WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Гурия Константин Георгиевич

АКУСТИЧЕСКАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ПРОЦЕССОВ ТРОМБООБРАЗОВАНИЯ И ФИБРИНОЛИЗА

03.01.02 – биофизика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре Физики живых систем ФГАОУВПО «Московский физико-технический институт (государственный университет)» и в ФГБУ Гематологический научный центр МЗ РФ

Научный консультант:

кандидат физико-математических наук Гузеватых Александр Петрович

Официальные оппоненты:

Ризниченко Галина Юрьевна, доктор физико-математических наук, профессор, зав. сектором информатики и биофизики сложных систем кафедры биофизики биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Габбасов Зуфар Ахнафович, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории стволовых клеток человека НИИ экспериментальной кардиологии ФГБУ РКНПК МЗ РФ

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Физический институт имени П.Н. Лебедева Российской академии наук

Защита диссертации состоится 13 декабря 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.96 на базе Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова по адресу 119992, Москва, Воробьевы горы, МГУ, биологический факультет, аудитория 389.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Автореферат разослан «___» ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор биологических наук Страховская Марина Глебовна

Общая характеристика работы

Актуальность темы Как известно, современная биофизика ставит своей основной целью применение и развитие физических методов и подходов к исследованию биологических явлений. К настоящему времени наиболее широкое применение в биофизике нашли спектральные методы, позволяющие изучать структурно-функциональные свойства биологических макромолекул и комплексов1. Указанные методы основываются на взаимодействии сканирующих волн с биологическими объектами. Рассеяние электромагнитных волн лежит в основе методов рентгеноструктурного анализа.

Волны оптического диапазона широко используются в современной биофизике для детектирования процессов в супрамакромолекулярных и клеточных структурах2.

Развитие акустических методов привело к созданию целого поколения акустических сканеров, которые в настоящее время используются как для научных, так и для практических биомедицинских целей3. В частности, использование эффекта Доплера позволяет сегодня надежно контролировать наличие/отсутствие массопереноса в важнейших физиологических транспортных системах4. Особую актуальность представляют ситуации, в которых имеет место нарушение кровотока в коронарных артериях, обусловленное тромбообразованием5. В этой связи дальнейшее развитие методов акустического контроля за процессами смены кровью своего агрегатного состояния представляется актуальным.

М.В. Волькенштейн, Молекулярная биофизика. – М.: Наука, 1975; А.Б. Рубин, Биофизика. в 2-х томах. – М.: Высшая школа, 2000.

А.В. Приезжев, В.В. Тучин, Л.П. Шубочкин, Лазерная диагностика в биологии и медицине. – М.: Наука, 1989.

Ультразвук в медицине. Физические основы применения. / Под ред. К. Хилла, Дж. Бэмбера, Г. тер Хаар. – М.: Физматлит, 2008; Практическое руководство по ультразвуковой диагностике. / под ред. В.В. Митькова – М.: Видар-М, 2005.

Shung K.K. Diagnostic Ultrasound: Imaging and Blood Flow Measurements. – CRC-Press, 2005.

М. Дебейки, А. Готто, Новая жизнь сердца. – М.: Гэотар Медицина, 1998; Е.И. Чазов, Пути снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. // Тер. Архив, 2008, №8, с.11-16.

Цели и задачи исследования Основной целью работы являлось изучение возможностей ультразвуковых методов для контроля за быстропротекающими процессами тромбообразования и фибринолиза. В соответствии с этим ставились следующие задачи:

1. Разработать экспериментальную установку, позволяющую регистрировать как акустически, так и оптически, протекание процессов тромбообразования и фибринолиза.

2. За счет сопоставления данных оптической и акустической регистрации выявить индикативные показатели начала развития процессов тромбообразования.

3. Исследовать теоретически регуляторную сеть реакций, управляющих процессами наработки плазмина. Установить основные пути и условия взрывной активации процессов фибринолиза.

4. Акустическими методами исследовать кинетику развития процессов фибринолиза в ответ на стимуляцию фибринолитической системы тромболитическими агентами.

Научная новизна и практическая значимость работы Впервые установлено, что начальные этапы тромбообразования в интенсивных потоках крови могут надежно детектироваться акустическими методами. С помощью построенной физико-математической модели, описывающей регуляторные процессы наработки основного фибринолитика – плазмина, выявлены общие условия пороговой активации взрывного фибринолиза. Экспериментально исследована кинетика процессов фибринолиза, активируемых фазоспецифическим введением фибринолитика.

Практическая значимость работы определяется перспективами разработки неинвазивных методов контроля в реальном времени процессов смены агрегатного состояния крови в системах in vivo. В настоящее время в современной клинической практике неинвазивная диагностика как фибринолитических, так и коагулогических процессов отсутствует6.

З.С. Баркаган, А.П. Момот, Диагностика и контролируемая терапия нарушений гемостаза. – М.:

Ньюдиамед, 2008.

Положения, выносимые на защиту 1. В экспериментах in vitro показано, что образование фибриновых микросгустков на ранней стадии процессов свертывания в условиях интенсивного кровотока может надежно регистрироваться акустическими методами.

2. На основе анализа фибринолитической регуляторной системы установлена принципиальная возможность пороговой активации взрывных процессов генерации плазмина. Предсказано существование 2-х основных путей пороговой активации процессов взрывного фибринолиза.

3. Использование разработанной автоматической системы для инжектирования активаторов фибринолиза позволило установить, что эффективность действия фибринолитиков существенно зависит от стадии формирования фибриновых сгустков в системе.

Апробация работы Работа докладывалась на семинарах лаборатории криобиофизики клеток крови ГНЦ МЗ РФ. Отдельные главы работы докладывались на следующих конференциях:

на 13-ой всероссийской научной конференции студентов-физиков и молодых ученых (Таганрог, 2007); на III-ей и IV-ой всероссийских конференциях «Клиническая гемостазиология и гемореология в сердечно-сосудистой хирургии» (Москва, 2007 и 2009); на международном симпозиуме «Modern Spectroscopy Methods in Studying Structure and Function of Biopolymers in Biology and Medicine» (Дубна, 2007); на 11-ой и 16-ой международных Пущинских школах-конференциях «Биология – наука XXI века» (Пущино, 2007 и 2012); на XIII-ом всероссийском съезде сердечно-сосудистых хирургов (Москва, 2007); на XIV-ой и XVI-ой научных школах «Нелинейные волны» (Нижний Новгород, 2008 и 2012); на всероссийской научной школе для молодежи «Нелинейные феномены, хаос, критические явления и методы их исследования с помощью вейвлетного, кластерного и спектрального анализа в геоэкологических процессах» (Саратов, 2009); на международной конференции «Модели инновационного развития фармацевтической и медицинской промышленности на базе интеграции университетской науки и индустрии», (Долгопрудный, 2011); на VIII-ой международной школе-конференции "Системное кровообращение, микроциркуляция и гемореология" (Ярославль, 2011); на XVIII-ом российском национальном конгрессе "Человек и лекарство" (Москва, 2011); на 54-ой научной конференции МФТИ - Всероссийской молоджной научной конференции «Проблемы фундаментальных и прикладных, естественных и технических наук в современном информационном обществе» (Долгопрудный, 2011); на международной конференции «Instabilities and Control of Excitable Networks: From Macro- to Nano- Systems» (Долгопрудный, 2012) и на Конгрессе гематологов России (Москва, 2012).

Публикации По теме диссертации опубликовано 3 статьи в реферируемых журналах, входящих в перечень ВАК, и 16 тезисов докладов конференций.

Структура и объем диссертации Работа состоит из введения, пяти глав основного текста, заключения, трех приложений и списка цитируемой литературы. Работа содержит 112 страниц машинописного текста, 28 рисунков и 4 таблицы. Библиография включает 2наименований.

Содержание работы Во Введении дается краткое обоснование актуальности темы, формулируются цели и задачи исследования.

В Главе 1 проводится критический анализ литературы, посвященной проблемам применения акустических методов к детектированию процессов тромбообразования.

Подробно анализируются известные методы оценки коагулогического статуса крови.

Делается вывод о необходимости разработки неинвазивных методов контроля агрегатного состояния крови.

В Главе 2 описаны результаты исследования возможностей ультразвукового детектирования начальных стадий процессов свертывания в условиях интенсивного кровотока. Приводится описание разработанной экспериментальной установки, позволяющей детектировать одновременно оптический и акустический сигналы в процессе свертывания. Показано, что появление микросгустков в потоке на ранней стадии свертывания крови приводит к более чем двукратному увеличению интенсивности отраженного потоком доплеровского сигнала. Установлено, что образование микросгустков в процессе свертывания всегда сопровождается появлением акустического эхоконтраста.

В Главе 3 показывается, что лизис фибриновых сгустков может надежно детектироваться акустическими методами. Приводятся данные, указывающие на сильную чувствительность процесса фибринолиза к фазе введения литического агента. Делается вывод о необходимости углубленного теоретического анализа сетевых механизмов регуляции фибринолитических процессов.

В Главе 4 проводится анализ сети реакций, участвующих в регуляции фибринолиза. Построена математическая модель, описывающая на языке дифференциальных уравнений кинетику регуляторных процессов фибринолитической системы. На основе анализа математической модели делается вывод о принципиальной возможности взрывной наработки плазмина и урокиназы при запороговой стимуляции системы фибринолиза. Исследован вопрос о существовании и устойчивости стационарных состояний регуляторной системы фибринолиза. Рассмотрены условия, при которых потеря устойчивости основного состояния может происходить пороговым образом. Анализируются возможные пути и механизмы такого рода потери устойчивости.

В Главе 5 описывается конструкция созданного в ходе работы автоматического инжектора фибринолитика, позволяющая на строго определенных стадиях процесса тромбообразования болюсно вводить тромболитический агент в поток крови.

Приводятся результаты экспериментов по исследованию процессов тромболизиса, вызванных действием препарата «стрептокиназа». Делается вывод о фазоспецифичности действия фибринолитических агентов.

В Заключении дается перечень результатов, выносимых на защиту, и обсуждаются возможные пути их практического использования.

Основные результаты работы Акустическая регистрация ранних этапов тромбообразования В настоящей работе экспериментально исследовалась возможность ультразвукового детектирования начальных стадий процессов свертывания в условиях интенсивного кровотока. Эксперименты проводились с плазмой крови и цельной кровью. Забор крови производился у здоровых доноров в полиэтиленовые контейнеры «Baxter», содержащие раствор гемоконсерванта CPDA. Для получения плазмы, донорская кровь центрифугировалась при 2350g в течение 15 минут.

С целью регистрации оптического и акустического сигналов в процессе тромбообразования в условиях интенсивного течения была разработана специальная экспериментальная установка. Схема экспериментальной установки приведена на рисунке 1.

В экспериментах использовалась замкнутая система прозрачных гибких силиконовых трубок (см. 2 на рис.1) с внутренним диаметром 4 мм и полным объемом 15 мл, используемых в устройствах для гемодиализа «Baxter». Система трубок заполнялась плазмой крови или цельной кровью в зависимости от типа эксперимента. Скорость течения задавалась при помощи перистальтического насоса, и поддерживалась постоянной на протяжении всего эксперимента (см. 1 на рис.1).

Значение средней скорости потока в различных экспериментах варьировалось в пределах от 10 до 30 см/с. Использование винтового зажима (см. 3 на рис.1) позволяло регулировать степень локального пережатия трубки. Рекальцификация производилась в начале каждого эксперимента посредством введения в трубку от 3до 500 мкл раствора хлорида кальция (100 мг/мл).

Оптическое изображение регистрировалось в отраженном свете лазерного диода, с длиной волны излучения 640 нм, при помощи цифровой видеокамеры (см. 4 на рис.1).

Для получения акустического сигнала использовался ультразвуковой сканер HP Sonos 4500 (см. 6 на рис.1) с ультразвуковым датчиком (см. 7 на рис.1), работающим в диапазоне частот от 3,9 до 7,1 МГц. В ходе каждого из экспериментов при помощи ультразвукового сканера имелась возможность регистрировать доплеровский сигнал, отражаемый потоком, либо наблюдать двумерное изображение течения в трубке.

В опытах с плазмой крови производилась одновременная регистрация оптического изображения и акустического сигнала. В опытах с цельной кровью, в силу ее оптической непрозрачности, производилась регистрация только акустического сигнала. Данные записывались в.AVI формате на рабочую станцию (см. 5 на рис.1).

Рисунок 1. Принципиальная схема экспериментальной установки: 1 – перистальтический насос, 2 – замкнутая система прозрачных гибких силиконовых трубок, 3 – винтовой зажим, 4 – видеокамера, 5 – рабочая станция, 6 – ультразвуковой сканер, 7 – датчик, 8 – ванна с водой.

В ходе экспериментов с плазмой крови, была установлена стадийность в протекании процессов тромбообразования в условиях интенсивного потока.

Фрагменты одной из типичных записей процессов свертывания приведены на рисунке 2. Развертка спектра доплеровского сигнала, полученная при помощи ультразвукового сканера, приведена под каждым из кадров. График изменения интенсивности доплеровского сигнала, отражаемого потоком плазмы, в процессе свертывания приведен на рисунке 3. Буквами на графике отмечены моменты времени, соответствующие кадрам, приведенным на рисунке 2.

На протяжении первых 20 минут после рекальцификации интенсивность доплеровского сигнала остается на исходном уровне (область «0» на рис.3), а плазма в трубке остается неизменно прозрачной (А на рис.2). На первой стадии тромбообразования (область «1» на рис.3) в потоке появляются первичные микросгустки (В на рис.2). Со временем концентрация микросгустков в потоке стремительно нарастает. Лавинообразная наработка микросгустков сопровождается резким ростом интенсивности доплеровского сигнала (область «1» на рис.3). В опытах с плазмой крови увеличение интенсивности составляло в среднем 6,4 ± 1,раза по сравнению с исходным уровнем. Это резкое увеличение интенсивности происходило в течение промежутка времени, составившего 27 ± 5 секунд.

Рисунок 2. А-F – фрагменты типичной записи процесса свертывания плазмы крови. В верхней части каждого кадра приведены оптические изображения, полученные с видеокамеры. В нижней части каждого кадра – развертка доплеровского сигнала по времени. Стрелки указывают момент во временной развертке, соответствующий оптическому изображению. Время (минуты : секунды. сотые доли секунды) приведено в верхнем правом углу на каждом кадре.

Рисунок 3. Изменение в интенсивности доплеровского сигнала в течение процесса свертывания в плазме крови. Стадии процесса свертывания (подробнее см. в тексте) отмечены цифрами. Буквы (А, В, С…) обозначают моменты времени, соответствующие кадрам, приведенным на рисунке 2 А-F.

На второй стадии свертывания (область «2» на рис.3) происходит агрегация микросгустков, приводящая к образованию эмболов значительных размеров (D на рис.2). Прохождение каждым эмболом области локального пережатия сопровождается всплеском интенсивности в доплеровском сигнале (D, Е на рис.2).

Этим обуславливается увеличение осцилляций интенсивности доплеровского сигнала на данной стадии. Среднее значение интенсивности остается при этом практически неизменным.

Дальнейшее протекание процессов свертывания (область «3» на рис.3) приводит к образованию в потоке крупных тромбов длиной до 10 см (Е на рис.2). В некоторых случаях такие тромбы могут перекрывать поток, приводя к полной остановке течения (F на рис.2). При этом интенсивность доплеровского сигнала резко обращается в ноль (см. F на рис.3).

Резкое увеличение интенсивности доплеровского сигнала в процессе тромбообразования наблюдалось и в опытах с цельной кровью. Характерный график зависимости изменения интенсивности доплеровского сигнала в процессе свертывания крови приведен на рисунке 4. Во всех опытах с цельной кровью свертывание сопровождалось 2-х кратным (в среднем 2,2 ± 0,4 раза) увеличением интенсивности доплеровского сигнала. Увеличение интенсивности длилось 50 ± секунд.

Рисунок 4. Изменение относительной интенсивности доплеровского сигнала в ходе эксперимента с цельной кровью. Пунктиром отмечен промежуток времени, в течение которого производилась рекальцификация.

Во время наблюдения двумерной картины потока при помощи ультразвукового сканера (В-режим) начало свертывания всегда сопровождалось возникновением акустического эхоконтраста. На рисунке 5 для сравнения приведено изображение потока в трубке до и после наработки микросгустков. После начала тромбообразования отчетливо виден акустический эхоконтраст (В на рис.5), в то время как до начала тромбообразования эхоконтраст отсутствует (А на рис.5).

Рисунок 5. Ультразвуковое изображение потока крови в трубке: (А) - до и (В) - после формирования микроэмболов в потоке.

Представленные в этом разделе результаты позволяют сделать вывод, что акустические методы могут эффективно использоваться для детектирования ранних стадий внутрисосудистого тромбообразования.

Теоретический анализ системы регуляции фибринолиза В настоящей работе для наглядного графического представления регуляторной сети реакций фибринолитической системы (ФС) использовалась техника двудольных графов7. Любой двудольный граф содержит два типа узлов. В нашем случае первый тип узлов соответствует реагентам (обозначены на схеме кругами), второй тип соответствует реакциям (обозначены на схеме квадратами). Достоинством применения техники двудольных графов к исследованию регуляторных сетей реакций является простота построения изоморфных граф-схемам систем обыкновенных дифференциальных уравнений (ОДУ), описывающих динамику реакционно-кинетических процессов.

Развернутая граф-схема, отражающая современные представления об основных регуляторных путях ФС, приведена на рисунке 6. Каждая стрелка на графе, идущая от круга к квадрату, обозначает участие соответствующего реагента в данной реакции.

Каждая стрелка, идущая от квадрата к кругу, обозначает образование соответствующего продукта в результате данной реакции. Двойные пунктирные стрелки обозначают участие вещества в реакции в качестве катализатора.

Зигзагообразные линии со стрелками обозначают утечки активных веществ в результате их ингибирования и/или деградации.

На первый взгляд схема, приведенная на рисунке 6, представляется довольно сложной, тем не менее, она позволяет в упорядоченном виде представить совокупность кинетических процессов регуляции фибринолиза. Внимательный анализ данной схемы позволяет выделить в ней несколько циклов, отвечающих автокаталитическим петлям положительных обратных связей. Прежде всего, стоит отметить петлю взаимного катализа наработки плазмина и урокиназы, выделенную на графе красным цветом. В настоящей работе полагалось, что именно этот блок реакций (реакции L1-с и L2-c) играет ключевую роль в автокаталитических процессах наработки плазмина. Иными словами, этот базовый блок реакций рассматривался как главное автокаталитическое ядро регуляторной сети реакций ФС. Процессы же с участием калликреина, XIIa фактора системы свертывания, а так же фибрина и t-PA, рассматривались нами в качестве «запалов», кинетических пускателей, дающих ход основному циклическому блоку реакций.

А.И. Вольперт, С.И. Худяев, Анализ в классах разрывных функций и уравнения математической физики.

– М.: Наука, 1975.

Рисунок 6. Развернутая граф-схема системы регуляции фибринолиза. Реагенты условно обозначены кругами, реакции – квадратами. Для реагентов использованы следующие обозначения: Plg – плазминоген, Pl – плазмин, pU – проурокиназа, U – урокиназа, tPA – тканевый активатор плазминогена, K – калликреин, PK – прекалликреин, XII, XIIa, XI, XIa – факторы системы свертывания, F – фибрин, FDP – продукты деградации фибрина.

Редукция развернутой граф-схемы в конечном итоге приводит к наиболее простой граф-схеме, в которой максимально редуцированы оба суб-графа, отвечающие внешним пускателям базового блока реакций (см. рис. 7). Суб-граф внешней активации плазминогена, происходящей в ходе реакций с образованием тройного комплекса t-PA – фибрин – плазминоген, редуцирован на этой схеме до одной эффективной реакции – L1S. Комплекс реакций внешней активации проурокиназы редуцирован до одной реакции – L2S, протекающей под действием внешнего агента, обозначенного символом «S2».

Рисунок 7. Простейшая граф-схема системы регуляции фибринолиза (элементарный граф). Реагенты условно обозначены кругами, реакции – квадратами. Использованы следующие обозначения:

Plg (Z1) – плазминоген, Pl (X1) – плазмин, pU (Z2) – проурокиназа, U (X2) – урокиназа, S1 – внешняя активация празминогена, S2 – внешняя активация проурокиназы.

Простейшей моделью регуляции фибринолитических процессов, учитывающей взаимный автокатализ плазмина и урокиназы, является система ОДУ, изоморфная элементарному графу, приведенному на рис. 7.

* (1.1) X1 k1Z1 1 X1 k1cZ1X2 k1sZ1S * (1.2) X2 k2Z2 2X2 k2cZ2X1 k2sZ2S ~ (1.3) Z g1 k1Z1 k1Z1 k1cZ1X2 k1sZ1S~ Z2 g2 k2Z2 k2Z2 k2cZ2X1 k2sZ2S(1.4) Здесь использованы следующие обозначения (см. также рис. 7В): X1 и X2 – концентрации активных ферментов, плазмина и урокиназы; Z1 и Z2 – концентрации зимогенов, плазминогена и проурокиназы соответственно; S1 и S2 – выступают в качестве параметров, отображающих внешние (по отношению к главному автокаталитическому блоку реакций) активаторы плазминогена и проурокиназы;

ki, kic и kis – константы скоростей соответствующих реакций, приведенных на рис. 7В;

~ ki – константы скорости неспецифического удаления зимогенов (их ингибирования, деградации или выведения); gi – скорости поступления зимогенов в систему; µi* – скорости удаления из системы активных ферментов под действием их ингибиторов.

Стоит заметить, что как плазмин, так и урокиназа ингибируются в крови человека под действием ряда веществ. В обоих случаях речь идет о ферментативном ингибировании. Воспользовавшись приближением типа Михаэлиса-Ментен, для констант удаления активных ферментов µ1* и µ2* могут быть получены следующие выражения:

i* i0 Ki Ki Xi i 1..2 (1.5) где µi0 и Ki зависят от свойств ингибитора.

С учетом выражения (1.5) система уравнений (1.1 – 1.4) может быть приведена к следующему безразмерному виду:

(1.6) x1 1 (x2 1) z1 1 x1 1 x1 (1.7) x2 2 (x1 2) z2 2 x2 1 x2 ~ ~ (1.8) z k11 k1 k1 z11 1x2 1 ~ ~ z2 k21 k2 k2 z21 2 2 (1.9) x ~ xi Xi Ki zi Zi ZiГде использованы следующие выражения: ; ; Zi0 gi ki ki ;

~ i i0Ki kicZioKj i kisSi ki kicK ; ; i kicKj ki ; причем i, j 1..2 i j,.

j Нетрудно видеть, что выполняются следующие условия: i 0, i 0, 0, i=1..2.

i ZiСтоит заметить также, что параметры есть не что иное, как стационарные значения концентраций зимогенов при отсутствии в системе внешней активации (Si=0) и активных ферментов (Xi=0). В нормальных условиях, когда система фибринолиза не активирована, концентрации плазмина и урокиназы в крови малы по сравнению с концентрациями их неактивных предшественников. Таким образом, если Ziнет активации системы извне, концентрации зимогенов должны быть близки к. В безразмерном виде имеем: zi ziST 1.

Рассмотрим случай, когда изменением концентрации зимогенов в результате их активации можно пренебречь по сравнению с их исходной концентрацией. В этом случае справедливо приближение zi ziST , и вместо системы из четырех уравнений (1.6 – 1.9) мы получаем систему из двух уравнений непосредственно на концентрации активных ферментов:

(1.10) x1 1 (x2 1) 1 x1 1 x1 (1.11) 2 (x1 2) 2 x2 1 x2 x Изучение вопроса о существовании положительных стационарных состояний системы (1.10 – 1.11) позволяет получить следующие условия:

i i 0 i 1..2 (1.12) 12 1 (1.13) 11 11 2 2 1 2 (1.14) Условия (1.12 – 1.14) в совокупности образуют необходимое и достаточное условие существования положительных стационарных состояний системы (1.10 - 1.11). Если xS ; xS ( ) 1 условия (1.12 – 1.14) выполняются, то координаты стационарных состояний N x1 ; xN задаются следующими уравнениями:

( ) и xiN Bi D 2i (1.15) (1.16) xiS Bi D 2i где Bi i 1 11 i , D 12 1 2 412 0, i 1 i i, i, j 1..2.

j j При выполнении условий (1.12) и (1.13), условие (1.14) задает в пространстве параметров ;2; ;2 область существования положительных стационарных 1 состояний. Так как графическое представление множества в четырехмерном пространстве сопряжено с известного рода затруднениями, ниже приведены (1,2) (1, 2) параметрические плоскости и (см. рис. 8). Значения параметров, принадлежащие области I на параметрических диаграммах, отвечают случаю существования двух положительных стационарных состояний, а значения, принадлежащие области II, – отсутствию таковых. Граница, разделяющая эти области, соответствует обращению выражения (1.14) в равенство. Нетрудно видеть, что в этом случае величина D обращается в нуль и пара стационарных состояний (1.15 – 1.16) объединяется в одно xiNS Bi 2i (см. рис. 9В).

N N Анализ устойчивости показывает, что стационарное состояние (x1 ; x2 ) устойчиво S S по отношению к малым возмущениям, в то время как (x1 ; x2 ) неустойчиво. В N N S S математической теории особая точка (x1 ; x2 ) классифицируется как узел, а (x1 ; x2 ) как седло. Вид фазовых траекторий системы (1.10 – 1.11) для случая существования двух положительных стационарных состояний приведен на рисунке 9А.

A B Рисунок 8. Параметрические диаграммы существования положительных стационарных состояний системы (1.10 – 1.11). Область I соответствует существованию двух положительных стационарных состояний, область II – отсутствию таковых.

Сепаратриса, выделенная на рис. 9А жирной линией, ограничивает область N N притяжения узловой особой точки x1 ; x2. Любые докритические возмущения, не выводящие отображающую точку x1 ; x2 за пределы этой области притяжения, с течением времени релаксируют, и система возвращается в исходное состояние N N x1 ; x2. В то же самое время, любое закритическое возмущение приводит к стремительному нарастанию обеих переменных x1 и x2. С физиологической точки N N зрения, стационарное состояние x1 ; x2 в рассматриваемой модели должно отвечать основному состоянию (состоянию покоя) системы регуляции фибринолитических процессов.

Таким образом, рассматриваемая математическая модель описывает механизм, лежащий в основе пороговой активации фибринолитических процессов. Величина порога есть не что иное, как характерная величина (минимального) возмущения, необходимого для переключения системы из устойчивого режима в режим взрывной автокаталитической наработки активных ферментов. В качестве оценки для этой N x1 ; xN xS ; xS ( ) ( ) 2 1 величины может быть взято расстояние между точками и на фазовой плоскости. С учетом формул (1.15 - 1.16) получаем следующее выражение для величины порога активации:

2 Th D 1 1 1 2 (1.17) А В С Рисунок 9. Фазовые портреты системы (1.10 - 1.11), отвечающие различным значениям параметров. А – два стационарных состояния (значения параметров принадлежат области I (см. рис. 8)), В – слияние решений (значения параметров лежат на границе раздела областей I и II), С – отсутствие положительных решений (значения параметров принадлежат области II).

Таким образом, как мы видим, рассмотренная простейшая математическая модель способна описывать феномен пороговой дестабилизации основного состояния фибринолитической системы, сопровождающейся автокаталитической наработкой плазмина. При этом стимулом, запускающим взрывной процесс, может быть как закритическое возмущение концентраций активных ферментов (плазмина и урокиназы), так и изменение параметров системы, таких как 1,2, 1, 2. В первом случае имеет место динамическая дестабилизация, во втором – параметрическая.

Ряд ключевых результатов, полученных в настоящей работе путем анализа относительно простых моделей, представляются весьма общими и, по-видимому, переносимыми на реальную фибринолитическую систему человека. К числу этих результатов относятся:

- существование основного состояния фибринолитической регуляторной системы, характеризующегося малыми значениями концентраций активных ферментов и устойчивостью к довольно широкому классу возмущений;

- возможность активации взрывной наработки плазмина и урокиназы в результате взаимного автокатализа процессов их наработки;

- пороговость дестабилизации основного состояния ФС, приводящей к развитию стремительных (взрывных) процессов тромболизиса.

Акустическая регистрация процессов фибринолиза Для проведения экспериментов по акустической регистрации процессов фибринолиза была усовершенствована установка, использовавшаяся в опытах по исследованию начальных стадий тромбообразования (см. рис. 1). Для запуска процессов фибринолиза, после появления в потоке первичных микросгустков, в экспериментальную систему вводился раствор фибринолитического препарата «стрептокиназа». Для введения препарата был сконструирован специальный автоматический инжектор, управляемый компьютером в соответствии с данными акустической регистрации. Использование автоматического инжектора позволило осуществлять введение фибринолитика на строго определенных стадиях развития процессов тромбообразования. Конструкция инжектора приведена на рисунке 10.

В экспериментах было установлено, что своевременное введение «стрептокиназы» может приводить к полному или частичному растворению формирующихся в потоке фибриновых сгустков. Тем самым, было показано, что использованный акустический метод позволяет регистрировать процессы свертывания на той стадии, когда за счет своевременного фармакологического вмешательства образование макроскопических тромбов еще может быть предотвращено.

Степень выраженности фибринолитического эффекта оказалась очень чувствительной к тому, на какой стадии развития процесса свертывания производилась инъекция фибринолитического препарата. Другими словами, эффективность лизиса сильно зависела от временной задержки между моментом регистрации появления первичных микросгустков в системе и моментом введения фибринолитика. Именно в связи со столь высокой фазоспецифичностью лизиса разработка автоматического инжектора оказалась критична для проведения исследований фибринолиза в рамках данной работы.

Рисунок 10. Внешний вид автоматического инжектора для введения фибринолитических препаратов в экспериментальную систему. A – крепеж для трубки с плазмой крови (или с цельной кровью); B – каретка с установленным шприцем; C – поршень; D – программируемый блок управления; 1, 2 и 3 – моторы инжектора.

Зависимость фибринолитического эффекта от дозировки вводимого препарата исследовалась в диапазоне 100 – 100.000 МЕ (на 18 мл плазмы в системе трубок).

Было установлено, что эффективность лизиса зависит от концентрации стрептокиназы немонотонным образом. При дозировках меньших 500 МЕ или больших 30.000 МЕ лизиса как такового практически не происходило, в системе оставалось значительное количество крупных фибриновых сгустков.

Наиболее эффективный лизис наблюдался в диапазоне дозировок от 3.000 до 15.000 МЕ. Развитие процессов фибринолиза при этих дозировках характеризовалось присутствием фазы быстрого лизиса, приводящей к растворению большей части фибриновых сгустков в течение считанных минут (от 30 до 300 секунд). Наличие такой фазы быстрого лизиса может быть следствием взрывной наработки плазмина в экспериментальной системе. Полученные результаты указывают на триггерность процессов фибринолиза, что хорошо согласуется с развитым в настоящей работе теоретическим подходом.

Рисунок 11. Графики изменения среднего модуля амплитуды акустического сигнала для опытов из серии экспериментов с дозировками 1000 – 50 000 МЕ и постоянным моментом введения фибринолитика. Приведенные графики отвечают наиболее характерным сценариям развития фибринолитических процессов.

Показано, что акустическая регистрация процессов фибринолиза возможна как в плазме крови, так и в цельной крови. Эффект фазоспецифичности действия фибринолитических агентов наблюдался как в экспериментах с плазмой крови, так и в опытах с использованием цельной донорской крови.

Рисунок 12. Графики изменения среднего модуля амплитуды акустического сигнала для опытов с цельной кровью (случай наиболее эффективного лизиса).

Благодарности Считаю своим долгом выразить признательность к.ф.-м.н. Александру Петровичу Гузеватых за руководство работой и помощь при ее выполнении.

Хочу выразить признательность к.б.н. С.Г. Узловой и Д.А. Ивлеву за сотрудничество и помощь в проведении экспериментов.

Выражаю признательность заведующему отделением ультразвуковой диагностики ГНЦ МЗ РФ А.А. Шевелеву за ценные консультации и предоставление части оборудования, использовавшегося в экспериментах.

Хочу поблагодарить А.Р. Гагарину за содействие в работе по анализу регуляторной сети реакций фибринолитической системы.

Выражаю признательность сотрудникам кафедры физики живых систем МФТИ, профессорам Ю.А. Чизмаджеву, А.М. Мелькумянцу, А.И. Дьяченко и В.М. Заико за неоднократное обсуждение результатов данной работы на заседаниях кафедры и ценные указания.

Хочу поблагодарить к.ф.-м.н. К.Е. Злобину, к.ф.-м.н. Е.А. Катруху, А.С. Рухленко и И.А. Романца за ценные замечания и активное участие в дискуссиях на семинарах в нашей лаборатории.

Автор признателен руководству фирмы «Спектромед» (коммерческому директору А.Б. Лизунову), любезно предоставившему в наше распоряжение переносной прибор для доплерографии.

Работа выполнена при частичной поддержке гранта РФФИ № 07-04-01523-а "Исследование спонтанного тромбообразования в интенсивных потоках" и гранта МНТЦ №3744.

Выводы 1. Показано, что акустические методы позволяют регистрировать и количественно характеризовать развитие как процессов тромбообразования, так и процессов фибринолиза, протекающих в условиях интенсивного потока.

2. Сконструирован оригинальный автоматический инжектор, позволяющий производить введение фибринолитического агента в соответствии со снимаемыми в реальном времени данными акустической регистрации.

Использование автоматического инжектора позволило исследовать зависимость эффективности фибринолиза от фазы развития процессов тромбообразования в системе и дозировки вводимого препарата.

3. Установлено, что процессы взаимной каталитической наработки плазмина и урокиназы лежат в основе пороговой активации взрывных фибринолитических процессов.

Список публикаций по теме диссертации Статьи 1. Узлова С.Г., Гурия К.Г., Шевелев А.А., Васильев С.А., Гурия Г.Т. Акустически детектируемые внутрисосудистые микросгустки как предвестники послеоперационных осложнений. // Бюллетень НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, Сердечно-сосудистые заболевания, 2008; № 6, c.55-64.

2. Uzlova S.G., Guria K.G., Guria G.Th. Acoustic determination of early stages of intravascular blood coagulation. // Philosophical Transactions of Royal Society A, 2008;

366(1880), p.3649-3661.

3. Guria K.G., Gagarina A.R., Guria G.Th. Instabilities in fibrinolytic regulatory system.

Theoretical analysis of blow-up phenomena. // Journal of Theoretical Biology, 2012;

304, p.27-38.

Тезисы докладов и материалы конференций 1. Узлова С.Г., Гурия Г.Т., Шевелев А.А., Васильев С.А., Гурия К.Г. Акустическое детектирование ранних этапов тромбообразования. // Сб. тезисов, материалы 13-ой Всероссийской научной конференции студентов-физиков и молодых ученых, Таганрог 2007, с.482.

2. Гурия Г.Т., Узлова С.Г., Шевелев А.А., Васильев С.А., Гурия К.Г. Акустически детектируемые микросгустки как предвестники внутрисосудистых тромботических постоперационных осложнений. // Бюллетень НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, Сердечно-сосудистые заболевания. Приложение. Т.8, № 3, май-июнь 2007, с.154.

3. Uzlova S.G., Guria K.G., Shevelev A.A., Vasiliev S.A., Guria G.Th. Detection of primary stages of intravascular blood coagulation by acoustic methods. // International Symposium. Modern Spectroscopy Methods in Studying Structure and Function of Biopolymers in Biology and Medicine, Dubna 2007, May 28 - June 2, Editor A. Rubin, p.47.

4. Гурия К.Г., Узлова С.Г., Шевелев А.А., Васильев С.А. Акустическое детектирование ранних этапов тромбообразования. // Сб. тезисов 11-ой международной Пущинской школы-конференции «Биология – наука XXI века», 2007, с.241.

5. Узлова С.Г., Гурия К.Г., Шевелев А.А., Васильев С.А., Гурия Г.Т. Неинвазивная регистрация нарушений гемостаза акустическими методами. // Бюллетень НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, Сердечно-сосудистые заболевания. Приложение. Т.8, № 6, ноябрь-декабрь 2007, с.245.

6. Гурия К.Г., Узлова С.Г., Шевелев А.А., Васильев С.А. Акустическое детектирование процессов тромбообразования. // Сб. тезисов XIV научной школы «Нелинейные волны - 2008» Фундаментальные и прикладные задачи нелинейной физики. Конференция молодых ученых, 1-7 марта 2008 года, Нижний Новгород, с.39.

7. Гурия К.Г., Узлова С.Г., Гузеватых А.П. Акустическое детектирование процессов тромбообразования и фибринолиза // Материалы Четвертой Всероссийской конференции «Клиническая гемостазиология и гемореология в сердечнососудистой хирургии» (с международным участием), 4-6 февраля 2009, Москва, с.134.

8. Гурия К.Г., Гагарина А.Р., Узлова С.Г., Гузеватых А.П. Ранняя регистрация процессов тромбообразования и фибринолиза. // Материалы всероссийской научной школы для молодежи «Нелинейные феномены, хаос, критические явления и методы их исследования с помощью вейвлетного, кластерного и спектрального анализа в геоэкологических процессах», Саратов 2009, с.13-14.

9. Гурия К.Г., Узлова С.Г., Гурия Г.Т. Ультразвуковое детектирование ранних этапов тромбообразования и фибринолиза. // Сборник тезисов VIII-ой международной школы-конференции "Системное кровообращение, микроциркуляция и гемореология", Ярославль 2011, с.49.

10. Гурия К.Г., Ивлев Д.А., Узлова С.Г. Регистрация ранних этапов тромбообразования и фибринолиза ультразвуковыми методами. // Тезисы 54-ой научной конференции МФТИ - Всероссийской молоджной научной конференции «Проблемы фундаментальных и прикладных, естественных и технических наук в современном информационном обществе», Долгопрудный 2011, с.46.

11. Гурия К.Г., Гагарина А.Р. Взрывные процессы в системе регуляции фибринолиза.

// Тезисы XVI-ой научной школы «Нелинейные волны - 2012», Нижний Новгород 2012, с.36.

12. Гурия К.Г., Ивлев Д.А., Узлова С.Г., Гузеватых А.П. Исследование процессов внутрисосудистого свертывания крови и фибринолиза на модели in vitro. // Сб.

тезисов 16-ой международной Пущинской школы-конференции молодых ученых “Биология – наука XXI века”, 16-21 апреля 2012, Пущино, с.415-416.

13. Guria K.G., Gagarina A.R., Guria G.Th. Instabilities in fibrinolytic regulatory system. // Book of Abstracts «Instabilities and Control of Excitable Networks: From Macro- to Nano- Systems» International Conference: Dolgoprudny, Russia, May 25-30, 2012 – Moscow: MAKS Press, 2012, p.19.

14. Uzlova S.G., Guria K.G., Guria G.Th. Ultrasonic registration of early stages of blood coagulation under various flow conditions. // Book of Abstracts «Instabilities and Control of Excitable Networks: From Macro- to Nano- Systems» International Conference: Dolgoprudny, Russia, May 25-30, 2012 – Moscow: MAKS Press, 2012, p.70.

15. Гурия К.Г., Ивлев Д.А., Узлова С.Г. Акустические методы мониторинга нарушений гемостаза. // Гематология и трансфузиология. Том 57, номер 3, Приложение: Материалы конгресса гематологов России, 2 - 4 июля 2012, Москва, с.44-45.

16. Guria K.G., Gagarina A.R., Guria G.Th. Blow-up plasmin generation: a theoretical study of the fibrinolytic regulatory system. // Hematologica 2012; 97(s1), p.732-733, abstract n.1908.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.