамнезе был у 2 пациентов (6,89 %). Артериальная гипертензия была у 23 человек (79,31 %).

Работа выполнилась в соответствии с Хельсинской Декларацией Всемир-ной Медицинской Ассоциации и одобрена этическим комитетом Государствен-ного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского округа – Югры». От каждого обследованного человека получено информированное согласие на использование материалов в научных исследованиях.

Специальные методы исследования включали изучение вегетативной регуляции сердечной деятельности больных СД 2 и ожирением, которая оцени-валась по оригинальным показателям с использованием пульсоксиметра «ЭЛОКС-01С2» (ЗАО ИМЦ «Новые Приборы», г. Самара) в рамках разработан-ных авторских методик Самарской и Сургутской школ медицинской кибернетики (проф. Л.И. Калакутский, проф. В.М. Еськов). Физиологическая интерпретация и методика анализа данных приведены в соответствие с Соглашением, достигнутым Европейским обществом кардиологов и Северо-Американским обществом элек-тростимуляции и электрофизиологии (1996). Исследование вариабельности ритма сердца (ВРС) проводилось с определением временных и частотных его характе-ристик: Total P (mc2) – общая спектральная мощность колебаний ритма сердца; VLF (mc2) – спектральная мощность ВРС в диапазоне ультранизких частот; LF (mc2) – спектральная мощность ВРС в диапазоне низких частот; HF (mc2) – спект-ральная мощность ВРС в диапазоне высоких частот; LF/HF (у.е.) – отношение низкочастотной к высокочастотной составляющей мощности колебаний ритма сердца; LF (%) – нормализованная спектральная мощность низких частот; HF (%) – нормализованная спектральная мощность высоких частот; SDNN (mc) – среднее 5-минутное отклонение по всей записи кардиоинтервалов R-r; СИМ (у.е.) – пока-затель активности симпатической вегетативной нервной системы; ПАР (у.е.) – показатель активности парасимпатической вегетативной нервной системы; R-R (mc) – длительность кардиоинтервалов; HRV (у.е.) – триангулярный индекс – ин-теграл плотности распределения (общее количество кардиоинтервалов) отнесен-ный к максимуму плотности распределения; ИВ (у.е.) – индекс напряженности регуляторных систем – индекс Баевского.





I блок исследования

II блок исследования

III блок исследования

Рис. 1. Дизайн исследования

Специальные методы биоинформационного анализа. Инновационный подход состоит в том, что для обработки полученных результатов использовались оригинальные программы: «Идентификация параметров аттракторов поведения вектора состояний биосистем в m-мерном фазовом пространстве», «Программа медицинской диагностики по расстоянию между фактической точкой вектора состояния организма человека и ближайшими центрами квазиаттракторов», разра-ботанные и запатентованные коллективом авторов под руководством ЗДН РФ, профессора, д. физ.-мат. наук, д. биол. наук В.М. Еськова. Биоинформационный анализ и синтез обеспечивают идентификацию количественной меры различий параметров квазиаттракторов вектора состояния вариабельности ритма сердца больных СД 2 в зависимости от степени компенсации углеводного обмена и региона проживания, а также интегративный индикатор и маркер эффективности при применении лечебных воздействий (на основании метода расчета матриц межаттракторных расстояний).

Методы традиционного статистического анализа. Для обработки полу-ченных результатов использовались различные методы параметрической и непа-раметрической статистики. В начале статистического исследования проверялось, подчиняется ли выборка гауссовскому (нормальному) закону распределения при помощи одновыборочного теста нормальности W Шапиро-Уилко. К данным, под-чиняющимся нормальному закону распределения, применялись параметрические методы статистического анализа: t-критерий Стьюдента для сравнения групп по количественному признаку, метод Пирсона для корреляционного анализа. Непа-раметрические методы статистического анализа: U-критерий достоверности раз-личий Манна-Уитни, методы корреляционного анализа Спирмена для данных, неподчиняющихся нормальному закону распределения. Рассчитывались показа-тели дескриптивной статистики: выборочное среднее с ошибкой репрезентатив-ности M±m, среднее квадратичное отклонение среднего арифметического значе-ния (). Учитывая, что распределение показателей ВРС отличается от нормаль-ного, все данные представлены в виде медианы и интерквартильного размаха. Интерквартильный размах указывается в виде 25 % и 75 % перцентилей. Для оценки эффективности лечения – критерий Вилкоксона. Критический уровень значимости (p) при проверке статистических гипотез в данном исследовании при-нимался равным 0.05. Математическая обработка результатов проводилась на компьютере с использованием пакета программ STATISTICA 6.0.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Традиционного методы математического анализа в первом блоке исследо-вания позволили установить следующие особенности: наиболее существенные различия вегетативной регуляции сердечной деятельности у больных СД 2 выявлены при анализе общей спектральной мощности и ультранизкочастотной ее составляющей колебаний ритма сердца, которые указывают на снижение реабили-тационного потенциала, в связи с истощением функциональных резервов и гумо-рально-метаболической составляющей спектра ВРС по мере декомпенсации СД (Total P I группы >Total P II группы > Total P III группы; рм-уI = 0,02; рм-уII = 0,00; VLF I группы > VLF II группы > VLF III группы; p м-уI = 0,01; рм-уII = 0,00) (табл. 1).

Таблица 1

Результаты статистической обработки данных измерений показателей

сердечно-сосудистой системы больных СД 2 с различными клиническими вариантами течения (медиана, 75 перцентиль, 25 перцентиль)

I группа n=45

II группа n=45

III группа n=45

p

VLF (mc2)

635,00

1070,00

339,00

547,00

1121,00

291,00

289,00

671,00

190,00

рм-уI= 0,01

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,05

LF (mc2)

234,00

446,00

154,00

178,00

526,00

122,00

174,00

383,00

77,00

рм-уI= 0,16

рм-уII= 10

рм-уIII= 0,90

HF (mc2)

175,00

351,00

114,00

149,00

307,00

99,00

127,00

239,00

67,00

рм-уI= 0,21

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,20

Total P (mc2)

1261,00

1849,00

667,00

1101,00

2171,00

563,00

752,00

1382,00

408,00

рм-уI= 0,02

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,23

LF/HF (у.е.)

1,43

2,64

0,66

1,32

2,29

0,79

1,42

2,50

0,71

рм-уI= 0,89

рм-уII= 0,03

рм-уIII= 0,20

LF (%)

59,00

71,00

40,00

57,00

68,00

44,00

59,00

71,00

42,00

рм-уI= 0,87

рм-уII= 0,05

рм-уIII= 0,13

HF (%)

41,00

60,00

30,00

43,00

56,00

32,00

41,00

58,00

29,00

рм-уI= 0,87

рм-уII= 0,05

рм-уIII= 0,13

SDNN (mc)

30,00

46,00

23,00

24,00

32,00

18,00

21,00

27,00

16,00

рм-уI= 0,10

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,38

СИМ (у.е.)

12,00

22,00

8,00

15,00

27,00

9,00

23,00

36,00

11,0

рм-уI= 0,00

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,00

ПАР (у.е.)

3,00

8,00

1,00

3,00

5,00

1,00

1,00

4,00

0,00

рм-уI= 0,00

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,04

R-R (mc)

862,00

965,00

756,00

788,00

887,00

702,00

718,00

803,00

640,00

рм-уI= 0,00

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,00

HRV (у.е.)

4,70

5,40

3,70

4,20

5,40

3,30

3,70

5,00

3,10

рм-уI= 0,05

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,43

ИВ (у.е.)

120,00

203,00

80,00

161,00

298,00

81,00

253,00

475,00

146,00

рм-уI= 0,00

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,00

Примечания: I группа – больные СД 2, в стадии компенсации углеводного обмена; II групп-па – больные СД 2, в стадии декомпенсации; III группа – больные СД 2, в стадии декомпен-сации, осложненной кетозом; n – количество больных; здесь и в табл. 4 и 8: Total P (mc2) – общая спектральная мощность колебаний ритма сердца; VLF (mc2) – спектральная мощность ВРС в диапазоне ультранизких частот; LF (mc2) – спектральная мощность ВРС в диапазоне низких частот; HF (mc2) – спектральная мощность ВРС в диапазоне высоких частот; LF/HF (у.е.) – отношение низкочастотной к высокочастотной составляющей мощности колебаний ритма сердца; LF (%) – нормализованная спектральная мощность низких частот; HF (%) – нормализованная спектральная мощность высоких частот; SDNN (mc) – среднее 5-минутное отклонение по всей записи кардиоинтервалов R-R; СИМ (у.е.) – показатель активности симпатической вегетативной нервной системы; ПАР (у.е.) – показатель активности парасимпатической вегетативной нервной системы; R-R (mc) – длительность кардиоинтервалов; HRV (у.е.) – триангулярный индекс интеграл плотности распределения (общее количество кардиоинтервалов) отнесенный к максимуму плотности распределения; ИВ (у.е.) – индекс напряженности регуляторных систем; рм-уI – U-критерий достоверности различий Манна-Уитни между I и II группами; рм-уII – U-критерий достоверности различий Манна-Уитни между I и III группами; рм-уIII – U-критерий достоверности различий Манна-Уитни между II и III группами.

Анализ интегральных характеристик вегетативной регуляции ВРС показал, что по мере декомпенсации СД 2 баланс вегетативного равновесия смещается в сто-рону преобладания стрессреализующих влияний симпатического звена ВНС (СИМ I группы < СИМ II < группы СИМ III группы; рм-уI = 0,00; рм-уII = 0,00; рм-уIII = 0,00) на фоне истощения стресслимитирующих влияний парасимпатического звена ВНС (ПАР I группы > ПАР II группы > ПАР III группы; рм-уI = 0,00; рм-уII = 0,00; рм-уIII = 0,04), на фоне прогрессивного увеличением индекса напряжения Баевского (ИВ I группы < ИВ II группы < ИВ III группы; рм-уI = 0,00; рм-уII = 0,00; рм-уIII = 0,04).

Уменьшение вариабельности сердечного ритма из-за симпатотонии, в группах с неудовлетворительной компенсацией СД 2, подтверждается снижени-ем среднего 5-минутного отклонения по всей записи кардиоинтервалов R-R (SDNN I группы > SDNN III группы; рм-уII = 0,00). Одновременно уменьшается длительность кардиоинтервалов (R-R I группы > R-R II группы > R-R III группы; рм-уI = 0,00; рм-уII = 0,00; рм-уIII = 0,00), а также понижается триангулярный индекс (HRV I группы > HRV III группы; рм-у = 0,00) в группах с неудовлетворительной компенсацией СД 2.

Применение инновационных программ, базирующихся на теории хаоса и самоорганизации, обеспечило системный синтез характеристик нелинейных хао-тических колебаний кардиоритма. Координатами генерального 13-мерного фазо-вого пространства состояний (ФПС) являются диагностические признаки ВРС: X1 – VLF (mc2), X2 – LF (mc2); X3 – HF (mc2); X4 – LF/HF (у.е.); X5 – Total P (mc2); Х6 – LF (%); Х7 – HF (%); X8 – SDNN (mc); X9 – СИМ (у.е.); X10 – ПАP (у.е.); X11 – НRV (у.е.); X12 – R-R (mc); X13 – ИВ (у.е.). По мере нарастания степени декомпен-сации СД прослеживается динамика уменьшения параметров квазиаттракторов (VG; rX III группы < VG; rX II группы < VG; rX I группы). Такая модификация па-раметров квазиаттракторов ВРС отражает сужение приспособительного диапазо-на и, соответственно, нарастание ригидности ритма сердечной деятельности по мере ухудшения степени компенсации СД 2 (табл. 2).

Таблица 2

Параметры квазиаттракторов вектора состояния сердечно-сосудистой системы больных СД 2 с различными клиническими вариантами течения

в 13-мерного фазовом пространстве

Группы наблюдения

VG (у.е.)

rX (у.е.)

I группа

1,85×1030

3 582,20

II группа

0,20×1030

1 701,95

III группа

0,17×1030

1 118,75

Примечания: здесь и в табл. 5: VG – объем 13-мерного пространства параллелепипеда; rX – показатель асимметрии в 13-мерном пространстве квазиаттрактора; в качестве xi: X0 – VLF (mc2), X1 – LF (mc2); X2 – HF (mc2); X3 – LF/HF (у.е.); X4 – Total P (mc2); Х5 – LF (%); Х6 – HF (%); X7 – SDNN (mc); X8 – СИМ (у.е.); X9 – ПАP (у.е.); X10 – НRV (у.е.); X11 –  R-R (mc); X12 – ИВ (у.е.).

Вегетативная регуляция сердечного ритма, может быть описана многими диагностическими признаками (в нашем исследовании они образуют 13-мерное фазовое пространство состояний квазиаттрактора ВРС). Однако можно выделить несколько основных диагностических критериев – параметров порядка (ПП). Ис-пользование инновационных биоинформационных методов позволило выделить те, которые детерминируют поведение системы вегетативного обеспечения ВРС и наиболее полно обеспечивают идентификацию различий изучаемых клинических вариантов СД 2 в сравнении с методами дискриптивной статистики (табл. 3).

Наиболее существенными признаками, обеспечивающими диагностику различий вегетативного обеспечения ВРС между группами I и II являются HF (mc2) (Z3группы сравнения I-II = 116,30), который в рамках непараметрической оценки являет-ся незначимым признаком (pм-уI= 0,21), R-r (mc) (Z12группы сравнения I-II = 120,45), ко-торый в рамках непараметрической оценки является значимым признаком (pм-уI = 0,00) и VLF (mc2) (Z1группы сравнения I-II = 127,43), который в рамках непараметриче-ской оценки также является значимым признаком (pм-уI = 0,01). Между группами II и III, а также I и III – Total P (mc2) (Z5группы сравнения I-III = 414,08), который в рам-ках непараметрической оценки является значимым признаком при сравнении групп больных с компенсированным и декомпенсированным СД 2, в виде кетоза (pм-уII = 0,00). Однако, при сравнении групп больных с декомпенсированным и де-компенсированным СД 2, в виде кетоза, данный ПП – Total P (mc2) (Z5группы сравнения II-III = 312,68) в рамках непараметрической оценки является незначимым признаком (pм-уIII = 0,23). Также ПП является VLF (mc2) (Z1группы сравнения I-III = 609,72), который в рамках непараметрической оценки при сравнении I и III групп является значимым признаком (pм-уII = 0,00), тогда как при сравнении II и III групп (Z1группы сравнения II-III = 529,24), в рамках непараметрической оценки является незначимым признаком (pм-уIII = 0,05). Также диагностическим критерием являет-ся HF (mc2) (Z3группы сравнения I-III = 638,30), который в рамках непараметрической оценки при сравнении I и III групп является значимым признаком (pм-уII = 0,00), тогда как (Z3группы сравнения II-III = 559,84), при сравнении II и III групп в рамках непа-раметрической оценки является незначимым признаком (pм-уIII = 0,20) (табл. 1, 3).

Таблица 3

Анализ ранжирование диагностических показателей характеристик ВРС

больных СД 2 с различными клиническими вариантами течения

Группы сравнения

I-II

I-III

II-III

Z0 = 139,9

Z0 = 673,57

Z0 = 576,43

VLF (mc2)

Z1 = 127,43

Z1 = 609,72

Z1 = 529,24

LF (mc2)

Z2 = 136,44

Z2 = 667,90

Z2 = 564,17

HF (mc2)

Z3 = 116,30

Z3 = 638,30

Z3 = 559,84

LF/HF (у.е.)

Z4 = 139,93

Z4 = 673,57

Z4 = 576,43

Total P (mc2)

Z5 = 131,80

Z5 = 414,08

Z5 = 312,68

LF (%)

Z6 = 139,91

Z6 = 673,57

Z6 = 576,43

НF (%)

Z7 = 139,91

Z7 = 673,57

Z7 = 576,43

SDNN (mc)

Z8 = 139,79

Z8 = 673,48

Z8 = 576,41

СИМ (у.е.)

Z9 = 139,90

Z9 = 673,49

Z9 = 576,38

ПАP (у.е.)

Z10 = 139,93

Z10 = 673,57

Z10 = 576,43

НRV (у.е.)

Z11 = 139,93

Z11 = 673,57

Z11 = 576,43

R-R (mc)

Z12 = 120,45

Z12 = 662,68

Z12 = 574,31

ИВ (у.е.)

Z13 = 133,07

Z13 = 657,91

Z13 = 567,49

Примечания: здесь и в табл. 6: Z0 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов без исключения признака; Z1 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исклю-чении VLF (mc2); Z2 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении LF (mc2); Z3 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении HF (mc2); Z4 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении LF/HF (у.е.); Z5 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении Total P (mc2); Z6 – рас-стояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении LF (%); Z7 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении НF (%); Z8 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении SDNN (mc); Z9 – расстояние между цент-рами двух квазиаттракторов при исключении СИМ (у.е.); Z10 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении ПАP (у.е.); Z11 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении НRV (у.е.); Z12 – расстояние между центрами двух ква-зиаттракторов при исключении R-R (mc); Z13 – расстояние между центрами двух квазиат-тракторов при исключении ИВ (у.е.).

Используя методы традиционного математического анализа во втором блоке исследования, установлены следующие особенности: у больных СД 2, проживающих на территории г. Сургута, выявлено снижение функциональных резервов ВНС, анализируемых по уменьшению общей мощности колебаний рит-ма сердца (Total P (ожирение) > Total P (СД); рм-уI= 0,01) за счет высокочастотной (HF (ожирение) > HF (СД); рм-уI= 0,02) и низкочастотной компонент спектра ВРС (LF (ожирение) > LF (СД); pм-у1= 0,00), в сравнении с больными ожирением г. Сур-гута. У больных СД 2, в сравнении с группой больных ожирением, проживающих на территории г. Сургута, происходит смещение вегетативного равновесия в сторону преобладания тонуса симпатического отдела ВНС (СИМ (ожирение) < СИМ (СД); рм-уI= 0,03) на фоне снижения парасимпатических влияний (ПАР (ожирение) > ПАР (СД) рм-уI= 0,01), что также отражается в увеличении ИВ (ИБ (ожирение) < ИВ (СД) рм-уI= 0,00), что подтверждается снижением показателя SDNN (SDNN (ожирение) > SDNN (СД) рм-уI= 0,00). Это свидетельствует о сниже-нии реабилитационного потенциала больных с СД 2 в сравнении с группой больных ожирением (табл. 4).

Таблица 4

Результаты статистической обработки данных измерений показателей

сердечно-сосудистой системы больных СД 2 и ожирением

(медиана, 75 перцентиль, 25 перцентиль)

г. Сургут

г. Санкт-Петербург

Ожирение n=30

СД 2

n=30

Ожирение n=30

СД 2

n=30

p

VLF (mc2)

1438,00

2771,00

544,00

944,50

1645,00

413,00

854,00

1687,00

478,00

772,00

1142,00

340,00

pм-уI= 0,12

рм-уII= 0,29

рм-уIII= 0,07

рм-уIV= 0,29

LF (mc2)

1026,00

1745,00

570,00

448,50

1055,00

222,00

700,00

1131,00

322,00

254,00

453,00

154,00

pм-уI= 0,00

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,03

рм-уIV= 0,08

HF (mc2)

245,50

687,00

135,00

163,00

273,00

94,00

415,00

701,00

128,00

154,00

345,00

106,00

pм-уI= 0,02

рм-уII= 0,01

рм-уIII= 0,68

рм-уIV= 0,76

Total P (mc2)

3201,00

5220,00

1619,00

1591,50

2973,50

857,00

2298,05

4653,00

976,00

1355,00

1910,50

631,50

pм-уI= 0,01

рм-уII= 0,02

рм-уIII= 0,11

рм-уIV= 0,34

LF/HF (у.е.)

2,64

4,18

1,56

2,63

4,36

1,88

1,49

2,35

0,92

1,60

2,66

0,68

pм-уI= 0,87

pм-уII= 0,92

pм-уIII= 0,00

рм-уIV= 0,00

LF (%)

75,00

81,00

61,00

72,00

81,00

65,00

58,50

70,00

47,50

61,50

73,00

42,50

pм-уI= 0,84

рм-уII= 0,93

рм-уIII= 0,00

рм-уIV= 0,00

HF (%)

27,50

39,00

19,00

28,00

35,00

19,00

41,50

30,00

52,50

38,00

57,50

27,00

pм-уI= 0,85

рм-уII= 0,95

рм-уIII= 0,00

рм-уIV= 0,00

SDNN (mc)

38,9

46,01

27,99

26,16

33,97

20,99

32,00

52,00

24,00

29,00

46,00

23,00

pм-уI= 0,00

рм-уII= 0,44

рм-уIII= 0,81

рм-уIV= 0,22

продолжение табл. 4

г. Сургут

г. Санкт-Петербург

Ожирение n=30

СД 2

n=30

Ожирение n=30

СД 2

n=30

p

СИМ (у.е.)

8,50

13,00

5,00

12,00

15,00

8,00

8,00

12,00

4,00

12,50

22,00

9,00

pм-уI= 0,03

рм-уII= 0,01

рм-уIII= 0,72

рм-уIV= 0,00

ПАР (у.е.)

7,50

11,0

4,00

4,00

7,00

1,00

5,00

10,00

3,00

3,50

7,00

1,00

pм-уI= 0,01

рм-уII= 0,04

рм-уIII=0,42

рм-уIV=0,00

R-R (mc)

730,00

810,00

680,00

740,00

830,00

690,00

786,00

884,00

692,00

859,00

947,00

753,00

pм-уI= 0,83

рм-уII= 0,04

рм-уIII= 0,28

рм-уIV= 0,00

HRV (у.е.)

7,00

8,00

5,00

5,00

7,00

4,00

6,50

9,50

4,60

4,60

5,60

3,70

pм-уI= 0,09

рм-уII= 0,00

рм-уIII= 0,96

рм-уIV= 0,08

ИВ (у.е.)

79,00

148,00

44,0

182,00

238,00

108,00

75,00

184,00

37,00

120,50

224,00

92,00

pм-уI= 0,00

рм-уII= 0,04

рм-уIII= 0,89

рм-уIV= 0,17

Примечания: см. табл.1; рм-уI – U-критерий достоверности различий Манна-Уитни между группами пациентов с ожирением и СД 2, проживающих на территории г. Сургута; рм-уII –  U-критерий достоверности различий Манна-Уитни между группами пациентов с ожирением и СД 2, проживающих на территории г. Санкт-Петербурга; рм-уIII – U-критерий достовернос-ти различий Манна-Уитни между группами пациентов с ожирением г. Сургута и г. Санкт-Петербурга; рм-уIV – U-критерий достоверности различий Манна-Уитни между группами па-циентов с СД 2 г. Сургута и г. Санкт-Петербурга.

Различия в вегетативном обеспечении ВРС больных СД 2 в сравнении с больными ожирением, проживающих на территории г. С-Петербурга, харак-теризуются тенденциями, характерными для г. Сургута: Total P (ожирение) > Total P (СД); рм-уII= 0,02; LF (ожирение) > LF (СД); рм-уII= 0,00; HF (ожирение) > HF (СД); pм-уII= 0,01; СИМ (ожирение) < СИМ (СД); рм-уII= 0,01; ПАР (ожирение) > ПАР (СД); рм-уII= 0,04; ИБ (ожирение) < ИБ (СД); рм-уII= 0,04. Нарушения веге-тативной регуляции в группах больных СД 2, в сравнении с больными ожирением г. Санкт-Петербурга, также проявляются в виде снижения триангулярного индекса (HRV (ожирение) > HRV (СД); рм-уII= 0,00) (табл. 4).

При сравнительном анализе показателей вегетативной регуляции ВРС боль-ных ожирением г. Сургута и г. Санкт-Петербурга выявлено, что у обследованных г. Сургута доминирование низкочастотной части спектра (LF (mc2) (ожирение, г. Сургут) > LF (mc2) (ожирение, г. Санкт-Петербург); рм-уIII= 0,03) и изменения в структуре спектральных характеристик (LF (%) (ожирение, г. Сургут) > LF (%) (ожирение, г. Санкт-Петербург); рм-уIII= 0,00; HF (%) (ожирение, г. Сургут) < HF (%) (ожирение, г. Санкт-Петербург); рм-уIII= 0,00) приводят к смещению вагосимпатиче-ского дисбаланса и большему преобладанию симпатотонии (LF/HF (ожирение, г. Сургут) > LF/HF (ожирение, г. Санкт-Петербург); рм-уIII= 0.00), в сравнении с группой больных ожирением, проживающих на территории г. Санкт-Петербурга.

Региональные особенности вегетативной регуляции ВРС при СД 2 характеризуются аналогичной тенденцией: доминирование симпатотонии у боль-ных СД 2 г. Сургута, в сравнении с больными г. Санкт-Петербурга. У обсле-дованных г. Сургута изменения в структуре спектральных характеристик (LF (%) (СД, г. Сургут) > LF (%) (СД, г. Санкт-Петербург); рм-уIV= 0,00; HF (%) (СД, г. Сургут) < HF (%) (СД, г. Санкт-Петербург); рм-уIV= 0,00) приводят к смещению ваго-симпатического дисбаланса с преобладанием симпатических влияний (LF/HF (у.е.) (СД, г. Сургут) > LF/HF (у.е.) (СД, г. Санкт-Петербург) рм-у3 = 0,00), в срав-нении с больными СД 2 г. Санкт-Петербурга. Целесообразно отметить, что у больных СД (в отличие от больных ожирением) региональные особенности вегетативной регуляции выявлены также при анализе интегральных характеристик активности ВНС и временного анализа ВРС. При этом, у больных СД 2 г. Санкт-Петербурга интегративные показатели активности симпатического звена ВНС выше (СИМ (у.е.) (СД 2, г. Сургут) < СИМ (у.е.) (СД, г. Санкт-Петербург); рм-уIV= 0,00), а парасимпатического звена ВНС ниже (ПАР (у.е.) (СД 2, г. Сургут) > ПАР (у.е.) (СД, г. Санкт-Петербург); рм-уIV= 0,00), чем у больных СД 2 г. Сургута, однако, при систематизации результатов, полученных при многофакторном анализе получено больше данных за то, что у больных СД 2, проживающих в г. Сургуте, степень выраженности вегетативной дизрегуляции обусловлена большим доминированием стрессреализующих влияний. Преобладание симпатотонии у больных СД 2 г. Сургута, в сравнении с больными СД 2 г. С-Петербурга, также подтверждается уменьшением длительности кардиоинтервалов (R-R (mc) (СД, г. Сургут) < R-R (mc) (СД, г. Санкт-Петербург); рм-уIV= 0,00) (табл. 4).

Системный синтез полученных данных на всех этапах биоинформацион-ного анализа показал, что у больных СД 2 и ожирением г. Сургута большая выраженность симпатотонии в вегетативной регуляции приводит к следующим модификациям характеристик ФПС ВРС (табл. 5):

1) параметры квазиаттракторов ВРС больных СД 2 г. Сургута существенно выше аналогичные параметры группы больных ожирением г. Сургута (рас-сматриваемых в данном сравнении как группа контроля) и больных СД 2 г. Санкт-Петербурга. Это указывает на существенно больший разброс анализируемых величин ВРС и, соответственно, может рассматриваться как неблагоприятная тенденция превышения «полезной» меры хаоса у больных СД 2 в г. Сургуте: VG и rX ФПС ВРС больных ожирением г. Сургута < VG и rX ФПС ВРС больных СД 2 г. Сургута > VG и rX ФПС ВРС больных СД 2 г. Санкт-Петербурга;

2) параметры квазиаттракторов ВРС больных ожирением г. Санкт-Петер-бурга (рассматриваемых в данном сравнении как группа контроля) существенно выше аналогичных параметров группы больных СД 2 г. Санкт-Петербурга и больных ожирением г. Сургута. Указанные характеристики параметров ква-зиаттракторов больных ожирением г. Санкт-Петербурга позволяют высказать предположение о достаточном диапазоне приспособительных реакций ВРС у этой группы больных в сравнении с показателями больных ожирением г. Сургута, у которых уменьшение параметров квазиаттракторов ВРС свидетельствует о сни-жении вариабельности (усилением ригидности) сердечной деятельности: VG и rX ФПС ВРС больных СД г. Санкт-Петербурга < VG и rX ФПС ВРС больных ожи-рением г. Санкт-Петербурга > VG и rX ФПС ВРС больных ожирением г. Сургута.

Таблица 5

Параметры квазиаттракторов вектора состояния сердечно-сосудистой системы больных СД 2 и ожирением в 13-мерного фазовом пространстве

Параметры квазиаттракторов

Группы наблюдения

СД 2

Ожирение

г. Сургут

г. Санкт-Петербург

г. Сургут

г. Санкт-Петербург

VG (у.е.)

12,8 × 1029

8,14 × 1029

2,27×1029

97,2×1029

rX (у.е.)

6 757,77

3 348,20

2 100,42

9 310,29

Примечания: см. табл. 2.

Ранжирование диагностических показателей характеристик ВРС больных СД 2 и ожирением обеспечило выделение конечного набора идентификато- ров региональных различий нарушений вегетативной регуляции ритма сердца (табл. 6) – это Total P (mc2), VLF (mc2), LF (mc2).

Таблица 6

Анализ ранжирование диагностических показателей характеристик ВРС

больных СД 2 и ожирением

Группы сравнения

СД 2 Сургут СД 2

С-Петербург

Ожирение

Сургут

Ожирение

С-Петербург

Ожирение

Сургут

СД 2 Сургут

Ожирение

С-Петербург

СД 2 С-Петербург

13-m ФП

Z0 = 769,90

Z0 = 671,37

Z0 = 1 629,43

Z0 = 1 730,74

VLF (mc2)

Z1 = 626,00

Z1 = 647,24

Z1 = 1 574,50

Z1 = 1 587,54

LF (mc2)

Z2 = 742,72

Z2 = 513,62

Z2 = 1 503,16

Z2 = 1 684,04

HF (mc2)

Z3 = 749,57

Z3 = 651,70

Z3 = 1 591,89

Z3 = 1 698,35

LF/HF (у.е.)

Z4 = 769,90

Z4 = 671,37

Z4 = 1 629,43

Z4 = 1 730,74

Total P (mc2)

Z5 = 536,55

Z5 = 498,02

Z5 = 840,32

Z5 = 866,98

LF (%)

Z6 = 769,77

Z6 = 671,21

Z6 = 1 629,43

Z6 = 1 730,74

НF (%)

Z7 = 769,77

Z7 = 671,21

Z7 = 1 629,43

Z7 = 1 730,74

SDNN (mc)

Z8 = 769,88

Z8 = 671,37

Z8 = 1 629,41

Z8 = 1 730,74

СИМ (у.е.)

Z9 = 769,90

Z9 = 671,37

Z9 = 1 629,43

Z9 = 1 730,74

ПАP (у.е.)

Z10 = 769,90

Z10 = 671,37

Z10 = 1 629,43

Z10 = 1 730,74

НRV (у.е.)

Z11 = 769,90

Z11 = 671,37

Z11 = 1 629,43

Z11 = 1 730,74

R-R (mc)

Z12 = 762,15

Z12 = 671,03

Z12 = 1 629,38

Z12 = 1 729,12

ИВ (у.е.)

Z13 = 768,17

Z13 = 669,62

Z13 = 1 625,31

Z13 = 1 730,67

Примечания: см. табл. 3.

Сравнительный анализ результативности применения разных биоинфор-мационных методов показал (табл. 7), что в отличие от методов традиционного статистического анализа на базе детерминистко-стохастического подхода, исполь-зование инновационных методов, базирующихся на теории хаоса и синергетики, оказалось более чувствительным к идентификации тех элементов функциональ-ной системы вегетативной регуляции ритма сердечной деятельности, которые определяют различия в характеристиках и, соответственно, детерминируют пове-дение отдельных частей и элементов функциональной системы ВРС: Total P (mc2), VLF (mc2), LF (mc2).

Таблица 7

Информационная значимость идентификации различий

диагностических показателей характеристик ВРС больных СД 2

и ожирением в рамках 2-х подходов (Det1 и Chaos2)

Группы сравнения

СД 2 Сургут

СД 2

С-Петербург

Ожирение

Сургут

Ожирение

С-Петербург

Ожирение

Сургут

СД 2 Сургут

Ожирение

С-Петербург

СД 2 С-Петербург

VLF (mc2)

Z1 = 626,00

Z1 = 647,24

Z1 = 1 574,50

Z1 = 1 587,54

рм-уIV= 0,29

рм-уIII= 0,07

рм-уI= 0,12

рм-уII= 0,29

LF (mc2)

Z2 = 742,72

Z2 = 513,62

Z2 = 1 503,16

Z2 = 1 684,04

рм-уIV= 0,08

рм-уIII= 0,03

рм-уI= 0,00

рм-уII= 0,00

Total P (mc2)

Z5 = 536,55

Z5 = 498,02

Z5 = 840,32

Z5 = 866,98

рм-уIV= 0,34

рм-уIII= 0,11

рм-уI= 0,02

рм-уII= 0,01

Примечания: Det1 детерминистский подход с использованием программы «Статистика в медико-биологических исследованиях»; Chaos2 – подход, базирующийся на теории хаоса и синергетики с использованием метода «идентификации параметров вектора состояния био-систем в m-мерном пространстве»; Z1 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении VLF (mc2), параметр порядка (Chaos); Z2 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении LF (mc2), параметр порядка (Chaos); Z5 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов при исключении Total P (mc2), параметр порядка (Chaos); рм-у – критерий достоверности Манна-Уитни.

В третьем блоке исследования, используя методы традиционного матема-тического анализа, выявлены следующие особенности: включение в комплексную терапию АЛК по 600 мг в сутки сопровождается уменьшением напряженности регуляторных систем в виде снижения ИБ (рI= 0,00; рII= 0,00; рIII= 0,00), улуч-шением общего функционального состояния, анализируемого по нарастающей динамике Total P (рI= 0,02; рII= 0,00), снижения показателя вагосимпатического баланса LF/HF (рII= 0,03), увеличения ультранизкочастотной компоненты спектра (рI= 0,01; рII= 0,00), нормализацией активности симпатического звена вегетатив-ной нервной системы (рI= 0,00; рII= 0,00; рIII= 0,00), увеличением влияния пара-симпатического отдела (рI= 0,00; рII= 0,00; рIII= 0,04) и, соответственно, законо-мерным увеличением SDNN (рII= 0,00), а также продолжительности кардиоинтер-валов R-R (рI = 0,00; рII= 0,00; рIII= 0,00) (табл. 8).

Таблица 8

Результаты статистической обработки данных измерений показателей

сердечно-сосудистой системы больных СД 2, получающих терапию

альфа-липоевой кислотой (медиана, 75 перцентиль, 25 перцентиль)

1 сутки

14 сутки

p

До введения АЛК

После введения АЛК

До введения АЛК

После введения АЛК

VLF (mc2)

486,00

1 323,00 324,00

1022,00

2010,00

324,00

572,00

1261,00

239,00

1 089,00

1 874,00 511,00

рI= 0,01

рII= 0,00

рIII= 0,05

LF (mc2)

237,00

598,00

94,00

206,00

983,00

118,00

208,00

445,00

89,00

280,00

739,00

182,00

рI= 0,16

рII= 0,10

рIII= 0,90

HF (mc2)

168,00

499,00

86,00

283,00

474,00

135,00

113,00

424,00

70,00

366,00

590,00

115,00

рI= 0,21

рII= 0,00

рIII= 0,20

Total P (mc2)

1 150,50

2 664,00 505,00

1927,00

3538,00

719,00

1137,00

2147,00

411,00

1 877,00

3 541,00 879,00

рI= 0,02

рII= 0,00

рIII= 0,23

LF/HF (у.е.)

0,95

2,11

0,65

1,10

2,76

0,67

1,55

2,60

0,66

0,94

1,72

0,50

рI= 0,89

рII= 0,03

рIII= 0,20

LF (%)

49,00

67,00

9,00

50,00

73,00

40,00

61,00

72,00

40,00

48,00

63,00

33,00

рI= 0,87

рII= 0,05

рIII= 0,13

HF (%)

51,00

61,00

33,00

111,00

272,00

68,00

52,00

67,00

37,00

52,00

67,00

37,00

рI= 0,87

рII= 0,05

рIII= 0,13

SDNN (mc)

24,00

36,00

20,00

31,00

50,00

23,00

22,00

36,00

14,00

34,00

45,00

20,00

рI= 0,10

рII= 0,00

рIII= 0,38

СИМ (у.е.)

18,00

26,00

10,00

11,00

22,00

6,00

16,00

29,00

9,00

11,00

20,00

6,00

рI= 0,00

рII= 0,00

рIII= 0,00

ПАР (у.е.)

2,00

5,00

0,00

5,00

9,00

1,00

2,00

5,00

0,00

4,00

7,00

1,00

рI= 0,00

рII= 0,00

рIII= 0,04

R-R (mc)

762,00

837,00

656,00

828,00

940,00

684,00

728,00

818,00

649,00

813,00

927,00

725,00

рI= 0,00

рII= 0,00

рIII= 0,00

HRV (у.е.)

5,20

7,10

4,00

6,50

8,00

4,30

4,90

7,10

3,60

6,50

8,00

4,30

рI= 0,05

рII= 0,00

рIII= 0,43

ИВ (у.е.)

183,00

373,00

102,00

111,00

272,00

68,00

220,0

394,00

75,00

90,00

184,00

58,00

рI= 0,00

рII= 0,00

рIII= 0,00

Примечания: см. прил. табл. 1; рI – критерий достоверности Вилкоксона различий до и после введения АЛК в 1-е сутки терапии; рII – критерий достоверности Вилкоксона различий до и после введения АЛК на 14-е сутки терапии; рIII – критерий достоверности различий Вилкоксона в контрольных точках «по завершении контрольного наблюдения» по отно-шению к «исходно».

Высокую эффективность мультидисциплинарного подхода терапии СД, включающего парентеральное введение препаратов АЛК по 600 мг в сутки в те-чение 2-х недель, подтверждает модификация 13-мерного фазового пространства состояний, координатами которого являются диагностические критерии ВРС: X1 – VLF (mc2), X2 – LF (mc2); X3 – HF (mc2); X4 – LF/HF (у.е.); X5 – Total P (mc2); Х6 – LF (%); Х7 – HF (%); X8 – SDNN (mc); X9 – СИМ (у.е.); X10 – ПАP (у.е.); X11 – НRV (у.е.); X12 – R-r (mc); X13 – ИВ (у.е.).

Введение АЛК приводит к существенному увеличению (на 1 порядок) объема квазиаттрактора (General G value II=1,04×1032 у.е.) и показателей асиммет-рии (rX II=7 215,09 у.е.) «по завершении контрольного наблюдения» в сравнении с показателями «исходно» (General G value I=7,95×1031 у.е.; rX I=4 854,34 у.е.) (табл. 9). Такая модификация параметров квазиаттракторов фазового пространст-ва, координатами которого являются диагностические критерии ВРС, указывает на уменьшение выраженности нарушений вегетативной иннервации сердечного ритма, а именно: снижение ригидности и увеличение определенной «полезной» меры «хаоса» ВРС. Аналогичная динамика расширения приспособительного диа-пазона ВРС, анализируемая по степени увеличения параметров квазиаттракторов, выявлена в 1-е сутки (General G value=1,66×1033 у.е. и rX=11 976,78 у.е. (после вве-дения АЛК)  > General G value=7,95×1031 у.е. и rX=4 854,34 у.е. (до введения АЛК) и на 14 сутки (АЛК General G value=1,04×1032 у.е.; rX=7 215,09 у.е. (после введения АЛК) > General G value=1,50×1031 у.е.; rX=3 334,51 у.е. (до введения АЛК)).

Анализ динамики параметров квазиаттракторов 13-m ФПС в процессе па-рентерального введения АЛК показал, что на 14 день наблюдается тенденция сни-жения чувствительности к терапии, на что указывает уменьшение объема 13-m квазиаттрактора на 14 сутки до введения лекарственного препарата по сравнению с аналогичными показателями в 1 сутки (табл. 9). Это позволяет сделать вывод, что на 14 сутки терапии АЛК функциональные системы, оказывающие влияние на вегетативную регуляцию сердечной деятельности, переходят в фазу устойчивой адаптации. Но тем не менее, анализ интегративных индикаторов терапии АЛК подтверждает, что выраженный клинический эффект наблюдается уже при первом введении препарата (ZijI=9 562,87 у.е.), в дальнейшем эффективность име-ет тенденцию к снижению к 14-му дню (ZijII=6 023,73 у.е.), оставаясь достаточно высокой на всем протяжении контрольного наблюдения (ZijIII=5 119,51).

Таким образом, системный биоинформационный анализ и синтез диагнос-тической значимости критериев, используемых для идентификации эффектив-ности терапии АЛК, полученных с помощью 2-х подходов (стохастического и хаотического), показал, что использование разных методов для определения дос-товерности различий в процессе лечения расширяет доказательную базу для вы-деления маркеров его эффективности (табл. 9). Использование инновационных методов, базирующихся на теории хаоса и синергетики, обеспечило подтвержде-ние выраженного метаболического влияния парентерального ведения АЛК за весь период наблюдения за счет прироста VLF (Z1III = 602,34), в то время, как исполь-зование традиционного (Det) подхода оказалось малочувствительным к иденти-фикации данного различия (рIII= 0,05) (табл. 8). Сравнительный анализ 2-х подхо-дов подтвердил существенную значимость динамики общей мощности спектра ВРС «исходно» и «по завершении контрольного наблюдения» (Total P Z5I = 969,84; Z5II = 891,46; рI= 0,02; рII= 0,00) (табл. 8, 9).

Таблица 9

Динамика параметров квазиаттракторов характеристик вектора состояния ВРС больных СД 2, получающих терапию альфа-липоевой кислотой

VG

rX

Zij

ПП

До введения АЛК

После введения АЛК

До введения АЛК

После введения АЛК

I

7,95×1031

166×1031

4 854,34

11 976,78

ZijI

9 562,11

Z5 = 969,84

II

1,50×1031

10,4×1031

3 334,51

7 215,09

ZijII

6 023,73

Z5 = 891,46

III

7,95×1031

10,4×1031

4 854,34

7 215,09

ZijIII

5 119,51

Z1 = 602,34

Примечания: I – показатели параметров квазиаттракторов больных СД 2 до начала терапии альфа-липоевой кислотой (исходно); II – показатели параметров квазиаттракторов больных СД 2 по завершении контрольного наблюдения; III – показатели параметров квазиаттракто-ров больных СД 2 в III точке контроля (II «по завершении контрольного наблюдения» по от-ношению к I «исходно»). VG – объем 13-мерного пространства параллелепипеда; rX – пока-затель асимметрии в 13-мерном пространстве квазиаттрактора; ZijI показатель матрицы расстояний между центрами квазиаттракторов больных СД 2 до и после внешних ВУВ (внешнего управляющего действия) в I точке контроля (исходно); ZijII – показатель матрицы расстояний между центрами квазиаттракторов больных СД 2 до и после ВУВ во II точке контроля (по завершении контрольного наблюдения); ZijIII – показатель матрицы расстояний между центрами квазиаттракторов больных СД 2 до и после ВУВ в III точке контроля (ин-тегративные индикаторы качества ВУВ «по завершении контрольного наблюдения» по от-ношению к «исходно»); ПП абсолютный параметр порядка, наиболее важный диагности-ческий критерий, определяющий эффективность терапии; АЛК (альфа-липоевая кислота).

ВЫВОДЫ

1. У больных СД 2 с различными клиническими вариантами течения по мере декомпенсации заболевания усиливается степень симпатотонических влияний вегетативной регуляции вариабельности сердечной деятельности на фоне истощения стресслимитирующих влияний парасимпатического звена ВНС.

2. Усиление ригидности ритма сердечной деятельности при утяжелении степени декомпенсации СД 2 подтверждает динамика уменьшения параметров квазиаттракторов вариабельности сердечного ритма. Наиболее существенными признаками, обеспечивающими диагностику различий вегетативного обеспечения между группами, являются высокочастотные составляющие спектра, длитель-ность кардиоинтервалов и общая спектральная мощность.

3. Региональные особенности нарушений вегетативной регуляции у больных СД 2 г. Сургута характеризуются большей выраженностью степени дезадаптации вегетативного обеспечения вариабельности ритма сердца в сравне-нии с показателями больных СД 2 типа г. Санкт-Петербурга, что сопровождается увеличением параметров квазиаттракторов фазовых пространств состояний, боль-ных СД 2 г. Санкт-Петербурга. У больных ожирением г. Сургута более выражен-ное нарушение вегетативной регуляции вариабельности ритма сердца в сравнении с аналогичными показателями больных г. Санкт-Петербурга, что проявляется в виде уменьшения параметров квазиаттракторов фазовых пространств состояний, больных ожирением г. Сургута. Идентификаторы региональных различий вегета-тивной регуляции ритма сердца у больных ожирением и СД 2 – это общая спект-ральная мощность, ультранизкочастотные составляющие спектра и низкочастот-ные составляющие спектра.

4. Высокую эффективность мультидисциплинарного подхода терапии са-харного диабета, включающего парентеральное введение препаратов альфа-ли-поевой кислоты, подтверждает динамика основных показателей вегетативного обеспечения вариабельности сердечного ритма. Интегративным индикатором терапии является динамика существенного увеличения объема квазиаттрактора и показателей асимметрии фазового пространства состояния вариабельности сер-дечного ритма «по завершении контрольного наблюдения» в сравнении с показа-телями «исходно». Выраженный клинический эффект наблюдается уже при пер-вом введении препарата, в дальнейшем эффективность имеет тенденцию к сниже-нию к 14-му дню, хотя и остается достаточно высокой за весь период наблюдения. Маркеры терапии – общая спектральная мощность и ультранизкочастотные составляющие спектра.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Анализ нарушений вегетативной регуляции сердечной деятельности, из-начально имеющей характер нелинейных хаотических колебаний, рекомендуется проводить с привлечением биоинформационных методов анализа многомерных фазовых пространств. Целесообразно использовать явления уменьшения парамет-ров квазиаттракторов (General G value; rX) фазовых пространств состояний у больных СД 2 для анализа степени ухудшения метаболического контроля.

При разработке региональных программ, направленных на профилактику хронических сосудистых осложнений диабета, рекомендуется учитывать степень дезадаптации вегетативного обеспечения вариабельности ритма сердца, обуслов-ленной большим доминированием симпатотонии у больных г. Сургута в сравне-нии с больными г. Санкт-Петербурга.

С целью коррекции нарушений вегетативной регуляции сердечной дея-тельности в комплексной терапии СД рекомендуется парентеральное применение препаратов альфа-липоевой кислоты по 600 мг в сутки в течение 2-х недель. В ка-честве маркера эффективности терапии альфа-липоевой кислоты за весь период наблюдения рекомендуется изучать динамику прироста ультранизкочастотные составляющие спектра, в 1-е и 14-е сут. – динамику прироста общей спектральной мощности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Дроздович Е.А. Оценка хаотичной динамики параметров вектора со-стояния организма человека с нарушениями углеводного обмена / Е.А. Дроздо-вич, В.А. Адайкин, В.М. Еськов, И.Ю. Добрынина, В.В Полухин // Вестник новых медицинских технологий. – 2007. – XIV, № 3. – С. 17-19.

2. Дроздович Е.А. Эффективность сахароснижающей терапии у больных сахарным диабетом 2-го типа в постинфарктном периоде в аспекте теории хаоса и синергетической парадигмы / Е.А. Дроздович, И.Ю. Добрынина, В.М. Еськов, И.В Корчина и др. // Вестник новых медицинских технологий. – 2010. – XVII, № 1. – С. 21-23.

3. Дроздович Е.А. Метод фазовых пространств при оптимизации лечеб-ного и лечебно-оздоровительного воздействия на пациентов / Е.А. Дроздович, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин, В.М. Еськов, Д.И. Степанова // Вестник новых медицинских технологий. – 2011. – XVIII, № 3. – С. 323-333.

4. Дроздович Е.А. Региональные особенности вариабельности сердечного ритма пациентов страдающих ожирением / Е.А. Дроздович, Е.Д. Волкивская, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин, В.М. Еськов, Р.А. Сулейменова // Фундамен-тальные исследования. – 2012. – № 4 (1). – С. 38-41.

5. Дроздович Е.А. Региональные особенности вариабельности сердечного ритма у больных сахарным диабетом 2 типа / Е.А. Дроздович, В.М. Еськов, Е.Д. Волкивская, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин // Вестник новых медицин-ских технологий. – 2012. – XIX, № 1. – С. 162-164.

6. Дроздович Е.А. Биоинформационный подход в изучении метаболииче-ских эффектов альфа-липоевой кислоты при сахарном диабета 2 типа / Е.А. Дроз-дович, Е.Д. Волкивская, Ю.В. Добрынин, И.Ю. Добрынина, В.М. Еськов, Р.А. Су-лейменова // Терапевт. – 2012. – № 1. – С. 22-26.

Статьи в других научных журналах и сборниках:

7. Дроздович Е.А. Оценка хаотичной динамики параметров вектора со-стояний организма человека с нарушениями углеводного обмена в аспекте тео-рии адаптации / Е.А. Дроздович, И.Ю. Добрынина, В.М. Еськов // Вестник СурГУ. Медицина. – 2008. – № 1. – С. 10-15.

8. Дроздович Е.А. Нейросетевые методики изучения эффективности при-менения внешних управляющих воздействий в клинической  практике / Е.А. Дроз-дович, Ф.И. Аушева, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин, В.М. Еськов и др. // Ма-териалы XV международной конференции по нейрокибернетике (г. Ростов-на-Дону). Т. 2. – 2009. – С. 45-48.

9. Дроздович Е.А. Системный анализ и синтез показателей вариабельности сердечного ритма у больных с ожирением / Е.А. Дроздович, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин, Е.Д. Волкивская // Экологический вестник Югории. – 2010. – Т. VII, № 2-3. – С. 44-49.

10. Дроздович Е.А. Индикаторы качества эффективности корригирующего влияния препаратов инсулина (хумалог, нпх/лантус) и манинила на показатели углеводно-липидного обмена у больных СД 2-го типа в постинфарктном периоде / Е.А. Дроздович, И. Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин, В.М. Еськов и др. // Мате-риалы международной научно-практической конференции «Фундаментальные и клинические аспекты охраны здоровья человека на Севере» (г. Сургут). – 2010. – С. 60-66.

11. Дроздович Е.А. Системный анализ и синтез хаотичной динамики пара-метров квазиаттракторов вариабельности сердечного ритма больных сахарным диабетом 2-го типа с различными клиническими вариантами течения / Е.А. Дроз-дович, Е.Д. Волкивская, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин и др. // Материалы международной научно-практической конференции «Фундаментальные и клиниче-ские аспекты охраны здоровья человека на Севере» (г. Сургут). – 2010. – С. 70-76.

12. Дроздович Е.А. Экологическая оценка состояния физиологических па-раметров сердечно-сосудистой системы у представителей народа ханты / Е.А. Дроз-дович, Г.В. Газя, В.М. Еськов, А.А. Соколова // Материалы IX международной научно-практической конференции (Пенза). – 2010. – С. 74-77.

13. Дроздович Е.А. Спектральные характеристики вариабельности ритма сердца как метод стратификации кардиоваскулярной форма диабетической ав-тономной нейропатии / Е.А. Дроздович, Е.Д. Волкивская, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин и др. // Экологический вестник Югории. – 2011. – Т. VIII, № 1-2. – С. 33-37.

14. Дроздович Е.А. Спектральные характеристики вариабельности ритма сердца здоровых молодых лиц, проживающих в ХМАО – Югре / Е.А. Дроздович, Е.Д. Волкивская, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добрынин и др. // Материалы за 7-й международна научна-практична конференция «Найновите постижения на евро-пейската наука» – 2011. Т. 30. Лекарство. София. «Бял ГРАДБГ» ООД – С. 67-71.

15. Дроздович Е.А. Оценка эффективности терапии кардиоваскулярной автономной нейропатии препаратами альфа-липоевой кислоты при сахарном диа-бете 2 типа / Е.А. Дроздович, Е.Д. Волкивская, И.Ю. Добрынина, Ю.В. Добры-нин и др. // Materiay VII Midzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Pers-pektywiczne opracowania s nauk i technikami – 2011» sekcjach: Medycyna – 07 - 15 listopada 2011. – С. 84-89.

16. Дроздович Е.А. Состояние вегетативной регуляции сердечной деятель-ности и оценка ее коррекции при сахарном диабете / Е.А. Дроздович, Е.Д. Вол-кивская, И.Ю. Добрынина, Р.А. Сулейменова, О.И. Шувалова // Вестник СурГУ. Медицина – 2012. – № 11. – С. 22-26

17. Дроздович Е.А. Региональные особенности нарушений вегетативной регуляции сердечной деятельности больных ожирением и сахарным диабетом 2 типа / Е.А. Дроздович, И.Ю. Добрынина, В.М. Еськов, О.Е. Филатова // Эколо-гический вестник Югории. – 2012. – Т. VIII, № 3-4. – С. 78-88.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВРС

вариабельность ритма сердца

СД 2 типа

сахарный диабет 2 типа

СД

сахарный диабет

ФПС

фазовое пространство состояний

АЛК

альфа-липоевая кислота

ИБС

ишемическая болезнь сердца

Total P (mc2)

общая спектральная мощность колебаний ритма сердца

VLF (mc2)

– спектральная мощность ВРС в диапазоне ультранизких частот

LF (mc2)

– спектральная мощность ВРС в диапазоне низких частот

HF (mc2)

– спектральная мощность ВРС в диапазоне высоких частот

LF/HF (у.е.)

– отношение низкочастотной к высокочастотной составляющей мощности колебаний ритма сердца

LF (%)

– нормализованная спектральная мощность низких частот

HF (%)

– нормализованная спектральная мощность высоких частот

SDNN (mc)

– среднее 5-минутное отклонение по всей записи кардиоинтервалов R-R

СИМ (у.е.)

– показатель активности симпатической вегетативной нервной системы

ПАР (у.е.)

– показатель активности парасимпатической вегетативной нервной системы

R-R (mc)

– длительность кардиоинтервалов

HRV (у.е.)

– триангулярный индекс интеграл плотности распределения (общее количество кардиоинтервалов) отнесенный к максимуму плотности распределения

ИВ (у.е.)

– индекс напряженности регуляторных систем

VG (у.е.)

объем m-мерного пространства параллелепипеда

rX (у.е.)

– показатель асимметрии в m-мерном пространстве квазиаттрактора

Подписано в печать 17.10.2012 г. Формат 6084/16.

Усл. печ. л. 1,5. Печать трафаретная. Тираж 70. Заказ П-99.

Отпечатано полиграфическим отделом издательского центра СурГУ.

г. Сургут, ул. Энергетиков, 8. Тел. (3462) 76-30-67.

ГОУ ВПО «Сургутский государственный университет ХМАО – Югры»

628400, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ,

г. Сургут, пр. Ленина, 1.

Тел. (3462) 76-29-00, факс (3462) 76-29-29.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.